С тегами:

оккупация

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
30
Иеговисты – это элемент духовной оккупации страны
45 Комментариев  

Вселенская печаль в «рукопожатном» мире. 20 апреля Верховный суд признал экстремистской и запретил деятельность «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России». Евросоюз критикует, правозащитники, в миг ставшие верующими, заламывают руки, «прогрессивные журналисты» с «Эха Москвы» тихо воют, даже Госдеп США заскулил.


РИА Катюша решила напомнить историю деятельности в России этой секты чтобы показать, насколько назревшим (и даже перезревшим) является это решение.


Решение Верховного Суда от 20 апреля лишь поставило точку в длинном процессе. Еще в конце марта Минюст внес «Свидетелей Иеговы» в список религиозных объединений, работу которых приостановили из-за экстремистской деятельности. «В период с 2009 по 2016 годы признаны экстремистскими 95 материалов Свидетелей Иеговы, ввезенных и распространяемых на территории Российской Федерации этой организацией.


С 2009 года по настоящее время признаны экстремистскими, запрещена деятельность и ликвидированы 8 местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, входивших в структуру организации», — говорится в сообщении Минюста. Более того, с 8 по 27 февраля 2017 года проводилась внеплановая проверка соответствия деятельности «Свидетелей Иеговы» заявленным в уставе целям и задачам. Результат проверки: деятельность организации, по заключению министерства, осуществляется с нарушениями уставных целей и задач, а также противоречит российскому законодательству в области противодействия экстремистской деятельности.


Сектанты пытались сопротивляться и признать себя жертвой политических репрессий. Минюст считал рассмотрение иска «Свидетелей Иеговы» неприемлемым, поскольку они нарушили порядок подсудности. По мнению представителя ведомства, признать какую-либо организацию жертвой репрессий могут «другие организации», а не Верховный суд или Минюст. Итогом этого спора и стало нынешнее решение о запрете «Свидетелей».


На решение тут же отреагировал Госдеп. «США крайне обеспокоены» решением Верховного суда РФ внести «Свидетелей Иеговы» в число экстремистских организаций, заявил в пятницу официальный представитель госдепартамента Марк Тонер—попутно призвав РФ «гарантировать, что законы по борьбе с терроризмом и экстремизмом не применяются в отношении мирных религиозных меньшинств» и «отменить запрет на деятельность «Свидетелей Иеговы».


Такая избирательность дорогого стоит: США всегда было плевать на нарушения прав христиан в мусульманских странах, да и в той же Европе, и вдруг они обеспокоились судьбой экстремистской секты, у которой в лучшем случае 8 миллионов почитателей по миру. В чем же причина столь избирательной любви?


Все просто: иеговисты, которые в общем-то отрицают любое государство, очень даже признают США, чье правительство, равно как и многие неправительственные глобалистские структуры оказывают иеговистам как финансовую, таки политическую помощь. А взамен иеговисты оказывают «глобальной элите» некоторые услуги. Неслучайно в СССР иеговисты попали под запрет еще в 1981 году, где их деятельность квалифицировали как подрывную.


На самом деле, нынешнее решение даже не назрело, а перезрело. Надо сказать, что с русскими сектантам всегда не везло. Первый раз деструктивный и экстремистский уклон секты признал еще Сталин, который в своем стиле, в рамках операции «Север» в апреле 1951 просто собрал их всех и сослал в Сибирь, потребовав называть их далее не иначе, как «антисоветская секта Свидетелей Иеговы». После смерти Сталина, сектанты получили амнистию от Хрущева, хотя в 1962 году и было частично разгромлено сектантское подполье, которое работало напрямую с США.


В 1981 году КГБ снова пересмотрело отношение к секте, и снова последовал ее тотальный запрет, вплоть до 1991 года. Причина запрета проста, сектанты, используя передовые технологии спецслужб США, переправляли в Союз свои материалы, распечатывали их здесь и массово распространяли. Стоит ли говорить, что в публикациях СССР числился, как «филиал Ада» на земле. Очень много было посвящено «преступлениям режима в Афганистане» и рассказов, как счастливо все живут на Западе. Эти микропленки сохранились до наших дней.


В новой истории секты в России важную роль сыграл мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. «Свидетели Иеговы» были официально зарегистрированы в России еще до распада Союза 27 марта 1991 года. Уже тогда их Всемирный Управленческий Центр (именно так называется их верховное управление) принял решение организовать филиал административного центра на территории России.


Как известно из воспоминаний начальника охраны Бориса Ельцина Александра Коржакова, даже алкоголик Ельцин относился к сектантам настороженно и не позволил им строить центр в Москве. Вот здесь и сыграл свою роль Собчак. С его личного разрешения и вопреки массовым выступлениям общественности, еще до регистрации, летом 1992 года на стадионе им. Кирова состоялся первый в России Международный Конгресс. Именно после этого съезда, собравшего на огромном стадионе более 74000 человек со всего мира, было принято решение строить «Филиал» под Санкт-Петербургом.


Дальше было еще интересней. Незамеченный в альтруизме Собчак передал секте несколько гектаров заповедного соснового леса почти на берегу Финского залива в самом дорогом месте Курортного района - поселке Солнечное, где до этого находился детский пионерский лагерь.


Злые языки утверждают, что принять решение Собчаку помогли широко известная Шэрон Теннисон, руководительница «Центра гражданских инициатив» действующая под патронажем Госдепа США, которую периодически задерживают сотрудники ФСБ, после нелегальных поездок по стране ( подробней о деятельности ее организаций здесь ). Также говорят, в этом деле ей помогла малоизвестная тогда сотрудница посольства США в РФ, некая Виктория Нуланд.


Однако, не будем вдаваться в конспирологию — злые языки на то и злые языки, чтобы врать, сам Анатолий Собчак уже ничего не расскажет, а Нуланд с Теннисон если и упомянут об этом, то разве, что в мемуарах. Правда Теннисон действительно прилетала в Северную столицу для встречи с Собчаком аккурат в 1992 году, но была ли там речь о сектах или нет, еще долго останется тайной.


Дальше «Свидетели Иеговы» начали активно осваивать просторы нашей страны. Особо их интересовала Сибирь. Только в Иркутской области сектанты основали 71 филиал в 39 населенных пунктах: в Иркутске, Ангарске, Усолье-Сибирском, Братске, Тулуне, Саянске, Зиме, Чуне, Тайшете и др. В 2011 г. На одно из сборищ в Иркутской области приехало 9 336 человек.


«Здесь стоит вспомнить, что в 90-х у иеговистов был свой собственный флот на Сахалине и они даже обгоняли по количеству общин Православных. Это все делалось с единой целью – духовно оторвать Сибирь от остальной России. А когда цель была бы достигнута, создать подобие Украины, то есть придумать нацию сибиряков, а затем попытаться отсоединить ее от РФ опираясь на американский закон «О порабощенных нациях». Согласно этому закону русские поработили народы Волги, Урала, мифическую Казакию и ту же Сибирь», — рассказал РИА Катюша о наступлении сектантов на Сибирь руководитель ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов.


С приходом к власти Владимира Путина, ситуация с массированным наступлением этой тоталитарной секты не сразу, но начала меняться. Постепенно, шаг за шагом, но иеговисты начали получать отпор. Уже в 2004 году Головинский районный суд Москвы ликвидировал столичную общину иеговистов. Решение опротестовали в ЕСПЧ (тогда Россия еще была обязана выполнять его решения, с прошлого года уже нет), и тот, само собой, потребовал не только возобновить деятельность «Свидетелей Иеговы», но выплатить им моральную компенсацию в 70 тысяч евро.


В январе 2007 года заместитель генерального прокурора В. Я. Гринь, написал в прокуратуру письмо с фактами деятельности секты и призвал начать проверку деятельности Свидетелей Иеговы. Однако, тогда инициативу Гриня спустили на тормозах. В 2009 году уже Ростовский областной суд признал экстремистской деятельность таганрогской ячейки иеговистов и включил в Федеральный список экстремистских материалов 34 публикации из печатной продукции секты.


Новый этап противостояния сектантов и властей произошел в 2011 году. Тогда, с 8 по 10 июля в южной окраине города Воронежа на стадионе «Рудгормаш» прошёл конгресс тоталитарной религиозной организации «Свидетели Иеговы», который собрал около четырёх с половиной тысяч человек. За несколько дней до этого планировался съезд иеговистов в Московской области, на который должны были прибыть 9 тысяч, но он был сорван после обращения в правоохранительные органы активистов движения «Народный Собор». Для сектантов тогда все закончилось вполне спокойно, они отделались лишь административным штрафом, но Госдеп США тут же выступил против «гонений» на «Свидетелей» в докладе о религиозных свободах.


В 2013 году шестнадцать наиболее активных адептов таганрогской общины «Свидетелей Иеговы» предстали перед судом и в конечном итоге были приговорены к условным срокам тюремного заключения и штрафам. В течение 2014-2016 годов были признаны экстремистскими местные общины «Свидетелей Иеговы» в Самаре, Абинске, Старом Осколе, Белгороде, Элисте, Орле.


В тоже время, многие дела в отношении организации «Свидетели Иеговы» заводились по статье 125 УК РФ, то есть, неоказание помощи, оставление в опасности, как было со случаями запрета переливания крови. Зафиксировано в РФ несколько случаев гибели несовершеннолетних из-за того, что родители –сектанты отказались от донорства.


Кроме самой деятельности секты, причиной стало и изменение политики России, власть которой начала понимать, что война теперь идет не только за ресурсы и территории, но и за души людей. «После событий на Украине и в Сирии в Кремле окончились западнические иллюзии, сколько не пропагандируй нормализацию отношений с Западом, он желает подчинить России и в том числе – духовно. Новая «Холодная война» неизбежна и ее можно выиграть только путем духовной, православной мобилизации», — продолжил наш разговор Кирилл Фролов. — «Иеговисты – это элемент духовной оккупации страны.


Отторжения русских земель от России. Я очень боюсь, что государство проявит слабину и под давлением пятой колоны отменит свое решение или будет закрывать на ее деятельность глаза, как это происходит с центром хаббардистов-саентологов, которые несмотря на признание экстремистами еще в 2015 году до сих пор спокойно ведут свою пропаганду в Москве.


Сегодня мы видим идеологический, религиозно-политический натиск их центров силы за рубежом и потому нужна мобилизация всех православных патриотических сил. Все сектантские образования на территории РФ имеют свои центры, и представляют оппозицию всему российскому обществу. Запрет тоталитарных сект — это замечательно, но уже мало. Надо помнить, что мы выстоим, если все будут помнить слова Феофана Затворника, что «Западом наказывает нас Господь».


Мы теряем молодежь, мои дети, которые сегодня ходят в школу, не знают, кто такой Владимир Соловьев, но они знают своих видеоблогеров. Я не знаю ни одного их имени, а они уже управляют мозгами молодежи. И если мы сегодня потеряем нашу молодежь, то мы потеряем Россию! Необходимо не только бороться с сектами, но и нести Православие в школы, равно как и вводить институт военного духовенства во всех силовых и армейских структурах».


Поддержал православного эксперта и депутат Государственной Думы Виталий Милонов. «Главная цель западных держав - это не физическое уничтожение нашей страны, сейчас оно невозможно, а уничтожение через духовно-нравственное разложение. Страну, которая отказалась от государственного атеизма, безусловно, очень тяжело победить. Поэтому надо подсовывать лжерелигии, надо расшатать общество, как они сделали это на Украине. На Украине ведь полным-полно всех этих сектантов - и иеговистов, и прочих…


Поэтому, безусловно, сейчас определенного рода структуры будут пытаться призывать мировое сообщество давить на Россию с целью отказаться от суверенного права определять вредные и не вредные организации», - отметил Милонов. источник

Иеговисты – это элемент духовной оккупации страны Политика, оккупация, секты, суд, духовность, длиннопост
Показать полностью 1
2804
Фальшивая эпидемия, настоящие герои
148 Комментариев  

Во время немецкой оккупации Польши два польских врача Евгениуш Лазовский и Станислав Матулевич спасли более 8000 человек.

Жили они в городе Развадов (в него входило также несколько крупных сел и еврейское гетто). Когда территория была оккупирована, Евгениуш оказывал тайную медицинскую помощь евреям. Вечером они помечали особым знаком двери больных, чтобы Евгениуш знал, куда идти.

Эта была просто капля в море. В любой момент поляков могли выселить из города, а евреев сослать в лагеря или вообще  уничтожить.

Тогда Лазовский с Матулевичем разработали хитрый план. Под видом прививок они начали вводить населению мертвые бактерии Proteus OX19 (при тесте на тиф результат будет положительный, но человек останется здоровым). Внедряли бактерии только полякам. Зараженных евреев немцы просто расстреляли бы.

В итоге, боясь заражения, немецкое командование вывело войска из Развадова и объявило территорию карантинной зоной.

Что интересно, через некоторое время немцы заподозрили неладное - смертность была очень низкой для тифа. И послали комиссию на проверку.

Лазовский узнал об этом и заранее подготовился. Немецкого врача - председателя комиссии по приезду ждал накрытый стол с большим количеством алкоголя. Он напился и послал своих ассистентов делать анализы. Студенты так боялись заразиться, что взяли образцы лишь у пары человек, предварительно зараженных Лазовским. Эпидемия была "подтверждена".

Лазовский выиграл драгоценное время. Вскоре город был освобожден советскими войсками.

После войны Евгениуш эммигрировал в Штаты, работал врачом. Спокойно дожил свой век в штате Орегон (г. Юджин), умер в 2006 году.


Напоследок фото Лазовского с пушистым букетом

Фальшивая эпидемия, настоящие герои оккупация, Отечественная Война, герои, врачи, эпидемия
235
"Вам не поменять моего мнения". Чех обратился к Facebook
30 Комментариев  

Уже во второй раз я был блокирован в социальной сети Facebook на своих двух профилях. Это полностью блокировало для меня контакт почти с тремя тысячями друзей, которые регулярно просматривают Facebook. Посредством фейсбука я публикую фотографии из Москвы, пишу различные статьи и комментарии. Я был заблокирован цензурой, потому что написал, что „американские оккупанты уже оккупируют всю Европу, кроме России“.

"Вам не поменять моего мнения". Чех обратился к Facebook интернет, оккупация, facebook, американцы, социальные сети, Политика, длиннопост

Исходя из этого я хочу лично обратиться к Фейсбуку


Так что слушай (а точнее говоря, читай), дорогой Фейсбук, нам надо прояснить ситуацию…


Старую собаку новым трюкам, безусловно, не научить, меня не переделать при помощи переобучения или ваших незаметных упрямых попыток, спланированных и организованных, направленных на мое «добровольное» изменение моего собственного мнения и отношения. Об этом не может быть и речи!


Если вы действительно наивно полагаете, что постепенно повлияли на мои решения и изменили мои твердые и неизменные взгляды и представления о социально-политических событиях в стране и за рубежом при помощи вашей жалкой и глупой цензуры моих статей и последующего наказания в виде блокировки, или полного аннулирования моего профиля, то вы действительно наивные дураки, не смешите меня! Серьезно. Вы не можете управлять мной.


Мужчина, живущий уже более полувека, имеет свой очень богатый и разнообразный жизненный опыт, часть опыта он получил от родителей, бабушек и дедушек, старожилов, отличных учителей и профессоров, который также много читал и изучал, интересовался историей, политикой, социологией, отслеживал документы, копался в архивах, посещал музеи и путешествовал не только по Европе. Очень хорошо знает, на чьей он стороне, какие основные человеческие и семейные ценности необходимо чтить и защищать, где истина, кто фальсифицирует и искажает историю, для кого и против кого воевать.


Поэтому, опять, Фейсбук, я решительно повторяю и прошу тебя запомнить: Я, Петр Михалу, магистр, был, есть и всегда буду ПРОТИВ преступника, появившегося в США в 1776 году;


я ПРОТИВ так называемого ЗАПАДА (Штаты: всегда коварные, ложные, лицемерные, тщеславные, высокомерные, помпезные, всегда мне представлялись первым примером).


Германия, Франция, Великобритания, но также Австралия, Бельгия… даже несмотря на то, что я уверен, что в этих странах есть нормальные, здоровые, обычные люди, не желающие никому войны, кто виновен в этом, что за козлы управляют ими?


Я ПРОТИВ фашизма и всех его приспешников и подручных, поэтому я против фашистской хунты Киева на Украине, но и не только на Украине – я против фашистов в чешском правительстве, я против всех вновь прибывших в Европу, и не только из черной Африки, но и из стран Ближнего Востока, я ПРОТИВ террористической банды боевиков и преступников НАТО, я ПРОТИВ предающей родину проамериканской политической колонии США под названием Чешская республика, я ПРОТИВ нацистского преступника ЕС и его фюрера Меркель! Преступные американские войска кочуют по всей Европе (за исключением России) и в дальнейшем будут рассматриваться как ОККУПАНТЫ!!

"Вам не поменять моего мнения". Чех обратился к Facebook интернет, оккупация, facebook, американцы, социальные сети, Политика, длиннопост

Я – СЛАВЯНИН и поэтому вполне естественно, что я на стороне России, я всегда был на стороне Советского Союза, я служил (и гордился этим) в Чехословацкой народной армии и, таким образом, был частью общей армии, созданной в результате Варшавского договора!!


Наш враг: НАТО, США – всегда был агрессивен с терроризмом и их вассалами и марионетками!

"Вам не поменять моего мнения". Чех обратился к Facebook интернет, оккупация, facebook, американцы, социальные сети, Политика, длиннопост

Я согласен с президентом Российской Федерации Владимиром ПУТИНЫМ, очень уважаю его, восхищаюсь им. У чехов и словаков – огромный моральный долг перед русским народом, освободившим нас в 1945 году. Если бы советская красная армия не освободила нас от НЕМЕЦКО-НАЦИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ, то чешский и словацкий народы перестали бы существовать, были бы полностью уничтожены. Я – в моральном долгу перед русским народом и готов расплатиться! Я готов отдать жизнь за Россию!


Фейсбук, если вы не в состоянии терпеть мое мнение в абсолютно неизменном виде, будьте так любезны, удалите полностью мой профиль. Я не собираюсь играть и бодаться по поводу свободы слова и демократии, когда их нет.

"Вам не поменять моего мнения". Чех обратился к Facebook интернет, оккупация, facebook, американцы, социальные сети, Политика, длиннопост

Я совершенно против вас, хоть мы и в неравных условиях, но, безусловно, я не буду создавать каких-либо ложных профилей или аккаунтов. Я не боюсь за себя. Я – сам по себе, и буду продолжать сражаться до самой смерти. Так что, еще раз, если вы не хотите терпеть меня с моими либеральными речами и комментариями, пожалуйста, немедленно удалите мой профайл!


Хартия основных прав и свобод человека бесстыдно используется в высокопарных речах всех этих учреждений, пропагандирующих "свободу и демократию". Все эти учреждения на самом деле являются настоящими диктаторами и узурпаторами, нарушающими свои и ваши права! На Фейсбуке, к которому я очень привязан.


А на самом деле... – нет! Я жил очень счастливо и был доволен, когда вас еще не существовало. В эпоху социализма у меня и моих детей были самые счастливые и безопасные годы жизни!


И последнее…В конце концов, мне есть за что, поблагодарить. Хочу поблагодарить за то, что здесь, на Фейсбуке, я опубликовал более 8000 фотографий только из Москвы (проверьте и посчитайте сами)! Мои фотографии через моих друзей добрались до Канады, США, Великобритании, Франции, Германии, Бельгии и других стран.


Многие мои друзья и люди из других стран, видевшие мои фотографии, изменили мнение о России. Теперь многие из них намерены приехать в Москву и Россию, и многие уже посетили. Они описывают свои поездки в свои собственных странах, в которых царит антироссийская пропаганда. Они говорят мне, что не знали и не имели ни малейшего представления о том, что Москва настолько красива и великолепна!! Так что это моя работа, и, на самом деле, твоя, Фейсбук! Я очень рад!! За это я благодарю вас!  источник

Показать полностью 3
177
Немного о "проклятой советской оккупации"
24 Комментария  

Украинский патриот-националист, живущий в городе построенном коммунистами, в хрущёвке построенной коммунистами, встал утром и направился в ванную. Открыл воду, которая потекла по водопроводу который был проведён коммунистами и почистил зубы.

Потом пошёл в гостиную и включил телевизор, электричество для которого пошло по электропроводке проведённой коммунистами, из электростанции построенной коммунистами, и у видел как по новостям передают как его войска, на танках "Т-64" "Т-72" и "Т-80" придуманных и построенных коммунистами, с помощью реактивной системы залпового огня "град" "ураган" и "смерч" придуманных и построенных коммунистами, и автоматов Калашникова, придуманных и сделанных коммунистами, воюет на Донбассе.


Пошёл на кухню, открыл холодильник, сделанный коммунистами на заводе построенном коммунистами, достал два яйца, которые снесла курица на птицефабрике построенной коммунистами. Разбил яйца об бок сковороды, сделанной коммунистами, зажёг газ, купленный у России правопреемницы Советского Союза, и приготовил завтрак.


Поев он сел за компьютер, вошёл на Российский сайт "Вконтакте" и написал "Проклята Советская окупація! Якби не чортові москалі давно б в Європі жили!"


Уважаемые украинцы, если бы не "проклятая советская оккупация" и лично не "проклятый Сталин" вы бы определённо сейчас были бы в Европе. Либо в составе Польши, либо в составе Германии)

П.С. Идея взята из одного поста с пикабу "Феминистка встала утром..."

Немного о "проклятой советской оккупации" Политика, Украина, Россия, оккупация, москали, Европа, юмор, коммунизм
328
"Колбаса"
28 Комментариев  

Это случилось перед самым новым 1943-м годом на окраине села Александровского в Тамузлах. Уже четыре месяца село было под немцами. Но вот жители почувствовали, что скоро положение изменится. Где-то далеко на востоке гремели взрывы, а по ночам небо озаряли яркие всполохи. Было видно, как немцы засуетились. Сначала, разрывая ночную тишину, прошли несколько армейских колонн. Без мотоциклов и конных экипажей. Потом уже повалили один за другим сплошным потоком и днем и ночью. Останавливались только когда налетали русские самолеты. Отстреливались. Зенитки были смонтированы прямо на автомобилях. Если в августе вся эта армада спускалась с горы Главной и шла на Александровское, то теперь они катились в обратную сторону. С хмурыми и красными от недосыпания лицами, в измятой и грязной одежде они даже отдаленно не были похожи на тех беззаботных вояк, которые шли сюда прошлым летом.

Иногда от колонны отделялся один или несколько автомобилей, сворачивали на сельскую улицу, разгребали сугробы и ставили свои машина под самые хаты, бесцеремонно ломились в горницы, теснили хозяев. Отогревались.


Вечером перед самым Рождеством большая серая машина с зениткой в кузове спустилась по переулку на сельскую улицу и остановилась у дома Харитона Черникова. Самого хозяина не было. На фронте с сорок первого. Дома оставались жена Мария да две дочери подростки Райка и Шурка. Немец зашел в хату и объявил:


- Матка топить печка, мы приехать, будем спать!


Всё бы ничего, немцы у них ночевали и раньше. Перетерпели бы. Это ненадолго. Утром уедут. Но тут случился непредвиденный казус. Захотелось одному из постояльцев справить нужду по большому. Пошел он за сарай. И надо же в это время поросенку , что сидел в сажке за туалетом, хрюкнуть. Немец прибежал в хату возбужденный. Стал что-то быстро лопотать на своём языке. Его товарищи похватали оружие и выбежали во двор. Через минуту короткая автоматная очередь глухо отозвалась в избе. Мария присела на лавку и прижала к себе девчат. Сбивчиво, одними губами стали читать молитву: «Отче наш! Иже еси на небеси! Да святиться имя твоё…». Хоть и давно твердили вокруг: бога нет, она знала, он есть, он поможет послушным и трудолюбивым. Она верила, поможет и ей. Девчата тянулись к ней, в их глазах застыл страх. От непрошеных гостей можно было ожидать что угодно. Совсем недавно пьяные немецкие солдаты не за что убили Захара Нестякова.


А немцы суетились во дворе. Втроем они притащили из-за сарая поросенка. Подвесили на толстый сучок тутового дерева стали снимать с него шкуру. Рыжий упитанный немец, тот, который немного разговаривал по-русски, ловко орудовал ножом. Видимо в довоенной жизни он работал мясником или на скотобойне. В считанные минуты снял шкуру, вывалил прямо на снег требуха, отрезал конечности и порубил на куски грудинку. Потом снял со стены старый оцинкованный тазик, собрал и положил туда требуху, занес в горницу и поставил на земляной пол перед хозяйкой:


-Матка! Тебе шпик, мне колбаса! Делать!


Потом принес порубленную на куски грудинку, показал на чугунок, что стоял на плите и сказал: «Варить!». Делать нечего, перечить нельзя, хозяева… Мария молча кивнула головой, достала из поставца большую чашку, поднесла на вытянутых руках немцу. Тот бросил в неё грудинку. Споро, как впрочем и всегда, она помыла её в холодной воде, порезала на более мелкие куски и поставила варить. Потом стала разбирать и чистить кишки. Сослуживцы мясника достали из сарая сухие дрова, припасенные на зиму, раскочегарили плиту и русскую печь.


Дети долго стояли в уголке возле кровати. Потом, когда немец-мясник прямо в шинели завалился на постель, отошли в сторонку. Старшая Райка стала помогать матери, а младшая Шурка всё стояла и затравленно глядела на незваных гостей. Из её широко раскрытых глаз медленно капали слезы. В другое время она бы заплакала, даже разрыдалась, но сейчас не могла. Ей казалось, раскрой она рот, и немцы сразу начнут бить сестру и маму. Наконец она успокоилась и присела на корточки рядом с сестрой.


Немцы закрыли ставни и принесли два керосиновых фонаря. Стало светло, почти как днем. Мясник полежал немного, потом встал, снял шинель, взял нож и нарезал целую горку кусочков для колбасы. Когда кишки были очищены и вымыты, вышла заминка. Мария не знала, как объяснить немцу, что нужна соль. У неё в доме её не было. А идти просить соль у тестя, который жил в доме напротив, она не хотела. Тестя Мария побаивалась. У них были сложные отношения. Он не уважал её мужа Харитона и строил его семейству всяческие козни. Можно было подняться на потолок, поискать старый крапивной мешок, в котором до войны хранили сало. Там можно было нагрести горсти две старой, пожелтевшей соли. Она для этого случая подошла бы. Если бы для себя, она бы так и сделала, а для этой немчуры стараться не обязательно. Она показывала на кишки и произносила магическое слово: «соль». Немец не понимал. Его воспаленные от недосыпания глаза часто-часто моргали. Мария левой рукой подвинула чашку с кишками поближе к свету, а правой имитировала движение, которое выполняют, когда что-то солят. Наконец до немца дошло, что от него хотят. Он произнес по-немецки несколько слов и вышел на улицу. Через минуту принес пол-литровую жестяную банку с солью, открыл крышку. Опять сказал что-то по-немецки. Она не поняли ни одного его слова, но решили, что он разрешает ей взять немножко. Осторожно, щипотками брала мелкую соль, посыпала кишки и натирала их руками. Немец удивленно смотрел на неё, потом взял целую горсть и высыпал в чашку. Довольный, промурлыкал: гут, гут. Мария тоже расщедрилась: сходила в сарай и принесла несколько головок чеснока.


Немец прилег на кровать, а хозяйка с девчатами стали готовить начинку. Наконец всё было подготовлено. Мария настроила воронку, а девчата заталкивали в неё кусочки мяса. Вскоре Шурке это надоело, она попросилась на печь, но там было жарко. Она вернулась назад, какое-то время помогала сестре, а потом прямо за столом отключилась. Мать уложила её спать на маленьком топчанчике под образами. Сослуживцы мясника дремали в соседней комнате, а сам он всё время ворочался и хватался за винтовку, которая лежала на кровати от стенки. Райка, да и сама Мария тревожно поглядывали в его сторону. Присниться что-то дураку и начнёт палить.


Плита вовсю гудела, трещали сухие поленья, крышка чугунка, где варилась грудинка, подпрыгивала, вместе с паром комнату наполнял неповторимый мясной дух молодой свежатины. Неожиданно немец вскочил с кровати, поставил у изголовья карабин, подошел к плите, поднял крышку, постоял минуту, потом вытащил из ножен штык-нож, достал им кусочек мяса, подул на него, положил в рот и стал жевать. Лицо его изображало блаженство. Он позвал сослуживцев. Удивительное дело: они как будто и не спали, тут же поднялись и вошли в комнату. Появились походные металлические чашки и ложки, тонкие ломтики черного хлеба. За столом все не поместились, двое уселись на кровати. Разливал варево рыжий мясник. Он же взял из поставца большую чашку, отложил туда добрую порцию варёного мяса и отнес в дом напротив, где жил её тесть Захар Черников. Там квартировал их начальник. Мария этого немца видела. Он заходил к ним вечером. Хмурый, неприятный. На неё и на детей смотрел как на пустое место. Постоял минуту и ушел.


Марии тоже хотелось поесть. Девчата ужинали вареной в мундирах картошкой, а она завозилась с хозяйством и не успела. Запах свежатины щекотал ноздри, но она отворачивалась от плиты и с ещё большим усердием выполняла свою работу. А тут Райка не выдержала и тихонько прошептала: «Мам, смотри они все сожрут». Мария на неё только цыкнула и махнула рукой. А немцы и вправду доели всё мясо, разлили по мискам юшку и выпили. Потом разошлись по своим углам и задремали.


Далеко за полночь колбасы были готовы. Начинены, концы завязаны нитками. Помыты и очищены все три сковороды. Маше не в первой делать домашние колбасы. Она их начиняла и подростком, и в девичестве. Да и с Харитоном худо- бедно, но поросенка всегда выкармливали. Этот им достался перед самой оккупацией. Сельчане кто мог тащили домой брошенное добро колхоза имени Фрунзе. Мария взяла поросенка и три мешка зерна, чтобы его выкормить. Совесть её не мучила. Всё равно всё бы немцам досталось. А они с Харитоном в колхозе с первых дней его организации.


Жарить колбасу она решила в печи на углях и на плите. Расставила сковороды, положила в них кусочки сала, чтобы колбасы не подгорали. Ей было не жалко отдавать всё это немцам. Лишь бы не тронули детей и к ней не приставали. Ей было приятно видеть, что этим немцам не до приставаний. Опухшие лица, красные от недосыпаний глаза, сиплые простуженные голоса. Сало не скворчало. Нужно была подложить дров. Возле печи их уже не было. Маша надела фуфайку и вышла во двор. За огородами на шоссе по-прежнему было шумно. Гремели подводы, цокали копытами немецкие лошади-тяжеловозы, урчали машины и мотоциклы. Неожиданно в эти приглушенные и рассеянные звуки ворвались новые, далекие, зловещие. Они шли откуда-то из поднебесья. У Маши тревожно ёкнуло сердце: «Самолеты! Наши!». Прошлой ночью они уже прилетали и бомбили немецкие колонны под горой Главная. Через секунду где-то на востоке вспыхнули яркие зарницы, и гулкие разрывы наполнили округу. Немцы на шоссе загалдели. Раздались зычные тревожные команды. Маша набрала охапку дров, зашла в хату, присела у печи, чтобы положить поленья на пол и тихонько произнесла: «Так и надо вам, сволочи!» В эту секунду на пороге появился тот самый немец-начальник. Маша вздрогнула. Ей показалось, что он услышал её проклятия. Но немец на Машу даже не глянул. Он во всю глотку заорал по-немецки какие-то страшные команды, что все его подчиненные мигом встали на ноги. Похватали оружие, вещмешки, термоса. Загасили и унесли с собой керосиновые фонари. Через минуту их громоздкая и неуклюжая машина уже урчала и дымилась. Мария притаилась в сенях. Ей не было видно, что делается на улице. Зато она ясно слышала рев самолетов, а за ним и гулкие взрывы где-то совсем рядом, на Тормозах или ещё ближе. Когда рядом на шоссе затрещали пулемёты, она бросилась в комнату, разбудила детей, и полусонных потащила их в подвал.


Ранним утром, ещё до восхода солнца они вернулись в хату. Озябшие дети залезли на печь, а Мария расшевелила огонь в плите и стала жарить колбасу. Немцы не возвращались. Напрасно она прислушивалась ко всем шумам на улице. Не было и соседей, хотя день наступал особенный: рождество. В былые годы в это время на сельских улицах всегда было шумно. С самого раннего утра во всех дворах светились окна, и царило оживление. Люди ходили друг к другу в гости и пели перед образами рождественские молитвы. Потом это в связи с богоборчеством как-то поутихло. Рождество отмечали, но скрытно, по-родственному. А сегодня было не до рождествований: родную землю топтал враг, устанавливал свои законы и порядки, убивал людей. Причин для веселья не было. Пока дети спали, Мария занялась обработкой того, что осталось от поросенка. Немцы увезли с собой задние окорока, а ей с дочками осталась груда костей, да сало без кожуры. Но и это была еда. Мария заботливо вытирала от запекшейся крови каждый кусочек или косточку. Достала с потолка мешок из под сала, порезала на части кусочки мяса и сала, которые можно было засолить. Остальное тоже пустила в дело: пожарила на смалец. Кости, голова и ножки пошли на холодец. К обеду от поросенка не осталось и следа. Одна шкура. Мария натерла её солью лизунцом, которую измельчила на дровосеке, и занесла её в сарай.


Колбасу Мария отнесла в холодную комнату. Там стояли широкие деревянные нары. Она постелила на них старую клеёнку и выложила колбасу. Детям приготовила праздничный обед: сварила шулюм с кусочками мяса, костями и картошкой. Налила себе миску, села поела. Солнце уже клонилось к лесу. На шоссе всё также громыхали отступающие немецкие и румынские воинские части. Кричали погонщики, выли сирены. А рядом на сельской улице было тихо. Только теперь Мария почувствовала усталость и, сидя на табуретке, прислонилась к стене и задремала. Она не слышала как проснулись дочери, как они ели шулюм, как управляли нехитрое их хозяйство, как растапливали печь и закрывали ставни, как зажигали жировик- свечку на основе свиного сала. Проснулась Мария от того, что скрипнула дверь в соседнюю комнату. Девчатам захотелось колбаски. Она не закричала, а просто громко и сердито спросила: « Что случилось?». Девчата стали оправдываться, мол, просто хотели посмотреть на колбасу. Мария строго отчитала: «Не ваша, не трогать!». Правда на следующий день девчата уговорили её взять для себя самый маленький кружок. Его тут же и съели.


Целую неделю Мария сторожила свою колбасу. Если девчат как-то можно было приструнить, то кошки этого не понимали. Не запертую на крючок дверь они запросто открывали. Мышки тоже не стеснялись. Пришлось отодвинуть нары о стены и убрать всё, по чему мышки могли добраться до колбасы. А немцы не появлялись. Марию это не огорчало, а даже радовало. Она боялась только одного: распорядится она колбасой, а после этого появятся немцы. Уж тогда не сдобровать ни ей, ни дочкам.


Наши самолеты прилетали каждую ночь. Мария с девчатами пряталась в подвале. Под старый новый год со стороны Александровки всю ночь доносились гулкие разрывы. Яркие вспышки озаряли небо. Немцы уже не шли, а бежали как подстреляные зайцы. Весь день Мария с детьми провела в подвале. К вечеру всё стихло. В сумерках, когда уже растопили печь и приготовили ужин, в ставню со стороны улицы настойчиво постучали:


-Хозяйка, пусти на постой.


Мария подошла к окну и громко, чтобы было слышно на улице, произнесла:


-Входите, не заперто.


Она не боялась. Чутьё подсказывало ей, что за окном не казаки мародёры, не румыны грабители, которые отступали с немцами, а свои родные русские, как тогда говорили советские. И вправду в комнату ввалились широкоплечие мужики. Кто в бушлате, кто в шинели, при оружии, но с приветливыми и добрыми лицами. Мария вдруг представила , что и её Харитон вот так входит в чужую избу и просится на ночлег. Боже мой, как он там?


Тот, который вошел первым, снял шапку-ушанку, расстегнул бушлат и поприветствовал Марию:


-Добрый вечер, хозяюшка, разреши нам у тебя переночевать. Он как бы извинялся перед ней за неудобства, которые будут у неё из за присутствия посторонних людей.


- Да что вы, как можно,- Мария развела руками,- проходите, мы вас давно ждали, родные наши солдатики…


-Только вот не обессудь хозяюшка, харч нам не подвезли, из еды у нас только сухарики, если можно согрейте нам чайку


-И чаек найдем, и чего-нибудь посытнее, проходите, рассаживайтесь,- Мария отодвинула стол на середину комнаты и стала рассаживать красноармейцев на кровать, на лавки, на сундук. Их было много, одиннадцать человек. Всем места не хватило. Трое присели на корточках возле двери. Вместо жировика Мария зажгла керосиновую лампу, что делала не часто, только в особых случаях. Она хлопотала у плиты и приговаривала: ничего, ничего, в тесноте, но не в обиде. Девчата сидели на печи. Они с любопытством поглядывали на солдат. Им хотелось поговорить с ним и, расспросить, может, кто видел их отца Харитона или знает, где он воюет, но как-то стеснялись. Да и солдаты, уставшие, сидели молча, отогревались. Ну, вот поспела картошка в мундире, закипел крутой взвар из диких яблок и груш. Мария достала из поставца каравай хлеба и принесла из соседней комнаты четыре круга домашней колбасы. Ужин получился на славу. Девчата и хозяйка трапезничали со всеми. Кто-то из бойцов вздохнул, жаль, что нет спирта, помянуть погибших сегодня товарищей. Мария и тут нашлась и принесла припрятанную в сарае на всякий случай бутылку самогонки. Ей тоже налили. Она выпила и расплакалась. Ей не верилось, что все эти кошмары оккупации позади, ей некого боятся, что вокруг свои русские люди, советские солдаты.


Тот знатный ужин Раиса и Александра Черниковы запомнили на всю жизнь. Через полгода из Ростова от тяжелораненого отца Харитона пришло письмо. Проведать его поехала жена Мария. Она повезла ему кружок колбасы. После этой поездки у девчат появилась сестра Лида. А после, когда Харитон вернулся с фронта домой, родились Вера, Нина и сын Владимир.


Иван Шульга, садовник. Село Александровское 20.10.2015г..

"Колбаса" рассказ, Война, оккупация, немцы, длиннопост
Показать полностью 1
48
Минобороны Литвы выпустило пособие по сопротивлению в случае вооруженной оккупации России
24 Комментария  
79
"Украинцы готовы служить оружием мира - лопатой"
14 Комментариев  

У украинской молодежи есть стойкое отвращение к организованному труду. У нее нет чувства ответственности. А кто виноват в этом? - Большевики (москали, Путин, русские, Сталин, ФСБ, НКВД)


Украинская молодежь получает символ организованного и производительного труда: оружие мира - лопату

"Украинцы готовы служить оружием мира - лопатой" Украина, оккупация, Политика, лопата, история
"Украинцы готовы служить оружием мира - лопатой" Украина, оккупация, Политика, лопата, история

https://vk.com/doc-49612449_437823677

61
Мои дед и бабушка были в оккупации.
25 Комментариев  

Мои дедушка и бабушка были в оккупации, под Ржевом. Бабушкиного племянника, лет 9 ему тогда было, немцы чуть не расстреляли.Он ездил на повозке за водой на реку. Немцы думали что он связной у патризан. Тыкали автоматами, орали, спрашивали где партизаны, обыскали повозку.А что ребёнок может сказать, ничего.

Отпустили.

Бабушка в то время была молодая и в глаза могла сказать любому правду матку, не стесняясь. Вошли немцы в деревню и орут: Матка - яйки, мясо, млеко,масло, шпик - штык!

Бабушка сотрит на одного и говорит: Ганс - гнилая кишка. Ещё что-то сказала, всем видом показывая, что не боится его. Немец по интонации догодался, что что-то обидное говорит, направил на неё автомат.

Тут выскочила старшая сестра бабушки и стала силой заводить её в дом, а немцу крутит пальцем у виска, показывая что бабушка, мол больная на всю голову.

Обошлось.

Дедушка ничего не рассказывал про оккупацию, только однажды отец слышал как он рассказывал, что с парнями при немцах ходил в соседнюю деревню на танцы.

Деда призвали на фронт в кажется в 42 году. Он прошел всю войну во фронтовой разведке. Шесть раз лежал в госпитале. После войны женился на моей бабушке и у них родилось две девочки и мальчик, мой отец. Отца назвал дед Александром, в честь своего погибшего на войне брата Александра.

121
ДЯДЬКА ЧЕРНОМОР
17 Комментариев  

«…И очутятся на бреге,

В чешуе, как жар горя,

Тридцать три богатыря…»


По лесной тропинке, взявшись за руки, шли молодая женщина с сыном.


«… Все красавцы удалые,

Великаны молодые,

Все равны, как на подбор,

С ними дядька Черномор…»


- А почему Черномор?

- Потому что жил он со своими витязями в Черном море. Устал? – женщина погладила вихрастую голову, - давай немного передохнём.

Они поставили полные грибов лукошки, и присели на поваленное дерево.

- Значит, - не унимался ребёнок, - он моряк, как наш папа?

- Да, Максимка, как наш папа, - она украдкой вздохнула и добавила, - такой же высокий, сильный и добрый.

- А Черномора все боялись?

- Нет, его боялись только злые и недобрые люди, которые делали плохо другим.

Ребенок задумался:

- А когда придёт папа, немцы испугаются и убегут из деревни?

- Конечно, все до одного, - улыбнулась женщина.

- И наш сосед дядя Петя?

- Самый первый, потому что…

- Он предатель и называет меня отродьем, - закончил Максим.

- Не слушай его, он сам не понимает, что говорит, - она крепко обняла сына, - всё будет хорошо. Пойдём?


- Мам, смотри, там что-то есть!

Женщина не успела оглянуться, как сын вскочил и бросился к росшим неподалеку кустам можжевельника.

- Максим! – забыв о лукошках, она побежала за ним.

- Ты где!

- Максим!

- Я тут!

- Вот непоседа.

Облегченно вздохнув, она подошла и взяла его на руки.

- Мам, смотри, - ребёнок показывал в сторону.

- Что ты там увидел, пойдем до… Наши?


Неподвижные кочки, кажется, немного смущённо зашевелились, затем одна из них что-то пробурчала и, тяжело вздохнув, встала, превратившись в огромного военного в максхалате.

Он приложил палец к губам.

- Говорите спокойно, - женщина улыбнулась, - в лесу немцев нет. Они дальше деревни ходить боятся.

Раздался тихий свист, и ожили остальные кочки.

Максим во все глаза смотрел на рослых, как на подбор, красноармейцев.

- Вы кто?

- Мы? – первый знакомый вытянулся и, подмигнув, отрапортовал, - капитан Дядька Черномор и витязи, мы пришли…

- Выгнать всех немцев? – закончил ребёнок.

- Так точно, - кивнул офицер, - всех до одного, вместе с дядей Петей.

- Дождались, - женщина опустила сына на землю и заплакала, - наконец-то дождались.

- Как вы тут, - их окружили бойцы, - трудно было?

- По всякому, кому-то трудно, кому-то легко. В страхе жить это не немцам сапоги лизать.


Максим, замерев от счастья, смотрел на настоящих солдат с самыми настоящими автоматами. А ещё и гранаты. Ух, никто из друзей не поверит!

- Мы слышали разговор, вы о соседе? - спросил один из разведчиков.

- О нём самом, местный, соседи говорили, и до войны непутёвым был, а как пришла новая власть – в полицаи подался, ходил гоголем. Сейчас, правда, притих, знает - скоро расплата.

- А можете нам сказать, где, - начал было командир группы.

- Могу показать на карте, - предложила женщина.

Глядя на удивленные лица бойцов, она рассмеялась:

- Муж говорил, что жена офицера просто обязана уметь стрелять из пистолета, оказывать первую помощь и знать основы топографии. Да и пединститут за плечами, я до войны учительницей работала.

- А здесь как оказались, - спросил один из бойцов, доставая карту.

- В июне сорок первого приехали с сыном погостить к свекрови. Думали, на месяц, а вышло... Смотрите, они здесь, здесь и здесь, а это – развалины бывшего помещичьего дома, от нашего сарая метрах в ста, к ним овражек заросший идет... Максим, ты опять за своё, отпусти.


Ребёнок, виновато опустив голову, разжал руку. Получивший свободу уж мгновенно скрылся в кустах можжевельника.

- Спасу нет, - шутливо вздохнула женщина, - постоянно с мальчишками прибегают сюда.

- Они же не ядовитые, - начал было Максим, но увидев, что оказался в центре внимания, тут же забыл об ужах и дернул командира за маскхалат:

- Мама говорила, что Черномор живёт в море, а ты в лесу прячешься, значит, ты ненастоящий?

- Самый настоящий, вот смотри, - и, раздвинув китель, капитан показал сверкнувшую под ним тельняшку, - теперь веришь?


(Во время войны из моряков формировались стрелковые подразделения (роты, батальоны, полки и дивизии), передаваемые впоследствии в распоряжение действующей армии. Поэтому встретить красноармейца с тельняшкой под гимнастеркой можно было практически повсеместно. – авт.)


- Ага, - Максим взял моряка за руку, - тогда пойдём.

- Куда?

- Как куда, немцев выгонять.

-Ишь, шустрый какой, - офицер присел перед ребёнком и улыбнулся, - ты вначале расскажи, как нас заметил, а, глазастый?

- Это военная тайна, - подмигнул Максим.

- Не расскажешь?

- Неа.

- Молодец, - похвалил капитан, - значит, и о том, что нас видел, молчок. Никому, даже друзьям. Это наша с тобой военная тайна, договорились?

- Договорились, а пароль?

Разведчики рассмеялись.

- Пароль, Максимка, «Черномор». Если вдруг что-то случится – сразу кричи пароль.

- И вы придёте?

- Мы прибежим, малыш, мы прибежим, очень быстро.

***

- Командир, - прошептал один из разведчиков, - как думаешь, сдадут или нет? Мало ли, в оккупации жили.

- Эти не сдадут, - глядя вслед женщине с сыном, усмехнулся капитан, - они наши. И всё-таки, как пацан нас обнаружил, есть мысли?

Бойцы молча пожали плечами.

***

В хате вкусно пахло жареной картошкой и грибами. На печи спал Максим, рядом, нагло раскинув лапы, тарахтел кот. Аккуратно, чтобы не разбудить, женщина достала из-под головы сына книгу:

«…море вдруг

Всколыхалося вокруг,

Расплескалось в шумном беге

И оставило на бреге

Тридцать три богатыря;

В чешуе, как жар горя…»


Она улыбнулась, вспомнив встречу в лесу.

В окно требовательно постучали.

- Кого там нелёгкая несёт на ночь глядя, - недовольно пробурчала свекровь.

- Принимай гостя, Семёновна!

- И не спится же ироду, чтоб ему пусто было, - шепнула женщина и, перекрестившись, пошла открывать.


В дом, стуча сапогами, ввалился средних лет мужчина в грязной телогрейке и замызганной белой повязке на рукаве (отличительный знак «полицаев» - авт.). Без приглашения усевшись за столом, он смачно отрыгнул:

- Не нальёшь ли гостю дорогому, хозяйка?

-Дороже некуда, - Семёновна поставила на стол стакан и неполную бутыль мутного самого, - что надо?

- Да вот, - почесав голову, хмыкнул визитер, - иду мимо, дай, думаю, забегу, спрошу о житье – бытье. По соседски. Ваше здоровье.

- Ишь, сосед мне выискался.

- Ох, - старательно занюхивая рукавом, закашлялся полицай, - забористая у тебя самогонка, хозяйка. Катерина, присаживайся, давай вместе выпьем.

- Я не пью, - тихо отозвалась невестка.

- Канешна, вы ж, мать вашу, культурные, образованные, инте..интелихтенцыя, - пьяные глаза налились злобой, - я вас мог вот так!

Кулак стукнул по столу.

- Тише ты, разорался, внук уснул, разбудишь.

- Но не сделал, - понизив голос, продолжил полицай, - жалел, и пацана вашего жалел, и тебя, Семёновна, и невестку. А почему! Потому что сердце имею. Думаешь, по головке погладят в комендатуре, если узнают о том, что она жена офицера Красной Армии. Ваше здоровье.

- Петя, Петя, - подперев голову, свекровь смотрела прямо в глаза, - и до войны ты трусом был, и сейчас такой. Думаешь, не знаю, что тебе надо? Боишься ты, кары боишься за дела свои.

- И боюсь, да только не одному мне бояться надо. Катерина, неси стаканы и садись за стол! Уважь люд простой!

- Иди, Катенька, иди, - позвала свекровь.

Невестка молча поставила стаканы и присела.

- Ну, - наливая самогон, просипел полицай, - давайте, в последний раз.

- Крайний, - тихо поправила Екатерина.

- А я говорю, последний, - мотнул головой гость, - и для меня последний, и для вас. Будем.


Когда дверь с грохотом захлопнулась, Семёновна посмотрела на невестку:

- Вот что, дочка, бери Максимку и марш в сарай ночевать. Лето на дворе, не замёрзнете. А в сене, даст Бог, не заметят.

- Что вы такое говорите?

- А ты, Катенька, не понимаешь, Петя хоть и пьяный, но зря языком молоть не будет,- и промокнув платком глаза, свекровь продолжила, - бери внука и уходи.

***

- Командир, - в овраг ввалились двое бойцов, - деревня оцеплена.

- Собираются сжечь, - скрипнул зубами офицер, - радист!

- Я!

- Связь быстро!

- Есть.

И повернувшись к разведчикам, спросил:

- К развалинам подбирались?

***

Сна не было. В ушах звучали пьяные выкрики полицая «для меня последний, и для вас» и слова свекрови «Петя хоть и пьяный, но зря языком молоть не будет».

Сухой выстрел разорвал предрассветную тишину.

Она вздогнула и прильнула к щели между досками.

«Господи, неужели?».


По деревне шли немцы. Остановившись у первой калитки, один их них что-то крикнул стоявшим рядом полицаям и те, выполняя команду, бросились в дом.

Через минуту двор заполнился криками и плачем: полусонных людей без церемоний вывели на улицу и, подталкивая прикладами, погнали вперёд.

Запахло дымом.

***

- Командир, началось, - прошептал один из разведчиков.

- Приготовиться.

***

Следующая калитка… Крики, голодный треск огня. Дым.

Она бросилась к сладко посапывающему сыну.

- Максимка, просыпайся, Максим!

- Мам, - ребенок повернулся на другой бок и сделал попытку уснуть.

- Вставай, вставай, мой хороший! Тебе нужно бежать.

- Куда бежать, - спросонья он не понимал, почему мама так встревожена, - а где бабушка?

- Сынок, слушай меня внимательно, - женщина раздвинула доски, - здесь не высоко, прыгай и оврагом беги прямиком к развалинам, там Черномор.

- Откуда ты знаешь?

- Я не знаю, - она с трудом сдерживала слёзы, - но я очень хочу в это верить.

- Мама, а ты?

Раздался стук калитки.

- Быстрее, прыгай.

Она поставила доски на место и спустилась по лестнице вниз.

- А я-то думаю, с чего бы только старуха в доме, - дверь хлева распахнулась. Вчерашний гость пьяно осклабился, и схватив женщину за руку, вытолкал во двор.

- Пошла.

- Семёновна, с тебя магарыч за находку!

Стоявшие вокруг полицаи расхохотались.

- Черти в аду пусть тебе наливают, - свекровь обняла невестку и посмотрела в глаза.

Та незаметно кивнула.

- Ах ты, держите их…., - и полицай побежал за сарай, - стой, отродье.

Щёлкнул затвор винтовки.

- Пустите нас!

- Стоять!

- Черномор, - донёсся детский голос.

***

- Командир.

- Вперёд.

***

- Черно…

Выстрел.

В стелющемся дыму мелькнули огромные тени.

- Пустите!

Резкий удар по голове.

***

Два дня спустя.

В хате вкусно пахло жареной картошкой и грибами. На печи, нагло раскинув лапы, тарахтел кот. Свекровь, стоя на коленях перед иконами, тихо молилась.

«…море вдруг

Всколыхалося вокруг,

Расплескалось в шумном беге

И оставило на бреге

Тридцать три богатыря;

В чешуе, как жар горя…»


Екатерина открыла глаза.

У окна в не по росту большой тельняшке, вслух читал сказку о царе Салтане…

- Мама, ты очнулась, - отбросив книгу, он бросился к кровати и крепко её обнял, - мама.

- Максимка, - не веря своим глазам, она крепко прижала сына.

- Всё хорошо, доченька, попей, - подошедшая свекровь протянула кружку.


В окно тихо постучали.

- Открой, внучек.

Ребёнок бросился к двери:

- Черномор!

- Добрый день. Принимайте гостей, хозяева!

В дом вошли командир разведгруппы с бойцами.

- Иду мимо, дай, думаю, забегу со своими витязями, спрошу о житье – бытье. По соседски, - улыбнулся офицер и, подойдя к Екатерине, спросил, - как вы?

- Всё хорошо, только голова болит. Расскажите, что было? Я ведь слышала выстрел и крик оборвался.

- Мама, я же кричал пароль, вот Черномор и спас, - вмешался ребёнок.

Все рассмеялись..

- И стрелял не полицай, - добавил командир, - ну а дальше – ничего интересного. Всё как обычно.

- Спасибо вам, - прошептала Екатерина.

- Так, дочка, нечего плакать, радоваться надо, - перебила свекровь, - может, к столу?

Она посмотрела на разведчиков.

- Спасибо за приглашение, но нам некогда, - развёл руками офицер, - зашли ненадолго, попрощаться.

- Храни вас Господь, - Семёновна перекрестила разведчиков.

- Спасибо на добром слове, - ответил офицер и присел перед Максимом, - ну а теперь, глазастый, откроешь тайну? Как ты нас заметил?

- Мы с мальчишками часто бегали туда ужей ловить, их в можжевельнике знаете сколько?

- А при чём здесь ужи, - капитан пожал плечами.

- Эх, дядя, дядя, - хмыкнул ребёнок, - всё просто, сколько раз не был, никогда я там таких больших кочек не видел. Вот.

В наступившей тишине раздалось сдержанное хмыканье.

Командир растерянно оглянулся: его разведчики, стараясь не расхохотаться, один за одним выскакивали за дверь.


Автор - Андрей Авдей


Источник-https://vk.com/four_ls

ДЯДЬКА ЧЕРНОМОР Великая отечественная война, разведчик, подвиг, оккупация, длиннопост
Показать полностью 1
44
Рептилоиды оккупировали землю
12 Комментариев  
Рептилоиды оккупировали землю
331
Когда рвануло со всех дыр!
33 Комментария  
Когда рвануло со всех дыр!
144
О Харькове одной фразой: «Париж во время нацисткой оккупации».
179 Комментариев  

Отдельные украинцы любят поговорить про оккупацию. Мол, Крым оккупирован, Донецк тоже оккупирован. Реально же оккупирован Харьков. В городе прямо ощущается, что Харьков силой вернули на Украину.

Желто-голубые флаги весят не просто у каждого здания и даже не на каждом столбе. Они, словно бело-красные фашистские штандарты со свастикой, аккуратно развешаны на специальных тросиках через каждые метров тридцать. Концентрация жовто-блакитных полотен на квадратный метр в Харькове максимальная из всех городов. Столько флагов нет ни в Киеве, ни во Львове.

О Харькове одной фразой: «Париж во время нацисткой оккупации». Украина, Харьков, Флаг, Оккупация, Россия, политика

Украинские флаги в Харькове повсюду. 

О Харькове одной фразой: «Париж во время нацисткой оккупации». Украина, Харьков, Флаг, Оккупация, Россия, политика
Показать полностью 1
331
Память страшных испытаний
94 Комментария  

Моя дядя, малолетний узник фашистского лагеря военнопленных на оккупированной территории, небольшим тиражом (только для родственников) издал воспоминания о страшном периоде оккупации Брянщины, который пришлось пережить его семье.


Отрывок: "На другой день погнали нас в лагерь. Лагерь был огорожен в два ряда проволокой, на вышках стояли часовые. С одной стороны лагерь примыкал к небольшому озеру. Озеро использовалось, как хранилище питьевой воды, умывания, стирки, туалета. На территории лагеря имелось два длинных хранилища, но в них места всем не хватало. Люди сидели под открытым небом. Пристроились и мы – от солнца и дождя защиты не было.


Для туалета была вырыта канава длиной метров десять, где с двух сторон приспособлены жерди на столбиках. На них постоянно сидели узники. Детям таким способом исполнить нужду было невозможно. Жерди высоко, да и вообще было страшно подходить к яме. В ней почти всегда находились мертвые или барахтались обессиленные люди. Никто их не вытаскивал. Детям приходилось искать другой способ, за что часто получали дубинкой".


Я хочу оформить книгу в электронном формате и опубликовать на специальных ресурсахдля людей, которые интересуются своей историей и помнят прошлое. Для потомков.

Вопрос: подскажите, пожалуйста, знающие, на каких именно ресурсах лучше это сделать?

32
Первый прыжок. Февраль 1941 года. Территория оккупированной Польши.
8 Комментариев  
Первый прыжок. Февраль 1941 года. Территория оккупированной Польши. Якуб Розальски, Великая Отечественная война, Польша, оккупация, Германия, Mech, 2d, арт

Художник Якуб Розальски. 

28
Прибалты про русских оккупантов - вся суть
21 Комментарий  
Прибалты про русских оккупантов - вся суть прибалты, эстонцы, оккупация, политика

Русские оккупанты

67
В штанах на 40 гривень
29 Комментариев  
В штанах на 40 гривень
38
В крымских больницах ввели нацистскую практику
0 Комментариев  
48
Смоленск летом 1941. Могилы немецких солдат на клумбе.
5 Комментариев  
Смоленск летом 1941. Могилы немецких солдат на клумбе.
730
Цикличность истории ...
61 Комментарий  
Цикличность истории ... Политика, Украина, история, оккупация, реформа, Комментарии

http://korrespondent.net/ukraine/3616314-v-ukrayne-startuuit...

Цикличность истории ... Политика, Украина, история, оккупация, реформа, Комментарии

и снова пардон за ошибку одну

94
США - к покаянию! Сбор подписей в поддержку Мемориала убиенным индейцам у посольства США в Москве
37 Комментариев  

Общественная палата России может поддержать установку у стен посольства США в Москве Мемориала, посвященного памяти десятков милионов жертв геноцида американских индейцев, заявил РИА "Новости" член Общественной палаты Валерий Коровин.

На сайте Change.org начался сбор подписей за установку этого Мемориала. Просьба о разрешении установить его направлена в администрацию Президента РФ, Общественную палату РФ и столичным властям.

США - к покаянию! Сбор подписей в поддержку Мемориала убиенным индейцам у посольства США в Москве США, геноцид, индейцы, общественное мнение, оккупация, посольство сша, Политика

"Инициатива об установке памятника крайне своевременна как акт, напоминающий, с чего началась история США. Этот памятник должен стать немым укором нынешним американским элитам", – сказал Коровин.

По его словам, Общественной палате РФ также следует призвать Конгресс США рассмотреть вопрос о реабилитации индейцев, признать их геноцид, осуществить акт национального покаяния.

"Без покаяния американского общества невозможно говорить о лидерстве этой страны, США не имеют морального права заявлять о правах и свободах тех или иных народов", – добавил заместитель руководителя Международного Евразийского движения.

Показать полностью 1


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь