С тегами:

лагерь

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
25
Как сидел в лагере «пролетарий» Солженицын
13 Комментариев  

Продолжаем публикации, приуроченные к приближающемуся юбилею писателя Солженицына, чтобы помочь обществу его имени в составлении полного портрета мыслителя, чьи неудачные с фактологической точки зрения исторические книги стали тараном для разрушения Советского Союза.


Он не призался, что они лживые. Не знает, наверное, и вторая жена. А зря. Все ходы записаны.


Воспоминания самого Солженицына, его жены и друзей показывают, что послевоенный ГУЛАГ был относительно либеральным: зеки (во всяком случае, сам будущий писатель) имели регулярные свидания, посылки, читали книги. Их хорошо кормили. В нынешнем ФСИНе условия – куда строже.


Писатель Владимир Бушин в 2005 году в своей книге «Александр Солженицын. Гений первого плевка» собрал множество фактов о жизни этого русского писателя, нобелевского лауреата. В своей работе Бушин опирался только на факты – воспоминания самого Солженицына и его близких. Несколько глав книги посвящены пребыванию Александра Исаевича в ГУЛАГе, точнее в тюрьмах и «спецобъектах». Мы опускаем в этих отрывках из книги рассуждения Бушина о моральном облике Солженицына, и приводим только сухие факты:


«О жизни в неволе очень много говорит работа, которую приходится выполнять, её условия. В 1970 году в биографии для Нобелевского комитета он писал о своих лагерных годах: «Работал чернорабочим, каменщиком, литейшиком». А через пять лет, выступая перед большим собранием представителей американских профсоюзов в Вашингтоне, начал свою речь страстным обращением: «Братья! Братья по труду!» И опять представился как пролетарий: «Я, проработавший в жизни немало лет каменщиком, литейщиком, чернорабочим…» Американцы слушали пролетария, затаив дыхание.


Приобщение Александра Исаевича к физическому труду произошло в самом конце июля 1945 года, когда, находясь в Краснопресненском пересыльном пункте, он начал ходить на одну из пристаней Москвы-реки разгружать лес. Солженицына никто здесь не вынуждал, он признаёт: «Мы ходили на работу добровольно». Более того, «с удовольствием ходили».


Но у будущего нобелиата при первой же встрече с физическим трудом проявилась черта, которая будет сопровождать его весь срок заключения: жажда во что бы то ни стало получить начальственную или какую иную должностишку подальше от физической работы. Когда там, на пристани, нарядчик пошел вдоль строя заключенных выбрать бригадиров, сердце Александра Исаевича, по его признанию, «рвалось из-под гимнастерки: меня! меня! меня назначить!..». Но пребывание на пересылке дает возможность зачислить в его трудовой стаж пролетария лишь две недели.


Затем — Ново-Иерусалимский лагерь. Это кирпичный завод.


Застегнув на все пуговицы гимнастерку и выпятив грудь, рассказывает герой, явился он в директорский кабинет. «Офицер? — сразу заметил директор. — Чем командовали?» — «Артиллерийским дивизионом!» (соврал на ходу, батареи мне показалось мало). — «Хорошо. Будете сменным мастером глиняного карьера».


Так добыта первая должностишка. Солженицын признаётся, что, когда все работали, он «тихо отходил от своих подчиненных за высокие кручи отваленного грунта, садился на землю и замирал».

Как сидел в лагере «пролетарий» Солженицын писатель, солженицын, лагерь, заключенный, длиннопост

Как пишет Решетовская, цитируя его письма, на кирпичном заводе муж работал на разных работах, но метил опять попасть «на какое-нибудь канцелярское местечко. Замечательно было бы, если бы удалось».


Мечту сумел осуществить в новом лагере на Большой Калужской (в Москве), куда его перевели 4 сентября 1945 года. Здесь ещё на вахте он заявил, что по профессии нормировщик. Ему опять поверили, и благодаря выражению его лица «с прямодышашей готовностью тянуть службу» назначили, как пишет, «не нормировщиком, нет, хватай выше! — заведующим производством, т.е. старше нарядчика и всех бригадиров!»


Увы, на этой высокой должности энергичный соискатель продержался недолго. Но дела не так уж плохи: «Послали меня не землекопом, а в бригаду маляров». Однако вскоре освободилось место помощника нормировщика. «Не теряя времени, я на другое же утро устроился помощником нормировщика, так и не научившись малярному делу». Трудна ли была новая работа? Читаем: «Нормированию я не учился, а только умножал и делил в своё удовольствие. У меня бывал и повод пойти бродить по строительству, и время посидеть».


В лагере на Калужской он находился до середины июля 1946 года, а потом — Рыбинск и Загорская спецтюрьма, где пробыл до июля 1947 года. За этот годовой срок, с точки зрения наращивания пролетарского стажа, он уже совсем ничего не набрал. Почти всё время работал по специальности — математиком. «И работа ко мне подходит, и я подхожу к работе», — с удовлетворением писал он жене.


С той же легкостью, с какой раньше он говорил, что командовал дивизионом, а потом назвался нормировщиком, вскоре герой объявил себя физиком-ядерщиком. Ему и на этот раз поверили!


В июле 1947 года перевели из Загорска опять в Москву, чтобы использовать как физика. Его направили в Марфинскую спецтюрьму — в научно-исследовательский институт связи. Это в Останкине.


В институте кем он только не был — то математиком, то библиотекарем, то переводчиком с немецкого (который знал не лучше ядерной физики), а то и вообще полным бездельником: опять проснулась жажда писательства, и вот признается: «Этой страсти я отдавал теперь все время, а казённую работу нагло перестал тянуть».


Условия для писательства были неплохие. Решетовская рисует их по его письмам так: «Комната, где он работает, — высокая, сводом, в ней много воздуха. Письменный стол со множеством ящиков. Рядом со столом окно, открытое круглые сутки…»


Касаясь такой важной стороны своей жизни в Марфинской спецтюрьме, как распорядок дня, Солженицын пишет, что там от него требовались, в сущности, лишь две вещи: «12 часов сидеть за письменным столом и угождать начальству». Вообще же за весь срок нигде, кроме этого места, рабочий день у него не превышал восьми часов.


Картину дополняет Н. Решетовская: «В обеденный перерыв Саня валяется во дворе на травке или спит в общежитии. Утром и вечером гуляет под липами. А в выходные дни проводит на воздухе 3-4 часа, играет в волейбол».


Недурно устроено и место в общежитии — в просторной комнате с высоким потолком, с большим окном. Отдельная кровать (не нары), рядом — тумбочка с лампой. «До 12 часов Саня читал. А в пять минут первого надевал наушники, гасил свет и слушал ночной концерт». Оперу Глюка «Орфей в аду»…


Кроме того, Марфинская спецтюрьма — это, по словам самого Солженицына, ещё и «четыреста граммов белого хлеба, а черный лежит на столах», сахар и даже сливочное масло, одним двадцать граммов, другим сорок ежедневно. Л. Копелев уточняет: за завтраком можно было получить добавку, например, пшённой каши; обед состоял из трех блюд: мясной суп, густая каша и компот или кисель; на ужин какая-нибудь запеканка. А время-то стояло самое трудное — голодные послевоенные годы…


Солженицын весь срок получал от жены и её родственников вначале еженедельные передачи, потом — ежемесячные посылки. Кое-что ему даже надоедало, и он порой привередничал в письмах: «Сухофруктов больше не надо… Особенно хочется мучного и сладкого. Всякие изделия, которые вы присылаете, — объедение». Жена послала сладкого, и вот он сообщает: «Посасываю потихоньку третий том «Войны и мира» и вместе с ним твою шоколадку…»


Страстью Солженицына в заключении стали книги. В Лубянке, например, он читает таких авторов, которых тогда, в 1945 году, и на свободе достать было почти невозможно: Мережковского, Замятина, Пильняка, Пантелеймона Романова:


«Библиотека Лубянки — её украшение. Книг приносят столько, сколько людей в камере. Иногда библиотекарша на чудо исполняет наши заказы!»


А в Марфинской спецтюрьме Солженицын имел возможность делать заказы даже в главной библиотеке страны — в Ленинке.


В заключении Солженицын приохотился и писать. «Тюрьма разрешила во мне способность писать, — рассказывает он о пребывании в Марфинском научно-исследовательском институте, — и этой страсти я отдавал теперь всё время, а казённую работу нагло перестал тянуть».


Свидания с родственниками проходили на Таганке, в клубе служащих тюрьмы, куда арестантов доставляли из других мест заключения. Н. Решетовская так описывает одно из них: «Подъехала никакая не «страшная машина», а небольшой автобус, из которого вышли наши мужья, вполне прилично одетые и совсем не похожие на заключенных. Тут же, ещё не войдя в клуб, каждый из них подошел к своей жене. Мы с Саней, как и все, обнялись и поцеловались и быстренько передали друг другу из рук в руки свои письма, которые таким образом избежали цензуры».


И ещё один отрывок из книги Бушина, уже не относящийся к заключению писателя, но хорошо показывающий восприятие Солженицына самого себя как мессии:


«Такой случай, имевший место под новый 1962 год. Поехал с женой из Рязани в Москву, чтобы там у Теуша спрятать свои рукописи. В праздничной электричке какой-то пьяный хулиган стал глумиться над пассажирами. Никто из мужчин не противодействовал ему: кто был стар, кто слишком осторожен. Естественно было вскочить мне — недалеко я сидел, и ряшка у меня была изрядная. Но стоял у наших ног заветный чемоданчик со всеми рукописями, и я не смел: после драки неизбежно было потянуться в милицию… Вполне была бы русская история, чтоб вот на таком хулигане оборвались бы мои хитрые нити. Итак, чтобы выполнить русский долг, надо было нерусскую выдержку иметь». ист

Как сидел в лагере «пролетарий» Солженицын писатель, солженицын, лагерь, заключенный, длиннопост
Показать полностью 2
210
"Юбилейный посетитель" американского лагеря для военнопленных. 20 апреля 1945 г.
34 Комментария  
"Юбилейный посетитель" американского лагеря для военнопленных. 20 апреля 1945 г.
198
Обустройство лагеря, сбор в поход. Общий план действий.
135 Комментариев в Лига путешественников  

Итак, продолжая тему "вредных" советов (надеюсь, они будут полезны), сегодня я хочу заострить внимание на планировании лагеря в целом. Часть мыслей - могут показаться избитыми истинами (если так, то хорошо), часть - спорными (и я призываю - высказывать своё мнение в комментариях, это правильно!), а часть просто бредом сумасшедшего. Но, если хоть часть из этих советов будут полезны - я буду рад!

Первая порция была в моем посте

http://pikabu.ru/story/khitrosti_pokhodov_v_kholodnoe_vremya...

И пользователь @WhiteBit - сделал очень правильное дело, и дополнил мой пост, создав свой ответ:

http://pikabu.ru/story/khitrosti_pokhodov_v_kholodnoe_vremya...

Обустройство лагеря, сбор в поход. Общий план действий. поход, лагерь, бивуак, хитрости с:, длиннопост

Не могу не упомянуть снова (и буду эту фразу использовать в каждом следующем посте посвящённом советам о походах)

Все вышесказанное это лишь мой опыт, наблюдения и логические выводы. В любом случае, все вышеперечисленные советы и приёмы не являются дословным руководством к действию и обязательно требуют включения головы и соблюдения техники безопасности!

Помни, username, поход - это удовольствие и экстрим должен быть дозирован! Не надо превращать экстрим в геометрические упражнения с "пи". В прочем, если кто-то любит такие упражнения - его право))
Критику в комментариях я поддерживаю, уважаю и рад ей. Главное - это разумность подхода! Если какие-то моменты, которые я озвучил в посте - будут объективно признаны некорректными - пост будет переделан и, в следующем посте, я упомяну человека в списке "спасибо" внизу поста. Ибо - получается, что это общее творчество и попытка сделать походы для новичков - чуть более лёгкими.

Показать полностью 7
41
Воспоминания Клорика
5 Комментариев в Истории из жизни  

После окончания педагогического вуза я ушел работать в Институт археологии. Но работа с детьми меня не оставила. В тяжелые 90-е годы нам разрешили подрабатывать, и я устроился в школу. Там познакомился со своими будущими друзьями (художниками и литераторами), которым понравилось моё увлечение археологией. При этом все работали с детьми. Мы организовали летние полевые лагеря, где учили тому, что знали сами. Так получилось, что литературное творчество было наиболее востребовано детьми в качестве самореализации. Рассказ, который я хочу привести был написан в 1999 году (забыл когда, но узнал по археологическим объектам – их то я по годам помню лучше всего). Его автор Алина Гладких с экспедиционным именем Клорик. Почему она объясняет сама. Интересно, что всем персонажам рассказа было 14-18 лет, сейчас по 30-35 лет. Сама Алина тоже ушла в науку и сегодня она ученый-биолог. Интересно также взглянуть со стороны на себя и то что мы делали. Наши то воспоминания другие – всё это наше когито изменяет. Надеюсь вам тоже будет интересно какими были нынешние дяди и тёти


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.

Сижу я на заднем крыльце домика, мирно рисую. Крапает мелкий дождик, капюшон сползает на глаза. Я вижу: кто-то едет. Чабан, наверное… Резкий окрик:

- Это лагерь Горячева?

- Да.

- А Алина здесь?

Тут я начинаю соображать, что этот «кто-то» очень напоминает мою обожаемую маму. Нет, это я, наверное, на раскопе нагрелась. Ой! Действительно, моя мама! Она спускает мне пакет с какой-то едой, целует, обещает Судный день дома, забирает дождевик и уезжает. На коне. После я ещё минут 15 пребываю в глубоком трансе. Подходит Даур.

- Алинка, не сиди на мокрой траве.

- Даур, ко мне мама приехала. На коне, - показываю пакет.

Даур садится рядом. Ещё минут 10 сидим.

Это самое яркое впечатление моей очередной экспедиции. Мама! С чабаном! Но ладно, всё по порядку…


Часть 1. ПОЕХАЛИ, ЗАВИХРЕНИЯ!


Лето. Мухи. Экзамены кончились. Родители собираются на Иссык-Куль. Скучно. На глаза попадается телефон. Александра Анатольевича Горячева. Набираю номер. А вдруг не уехал? В трубке раздаётся такой знакомый и родной голос:

- Клорик, зараза, ты?

Клорик – это моё экспедиционное имя. Я – «турбулентное завихрение в полости рта Аланыча (Александра Анатольевича)». 3 часа утра. Чуть потрескивает костёр. Раздаём имена. Аланыч:

- Давайте заховём её… Кр… (тут следует завихрение). Клорик!

Ну, Клорик – так Клорик. Уже два года. Ладно, хоть не Чайник. Итак…

- Где пропадаешь?

- Сдавала экзамены.

- Ты хочешь поехать в экспедицию? Подходи завтра к 79 школе с вещами.

Короткие гудки… Ура!!! На целый месяц подальше от города!


Часть 2. БУХТЫ-БАРАХТЫ.


Утро. Последние лихорадочные сборы. Такой тяжёлый рюкзак! Я почти бегу – боюсь опоздать. Так… Слышен гул – значит, ещё не уехали. Народу много. Автобуса нет. Наконец-то знакомые лица.

- Клорик!

- Мука!

Живой сгусток энергии несётся мне навстречу. Сейчас будет взрыв. Столкновения всё-таки не происходит, но прямо перед собой вижу сияющее Мукино лицо.

- Едешь? С нами? На Ассы? До какого? Кого видела? А здесь почти все!

Не успевая отвечать на вопросы, просто молчу и оглядываюсь. Ксюха, Лёлик, Дирол, Ольга Николаевна, Еланка, Боб. Классно. С огорчением узнаю, что некоторые едут дальше, в урочище Ассы, и спустятся на две недели позже. Две недели у нас не будет гитары?! Обидно… Тем временем появляется КамАЗ, в который мальчишки грузят еду, спальники и одеяла. А вот и наш любимый жёлтый автобус. Небольшой и старый, но поедем именно на нём. Аланыч делает дополнительные сидения из спальников и табуретов.

- Итак! Все дамы в автобус, мальчишки за ними. Парни со мной в КамАЗ.

Возникает спор: кого считать парнями? Через полчаса все упакованы по принципу «В тесноте, да не в бочке». Поехали. Как всегда, «новые приколы на старый лад». Местный поэт Сим (Максим) сочинил позже: «Наконец-то все собрались и скорей в Тургень помчались! О-о… 300 метров – остановка». У бензозаправки. Ехать далеко (150 км), но весело. Каждый занят своим делом: кто спит, кто плейер слушает… Юлька читает. Еланка рисует. Мука «достаёт» мальчишек… Очередная остановка.

Слышится неторопливый перебор гитары Ёлочки. Народ во что-то играет. В «ручеёк», кажется. Весело! Дальше – лучше. Начинаются обычные «казахские» горки. То и дело рискуешь стукнуться о стенку или потолок автобуса или, что ещё больнее, о голову соседа. К пяти часам вечера добрались, еле разбираем собственные рюкзаки и до поздней ночи занимаемся едой, начинкой старых пионерских домиков. Раскладываем спальники и к 11 в изнеможении на них валимся.


Часть 3. ДОБРОЕ УТРО, ДЯДЯ ВОВА,

или НЕ ЗАБУДЕМ НИКОГДА.


Заливистая трель свистка. С добрым утром, родной спальник. Ага… Ксюха сегодня дежурная, манной каши не будет. Расталкиваю Юльку.

- Уже подъём?

- Уже завтрак, соня!

- Мм… Ладно, встану.

Быстренько, схватив свою зубную щётку и чью-то пасту, бегу на родник. По пути соображаю: солнце невысоко, сейчас примерно восемь. Поздновато.

- Доброе утро, Акмарал.

На нормальном языке Марина Александровна Чернова, преподаватель ДПИ в 46 школе.

- Доброе утро, Клорик! К завтраку – строчка белого стиха.

- Начинается…

Значит, пока чего-нибудь не сочинишь, поесть не дадут. Вместо живописи – утреннего этюда под руководством Гудоши Будильнича (Владимира Петровича Чумаченко), преподавателя ИЗО в той же 46 – теперь литературой занялись. В голову лезет белиберда. Выходит нечто вроде: «Хоть в ногах правды нет, всё же мы не ходим на карачках». Зачитываю свой «шедевр», жую бутерброд, бегу собираться на раскоп.


Часть 4. С УТРА ДО ВЕЧЕРА,

или КОМУ СЕЙЧАС ЛЕГКО.


Теперь надо объяснить, что к чему. Я нахожусь в экспедиции старшего научного сотрудника Института Археологии А.А. Горячева. Количество человек: 53 (затем 27). Мы исследуем поселение эпохи бронзы и могильники кульсайской культуры, датируемые рубежом 2-1 тысячелетий до нашей эры. Впервые сюда приехала в 1997 году. Итак, сбор. Делимся на три группы по раскопам, уходим. Мальчишки с лопатами, мы – с щётками, кисточками, ножами и совками. Технология такая: сначала парни снимают дёрн и вскапывают землю вглубь сантиметров на 30. Затем наша очередь зачистить каменные и, если есть, деревянные конструкции, найти и рассортировать по пакетам фрагменты костей животных и керамики. Наконец, зачистка закончилась, и Аланыч может фотографировать.

- Девчонки, идите обедать. Ксюш, останься.

- Аланыч, можно, я тоже?

- Оставайся, Клорик. На раскопе остаются крепкие здоровые парни.

Да-а… Из нас крепкие здоровые парни – хоть куда. Фотографируем, натягиваем сетку. После обеда Ксюшка придёт делать чертёж, я – зачищать курган. А завтра новый слой… Теперь о самом интересном – о находках.

Сижу на отвале, перебираю землю. Очередная кость. Странная… Со швами. Ух ты!!! Череп! Не коровий, тонкий, но не бараний…

- Народ! Обломок человеческого черепа! Аккуратней!

Народ послушно копает аккуратней и вскоре натыкается на череп. Потом на второй. Потом на горшок. Набираем ещё полтора пакета костей. Мальчишки смеются – будет, мол, из чего обед варить! Оказывается, мы нашли захоронение детей 1,5 и 6-летнего возраста. У Аланыча лёгкий шок.

Год выдался на редкость урожайным. Всего найдено 11 сосудов различного размера, 3 не кальцинированных (несожжённых) скелета, 4 сохранившиеся деревянные конструкции. И главное – бронза!

Новый день. Очередная могила. Жарко. Чистим скелет старушки. Ксюшка и Мука заняты головой, Еланка и я – ногами. Какая старая, горбатая. И лежит странно: голова не на восток (как было принято), а на запад. Аланыч в сотый раз: «Я чувствую, здесь бронза!» Напряжённую тишину нарушает радостный возглас Муки:

- Серёжка!!! Бронза!!!

Тут до меня доходит, что девчонки нашли бронзовую серёжку. Аланыч очень искренне и удивлённо: «Да ну?!» Скорее всего, старуха была шаманкой. Нашли на свою голову. В соседнем квадрате находим рассыпанные по всей могиле кости, пастовые (керамические) и бронзовые бусы.

Весь вечер по лагерю ходят страшилки про дух шаманки и её помощницы, про страшные наказания нарушителям спокойствия и организация нетайного общества полуночников. Боб открывает тайну – это его невеста. Несмотря на разницу в возрасте (14 – 3014), Боб бабусю в бусах очень любит. Особенно, когда перемывает ей (в буквальном смысле) косточки. Мальчишки под впечатлением увиденного устраивают нам комнату Ужасов в пустом доме (для чего конфискуют все наши одеяла и фонарики). Страшно, аж жуть. Но весело, особенно когда узнаёшь любимое одеяло в клеточку. Короче, народ не скучал!


Часть 5. УАПОО!


Наконец-то вечер. Ужин окончен, банки сгущёнки розданы. Есть время до костра. Наташка, Элька и я поднимаемся на полянку эдельвейсов. Как же здесь сказочно. Закат каждый день разный и любоваться им можно бесконечно. «Уапоо!» – тихонько восклицает Натка, и мы её понимаем. Это универсальное слово, которое можно сказать вместо «Доброе утро!» или «Приятного аппетита!». Можно прошептать «Уапоо…», когда грустно, или восхищённо – как сейчас, когда видишь что-то очень красивое. «Уапоо!» – это состояние души. А сколько песен мы сочинили про любимое слово. Сидим минут двадцать, вечерний этюд акварелью на скорую руку.

- Уапоо (спускаемся, мол)?

- Уапаа (давайте)…

Идём вниз. Встречаем Андрёла (то есть студента Андрея Шишкова). Как всегда, он ушёл дальше всех. Археолог, неисправимый романтик, вечный странник. Из домика слышны нестройные аккорды гитары. Опять Даур учит кого-то играть. Даурен Кастеев, художник и гитарист-виртуоз – «голос» лагеря. Вроде акына: что вижу – пою. Про него сложены бессмертные строки «Кто-то весь лагерь «грузит» опять гитарой – это великий учитель, транс роковый Даур». Весь лагерь внимает его беседам с Димоном (Димой Романенко, тоже студентом) – вот философские думы Сократа с Платоном! Димон – ещё одна примечательная личность. Если Даур – голос лагеря, то Димон – его настроение. Без него я лагерь просто не представляю. И вечно они болтают!

Поздно. Костёр. Вечное Цоевское: «Видели ночь…». Вижу лица друзей. Грустные, весёлые, сонные – и такие родные… Ночь прохладная, но мне тепло – ведь мы сидим тесным кружком. Ребята, я вас люблю!


Часть 6. ЁЛКИ, ПАЛКИ И БАРАНЫ С ГРИБАМИ.


Каждый вторник у нас воскресенье. В смысле, выходной. Тогда есть время побродить по окрестностям. Обнаруженные достопримечательности:

1. Еловые боры по склонам холмов. Очень живописные. Особенно когда день солнечный. Иногда можно в них немножко потеряться. Это совсем не страшно, а потрясающе интересно. Потеряешься, заснёшь часика на два, проснёшься – и всё сразу так ясно и понятно. Можно сплести венок из чудесных цветов. Только рвать жалко, хотя их много: ромашки, колокольчики, одуванчики, эдельвейсы.

2. Замечательные пни. Идёшь по лесу, смотришь: кресло. Или палатка. Или чудовище. Или дворец, гусь, графин, красавица в бальном платье, гном, роза… Главное – достаточное воображение.

3. Альпийские луга. Если выйти ранним утром и не бояться чуть-чуть промочить ноги, то часам к одиннадцати можно дойти до этих полей чудес. Такое это чудо… будто море – радужное.

4. Стада баранов на альпийских лугах. Пасутся с чабанами и без. Иногда (вечером) выступают в роли болельщиков на футбольном матче. Иногда – в роли малого театра на раскопе.

5. И самая главная вкуснейшая достопримечательность – грибы. Грузди, рыжики, маслята, боровики… Поганок, конечно, тоже много, но у нас люди учёные, заядлые грибники. Грибы приносят коробками. Особенно старшие. По стенам висят гирлянды грибов, и сразу так празднично. Около каждого спальника баночка с засоленными грибами (домой, маме). Иногда можно побаловаться вкуснейшей картошкой с грибами на ужин. Пальчики оближешь.


Часть 7. БЕЗ НАЗВАНЬЯ


Я возвращаюсь. Ехать очень не хочется, но надо. В последний раз завтракаю, иду по шаткому мосту через речку (там ещё пятая доска качается)… Ещё есть время со всеми на раскопе вытаскивать какие-то косточки. Меняюсь с Наташкой ботинками.

Кабина КамАЗа. Пока, люди! В городе встретимся! Обязательно. Пока, Тургень. Тебя я тоже увижу. Через год. Обязательно!

Я дома. Мухи. Жарко, но уже не скучно. Отоспавшись, поев и затолкав все вещи в стиральную машину, собираюсь к Шолпанке – делиться впечатлениями. Звонок подруги.

- Алинка, приехала? Приходи, поболтаем.

Ладно, к Шолпику после. Ого, какая компания! Ага, кто откуда.

- Я только я Кипра. Знаете…

- Ой, в Анталии так классно!..

- Девочки, на Иссык-Куле такие цены низкие!..

- А Чёрное-то море совсем даже не Чёрное!..

- А ты, Алинка, где была?

- Я… - рассеянно, - в Тургене, могилы копала. Археологией занимаюсь.

Молчание. Затем всеобщий хохот.

- Ты что, псих?

Как всегда, не верят. Наверное, я всё-таки псих. Ну, ничего, как в известной песенке: «Я не знаю, каков процент сумасшедших на данный час, но если верить глазам и ушам – больше в несколько раз!»

Я знаю, есть вокруг те, кто верит. Правда?


Алина Гладких (Клорик)

Показать полностью
32
Вожатые тожеплачут
22 Комментария  

Я вот когда-то целый месяц была вожатым в детском лагере. У нас даже были красные галстуки, как у настоящих советских вожатых! Он где-то у меня дома до сих пор валяется, если мама не выкинула. Сразу скажу: это была ВУЗовская обязаловка. Никто не спрашивал хотим ли мы два месяца летних каникул (но мне удалось сократить срок до одного месяца) сходить с ума от детских воплей или не хотим. Поэтому не удивительно, что примерно половина вожатых гоняла балду, старалась скрасить свой досуг и детей, мягко говоря, недолюбливала.

Что я усвоила, когда была в лагере:


1. Дети боятся грубой физической силы и истории про Чёрную Руку.


2. Дети жрут как свиньи.


3. Я ненавижу конфеты и печенье. Потом эта ненависть прошла, но понадобилось года два реабилитации.


4. Директор лагеря - старая развратная сука.


5. Всем похер на твой отряд. Даже тем, кому вроде как должно быть не похер. А тебе похер быть не может никогда.


6. Блок сигарет прячь лучше. В любой день в вожатскую кто-то может залезть.


7. Даже не надейся выспаться.


8. Самое лучшее место в лагере - кинотеатр. Там можно спать.


9. Твой отряд самый худший во всех видах спорта и прочих соревнованиях.


10. Родители детей куда более адекватны и понимающи, чем администрация лагеря.

11. Именно в твоём отряде будут самые конченные и тупые отморозки, которые будут драться, сбегать и воровать.

Отдельно добавлю про миф о некоей запредельной озабоченности и развратности вожатых. Может в других корпусах это и было, а может других лагерях, но у нас не было. Мы, сука, пили. Каждый вечер почти. Пили обычно много и почти до утра. Парни и девушки собирались в одной вожатской и сладострастно и самозабвенно до седьмого пота пили, чтобы упасть без сил, а через 3-4 часа встать и пойти на зарядку. Это армагеддон. Утро в нашем лагере было похоже на зомби-апокалипсис. При том из других корпусов выходили точно такие же похмельные рожи походкой одноногих гниющих зомби. В нашем корпусе не пил только старший по корпусу Миша-трансвестит (о том что он трансевстит мне рассказали по доброте душевной и пьяной дыне его коллеги, с которыми Миша уже не первый год вожатил). Но что с него, содомита, взять? Поэтому приходилось пить и за него. Реально за день стресс и усталость были такими, что компенсировались только 2 литрами пива на 1-2 человек. Кстати, никто никогда утром не филонил из-за перепоя и никто не чудил и не попал в приключения во время пьянки.

Самое весёлое, что потом после лагеря где-то ещё месяц меня преследовал вожатский синдром - я могла посреди ночи вскочить с вопросом "Где дети?". А потом понять что кошмар давно позади и я дрыхну дома и никаких детей тут нет.

Показать полностью
236
Лагерные страшилки
16 Комментариев в Истории из жизни  

Одним из самых действенных способов успокоить отряд детей перед сном это рассказ интересной или страшной истории. Это еще и хороший мотиватор для детей что либо сделать(Ходить строем\соблюдать тишину), а то вечерней истории не будет если какой нибудь Валера будет нарушать дисциплину)) Метод действенный, но к нему надо относиться серьезно. Главное не добавить деткам десяток новых фобий после смены. Да и крепкая психика к сожалению не у каждого современного ребенка(за это так сказать"спасибо"надо сказать родителям)

Истории я рассказывать люблю.. Иногда сам на ходу придумываю сюжет.. Но есть в моей копилке парочка, так сказать, проверенных повествований.


Обычный вечер в лагере..


Отряд 12-13 летних деток усевшись в холле смотрят на меня и ждут обещанного рассказа.. Всегда подогреваю интерес фразами типа: "мероприятие неофициальное.." "кто не хочет или боится может идти спать" ну и конечно всегда при регистрации детей говорю с врачом, если есть дети у которых проблемы с сердцем, то никаких страшных историй.. Так спокойнее..


И вот, в полной тишине, тихим и грустным голосом, рассказываю о девочке которая жила с мамой в этом лагере и она убежала одна купаться и утонула.. А мама не выдержав горя свела счеты с жизнью.. И теперь над лагерем летают 2 тени черная и белая и никак не могут встретиться.. А темная тень матери иногда заглядывает в окна корпусов и если видит девочку похожую на свою дочь тихонько стучит в окно и зовет ее.. Настенька..


Один раз кто то в конце рассказа постучал в окно.. У меня даже мурашки по коже побежали.. Этаж то 2-ой.. А напарница рядом была.. У детей истерика.. И тень белая за окном.. Выбегаю на улицу.. Старший отряд со своим вожатым нацепили халат на швабру и пугают лагерь ходят.. Надож как совпало)) Детей пол ночи успокаивали..


А вообще все страшилки нацелены на соблюдение порядка, чтобы дети боялись нарушить режим лагеря или например не бегали купаться на реку без спроса(тут полно страшилок про рыб-убийц и утопленников)


Всем счастья! Ничего не бойтесь!

347
Артур, "король" детского лагеря
30 Комментариев в Истории из жизни  

2000 год, детский лагерь, озеро, сосны, красноватый песочек.
Артур - мальчик десяти лет и притча во языцех всего лагеря. Как часто говорила главная тётенька по организации художественной самодеятельности, "Этого ребёнка с детства нужно было отдать сразу в десять кружков". Ни у одного из детей не было такой неистребимой жажды активных нестандартных действий и такого свободного отношения к необходимости соблюдать правила. Он мог спокойно помыть швабру в питьевом фонтанчике. Увидев его однажды в окно общаги за этим занятием, мы с компанией вожатых вместо того, чтобы идти ругаться, просто поржали. Ну, это же Артур!
Артур носил очки, но лицо у него постоянно было такое грязное, что становилось ясно: не книжный червь, а человек действия. Лагерный сторож очень гордился особо хитрым замком на двери сарайчика с инвентарём. Как-то раз мы хотели подколоть сторожа: "Думаете, ваш замок остановит Артура?" "А как вы думаете, кто мой главный помощник?" - подколол нас в ответ сторож.
Было ясно, что Артура никто не собирается отдавать в десять кружков - все знали, что он из неблагополучной семьи. В нём чувствовалась доминанта дворового воспитания. С первых минут знакомства он вызывал антипатию, ибо обращался со взрослыми так же, как Карлсон обращался с фрекен Бок - просто обожал выводить их из себя. Помню, как, я, едва не плюясь огнём, гналась за ним, чтобы отобрать фотоплёнку, которую он без спроса схватил со стола главной тётеньки по самодеятельности (плёночный фотик-мыльница был один на весь лагерь, мероприятий устраивали много, и памятные фотки были на вес золота).

Ходили слухи, что в последнюю ночь первой смены Артуру кто-то нафигачил зубной пасты прямо в чемодан, где лежали собранные к отъезду вещи. На второй смене при подготовке игры "Сто к одному" в шуточных опросах участвовало всё "население", и на вопрос "Кто муж Бабы-Яги?" ответ "Артур" уверенно держал третье место.

Артуру очень нравилась и художественная самодеятельность. На венчающем первую смену празднике Ивана Купалы он был одним из леших и пел-плясал в общем хороводе отряда самых младших. "Лешие", кстати, под аккомпанемент баяниста довольно несмело исполняли "Коробейников". Так вот, на строчке "Подставляй-ка губки алые" последние два слова Артур нарочно горланил с такой силой, что получалось: нестройный хор: "Подставля-ай-ка..." - и соло Артура на весь лес: "ГУБКИАЛЫЫЕ!!!"

На вожатском концерте в конце первой смены мы коллективом вожатых исполняли песню "Замечательный сосед" и сами нарядились в этаких соседей: кто бигуди нацепил, кто халат, кто поношеные треники. Был среди нас и сам герой песни - без кларнета, но с трубой. Труба выглядела шикарно - золотая, блестящая, с многочисленными клапанами-кнопочками. После концерта мы с "соседом" пошли относить её на склад остального реквизита, и практически на выходе из зала нас засёк Артур. При виде трубы глаза его заблестели. "Я помогу отнести!" - заявил он и вцепился в трубу. Естественно, мы сразу поняли, что дело пахнет керосином, и тоже вцепились в ношу покрепче. Не было никакого смысла требовать, чтобы Артур разжал пальцы - он бы этого ни за что не сделал. Так мы и пошли к складу, надеясь, что хотя бы по дороге мелкий бес отвяжется. Но он не отвязался - какой дурак упустит шанс увидеть, что ещё хранится на складе. А там было много интересного - например, другие музыкальные инструменты, в том числе блестящие барабаны. И ещё почему-то там на деревянных стеллажах хранилось чистое постельное бельё - возможно, списанное за ненадобностью, но всё равно чистое и аккуратно сложенное. Попав на склад, Артур офигел от количества сокровищ и сперва бегал чуть ли не по стенам. Намотав несколько кругов, он понял, что ему всё равно никогда не унести отсюда всё, что хочется, и от огорчения забрался на стеллаж с бельём. Не снимая резиновых сапог, в которых только что шлёпал за нами по грязи. Я, на тот момент зелёная второкурсница, совершенно не умеющая строить наглых детей, и мягкотелый одиннадцатиклассник, местный "подай-принеси", стояли в дверях склада и беспомощно смотрели на это стихийное бедствие в обличье ребёнка. В итоге трубу он всё-таки спёр, и мы бежали за ним, пока все втроём не налетели на вожатого из артуровского отряда. Инструмент был возвращён на склад.
Наглядевшись на этого артиста, главная тётенька по самодеятельности дала Артуру отдельную роль с сольной песней. Последняя смена должна была завершиться костюмированным  Праздником Нептуна, и под соусом греческой мифологии участники изображали богов, отметившихся на карте звёздного неба.  Артур получил роль Аполлона и кавер-версию песни "Я на солнышке лежу". Он с таким трепетом относился к этому своему достижению, что главная по самодеятельности неожиданно (хотя может, на это и был расчет) получила в руки мощное средство управления Артуром. Слова: "Артур, прекрати хулиганить, иначе сниму с роли" оказывали на мальчишку прямо-таки магическое воздействие, и он немедленно выполнял всё, что от него требовалось.
И вот он, последний день. Солнце, сосны, песчаный пляж у озера, Нептун с аккордеоном, люди в хитонах и тогах, сшитых из старых пододеяльников и разукрашенных цветными мелками. Конечно же, под финал все затащат друг друга в озеро и промокнут насквозь. Но пока мы показываем друг другу то, что тайком репетировалось всю смену. Удовольствие, конечно, получили все, но самый оглушительный успех достался Артуру. Не потому, что он спел свою песню лучше или артистичнее других. Десятки детских голосов слаженно, как взрослые на концертах поп-идолов, скандировали: "Ар-тур!Ар-тур!Ар-тур!" - потому что теперь его знали и любили, и он уже не был каким-то там приезжим хулиганом, он был нашим родным хулиганом, нашей маленькой легендой.
(А ещё всем в этот день было немного грустно. Лагерь закрывался, из него собирались делать частную базу отдыха для взрослых. Говорят, на утренней линейке кто-то подсунул директору записку: "Пожалуйста, сделайте так, чтобы лагерь не закрывали" - говорят, что директор, прочитав, даже отвернулся, чтобы скрыть лицо).
Сейчас Артуру, наверное, лет двадцать семь. Я надеюсь, что жажда действий привела его к хорошим результатам.
Артур, где бы ты ни был, счастья тебе!

Показать полностью
132
Жил-был я. Папа. Война.
16 Комментариев в Истории из жизни  

В предвоенные годы дед как грамотный специалист был главным бухгалтером уже двух колхозов. Крутился как белка в колесе. Лёля (тётя Вика – старшая сестра отца) вспоминала, что он не мог успокоиться, пока баланс не сойдётся до копейки. Мог полночи не спать и лёжа в кровати в уме сводить эти балансы. Дед всегда считал в уме. У меня кстати тоже привычка, когда пишу текст, всю черновую работу делать в уме, и потом уже просто записываю. Семья при этом не шиковала, но и не бедствовала. Бабушка занималась воспитанием детей и хозяйством, дед обеспечивал уровень жизни. Воспитателем бабушка была жестким, порой даже жестоким. Особенно доставалось шебутному дяде Ролянду, так у него возникла даже привычка – стоило Марии Давыдовне его позвать, как он тут же прятался в туалет на крючок. Била она детей за провинности очень сильно, но стоило деду появиться в доме, как все расслаблялись. С детьми он разговаривал ровным голосом и никогда не наказывал, а стыдил. В остальном обычная семья обрусевших немцев. Причем русский язык дети начинали учить только со школы или во дворе, дома говорили по-немецки. Однако, если в гости приходили не говорящие на немецком гости, включая жен родственников из числа русских, все переходили исключительно на русскую речь. На мой вопрос, почему так, отец объяснил: «Неприлично говорить на языке, который не все понимают. Это может вызвать недоверие у гостей».


Война перевернула всё. Мои считали себя частью советского народа, в который входили все народы страны, и в одночасье превратились во врагов даже для друзей и близких знакомых. Причем у бабушки и ее сестры Амалии два брата в это время полноценно служили в Красной Армии на территории Украины. В боях под Киевом вместе со всеми они попали в окружение, а затем и в плен. Фашисты к немцам, служившим в Красной армии, относились особенно жестоко как к якобы предателям. Так оба брата были казнены по доносу сослуживца, что они немцы, рассечкой. Сгибали два дерева, привязывали за руки к стволам и обрубали веревку, сдерживавшую деревья. Людей буквально разрывало на части. Этот факт Лёля установила в 70-е годы, когда и на запросы немцев стали отвечать, на основе документов по просьбе своей тетушки Амалии. Тёте и другой родне ничего не сказала, да и мне рассказала уже после смерти бабушки. Всем она сказала, что просто попали в окружении и были убиты в бою.

В Красной армии к немцам в первый год также относились жёстко. Два младших брата деда добровольцами пошли записываться на фронт. Однако их направили в труд армию. При приближении фашистов к Москве подразделение, где были оба брата деда, по приказу какого-то чина из НКВД просто расстреляли. Этот факт недостоверен, тёте ничего не удалось узнать про этих дядей. Информация ходила на уровне слухов, но они ей верили.


Почти сразу летом 41-го года было объявлено о переселении поволжских немцев вглубь страны в Казахстан и Сибирь. Бабушка Амалия со своими детьми попала в Казахстан, а дед с бабушкой Марией и детьми в Тюменскую область. Тётя рассказывала, пришли специальные представители и объявили сбор в 24 часа. Что смогли унести, взяли с собой, погрузили в теплушки и увезли. В дороге не кормили, были и умершие. По приезду всех отправили в карантинные лагеря, причем мужские и женские отдельно. В это время бабушка серьёзно заболела, нужны были лекарства и деду удалось их достать. Опять же повезло благодаря его грамотности и профессии, деда сразу привлекли к административной работе в лагере. Через благожелателей в администрации он и добыл их. Нужно было ещё доставить лекарства в женский лагерь. Сделал это 14-летний дядя Ролянд, как самый шустрый. За ночь он сбегал туда, передал тете Вике (Лёле) и вернулся обратно. Но сосед, с которым дед в Добринке как бы и дружил даже, настучал начальнику лагеря по фамилии Скоробогатов. По иронии судьбы фамилия семьи отца в переводе на русский звучит также. Начальник вызвал стукача, деда с отцом на руках (3,5 года) и дядьев и учинил допрос:

- Ты видел, как этот пацан уходил из лагеря? – спросил он стукача.

- Да, видел.

- Ты знаешь, что его жена тяжело больна?

- Знаю.

- Ты понимаешь, что я сейчас должен его расстрелять за нарушение режима по закону военного времени вместе с пацанами?

Стукач молчал.

- Ты, сука, жил с ним рядом. В тебе хоть что-то человеческое есть? – начал бить того пока не превратил лицо стукача в кровавое месиво. – И запомни, сука, если ты кому-нибудь об этом расскажешь, я успею тебя кончить так, что ты пожалеешь, что на свет родился, раньше, чем за мной придут.

Этого человека в нашей семье считали спасителем. До конца своей жизни Лёля ставила свечку за упокой его души каждую Пасху. Война проявляла разные качества людей, но в любой системе всегда были люди. Моим несказанно повезло, что в эти страшные и тяжелые времена, судьба сталкивала их с настоящими людьми, которые выручали, а иногда и спасали их.

Показать полностью
3460
Неловко получилось
144 Комментария в Истории из жизни  

В студенческие годы, ввиду получаемого образования, часто ездила в лагерь на практику, вожатой. Выбирала обычно старшие отряды, с ними интереснее работать. А в этом лагере было много строгих, но порой очень дебильных правил, и одним из таких было обязательное присутствие и участие вожатых в вечерней дискотеке (нужно было танцевать со своим отрядом). И была у нас в отряде девочка, которая ну очень уж смешно танцевала, не умела, но показушничала и старалась. Остальные ребята над этой девочкой открыто посмеивались, за исключением пары её подружек.

Я, честно признаться, танцевать не умею тоже, и поэтому старалась не лезть в дебри пластики и усердно отлынивала от этой вожатской обязанности, благо, за её исполнением следили не так внимательно. Но в один вечер чёрт дернул меня выйти на танцпол с отрядом, настроение было хорошее, дёргалась как умела :D (на долю секунды даже показалось, что у меня вполне неплохо выходит). Каково же было мое недоумение, когда в перерыве ко мне подошли те самые подружки нашей отрядной танцовщицы и наперебой начали меня обвинять в том, что я пародирую и насмехаюсь над их подругой, и как это мне не стыдно, яжпедагог о.о

В общем, убедить их в том, что я просто так танцую сама по себе, не удалось..

Неловко получилось моё, реальная история из жизни, лагерь, вожатые, дискотека
2604
Один заброшенный пионерский лагерь в России.
283 Комментария  

Обратно в СССР

Главный вход

Один заброшенный пионерский лагерь в России. ссср, сделано в СССР, лагерь, прошлое, длиннопост

Пруд в лагере и мост через него

Один заброшенный пионерский лагерь в России. ссср, сделано в СССР, лагерь, прошлое, длиннопост
Показать полностью 15
32
Масленица от WhiteBox)
0 Комментариев  
Масленица от WhiteBox)
305
Не смертельно
20 Комментариев в Авторские истории  

Когда мне было лет 7, меня отправили в лагерь. Там были дети со всей страны.


В географии никто силен не был, поэтому когда о прошедших мимо ребятах кто-то сказал "Апатиты", все подумали кто во что горазд. Женька, например, решила, что это такая заразная болезнь, поэтому надо держаться от них подальше.


В столовой загадочные "Апатиты" сидели далеко, но как Женя не уворачивалась, на приемке подносов, столкнулась с мальчиком оттуда.


Сначала она жутко рассердилась на заразного парня, который вот так просто сталкивается со всеми подряд. Потом решила уточнить свою участь:

- А я скоро заболею? - спросила она удивленного мальчика.

- Чем?

- Ну "апатитом".

- Дура, это город!


Вот так просто Женька избежала смертельной болезни, чем и поспешила с нами поделиться.


***

Большое спасибо моим любимым подписчикам за вдохновение!

297
Аргументы непреодолимой силы
9 Комментариев в Истории из жизни  

Существует много методов воспитания: воспитание личным примером, метод естественных последствий, метод кнута и пряника и многие другие, но одной девушке удалось найти свой, не указанный ни в одном учебнике педагогики.


Мы вместе работали летом вожатыми в детском оздоровительном лагере. Его начальник, руководствуясь невесть чем, поставил молодую хрупкую студентку вожатой в старший отряд.


Последствия не заставили себя долго ждать. Дети, большую часть которых составляли мальчишки старшего школьного возраста, не принимая всерьез, пропускали мимо ушей все её слова. Когда же она от безысходности расплакалась и, размазывая по лицу слезы, сказала им все, что она про них думает, подростки, почувствовав себя виноватыми, начали её слушаться.


Со стороны это выглядело очень странно, но они у неё весь месяц ходили по струнке. Стоило кому-нибудь начать дерзить или не слушаться, её глаза начинали блестеть, нос хлюпать. Не в силах вынести это зрелище, друзья смельчаков сами начинали осаживать слишком дерзких, прибегая в особо тяжелых случаях к товарищеским тумакам.


Недаром слезы называют самым веским аргументом женщин и детей.

70
Не надо быть такими.
3 Комментария  

Работала я как-то вожатой в лагере, детки в отряде небольшие 10-12 лет. Работа интересная, мне очень нравилась, но вот за всё время нашла только одну проблему (кроме зарплаты, тут мы работаем за идею) - РОДИТЕЛИ.

Так вот, за четыре отработанные смены я разделила всех родителей условно на несколько групп.


Первая группа - это адекватные родители, которые не названивают тебе каждый день, не привозят ребёнку на родительский день килограмм 15-20 чипсов, сухариков и фруктов.


Вторая группа - это те, кто отправляют детей в лагерь, чтобы отдохнуть от них (вожатые же с воспитателями присмотрят), до таких как раз и не дозвониться, если понадобится.


Третья группа - "яжемать", к которой часто присоединяется "яжебабушка". Они вездесущи, и от них не скрыться. Они знают, какая у нас погода лучше всех (они ведь посмотрели в интернете), а мы в свою очередь должны знать, какие на ребёнке сегодня трусы. Но самое страшное в общении с ними - это родительский день, тогда от них уже не скрыться. Каждая из них считает, что мы просто обязаны уделить общению с ней не менее часа (ну да, других детей и родителей у нас больше нет). А объяснить, что отряд не купается, потому что врачи ещё не дали разрешение, практически нереально, ведь это мы "не даём деточкам купаться". Если же не удалось что-то втолковать, то начинается "да вам не понять", "у тебя и своих детей нет", "да кто тебя, малолетку, вообще взял сюда работать", "я буду жаловаться" и т.д. Стоит сказать, что сама я в то время была после 1 и 2 курсов в университете, роста невысокого, ещё и люблю свои длинные волосы в косички заплетать, поэтому наезжать пытались (а зря). В свою первую смену очень переживала, но потом научилась просто пропускать этот поток информации мимо.


Ну а вывод прост, как прекрасно, когда родители относятся ко всему адекватно, и как жаль, что всё ещё есть та третья группа, из-за них портится настроение и отношение. Не надо быть такими!

158
Как я был беженцем. Часть 3. Стукачи в лагере и миграционные разводилы.
31 Комментарий  

Ссылка на предыдущую часть:

http://pikabu.ru/story/kak_ya_byil_bezhentsem_chast_2_lager_...


Короче, получил я документы в тот день и меня выпустили из лагеря в 13:30, как и положено. Мы с моими новыми коллегами - пошли гулять и они мне показали город. Город по факту маленький - всего 30000 человек, а вот соседний Констанц (Германия) - в который перетекал Кройц уже был на 100.000 человек. Города разделяла граница (Zoll) - поскольку Германия это ЕС, а Швейцария - это Швейцарское экономическое пространство.

Как я был беженцем. Часть 3. Стукачи в лагере и миграционные разводилы. беженцы, практика, в тылу врага, лагерь, Стукач, мат, развод, длиннопост
Показать полностью 6
354
Как я был беженцем. Часть 2. Лагерь беженцев изнутри.
42 Комментария  

Ссылка на первую часть:

http://pikabu.ru/story/kak_ya_byil_bezhentsem_chast_1_nachal...


В прошлой части я закончил про то, как я добрался до беженского лагеря в городе Кройцлинген, Швейцария и запросил статус беженца.

Собственно встретила на входе меня девушка и рядом с ней 2 чела - примерно такие.

Что бы было наглядно, как выглядит охрана в лагере, вот вам фотография:

Как я был беженцем. Часть 2. Лагерь беженцев изнутри. беженцы, лагерь, юристы, в тылу врага, практика, опыт, мат, длиннопост

В дуратской кофте фотку не нашел, так что ловите в футболках поло =)

В общем внутри сразу бросается определённый запах - это моющего средства для посуды, что то типа Ферри или другая штука. Теперь когда мою посуду - мне сразу вспоминается Кройцлинген - просто охуенно!

Вообще в лагере постоянно всё мыли, так что атмосфера там стояла стерильная, как в больнице. Поэтому, если брезгливый человек попадёт в лагерь, то не почувствует дискомфорта.

Фото, видеосъёмка в лагере запрещена - стратегический объект. Поэтому я думаю и забирают все средства связи и любые мобильные гаджеты. Поэтому фотки лагеря изнутри увидеть нереально.

Справа находится пост охраны типа, как на фотке выше. Спереди комната ожидания на подобие, как в любом гос учреждении. Ну собственно ничего интересного нет, кроме того, что весь первый этаж идёт на просвет, ибо здание, как я уже говорил сделано из бетона и стекла.

Первое, что попросили меня сделать - сдать свои паспорта и когда они увидели Russian Federation, то малость прихуели ибо более дебильного вопроса я не ожидал:

- Ukranian?

- No, Russian! Moscow!

- 0_о okay ... !

К чему меня переспросили - я нихуя не понял, но как итог выдали анкету и спросили, знаю ли я иностранные языки. Я посчитал, что для моей легенды будет так не плохо забыть нахуй немецкий язык и сказать, что знаю только английский. Но как итог, оказалось что большинство русскоязычных беженцев, которые к ним прибывают - вообще нихуя не знают языки, кроме русского. Поэтому в последующем охрана будет меня вызывать неоднократно, для перевода в момент запроса статуса беженца другими прибывшим в лагерь персонам.

Конечно не за бесплатно, но об этом позже ;)


Вернёмся ко мне. Дали анкету - в ней 10 вопросов, пока её заполнял - охрана шмонала все и изымала всё под протокол, что не положено с собой иметь человеку, пока он в лагере. Отобрали всю электронику, банковские карты, документы для интервью, нож забрали, ну и всякие украшения - всучили протокол, остальное отдали. Включая наличные деньги + они не нашли мою банковскую карточку приклеенную на внутреннюю сторону крышки чемодана =) Хо хо хо! Не нашли! =)

В анкете были вопросы дебильного характера: ФИО, от куда, сколько лет, религия, гражданство ну и прочая муть. Ничего интересного.

В конце у тебя берут все 10 отпечатков пальца на сканере "евродок", что бы поглядеть - где ты был уже в Европе, что делал, не в розыске ли. В целом можно сказать одно: Добро пожаловать в Швейцарию, кантон Тургау, Кройцлинген.

Как я был беженцем. Часть 2. Лагерь беженцев изнутри. беженцы, лагерь, юристы, в тылу врага, практика, опыт, мат, длиннопост

Когда закончились все процедуры, пришла соц работник лагеря. Поздоровалась, говорит - пойдём, я покажу где ты будешь жить, какой распорядок дня, выдам тебе всякие принадлежности ванные (зубная щетка, мыло, паста, гель для душа и всякое прочее).

Ну и вообщем начнём с комнаты, поселили меня на первом этаже в небольшой комнате, там стоит 4 двухярусные кровати - то есть на 8 человек. Я занял шконарь и решил оглядеться, кто же мои соседи.

Население: 70% русскоязычные, остальные Косово и Монголия. В 70% так называемых русскоязычных входили украинцы и один белорус. Если посчитать со мной, то считайте один из РФ - от чего охуели все, но агрессии ко мне, как к москалю и кацапу - я не увидел по отношению к себе, поэтому мы пожали друг другу руки ну и они мне уже дальше рассказали про распорядок дня и вообще, как тут сидеть и чем тут заняться.


Повторюсь - интернет, мобильная связь и прочее - исключается, так как у меня всё забрали и охрана если увидит, что у тебя телефон, то просто его конфискует опять же под протокол. Поэтому если вы хотите излечиться от компьютерной зависимости - вам определённо нужно побывать в Heim Asyl Kreuzlingen.


Правила были следующие, примерно как в больнице или санатории можно сказать.

В 8 утра подъём, завтрак, потом свободное время до 10 утра, там предлагают подработку - подмести вокруг лагеря или окна помыть. Платят так то хуйню, но достаточно много по меркам Афганистана - 5 франков за работу. Это им продавать и продавать героин у себя на родине за такие бабки, а тут окно помыл - денег получил! Просто мечта - поэтому "звери" порой дрались между собой за эту работу. Я же "белоручка" - туда даже не совался, ибо им нужнее.


Потом обед и после него выпускают погулять в город с 13:30 до 17:00, ужин в 17:30. Если ты опоздал на ужин в лагерь, то на следующий день воспитатели-охранники тебя не выпустят погулять. И будут тебе говорить, что ты мудак сам виноват! В принципе - логично! (с)


После ужина идёт свободное время, отбой в 10 вечера. Все идут по своим комнатам и болтают до того момента, лёжа в кроватях своих, пока не уснут.


Как итог мы имеем:

Трёхразовое питание. Завтрак, обед и ужин. Достаточно сносное, еды всегда было в избытке и голодным никто не оставался. Если ты хочешь добавки - иди и попроси, всегда дадут ещё.

Что из себя представляет питание? В основе это макароны с мясом и подливой, равиоли (достаточно мерзкие, но я избалованный просто), по четвергам жаренная филюха рыбы с пюрешкой и салатом, ну и моё любимое - это жаренная курица по воскресениям в обед. Она просто шикарная, ибо закупают они её в магазине COOP, кто был в Швейцарии - тот поймёт.

Ах да, если вам прописана диета, то вам будут привозить отдельную порцию. Ну и соответственно из муслимов, которых в лагере большинство решили исключить из меню свинину. А диетиков и веганов я не припомню.

У нас таких небыло - у нас все нормальные ребята! (с)

Как я был беженцем. Часть 2. Лагерь беженцев изнутри. беженцы, лагерь, юристы, в тылу врага, практика, опыт, мат, длиннопост

Что касаемо других блюд и что мне не понравилось: Все салаты с уксусом - я ненавижу уксус, поэтому салаты я не ел. Иногда давали достаточно странные блюда - к примеру яйца в варёные в томатной пасте 0_о. Это реально дикая штука, я просто это не ел. Так же каждый день на завтрак заёбывает есть бутерброды с вареньем. Я не фанат сладкого, особенно с утра - а тут ещё и приторный джем из клубники надо мазать на хлеб и так каждый день. Поэтому я просто сливал себе кофе в бутылку и ходил с ней до обеда попивая.

Оценка: 8 из 10.

Так же стоит учитывать, что я сойдя с трапа самолёта 5 часов назад ещё в Цюрихе, уже сидел на своей кровати с крышей над головой в общаге, что достаточно круто - ибо социальная поддержка надёжная блять, как швейцарские часы. А это уже 10 из 10.


Население лагеря по большей части - это всякие нищие арабы, балканский полуостров (Косово, Албания, Босния, Македония), белорусы и украинцы. Из всего этого безобразия выделялся я ну и Володя.

Володя - был рождён в Берлине и имел немецкое гражданство, город Дюссельдорф. Его родители переехали жить в Германию ещё в далёких 1970 и он уже родился не в России.

Так же как и я решил посмотреть, как живут беженцы ибо он был писателем. Володя до последнего соблюдал легенду, но перед уходом из лагеря - он мне сообщил, что он писатель и мы обменялись с ним контактами, которые я успешно потом потерял, так и не узнав, о чём писал Володя.

Володя был моим соседом по шконке, который меня больше всех ввёл во всё происходящее. Поэтому, когда я в первый день приехал и трясся, как заяц от неизвестности - после общения с Володей на разные бытовые темы жизни в лагере, уже лёг с достаточно с хорошим настроением, настроившись на позитив, что и здесь нашёл русских.


Я проснулся на следующее утро от того, что начала играть какая то дебильная попсовая песня в динамиках + охранник сказал по радио Гуттен Морген. Ну проснулся, умылся - иду с Володей на завтрак. И тут меня вызывает по рации охрана: такой то такой то, подойдите пожалуйста к секьюрити.

Придя, мне сообщили, что сегодня я должен придти в кабинет номер 11 и там меня сфоткают, сделают мне документ беженский временный, что бы я мог выходить на улицу. Объяснили, что надо слушать громкоговоритель, ибо так будут постоянно вызывать по различным случаям: начиная от мелочей - типа дать пояснения по каким либо документам, до вызова на первое интервью. Так же охрана попросила меня помогать им переводить русских, если им что то надо, поскольку я единственный среди них, кто хорошо говорит по английски и они меня понимают на все 100%. Ну окей подумал я, делать всё равно же нечего, а так хоть развлечение. Взамен, как итог я получил себе следующие бонусы:


1. Я мог гулять до обеда в городе.

2. Мог проспать завтрак и валяться в постели до 10 утра, пока не начнется уборка.

3. Так же меня не беспокоили, по всяким мелочам - типа уборки.


Естественно русские узнав, что я теперь помогаю охране лагеря с переводами, начали меня просить сходить с ними в магазин, помочь что то купить в городе или банально перевести какое либо письмо. Я не жлоб и охотно помогал всем, если меня это не напрягало. Поэтому соответственно стал прямо, как гангста - к которому бегали по каждой проблеме, то русские, то охрана.

Как я был беженцем. Часть 2. Лагерь беженцев изнутри. беженцы, лагерь, юристы, в тылу врага, практика, опыт, мат, длиннопост

Получив беженский документ временный. А представлял он из себя бумажку со штрих кодом, там рядом красовалась моя морда, данные. Выходя из лагеря, я должен был его прикладывать к сканеру на КПП, таким образом охрана понимала, кто уже пришел в лагерь после прогулки, а кто проёбывается и кутит где то в городе.


Продолжение следует ...

Показать полностью 4
2315
Объяснительная, от ребёнка.
139 Комментариев  
Объяснительная, от ребёнка. лагерь, объяснительная, Дети

Работал летом вожатым, и как-то на планёрке засветилась такая объяснительная, радует. Просто 11-ти летний парень, держит слово.

371
Лагерь...
22 Комментария в Студенческое общество  

Дело было очень давно, летом. Учился я классе во втором-третьем. Школьный лагерь. Очередная экскурсия. Какая-то скучная усадьба за городом. После унылых рассказов экскурсовода нам дали немного поиграться на приусадебном участке. Тогда друзей у меня много не было и общался в лагере я только с одним мальчиком. Уже не помню, как его зовут, так что пускай будет Дима. В тот день Дима был чем-то расстроен и после экскурсии совсем расклеился. Он просто сидел на корточках и плакал. Я сначала предпринял несколько попыток его успокоить, ибо играть мне было больше не с кем, но попытки оказались тщетны. Тут в мою больную головку пришла идея, которая на тот момент казалась нереально крутой. Идея была в том, чтобы сбить ногой с Диминой головы кепку. При чем для большей эпичности сделать это с большим таким размахом. Я почему-то решил, что такой поворот событий приведёт Димона в чувство и он забудет все свои печали. Кепка на нем была надета козырьком вперёд и для удара надо было хорошо прицелиться, при чем нога должна была пройти в считанных сантиметрах от Диминого лица. Тогда этот факт совсем меня не напряг, и я, хорошенько размахнувшись, врезал чётко... по заплаканному ебальнику своего единственного друга. Веселей ему от этого совсем не стало, но все свои печали он точно забыл. Не помню, как я потом выпрашивал у него прощения, но, по скольку этого парня я помню только как участника рассказанной истории, видимо, так и не выпросил.
Из того дня я извлек для себя мораль - успокаивать людей, это немного не моё.
У меня все.

1404
Романтизация криминала или что блатным надо?)
232 Комментария  

Решил запилить пост о лагерной романтике по примеру пикабушника @1001pp. Я не покушаюсь на его славу и меня в принципе не бомбит из-за его бана, просто хотелось бы высказать то, с чем сталкивался лично я. Лагерь это не какой-то ужас и апокалепсис (ну по крайней мере из того небогатого опыта, что я имею). Не видел откровенного бепредела и лютого кошмара. Обычное общежитие, но с некоторыми нюансами. Отсутствие женщин и определенный контингент накладывают некоторый отпечаток. Во-первых, вам никто не поможет просто так. Вы должны обладать некоторыми качествами или поддержкой в лагере или с воли чтобы жить относительно нормально. Во-вторых, верить в лагере кому бы то ни было, независимо от масти и образа жизни, это идиотизм. В-третьих, никогда и никому нельзя демонстрировать свои слабости и открывать кому-то свою душу.

В целом жить можно, но делать там однозначно нечего. Все строится в первую очередь на отношениях и на личных качествах. Как и законы на воле, так и понятия в лагере могут трактоваться в оооочень широком диапазоне, в зависимости от трактующего и трактуемого. И также как и на воле, все равны, но кто-то равнее. И споткнувшегося подтолкнут с удовольствием, опять же как и на воле.

Искренне поржал с @1001pp. Он лагерную жизнь преподносит как романтику. Положенца лагеря описывает как "беззлобного улыбчивого парня". Положенец это административная должность. И очень многое там определяет элементарный страх наказания, что нормально, учитывая контингент. Для того чтобы быть смотрящим или положенцем надо быть по настоящему жестоким, хитрым и циничным.

Игру в лагере @1001pp преподносит как благородное занятие. Это уже лютый ппц. НИКОГДА, слышите меня НИКОГДА не садитесь играть в лагере с игровыми, то есть теми кто игрой живет. Им даже мошенничать не надо. Относительно честно загонят вас в такие долги, что ваша родня охренеет, выплачивая их. И не верьте таким как @1001pp. Они декларируют что никто вас играть не заставляет, и игра идет только на то, что есть на кармане. ЭТО ЛОЖЬ. Помните, по понятиям фуфлыжник (должник) чуть выше педераста.

А в целом, пожелание одно: не попадайте. Там реально делать нечего, а жизнь проходит.

3094
Добрая воспитательница
160 Комментариев  

Рассказывал дядя. В начале 80-х его родителям чудом досталась почти бесплатная путевка в детский лагерь на юге, которая длилась почти целый месяц. К детям прикрепили не студентов-вожатых, а воспитателей - теток 40-50 лет.

Как-то утром воспитательница обрадовала детей, что многим из них пришли посылки от родителей, и вечером они их получат все одновременно.

Вечером половина детей получила посылки, а дядя, которому на тот момент было 7 лет, спросил, где же его посылка, ведь родители обещали ее прислать, когда он уезжал. На что воспитательница велела ему зайти к ней в комнату через 10 минут.

Он явился к ней через это время, и она торжественно вручила ему кулек с сухими маленькими простыми печенюшками, с комментариями: "не хотела отдавать при всех, вон как мало тебе прислали, тебя бы дети засмеяли!" он отвечает: "А письмо? мне ничего не написали?" она в ответ "нет, иди отсюда".
Дядя сильно расстроился и обиделся на родителей. Через пару дней он и его сосед по комнате шумели во время тихого часа, пришла воспитательница, увела их к себе и стала отчитывать, заставила извиняться и пригрозила, что в следующий раз накажет их. Пока они стояли там с опущенными головами, дядя заметил у нее на прикроватной тумбочке несколько конфет, завернутых в бирюзово-золотую бумагу с цветочным орнаментом, которые иногда готовила сама дома бабушка, его мама, и заворачивала в такую бумагу, рулон которой дедушка принес откуда-то еще несколько лет назад.

Когда смена закончилась, и все дети разъехались по домам, выяснилось, что дяде в лагерь отправляли посылку с магазинными конфетами, вкусным печеньем, фруктами, ирисками, а также с домашними конфетами, приготовленными собственноручно, и упакованными в блестящую бумажку. К гостинцам прилагалось письмо, где родители писали, чтобы сын не ел сразу все, угостил друзей и чтобы он в первую очередь съел домашние конфеты и фрукты, а напоследок оставил бы себе в поезд погрызть простое сухое печенье.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь