С тегами:

жуть

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
289
Жуткая история
19 Комментариев  

Плохое зрение - это ужасно. Но ещё хуже тогда, когда ты ещё и боишься собак. Однажды в ветреную погоду, я увидел, что по двору бегало что-то черное. В этот момент я чуть не обосрался и со всех ног стал убегать от этого черного пятна. Вы бы видели моё лицо, когда оглянувшись я обнаружил, что это черное пятно взлетело надо мной. И только в этот момент я осознал, что всё это время я убегал от пакета

1022
"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне)
97 Комментариев в Я знаю чего ты боишься  

На жутковатых старинных снимках изображены женщины, оказавшиеся пациентками печально известной Бетлемской королевской больницы. Это заведение получило «народное» название Бедлам, которое со временем стало именем нарицательным. Пациентов здесь пытались излечить, вращая на стульях перед платившими за зрелище посетителями.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Большинству пациентов лондонской больницы ставили диагноз «острая мания», и некоторые попадали сюда после убийства. Знаменитое учреждение, которое стало первым в Европе, специализировавшемся на лечении психических больных, и легло в основу сюжета фильма 1946 года «Бедлам», было основано в 1247 году в эпоху правления Генриха III.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Безымянная пациентка, которой поставили диагноз «острая мания».


Одним из ноу-хау заведения было использование метода лечения Эразма Дарвина, дедушки Чарльза Дарвина, — ротационной терапии, в ходе которой пациента сажали на подвешенный в воздухе стул, который по несколько часов вращали вокруг оси.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Сара Гарднер, служанка, попала в Бедлам в 1857 году, когда ей было 26 лет с диагнозом «тяжелая депрессия».



В XVIII и XIX веках пациентов держали в холодных ваннах, морили голодом и избивали. В этот жестокий период филантроп-квакер Эдвард Уэйкфилд в 1814 году посетил Бедлам и описал, что видел там голых, прикованных к стенам и заморенных голодом пациентов.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Хэрриет Джордан — одна из многих пациенток, попавших в лечебницу в 1858 году. Ей также поставили диагноз «острая мания».



Отличительная черта Бедлама была в его доступности для широкой публики, поскольку богатые патроны могли заплатить деньги, чтобы поглазеть на несчастных, заточенных в психушке. Больница несколько раз переезжала за свою историю. В те времена женщин легко признавали безумными и отвозили в психиатрическую лечебницу, где бросали.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Фэнни Барретт также попала в Бедлам в этом же году, и ей поставили диагноз «перемежающаяся мания».



Обычно женщин заточали в дурдом при различных заболеваниях и симптомах, которые сегодня не считаются проявлениями безумия. Часто эти несчастные страдали от послеродовой депрессии, алкоголизма или старческой деменции, или допускали общественный проступок — например, изменяли мужу, — и за это их «сплавляли» в Бедлам. в те времена считалось, что женщины особенно подвержены риску психических заболеваний, вызванных нарушениями в репродуктивной системе организма.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Безымянная пациентка Бедлама.



Женщины, занимавшие более низкое положение в обществе и имевшие меньше власти и денег, были более беззащитны, поэтому их отправляли в дурдом, если они надоедали мужу. Фотограф Генри Геринг фотографировал пациентов Бедлама в период с 1846 по 1858 год, чтобы изучить их лица на предмет наличия признаков психических заболеваний.Фотография Бетлемской королевской больницы, сделанная в 1926 году, когда учреждение переехало в Сант-Джордж Филдс.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Фотография Бетлемской королевской больницы, сделанная в 1926 году, когда учреждение переехало в Сант-Джордж Филдс.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Известный художник Ричард Дадд попал в Бедлам после того, как убил собственного отца, приняв его за дьявола.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Джон Бэйли и его сын Томас попали в лечебницу в 1858 году с острой меланхолией.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Эдвард Оксфорд, первый из восьми пытавшихся совершить покушение на королеву Викторию.


Он совершил попытку покушения в 1840 году, выстрелив дважды, но ни разу не попав. Его признали невменяемым и отправили в Бедлам.

"Проблемные пациенты» — обитатели Бедлама (психиатрическая больница в Лондоне) я знаю чего ты боишься, жуть, история, факты, психиатрическая больница, Бедлам, длиннопост

Сейчас больница находится в Бромли, куда переехала в 1930 году.

Показать полностью 10
246
Жуткое деревцо
30 Комментариев  
Жуткое деревцо дерево, наркомания, жуть, не мое

В моём городе на южном выезде.
С одной стороны хорошо что не под ногами, с другой как то стрёмно выглядит.
Взял с городского сайта
http://ria-m.tv/news/86532/derevo_pod_kayfom_obnarujili_na_y...

161
Жутенько
13 Комментариев  
Жутенько
69
И снова о пожаре на складе в Балаклее
34 Комментария  

Это просто ужасно. При просмотре карт Google, приходит на ум только одно - огромные жертвы.

Склад с боеприпасами просто оброс жилыми домами.

И снова о пожаре на складе в Балаклее Балаклея, жуть, Украина, длиннопост

По всем нормам, начиная с Советского Союза, склады с боеприпасами должны находится на удалении не менее 3 километров от жилых домов.


Для сравнения, этот склад по диагонали равен 3 километрам. И ни о каком удалении речи не идёт.

Показать полностью 2
273
Все не так уж плохо...? (I'mGoingCrazy? История 1)
30 Комментариев в Истории из жизни  

Даже когда умер её родной братик, с которым она так любила играть, она не плакала… И когда её избивал отец и дразнили в школе, она никому не жаловалась. Она училась на отлично и стойко преодолевала все трудности. Она была сильной. И постоянно помогала маме колоть дрова, таскать воду, и выполнять прочие домашние дела. Ира была взрослой, серьезной и ответственной, хоть и было ей всего лишь 12 лет. Разве что могла всплакнуть ночью в подушку, или закричать, испуганная очередным ночным кошмаром.


Да ладно, все не так уж плохо, ведь таких Ирочек в мире множество...


Она решила уйти после 9 класса, мама хотела что бы она стала мед сестрой, да и самой Ире надоела учеба в школе, пропал интерес к ранее любимым предметам, и друзей почти не было. Правда мед сестрой она быть не хотела, но и отвращения к этому делу не питала. Она сама не знала чего хочет, если уж честно.


«Да ладно, все не так уж плохо» - говорила мама – «Сменишь обстановку, развеешься, появится и интерес и друзья и смысл жизни»


Интерес не появился, но и отвращения не было. Завела пару подруг и училась спокойно.

Правда порой не хотелось идти на пары, отвечать на звонки подруг и даже двигаться. Но, это ерунда, банальная лень, у всех бывает. Наверное.


Все не так уж плохо.


Ира была молодцом. Наверное медицина была и правда её стихия. Ведь даже в морге, на вскрытии трупов, она вела себя спокойно, не кричала, не отворачивалась, не блювала, не падала в обморок, как её подруги.


А потом она познакомилась с замечательным парнем, Игорем, веселым, общительным, красивым, умным. Прям мечта любой девушки. Но, их отношения продлились не долго. Расстались. Ира его бросила. Даже сама не знала почему. Что-то было не то.

Игорь был очень зол…


Да ладно, все не так уж плохо, побесится и успокоится.


Подруги не поняли её поступка. И вообще они были слишком мечтательные, меркантильные, эгоистичные, высокомерные, дуры. Они раздражали Иру. И вообще, большинство людей её раздражало. Их поступки, слова, мировоззрение. Лучше быть одной, чем с такими как они.


Да ладно, все не так уж плохо, зато тебя никто не предаст и не обидит, ведь так?


На курсе четвертом учиться стало сложнее. Хотелось спать. Постоянно. Всегда. Ухудшились память и внимание. Ира порой забывала что читала пять минут назад, не могла найти куда положила ключи, или не замечала табличку «лифт не работает».

Порой плохо засыпала или же не могла долго встать с кровати.


«Да ладно, все не так уж плохо» - думала Ира – «Весна. Нагрузки. Надо просто пропить витаминов»


Над Ирой посмеивались. Называли её чудачкой. Она могла говорить сама с собой, не замечая этого. Порой делала смешные и странные оговорки или описки. И почерк был совсем неразборчив и плох. А иногда она даже придумывала новые слова. Ради шутки… как говорила она.

Но, ведь все это ерунда, все не так уж плохо, что такого в том, что бы проговаривать мысли вслух, а оговорки и описки мы все делаем, а почерк у врачей всегда не разборчив.


Правда была одна странность которая пугала саму Иру. Но, она предпочла об этом не думать. И вообще, это была не странность, а ритуал наудачу.

Дело в том, что Ира, прежде чем выйти из дома, восемь раз касалась зеркала, и ей казалось, что если она этого не сделает, кто-то умрет, хотя они и понимала что это бред. Понимала, но прикасалась. Восемь раз. На всякий случай. На удачу. 8. Счастливое число.

8 ручек. Не дай Бог одна сломается, надо срочно бежать за новой.

8 ложек. И плевать, что живет одна.

8 раз надо дернуть дверь, проверяя закрыта ли она.

8 платочков в сумочке. На всякий случай.

8 раз протереть стол. Чистота – залог здоровья.

8 раз перечитать задание, что бы ничего не перепутать.

8 яиц на завтрак. И плевать, что съест всего 2. И т.д. и т.п.

А еще нельзя наступать на последнюю ступеньку, и желательно что бы в предложении которое ты говоришь было четное количество слов, и идти нужно всегда по правой стороне улице, даже если твой дом с лева…


Да ладно, все не так уж плохо, у всех нас есть свои небольшие секреты и странности…


А потом появился Игорь. Он начал следить за ней. То в парке, из-за деревьев, то на оживленной улице, затерявшись среди толпы, то заглядывал среди ночи в окна её дома. Она постоянно чувствовала на себе его взгляд, полный злобы и ненависти. И это её вгоняло в сильнейший ступор, она даже не могла пошевелить пальцами на руках.

Хорошо что звонок в полицию помог и слежки прекратились. Но, остался страх, что Игорь нападет на нее среди ночи, с огромным ножом в руках, и черными мыслями в безумной голове.


Все не так уж плохо, ведь на всякий случай она купила электрошокер.


И Вот идет преддипломная практика, Ира попадает в реанимационное отделение, и в первый же день остается на ночное дежурство. Разумеется с мед сестрой.

И все идет хорошо, пока больные, лежащие в коме, не начинают, чувствовать её страх, читать её мысли…

Ире и до этого казалось что люди порой читают её мысли, но она старалась об этом не думать…

Но, о больных не думать было не возможно, они шептали, шептали про её пьющего отца, который временами избивал её, про то что её никто никогда не любил, про то какая она уродина. Они тянули к ней свои мерзкие худые сморщенные руки с зеленоватым оттенком и смеялись, они знали её мысли и страхи, все её секреты и слабости…

Ира всю ночь просидела в туалете и проплакала, на утро её нашла мед сестра, пожалела, дала успокоительного, и решила что у девочки просто стресс при виде умирающих людей.


Зачем говорить про галлюцинации, возможно, ей просто померещилось или даже приснился сон.


Сказать по правде ей частенько мерещились странные ваши, но ведь проще простого списать это на усталость, нервы, стресс, и благополучно забыть об этом.

Даже если она видела пса, которого не видит ни кто, или слышала как её кто-то зовет в пустой квартире, Ира всегда думала что ей просто показалось, пес – просто куст, странный куст, а журчание воду она приняла за свое имя.


А есть вещи, о которых лучше вообще не вспоминать.

Никогда.

Так проще.

Так кажется что все не так уж плохо.


Все начинается с мелочей и всему приходит конец.

И этой истории тоже.


Ира была сильной. Она держалась. Из-за всех сил. Стараясь не замечать шепота, смеха, угроз, и тянувшихся к ней мерзких конечностей.

Но, если кто-то думает что это так легко, сдерживать поток больного сознания, он крупно ошибается, И Ира сдалась на следующее дежурство. Крики, слезы, истерика, а мед персонал заподозрил неладное.


Со стороны это выгладило не так уж хорошо, совсем не хорошо, а очень даже плохо…


Ее напоили валерьянкой, которая не могла помочь, и положили в сестринской, а потом пришел Игорь, с ножом.

Он обзывал её, унижал, и смеялся над её жалким существованием, заткнул ей рот и собрался порезать её руку, но Ира успела выхватить скальпель и полоснуть по горлу этого жалкого человека…

Все было в крови…

Её руки, халат, сестринская…

Ира рыдала, а смех комотозников был слышен даже здесь…


Галоперидол ей помог.


Итог: Крови не было, так как не было скальпеля, был обычный карандаш, а вместо Игоря был врач, а вместо ножа – шприц.


Как позже выяснилось, самого Игоря тоже не было, никто никогда его не видел, и не слышал о нем.


К сожалению, Ира не смогла с таким заболеванием быть мед сестрой, но зато ей сейчас значительно лучше, после курса различных медикаментов в специальном учреждении, а так же курса реабилитации и прочих необходимых мер при её расстройстве.


На данный момент живет с мамой, без отца, работает швеёй, а в свободное время, в качестве хобби, делает прекрасные поделки из дерева…ну и некоторые из них продает.


А у меня до сих пор шрам на горле… Карандаш был острый, но, слава Богу, не сильно, иначе Вы бы не услышали эту историю.

Все не так уж плохо...? (I'mGoingCrazy? История 1) история, текст, грусть, длиннопост, моё, жуть

P.S. Если появятся желающие, могу запилить целый ряд историй про шизофрению и прочие психические расстройства.

P.P.S. Текст - полностью мой, а вот картинка взята из интернета.

P.P.P.S. Имя девушки изменено, из-за соображений врачебной этики.


Спасибо за внимания!

Всем душевного и физического здоровья.

Показать полностью 1
54
Маленький заср*нец:) (честно сп***но из вк)))
19 Комментариев  

Не стоит это читать с бутербродом в руке. Плохая идея. Ещё никто не смог дослушать эту историю, не заржав. Если вы не боитесь, что полупережёванный бутер вылетит некрасивым фаршем через нос и украсит комнату в радиусе полутора метров, тогда вперёд. Я предупредила.



В свои двенадцать лет я была довольно умелой нянькой для своего восьмимесячного племянника, сына старшего брата. Мы все дружно жили в одной квартире. Кашу там ему навести, ползунки переодеть, поиграть – это завсегда пожалуйста. Абсолютно беспроблемный карапуз любил меня до усрачки (запомните это слово, оно в моём рассказе ключевое), никогда со мной не плакал, шкодно заглядывал мне в глаза в надежде на очередные бесилки, весело хрюкал и тряс пухлой жопкой. За его умение уже тогда намеренно корчить очень смешные моськи я звала его Мультиком. Нос сморщит, глаза прищурит, такая мурзилка, я передать не могу! Я часами тискала его, как толстого кота, а он радостно верещал и крякал, пока его не срубало в сон. Даже укладывать не надо было. Так и жили.



Взрослые сообща возвели меня в ранг семейной Мери Поппинс и доверяли мне безоговорочно. И вот однажды мне выпала проверка на вшивость - остаться один на один с Мультиком с полудня до вечера. Куда-то им всем враз припёрло свалить в тот день. Хотя, если честно, я всех своих домашних подозреваю в преступном сговоре, типа они как те древние индейцы: дунули чего позабористей и вождю племени пришло виденье, что пора уже одной девочке пройти обряд посвящения во взрослую жизнь. И они такие выпихивают её в ночь на мамонтов врукопашную! Испытаньице, надо заметить, подготовили мне такое, что после него меня можно было бы смело с палкой на танки выпускать. Прямо из пещеры босиком.



Всё начиналось довольно мирно. Я в своей комнате делала домашку, Мультик, пока не умеющий ходить, возился в своей кроватке в комнате напротив и тоже делал свои мультяшные дела: грыз шестью зубами пирамидки, чего-то объяснял на своём тарабарском языке резиновым человечкам, те в ответ попискивали – видно, он их тоже грыз. Он мог подолгу вот так играться, никого не дёргая и не закатывая истерик, что его не берут на ручки. Эдакий начинающий интроверт. С любовью ко мне до усрачки. Кстати, о ней. Нет, я не про любовь.



Через какое-то время я осознала, что как-то уж больно тихо в квартире, никто не базарит с игрушками. Только сосредоточенное сопение и кряхтение. Моя не совсем ещё сформировавшаяся интуиция двенадцатилетнего человека подсказывала, что дело пахнет керосином. Ну, скажем, не совсем керосином.



Опытные родители знают, что тишина в доме, где есть маленькие дети – это очень, ОЧЕНЬ плохой знак. В фильмах ужасов всегда всё самое страшное происходит в тишине. И если вы перестали слышать своё чадо, будьте уверены – оно приготовило вам боооольшой сюрприз! В тишине подчистую съедаются целые косметички с кремами и помадами, разрисовываются фломастерами обои и лица доверчиво спящих отцов, в мелкие клочки рвётся вата и бумажки, вынимаются цветы из горшков, и всё это сверху щедро посыпается детской присыпкой. Для пущей красоты и маме на радость, естессно.



Я здраво прикинула, что из кроватки он вылезти не мог – жопка тяжела, равно как и не мог он ни до чего дотянуться. Да и мелкий он пока для таких глобальных катастроф. И это было в тот день моей ошибкой номер один. Я позвала его: «Э-эй, Мульт! Ты чего там прищук?» В ответ раздался короткий оживлённо-радостный писк. Без задней мысли я двинула на его зов, не подозревая, какой меня ждёт увлекательный квест.



…То, что увидели мои глаза, когда я стояла на пороге в его комнату, мозг принял не сразу. В тему была бы песня Сплина «Моё сердце остановилось, моё сердце замерло». Что-то, силуэтом напоминающее ребёнка, стояло в его кроватке, пружиня на коротких кривеньких ножках, и голубоглазо пялилось на меня. От Мультика оно весьма существенно отличалось цветом. Не скажу, что негритёнок, но… Как-то уж очень подозрительно однотонными и одного с ним цвета


оказались и все игрушки в кроватке, и сама кроватка, и обе стены угла, в котором она стояла. Судя по равномерности и площади покрытия, я поняла, что в семье растёт талантливый штукатур-маляр. И всё это, так сказать, его «проба пера». Золотые руки были налицо.



Наивно было предполагать, что добрый волшебник с голубого вертолёта прицельно метнул к Мульту в кроватку пару ведер кабачковой икры, которой он, кстати, судя по измазанному лицу, уже успел прилично так откушать.


Если бы только в то время были подгузники и один из них был бы на нём! Или хотя бы те ползунки, которые с завязками на плечах! Но его бабушка (она же моя мама) считала, что детская попа должна непременно дышать. И эта попа, одурев от свободы, сработала как взорвавшийся баллон с монтажной пеной.



Без нечистой силы тут явно не обошлось. В г..вне было буквально ВСЁ…



К неразгаданным загадкам нашей цивилизации, таким как бермудский треугольник и египетские пирамиды надо непременно плюсануть ещё одну – откуда в младенцах столько г..вна. Господи помилуй, ну откуда СТОЛЬКО?! Это ж разве что испуганному дикому африканскому слону под силу столько навалить! Расскажи мне, маленький проказник – КАК ты это сделал?! Чем тебя накормила утром заботливая баба? Дрожжами? Ядерным пенообразователем?



К такому жизнь меня не готовила. За всю мультяшную восьмимесячную жизнь он при мне пока только писал в пелёнки и штаны, сбрасывая свой более серьёзный балласт лишь с мамой и бабой. Но тут, видимо, решил, что мне тоже пора повышать квалификацию няньки и переходить на более сложный уровень.



Я стояла и в тихом ужасе прикидывала, что до прихода взрослых он к чёрту засохнет, и это дело с него будет палкой не отбить. Проблема транспортировки обосрыша до ванны стояла остро, так как резиновых перчаток дома не было, а голыми руками взяться было просто не за что. Как ни странно, чистой осталась его мелкая пипирка. Но я ж не зверь, в конце концов.



Нестандартные решения и отвага в их реализации – это прям мой девиз по жизни. Поразмыслив и решив, что главное в этом деле – не нюхать, мне ничего умнее в голову не пришло, как завязать себе пол-лица махровым полотенцем. На узел сзади. И это было моей второй ошибкой в тот день. Мой вид, кстати, немало развеселил мелкого, ему было всё равно, как я выгляжу, в отличие от меня.



НЕ ДЕЛАЙТЕ. ТАК. НИКОГДА. Если бы в то время был интернет и я бы увидела на YouTube ролик, как отцы меняют подгузники детям, у меня в тот день было бы одной проблемой меньше. Откуда ж я знала, что за рвотный рефлекс отвечает не только обоняние, но и зрение! При первой же моей попытке пойти на сближение с плохо пахнущим и плохо выглядящим объектом, мой желудок чётко сказал: Нет! Ты не дотронешься до этого! – и дал из своих, то есть, моих, недр оборонительный фонтан, который, впрочем, дальше моего плохо сымитированного противогаза не ушёл.



Итак, я имела одного младенца в г..вне с ног до головы плюс одно заблёванное полотенце, которое, кстати, быстро снять не получилось, что мгновенно привело к повторному залпу. Тогда я впервые осознала, как неправа была мама, сетуя на то, что у нас маленький коридор. Мама, да у нас охренеть какой длинный коридор! Это ж целая зелёная миля, а не коридор! Прямо персональная Байкало-Амурская магистраль какая-то! Особенно, когда ты мчишь по нему, как Усэйн Болт, согнувшись на 90 градусов, пытаясь донести то, что находилось в полотенце, и стараешься не расплескать.



Но основная проблема всё ещё требовала решения, иначе какая я на хрен нянька. Умывшись и взяв себя в руки (да что я, маленького засранца испугалась, что ли!), я перешла к решительным действиям, вспоминая для поддержки собственного духа мамины рассказы о том, как отважные девочки-медсёстры в войну с поля боя выносили на себе раненных. Или как солдатам без наркоза пули вынимали. Лётчик Мересьев вон вообще ноги себе отморозил и без них летал потом. А я, значит, с обосранным ребёнком справиться не могу. Посылай потом такую ванильную мямлю Родину защищать.


Ну-ка, давай, не будь тряпкой, втяни сопли. Главное – сделать это быстро, сработать, так сказать, на опережение рефлексов!



…Всё дальнейшее неплохо смотрелось бы под эпичный саундтрек к Брату-2 «Полковнику никто не пишет» с его качающим «Большие города…». Или «Ту-лу-ла» Юли Чичериной.


Выдохнув и собрав волю в кулак, я голыми руками бесстрашно выдернула из кроватки голожопую смеющуюся восьмикилограммовую какашку. Я держала его на вытянутых руках, подальше от себя и старалась не смотреть, во что вляпалась. Как только мы вступили на финишную прямую коридора, меня ждал ещё один сюрприз – оказывается, Мультик ещё не закончил!



Казалось, в ту минуту сам дух великого Фредди Меркьюри пропел над нами «The Show Must Go On!», что, собственно, и происходило. И помимо осознания того, что длина коридора – понятие относительное, мне так же явилось озарение, что младенцы, видимо, изнутри весомо больше, чем снаружи. Как те шкафчики в камере хранения из фильма «Люди в чёрном» или чемодан Ньюта Саламандера из «Фантастических тварей». Эдакие маленькие сверхмощные чёрные дыры, работающие не на поглощение галактик, а наоборот – производя их. Много, много вонючих тёплых галактик!.. Прямо, блин, день удивительных открытий какой-то!



Да сколько в тебе ещё?! Хватит! Остановись!! Горшочек, не вари, мать твою!!!



...Мультик, покорно вися на моих вытянутых руках, выдавал на пол всё новые порции как большой радостный тюбик, и ждал от меня похвалы - его всегда хвалили мама с бабушкой, когда он много какал. Не сомневаюсь, что в этот раз он бы сорвал шквал аплодисментов и ликований. Но в моих глазах это был так себе подвиг. В тот момент я ощущала себя пилотом того самого бомбардировщика, который якобы нечаянно сбросил бомбы на Хиросиму и не знал, как потом остановить этот процесс.



В общем, весь путь до ванной мы украсили нормальными такими лепёхами, и коридор стал напоминать минное поле. Двумя меткими попаданиями были насмерть убиты мои тапочки.



В ванной я просто посадила мелкого на дно и стала поливать из душа. Обычно, в момент мытья головы с мамой и бабушкой, он громко выражал свой протест. Но со мной благоразумно терпел, видимо, осознав, что лимит нянькиного терпения исчерпан. Зажмурившись, он покорно перенёс мытьё с губкой и мылом, лишь взял с края ванной своего жёлтого утёнка и не выпускал его из рук до конца купания.



Коридор мне пришлось разминировать самостоятельно, ничего не поделаешь. Но решив, что на сегодня с меня хватит испытаний и меня уже можно смело в космос без скафандра запускать, мыть кроватку я не стала – хоть какая-то сатисфакция за моральный ущерб…



Наверное, в моей истории себя узнали многие старшие дети. Или отцы, остававшиеся впервые со своим ребёнком один на один. Согласитесь, за один такой денёк нужно давать орден «За отвагу». Да простит меня лётчик Мересьев.

Показать полностью
830
Сонный паралич.
811 Комментариев в CreepyStory  

Сам я сонный паралич испытывал раза два в своей жизни, и, надо сказать, мне не понравилось. Совсем. Читал, что паралич зачастую сопровождается галлюцинациями и это нормально, они бывают весьма жуткими, а поэтому на спине больше не сплю - именно это положение тела чаще всего приводит к таким вот последствиям.

Я поспрашивал друзей и родственников об этом явлении и решил сделать некую подборку из галлюцинаций. Итак, приступим.


1) Падающий потолок.

Я в числе тех, кто видел подобное. Проснулся, вижу как потолок скручивается в своего рода спираль, а затем как будто обрушивается на меня. Зажмурился, ожидая того, что сейчас случится непоправимое. Полежал так с некоторое время, открыл глаза. Все в норме, как обычно. Пытаюсь встать, не выходит. Тело только-только начало отходить от паралича. Я тогда не на шутку перепугался, поскольку испытывал подобное впервые.

Моя двоюродная сестра, например, только и ждет этого состояния, говорит, что ты не спишь и видишь такие удивительные картины. Не смог с ней согласиться.


2) Человек в черной рясе.

Жуткая картина - открываешь глаза и видишь, что в изножье кровати стоит некто в черном балахоне. Лица не видно, зато отчетливо слышно его дыхание. Днем отвратительно это видеть. Мы привыкли, что все самое страшное происходит, когда солнце скрывается за горизонтом, но когда его золотое свечение проникает в комнату, и ты видишь эту образину в нескольких сантиметрах от твоих ног - пусть она стоит и не шевелится - становится минимум не по себе. Люди, для которых паралич явление частое, относятся к таким проделкам тела и сознания спокойно. А двоюродная сестра, впервые увидев человека, долго и протяжно скулила, нормально заорать у нее не получилось.


3) Кто-то сидит на груди.

Самая страшная байка, которую я слышал в детстве и снова услышал ее уже будучи взрослым. Как будто кто-то темный сидит на груди, ты не можешь толком пошевелиться и прогнать эту сущность. Мне про это нередко рассказывала двоюродная бабушка со стороны родственников из России и списывала такое явление на то, что это шалил домовой, мол, жили они в молодости у родителей дедушки, незримый хозяин взъелся на нее непонятно из-за чего и так мстил. Бабушка говорила, что тяжесть с груди уходила, когда она в уме начинала читать молитву, дескать, домашняя нечисть пугалась и убегала. Как по мне, тяжесть проходила потому, что пока бабушка перебирала в уме молитвы, тело успевало проснуться и эффект присутствия враждебной сущности пропадал.


4) Лежу на боку, а рядом кто-то лежит и смотрит.

О, несмотря на то, что паралич случается редко, если спишь на боку, тем не менее, такой случай нашелся. Коллега рассказал, что однажды он проснулся среди ночи, лежа на правом боку и увидел, что на другом краю кровати лежит нечто крупное, темное и словно неотрывно смотрит на него. Пошевелиться, понятное дело, было сложно. Пока он силился выйти из этого беспомощного состояния, он пережил невероятный страх, поскольку неотрывно наблюдал за сущностью и ему даже казалось, что она вздыхает и шевелится. Жил он один, поэтому пока не узнал про паралич, он в голове уже сто раз прокрутил сценарий, что ему продали квартиру с "подселенцем" и как ему от жилья теперь избавляться.


5) Падение в пропасть.

Знакомая очень любит это состояние, ибо образы посторонних в комнате ее не тревожат, а вот ощущение того, что она не лежит на матрасе, а проваливается куда-то, ей понравилось. Хотя, для кого-то это окажется страшнее, чем сущности, знакомая только и ждет, когда сможет ощутить свободное падение, не выходя из комнаты и не увлекаясь экстремальными видами спорта.


6) Любопытные сущности.

Племянник другого коллеги, будучи подростком, часто просыпался и видел, что над ним склонилось несколько темных силуэтов, словно пытаясь изучить его. Он слышал шепот, хихиканье, одна сущность даже говорила что-то более-менее отчетливо голосом самого племянника. Фразы были обрывочными и не несли в себе абсолютно никакого смысла, вроде "покормить бегемота нужно" или "тапочки убежали под кровать и не хотят выбираться обратно".


7) Топот.

Лежишь себе и слышишь, как кто-то невидимый быстро-быстро ходит по комнате туда-сюда. Второй случай паралича, который переживал лично. Не скажу, что было сильно страшно, но эффект того, что нечто незримое беснуется в помещении малоприятен.


8) Нечто в окне.

Друг, кровать которого стоит прямо напротив большого окна, видел, что к окну прильнуло нечто большое, темное и размытое, похожее по очертаниям на огромного кота. "Так себе ощущения",- вкратце описал он то, что испытывал. Сущность в окне плавно перемещалась от одной стороны окна к другой, пока товарищ, как и моя бабушка, пытался вспомнить молитвы, которому его учили в детстве.


9) Силуэт в кресле.

Подруга поделилась, что паралич для нее явление не то чтобы регулярное, но и редким его не назовешь. Бывает, что сопутствующие галлюцинации не несут в себе ничего пугающего, но случается, что периодически она видит кого-то в кресле. Очертания бесформенные, при этом подруга слышит нарастающий шепот, постепенно сливающийся в единый поток шипящих и свистящих звуков, различить отдельные реплики не получается.


10) Пение.

О таком ни разу не слышал, пока не поговорил с новеньким в офисе. С ним однажды ночью случился паралич и все, что он при этом слышал было хоровое пение. Никаких сущностей, образов. Просто чудесное, чистое пение. Он не отрицал того, что, возможно, соседи включили музыку на полную катушку, но и не исключал того, что это была галлюцинация, поскольку выйдя из состояния паралича, пения он больше не слышал, оно как-то само собой затихло. Да и насколько должны быть отшибленные бабули-соседки, из которых состоял практически весь подъезд, чтобы ночью включать записи с хоровым пением.


Пока на этом все. Буду рад, если вы поделитесь в комментах своими историями про сонный паралич, поскольку тема это интересная.

Показать полностью
5919
Игра "Доведи до усрачки".
259 Комментариев  

Однажды мучаясь очередной бессонной ночью, я скачала Periscope.

Игра "Доведи до усрачки". periscope, страх, жуть, Игры

Недолго поковырявшись в трансляциях я придумала себе развлечение. Итак, как это работает...

Время: ночь. Выбираем трансляцию, которую ведёт 1 человек. Желательно девушку, но парни тоже иногда веселят. Пишу сначала что-то нейтральное, типа: "Оу, красивые волосы!", "Где взяла такие обои?", "У меня такой же чайник!", "Чего не спим?". А потом перехожу в наступление)) Пишу: "А это твой младший братик?))". Естественно следует вопрос: какой младший братик? И тут я начинаю развивать тему. "Ну, мальчишка, который за тобой стоит, улыбается. Сколько ему?". Далее просто смотришь на реакцию и угораешь. Очень круто, когда в трансляции находятся смышлёныши, которые начинают тебя поддерживать, тем самым доводя звезду трансляции до усрачки...

57
Венок (ч.1)
33 Комментария в CreepyStory  

- Миссис Брук, вам разве на сегодня назначено?- распахнув дверь кабинета и озадаченно посмотрев на зареванную пациентку, удивленно протянул доктор Вельд. Женщина комкала в руках носовой платок, не в силах посмотреть в глаза психотерапевту

- Нет,- глухо отвечает миссис Брук. Ассистентка Вельда недовольно смотрит на нее, ведь запись на то и есть запись. Как ей теперь оправдываться перед другими пациентами? Пациент, только что завершивший прием, вежливо попрощался и с доктором, и с ассистенткой.

- Я ненадолго, доктор, всего лишь на пару минут,- пробормотала миссис Брук, поднимаясь с дивана и стараясь не глядеть на разгневанную ассистентку. Вельд понимающе кивнул и посторонился, чтобы женщина прошла в кабинет.

- Она вечно все портит,- прошипела Присцилла. Не девушка, а дракон во плоти.

- Ну что я могу поделать,- растерянно ответил Вельд и, провожаемый испепеляющим взглядом Присциллы, зашел за пациенткой и прикрыл дверь.


Миссис Брук даже не присела, хотя она обычно лежит на кушетке и рыдает, обняв одну из подушек.

- В чем дело, Эмили? Присаживайтесь,- любезно пригласил Вельд, поправив галстук.

- Я пришла попросить вас, чтобы вы мне разрешили больше не принимать те лекарства, которые мне выписали,- дрожащим голосом выдавливает из себя Эмили, боязливо присев на краешек кушетки, словно ожидая, что в любую минуту кушетка превратится в нечто живое и утащит ее на своей спине далеко-далеко.

- Могу я узнать почему?- посеребренные сединой брови Вельда удивленно поползли вверх.

- Мне ужасно страшно, доктор,- Эмили всхлипывала, вытирая вновь выступающие слезы.

- Но Эмили,- доктор изумленно хлопал глазами,- я же назначил вам только успокоительные.

Лицо у миссис Брук вытянулось, она сидела с открытым ртом, дыша тяжело и прерывисто.

- А от них могут быть, скажем, галлюцинации?- наконец сипло произнесла она. Голос сел, руки дрожали так, словно она была запойной алкоголичкой. Доктор Вельд обеспокоенно глядел на женщину.

- Конечно, все индивидуально,  но на моей практике я не встречал таких побочных эффектов от столько безобидного препарата,- Вельд немного слукавил, ведь нет полностью безвредных лекарств, побочные эффекты есть всегда, пусть и не в самых больших количествах.

- Что, собственно, случилось?- аккуратно спросил Вельд, внимательно оглядывая пациентку. Ее светлые волосы растрепались от ветра. На миловидном лице ни грамма косметики. Глаза красные, опухшие. Губы потрескались, а на уголках рта он заметил кровавые корочки. Ногти обломаны, на костяшках пальцев небольшие ссадины. У доктора сложилось впечатление, что загляни он под одежду, то увидел бы обширные синяки.

- Можно попросить вас принести воды?

Доктор вздохнул, вышел из кабинета, дошел до кулера, набрал немного воды в пластиковый стаканчик, вернулся обратно.

Эмили пыталась исполосовать себе руки ножом, которым Вельд вскрывал письма.

- Боже мой, что вы творите! - воскликнул доктор, бросившись к пациенте. Он отобрал нож. Благо, ничего страшного не случилось.


Вельд попросил Присциллу отменить оставшихся пациентов и велел ассистентке идти домой, как только она завершит обзвон. Он убрал все острые предметы из кабинета, чтобы пока он периодически выходил бы за чаем или за просто водой, Эмили, сидевшая теперь на полу, с забинтованными запястьями, ничего не сделала. И дело было не в том, что ему было жаль пациентку и он опасался за ее жизнь. Ему не хотелось утомительной волокиты с полицейскими, если женщина все же умрет. Плюс только месяц назад он поменял паркет в кабинете, постелил новый ковер, и у него совершенно не было желания все запачкать.

- Почему вы так расстроены, Эмили?- доктор поставил перед женщиной чашку ароматного чая. Она сидела уже не на кушетку, а напротив него, за письменным столом.

- Вас обижает супруг?- Вельд ослабил галстук и вольготно расположился в своем рабочем кресле.

- Примерно с месяц мне кое-что не дает покоя,- заговорила Эмили тихим, едва слышным голосом, а потом и вовсе перешла на шепот,- я не могу нормально спать, а нахождение в моем собственном доме стало невыносимой пыткой, хотя наш дом чудесен и я всем сердцем полюбила его, еще когда мы просто подбирали подходящее жилище.

Она помолчала, водя пальцем по чашке.

- Как раз тогда вы мне и назначили лекарства, при переезде,- она поджала губы, словно пыталась удержать в себе поток речей и эмоций. Наверняка, доктор ее обманывает, то, что Эмили видела не может быть правдой, это наверняка галлюцинация.

- Поведайте мне все, не таите,- Вельд отпил из своей чашки.

- Это сложно,- Эмили смутилась, мотнула головой, будто натуральным образом отбрасывая те мысли, которые роились в голове.

- Нужно пробовать, иначе у меня не получится вам помочь.

Миссис Брук беспомощно озиралась по сторонам, а потом закрыла глаза, откинула голову назад, упершись в спинку кресла, и начала говорить.


- К моему мужу приходит женщина. Не каждую ночь, правда.

Вельд не смог не улыбнуться. Неприятно, конечно, знать об изменах благоверного, да еще и в собственном доме, но он ожидал чего-то менее заурядного. С проблемами на почве неурядиц в семье к нему приходит каждый второй.

- Она длинна и стройна, ее одежда соткана из теней. Когда она входит в комнату, я не могу пошевелиться от ужаса, сковывающего все тело, только и могу, что наблюдать, как ее черные волосы тянутся за ней по нашему дощатому полу. В волосы вплетены увядшие цветы и их лепестки я потом нахожу на лестнице, в прихожей и у самой входной двери.

Вельд заерзал в кресле.

- Вы видите это, непосредственно находясь в комнате?

Надо же, впервые любовница имеет наглость навещать супруга в присутствии жены. Эмили кивнула.

- Продолжайте.

- У нее нет нижней челюсти, а ее синюшный язык висит сам по себе. От нее пахнет гнилью и плесенью, сыростью и тухлым мясом.

Вельд не на шутку забеспокоился, поскольку если Эмили видит такое, то следовало прописывать отнюдь не успокоительные. Да и вообще отправить ее к другому специалисту.

- Голова увенчана венком из сухих веток и тех же цветов, на макушке торчат ветвистые рога. Иногда она даже задевает ими потолок и мне приходится замазывать следы, чтобы спальня выглядела опрятно и уютно,- продолжала Эмили.

- Зачем она приходит, миссис Брук?- как можно ласковей произнес доктор.

- Они занимались любовью. Мой муж даже не просыпается, когда она его седлает. А сама смотрит мне в глаза, пока скачет на нем. И ее язык безвольно болтается из стороны в сторону,- миссис Брук смотрит в одну точку, и ее глаза наполняются слезами. Вытерев их, женщина прошептала:

- У нее глаза горят желтым. Она смотрит, никогда не отводя взгляда. Я лежу под одеялом совсем рядом, могу протянуть руку и коснуться ее. Я думала, что это все галлюцинации и уповала на то, что вы подтвердите мою догадку.

Она хрипло заплакала, слегка скуля, как раненый зверек. За окном зашумел дождь. Как-то резко стемнело. Всполохи молний и рев грома только усилили неприятные ощущения у доктора после рассказа Эмили. Бедная, несчастная девочка, и как же он не разглядел что все куда серьезней.

- А недавно она пришла с округлившимся животом. Она не прикоснулась к мужу. Она просто стояла напротив окна, гладила себя и поедала меня глазами. Я молилась, пыталась разбудить мужа, вставала и уходила из спальни, но в какую комнату я бы не шла, женщина стояла там. Этой ночью живот был уже очень большим, словно она вот-вот родит.

Вельд смотрел на  бледное лицо Эмили, когда очередная молния осветила кабинет. И он разглядел высокий женский силуэт, стоявший у окна и увенчанный ветвистыми рогами. Два желтых огонька вперились в него. И он мог поклясться, что две руки женщины поддерживали уже прилично выпиравший живот. Доктор побледнел, зажмурился. Через секунду наваждение прошло. У окна никого не было.

- Все хорошо?- поинтересовалась Эмили, перестав плакать и увидев, что лицо доктора по цвету слилось с его рубашкой нежно-голубого оттенка. Еще один росчерк молнии и огоньки приблизились. Теперь женщина стояла прямо позади Эмили, положив ладони на спинку кресла. Почему он не видел, чтобы она раньше приходила с миссис Брук?

-Д-да-да,- заикаясь, ответил доктор,- продолжайте.

- Я, в общем-то, закончила,- угрюмо произнесла пациентка. Женщины позади нее больше не было.

- Вам знакома эта женщина? Может быть, вы видели ее раньше?- Вельд испуганно сглотнул. Эмили покачала головой.

- Пытались ли узнать про людей, живших там до вас?

Миссис Брук сказала, что нет.

- Вы говорили об этом с мужем? Как он реагирует на это?

- Он ничего не помнит,- Эмили нахмурилась,- правда, иногда чувствует себя очень уставшим, когда встает утром.

Взгляд Вельда снова задержался на корочках в уголках губ.

- Муж вас не обижает?

- Нет, что вы,- Эмили замахала руками.

- Что у вас со ртом тогда?- спросил доктор. Эмили снова заплакала.

- Она  пыталась разорвать мне рот, но я выкрикнула, что проткну ей живот, и она отняла руки.

Доктор сидел как громом пораженный. Миссис Брук прижала ладонь ко рту, чтобы он больше не видел эти неприглядные следы, оставшиеся от рук ночной гостьи.

Дверь кабинета приоткрылась. В комнату заглянул муж миссис Брук.

- Прошу прощения, доктор Вельд,- он виновато улыбнулся,- привет, милая.

Он ласково поглядел на супругу. Доктор отметил, что среди каштановых волос мужа пациентки проглядывают седые пряди.

- Если что, то я тут, приехал забрать тебя. Там такой ливень.

Он извинился еще раз перед доктором, сославшись на то, что Присциллы нет на рабочем месте и передать информацию о своем приезде через нее он никак не мог, поэтому решил лично оповестить жену. Эмили кивнула и попросила его подождать совсем немного.

- Как мне быть, доктор?- прошептала пациентка, когда дверь за мужем закрылась.

Вельд осмотрел кабинет. Женщины не было, он не таилась в тени углов и не пряталась среди штор - глаза бы выдали.

- Ох, сам терзаюсь этим вопросом. Выпишу вам сильное снотворное. Сегодня поспите как следует, а завтра придете ко мне на прием - я предупрежу Присциллу - и мы попробуем что-то придумать,- он черкнул на бланке рецепта название препарата и протянул его Эмили. Она с благодарностью взяла листок, обещав прийти назавтра, подхватила пальто и сумку и была такова.

Показать полностью
90
Перевертыши (ч.2).
19 Комментариев в CreepyStory  

На Рождество я теперь оставался с матерью и отчимом, да и вообще старался меньше времени бывать в гостинице. Дедушка делал вид, что все хорошо, но я знал, что он обижался. Мне было жутко, особенно после того, как следующей зимой пропала Аманда и на другую зиму - собака одного из постояльцев.

Мистер Смолл за два с лишним года из важного и напыщенного пожилого мужчины, одевающегося со вкусом и элегантностью, стал бледной тенью. Он не пил, если вы вдруг подумаете, что горе, вызванное пропажей жены, повар попытался утопить в алкоголе. Он просто чах день ото дня. На его некогда полном, розовощеком лице, все реже появлялась улыбка. Если раньше у него были густые усы пшеничного цвета, а щетину он тщательно сбривал, то со временем повар прекратил бриться вообще и его усы слились с неопрятной бородой, которую он не подравнивал. Мистер Смолл сильно похудел и все его чудесные рубашки болтались на нем мешком. Он больше не радовал нас вкусной едой, все его блюда стали пресными, а иногда и недоготовленными. Постояльцы жаловались на это и мой дедушка с тяжелым сердцем отстранил мистера Смолла от кухни, однако пусть повар был уволен, старый друг никуда не делся - дед не позволял теперь уже бывшему повару даже думать о том, чтобы остаться в одиночестве. Дедушка дал ему ключ от лучшего номера и велел перевезти свои вещи, чтобы мистер Смолл как можно больше времени проводил с нами. Признаться честно, я очень скучал по его добрым чаепитиям и по традиционному "я-лучше-всех-в-этом-мире-завариваю-чай". Новый повар оказался очень чопорным и мерзким французишкой, хотя и готовил отменно. Горничная, пришедшая на место Аманды, мне тоже не очень нравилась, пусть и была веселой, жизнерадостной женщиной, которая располагала к себе абсолютно всех. Но возможно, я просто привык к старому персоналу и новые люди были не по мне.

Я постоянно спрашивал деда почему пропадают люди и кто эта девочка, которую нельзя впускать внутрь, но он лишь переводил тему.


Потом и мистер Смолл исчез. Бесследно, как и его жена. Просто вышел прогуляться перед сном и не вернулся. Никаких гнилых яблок мы не нашли ни вокруг гостиницы, ни на близлежащей территории. Полиция разводила руками. Наш бывший повар как сквозь землю провалился. Хотя я и все остальные были уверены, что дело тут нечисто, никто ничего не мог поделать.

И одной зимней ночью перед праздниками, через некоторое время после исчезновения мистера Смолла, взяв с собой фонарик, рюкзак с кое-какой едой, картой местности, вооружившись маленьким перочинным ножом, подаренным отчимом на тринадцатилетие, одевшись потеплее, отправился бродить по территории гостиницы один, а потом двинулся и в лесопарк неподалеку. Было не очень-то и страшно, я считал, что тринадцать лет - это очень много, что я силен, храбр и проворен, смогу убежать от любой опасности. Однако я был не очень умен, хоть и планировал эту вылазку долго и, как мне казалось, тщательно. Я намеревался прочесать каждый сантиметр возле гостиницы на предмет каких-нибудь улик, которые могла пропустить полиция, предвкушая, что обнаружу нечто важное, утру нос взрослым, а если нападу на след повара, то вообще лопну от важности - воображение ярко рисовало картину, как мне вручают награду за помощь следствию и журят полицейских, которые занимались поисками, мол, какой-то сопляк вас обставил, как не стыдно. Благо было не очень холодно и я рассчитывал побродить подольше.

- Ты чего тут лазаешь?- мне на плечо легка ладонь Томми и от неожиданности я вздрогнул, едва удержавшись от того, чтобы не вскрикнуть. Парень по-прежнему работал в пабе у деда, постепенно спиваясь после смерти родителей. Сердобольный дед и щенка бы на улицу не прогнал, что уж говорить про людей, с которыми ему довелось работать и дружить. Жил, правда, Томми не в гостинице, а в стареньком доме примерно в пяти-шести километрах от работы, но домой он никогда не спешил и с радостью оставался здесь, если нужно было что-то сделать. Иногда мне даже казалось, что он нарочно растягивает время исполнения поручения, лишь бы никуда не ехать.

Я испуганно икнул, но хотя бы не закричал.

- А, это ты,- только и вырвалось у меня.

- Чего делаешь, спрашиваю?

От парня дурно пахло перегаром и я понял, что он пил на рабочем месте.

- Да просто, решил погулять перед сном,- ляпнул я. Томми усмехнулся:

- Ага, с рюкзаком и фонариком?

Я потупил глаза, но парень лишь задорно сказал:

- Решил поискать мистера Смолла?

Дальше мы шатались по территории уже вдвоем. Хоть Томми был пьян, но зато мне было не страшно. Мы обошли гостиницу раза два, и уже шли на третий круг, но я понимал, что на самом деле у меня кишка тонка и просто тяну время. Ведь нужно всего лишь дойти до сарая, где дедушка хранил всякую утварь, чтобы поддерживать территорию гостиницы в надлежащем виде, и пожалуйста - милости просим в лесопарк. Томми уже порядком надоело мытарство по кругам, и он первым двинулся к сараю,быстро и широко шагая. Я едва поспевал за ним, рост за три года у меня почти не изменился, соответственно, ноги коротковаты. Куда мне нагнать этого долговязого детину.

Сарай мы тоже обошли и Томми направился дальше. Я переминался с ноги на ногу.

- Томми, давай все-таки вернемся,- мне становилось жутко от одного только взгляда на перешептывающиеся между собой кроны деревьев-исполинов.

- Да пошли уже,- он махнул мне рукой, сделал несколько шагов к деревьям, как вдруг упал, словно ему резко подставили подножку, а потом его утащили в темноту. Я стоял на месте как вкопанный. Сердце бешено колотилось, грозя проломить ребра и выпрыгнуть наружу.

Томми орал как резанный, его крик удалялся очень быстро, будто его волокли через лесопарк с огромной скоростью. А потом все стихло.

Мне бы побежать обратно, но я бросился за Томми, освещая себе путь фонариком.

Я нашел его с выпущенными кишками, вываленными на снег. Рядом сидела та самая девочка, которая предлагала мне взять у нее яблоко. И она жевала. Я не понял, что именно, но это явно было вытащено из тела Томми. Жевала, пристально уставившись на меня, ее подбородок был весь в крови, как и маленькие, тонкие ручки. За прошедшие годы девочка ни капли не изменилась.

Я стоял с открытым ртом и наведенным на нее фонариком. Она доела, встала. Вытерла подбородок. Засунула руку в тело, вытащила еще что-то и снова принялась жевать. Когда первое оцепенение спало, на негнущихся, ватных ногах я кое-как побежал обратно к гостинице, и уже приближаясь к ней кричал изо всех сил. На крик выбежал новый повар. Он изумленно смотрел на меня своими карими глазами-бусинками, вытирая запачканные в муке руки о фартук.

- В чем дело, Тьере?- спросил он. Я на ходу ухватил его за рукав, втащил в гостиницу, захлопнул дверь и запер ее на все замки, как тогда сделала Аманда.

- Т-там, т-там,- заикаясь и тяжело дыша, я пытался выговорить хоть что-то. Бедный Томми, как я мог бросить его? Это было единственное о чем я думал. Из кабинета вышел дедушка.

- Ох, Тьере, что с тобой? На тебе лица нет,- охнул он, подошел ко мне и обнял. Я уткнулся носом в пахнущий одеколоном свитер и просто молчал.


Когда я смог объясниться, то рассказал и про Томми, и про девочку. Полицейские приехали под утро, обыскали лесопарк и ничего не нашли. Ни тела, ни следов крови на снегу.


Признаюсь честно, гостиницу спалил я. Ну не совсем я, но лично заплатил из карманных сбережений местной шпане и они в наш с дедом отъезд подожгли дом. Я знаю, что это отвратительный поступок, но если бы кто-то еще пропал из персонала или постояльцев и их животных я бы не смог спокойно жить, особенно после случая с Томми. Меня таскали по мозгоправам, ведь я твердил одно и то же - девочка его съела. Какая, Тьере? Которая пыталась угостить меня яблоком. Мне не было страшно - страх остался среди деревьев лесопарка той зимней ночью, когда я видел заляпанное кровью лицо девочки и кишки Томми. Мне было любопытно почему все это произошло.


И я бесцеремонно забрался в кабинет деда и стал рыться в документах. Тоже поступок так себе. Но какой-то частью себя я понимал, что мое любопытство будет утолено.

Я просмотрел много разных бумажек и увидел закономерность - постояльцев мало, потому что кто-то из них пропадал. Персонал обновлялся периодически. Жильцов было немного из-за дурной славы гостиницы, а не из-за того, что номерной фонд не позволял деду разместить много гостей. Дед не увольнял разгильдяя Томми, ибо другого бармена было не найти, плюс новая пометка в личном деле - умерли родители. Новая горничная - бывшая наркоманка без родственников, новый повар - бывший заключенный, которому некуда было податься, его попросту не брали из-за прошлого. Аманда, со своей чрезмерной любовью к чистоте, имела отклонения, сирота. Мистер Смолл и миссис Смолл - воры, их сына убили в перестрелке, остальные родственники с ними не поддерживали отношений. Мой дед принимал на работу тех, кого никто не хватится.

От этой информации у меня все внутри похолодело и не потому, что я проводил время с вором и женщиной с отклонениями в психике. Как я был привязан к этим людям, да и пожалуй мои чувства к ним не поменялись, я не знал их историй, а видел лишь отношение ко мне и к своей работе. Мистер Смолл изумительно готовил, Аманда научила меня разным трюкам, чтобы поддерживать чистоту в доме без усилий. Да, я замечал, что она иногда пила таблетки, но она была немолода и я думал, что ей не очень хорошо в силу возраста. Томми рассказывал смешные анекдоты. Мы все вместе гоготали, собравшись за столом на кухне, играли в карты или фанты. Мистер Смолл учил меня играть в покер. Ни разу не было случая, чтобы меня обидели или задели. И дело было не в дедушке, который был их работодателем, а в том, что они изо всех сил старались стать лучше, они искренне полюбили уютную гостиницу, искренне полюбили себя новых.

Но мой маленький мирок полностью перевернулся с ног на голову от содержимого толстой папки, полной разных бумаг и копий документов, фотографий и рукописных заметок деда, вроде дневника.

Дом, переделанный под гостиницу, был незаконно отобран у вдовца с двумя детьми. Мой дед отобрал дом. Мой дед.

Спустя какое-то время мужчина скончался от болезни и его дети остались на улице, поскольку не могли оплатить аренду той лачужки, где они ютились. Девочка с братом многократно обивала пороги своего бывшего дома, умоляя дедушку смилостивиться и пустить хотя бы согреться. Дед прогнал их, но девочка в сердцах пообещала, что покоя ему больше не знать. Их нашли замерзшими в лесопарке, позади гостиницы. В канун Рождества.

В заметках указано, что каждую зиму кто-нибудь да пропадал. И дедушка писал, что неоднократно видел умерших детей. Они бродили туда-сюда, как будто чего-то выжидая. Крикнешь, чтобы уходили - так они на землю падают, переворачиваются и детей нет, а две лисы убегают, поджав хвосты. Или вороны взлетят да на ветки дерева сядут. И продолжалось это много лет.

Стали пропадать люди из персонала. Родственники мучили потом дедушку, то слезно умоляя помочь в поисках, то угрожая расправой, дескать, он причастен.

Вот он и стал нанимать людей без семей, чтобы случись что никто его не донимал. Пропадет кто из постояльцев - ну выехал, да, ключи от номера сдал, нет не видели после этого. Улик же никаких. А добрался ли постоялец домой - так это проблемы не относятся к деду. Полиция вела поиски, но без толку.

Про заляпанный топор я тоже узнал из заметок. Мальчика поймали, не успел зверем перекинуться. На призрака похож он не был, вполне себе из плоти и крови. Ну и зарубили его. Вместо крови из мальчонки жижа черная полилась, а косточки в пыль рассыпались. Сестра его еще долго выла, сидя у самого сарая, но ее поймать не получилось.


Приезжая на пепелище, я подолгу сижу в машине и думаю. Думаю о мистере Смолле, Аманде и Томми, и почти никогда - о дедушке. Вернее, о том дедушке, которого не знал. А тот, что читал мне сказки перед сном - совершенно другой человек, я уверен. Убеждаю себя, что у меня было два дедушки, злой и добрый. Так проще как-то.

Когда гостиница сгорела, то вопреки моим ожиданиям из местных никто не пропадал. Словно сгоревший дом был успокоительным для маленького перевертыша.  

Жалею о том, что ни один пропавший не нашел дорогу к дому, а так и остался во временном пристанище, близ гостиницы. Жалею, что не остался спать в тот вечер, а пошел проводить свое расследование. Сожалений не очень много, но каждое весит тонну и как груз лежит на сердце.


"И в этой последней, безвременной темноте останется лишь она."


"Так пожалейте ее."

Показать полностью
130
Перевертыши.
13 Комментариев в CreepyStory  

Когда я был маленьким, мой дедушка владел крохотной гостиницей на окраине нашего родного городка.

Минуло уже много лет с тех пор, дедушки не стало, а гостиница сгорела. Там, где раньше стоял двухэтажный дом с пристройкой, в которой дед устроил паб, теперь лишь был выжженный каркас гостиницы. Иногда я бываю там, сижу в машине, смотрю на пепелище.


Почти все свое детство я провел там. Думаю, что если бы дедово детище не сгорело, то и здоровье не подкосилось. Помню, как мы отлучились утром, чтобы купить продукты, а когда вернулись, то увидели, что там все полыхает. Хорошо, что никого не было внутри на тот момент. Постояльцы попросту выехали днем раньше, а персоналу дали выходной. Дедушка онемело наблюдал за тем, как обваливаются потолочные балки, и из его глаз катились слезы. Мы даже не сразу сообразили вызвать пожарных. А через два года после пожара, дед умер. Мирно лежа в своей постели, закутавшись в теплое одеяло и даже не сняв очки - он любил читать перед сном. На прикроватной тумбе осталась лежать раскрытая книга. Я подошел, взял ее в руки.


"Море отпрянет и высохнет, обрушатся небеса и померкнут звезды. И в этой последней, безвременной темноте останется лишь она. И будет ждать."


"Так пожалейте её."


Танита Ли. Дед часто читал мне перед сном ее произведения и нередко сам перечитывал их. И я, впечатлённый и вдохновлённый, с нетерпением ждал следующего раза, когда придет черед деда читать мне на ночь. Он обычно садился на краешке кровати, поправлял очки, начинал читать, иногда задумчиво почесывая короткую белую бороду.


Сидя в машине, напротив останков гостиницы, я часто вспоминаю случай, который не то чтобы не дает мне покоя, но нередко будит не самые приятные чувства. Страх ли это? Навряд ли, больше похоже на непонимание вперемешку с досадой. Ведь толком я ничего и не узнал впоследствии, ни один из взрослых не стал пускаться в подробности.


Вот мне десять лет.


Мы с дедушкой готовим гостиницу к Рождеству. На улице трескучий мороз и жуткий снегопад. Постояльцев немного, всего несколько человек, которые не смогли выбить номера в других отелях из-за переполненного фонда перед праздниками. Дедушка говорил, что неважно сколько человек живет у него, главное, что они все окружены домашней обстановкой, уютом, и каждому положена чашка горячего какао с зефиром, когда кто-то грустит о том, что вынужден встречать праздники не в кругу семьи.

Украшения помогают развешивать повар, по совместительству наш сосед, мистер Смолл. Пожилой мужчина, который к каждой рубашке имел определенный галстук-бабочку.

Туда-сюда бегает горничная Аманда. Сбитая, полнотелая дама. Ей около пятидесяти, но молодится. Всегда с укладкой и макияжем, а  ее тучные телеса облачены в форму, которую она пошила сама. Горничная щепетильна и, несмотря на то, что жалование невелико, она с азартом и рвением драит до блеска каждый уголок дома.

Из паба, весь в снегу, приходит Томми. Студент, подрабатывающий у дедушки барменом. Он снимает свою куртку, поправляет длинные, спутанные волосы, и бежит к камину.

Мой дедушка, Гэвин, заканчивает вырезать снежинки. Я вешаю на ёлку красные и золотые шарики. Вешаю на те ветки, до которых могу дотянуться, ибо ель была невероятно высокой, а ростом не вышел.

Мистер Смолл посматривает на часы - ему нужно поставить в духовку цыплят, чтобы блюда вовремя поспели к столу и не остыли. У нас будет маленький ужин на пятерых, для постояльцев в холле будет накрыт отдельный стол. Аманда уходит на второй этаж для регулярной уборки номеров, после того как развесила гирлянды над окнами. Томми просит мистера Смолла о чашечке чая и повар с улыбкой соглашается, залихватски закручивая усы. Он лучше всех в мире заваривал чай. По крайней мере, мистер Смолл в это свято верил.

Дедушка отправляется в свой кабинет, чтобы принести еще бумаги для снежинок, бармен и повар уходят на кухню.

Я нехотя смотрю им вслед, оставаться одному совсем не хочется. Пожимаю плечами и нагибаюсь к коробке, чтобы вытащить оттуда свою любимую игрушку - шар с нарисованным на нем снегирем.

А когда выпрямляюсь, то вижу в окне позади ёлки бледное лицо девочки. Увидев меня, она слабо улыбнулась.

Мне бы позвать взрослых. Ведь, во-первых, маленькая девочка возле гостиницы на окраине городка, это страшно - если она потерялась, то несложно себе представить как чувствуют себя ее родители. Во-вторых, это странно. Что она здесь делает в надвигающихся сумерках?

Она машет мне рукой, а потом отходит от окна и я слышу как в дверь скребутся. Потом раздается робкий стук, будто бы гостья боится ненароком оскорбить меня своим визитом.

Я нехотя бреду к двери. И приоткрываю ее.

Вижу девочку целиком. Она одета очень бедно, на ногах стоптанные кроссовки, в руках она держит котомку, до верха набитую красными яблоками. Да такими, каких я в жизни не видывал. Крупные, заботливо натертые до блеска, который был виден в полоске света из дверного проема. Девочка вытаскивает одно и протягивает мне.

- Хочешь?- спрашивает она тоненьким голоском. На худом лице лихорадочно блестят два черных глаза.

- Я сама собирала,- девочка немного вздергивает подбородок, она явно гордится тем, что смогла набрать столько яблок. Я завороженно смотрю на одно из них, лежащее в хрупкой белой руке, девочка улыбается мне. Тяну руку, чтобы взять угощение и гостья делает шаг назад.

- Если впустишь, то отдам все-все,- говорит она. Мне стало жалко ее. На черных как смоль волосах осели хлопья снега, губы синие. Я уже было посторонился, как заметил, что гостья не дрожит от холода. Совсем. Томми, недавно вернувшийся из паба, пробежавшийся по морозу в куртке и кроссовках, которые были намного теплее, чем одеяние гостьи, мигом бросился к камину, чтобы как следует согреться. А бежать от паба не слишком-то далеко, нужно всего-то обогнуть дом. Прямого хода через гостиницу у нас не было.

- Мне бы только погреться,- жалобно произносит девочка, делая два шага по направлению ко мне и кладет яблоко мне в руки. Какие яблоки можно собирать зимой?

- Тьере, кто там? Новый постоялец? - я слышу басистый голос Аманды, которая спустилась на первый этаж за резиновыми перчатками, случайно оставленными в ванной для персонала.

- Тут девочка, она замерзла,- с сомнением протянул я,- она предлагает яблоки в обмен на то, чтобы мы ее пустили.

Я слышу как Аманда, громко стуча каблуками, в считанные секунды оказывается возле двери и распахивает ее настежь. Девочка отшатывается назад. Горничная тут же выбила яблоко у меня из рук, оно упало в снег и покатилось к ногам пришедшей.

- Убирайся отсюда, чертовка!- гаркает Аманда на девочку, чье кроткое и жалостливое выражение лица сменяется маской гнева. Девочка шипит, как рассерженная кошка, обнажая черные обломки зубов.

Я смотрю на упавшее яблоко, а оно гнилое и в нем копошатся черви.

- Томми, принеси-ка топор!- кричит Аманда, не сводя глаз с девочки, а потом обращается уже к ней,- проваливай, говорю, не то будет, как в прошлый раз! Или вам мало было?

Девочка неожиданно отвечает низким хриплым голосом, от звука которого у меня задрожали коленки и сердце ушло в пятки:

- Старая ты мразь!

Девочка швыряет на снег всю котомку и все ее содержимое оказывается гнилым. Я озадаченно перевожу взгляд на горничную, она невероятно зла. У Аманды побагровело лицо.

- Сама ты старая тварь,- чеканит она и плюет в сторону гостьи. Снова смотрю на девочку, а ее уж и след простыл. Аманда захлопывает дверь и закрывает на все замки. Потом наклоняется ко мне:

- Даже и не вздумай еще раз открыть кому-то без нас, понял?

Я ошеломленно киваю, понимая, что мне ужасно страшно. Возвращается дедушка.

- В чем дело, Аманда?- он подслеповато щурится. Бумагу-то взял, а очки оставил в кабинете.

- Да опять перевертыши бродят,- буркает в ответ горничная. У меня волосы на голове дыбом встали. Перевертыши. В моем понимании это было что-то жуткое. Дед сердито цокнул языком и пошел в кабинет за очками. Аманда вздохнула, сказала мне что-то вроде "не обращай внимания, тут это постоянно перед Рождеством", и отправилась за перчатками.

Я бреду за дедушкой в кабинет.

- Деда, кто такие перевертыши?

- Нехорошие ребята,- дед улыбается мне, но улыбка натянутая,- идем-ка на кухню, посмотрим, чем заняты Томми и мистер Смолл.

Томми искал топор в кладовой. Повар расставлял на столе чашки вокруг чайника со свежезаваренным чаем.

- Мне подумалось, что нам всем стоит посидеть вместе и отведать славного чаю,- надувшись как индюк, мистер Смолл гордо демонстрирует нам упаковку чая, которую покойный сын давно привез ему из Китая.

- Да где же этот чертов топор?- слышу как бранится Томми. Дедушка одергивает его, потому что после слова "чертов" у Томми следуют более крепкие ругательства. Я нервно хихикнул.

- О, нашел!

И он вынес топор, заляпанный чем-то черным.

- С прошлого Рождества не оттерли,- вздыхает он и тут же прикусывает язык, видя меня на кухне. Дедушка усаживает меня за стол, наливает чаю, мистер Смолл достает из холодильника чизкейк "Нью-Йорк", отрезает кусок и, заговорщицки подмигнув мне, шепчет, что еще там есть шоколадный рулет. Сладости готовила миссис Смолл, чтобы баловать меня и остальных. Она собиралась приехать на другой день, вечером она приехать не могла.

- Аманда, я нашел топор!- выйдя в холл, кричит Томми, уже позабыв о моем присутствии. Со второго этажа Аманда кричит что-то в ответ, на что Томми недовольно хмурится.

- Ничего я не тормоз,- он швыряет топор обратно в кладовую.

После чаепития, на которое Аманда не спустилась из-за уборки свободных комнат, дедушка и мистер Смолл отправились доставать раскладной стол, который установят в холле, Томми не спеша цедил свою порцию чая. Его помощь не пригодилась, дедушка невероятно сильно обижался, если кто-то хотел делать дела вместо него. Он ворчал и думал, что его принимают за немощного. Повар, придерживающийся того же мнения о помощи, тоже скрылся в холле. Помощь друг от друга они за оскорбление не считали.

- Томми, кто такие перевертыши?- спросил я. Уж Томми-то расскажет, он болтун каких поискать. Но он внезапно напрягся и замкнулся.

- Ой, давай о чем-нибудь другом,- пробормотал бармен, отведя глаза в сторону и почесав затылок.

- Почему я их в прошлом году никого не видел, а в этом году - пожалуйста?

- Так ты дрых без задних ног после катка,- вырвалось у Томми. Да, верно, мама привезла меня к дедушке, пообещав, что приедет позже с отчимом, но они так и не появились. Впрочем, как всегда.

Тут я призадумался. А ведь это действительно первый раз, когда я бодрствую и помогаю с украшениями. Обычно сплю, хоть время и не позднее, либо торчу перед телевизором.

В общем, как я не приставал с расспросами, никто не отвечал на них.


Утром миссис Смолл так и не приехала. Ее машину нашли пустой на дороге, ведущей к гостинице. Она просто пропала. Не объявилась ни через неделю, ни через год. В машине не было следов борьбы, да и ничего не пропало из ее личных вещей. Сумка, как обычно, на сиденье рядом с водительским, сзади - контейнеры с домашней едой и десертами. Она всегда полагала, что несмотря на то, что ее муж - повар, мы все непременно голодаем. А я особенно. Ну и просто любила меня баловать.


Единственная странность заключалась в том, что возле машины были рассыпаны гнилые яблоки.

Показать полностью
134
Мелисса.
18 Комментариев в CreepyStory  

Моя тётя была совершенно изумительной женщиной.


Во-первых, у нее потрясающее чувство юмора. Это было моим первым открытием, когда я был подростком, угрюмым и замкнутым, считал, что все взрослые - унылые, серые тени, в лучшем случае с ними не о чем разговаривать, в худшем - лучше вообще их сторониться.

Естественно, в категорию скучных взрослых не попадали те взрослые, которых я знал лично, то есть мои родственники и близкие друзья семьи. Кстати, с ровесниками у меня тоже не заладилось. Правда, это вообще отдельная история, длинная и местами очень неприятная, хоть и весьма занятная.

Тётя всегда выделялась среди родственников. Как я уже написал выше, ее чувство юмора было чудесным. Помимо этого она знала много интересных историй, не стеснялась поделиться иногда откровенно неловкими ситуациями, а то, что мне больше всего в ней нравилось - она любила черный юмор.


Во-вторых, она была потрясающе красива. Она была стройна. У нее были длинные рыжие волосы, они немного кудрявились. Большие глаза изумрудно-зеленого цвета. Я никогда не видел ее без макияжа и никогда не видел, чтобы она приходила без каблуков. В ее гардеробе было огромное количество платьев, которые ей очень шли. От нее всегда пахло смесью спелых ягод и диких, душистых трав.

Я много могу написать про тётю, у нее было много прекрасных качеств. Меня только всегда удивляло, что она никогда не была замужем, не имела детей, жила одна с черным котом, которого звали Батист.  


Когда мне исполнилось двадцать, моя обожаемая тётя покончила с собой. Ее нашли в собственной ванной, она вскрыла себе вены. Не я ее обнаружил первым, но видел в тот день ее прекрасное белое лицо без единой морщинки, широко распахнутые глаза, странную, блаженную полуулыбку, растянувшую уголки тонких губ. Мы были знакомы всю мою жизнь, крепко сдружились в последние несколько лет, готовили вечером мясную пиццу с перчиками халапеньо, смеялись, а на другой день все закончилось.


Мы с родителями приехали в субботу к тёте в гости, потому что договорились захватить ее и отправиться всем вместе на ежегодную осеннюю ярмарку возле парка аттракционов, которую с размахом проводят в нашем городке. Буйство красок, бумажные фонарики, красные флажки, костры до небес, вкусная выпечка, жареные каштаны, попкорн, глинтвейн и яблоки в карамели, радушные продавцы, встречающие каждого покупателя как родного. А уж какая там всегда была чудесная сахарная вата. Запах сена, яблок, карамельного сиропа, пожухлой травы и опавших листьев. Обычно мы с тётей покупали сахарную вату, оставляли родителей рассматривать сувениры и разную утварь, и сбегали к аттракционам, где катались на колесе обозрения, откуда был виден весь наш городок, а иногда отправлялись в комнату страха. Воистину, несмотря на разницу в возрасте, я ощущал, что она - мой самый лучший друг. Таких теплых отношений у меня не было ни с родителями, ни с бабушкой.

После ярмарки неизменно наступало время подготовки ко Дню Всех Святых. У тёти всегда был один и тот же костюм - полосатые колготки, черное платьице, остроконечная шляпа и плащ, который она накидывала на плечи. Она надевала свои любимые туфли на платформе, брала в руки плетеную корзину со сладкими пирожками, которые пекла сама и затем угощала ими всех желающих, и мы шли с ней гулять, иногда нам даже перепадали сладости от других взрослых, сопровождающих веселящихся детей. У меня костюма как такового не было, я просто облачался во все черное, ставил дыбом свои волосы, повязывал полосатый шарф, а тётя гримом рисовала мне на лице очертания черепа. Затем мы возвращались к ее дому, покупая по пути мороженое, и ели его, сидя на ступеньках крыльца.

Все эти приятные моменты разом перечеркнулись, когда я сначала увидел ее в ванной, а потом в гробу. Маму удручало то, что это была ее младшая сестра, которую она опекала и любила как своего собственного ребенка. Мама плакала без остановки, папа за нее очень тревожился и держал наготове пузырек сердечных капель и чистые платки.


Спустя какое-то время после похорон, мы разбирали вещи в её доме, думая куда девать ее многочисленные платья. И я нашел записку, написанную тётиной рукой. Там говорилось, что ей пора уходить, её ждут, однако любимого племянника она не бросит. Я практически не плакал на похоронах, но маленькая бумажка заставила меня рыдать навзрыд, сердце защемило, я сел на пол, закрыл лицо руками и всхлипывая говорил, что она дура, как она могла уйти. Мама услышала мой плач, пришла из соседней комнаты, села рядом и стала успокаивать. Но тщетно. Мама утирала мои слезы, а у самой был такой растерянный вид, будто она что-то знает и никак не сообразит как об этом сообщить.


Тяжело было смириться с потерей. Батиста я забрал себе, он служил живым напоминанием о тёте, и меня всегда посещала мысль, что когда он забирался ко мне на ночь в кровать, что кроме кота приходила и тётя. Даже казалось, что вижу её силуэт, восседающий в кресле возле двери спальни. Это не пугало, наоборот, придавало уверенности в том, что она не ушла.

После занятий я шел на улицу, где стоял её дом. Старый, маленький и уютный, похожий на чудесные домики викторианской эпохи. Когда она выбирала себе жилище, выбор пал на него, тётя говорила, что влюбилась в дом с первого взгляда.

Я стоял подолгу, задерживаясь до того, как густые сумерки превращаются в черный бархат ночи, а уж потом брел домой. Мама всегда волновалась, хоть и понимала, что мне тяжело отпустить тётю.

В тот год, в канун Дня Всех Святых, когда ряженые дети снуют по улочкам городка, выклянчивая сладости, я по привычке надел все черное, взял плетеную корзину, куда мама положила ягодные пирожки - сам печь я не умею, купил небольшой букет из ранункулюсов, и пошел к дому тёти.

И я увидел её. Она сидела на крыльце в своем привычном наряде. На первом этаже горел зеленый свет. Дети подходили к ней, она улыбалась, но вместо пирожков раздала садовые розы. Я со всех ног помчался к ней. Одна мысль билась у меня в голове - только бы это не было видением, пусть все будет взаправду!

Она увидела меня, встала с крыльца, помахала мне рукой, приветливо улыбаясь.

- Мелисса! - выкрикнул я, чувствуя как по щекам стекают горячие слезы. Я подбежал к ней, побросал на землю и корзину, и цветы, схватил тётю в охапку и крепко обнял. Она обняла меня в ответ, засмеявшись. Тётя была теплая, осязаемая, мои руки не проходили сквозь нее. Словно она и не умирала, и не её мы одели в самое красивое платье, и не её погребли.

- Почему ты ушла?- я едва сдерживался, чтобы не зарыдать в голос. Тётя погладила меня по голове.

- Меня ждал тот, кому я была обещана с самого рождения,- она улыбнулась. Спиной я ощутил, что за мной кто-то стоит. Я слышал громкое сердитое дыхание и почувствовал запах мокрой шерсти. Мне стало не по себе.

- Не оборачивайся, пожалуйста, и не бойся. Он не причинит тебе никакого вреда,- заверила меня тётя. У меня на затылке волосы встали дыбом. Тот, кто стоял позади, принюхивался ко мне. Я слышал, как шумно его ноздри втягивают вечерний воздух, пахнущий кострами и выпечкой, и мне стало жутко.

- Кто тебя ждал?- заикаясь, спросил я. У меня подкашивались ноги, ибо особой смелостью я никогда не отличался. Я заметил, что звуки вокруг стихли, будто дети все уже разошлись по домам. Игравшая вдалеке музыка умолкла. Тётя улыбнулась, подняла с земли букет и корзинку.

- Каждый год в этот день ты сможешь встретиться со мной,- она положила руку мне на плечо,- только приходи один, не хочу, чтобы сестра расстраивалась лишний раз.

Тётя поцеловала меня в щеку, зашла в дом, обернувшись на пороге и помахав мне рукой. Потом налетел ветер, я услышал тихое рычание, захлопнулась входная дверь и погас зеленый свет.

Улочка снова ожила. Повернувшись, чтобы уйти домой, я снова видел детей и слышал музыку.

А придя домой попросил маму составить мне компанию за чашкой чая и рассказать про тётю то, что я не мог знать или помнить. Тогда я узнал, что тётя - приемная дочка бабушки и дедушки, хоть с моей мамой они были очень похожи. Бабушка после первых родов захотела еще детей, но врачи давали неутешительные прогнозы. Тогда бабуля и дедуля, после моря слез и многих попыток, решились удочерить чудесную девочку Мелиссу, которой на тот момент было около двух лет, моей маме исполнилось уже десять. Женщина, помогавшая с удочерением, говорила о семье Мелиссы, что по слухам все девочки из родной семьи тёти - прокляты и благословлены одновременно. Ведьмы, проще говоря. И каждую в определенном возрасте забирает к себе дьявол, ибо они - его невесты. Бабушка не послушала женщину, удочерила Мелиссу. Мама говорила, что замечала за сестрой странности, но чего-то ужасающего она никогда не видела. Я слушал все это молча, с каждой минутой понимая, что совсем не знал своего лучшего друга и от этого мне было горько и больно.


Я каждый год ходил в канун Дня Всех Святых к дому тёти, чтобы повидаться. И с каждым разом наши встречи становились длиннее, в прошлом году так вообще до рассвета проговорили. И каждый раз я ощущал присутствие кого-то незримого возле нас. Поначалу было жутко, но затем привык. Меня все терзал один вопрос и под конец нашей беседы, когда тётя направилась к двери, я его задал.

- Почему ты никогда не хотела семью?

Тётя грустно взглянула на меня.

- У меня бы родилась дочь. И я не хотела бы обречь на ту же участь, на которую обречена я.

Она зашла в дом, снова налетел ветер, захлопнулась дверь и погас свет.


В этом году тётя не пришла.

Показать полностью
152
Обманки.
18 Комментариев в CreepyStory  

У меня довольно много друзей и приятелей, с которыми мы собираемся компанией на праздники, да и по выходным любим устраивать посиделки, иногда плавно перетекающие в спокойные беседы до утра. С кем-то я подружился, когда учились в университете, с кем-то подружился в процессе совместной работы. Ну и некоторых я узнал, когда они вливались в нашу компанию, когда приходили вместе с кем-то из наших в качестве бонусного гостя.


У одного из приятелей, Саши, есть загородный дом, куда мы нередко отправлялись в пятницу вечером после работы, чтобы встретить субботнее утро там, в тиши и умиротворении. Если вдруг усмехнетесь, мол, какое умиротворение после пятничных вечеров, отвечу: не все наши сборы сопровождаются алкоголем, иногда это просто вкусный, сытный ужин с приятными людьми.

Не думайте, что загородный дом - это роскошный особняк, нет. Вполне себе обычный двухэтажный домик, который построил еще дед Саши. Ну а Саша как мог отремонтировал его. Самое великолепное в этом доме - огромный камин в большой комнате на первом этаже, кухонька, из которой можно попасть на небольшую террасу, и чудесные яблоневые деревья, посаженные за террасой. Вид потрясающий, особенно когда яблони в цвету.


Почему я несколько заостряю внимание на описание некоторых составляющих данного дома? Потому что там уютно и славно, светло и тепло, есть все удобства, да и местный магазинчик не очень далеко - если закончились запасы еды, то в город ехать не нужно. И чувствуешь себя там ребенком, особенно когда сидишь на закате летнего дня с чашкой мятного чая, смотришь на сад, на небо, на соседние домики, где с наступлением сумерек зажигаются оранжевые прямоугольники окон, пахнет костром и слышен лай собак. Но он так далек и так гармонично вписывается в картину, что абсолютно не мешает. Там покой, никакой суматохи, и никаких страхов.


Так вот, решили мы недавно собраться все вместе. Я приехал одним из первых и помогал хозяину разжигать камин, доставать продукты из пакетов. Постепенно начали приезжать.

С нашей подругой Алиной приехала незнакомая девушка. Алина представила ее как Аню. Аня поначалу стеснялась, но пока перезнакомилась со всеми, то раскрепостилась. Со мной, правда, разговаривать все же не решалась. Лишь отводила глаза и смущенно улыбалась.

Саша все меня подначивал, мол, понравился ты ей. Я лишь отмахнулся.

Набралось нас человек 12 в тот вечер, другие, кто обещал приехать, не смогли вырваться с работы, а один парень вообще под вечер слег с простудой.

Мы приготовили две больших пиццы, что-то еще по мелочи. Вечер получился немного с алкоголем: откупорили красное вино.

Ближе к ночи компания рассредоточилась по комнатам. Некоторые девчонки сидели на кухне, болтали о чем-то, громко хохотали. Кто-то из парней расположился на широкой лестнице, ведущей на второй этаж. Они делились наболевшим, хотели даже покурить, но Саша не позволил дымить в помещении.

Я был в гостиной, те, кто оставался там со мной периодически бегали курить, поэтому иногда я оставался один. То и дело слышал как негромко хлопает то входная дверь, то дверь на террасу, смех, оживленную болтовню. Меня после вина разморило, я полулежал в кресле, вытянув ноги по направлению к огню. Краем глаза заметил, что в противоположном углу комнаты сидит Аня. Лицо ее было печальным, в руке бокал вина. Девушка устало смотрела на языки пламени.

- Ань, ты чего грустишь?- спросил я. Мне было бы неловко сидеть молча. Девушка светло улыбнулась мне, печать тоски мгновенно слетела с лица.

- Не против, если я подсяду поближе?- поинтересовался я, приподнимаясь. Аня кивнула. Я придвинул свое кресло поближе к девушке.

- Так что печалишься?- улыбаюсь я, видя как она заливается румянцем.

- Спать хочется просто,- ответила она, поставив бокал на журнальный столик. Я махнул рукой в сторону лестницы, которую было видно в дверном проеме.

- Так иди, места всем хватит, у Саши там припасены раскладушки.

Аня мотнула головой.

- Боюсь, что плохо будет.

Я внимательно посмотрел на нее. Вроде не пьяна, да и насколько я мог помнить пила она куда меньше всех остальных.

- Мне Алина про тебя рассказывала много,- вдруг произнесла девушка.

- Что же она говорила?

Признаться честно, мне стало очень приятно слышать такое. Наверное, все как обычно бывает в девичьих разговорах: вот, познакомишься с парнем, неплохой он, пообщаетесь, глядишь, подружитесь.

- Она сказала, что ты вроде истории разные собираешь.

Я усмехнулся. Ах вот что.

- Ну не то, чтобы собираю, просто люблю послушать что люди рассказывают,- протянул я.

- А Алина сказала, что истории эти, скажем, незаурядные.

Аня замолчала, а потом выпалила:

- Хочешь, расскажу кое-что? - ее глаза задорно заблестели. Я кивнул. Возможно, поделиться больше не с кем, а тут я подвернулся, собиратель. Аня предложила выйти покурить и как раз поведать что-то. Согласился, вышли в коридор, накинули куртки, обулись, вышли на крыльцо. Там никого. Луна светит, снежок идет.

Аня вытащила из куртки пачку сигарет, я вытащил свою, предложил ей зажигалку, поскольку похлопав по карманам, свою она не нашла.

- Я весь внимание,- сказал я, затягиваясь. Аня уставилась вверх, поднеся сигарету ко рту.

- Ты не подумай, я так-то нормальная, только иногда вот что происходит. Просыпаюсь, а на мне сидит нечто темное, тяжелое. Не могу пошевелиться, ни руки, ни ноги не слушаются. И то, что сидит на груди, начинает кричать мне в лицо. Я непроизвольно кричала первые несколько раз, потом перестала. А еще иногда я открываю глаза и вижу, что потолок раздвигается и оттуда на меня смотрит вытянутое лицо. Глаз нет, только черные дыры на их месте. У лица открывается пасть и оно начинает шептать разные страшные вещи. И снова не могу шевелиться.

Я потер подбородок.

- Сонный паралич, вроде как. Он часто сопровождается галлюцинациями.

Аня затянулась и сказала, выдыхая дым:

- Потом я начинаю шевелиться, руками пытаюсь сбросить то, что сидит на мне. Тяжесть-то есть, меня прямо вдавливает в матрас, а руки насквозь проходят.

Она вздохнула.

- Мама смеется, все спрашивает, мол, ну как, опять твои обманки появлялись?

Мне было несколько не по себе. При таких рассказах всегда бывает ощущение, что тишина сгущается и все вокруг пристально за тобой наблюдает.

- Почему обманки?

- Ну вроде как видишь их, она кажутся реальными, а руками трогаешь - ничего и нет.

Аня по-детски улыбнулась.

- Иногда вижу, что в комнате у изножья стоит человек. Просто стоит, его голова вращается и лица сменяют друг друга, я вижу лица родственников, друзей. Человек кричит громко, у меня даже уши закладывает. Закрываю глаза, стараюсь не смотреть, а он все равно кричит. Потом кидаю в него подушку, она врезается в стену, падает, а он все там стоит.

- А как они уходят?- спросил я, докурив и затушив сигарету о пепельницу, которую Саша предусмотрительно оставляет на крыльце. Аню от этого вопроса передергивает.

- Боковым зрением вижу, что в комнату открывается дверь, из-за нее выглядывает маска кота. Потом просовывается длинная рука и машет тому, кто в комнате, типа давай, пошли, хватит уже.  

Она закусила губу.

- По врачам ходила, говорят, что со мной все в норме. Мама предлагала к знахарке съездить, но я отказалась. Мама фыркнула, дескать, раз к знахарке не хочешь, то и проблем нет никаких, были бы - мигом помчалась.

Аня вздохнула.

- Моя бабуля говорит, что я одержимая и не пускает к себе домой, а то после моего ухода все иконы со стен сваливаются. Ну да зато история тебе в копилку.

Я даже и не знал, что сказать. Немного жутковато было слышать такое, но меня никогда до ужаса такие истории особо не пробирали. Аня докурила и мы вернулись в комнату с камином.


Проснулись мы на рассвете от того, что Алина орала так, словно ее резали. Она спала в соседней комнате, вместе с Аней и другими девушками. Я сонно огляделся по сторонам, сел на своей раскладушке. Алина продолжала бешено вопить и к ней подключились другие. Ребята, которые ночевали вместе со мной, среагировали быстрее. Они повскакивали со своих раскладушек и помчались проверять что происходит. Я залетел в комнату одним  из последних, в числе тех, кто бежал наверх с первого этажа из большой комнаты.


Девушки повскакивали со своих раскладушек, все, кроме Ани; вжались в стену, противоположной той, у которой стоял высокий человек. Его тело было будто обмазано смолой. У него менялись лица, он хрипел, а потом заверещал. Что-то хуже этого звука я навряд ли слышал, даже учебный вой сирены, который всегда меня ужасал, был не таким пугающим. Парни стояли как вкопанные, обомлев от увиденного. Крик девушек не прекращался ни на минуту. Лишь Аня лежала на своем месте. Ее трясло, у нее закатились глаза и я видел лишь белки глаз. Я снова перевел взгляд на человека у стены. Промелькнуло лицо Алины, Саши, а затем я увидел свое, затем оно быстро сменилось лицом пожилого мужчины. Саша опомнился, побежал вниз - у него на кухне был молоток. Но пока он бегал, приоткрылось окно. В нем возникла маска кота. Я как-то иначе себе ее представлял, когда Аня рассказывала об этом. Скажу лишь, что создалось впечатление, что с морды огромного кота сняли шкуру и сделали маску, даже не смыв кровь; насадили на папье-маше и приделали деревянную палочку. За маской была чья-то голова, но разглядеть не получилось. Появилась длинная рука, тоже словно в смоле, поманила человека с лицами и он выпрыгнул в окно. Парни побежали вниз как были, в трусах и футболках. Я присел возле Ани и попытался ее растормошить. Не сразу, но получилось. С нее градом лил пот, девушку трясло. Алина и другие девушки выскочили в коридор, не прекращая вопить. И вот только тогда меня накрыло волной ужаса. До меня дошло, что никто не спит, все видели это бодрствуя.


Парни, как потом выяснилось, бегали на улицу, чтобы посмотреть куда эта тварь побежала. Но под окнами никаких следов не было. Лишь чистый белый снег.

Все разъехались очень быстро. Собрались за минуты, побросали вещи, которые привезли с собой в машины. Девушки, все как одна, твердили, что дом у Саши нехороший и какая-то хрень завелась, а потому они к нему больше не приедут. Доводы Саши о том, что раньше все было в порядке - проигнорированы. Оно и понятно, девчонок все еще трясло. Парни просто курили, стоя на крыльце с выпученными глазами; глядели куда-то вдаль. Аня робко молчала, стараясь не смотреть на меня, пока Алина громче всех визжала о том, что место - проклятое и хорошо, что все обошлось. Потом она усадила Аню в машину и они тоже уехали. Аня испуганно взглянула на меня со своего места возле водителя и едва заметно покачала головой, мол, не думала, что рассказанное произойдет именно этой ночью. По крайней мере, я так истолковал увиденное.

Я смотрел вслед машине и думал, что, может, стоило сказать Алине, что дело-то совсем не в доме?

Показать полностью
3279
Любимая фотография
72 Комментария  

От Автора:

"Когда моему другу было восемь, он настаивал на том, чтобы одеться клоуном на семейном фото. Это одна из моих любимых фотографий."

Любимая фотография клоун, жуть, reddit, семейное фото

Стырено с Reddit'а

408
Картоха Алкоголик.
30 Комментариев  
Картоха Алкоголик. картофель, холодильник, жуть, не мое
Картоха Алкоголик. картофель, холодильник, жуть, не мое

Картофан забытый в Холодильнике :)
Не мой. Стырено с просторов Вк.
может было... Тапками не кидать )

2582
Кажется, где-то открылся портал в ад
136 Комментариев  
Кажется, где-то открылся портал в ад
1307
Ирония Судьбы. Horror version.
55 Комментариев  
4299
Это всего лишь осиное гнездо
216 Комментариев  
Это всего лишь осиное гнездо
1409
Порция злобы
148 Комментариев в Исследователи Форумов  
Порция злобы ВКонтакте, жуть, неумная вульва, длиннопост
Показать полностью 9


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь