С тегами:

длиннотекст

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
386
Легализация нелегала в США.
128 Комментариев  

Сразу оговорюсь, что не пытаюсь никого склонить к каким бы ни было противоправным действиям, просто рассказываю как это тут бывает. Осуждать тоже никого не берусь, как и оценивать "противоправность" поступков. Мой статус тут легален с первого дня - выиграл гринкарту (вид на жительство) в ежегодную бесплатную лотерею с первого раза. Пишут на форумах, что шансы выигрыша что-то около 1-2%.


Способов получить вид на жительство в США, чтобы иметь право законно жить и работать, не так много для "простого смертного". Откидываем "визы инвестора" (от 500тыс$ до 1млн.$ в зависимости от штата начинается минимальная планка для граждан России), визы для выдающихся людей искусства/спорта/науки и представляем, что мы приехали в США по турвизе (или студенческой, или work and travel), нам тут очень понравилось и мы решили остаться.


И так, легальный срок пребывания в качестве туриста - максимум полгода. При этом на въезде могут поставить и меньший срок. Находясь тут дольше, мы нарушаем законодательство и даже в случае выигрыша в очередном розыгрыше лотереи гринкард, нам этой гринкард уже не видать. Остается 2 варианта: полит.убежище и свадьба с гражданином США. Начнем с последнего.


Если вы реально встретили "свою половинку", то всё замечательно! Проходите собеседование, чтобы доказать нефиктивность брака. Получаете временную гринкарту на 2 года, потом постоянную и через 3 года от момента получения временной можно подавать на гражданство США. Если же любви нет, но есть желание легализоваться и готовность платить, то есть вариант с той же процедурой, но за деньги. Т.е. граждане/гражданки США идут на обман правительства за "скромное" вознаграждение. Сумма оговаривается индивидуально, но обычно это от 15-20тыс.$.


Мой хороший друг проходил такую процедуру. Как вы понимаете, на такие действия благополучные особы обычно не идут. Его женой была мулатка, в семье которой работала только бабушка (которая была белой), а все остальные сидели на пособиях. Сам "контракт" был на 10тыс.$ (лет 5 прошло и это штат Висконсин), но все эти годы ему приходилось платить еще за её учебу, за её медстраховку и даже кредит за её машину! Точно не помню сумму, которую он мне называл, но за эти годы вышло более 30тыс.$. Она хотела и дальше его "доить", но родила ребенка  от своего афроамериканского бойфренда и у моего приятеля появился замечательный повод без подозрений со строны проверяющих служб развестись с ней как только получил постоянную гринкарту - "я её так любил, а она мне изменила!". Провел бы в браке с ней еще год и мог бы уже подаваться на гражданство, а так - плюс еще 2 года. Но он был просто счастлив такому разрешению ситуации - слишком проблемная эта "платная жена" была, что совсем не удивительно. Как вы понимаете, в контракте все условия не пропишешь и не заставишь их выполнять. Но намеренно сдавать своего иностранного супруга тоже невыгодно - супруг уедет на Родину, а гражданин - в тюрьму, т.к. уже успел соврать правительству на этапе собеседования. Короче, очень проблемный и довольно дорогой путь. Поэтому основная масса прибегает к следующему способу:


"Политическое убежище". Этот путь выбрали для себя 95% моих "понаехавших" друзей и знакомых тут. Этим общим термином часто называют и убежище по религиозным мотивам, и по национальным, и по притеснениям из-за сексуальной ориентации. Самое главное - не начать его просить у таможенного офицера на въезде в страну :) Тогда полетите домой первым самолетом. Но процедуру нужно начать не позднее 1 года с момента въезда. Почему этот путь? Он самый простой, дешевый и быстрый. Быстрый в плане получения документов для возможности легальной работы - обычно около полугода и менее проходит от начала процедуры до получения SSN (номер социального страхования, к которому привязано абсолютно всё - налоги, кредитная история и даже открывая аккаунт в газовой/электрической компании для оплаты их услуг у вас его попросят) и разрешения на работу. Для этого нужно, кроме оформления всех документов для запуска процедуры, пройти первичное собеседование. Далее вы ждете рассмотрения своего дела. Срок ожидания в Калифорнии на данный момент составляет 5-6 лет (в других штатах меньше)! И постоянно увеличивается - сейчас рассматриваются дела тех, кто подавал 5-6 лет назад, а дела тех, кто подаст сегодня могут рассматриваться и через 7-8 лет уже. И оснований для уменьшения этих сроков нет. Все эти пускай даже 5 лет вы на легальных основаниях живете и работаете в стране, открываете бизнес, платите налоги, становитесь ценным членом общества. Может быть даже женитесь на американке по-любви :) В любом случае, обживаетесь, что будет очень важным обстоятельством, если вам даже и откажут в политубежище и вы подадите апелляцию в суд. Насколько я слышал, отказывают в убежище совсем уже "липовым" историям притеснения, либо написанным "под копирку". Но на следующем этапе (апелляция) и у них довольно высокий процент выигрыша дел. Спрашивал у знакомых - консультанты-помощники, которые полностью ведут ваше дело берут около 3тыс.$, если у вас есть реальная история притеснений, и 4тыс.$, если нужно придумать красивую и правдоподобную историю. Творчество тут хорошо оплачивается :) Есть вариант сделать это всё и совсем бесплатно (за исключением официальных переводов и сборов) - самому. Сейчас ведь любую информацию можно найти в интернете на официальных сайтах. Приятель показал "стопочку" бумаг на такое дело:

Легализация нелегала в США. США, Америка, Лос-Анджелес, Калифорния, истории из  жизни, длиннотекст, длиннопост, как обещал

Минус этого пути - пока дело не рассмотрят и не одобрят (5-6 лет, как мы помним), вы невыездной. Вроде бы можно документы на кратковременный выезд получить (но не в "страну притеснений", естественно), но на въезде просто могут не впустить и отправить обратно - "просите убежище там, куда ездили".


Для программистов (на Пикабу должны быть таковые, я думаю) и для других высококвалифицированных технически специалистов с соответствующим образование еще возможность через рабочую визу сюда попасть (H-1B) с запуском получения гринкарты. Но тут должна инициатива работодателя быть для оформления на вас и первого, и второго - нужно доказывать правительству, что специалиста такого класса трудно найти среди "своих". Тут процедуру нужно запускать, находясь на Родине - не подходит под наши вводные (турист, которому понравилось и решил остаться). Но можно приехать туристом, найти такого работодателя и уехать обратно, не нарушив сроки легального пребывания для туриста в стране.


Вот как-то так в общих словах - я сам этими путями не проходил, поэтому всех тонкостей не знаю. Извиняюсь перед теми, кто ждал подробных и пошаговых инструкций :)


В следующий раз о процедуре поиска жилья тут могу рассказать - как раз сегодня нашли квартиру для переезда, подали заявления и ждем решения менеджмента комплекса. Ну или накидайте еще в комментариях интересных для вас тем.


Спасибо за внимание! :)

Показать полностью 1
40
Еще раз поговорим о Linux и кому стоит учиться на ней работать?
163 Комментария в GNU/Linux  

Приветствую пикабушники. Наткнулся на данный пост http://pikabu.ru/story/6_zadach_s_kotoryimi_linux_spravlyaet... и с большинства пунктами я согласен, но все факты как "Linux безопаснее" и "Linux бесплатен" слышал каждый второй человек, и добавлю свои мысли по поводу семейства данных операционных систем.

Если вы не работаете в IT-сфере, не программист или сисадмин и вам друг-айтишник посоветовал поставить(решил поставить) Mint/Ubuntu/Fedora/Suse/Любой_другой__Linux_дистрибутив как стабильную, безопасную, быструю, удобную, добавьте_прилагательное систему, почитайте этот пост и если вас не накрыл Linux-дзен, то вежливо пошлите его на йух, ибо не все так радужно как кажется с Linux в плане систем для домашних ПК. А по конкретнее в плане программного обеспечения. Программ под Linux много и практически под каждую программу Windows есть бесплатный Linux-аналог. Но ключевое слово - "бесплатный аналог", т.е. многие именитые разработчики не пишут версии своих программ под Linux и приходиться в репозиториях искать аналоги. Т.е. вы столкнетесь с проблемой выбора, когда выбора и нет, "пользуйся тем, что дают". И да, игрушки, куда же без них. Но с другой стороны наличие такой альтернативы Windows,  и при этом огромное количество дистрибутивов и открытость самой платформы - это и есть огромный выбор.

Чтобы не разочароваться в Linux-системах, вы должны иметь нестандартное мышление(линукс-дзен) или понимать, для чего ставите их.  Кто-то пользуется Linux годами для просмотра видосиков и просиживания вконтакте, кто-то скачивает, не находит того, чего искал, плюется и сносит все нахрен. Т.е. переход на Linux от Windows должен быть осознанным, надо понимать все преимущества и недостатки этих систем. Когда под Windows есть все(почти все, но об этом поговорим ниже), выбор для простого пользователя очевиден. Ниже две категории людей, которые могут поставить Linux без вреда для нервной системы.


1. Обычные пользователи, которым компьютер нужен для просмотра сайтов, видосиков, слушать музыку и печать текста, excel-таблиц(если кто то плюется от Libre или OpenOffcie -  MS Office прекрасно без лагов работает под Wine, по крайней мере 2007 и 2003 версия), разговоры по скайпу и немножко поиграть независимо любую игру, которую поддерживает система(Да, стим под Linux есть, кантра и дота под Linux тоже имеется). Это важно! БОЛЬШЕ НЕ ДЛЯ ЧЕГО! Почему, т.к. возможно бухгалтерскую отчетность вы не сможете сдать, некоторые сайты для этого требуют Internet Explorer, требуются эцп-ключи, рутокены, етокены, что-то работает, что-то нет, но ведь вы обычный пользователь и не будете шаманить. Работа с графикой и музыкой тоже отпадает, фотошопа, автокада, cubase нет, под вайном они лагают, аналоги дерьмо(кроме Krita 3 - хороший аналог фотошоп вместо неудобного Gimp). И нехило с ними пошаманить придется. А тут случай такой, минимум шаманства.


2. Пользователи, которые учатся по IT-специальности(не буду объяснять что за специальности). И да, вам нужно учится Linux обязательно, если даже в универе не преподают(что очень странно), но лучше устанавливайте в VirtualBox и учитесь терминальным командам, изучайте устройство файловой системы. Какой дистрибутив ставить? Да любой,  если ставите rpm-дистрибьютив как fedora или oracle, возможно придется чуток пошаманить, чтоб корректно работало дополнение гостевой ОС. Мануалов много.  Кстати, почему надо IT-студентам изучать Linux? Потому что, в будущей профессии как минимум столкнетесь с этими системами, а возможно и будете в них работать всю жизнь. А где Linux больше всего используется:

сервера!!! ваш кэп, Linux - хорошая серверная система.

- большинства ваших любимых сайтиков крутятся на Linux или Unix-подобных системах. Сайты Google, Википедии крутятся только на Linux. Apachi себя на Linux лучше чувствует(я ее никогда не пробовал ставить на винде).

- сервера баз данных и хранилища. продукты Oracle, PostgreSQL, Firebird(и его коммерческие аналоги), MySQL лучше работают на Linux-системах, чем на винде. Примеры, казначейство использует для серверов хранилищ БД Linux, где стоят продукты Oracle, например Oracle Data Integrator использует в работе команды ОС Linux, там же БД хранятся в Oracle Database. Идем дальше, в ФССП-серверах стоит Linux и там развернут RedDatabase(коммерческий аналог Firebird). Сама структура файловой системы Linux и Unix отлично подходит для использования в качестве хранилищ. Да и приставы на раб.станциях перешли на гослинукс и по прогнозам все госструктуры перейдут.

- Многие организации в качестве почтовых, файловых серверов, DHCP, DNS-серверов используют Linux, ибо бесплатно, а если организация большая, то это нехилая экономия один раз вызвать специалиста, поставить и держать эникейщика(быть эникейщиком или творцом - это зависит только от вас), чем покупать для всех своих точек  дорогие серверные Windows-дистрибютивы. И да, стабильность Linuxa в плюс, работал в одной организации, один Linux-сервер под БД, файлообменник, DHCP, DNS - никогда не падало, постоянно по приказу с отдела ИТ проливал обновления для БД, практическо не требовало перезагрузки.  В другой организации стоял сервер Windows 2003 под бухгалтерскую программу, постоянные синие экраны смерти, подвисания системы -> пропадал коннект к БД. И при этом часто организация часто жалела деньги и для обновления бухпрограммы, не говоря об ОСях. Поэтому у некоторых юзеров крутился Linux OpenSuse.

В данный момент работаю в среде разработки ODI(репозитории на Linux), и там иногда бывает пишу linux-shell скрипты для загрузчиков, которые крутятся в Linux.

Доля Windows в серверном рынке около 18%.

и да, ваши андроиды, тоже используют Linux-ядро. Как и ваши холодильники, телевизоры, роутеры.


3. Пользователи, которым нужна Linux для работы. Им ничего не надо объяснять, они и так все знают :-).


И да, Linux открытая система, а Windows закрытая. Эти слова вам ничего не говорят?

Открытость Linux в том, что она является сама по себе полноценной IDE, средой разработки. Берете любую Linux ОС - и модифицируете ее для собственных нужд и никто не обвинить вас в пиратстве. Ну если хотите создать дистрибутив для распространения, надо выполнять определенные юридические обязательства перед автором ОС-донора.

Что с Windows - теперь о закрытости. Во первых мы пользуемся функционалом, который нам предоставляет корпорация Microsoft(и да, это функционал хорош и платен), и любые несанкционированные изменения этого функционала - это пиратство. Будь-то установка неразрешенных тем, то установка крякнутых программ. И да, большинство пользователей не признают другие ОС, кроме Windows, ибо есть пираты и они практически неуловимые для законодательства. Помните Denuvo, как пираты не могли(или не хотели) ломать Игру Just Cause 3(не знаю, взломали ли ее), Doom 4, новый Tomb Rider. Допустим, у Microsoft появится свой Denuvo и многие пользаки завоют, когда их любимый Call of Duty 69 не запуститься на Windows 10, а Windows 35, под которым только работает эта игра, не могут взломать. А покупать ОС - пока у большинство россиян нет такого понятия.

Не зря компания Valve признала платформу Linux - предпочтительной и продолжает пилить на базе нее свою Steam OC. И да, сотрудники Google работают на форке Goobuntu.

И помните, пользуясь пираткой, вы не только нарушаете законодательство, но и подсаживаете на виндоуз-иглу своих детей и свое окружение. А монополизация windows в сфере десктоп-систем - больше 90%. Поцреоты скажут, "мы обворовываем корпорацию из страны-идеалогического противника", но на самом деле - всего лишь распространяют влияние данной ОС.

У меня все. Это все мысли, что у меня накопились за годы работы под Linux.

Еще раз поговорим о Linux и кому стоит учиться на ней работать? Linux, windows, длиннотекст, длиннопост
Показать полностью 1
915
"Вы звери". Фельдшер — о тех, кто перегораживает дорогу скорой
166 Комментариев  

(Ссылочка - собственно, та ситуация, которая сподвигла автора написать нижепредставленный текст. Теперь этих врачей хотят судить за халатность...)

Вам скучно жить? Вы хотите драйва? И чтоб без последствий? Добро пожаловать в Россию! Для вашего удовольствия у нас есть специальная служба, которая считается экстренной, но на самом деле совершенно безопасна и никому не нужна. Почему не нужна? Ну, так она же не к вам лично спешит, включив маяки и завывая сигналом? Не к вам. Значит — не нужна.


Поэтому смело можете перегородить ей дорогу и вытворять всё, что захотите. Медики ничего вам не сделают. Они на это не имеют никаких прав. А то, что кто-то нуждается в их помощи, — какая, в сущности, мелочь. Главное — это не к вам.


Максимум, во что вам обойдётся это удовольствие, — штраф за неуступление дороги машине со спецсигналом. Если, конечно, докажут.


Вам некуда выплеснуть эмоции? Вам надо изобличить и осудить? Но так, чтоб вам за это ничего не было? Опять же — к нам. В Россию. Опять же — скорая помощь. Медики не смогли уговорить водителя иномарки уступить дорогу? Не нужны нам такие медики, раз не могут общий язык найти с идиотом. Пешком поленились дальше отправиться? За что им только зарплату платят? Твари ленивые. Жалобу на них, раз чемоданы свои таскать по улице не хотят.


Бог с ним, с больным. Это же не вы. Это же не к вам. К вам-то они пулей полетят, когда жалоба до начальства дойдёт. И ящики свои понесут как миленькие. "И меня, если захочу, понесут на руках к машине, — считаете вы. — Да чёрт с ней, что стоит далеко, — не развалятся. Чем ещё им, медикам, заниматься? Только чаи пьют да на машине по городу катаются".


Что ж вы теперь-то стонете? Вам плохо? Звоните в скорую. Она обязательно приедет. Если, конечно, какое-нибудь быдло не перегородит ей дорогу. И если врачей не всех уволили по вашим предыдущим жалобам. Тогда — да. Приедут. Вовремя. Спасут. А как спасут, можете смело продолжать прыгать на капоты скорой помощи, куражиться, бить и резать медиков. Не вы же им должны — они вам.


А пока, всё, что мы имеем, — это смерть молодого человека, который так нуждался в нашей помощи. И всё равно, кого назовут виноватым, — он умер. Его не вернуть. Но это же не вы. Продолжайте в том же духе.


И мой вам совет: в следующий раз перегородите дорогу президентскому кортежу. Уверяю вас — такого экстрима вы больше никогда в жизни не испытаете. Клянусь Гиппократом. Да и мы вам больше никогда не понадобимся.


Вы звери, господа.

Автор: Дмитрий Беляков.

Показать полностью
401
Пироги печет сапожник, а сапоги тачает пирожник
24 Комментария  

Увидела этот пост , и вспомнился рассказ нашего преподавателя на биофаке о том, почему он не любит географов (далее будет краткий и очень вольный пересказ его слов):


Есть у нас в крае осетровое хозяйство. По какому-то недоразумению руководящие должности там занимают не биологи, а географы. Занимаются они там восстановлением  популяции осетров. Ибо плотинами все реки перегорожены и осетрам из черного моря писец как неудобно невозможно на нерест в истоки ходить.

Наловили половозрелых особей, привезли их в хозяйство, стали  мальков выращивать.

Ну подрастили их до сантиметров 5 и решили, что теперь самое время обратно в море выпустить.

Но как довести мальков? В водовозах! А что? Дешево и сердито!

Закинули рыбку в водовозы промышленные и трясли по нашим колдоёбинам везли к морю 4  часа.

Летом. Привезли естественно оглушенных и побитых мальков, и вылили в море. Прям через шланг.

И если из первой машины выжившие еще могли быть, то вторую машину угадайте кто уже ждал на том же месте? Правильно! Судаки. И чайки. и все другие любители поживиться оглушенными мальками.

Покумекали географы, и решили в следующем году вести рыбёху на вертолетах.


Здесь было лирическое отступление в виде: "А я ему говорю: Витя, ты - дурак! Не делай этого! Но кто же будет слушать профессора гидробиологии по вопросам гидробиологии?"


На этот раз подрастили рыбешек сантиметров до 7, загрузили в цистерны и в грузовые вертолеты. На вертолете то оно быстрее до моря лететь - пол часа и там уже.

Вот только вертолеты на воду не садятся.

Что делать?

Правильно - скидывать в воду с высоты.

С сорока метров.

С СОРОКА ГРЕБАНЫХ МЕТРОВ, КАРЛ!!

Поверхностное натяжение? не-не, не слышал!

С тем же успехом  их на асфальт скидывать можно было.


Разведение шло полным ходом, и через какое-то время дошло до того, что в черном море не смогли найти ни одной половозрелой особи для разведения. Казалось бы тут и сказочке конец, но нет - наши люди не привыкли так быстро сдаваться!

Было решено закупать осетров в донском рыбном хозяйстве. Естественно советоваться с биологами опять никто не стал.


Ну что же, на этот раз подросших мальков до моря довезли живыми, и даже пощадили - не сбрасывали с высоты.

Рыбки там повзрослели, собрались на нерест ибо секаса очень не хватает, подплывают к устью, а ДОНА  НЕТ! Рыбы икру с малоками пообортировали у берега и обратно в море ушли.

Никто же не учел, что проходные рыбы только в свою реку возвращаются.


Мораль проста - не стоит заниматься тем, в чем ты не разбираешься.


Конечно то, что действующие персонажи именно географы не при чем, тут дело в конкретных людях и их желанию залезть на хлебную должность вне зависимости от квалификации.

Ну и как обычно - чукча не писатель.


З.Ы. Для граммар-наци будет отдельные комменты для минусов!)

Показать полностью
38
Хозяин Ясной Поляны. 15. (последняя) Хозяин
31 Комментарий в Авторские истории  

Часть первая "Некий Игнатьев А.В."


Не знаю, что происходило во время моего беспамятства, но очнулся я лишь ночью.

С галочкой повторного знакомства не было, потому как чувствовал я себя нормально и сознание не плелось где-то на задворках разума.


В подтверждении своего ощущения я встал на ноги и почувствовал небывалый прилив сил. Словно я спал несколько суток (надеюсь, такого не было). Мне казалось, я бы с легкостью пробежал марафон и не вспотел.


Ноги приятно холодились о линолеум, и я боялся лишь одного. Что эту лунную и тихую ночь нарушит визит непрошеного гостя.


Но за окном начало светать, а я по-прежнему был один. Один в палате и один в голове.


И лишь под утро. Прямо перед подъемом, меня все-таки посетил голос.


- Сегодня все закончится, - сказал он. – Я уже близко.


Это были единственные слова.


Когда я почувствовал его в голове, то испугался. Я ждал смешанных мыслей. Ждал напильник на зубах. Я ждал чего угодно, но только не этих слов.


И лишь когда он их произнес, я понял, насколько мне стало страшно.


Лучше бы были боли. Я согласен на постоянное его присутствие, но только не это…


Он точно знал, какой эффект произведут на меня эти слова. Потому как голос звучал возвышенный и надменный.


Он вновь был котом, а я мышью.


Только сегодня будет все иначе


Он вдоволь наигрался и пришло время ужинать. И, естественно, в виде ужина буду выступать я.


Я сидел на кровати и смотрел в окно. Появилось чувство, словно я в последний раз вижу солнце, зелень, деревья и людей. Я тупо пялился, мысленно прощаясь с миром.


И я понимал, что сегодня решится все.


Все, к чему я готов и не готов.


Громкий крик «Подъем!» и привычная музыка по утрам, вывели меня и мыслей.


Бодрость, которая некогда присутствовала в теле, испарилась неведомо куда. За эти пару часов одиночества я измотался так, словно действительно пробежал марафон.


Меня знобило. Руки тряслись.


А когда я посмотрел в зеркало, то не сразу узнал себя. Серая кожа. Впалые глаза и зрачки… они бегали из стороны в сторону как у трусливого зайца, ожидающего волка за каждым кустом.


Я вспомнил первую встречу с Игнатьевым и вдруг понял, отчего он был таким. Понял, отчего они все тут такие.


Сегодня я решился.


Я даже несколько раз представлял себе, как буду сжимать тонкую шею Сани. Как жилы будут проступать через кожу на его лбу. Как будут пучиться глаза, наливаясь кровью и страхом.


Я представлял это и желал этого.


Руки продолжали дрожать, но я знал, что в тот самый миг, когда мои пальцы сомкнуться на молодой шее, я не дрогну. Не дрогну и буду сжимать до тех пор, пока жизнь не покинет это чудовище.


Он снова меня избегал. Он прятался от меня. Он чувствовал, что я настроен решительно. В общем-то, как и я, знал, что он не просто так сказал эти слова. Он уже подобрал ключик к моей голове и ему надо лишь вставить его.


Но я не дам…


Я так просто не сдамся.


Я не один из тех.


Я не тот кролик, кто глупо пялится на удава и послушно идет к нему в пасть.


Я не он.


Но я буду действовать как он, потому что иначе нельзя.


Тарелка каши на завтраке осталась нетронутой. Только чашка сладкого горячего чая. Это все, что мне сегодня понадобится.


Когда мы вернулись в комнату отдыха, я заметил, что сторонится меня не только Саня. Меня сторонятся все. Словно я болен чумой. Словно от меня разит нечистотами.


Пусть…


Мне надо лишь выждать момент.


Они сели в рядочек.


Они все повернуты к телевизору. Я невидим.


Невидим у них за спинами.


Медленно, отмеряя шаг за шагом, я начал движение. Медбрат стоит у стены. Ему потребуется десять, может двадцать секунд, прежде чем он вцепится мне в затылок. Но я не выпущу.


Я буду крепко сжимать горло. Мои руки превратятся в клещи.


Приближаясь все ближе к Сане, я чувствовал, как меня наполняет уверенность. Страх исчез, оставив после себя приятное послевкусие адреналина.


Сердце колотится в груди, но я спокоен. Спокоен как никогда.


Телевизор опять транслирует передачу про животных. На этот раз там стая буйволов пытается отбить крошечного теленка от разъяренных львиц.


Я присел точно сзади Сани.


Его короткая стрижка топорщится ежиком. На его тонкой шее видны синие вены. Они нальются кровью и вздуются, когда я схвачу его за шею.


Последний раз я оглянулся назад, увидев скучающего медбрата. Три койки с лежачими больными стоят у окон.


Мне должно хватить время.


Я справлюсь.


Не помня себя, я хватаю Саню в замок, чувствуя, как его тело наполняется силой. Но ему меня не одолеть.


Мы падаем на пол и, в тихой комнате отдыха воцаряются крики и брань. Боковым зрением я замечаю, как медбрат срывается с места и с ошалелыми глазами бежит к нам.


Игнатьев со своим другом старичком отскакивают в сторону. Геннадий Малофеев, этот огромный верзила, панически кричит и убегает.


Я по-прежнему сжимаю горло Сани. Он колотит руками пытаясь достать до лица. Он пытается протиснуть пальцы между своей шеей и моей рукой.


Он кряхтит и дергается.


В один миг, все меняется.


Люди, которые смотрели на меня как на сумасшедшего.


Глаза психов, только что наполненные страхом наливаются яростью.


Первым меня хватает за ногу Игнатьев.


Злобный старик вернулся. И у этого старика сил как у молодого парня в расцвете сил.


Малофеев бьет меня по носу, и я чувствую, как рот наполняется кровью. Кровь плещет на линолеум. Кто-то хватает меня за вторую ногу.


Медбрат как репейник цепляется к руке, и я чувствую, что больше не могу сжимать.


Саня едва дергается, но он жив. Жив и смотрит на меня все теми же глазами полными ярости.


Мои руки разжимаются, и Саня как мешок отваливается на пол. Он кряхтит и задыхается. Он хватается за горло. Но он жив. Жив…


Четким ударом свободной руки, я бью медбрата, который тут же падает. Отцепляется с руки и хватается за нос.


Вторым ударом я обезвреживаю Игнатьева.


Но как мне справится с Малофеевым?


Гена поднимает меня на руки и бросает прямиком в уцелевший ряд стульев.


Скорее всего, я сломал несколько ребер, но мне было не до этого. Не успев опомниться, он вновь поднимает меня на руки и кидает в центр комнаты. В этот же момент, с перекошенным от злобы лицом, ко мне прыгает Саня и хватает за горло.


Все пошло не по плану.


Теперь я оказываюсь в цепких лапах этого молодцеватого парня. Четким ударом в челюсть я заставляю пальцы разжаться, а сам вскакиваю на ноги и отбегаю в сторону.


Хватаю стул и начинаю махать им из стороны в сторону.


Обезумевшие психи выстроились передо мной полукругом. Они хотят меня убить, но боятся сделать первый шаг. Боятся получить стулом.


Я смотрю на их лица.


Ни капли сомнения. Ни капли жалости. Лица перекошены в ярости. Слюни стекают по подбородку. Красные от гнева глаза как иглы впиваются в меня.


Я понимаю, что жить мне осталось недолго.


Совсем недолго.


Круг медленно сужается.


Я делаю шаг назад и упираюсь в койку одного из лежачих пациентов, понимая, что дальше отступать некуда.


Первым кидается Гена, который тут же получает стулом в висок и замертво падает.


Саня кидается следом за ним и вновь как клещами стискивает мне горло. Я хриплю и пытаюсь разжать его пальцы. Но не в этот раз…


Сжимая горло, он прет на меня как вол. Я чувствую койку с больным позади меня, но Саня напирает сильнее и мы, опрокидывая кровать, падаем.


В этот самый момент…


В эти короткие доли секунды пока мы падаем, я замечаю, что лицо Сани, секунду назад перекошенное от ярости, вдруг приобретает привычные ему черты.


В один момент ярость улетучивается из глаз, оставляя полное непонимание ситуации. Я вижу, как Саня продолжает сжимать мое горло, но он не осознает, отчего он это делает.


Пока мы падали, он разжал руки и повалился на меня.


Я думал, что я уже не встану.


Думал, что психи, воспользовавшись моим положением, набросятся на меня и растерзают как собаки брошенную тушу.


Но когда я выбрался из-под тела Сани, то увидел, что все обитатели этого этажа, смотрят на меня растерянными взглядами.


Поднялся огроменный Гена Малофеев и я уж подумал, что он точно будет мне мстить за удар стулом по голове. Но он лишь приложил ладонь к кровоточащему виску и, увидев меня валяющимся на полу, широко улыбнулся и помахал здоровой рукой.


Остальные продолжали стоять полукругом, но в их глазах больше не было ярости. Не было злобы и желания растерзать меня.


Только медбрат, который корчился на полу, тяжело посмотрел на меня исподлобья и что-то прошептал. После чего он вскочил и убежал из комнаты отдыха, оставив меня один на один с разъяренной толпой.


Непонимание и ступор длился недолго.


Спустя минуту или две, глаза психов вновь налились яростью.


Я успел за это время встать на ноги и прислониться к стене, вновь вооружившись стулом.


Глупая улыбка Гены сменилась яростью. Он убрал руку с кровоточащего виска и ринулся ко мне.


В этот раз стул не остановил его.


Огромная рука схватила меня за шкирку и швырнула в центр комнаты. Это было худшее, что я мог себе представить.


Оказавшись посередине, не имея в защите даже захудалого стула, больные набросились на меня.


Я получал один удар за другим. Звезды часто вспыхивали в глазах. На мне разорвали штаны и поставили бесчисленное количество синяков и ссадин.


Я свернулся в комок, не имея возможности бить в ответ или же просто защищаться.


В моменты затишья, когда удары сыпались, не так часто, я открывал опухшие глаза. Краем уха, я услышал, как по коридору мчится толпа медбратьев. Их тяжелые шаги доходили до моего сознания, вместе с тяжелыми ударами больных.


И в этот самый момент, когда я лежал на забрызганном собственной кровью полу, я понял, что все мои мысли о голосе были в корне неправильными.


Не знаю, что именно повлияло на это осознание. То ли скопившиеся доводы у меня в голове. То ли неплохой удар все в ту же голову.


Но я понял кто обладатель голоса.


А еще я понял, что если сегодня ночью я не разделаюсь с ним навсегда, то он разделается со мной.


Пока психи лупили мое обмякшее тело, а персонал бежал на выручку, я полз как змея, волоча отбитые ноги. Полз с одной единственной мыслью.


Лишь бы это был не сон.


Только бы не сон…


Она должна быть там.


Должна…


На пару секунд я выключился, когда Малофеев приложился по ребрам ногой. Но когда сознание вернулось, я продолжил ползти, не обращая внимания на боль.


В какой-то степени мне повезло, что все больные в один момент сошли сума и захотели меня прикончить. Они путались друг у друга, и часто мазали, нанося бессмысленные удары по полу.


Наконец-то я добрался до цветочного горшка и погрузил руку в теплый шероховатый грунт.


Несколько секунд я шарил в горшке, молясь, чтобы она оказалась там.


Наконец-то, пальцы ухватились за гладкую поверхность ручки, которую я тут же выхватил из горшка, повалив цветок на бок.


Земля смешалась с кровью, образовав неприятную грязь.


Ручку я сунул в штаны, в надежде, что сегодня они не будут делать проверку комнат.


В этот же момент Малофеев схватил перевернутый горшок и поднял его над головой. Оставались какие-то доли секунды перед тем, как тяжелый глиняный горшок, размозжит мою голову и остановит это безумие. Но кто-то из персонала сшиб Малофеева с ног, и они кубарем покатились к стене.


И без того безумная суматоха превратилась в хаос и полную неразбериху.


Психи бегали от персонала. Я лежал на полу. Голова пульсировала, а тело ныло от боли.


Кто-то схватил меня за ногу и поволок по полу. Я надеялся, что это был кто-то из персонала, но на деле это вновь оказался Малофеев.


Не знаю, куда он меня волок, но на него тут же набросилось человека три и кое-как повалили на пол.


В следующий раз меня отволокли в сторону и оставили лежать на полу, пока не разогнали больных по палатам.


Семенов стоял в стороне и с интересом наблюдал за происходящим.


После того как в разрушенной комнате осталось лежать четыре тела – я и трое недвижимых больных, персонал решил разобраться со мной.


На руках меня отнесли в палату.


- Как вы себя чувствуете? – спросил Семенов голосом полным злобой.


- А как вы думаете, я буду себя чувствовать после такого? – прохрипел я, чувствуя боль в груди.


- Откуда вы берете столько проблем? Как вас угораздило?


- Они набросились на меня…


- Неправда! – перебил Семенов и ударил рукой по стене. – Мне все доложили. Это вы… - он подошел и ткнул пальцем мне в грудь. Ощущение было, словно железный прут вонзили меж ребер. – Это вы зачем-то реши придушить Сашку. Зачем вы это сделали?


- Я сглупил… - сказал я, и зашелся долгим кашлем.


- Ты у меня здесь надолго завязнешь, - сквозь зубы процедил Семенов.


Он и сам был теперь похож на психа. Губы дрожат. Изо рта вырываются капельки слюны. А глаза наполнены яростью, точно, как у больных, кто хотел разорвать меня на части.


- Ты сгниешь здесь. Я тебе это устрою. – Продолжал он тыкать пальцем в грудь.


- Дайте мне обезболивающее… Все болит.


- Обезболивающего тебе? – Семенов еще раз ткнул пальцем и отвернулся. – Приведите его в порядок. Мне бы не хотелось, чтобы у нас еще и он загнулся. Итак, уже полиция к нам зачастила.


- А что после? – спросил кто-то.


- После? Пусть вновь слюни попускает. Может, будет посговорчивей.


Я ликовал.


Первая часть плана, чтобы меня накачали галаперидолом была выполнена.


Пока Семенов давал распоряжения и легко управлял моей судьбой, я незаметно сунул ручку под матрас и со спокойной душой откинулся на койке.


Боль осталась. Болело и ныло все тело, но я был в какой-то мере счастлив.


Семенов покинул палату, а после него, со мной не стали заморачиваться. Обтерли мокрой тряпкой, помазали какой-то мазью ушибы и ссадины, после чего вкололи галоперидол и спустя две минуты я увидел яркую вспышку света. Это была обычная лампа. Но, под препаратом она показалась мне вторым солнцем.


Я улыбнулся и уснул. Уснул долгим беспробудным сном.

.


Веки были тяжелы как никогда. Голова гудела, а тело продолжало болеть, словно я несколько километров тащился по твердым шпалам за поездом.


Несколько минут или же несколько часов, я впадал в беспамятство и вновь включался в реальность.


Я знал, что мне необходимо встать и сделать то, ради чего я здесь нахожусь. Но я не мог. Не мог пошевелить руками и ногами. Не мог слезть с кровати.


Я едва ворочал тяжелыми глазами и едва поднимал свинцовые веки.


Плотный туман в голове не позволял думать, то сжимая мысли до крошечной точки, то размазывая их по всей черепной коробке.


Спустя еще некоторое время я смог пошевелить головой.


В этот раз меня не привязали, что не могло не радовать.


Сбросив ноги, как два бревна на пол, я несколько минут привыкал к новому состоянию.


Встать я пока не решался.


Вместе с отходняком от лекарства, я чувствовал спазмы в ногах и где-то далеко в желудке. Или в печени… или в селезенке… сложно определить, когда все тело ломит и ноет от боли.


Но эти спазмы явно отсылали меня ко вчерашнему дню. Такому короткому и такому насыщенному.


Легкое покалывание прошло по ногам и рукам. Тело начинало чувствовать, а вместе с чувствами возвращалась и боль. Тяжелая, долгая и невероятно нудная боль!


Я встал на холодный линолеум и сделал несколько шагов. На большее меня не хватило. Пришлось уткнуться рукой в стенку и дать себе передышку.


Я чувствовал, что сознание почти вернулось. Это вызывало опасения, так как голос ждет меня. Я в это уверен на все сто процентов.


Он сейчас лежит в кровати и как хищная птица сужает круги перед броском.


Надо действовать быстрее.


Вытащив гладкую ручку из-под матраса, я сделал несколько кругов по палате, проверяя устойчивость и собственные силы.


Аккуратно, как лучший вор во всем мире, я вставил ручку в дверь и тихонечко, дабы не проронить ни звука, открыл дверь.


Тихое гудение ламп и пустота встретили меня в коридоре.


Чуть позже ко мне донеслось легкое бормотание телевизора.


Неужели в комнате отдыха кто-то сидит? Об этом я не подумал.


Мне надо на ту половину корпуса. Именно там находится палата Сани-стихоплета.


Именно там и живет голос.


Босыми ногами я прошлепал до комнаты отдых и да… там действительно сидел кто-то из персонала. Больше того… это была не девушка, как из моих прошлых снов. Это был один из тех бравых парней, кто растаскивал сегодняшнюю заваруху. Я не знал его имени, но знал наверняка, что если мы с ним столкнемся один на один – мне не жить.


Он упакует меня за десять минут и вернет обратно в палату. А дальше…


А дальше мне уж точно не жить.


Дальше мне существовать в этих стенах. Смотреть телевизор и боятся Хозяина. Трястись от каждого шороха и угождать ему во всем.


Что делать?


Несколько минут я размышлял над ситуацией.


Можно дождаться, когда он уйдет в туалет или уснет. Хотя после таких происшествий вряд ли здесь вообще кто-то будет спать.


Да и время играет не в мою пользу. Стоит моему разуму очистится от лекарств, как он вставит ключик в мой мозг и пиши пропало. Больше я себя не вспомню, и в этом месте все останется как прежде. Разве что добавится одна известная личность к списку больных.


В какой-то момент мне показалось, что он уже начала шарить в моей голове. Внезапный спазм и резкая боль в зубах. Возможно, это была попытка, потому как боль прошла так же быстро, как и началось.


Я зажмурил глаза и едва сдержал крик.


Надо было решаться.


Я должен был решиться на что-то… бездействие меня убьет.


Ничего лучше не придумав, я отошел от угла на десяток шагов и приготовился бежать.


По моим подсчетам, я должен успеть проскочить комнату отдыха до того, как этот верзила поднимет свое мускулистое тело с кресла и погонится за мной.


Качнувшись несколько раз из стороны в сторону, как бы приводя мышцы в тонус, я сорвался с места и побежал.


Босые ноги громко хлюпали по линолеуму. В правой руке я держал гладкую ручку и даже не смотрел в комнату отдыха.


Я целенаправленно мчался к палате. Нет. Я летел к палате.


Не чувствуя ни боли, ни страха, ни жалости.


Парнишка сорвался с места быстрее, чем я ожидал.


Когда я трясущимися руками пытался попасть ручкой в дверь, он был в десяти шагах от меня.


Наконец-то ручка вошла в паз и я открыл дверь


Ворвавшись в палату, я тут же захлопнул дверь и вставил ручку с внутренней стороны.


Эта глупая конструкция, когда вставленная ручка с одной стороны, полностью блокирует все попытки открыть дверь с другой стороны, должна его остановить. Она должна дать мне время.


Как только я вставил ручку, дверь с грохотом задрожала. Это бравый парнишка лупил ее с той стороны.


- Открой дверь! – орал он. – Открой эту сраную дверь!


Не обращая внимания и пытаясь его не слушать, я повернулся к больным и тут же получил смачный удар по лицу.


Я устоял на ногах, но удары посыпались один за другим. Не видя ничего перед собой, я выкинул кулак вслепую и, по-моему, угодил куда надо.


Саня, который сейчас был не вовсе Саней, упал на пол, но тут же вскочил на ноги.


Я вложил всю силу в удар и вновь повалил его.


Он кричал. Кричали за дверью.


- Извини, - сказал я Сане, и со всей силы ударил его ногой в голову.


Он потерял сознание.


Пока Саня лежал на полу, я подошел к Беспалому, который как обычно бегал глазами из стороны в сторону.


- Ты этого не сделаешь, - сказал он мне.


И этот голос. Теперь не было ни единого сомнения, кому он принадлежал. Кто управлял отделением. И кто, называл себя Хозяином.


Все сошлось как в детских пазлах.


Он был тем самым другом Семенова, над кем издевались сверстники и которых он позже убил. Скорее всего, одним из его сверстников был и старший сын Игнатьева, который погиб при непонятных обстоятельствах.


Именно он управлял отделением и не мог ворваться в голову Семенова, лишь потому, что тот, сам этого не осознавая, каждый раз спасал себя коньяком с кофе.


Именно он управлял Саней, Игнатьевым, Малофеевым и каждым в этом отделении. Он бы и мной начал управлять, дай ему больше времени.


Тот громкий и болезненный выдох, когда все превратились в зомби, принадлежал ему. Он не соврал мне, когда сказал что видел меня корчащимся от галоперидола на траве, в день смерти Алексея. Это я видел лишь Саню. Это я был слеп.


Но окончательно я понял лишь тогда, когда во вчерашней заварушке, мы, обнявшись с Саней падали и зацепили его кровать. В эти доли секунды он потерял контроль над всеми, и я увидел это. Я успел это заметить.


А сейчас он лежит передо мной и дергает зрачками.


- Ты не посмеешь! – прохрипел он сквозь зубы.


Его огромная голова лежит на подушке. Он дрожит. Ему страшно.


Я добрался до него.


Не раздумывая, я сомкнул пальцы на его шее и начал душить. Я чувствовал его мягкую, дряблую кожу. Ощущал его кровь в жилах. Слышал его хрип и видел его угасающие глаза.


- Посмею, - натужено сказал я. – А вот ты больше не посмеешь.


Конец был близок. Он больше не хрипел. Он закрыл глаза и как бы уснул.


Но нет…


Эта тварь забралась мне в голову.


Он вставил ключик в мой разум.


Продолжая сжимать, я видел яркие вспышки из его детства. Видел мир его глазами.


Дети. Безумные и обезумевшие дети, которые не знают меры, плевали на него. Несколько раз они его ударили, а после того как он упал, один из них помочился на него.


С криками и звонким смехом они убежали, а он остался лежать у забора, глотая слезы и вытирая теплую мочу с лица.


Я видел его отца. Какой-то больной из этого отделения обрюхатил его мать. У его отца такая же большая и круглая голова на тонкой как спичке – шее.


- Я не виноват, что союз вульгарной женщины и сумасшедшего дали такой результат. Я не просил эти способности… но раз уж они у меня, я решил пользоваться ими. – Звучало в моей голове.


Резкая боль в зубах заставила меня закричать.


Но я не разжал руки.


- Ты совершаешь ошибку! – прозвучало под коркой.


Я корчился от боли, чувствуя, как он копается в моей голове. Чувствуя, как его тонкие длинные руки по самые локти погрузились в мой череп.


Я ничего не видел и не слышал, продолжая сдавливать тонкое горло Беспалого. В кромешной темноте, превозмогая боль я последний раз сдавил обездвиженное тело и почувствовал что падаю.


Не на пол.


Я проваливался в густой туман, который сменился черной тьмой, где не было ни звуков, ни чувств, ни ощущений.


Я оказался в космосе сознания.


Я не чувствовал своего тела, надеясь лишь на то, что успел убить Хозяина.


Некоторое время спустя. Томас


Беспалого не стало.


Я все еще оставался в больнице, но Семенов уверял, что скоро меня отпустят.


Я видел, как счастливый Игнатьев покинул корпус. Саня-стихоплет вновь увлекся рэпом и когда его выпустили, он несколько раз приходил ко мне и приносил сигареты.


Забавный оказался парнишка.


Я привык к распорядку и решил, что не буду чинить персоналу лишние хлопоты, отчего вел себя сдержано и послушно. Выполнял все приказания. Пил таблетки и чувствовал себя замечательно.


Ссадины, ушибы и огромный синяк под глазом прошли.


Сегодня я расположился на привычном для меня месте – кресло, придвинутое к стене.


Две койки с лежачими больными стояли у окна. Истинные психи, то есть те, кем не управлял Беспалый, как обычно уселись перед телевизором. В этот раз они смотрели передачу про растения. Довольно забавные фильмы тут все-таки показывают. Со временем я и сам начал просвещаться, узнав много нового.


День был солнечным. И солнце, врываясь сквозь окна, ласкало мою бледную кожу.


Я чувствовал тепло, и улыбка сама собой нарисовалась на лице.


И все бы ничего, если бы не новый человек в нашем отделении.


Я любил новых людей. За это время их было не много, но я подходил к каждому.


Скучно здесь. Даже очень скучно.


Персонал, а именно Вадим Мартов и Инна Шувалова (я успел познакомиться со всеми), разговаривали меж собой у стеклянных дверей.


Их-то я давно знал, а вот новая девушка была здесь впервые.


Стройная. Гладкое личико. Пышные волосы. И скорее всего не менее пышная грудь. Под халатом плохо видно.


Они ей что-то рассказывали. Говорили долго. Чуть позже подошел Семенов, который оживленно включился в разговор.


Я не выдержал и, встав с кресла, направился к ним.


- Здарова Вадим. Привет Инночка. Здрасьте Семен Сергеевич - поприветствовал я старых знакомых.


Они в ответ лишь улыбнулись.


- Вы меня не познакомите? – спросил я Семенова.


- Мы оставим вас наедине, - ответил он своим отвратительно нежным голоском. И зачем он коверкает? Я же слышал, как только что он говорил нормально.


- Вам что, сложно нас познакомить?


- А вам что, сложно познакомиться самому? – вопросом на вопрос ответил Семенов и довольно сильно задел меня. Он что-то шепнул Вадиму и все трое ушли.


- Что это с ним? – спросил я незнакомку и пожал плечами. – Обычно он весьма учтив. Ну да ладно… Вы здесь новенькая? Устроились медсестрой или как?


Девушка посмотрела на меня глубокими серыми глазами, но ничего не ответила. Она нервничала и не переставала теребить пальцами полу белоснежного халата.


- Ну так, по какому вы тут вопросу? Если хотите, я могу вам провести экскурсию и рассказать много всего. Я должен скоро выйти, так что пользуйтесь моментом. Вы плачете? – спросил я ее, увидев две блестящие бусинки слез на щеках. – Отчего вы плачете? Не стоит. Не надо.


Я придвинулся ближе и обнял ее.


На удивление, девушка доверчиво прижалась ко мне, и я почувствовал приятный и в тоже время знакомый аромат уюта и тепла.


- Вас кстати как зовут? – спросил я, когда девушка перестала плакать и выбралась из моих объятий.


- Меня з-зовут, - продолжала она заикаться от недавних слез. – Зовут Катя.


- Очень приятно. А меня Айрон Томас.


Конец


Автор

Показать полностью
30
Хозяин Ясной Поляны. 14 (предпоследняя) Две бутылки
3 Комментария в Авторские истории  

Часть первая "Некий Игнатьев А.В."


Утро началось как обычно для всех. И совсем необычно для меня.

Противный голос бабки разносился по коридору.


- Подъем! Подъем!


Снова звон ключей, тяжелые шаги по линолеуму и скрип открывающихся дверей.


В этот раз меня выгнали вместе со всеми.


Пока мы умывались и чистили зубы, персонал тщательно просматривал палаты на наличие тайников. Хотя, что-то спрятать было бы проблематично. В палате кроме кровати была еще и тумбочка. По крайней мере, у Игнатьева она стояла. В моей же палате была лишь кровать. Одна кровать и окно с решетками.


Я долго стоял возле умывальника, пытаясь дождаться Саню. Но он избегал меня. Он промелькнул в комнате отдыха на одну секунду и скрылся.


После завтрака включили телевизор, и больные расселись по местам. Складывалось ощущение, что здесь никто никого не лечит. Просто живут. Точнее просто существуют, поедая завтраки, обеды и ужины. А между делом смотрят телевизор.


Я занял привычное для меня кресло в отдалении от всех. Стена надежно защищала тылы.


Я ждал появление голоса.


Но вместо голоса пришел Семенов.


- Доброе утро, - сказал он, улыбаясь в бороду.


- Доброе.


- Как ваше настроение?


- Хуже некуда.


- Ничего страшного. По первому времени у всех так. Все через это проходят.


Знакомая фраза.


- Я разрешу вам встретиться с семьей, но при одном условии.


Я вопросительно посмотрел на него.


- Если вы обещаете вести себя хорошо и пить таблетки, которые я вам пропишу.


- Как прошло общение с полицией? – спросил я, оставив его без ответа.


- Все хорошо.


- Вот так просто?


- А как вы хотели?


- Не будет никакого расследования? Вот так просто – все хорошо.


- А какое может быть расследование, если он повесился. Неприятно конечно, что полиция к нам зачастила. Но я списываю это на случай.


- Вы слишком много списываете на случайность, отказываясь видеть закономерность. – Грубо заметил я и встал с кресла.


Семенов отступил на шаг. Видимо слегка припухшая щека напоминала ему о моем ударе.


- О чем вы говорите. Какая к черту закономерность. Полину кто-то задушил. Этого я не отрицаю. А вот Алексей сам повесился. Пришла к нему белочка вот он и решил свести счеты с жизнью.


Голос Семенова был обычным. Это не могло не радовать. Он все еще считает меня нормальным.


- Ну, так что насчет таблеток и примерного поведения?


- Я постараюсь.


- Этого мало.


- А вы и вправду не видите, что в вашем отделении творится нечто странное?


Семенов улыбнулся и в этот раз посмотрел на меня так, как всегда смотрит на психов.


- Вы сейчас мне опять будете рассказывать про голоса?


- Нет.


- Обычные больные. Обычное отделение. Не вижу здесь ничего странного. Ладно, мне пора идти. У меня дела.


Знаю я твои дела. Зарыться в своем шикарном офисе и целый день любоваться грамотами, попивая кофе с коньяком.


Коньяк – промелькнуло в голове.


Голос говорил, что ему трудно управлять пьяными людьми.


Мне срочно надо напиться, - подумал я и вспомнил, что в моем чемодане до сих пор покоится две бутылки отменного вина.


Семенов заметил, что я провалился в свои мысли, и тихонечко ушел.


Я вновь остался наедине с психами.


Надеюсь, что я так и останусь отдельно от них.


День тянулся невыносимо долго. И весь день я ждал, что меня посетит голос. Ждал его с нетерпением и в тоже время боялся, что он все-таки придет.


Он и вправду пришел. Ненадолго. Кинул лишь пару фраз, как бы напомнив мне, что я не забыт.


Семенов вернулся с толпой медперсонала и я подумал что пришли за мной. Но меня они не тронули. Даже косого взгляда не бросили.


- Забирайте на процедуры, - сказал Семенов, указывая на кровати с лежачими больными. – Я приду чуть позже.


Бравые ребята послушно выкатили кровати и шумно поволокли их по коридору.


Ближе к вечеру, когда большинство больных разбрелось по корпусу, я присел рядом с Игнатьевым. Его друг старичок с морщинистым лицом недовольно посмотрел на меня, но смолчал.


- Теперь мы с вами на равных, - сказал я Игнатьеву.


Я боялся, что он вновь кинется на меня. Боялся его сурового лица и глаз, налитых яростью.


Но Игнатьев был тем самым добрым старичком с обвисшим лицом и лохматой головой.


- Вы позволите? – спросил я.


Игнатьев исподлобья посмотрел на меня и указал на стул.


- Извините, что прервал такую интересную игру, - сказал я старичку, который продолжал недовольно коситься на меня.


- Мы уже закончили, - сказал Игнатьев, отодвигая шашки в сторону.


Я огляделся по сторонам. Все как всегда. Кто сидит перед телевизором. Кто пялится в окно. Персонал на своем обычном месте возле стены.


- Вы просили меня о помощи.


Игнатьев повторил мое движение, осмотревшись по сторонам.


- Вам надо уходить отсюда.


- Я задам вам пару вопросов.


- Нет. Не надо. Он снова придет, - прошептал Игнатьев и глаза его налились страхом. Голос, как и подбородок, начали дрожать.


- Кто он?


- Голос. Он снова будет сидеть в моей голове, - прошептал Игнатьев.


- Вы знаете, кому он принадлежит?


- Нет. Не знаю. Не хочу знать.


- Как долго он вас ломал? – спросил я понял, что Игнатьев знает, о чем я говорю. – Как это случилось?


Игнатьев вновь подозрительно посмотрел по сторонам.


- Не знаю. Это случилось давно. Вначале были кошмары и голос. Потом была боль и я понял, что больше не принадлежу сам себе. Мне страшно. Помогите мне.


- Вы ведь не сумасшедший? – на всякий случай спросил я.


- Нет. Как и многие здесь.


- Но вас все равно продолжают тут держать.


- Это его рук дело. Он управляет нами.


- Всеми?


- ДА.


Игнатьев постоянно с опаской посматривал по сторонам. Мне показалось, он даже уменьшился в размерах. Втянул седую голову в плечи и сильно ссутулился.


- Как вы думаете, кому принадлежит голос?


- Вы тоже его слышите?


Я запнулся. Мне не хотелось говорить правды. Но это ведь не Семенов. Это обычный больной, которому вряд ли поверят, если он расскажет об этом.


- Да. Я тоже его слышу.


- Тогда вы пропали. Как и все мы. Вам не выбраться. Смиритесь с этим.


- Он не сломал меня.


- Это лишь вопрос времени.


- Много здесь нормальных людей?


Я придвинулся к Игнатьеву ближе.


- Я не знаю. Может быть, и я уже давно ненормальный. Я запутался.


Игнатьев начал дрожать. Он косился по сторонам и отказывался смотреть мне в глаза.


- Кто здесь нормальный? – повторил я вопрос.


- Не могу. Не хочу. Уйдите. Уйдите.


Игнатьев повысил голос и медбрат, который безразлично подпирал стенку, посмотрел на нас.


- Тише.


- Отстань. Я ничего не знаю. Не знаю.


Медбрат отлип от стены и пошел к нам.


Я встал со стула и вернулся на кресло.


У Игнатьева я правды не добьюсь. В общем-то, как и у остальных. Здесь как будто все повязаны одним делом. Одним голосом. Одним Хозяином.


Медбрат что-то спросил у Игнатьева, затем кинул презрительный взгляд на меня. Но подойти не решился. Он вернулся к своему посту возле стены.


Чуть позже, когда я шел в туалет, в стеклянной двери на лестничную клетку я увидел знакомую мне фигуру.


Это Катя.


Как я был счастлив видеть нормального человека в этом здании.


Я прильнул к стеклу и несколько раз постучал. Катя не видела меня. Или не хотела видеть. Она уже спускалась, когда я стукнул сильнее и пугливо посмотрел в коридор – никто ли не увидел?


Катя обернулась.


Она поднялась ко мне и приложила ручку к стеклу.


- Нам нельзя видеться, - прошептала она мне.


- Почему?


- Никто не должен знать, что между нами что-то есть.


- Катя мне нужная твоя помощь.


Катя огляделась по сторонам.


Я последовал ее примеру и еще раз осмотрел помещение. Никого. Несколько тел слоняются вдали. Медбрат вместе с психами смотрит телевизор.


- Ты можешь зайти?


Катя еще раз посмотрела по сторонам.


Она хотела. Я видел ее сомнения. То прикоснется к карману, где лежит ручка от всех дверей. То пугливо одернет, словно ухватилась за горячее.


- Если они узнают, то вообще запретят мне здесь появляться.


- Никто не узнает, - успокоил я Катю, хотя сам был не уверен в своих словах.


Катя все-таки достала ручку и открыла дверь.


Мне безумно хотелось обнять ее. Прижать. Вдохнуть аромат ее волос. Хотелось ее поцеловать…


Но я лишь отступил от двери и поплелся в другой конец коридора, где не было персонала.


Выдерживая дистанцию в пять-семь шагов, Катя пошла за мной.


- Я так рад тебя видеть, - сказал я и впервые за несколько дней улыбнулся.


- Что случилось? Почему тебя здесь держат?


- Это все из-за нервного срыва. Что говорит Семенов?


- Он не любит говорить о тебе, так что я почти ничего не знаю.


- А слухи?


- Слухи ходят разные. Что ты слышишь голоса. Что у тебя поехала крыша. Много чего болтают.


Я не выдержал и взял Катину руку. Но она отдернула и спрятала руки в карманах.


- Не надо. Если узнают что мы вместе, то будет только хуже.


- Катя, ты была права. Здесь действительно творится чертовщина. Я слышал голоса, - сознал я. – Только не говори Семенову. Я не хочу, чтобы он знал. Он конечно врач, но дело в том, что врач здесь не поможет.


- Я же тебе говорила, - сказала Катя то, что я меньше всего хотел услышать.


- Давай не будем сейчас бросаться в прошлое. Мне нужна твоя помощь. У меня в доме, в чемодане, есть вино. Тебе надо его принести.


- Витя не надо…


- Что не надо? Ты не понимаешь, что здесь происходит. Мне срочно надо напиться.


- Я разговаривала с твоей женой, - стеснительно сказала Катя. – Она рассказала о твоем прошлом. Еще она рассказала о том, как у тебя были проблемы с алкоголем. Проси что угодно, но вино я тебе не принесу.


- Ты не понимаешь! – процедил я через зубы. – Если ты не принесешь мне вина, то я здесь сдохну.


- Витя… - повторила она и пугливо отступила на шаг.


- Здесь есть человек, - решил я объяснить ей всю суть. – Этот человек может проникать другим в головы и управлять ими. Его голос я и слышу. Но он не сможет мной управлять, если я буду пьяный. Пойми, я не просто хочу налакаться. Мне это жизнь может спасти. Ты мне веришь?


Катя молчала.


Она хотела бы мне поверить. Выражение ее милого лица говорило о том, что она готова принятья меня таким, какой я есть на самом деле. Но вот глаза… глаза говорили что она мне не верит.


- Ты мне веришь? – повторил я, надеясь услышать положительный ответ.


Катя отступила еще на шаг.


- Катя…


- Я хочу тебе верить.


Она начала медленно двигаться спиной к выходу.


- Ты ведь сама говорила, что здесь что-то нечистое.


- Говорила, - послушно сказала Катя, продолжая удаляться.


- Разве ты не слышала голоса?


Катя помотала головой. По ее щекам потекли слезы.


- Я не смогу принести тебе вино. Я люблю тебя, но не принесу.


- Катя!.. – сдерживая голос, сказал я.


Она вновь покачала головой.


- Катя не делай этого. Ты меня убьешь!


- Я не могу, - сквозь слезы сказала она, продолжая отступать.


Я сделал шаг ей на встречу и упал, скорчившись от невыносимой боли в зубах.


А голос в голове произнес.


- Не стоит просить о помощи невинную девушку. Ты ведь и ее можешь потянуть за собой. А путь у тебя будет нелегкий.


В глазах потемнело.


Сквозь плотный шум, я услышал, как Катя бросилась ко мне. Она плакала. Мне даже показалось, что я чувствую, как она хлещет меня по щекам.


- Не стоит этого делать. – Повторил голос и исчез.


Зрение возвращалось медленно.


Первое что я увидел, это была заплаканная Катя. В стеклянных дверях дальше по коридору, появилось много врачей. Втаскивали какие-то кровати, а из-за стены на меня смотрел Саня.


Его огромные глаза и коротко стриженая голова выглядывали из-за угла.


- Сволочь! – прокричал я во все горло. – Я убью тебя.


Тьма вновь поглотила меня.


автор

Показать полностью
623
Расходы на жизнь в Лос-Анджелесе
171 Комментарий  

В прошлый раз писал о том, где можно заработать денег человеку без легального статуса и даже без особого знания языка. Сегодня распишу куда это всё "богатство" можно потратить :)


Попался вопрос один в комментариях к прошлому посту: "А почему это не выжить на з/п ниже официально-минимальных в Калифорнии 10.5$/ч?". Давайте посчитаем: 10.5 умножаем на 8 часов и 22 рабочих дня - получаем 1848$. Можно, конечно, работать и 12 часов целую неделю без выходных, но зачем мы тогда приехали в Лос-Анджелес?! Теперь о расходах:


Жильё.

Тут всё зависит от того, хотите вы жить отдельно или с кем-то делить квартиру (руммейт). Этот выбор стоит не только перед одиночками, но и перед парами - бывает, что пары снимают вскладчину большую квартиру (например, 2 спальни + общий "зал") или домик. Естественно, цены разнятся от района к району, но в приличном месте и близко к какой-либо работе для иммигранта цены такие - от 1400$ за "Студию" и от 1800$ за "двухкомнатную" (1bedroom). Квартиры тут, кстати, сортируются не по комнатам, а по спальням - "1-спальняя", "2-спальняя" и т.д. Ну и Студия еще - когда спальни нет. Это не 1-комнатная в нашем понимании, когда есть зал/кухня/коридор. Ты открываешь в дверь в квартиру и перед тобой сразу открытое пространство в одном углу которого находятся кухонные шкафы, плита и холодильник. Всё! Ну и дверь еще, за которой совмещенный туалет с ванной находятся. Соответственно, в 1-бедрумной еще появляется отдельная спальня. В 2х-бедрумной может быть уже 2 санузла, кстати, но необязательно. Есть свои правила - в Студию официально больше 2 человек не заселят по закону, так что если вы с ребенком - 1bd минимум.

Отступили немного от темы расходов :) Так вот, если от наших исходных 1848$, мы отнимем 1400$, то на остается только 448$. А это лишь самая первая статья расходов (но самая весомая). Поэтому снимают и комнаты, и место в комнате. Если речь об 1bd, то снимать living room (зал) дешевле, чем спальню, т.к. своего личного пространства нет - комната проходная, как говорят. Чуть не забыл - в цену жилья часто не входит электричество и газ, уборка мусора и парковка часто входят, но не всегда. Это всё еще + примерно 100-150$. В Лос-Анджелесе большую часть года довольно жарко, а кондеры "кушают" много электричества. В хороших квартирных комплексах могут быть свои бассейн, тренажерный зал и комната для посиделок с друзьями - этими благами жители пользуются бесплатно (точнее они уже включены в цену). О жилье можно долго писать, куча ньюансов, но пост о разных расходах, поэтому переходим дальше.


Автомобиль.

Да, я слышал о людях, которые передвигаются тут на общественном транспорте. Но это если ты только с работы и на работу, при этом обе эти точки на одной линии метро, например, расположены. Без машины в этом городе просто невозможно! В кредит купить возможности у нового в стране человека нет, поэтому возьмем к примеру недорогую старенькую машинку за 3000-4000$. Ездить без страховки запрещено,а страховка для начинающего водителя даже с минимальным по закону покрытием ответственности в 10-15тыс$ (не помню точно, но в любом случае - это покрытие просто мизерное, с учетом цен на ремонт и на медицинские расходы) будет стоить около 120$. Ваш стаж в родной стране никого не волнует. Встречал единичные истории с зачетом иностранного стажа, но там цена снижалась незначительно в итоге. Ах да, 120$ в месяц. Моим правам сейчас год, я плачу 110$ за покрытие 300тыс.$ на accident. Год назад это было та сумма и то покрытие, о которых я писал выше.

Бензин стоит в среднем 2.7$ за галлон (0.7$ за литр).

Ремонт стоит дорого. Я как раз сегодня попал на замену запчастей на 340$, так вот работа по замене этих запчастей стоит еще 260$! Работа очень дорогая. Поэтому жестяные работы тут выполняют нечасто - дешевле новое крыло купить, чем править старое.


Еда.

Всё никак не могу привыкнуть, что рубашку от ИвСенЛорана ты можешь купить тут за 75$ и столько же отдашь, посидев вдвоём в средней едальне. Почему многие американцы жрут фаст-фуд - в том числе, потому что он самый дешевый. Но даже в приличном фаст-фуде (например, Chipotle) на один раз покушать нужно 12$ с напитком. Если есть 2 раза в день (Chipotle довольно питательная еда :)) - 25$ в день, 750$ в месяц. Готовить самому - не особо дешевле, продукты очень дорогие. Это если не будете принципиально покупать только "органические" продукты (курица, выращенная без гармонов, например) - на них цена в 1,5-2 раза дороже "обычных".


Про цены на развлечения писать тут не буду, потому что мы и так уже весь наш бюджет давно исчерпали. И лучше не болеть! Т.к. мед.страховки часто у нелегала с такой зарплатой просто нет.


В следующий раз напишу о том, как легализуются "понаехавшие" - об этом больше всего споров в комментариях.


Спасибо всем за внимание! Надеюсь, ничего не забыл - у нас тут уже ночь, могу тупить :)

Показать полностью
519
История ещё нескольких пари
30 Комментариев  

Советский вариант, так сказать. Читал я как-то книжечку Барбакару "Я - шулер" и там было пару занятных историй. 

История ещё нескольких пари споры, длиннотекст, Союз, барбакару, шулер

1) В Союзе существовали места, где собирались любители азартных игр (стол и скамеечки в парке например). В одном из таких мест обитал парень, умевший кидать карту очень далеко, зажав между указательным и средним пальцем. Все местные об этом его умении были прекрасно осведомлены, он ни раз показывал.

Приходит как-то заядлый игрок на это место, постоянно проигрывающий, и предлагает пари на тысячу рублей: кто дальше бросит карту с одним условием, он бросает вторым. Парень естественно не сомневается в своей победе, но денег так много с собой нет, предлагает всем присутствующим войти в долю. Большинство радостно набивается в дольщики, собирают сумму, лудоман достаёт свою тысячу из кармана и кладёт на стол.

Паренек выбирает карту, осматривает её, взвешивает на ладони - идеальная. Готовится несколько секунд к броску, разминает пальцы, публика не дышит, бросок... Идеальная траектория, где-то 13 метров. Публика с ухмылкой посматривает на лудомана.

Наш же любитель проигрывать берет бумажную карту со стола, запихивает в рот, тщательно жуёт её, потом достает изо рта, лепит шарик и кидает метров на 20, не сильно себя утруждая. Сгребает две тысячи и уходит в закат.


История имела и продолжение. Как-то в доверительной беседе один из очевидцев спросил паренька - ты же догадывался, что этот лудоман что-то придумал, зачем согласился?

Он ответил - Я не догадывался, я знал. Идея целиком была моя, этот картежник должен был мне денег и расплатился таким образом, сыграв роль. В проигрыше остались только мои дольщики.


2) В Одессе жил один любитель шахмат, вроде как профессор математики. Его страстью было придумывание этюдов (шахматные задачки). На доске расставляется позиция, указывается чей ход и далее надо придумать цепочку ходов, ведущую к мату, причем все ходы другой стороны единственно возможные (форсированные). Он долго зарабатывал тем, что предлагал на время решить один из своих этюдов, по истечении получаса противник по пари сдавался и выплачивал оговоренную сумму. Этюды были настолько интересны, что даже если не находилось одного желающего решить, то вся компания скидывалась только чтобы посмотреть решение задачки.

И вот однажды одному любителю шахмат удалось решить этюд профессора. Он показал полностью правильно решение и стал ждать денег от профессора. Но профессор остался стоять с бесстрастным лицом.

-Ну так что, профессор, я решил задачку - платите!

-Голубчик, у меня с собой нет денег. Это вы со мной спорили на сейчас, а я с вами - на когда будут.

С тех пор у профессора была кличка *Когда будут*


3) В одном бильярдном клубе работал маркером интересный персонаж. Он достаточно прилично играл и соответственно на деньги с ним редко кто соглашался играть. Поэтому он предлагал сыграть на обед. Казалось бы, ничего такого. Но после выигрыша он объявлял, что обедать будет вся семья, шел домой, жена собирала четверых детей и они дружно шли в самый дорогой ресторан. Хоть они и жили бедно, но почти каждый день удавалось хорошо пообедать.


4) В Одессе жил один спорщик, который спорил на всё и со всеми. Особенно запомнилось его сотрудничество с одной барышней легкого поведения, которая "случайно" оказывалась в нужном месте, а спорил он с прохожими на предмет: какого цвета волосы на лобке у первой встречной женщины, принимал 2 варианта. Коэффициент был 10 к 1 в его пользу. Стоит-ли говорить, что волосы в интимной зоне она красила то в оранжевый, то в зеленый...

Показать полностью
33
Хозяин Ясной Поляны. 13. В мире животных
23 Комментария в Авторские истории  

Доброе утро любители пощекотать нервы. Выкладываю очередную главу, где главный герой, как и положено по жанру, оказывается в той психбольнице, куда недавно приходил как гость. Он максимально близко подобрался к своему неприятелю. Хотя тут непонятно... кто к кому подобрался.  Приятного чтения.

.

Для желающих начать сначала, оставляю ссылку на первую главу.

часть первая "Некий Игнатьев А.В."

.

Очнулся я ночью.

Двигаться и соображать получалось с трудом. Я даже не сразу заметил, что пристегнут к кровати тугими ремнями.

Зрение и слух восстановились быстро, а вот сознание шло где-то далеко позади. Оно словно втекало обратно мне в мозг как расплавленная смола. Такая же медленная, тягучая и невыносимо горячая.

Голова гудела.

Вместе с сознание возвращалась и боль.

Виски пульсировали, надуваясь как воздушные шарики. В один прекрасный момент они лопнут и забрызгают всю палату кровью.

Превозмогая боль и прилагая неимоверные усилия, я повернул голову, убедившись, что в палате я один.

Только я и серебристый лунный свет.

Естественно я не знал сколько сейчас время. И одинокая луна в небе мне в этом никак не помогла.

Несколько раз я впадал в беспамятство и возвращался вновь.

И каждое возвращение было все более чистыми и безболезненным.

Спустя некоторое время (какое именно я не знал), сознание приобрело прежнюю форму. Разве что совсем чуть-чуть было заторможенным.

Не успел я обрадоваться этому событию, как ко мне в черепушку подселился гость.

- Не думал, что мне хватит выдержки, чтобы дождаться, когда ты очухаешься. Как тебе вчерашнее шоу, а? Я видел тебя через окно. – Сказал знакомый мне голос. Сказал прямо у меня в голове. Где-то в центре, точно между ушами.

- Чего тебе от меня надо? – спросил я, стараясь сделать голос уверенным и немного грубым. Не знаю насколько у меня это вышло.

- Я ведь предупреждал, что тебе здесь не место. Я тебе говорил и предостерегал. Но ты как баран, которому приглянулись цветные ворота, прешь напролом. Ты как осел, которому вместо морковки повесили деньги, и он больше ни черта, не видя вокруг себя и тупо идет за пачкой денег. И как после такого, тебя можно назвать нормальным человеком. Как после такого Вас, можно называть нормальными людьми. Как?


Я молчал. Я ждал, чтобы он продолжил. И он продолжил:

- Хорошую тебе дозу впендюрили, если ты до сих пор не очистился от галочки. Кстати, как тебе? Забавное ощущение, не правда ли? Вроде бы жив, но в тоже время жизни нет. Нет ничего. Есть только пустота. Гнусная пустота. Ну. Чего ты молчишь?

Он злится. Нет, пока что он думает, что мне, нечего сказать. Пусть.

Пусть закипит.

- Стоит отдать тебе должное. К тебе было не так-то просто подобраться. Но я терпелив. Я привык ждать. Многие годы я только тем и занимался, что ждал. Ждал мать с больницы. Ждал, когда придет папа, которого я никогда не видел. Ждал. Ждал и надеялся, что друзья примут меня к себе. Я ждал… ждал и ждал. Но дождался лишь понимания, что папа не придет никогда. Друзей у меня нет. А мать плевала на меня с высоты своих лет. Честно говоря, я давно хотел с тобой поговорить по душам. Но мне то одно мешало, то другое. То ты заедешь к нам на пару часов. То приедешь и напьёшься с этим боровым кофе с коньяком. Кстати говоря, управлять людьми и залазить к ним в черепушку, когда они пьяные почти невозможная затея. Это тоже самое как копаться в мыслях сумасшедшего. Страшное дело. Полная неразбериха. Роешься как бомж на помойке, а ничего дельного найти не можешь. Я и сейчас с нетерпением ждал, когда твой мозг очистится от галочки. Дождался-таки… не уснул. Я умею ждать.

Голос был доволен. Я чувствовал, как он торжествует у меня в голове. Словно гладиатор в Колизее, который повалил противника и ходит вокруг него ожидая, когда публика опустит пальцы вниз и он сможет с чистой совестью прикончить своего врага.

- Надеюсь ты понимаешь, что это не я убил Алексея. Его убил ты. Ты и еще раз ты. Алексей был хорошим человеком, но он зашел слишком далеко. Я помню, как он приходил к нам. Помню, как копался в его голове и не скрою. Я думал и его затащить в свою команду. Но он нашел выход. И знаешь, что это было?.. знаешь? Это была обычная водка. Он приходил выпивший к нам. А уходя от нас, шел в запой. Водка, единственное что его спасало. Так что его убил ты.

- Я согласен покинуть больницу, если ты меня отпустишь.

- Слишком поздно. Ты слишком много знаешь, чтобы тебя отпускать. Извини, но нет. Тебе отказано в помиловании.

- Чего ты хочешь?

- Еще недавно я хотел лишь того, чтобы меня оставили в покое. Я хотел тишины и спокойствия. Но меня лишили этого. Ты лишил. Понимаешь, стабильность растет вместе с человеком. В детстве я не думал ни о чем. В юности я хотел перемен и чего-то нового. И лишь к зрелости я созрел к стабильности. Только тишина… только спокойствие.

- И что тебе мешает?

- После того, как ты окончательно сдашься, мне не помешает никто. Пойми, здесь всем плевать на то что творится в Ясной Поляне. Естественно не обходится и без моей помощи. Но не делай я ничего, тут бы ничего и не поменялось. Ты не представляешь, какое было счастье, когда в мои лапы попал Игнатьев. Я сразу понял, что человек он простой. А вот его сынишка может мне пригодиться. Семенов правда тоже не лыком шит и половину пожертвований он без зазрения совести кладет себе в карман. Но после того как Игнатьев оказался подо мной, наша жизнь изменилась к лучшему. Ты не представляешь, что здесь было пять или десять лет назад. Здесь был ад. Ад в прямом смысле этого слова. Холодный зимний ветер свистел в оконных щелях. Больных кормили помоями и отходами. А сейчас… сейчас здесь санаторий. Нет. Игнатьев это золотая жила. А тут приходишь ты. Писатель свободы. Зачем ты сюда пришел! – голос повысил тон. – Тебя здесь не ждали, и ты за это поплатишься.

В голове наступила тишина. Промелькнула мысль, что он покинул меня. Но нет. Я чувствовал его. Он притаился под коркой мозга и ждал. Чего же он ждет?

- Ты убьешь меня?

- Я еще не решил. Возможно ты убьешь себя сам. Возможно тебя накачают лекарствами, и ты превратишься в одного из нас. Точнее в одного из них. Я, как ты можешь заметить, вполне нормальный.

- Это ты сдвигал мою комнату? Ты заставлял меня стоять над моей дочкой с подушкой? Ты показал мне убийство Полины?

- Ну, разумеется, я. Ты думаешь, здесь все обладают такими способностями? Я и никто больше. Только я. Я Хозяин этого места. Я контролирую всех. Я говорю, что здесь можно и чего нельзя. А Семенов. Семенов - это отличный отвод глаз. Днем я часто занят другими делами, поэтому к тебе я возвращался лишь ночью. Но ты был слишком далеко, чтобы до тебя добраться. А здесь ты под боком. Здесь ты рядом. Здесь ты со мной.


Он играл со мной. Я был той самой мышью, которая отчаянно пытается спастись, но подлый кот, в самый последний момент преграждает ей путь лапой.

Я почувствовал себя зверем, закрытым в клетке. А я и есть зверь. Палата как летка. Даже решетки на окнах.

- Спокойной ночи мой дорогой писатель. Мне надо поспать. – сказал голос и исчез.

Некоторое время я ждал что он объявится вновь. Но кроме тишины и одинокой луны никого не было.

Хоть голова и гудела как колокол, мысли все равно кипели.

Я понимал, что время играет против меня. Совсем скоро он доберется до моего сознания. И, как ни странно, у меня есть два пути. Убить его или убежать самому.

Вариант побега мне нравился больше. Во-первых, убивать мне еще не доводилось, и я боялся этого чувства. Как бы там ни было, но страх поднимался из глубины души от одного лишь представления, что я сжимаю тонкое горло Сашки-стихоплета.

Я надеялся, что утром все разрешится. Утром я поговорю с Семеновым. Если надо извиниться – извинюсь и он меня отпусти. И, как только я окажусь за пределами Ясной Поляны, то прыгну в машину, прихвачу с собой всех своих девок и помчусь прямиком в Москву.

Гори она пропадом эта книга. И деньги пусть пылают адским пламенем, лишь бы все были живы. Хотя денежки все-таки жалко. Ведь там не месячная зарплата. Там хорошая сумма, которая могла бы обеспечить мне безбедное существование как минимум на год вперед. Не только мне, но и всем нам.

Нет…

Прочь. Дальше от Ясной Поляны. И чем дальше, тем лучше.

Прорабатывая план разговора с Семеновым, я уснул.


- Подъем. Пора вставать. Подъем. Поднимайтесь. – скрипучий голос старой бабки вывел меня из сна. Она как надзиратель в особо опасной камере, шла по коридору, бесконечно повторяя: «Подъем!». Она звенела связкой ключей и открывала все двери. Зачем ей ключи, если хватало одной единственной ручки. Было для меня непонятно.

- Я бы с удовольствием поднялся. – сказала я сам себе и попытался высвободить руку.

Крепко привязали сволочи. Профессионально работают.

Наконец-то очередь дошла и до меня. Дверь распахнулась.

Незнакомая мне бабка не бросила на меня даже мимолетный взгляд. Видимо ей плевать кто лежит в палатах. Ее дело кричать, звенеть и открывать двери.

- Отвяжите меня! – проорал я ей в след.

Но в ответ услышал лишь:

- Подъем! Пора вставать.

Спустя пару минут коридор наполнился шаркающими звуками тапочек по скользкому линолеуму. Больные проходили мимо моей палаты направляясь принимать утренний туалет.

Как оказалось, туалет находится в противоположной стороне корпуса, где я так ни разу и не был.

Ну ничего… учитывая мое положение, мне предстоит побывать не только там.

Полчаса я лежал на кровати как экспонат в кунсткамере. Больные опасливо заглядывали в палату и тут же скрывались за дверью, бурно обсуждая увиденное.

Спустя еще полчаса по коридору разносился тарахтящий звук металлической тележки. Это везут завтрак.

Надеюсь, хоть сейчас ко мне придут, - подумал я.

Я жутко хотел в туалет. Но кричать не решался.

Я здесь вообще в незавидном положении. Стоит мне начать кричать и качать права, меня объявят сумасшедшим и обколют лекарствами. Если продолжать терпеть и молча повиноваться, то недалеко и тот момент, когда я замочу им койку.

Если меня не отвяжут через час, то вместо здравого смысла и рассудка мной будет управлять мочевой пузырь. Который итак уже до краев полон.

Больные, которые испуганно заглядывали мне в палату, вдруг разбежались и я остался один.

А спустя минуту появился Семенов. Левая сторона лица заметно припухла. Легкая синева виднеется под левым глазом. Видимо его жена пыталась скрыть побои, так как даже на бороде видны следы тональника.

Уверенным шагом он вошел в палату. Еще бы ему не шагать тут уверенно, когда я лежу прикованный к кровати.


- Как прошла ночь? – спросил он. Но спросил не тем ласковым голоском, который обычно включает при общении с больными.

Это конечно хороший знак. Значит, он считает меня нормальным.

- Все хорошо, - ответил я.

- Как спалось?

- Немного движения сковывает, а так все нормально.

- Вы помните вчерашний день? – спросил Семенов и стал по левую сторону от меня.

- С точностью до мельчайших деталей.

- Помните свои поступки?

- Помню.

- Как меня ударили?

- Помню.

- …как кричали что мы здесь все сумасшедшие. И что мы все слышим голоса.

- Помню.

- …и как то, что и вы слышите голоса.

- Помню, помню. Все помню. А теперь отвяжите меня, иначе я вам тут сейчас так помочусь, что ваш персонал и вы надолго это запомните.

- Не стройте из себя героя. – Улыбнулся Семенов, но, почувствовав боль, скрыл улыбку. – Не вы один тут мочитесь в кровати. Так что нам не привыкать. И пожалуйста, не делайте такой надменный вид, будто вам все должны. Если вы и являетесь известным в прошлом писателем, то сейчас вы никто. И если я захочу, то вы отсюда очень долго не выйдете. Так что давайте без истерик.


Я проглотил все обиды, понимая, что он прав.

- Полностью с вами согласен. Я буду тихо слоняться по коридору, но сейчас мне надо сходить в туалет. С этим я ничего поделать не могу.

Семенов оценивающе осмотрел меня с ног до головы.

- Вас сейчас отвяжут и выдадут больничные вещи. Вы сходите в туалет, сделаете свои дела. Переоденетесь и вернетесь в эту же палату. И без глупостей.

- Мне обязательно одеваться в больничное шмотье?

- Такие правила.

- Согласен. Только отвяжите.

- Есть, кто свободен? – прокричал Семенов и в дверях тут же возникли два бравых парня. Раньше я их не видел. Здесь что, за ночь весь персонал сменили.

- Отвяжите его, выдайте белье и проводите в туалет. – Приказал Семенов.

Бравые ребята с короткими стрижками, которые сами смахивали на больных, подошли к койке и быстро высвободили меня из заточения.

Я скинул ноги на пол, ощущая приятное покалывание. Кровь вливалась в окаменевшие конечности.

Спустя десять минут я сидел на той же койке, привыкая к светлой просторной одежде.

Семенов восседал на стуле. Непривычно было видеть его сгорбившимся на маленьком стульчике, который не идет ни в какое сравнение с тем троном, что стоит в его кабинете.

- Думаю, у вас есть вопросы.

- Правильно думаете. Вопрос первый. Когда я отсюда выйду?

- Это зависит от вашего поведения. – Спокойно ответил Семенов и сложил руки домиком.

- То есть как?

- После вчерашнего инцидента у меня закралось подозрение, что вы не совсем нормальный. И не у меня одного появилось это подозрение. Вы поживете у нас некоторое время. Если все будет хорошо, то мы вас отпустим. Я даже не буду претендовать на компенсацию за моральный и физический ущерб.

- Огромное вам спасибо! – съязвил я.

- Повторяю еще раз. Вы не в том положении, чтобы качать права. Так что слушайте внимательно наставление врачей и персонала. Особенно слушайте то, что говорю вам я. Потому что я здесь хозяин.

Знакомые слова, - промелькнуло в голове.

- А можно с вами поговорить начистоту?

- Это лучшее что может делать больной с лечащим врачом.

- Вы слышите голоса? – осторожно спросил я.

- Я нет. А вы видимо слышите.

- Я этого не говорил.

- Ну как же… вчера вы об этом даже кричали.

- Вчера был тяжелый день. Возможно, я просто перенервничал.

- Возможно. Ко мне сейчас должны прийти люди из полиции, так что вынужден вас покинуть. Никаких лекарств я вам прописывать не буду, но вам все-таки необходимо побыть с нами.

- Можно мне хоть семью увидеть?

- К сожалению, нет. Я распоряжусь о том, чтобы им сообщили, что с вами все в порядке. А пока что отдыхайте. – Семенов взглянул на наручные часы. – Сейчас как раз начинается замечательная передача про животных. Вы любите животных?

- Обожаю, - в сторону ответил я.

- Тогда советую поторопиться. Вам еще надо позавтракать.

- Я не хочу есть.

- Тогда занимайте лучшие места в зрительном зале.

Семенов хлопнул ладонями по ляжкам, встал и, не попрощавшись, вышел.

- Покиньте, пожалуйста, палату, - сказал один из бравых парней.


Я послушно вышел. Пройдя длинный коридор, оказался в комнате отдыха.

Никогда бы не подумал, что окажусь в подобном учреждении. Да еще и по эту сторону решеток. Но судьба играет с нами как со слепыми котятами.

- Это не судьба играет. Или ты теперь меня величаешь судьбой. – Прорвался голос в мою голову.

Я хотел ответить ему весьма грубо, но сдержался.

- Ты все еще здесь?

- А куда мне деваться. Я здесь надолго. Надеюсь и ты здесь на долго. – усмехнулся он.

- Я достану тебя.

- В какой-то степени ты уже достал меня. – Голос явно злорадствовал. – Но тебе осталось недолго меня доставать. Потому что в скором времени тебя достану я.

- Кем ты себя возомнил? Сверхчеловеком? Богом?

- На бога я замахиваться не буду. А вот про сверхчеловека ты хорошо заметил. В этом есть доля правды.

- Как ты этому научился?

Голос задумался. Не знаю, как именно я это понял. Скорее всего я почувствовал. Я часто знал его настроение, когда он сидел в моей черепушке.

- Это пришло, само собой. – Ответил он.

- Просто так.

- А как иначе. Однажды, будучи еще совсем ребенком, я случайно залез в голову к своему другу. На какие-то пару секунд я оказался в его мозгу и понял, что вижу мир его глазами. Естественно я испугался этого состояния. И после этого случая, я еще долго не лазал ни по чьим головам. А после…, впрочем, не важно.

- Что было после? – заинтересованно спросил я. И вновь я почувствовал, что ему хочется продолжить. Он жаждет общения, с нормальным человеком, коим я себя продолжал считать.

- …а после, когда мои так называемые друзья предали меня, я не на шутку разозлился на них. Я думал они мне настоящие друзья. А они издевались надо мной. Обзывали меня. Били. Каждый день они унижали меня и был только один, кто заступился за меня. Только один из этой своры предателей. – Голос не кричал. Но вспоминал явно без удовольствия. – когда я научился пользоваться своими способностями его одного я и пощадил. А вся эта шобла из четырех человек, больше никогда меня не тронут. Ни меня, ни кого-то еще.

- Ты убил их?

- Ну что ты… я ведь говорил, что никого не убиваю. Они как-то сами справились. Не без моей помощи конечно.

- То есть они сейчас все мертвы?

- Да.

Я не знал, о чем еще говорить.

- Ты можешь оставить меня в покое? Я устал.

- Скоро все вернутся. Тогда и я уйду.

- Расскажи мне еще о своем детстве. Кто были твои родители? – спросил я, решив не терять времени попусту.

- Мать работала в больнице, - живо начал голос. – А отца я никогда не видел. Я спрашивал у матери кто он, но она ни разу мне не ответила. Она вообще была суровая женщина. А если сказать по правде, то была не только суровая, но и весьма любвеобильная. Это я узнал уже позже. Когда смог залазить людям в головы. Она, конечно моя мать и многие скажут, что мать это святое. Но это не так. Моя мать не была святой. Она была самой настоящей извращенкой. В детстве, она не стесняясь, приводила своих хахалей к нам домой. Я бы и не узнал никогда кто мой отец, если бы она не думала о нем слишком часто. Наверное, он был отменным любовником. Я залез ей в голову и вместо статного мужчины, каким часто представлял себе отца, увидел обычного больного человека. Оказывается, он был пациентом в корпусе где она работала. Может быть именно так и появились мои способности… О, мои подданные возвращаются. Нам пора прощаться.

Голос исчез. Так же быстро, как и появился.

Я очнулся на кресле перед телевизором, где шла передача про животных.

Спустя пять минут, комната отдыха заполнилась больными. Пришел Гена Малофеев. Молчаливый грузный парень. За ним последовали Игнатьев, с мятым стариком, Шарафутдинов, Жуков и конечно же Саша-стихоплет.


Не говоря ни слова, они заняли места и уставились в телевизор.

Я оказался во втором ряду.

Диван по центру в первом ряду заняли Игнатьев с другом старичком. Саня сел справа от них, точно напротив меня.

Я видел его худенькую шею с легким пушком на затылке.

Оглядевшись по сторонам, я отметил, что все заняты своим делом. Больные прилипли к телевизору, а персонала и вовсе нет. Обычно кто-то стоит либо возле дверей, либо подпирает плечом стенку в комнате отдыха. Но сейчас все было пусто.

Руки чесались. Мне хотелось наброситься на этого худощавого парня и как можно сильнее схватить его за горло. Нащупать большими пальцами кадык и вдавить его ему в глотку. Чтобы он никогда не причинил мне зла. Ни мне, ни кому-то еще.

Проваливаясь в памяти, словно мне вновь вкололи хорошую дозу галочки, я вытаскивал руки вперед и вновь одергивал.

Вновь огляделся по сторонам. Никого.

Но, если я придушу его прямо сейчас, то скорее всего… что значит скорее всего? Сто процентов меня оставят здесь навечно. В этих коридорах, с этими недочеловеками. И хорошо если оставят здесь, а не отправят в тюрьму.

И в то же время, если я струшу и упущу эту возможность, то Саня достанет меня. Он сам сказал, что ему осталось недолго копаться в моей голове. Еще чуть-чуть и он подберет ключик. И тогда… тогда я убью себя. Быть может еще кого-то. Неугодного ему.

Надо решаться… надо решаться…

Пока я повторял эту мантру и жмурил глаза, медбрат вкатил лежачих больных и резко, как в каком-то ралли, развернул кровати.


Все пропало. Теперь он отсюда не уйдет.

И этот новый парень с короткой прической действительно уткнулся плечом в стену и вместе с нами начал смотреть передачу.

День подходил к концу. Про меня словно все забыли.

Персонал раздал всем по порции пилюлей и тут же заставил их выпить. Больные послушно глотали таблетки и вытаскивали языки.

Я же, оккупировал угловое кресло, откуда вел наблюдения. Сзади меня стена – никто не подберется.

Сидя в кресле я наблюдал за лицами больных. Но что можно понять по мимике, если больные на то и больные, что они неправильно выражаю эмоции. Покажи ему смешную картинку он улыбнется. Покажи ему красивое фото он ответит тем же. Что угодно ему покажи, а он будет улыбаться и закатывать глаза.


Ближе к вечеру пришел Семенов.

.

Продолжение в комментариях

.

Автор

Показать полностью
38
Хозяин Ясной Поляны. Часть двенадцатая. Знакомство с галочкой
9 Комментариев в Авторские истории  

Доброе утро дорогие подписчики, коих набралось уже достаточное количество. Последние главы решил не затягивать и выкладывать ежедневно. То бишь на этой неделе, а именно к пятнице, вы узнаете что будет в конце. Кто будет пылать в адском пламени, а кто будет дальше потягивать кофе с коньяком. (если конечно будет)

Приятного чтения.

.

Часть первая. "Некий Игнатьев А.В."

.

Вернуться к книге у меня так и не получилось.

Я несколько раз набирал Алексею, но он сбрасывал. Ответил лишь вечером.

- Ты чего трубку не берешь!?

- Я ведь сказал, что на работе.

- Что ты нашел? Что?

- Оу, полегче. Не кричи на меня.

- Извини. Ну так, что ты нашел? – мягче сказал я.

- Короче, первый из тех, кто попал в Ясную Поляну из наших окрестностей оказался старичок Шелест Иван Викторович. Он и сейчас там лежит на втором этаже. Может быть ты его видел. Один из тех, кто лежит плашмя.

- Да, видел…

- Затем был долгий перерыв. Естественно туда поступали новые пациенты, но все были не наши. Наши поступили через пару лет после старичка. Вначале местный загремел, ходил тут один у нас, а потом попал Сашка Харитонов. Тот парень, который стишки постоянно читает. И вот после этого пацана пациенты начали как горох сыпаться. Один пошел работать, а остался там как больной. Второй, третий, четвертый…

- Так много?

- А ты что думал. Там половина корпуса из персонала состоит.

- Но мне Семенов говорил только про пару человек.

- Больше слушай этого борова. Основной костяк обосновался на втором этаже. Там же, где и твой подопечный. Пока это все что я выяснил. Я не успел дописать. Завтра зайду на обеде и закончу. Готовь денежку, - довольно сказал Алексей.

- Не проблема. Ты главное найди.

- Будет сделано.

Вечером я забрал Катю и привез домой.

Ира по-прежнему держала бойкот и не хотела со мной разговаривать. Зато я вдоволь наигрался с Анькой. Она научила меня стоять на гироскутере. Несколько раз я все-таки приложился об асфальт. Но ничего серьезного, пара царапин и ссадин.

- Как тут круто.

- Нереально. – поддержал я дочь.

Вечером мы поужинали и легли спать.

Я с нетерпением ждал завтрашний день. Я чувствовал, что скоро все должно закончится. Честно говоря, я уже был на сто процентов уверен, что это Саня.


Голос конечно не его, но все к тому и сводится. Именно его глазами я видел смерть самого себя, то есть Полины. Его руки держали подушку. Уж что-что, а шрам между большим и указательным пальцем я видел отчетливо. Это он предвидел мне гвоздь на мостике. Это он управлял мной, когда я писал смс.

С мыслями о скором разоблачении я уснул.

Проснулся я от того голоса Аньки.

- Папа, ты чего? – спросила она, лежа на кровати.

Я стоял над ней и держал в руках подушку. Озноб прошел по коже.

- Я тебе подушку принес, чтоб спалось крепче, - сказал я ей и положил подушку рядом с ней.

- Спасибо, - сказала Анька и вытянула губы трубочкой для поцелуя.

Меня всего трясло от страха. Только что я мог совершить самый ужасный поступок в своей жизни.

Я понимал, что пришел сюда не для того, чтобы отдать ей свою подушку. Я пришел сюда чтобы этой подушкой задушить свою семью.

Я поцеловал дочь и вернулся на кухню.

Какого хрена в этом доме нет ни одной двери?

Я бы с удовольствием повесил щеколду и отгородил свою семью от себя самого. Я понимал, что представляю для них опасность.

Мне стало страшно закрывать глаза.

А что если я снова пойду к ним?

Вдруг в этот раз Анька не проснется и не остановит меня.

Это уже не просто сон. Это реальность. И реальность весьма опасная.

До самого утра я не смыкал глаз.

Кофе и сигареты помогли мне продержаться.

Утром, делая вид, что ничего не произошло, я приготовил яичницу и отвез Катю на работу.

- Давай сегодня вечером поужинаем вместе, - предложил я ей.

- Вместе, это мы вдвоем. Или все вместе?

- А как тебе хочется?

- Хочется вдвоем, но надо бы всем вместе. Чтобы расставить точки над «i».

Бойкая все-таки мадам эта Катя. А хотя, я не против.

- Отлично. Тогда сегодня предупрежу Иру. Заканчиваешь как обычно?

- Да.

- Значит в полдесятого будь готова.

Мы поцеловались, и она пошла на работу.


Утро выдалось особенно жарким.

- Должен пойти дождь, - сказала Ира, засматриваясь на чистое небо.

Она не прогадала. Дождь хлынул ближе к обеду. Сильные потоки водопадом обрушивались с крыши. Анька успела спрятать гироскутер в дом и тут же выбежала на улицу.

- Заболеешь. – крикнул я.

- Папа, я чуть-чуть.

Я видел в окно, как она кружилась во дворе под большими каплями теплого ливня.

В обед позвонил Алексей.

- Наконец-то, - прохрипел я в трубку. – Что там, всех переписал?

- Да, всех. Так-то теперь ты не отвертишься. – Снова этот довольный голос.

- Я и не пытался. Тебя во сколько ждать?

- Я в шесть заканчиваю. Подъезжай, я тебе передам список. Слушай, а можешь мне поверх гонорара накинуть еще того, изысканного вина?

- Ладно, - не сопротивляясь согласился я, хотя помнил, что осталось всего две бутылки.

- Отлично. Вот теперь заживем… - дальше он сказал что-то спутанное.

- Чего?

- Я же говорил, что я никого не убиваю, - сказал Леха.

- Чего? Ты что несешь?

- Я же говорил, что они это делают сами.

- С тобой все нормально?

- Со мной да. А вот с твоим другом не очень.

Только сейчас до меня дошло, что я разговариваю с тем самым голосом.

- Ты думал, что защитишь его, если запретишь ему пить? Наивный. Думал, что сможешь подобраться ко мне через архив? Я здесь Хозяин. Это моя территория и тебе здесь не место. А теперь попрощайся со своим другом. Скажи ему ПО-КА.

- Что ты собираешься сделать!? – прокричал я в трубку.

- Я, ничего. А вот он уже готовится. С любовью из Ясной Поляны. – это последнее что я услышал перед гудками.

Несколько раз дрожащими пальцами я перезванивал, но трубку не брали.


Выскочив из дома, я помчался к машине.

- Давай старушка. – Умолял я, когда моя потрепанная временем Хонда отказалась заводиться. – Давай миленькая.

Шло время, а мотор только кашлял и пыхтел.

Я выругался и в чем был, побежал в Ясную Поляну.

Не знаю почему, но первый кому я набрал это был Семенов.

- Приветствую вас. Вы сегодня к нам заскочите? – ответил он довольным голосом.

- Уже бегу, - задыхаясь сказал я. – Срочно отправьте человека в архив.

- Чего?

- В архив говорю отправь человека. Славочку, Сашечку, Юлечку, плевать кого… срочно!

- Вы перебрали коньяку? Какого черта я буду туда посылать людей?

- Срочно.

- Перезвоните, когда протрезвеете.

Продолжая бежать, я набрал Кате, но она не взяла трубку.

Я едва не навернулся со скользких бревен на мостике. Ноги вымокли от частых луж. Да и дождь лишь немного умерил силу. Задыхаясь, я продолжал бежать.

Вот начинается поселок.

Вот могучие сосны и широкая аллея.

Сколько еще?

Три километра. Два. Четыре.

Мокрая одежда липла к коже и сковывала движения.

Я проклинал курение и чувствовал, как в легких зарождается огонь. Словно мне туда подсыпали горящих углей. Задыхаясь и сплевывая белую и вязкую слюну, я все-таки остановился.

Точнее я перешел с бега на шаг. В правом боку кололо. Грудь вздымалась как меха в кузне. Воздух с хрипом вырывался из легких.

Я увидел здания Ясной Поляны.

Собрав последние силы, я побежал вновь.


- Врача срочно в архив, - крикнул я в регистратуру и тут же выбежал.

Пришлось оббежать весь корпус чтобы попасть в архив.

Маленькое кирпичное здание примыкало к основному корпусу.

Железная дверь была открыта.

В архиве никого. Точнее за стойкой никого.

Четыре ряда стеллажей с бумажными папками уходили вдаль. В одном из них я заметил спину Алексея.

- Леха! – крикнул я. – Слава богу ты жив.

Он не обернулся.

- Леха.

Я обошел стойку и понял, что Леха уже никогда не обернется.

Он был одет точно так же, как вчера. Синяя рубашка, серы брюки и коричневые туфли. Правда в этот раз у него не было на поясе ремня. Ремень сдавил его горло.

Он умудрился изловчиться и привязать ремень к верхней полке стеллажа. После чего накинул его себе на шею и поджал ноги.

Так он и встретил меня.

Удивительно, что шляпа не упала на пол. Он висел на ремне едва согнув колени.

Я подбежал к нему и начал судорожно вытаскивать его из петли.

Руки дрожали. Дыхание, не успев восстановиться, вновь приобрело бешенный темп.

- Не умирай. Не умирай, - шептал я, приподнимая его тощее тело.

Он был еще теплым, но пульс не прослеживался.

Я схватил его в охапку и подняв над землей, начал истошно звать на помощь. До боли в горле я кричал и мне казалось, что прошли часы, прежде чем в архив зашел медбрат.

- Срочно. Искусственное дыхание. Срочно на помощь. Снять. Надо снять.

Вместе с незнакомым мне медбратом мы вытащили Леху из петли и отнесли на улицу, положив на мокрую траву.


К этому времени уже стянулось много народа.

Я видел, как тяжелой и неуклюжей походкой торопится Семенов.

- Что случилось?

- Я же вам звонил! Звонил! – заорал я на него.

Меня оттолкнули.

Один из врачей прощупал пульс и начал делать искусственное дыхание. Затем массаж сердца и вновь искусственное дыхание.

- Он будет жить?

- Не мешайте. Отойдите!

Началась паника.

Зеваки стянулись со всех сторон, как осы на кусок сахара.

Врач пытался воскресить Алексея, но я уже не верил, что он очнется. А спустя пять минут беспрерывной борьбы за жизнь, врач поднялся с колен.

- Он уже мертв. Слишком поздно.

Среди толпы людей в халатах я высмотрел Семенова и твердой походкой пошел к нему.

- Я же тебе звонил. Ты мог его спасти.

Сжав кулак я всем телом вложился в удар.

Семенов, не ожидая такой реакции, крякнул и повалился на траву.

- Тварь!

Я бросился к нему, чтобы еще пару раз влепить по его наглой физиономии, но на меня тут же набросился персонал и повалил на траву.

Я пытался вырваться, но куда там… Когда к каждой конечности прилипло по одному человеку, сложно даже пошевелиться.

Я лежал спиной на траве и все равно дергался, надеясь, что у меня все-таки получится скинуть чужие руки и я доберусь до Семенова, чтобы размазать его лицо в кровавую кашу.

- Отпустите. Он убил его. Он его убил! – кричал я. – Вы тут все сумасшедшие. Вы все! Вы ведь все слышите голоса. Сознайтесь. Сознайтесь.

- Очевидный приступ психоза, - расслышал я чьи-то слова.

- Вы все слышите тут голоса. Все.

Семенова подняли на ноги.

Его красное от злости лицо пылало гневом. Он смотрел на меня сверху вниз, задрав верхнюю губу чуть ли не до носа.

- Вы что себе позволяете? – сказал он, пытаясь казаться интеллигентным перед коллегами.

- Ты ведь тоже слышишь голоса. Да?

- Я не понимаю, о чем он говорит. – Развел он руки в стороны.

- Отпустите меня. Пусти говорю. – сказал я какому-то врачу, вцепившемуся в мою правую руку. Врач покачал головой.

- Вы невменяемы.

- Это вы тут все как психи. Я слышу голос. Вы все слышите голос, но боитесь этого сказать.

Семенов насупил брови и погладил правую щеку, которая начинала вздуваться.

- Он сумасшедший. В чистом виде психоз. Или горячка. Пора ему познакомиться с галочкой, пусть слюни попускает. Вера, - позвал он какую-то барышню. – Познакомьте его с галочкой.

- …галоперидол – крикнула кому-то Вера.

- Вы что творите? Не надо!


Я почувствовал, как страх забирается мне под кожу и придает сил. У меня почти получилось раскидать этих чертовых врачей на моих руках и ногах, но в это время Вера вернулась со шприцом и все-таки вонзила иглу мне в плечо.

Несколько минут я сопротивлялся, чувствуя, как тело слабеет и двигаться становится все сложнее. Зрение поплыло и множество белых халатов превратились в нечто смазанное и абстрактное.

Я чувствовал, как язык вяло ворочается в сухом рту. Я даже слышал собственный голос, но не смог разобрать ни единого слова. Звуки стали жирные и тяжелые. Словно мне на уши наложили вату.

Я сильно зажмурился и зрение на несколько секунд вернулось. И в эти несколько секунд я увидел, как ко мне бежит Катя. Ее халат развевается. Тяжёлые волосы прыгают в такт. Она плачет…

Я вижу слезы.

Не в силах больше сопротивляться лекарству, я запрокинул голову и увидел в окне второго этажа сумасшедшую улыбку Сани. Он смеялся… нет. Он ржал во все горло выставив свои большие как у лошади зубы.


Автор

Показать полностью
33
Про странное поведение. Часть 8.
49 Комментариев в Истории об отношениях  

Давно я что-то не писа́ла, а у меня, однако, уже 100 подписчиков) Ох уж мы, любители читать про чужие проблемы)


Предыдущие части у меня в профиле, почти все кряду.


***

После пар прогуляли вместе 4 часа, он почти не говорил со мной и мы просто ходили из стороны в сторону по длинной набережной. Я думала, что у него проблемы с учёбой, он устал и не хочет говорить. После длительной прогулки мы разошлись - он домой, а я на работу. На работе была ещё 4 часа и поехала домой. Только села за комп - от него сообщение "4 часа убил и даже не поцеловал..."


Сразу мысль "Вау, он не каменный! Он про меня помнит и жалеет зазря потраченного времени!"


Пишу ему:

- Да, можно было хоть раз поцеловать...

- Ты о чём вообще?

- О твоём предыдущем сообщении, а ты?

- Ты хоть знаешь к чему это сообщение?

- А зачем было его писать если я не знаю? Видимо, нет... А к чему?

- Я играю в "бесконечное лето" уже 4 часа, и не то что выебать, поцеловать никого не могу.


Великий геймер.


***

Он был чем-то вроде хипстера (насколько я понимаю это веяние) - если что-то было в моде - он поливал это отборным говном. Если в моде оказывалось то, что ему давно нравилось - он это тут же бросал, ибо не комильфо любить то, что любит "стадо". И, размеется, любил всЁ, о чём никто никогда не слышал.

Вот только иногда желание пользоваться хорошим вне зависимости от популярности сего его пересиливало. Среди прочего были такие дары цивилизации как соковыжималки, машинки для сладкой ваты, новые телефоны и, разумеется, компьютерные игры.

Он долго убеждал меня в том, что Dota 2 говно, особенно, когда узнал что я в неё немного поигрываю. Сразу началось:

- Как можно в это дерьмище играть? По 2 часа тратить на одну игру чтобы прокачать перса до 25-го уровня и потом по новой!

- Ну не знаю, мне интересно. И не так уж это долго.

- Господи, ну это же даунизм! Меня на три игры по 2 часа хватило, а потом надоело. Меня не зацепило.


А потом я случайно получила доступ к его Steam'у, что бы там могло быть? 40 часов в доте за неделю. Ну не зацепило его, понимаете?


Где он нашёл игры по 2 часа хз, самые долгие что были у меня и друзей - по полтора часа, а так обычно по часу +-15 минут. Короче, лишь бы наехать.


***

А как он любил всё связанное с Россией и СССР. Сами мы из Украины, и, несмотря на трудную политическую ситуацию в стране в то время, он смело заявлял "Путин придёт всех нас спасёт" и прочее. Мне иногда реально страшно было, потому что я видела что люди вокруг уже собираются считать его зубы.


Если он на чём-то находил этикетку "Made in" то не дай бог чтобы там было не "China" (они ж коммунисты, родненькие!) или название страны бывшей в составе СССР. Он отказывался это не то что покупать, но трогать и даже смотреть.


Сама в политику не лезу, по максимуму придерживаюсь нейтралитета, но СССР-овских коммунистов не люблю...


***

Однажды я пожаловалась на боль в животе...

- Что, мурсики, да?

- Что?

- Ой, да ладно, я всё знаю.

- Что ты знаешь?

- Как вы это называете, можешь не прятаться.

- Что и как называем? О_о

- Ну месячные вы "мурсиками" называете.

- Кто "мы"? О_О

- Девушки. Хватит придуриваться, я знаю эти ваши штучки, вы все так разговариваете, просто стесняетесь.


Признаться, я даже не знала о существовании такого слова. И до сих пор его больше ни разу не слышала. Оно вообще существует в чьём-то лексиконе, или он его выдумал?)

Показать полностью
99
Барабашка.
165 Комментариев в Истории из жизни  

У меня дома живет какая-то невидимая наглая срань, сколько себя помню. Раньше я жила в квартире со своей бабушкой и псом. Бьющаяся посуда где-то в доме была нормой, кошмары по ночам, бабушка еще говорила, что слышит шаги на кухне. Но то бабушка. Пес не слышал ничего, к счастью. И она всегда приговаривала, что это домовой, потому я привыкла не реагировать на пропавшие или появившиеся откуда-то вещи (как, к примеру, однажды на полу в ванной обнаружилась таблетка, не принадлежащая никому из нас в семье, ни видом, ни размером). Но со временем квартира досталась мне, и живем сейчас в ней мы с парнем.


После смерти бабушки началось самое большое счастье. Черт с ней с посудой, опять таки, я уже смирилась, хотя парень по началу удивлялся ее битью по ночам без причины. Меня мучают кошмары. И теперь уже я слышу и вижу, как кто-то ходит, открывает-закрывает двери, какие-то силуэты тянут ко мне руки или зовут по имени. Даже парню они начали сниться, хотя по жизни он сны не запоминает вообще, причем что-то весьма плохое, потому что он недовольный по утрам и рассказывать их отказывается. Но самый трэш начался, когда мы взяли кошку. Бедная кошка, к слову. Сначала она просто пялилась по углам, мяукала на стены и делала прочую кошачью ерунду, но потом эта наша квартирная срань решила и ее помучить.


Ложусь я спать, взгляд падает под стол. И вижу на полу три пятна крови. Хороших таких, самое большое сантиметра 3 в диаметре, остальные поменьше и смазанные. И в прошлый вечер крови не было. Ловим кошку, потому что выглядели пятна так, словно по ним прошлись лапами, начинаем в панике обсматривать сверху-донизу. Кошка совершенно целая, но немного ошалевшая. Обнаруживаем, что у кошки ОТСТРИЖЕН КУСОЧЕК ШЕРСТИ НА ХВОСТЕ. Мы с парнем взрослые люди в своем уме, кошке хвост точно не стригли, детей нет, и гостей у нас не было. Ножницы и ножи все спрятаны, а осколков стекла или керамики нет и подавно. Но вот всё. Просто под углом сострижена шерсть, посередине длины, не под корень даже. И сам клок в квартире мы не нашли.


В коридоре у нас стоит полированный секретер, если в него смотреть, можно увидеть размытые очертания комнаты. Кошка внезапно прерывает свои дела, начинает пялиться в секретер. Потом смотрит на нас, мявкает, обратно в секретер. Встает, идет в комнату к тому месту, которое видно в отражении (я проверяла), садится напротив книжного шкафа. Долго смотрит. Мяукает на шкаф. Поворачивается к нам, мяукает на нас, потом снова на шкаф. Я с лицом "к черту это дерьмо, ты видишь - ты сама и разбирайся" сваливаю от греха подальше в другую комнату.


Самый страх, от которого я потом не спала. Просыпаемся с парнем одновременно посреди ночи от того, что кошка протяжно мяукнула в коридоре. Парень на нее буркнул, чтобы замолчала (если ей не ответить, она еще битый час сама с собой болтать может). Я пошевелилась, и чувствую, что КОШКА-ТО ЛЕЖИТ У МЕНЯ В НОГАХ. После мява из коридора она не приходила ко мне, тем более я пошевелилась сразу же после этого. С перепугу я ее сначала пнула, потом потрогала - точно кошка, немного обиженная и сонно ворчащая. Парень, конечно, мирно тут же уснул, даже не выслушав мой скулеж, что кошка не могла мяукать из коридора, одновременно лежа у меня в ногах.


На днях обнаружили пятно, когда подняли матрас. Снизу. Сначала я посмеялась, что у кого-то случилась авария, хотя я точно помню, что на простыне пятен не было, и неожиданной ее смены не было также, поскольку стиркой занимаюсь я. Подняли второй матрас и тонкий третий (у нас пока их несколько обычных, не ортопедический) - все чисто. Просто снизу одного матраса большое, сантиметров 20 в диаметре, пятно. Матрас относительно новый, и точно изначально был чистым. Кошка физически туда бы не добралась.


Даже сегодня ночью, когда я спала одна, кто-то сначала старался сдвинуть меня в с кровати, потом хватал и держал за руку, которой я попыталась отбиться.


Короче, я не знаю, что с этим делать, но от этой невидимой гадости у меня уже горит.

Показать полностью
447
Похоже, ты потеряла телефон или "Внимание, я выхожу"
52 Комментария в Истории из жизни  

Однажды моя одноклассница пришла в школу в одном школьном фартуке.

Спросонья забыла, просто забыла надеть платье!

Не все так интригующе и так секси:

первым уроком была физкультура, одноклассница, чтобы не тратить время на переодевания, хотела надеть под платье трико, вот и пришла в школу в спортивном трико, а сверху - фартук.

Но для того времени и это было конфузом)


Я все думала, как это, - вот такой рассеянной быть?

как это, не проверить, все ли ты взял?

Не проконтролировать, все ли в порядке перед самим выходом?


Теперь понятно, что что-то подобное непременно должно было случиться и со мной, чтобы не воображала о себе много ))

Сегодня не хотелось выходить из дома по двум причинам: мороз и первый рабочий день после длинных выходных. И мороз здесь - не первая причина.

Первым обычно выходит муж.

Пока он прогревает машину, я проверяю, есть ли корм и вода у кошки, все ли выключено и тому подобное.

Вот и сегодня. Муж выходит, говорит "машина слева, не задерживайся, пожалуйста, мы уже опаздываем." То есть, все как обычно.

Корм, вода, свет, то-сё - о! телефон на зарядке, чуть не забыла, отлично, в карман и бегу-бегу. Закрывая дверь, понимаю, что уже не помню, справа ли машина или слева. Настолько не хочется на работу )

Выхожу, осматриваюсь, слева вижу вроде бы нашу машину. Еще вижу, что вдоль подъездов на выезд скопилось уже машины три, своеобразная очередь. Если кто-то из них ждет кого-то, то мы точно опоздаем.

Понимая, что муж по этому поводу нервничает больше обычного, мелко, но быстро, семеню к машине, обхожу, приоткрываю правую заднюю дверь ( я всегда езжу на заднем сидении справа, это не выпендреж какой-нибудь, честно). Так вот, приоткрываю дверь и понимаю, что узко, слишком близко к забору, я просто-напросто не протиснусь. Поэтому просто бросаю на сиденье свой рюкзак, захлопываю дверь, прохожу вперед в надежде, что муж подаст машину чуть вперед, и я спокойно сяду. Но муж мгновенно стартует и выруливает к выезду.

Стою в шоке: "А как же я?!"

Потом понимаю, это чтобы не пропустить на выезд еще пару машин из дома.

Ок, понимаю момент, не гордая, пройдусь, пока он стоит "в очереди".

Иду. Машины потихоньку выкатываются, одна за другой.

Наша машина тоже выезжает за калитку!

Я цепенею! "А я?!"

Потом в ужасе понимаю, что это может быть даже не наша машина!

А муж, скорее всего,  стоит с другой стороны двора (справа!) и ждет, и тоже уже, наверное, офигевает.

Пытаюсь, рассмотреть номер: цифры, вроде, наши! Но буквы-то я не помню! (а кто, кстати, помнит полностью номер своей машины?)

Катастрофа! Уезжает мой рюкзак с кошельком, кредитками, паспортом, на который чужаки могут оформить кредит, - сто кредитов!

Машина в это время выворачивает с подъездной дорожки на шоссе, и только я её и видела!

Слава богу, телефон в кармане.

Набираю мужа: где он? Что делать? "Шеф, всё пропало!" Кто увез мой рюкзак?! Куда я смотрела?! Спасите-помогите!

Потом муж рассказывал:

"Сижу- жду- дверь хлопнула- ты села- я еду- планирую: машину помыть бы, но мороз, а техосмотр надо, незамерзайка замерзла. Тут звонок, на экране вызов "жена", я поворачиваюсь к тебе со словами "похоже, ты потеряла телефон", а тебя НЕТ! Вообще никого нет сзади! Только твой рюкзак!"

Муж ездит быстро, уехал далеко )) Смеемся весь день.

Паника так бодрит, но

поверьте (!) уж лучше просто  кофе ))

Лучше уж кофе!

Показать полностью
134
Как я попал на операционный стол онкохирурга
55 Комментариев  

Вчера обещал пост,вот собрался и решил написать.

В начале зимы 2015 года заболел я гайморитом,да и простыл не слабо.Курс антибиотиков результата не принёс.Решил делать прокол(уже не первый),тоже безрезультатно.Врач отправил делать компьютерную томографию.Томография показала,что в гайморовых пазухах кисты,полипы.Нужно делать операцию.У нас в городе(город районный 90 000 тыс. населения) такого рода операции не делаются и нужно ехать в областной центр на консультацию к ЛОР врачу.Врач посмотрел снимки,КТ и назначает госпитализацию на 25 января 2016 года.Перед госпитализацией,за 10 дней,требуется сдать анализы,кардиограмму.В новогодние праздники пью так не слабо,гуляю короче по полной(Гуляю неделю на Новый год и День рождения-остальное время не пью).Сдаю анализы в десятых числах января и... вуаля повышенные печёночные ферменты,мочевина в крови,короче анализы не айс,но терапевт у которого нужно подписывать направление на госпитализацию говорит,что для этой операции пойдут. 25.01.16 приезжаю в областную поликлинику,что при больнице,на консультацию перед госпитализацией с анализами и вещами,и меня ЛОР врач,глядя на мои анализы,заворачивает обратно.Говорит может у тебя гепатит,а может подагра, приводи анализы в норму и приезжай.

Ну чё делать поехал я обратно за 90 вёрст.На завтра прихожу к терапевту(уже к другому) и говорю,так и так отправили обратно, анализы хреновые, что делать???

Терапевт говорит нужно лечится,а лечение у них одно-на диете посиди,недели 2,3 и всё образуется! Я говорю давайте направление на УЗИ органов брюшной полости ну и на ФГДС (последний раз делал лет 10 назад).Выписывает мне направления и говорит,иди записывайся и потом придёшь,когда всё сделаешь.

До здравствует бесплатная медицина в социально ориентированном государстве под названием Беларусь.

Делать платно не видел смысла,так как ни чего не беспокоило.

Записывался в начале февраля: На УЗИ я попал через месяц,а на ФГДС записали по блатной очереди аж на 7 апреля.Передо мной мужика записали на ФГДС на конец июля.В итоге на ФГДС я попал 10 июня (т.к. врач сломал ключицу).На эндоскопии обнаружили эрозию размером  20 мм,взяли биопсию.Ответ через 10 дней.

15 июня благополучно ушёл в отпуск,забрал детей и махнул в деревню к маме, и думать забыл про биопсию.

Занимался ремонтом,покраской дома и т.д. вдруг тел. звонок

- Такой то, такой то

- Да,я

-Приезжайте срочно за биопсией.

-хорошо говорю,а можно жена(работает в местной ЦРБ) заберёт.

-да,можно.

Я почему то сразу понял,что там что-то хреновое.Позвонил жене,говорю сходи забери ответ по биопсии,говорят что бы срочно.Она забрала,перезванивает,говорит давай быстрей домой....короче....рак...

Сказать что бы я испугался,нет ничего подобного.Отнесся к своему диагнозу как к простуде,типа заболел-вылечим.Забегая немножко вперёд,я и сейчас всё воспринимаю как-то не серьёзно.

Приехал домой,моя уже взяла талон к онкологу.Потопал на приём.Онколог говорит,нужно ехать в Гомель на консультацию в онкодиспансер.Поехал...проверили опять биопсию, уже там,диагноз подтвердился.

Показать полностью 1
37
Хозяин Ясной Поляны. Часть одиннадцатая. Неожиданная встреча.
8 Комментариев в Авторские истории  

Для тех, кто не в курсе. Я известный в прошлом писатель. Сейчас скитаюсь без работы. Иногда провожу курсы литературного мастерства и пишу биографии на заказ. Некий Игнатьев А.В. за приличный гонорар предлагает мне написать биографию своего отца. Но есть две проблемы. Первая: отец находится в сумасшедшем доме. И вторая: в этом доме творится что-то неладное.

.

часть первая "Некий Игнатьев А.В."

.

- Вы просили зайти? – сказал я, входя в кабинет

- Да, просил, - ответил Семенов восседая на стуле-троне.

Мне снова был приготовлен крохотный стульчик.

- Присаживайтесь, - сказал Семенов уже после того как я сел. – Во-первых, у меня к вам просьба.

Он достал две книги. Мои книги.

- Если вы не подпишите, то моя жена точно меня прибьет.

- С удовольствием.

Я с хрустом открыл книги. Сложилось впечатление, что их никто не читал. Кое-где страницы были склеены, а краска до сих пор пахала так, словно их только что доставили из типографии.

Расписав первые листы в обеих книгах, я вернул их Семенову.

- Большое вам спасибо, - сказал он, рассматривая надпись и автограф. – А теперь, давайте перейдем к делу.

Я насторожился. Лицо Семенова изменилось. Когда он подавал мне книги, то был обычным Семеновым. Тем самым, который каждый раз предлагает мне чай или кофе, и каждый раз норовит плеснуть туда чуточку коньяка. Но сейчас его лицо выражало строгость. Он насупил густые седые брови и начал нервно почесывать бороденку.

- Я понимаю, что вы не по собственной воле оказались в наших стенах. Так же я понимаю, что в этом и заключается ваша работа. Но мне, честно говоря, не нравится, что вы посещаете мое заведение.

Семенов замолчал, продолжая теребить бороду.

- А в чем собственно дело? Я ведь никого не трогаю. Прихожу, разговариваю с Игнатьевым и ухожу.

- Так-то оно так… но больные жалуются. Да я и сам замечаю, что они начинают нервничать, стоит вам только ступить на порог.

- Переведите Игнатьева в другой корпус, и я здесь больше не появлюсь.

- Ээ… нет. Игнатьев останется у меня. Мне его сын лично доверил, так что тут никаких вариантов нет.

Конечно. Отдаст он в другой корпус свою курочку, которая несет ему золоте яйца.

- Боитесь кабинет не успеете доделать?

- Что вы сказали? – переспросил Семенов, хотя явно слышал.

- Мысли в слух.

- Да, бывает.

- Что ж, - хлопнул я ладонями по столу. – В таком случае я звоню Игнатьеву и говорю, что биография его отца написана не будет. Так и скажу, главврач не пускает меня в отделение.

- Ну, зачем же вы так сразу, - смягчился Семенов. – Я же не говорю, что вам не стоит продолжить работать. Я лишь сказал, что ваши визиты плохо сказываются на больных.

- И что вы мне предлагаете делать? Писать от балды? Придумать биографию? Что?..

- Я как раз думаю над этим.

- Нечего тут думать. Либо я продолжаю ходить, либо звоню Игнатьеву. – пошел я напролом, хотя, по правде сказать, мне не хотелось сюда ходить. Но где-то внутри у меня включился принцип, которому я не мог ничего противопоставить.

- Чай, кофе? – задал Семенов стандартный вопрос.

- Ни того ни другого. – коротко ответил я.

- А я, пожалуй, выпью.

Семенову принесли чашку кофе, в которую он тут же плеснул коньяк из горлышка. Больше. Намного больше чем обычно.

- Давайте не будем пороть горячку. Сделаем так, установим вам график посещений. Понимаете, больным нужен постоянный покой. Их все раздражает. А вот если вы будете ходить всегда в определенное время, в назначенные дни, то они могут к этому привыкнуть и перестанут вас бояться…

- Меня никто там не боится.

- Да, я знаю, что вы у них любимчик с большого мира. А мы надзиратели с плетками, - съязвил Семенов, намекая на гостинцы, которыми я набивал себе популярность среди больных.

- Я согласен на график посещений. По каким дням? Каким часам?

- Быстрый вы человек, - улыбнулся Семенов отпивая теплый кофе. – это ведь не так просто делается. Для составления графика надо учитывать много параметров…


- Я до тебя доберусь, - прозвучал знакомый голос в голове.

Семенова я больше не слушал. Хотя и видел, как его пухленькие губки, без остановки двигаются в густой бороде.

- Это я до тебя доберусь. – ответил я голосу.

И откуда во мне взялось столько храбрости?

- Наивный человечишка. – прозвучало в голове. – Сумасшествие Игнатьева — это лишь начало. Тебя ждет намного больше. Убирайся или…

- Или что? Убьешь меня?

- Я никого не убивал. Они всегда все делают сами. Так что если ты и умрешь, то не от моих рук.

Я вспомнил рассказ Алексея, который прямо сказал, что ничуть не испугался голоса. Напротив, отмахивался от него как от назойливой мухи. И этот рассказ придал мне еще больше уверенности.

Я не сумасшедший и это главное. Голос существует отдельно, и я должен выяснить, кто стоит за ним.

- Что ж, если ты не ценишь свою жизнь, то советую ценить жизни дорогих тебе людей.

В голове мгновенно всплыл образ Кати, дочки и бывшей жены. Двух последних здесь нет, а вот Катя.

Я старался отвечать уверенно и ровно. Будто бы держу ситуацию под контролем.

Я очень надеялся, что этот голос не умеет копаться в мыслях и не увидит какой сумасшедший страх я сейчас испытываю за Катю.

- У меня здесь никого нет. – твердо ответил я.

- Это тебе так кажется.

Он знает. Он все знает.

- Что ты скажешь на счет Кати?

- Ты ее не тронешь.

- А я и не говорил, что буду ее трогать. Я вообще давно ни к кому не прикасался. В основном прикасаются ко мне. Оставляю тебя с ним наедине, - сказал голос, и голова мгновенно очистилась от непрошеного гостя.

- …поэтому советую вам подумать, - договорил Семенов и замолчал.

Удачное окончание.

- Над чем подумать? – переспросил я.

- То есть вы меня не слушали? – сказал Семенов и немного покраснел. То ли от коньяка, то ли от моей бестактности.

- Я как-то выпал из реальности.

- Я сказал, что вам надо составить график и утвердить его у меня. И закончил словами, советую вам подумать.


Вряд ли он все это время говорил только о графике. Скорее всего его опять понесло к фиолетовой стенке, где грамотам и наградам было тесно.

- Понедельник, среда, пятница с обеда до вечера. – выпалил я.

- График утвержден. – сказал Семенов и через силу натянул улыбку.

- Сегодня как раз пятница, - сказал я – поэтому у меня есть еще пара часов. Я, пожалуй, пойду, постараюсь поговорить с Игнатьевым.

- Всего вам доброго. Если что, вы знаете где меня найти. – в этот раз Семенов не пытался навязать мне свои горячие и горячительные напитки.

Я вышел из кабинета и спустился на этаж ниже.

Юля открыла стеклянную дверь и я вошел в коридор. С комнаты отдыха, доносились мычащие звуки. Вначале я подумал, что это очередная передача про животных, но как оказалось, это пациент Малофеев Геннадий качался из стороны в сторону и мычал как тюлень в брачный период.

- Чего это с ним? – спросил я у Славы, который подпер плечом стену и наблюдал за комнатой отдыха.

- А я знаю. Глючит его помаленьку, вот он и мычит как корова.

Геннадий закатил глаза и раскачиваясь как маятник, издавал долгие, заунывные звуки. Стул жалобно скрипел под его грузным телом.

Больные отступили от него как от заразного, и делали вид, будто бы не замечают его.

Телевизор вновь транслировал очередную научно-популярную программу про возможности использования силы ветра, солнца и течения.

Больные кучкой, человек с десять, оккупировали дальнюю стенку, пытаясь вычленить слова диктора из мычания Геннадия. Три каталки с лежачими пациентами были повернуты к телевизору.

Я выделил себе место у противоположной стены.

Здесь мне не зайдут со спины, - отметил я про себя, садясь в кресло, вплотную придвинутое к стене.

И здесь, мне будет все очень хорошо видно.

Честно говоря, я не знал, зачем именно остался. Общаться с больными мне не хотелось. Хватило сегодняшнего инцидента с людьми-зомби.

Наверное, я ждал Катю. Ждал что бы просто ее увидеть. Я пока не решил, стоит ли мне рассказывать о случившемся.

Или же я спустился сюда назло Семенову, который всеми силами пытается меня отсюда выпроводить.

Не теряя времени, я достал блокнот и сделал вид словно пишу.

«он здесь» - красовалась надпись на первой странице

Да я и сам знаю, что он здесь. Ты бы лучше написал, кто это он.

Пока я пялился в блокнот, от больных отделился Саня и пошел ко мне.

Я насторожился.


- Здарова, - сказал он и протянул руку со шрамом. Ту самую руку, которая держала подушку на лице Полины.

Я пожал его холодную как рыба руку.

- Можешь мне сигарет принести?

Его лицо не выражало злобы. Он не выглядел страшным или сумасшедшим. К нему вновь вернулось сознание. Или же, ему вновь его вернули.

- Принесу. – коротко ответил я. – Что тут нового у вас происходит?

- Ничего необычного. Ладно, я пойду. Там сейчас про ветряки начнется.

Он ушел.

Я вновь уставился в блокнот. Слава продолжал подпирать стенку, не сводя с Геннадия глаз, который перестал мычать, но все так же раскачивался на стуле.

Не знаю, как так произошло, но я вдруг выключился.

Просто отключился от реального мира на полчаса.

Возможно я спал, уронив голову на грудь. Возможно превратился в одного из тех зомби, которых видел сегодня.

Но спустя полчаса, я открыл глаза.

В комнате отдыха ничего не изменилось. Разве что Геннадий перестал мучить жиденький стул и успокоился

Больные продолжали пялиться в телевизор.

Я встряхнул головой, выбрасывая сонливость и встал с кресла.

Больше я здесь оставаться не мог. Увижу Катю сегодня вечером, - подумал я и пошел к машине.


Весь следующий день, то есть всю субботу я просидел за книгой. Работа кипела. Большая часть была написана.

Я изначально соврал Игнатьеву, что мне потребуется три месяца для написания и два месяца для редактуры. Если бы он мне предоставил весь материал, то уже через месяц-два получил бы свой экземпляр. Но не упускать ведь такой шанс, чтобы тебя обеспечивали полгода, а по окончании еще и гонорар влепили.

Нет, такого я допустить не мог.

В воскресенье утром, я немного поработал над книгой и дошел как раз до того момента, когда информация о жизни Игнатьева прерывается.

Я понимал, что мне надо будет вновь посетить Ясную Поляну, чтобы до конца узнать у Игнатьева остаток его жизни. Вряд ли он будет выдающимся и захватывающим, но узнать все-таким надо.

В обед пришла Катя. А спустя час случилась неожиданная встреча.

Пожалуй, самая неожиданная с тех пор, когда я встретил своего дядю на МКАДе в пробке.

Катя осталась в доме, а я вышел в туалет. Ох уж эти деревенские удобства на улице.


Но, не дойдя до туалета, я увидел девочку. Знакомую девочку с длинными каштановыми волосами.

Не поверив своим глазам, я признал в ней свою дочку Аньку.

Первая мысль была закономерна и вполне логична. Особенно основываясь на том, что творится в этом поселке.

Это галлюцинация.

Но сразу за девочкой, я увидел и Иру, мою бывшую жену.

Анька ехала на гироскутере, а Ира шла следом, неся в руках сумку.

Дочка первая заметила меня и помахала мне рукой.

- Папа! – прокричала она.

Я не знал, чему верить. Своим глазам или…

Обернувшись по сторонам, я вновь уставился на свою бывшую семью.

- Помог бы что ли? – недовольно сказала Ира.

Да, сомнений быть не может. Это не галлюцинация. Это настоящая Аня и настоящая Ира.

- Привет милая. – сказал я, открывая калитку.

Анька спрыгнула с гироскутера и побежала ко мне. Она бросилась в объятия, и я смог почувствовать приятный детский аромат ее тела.

- Как тут прикольно, - сказала Анька, осматривая двор. – Это твоя новая дача?

- Нет, здесь я временно живу.

- Мм… класс.

Анька слезла с шеи и пришло время Иры.


Мы скупо поздоровались.

- Далековато же ты забрался. Мы тебя еле отыскали.

Она протянула мне сумку с вещами, а сама поправила свое четко очерченное каре.

- Но как…

Я все еще не мог понять и не мог поверить, что они здесь.

Мне даже в голову не пришло, что в доме находится Катя. Я очень надеюсь, что она видит нас и в этот самый момент натягивает джинсы и кофту. А еще я надеюсь, что она вылезет в окно и им не придется встречаться. Хотя это уже из разряда фантазии.

- А как вы меня нашли?

Ира уперла руки в бока и уставилась на меня как на сумасшедшего.

- То есть как?

- Я ведь вам даже адрес не говорил.

- Ты опять пил что ли?

- Нет. Периодически пью вино, но не нажираюсь как раньше.

- Ты ж мне сам в пятницу смс отправил. Звал в гости и адрес написал. Я подумала, а почему бы и не съездить. Если у тебя здесь домик среди леса. Природа и все такое. Я все равно без работы. А у Аньки каникулы.

- Какое смс?

- Твое.

- Ах да… смс. – я кивнул, словно вспомнил, хотя по правде ни черта не понимал.

- Может ты нас пригласишь в дом? Или мы так и будем на пороге стоять.

- Да, да… проходите. Условия у меня тут не ахти, но жить можно. Один момент, - остановился я перед входом. – У меня сейчас гости, так что не удивляйтесь.


Ира кинула ревнивый взгляд и по выражению лица я прочитал: мог бы хоть при дочке не крутить свои романы со всякими потаскушками.

Я с осторожностью открыл входную дверь. Затем, с тревогой открыл и дверь из предбанника в кухню, надеясь, что Катя все-таки одета прилично.

- Фу, ну и накурено у тебя тут, - первое что сказала Ира.

Аня ворвалась в дом, как и положено ребенку - бегом и вприпрыжку.

Сжав от волнения челюсть, я прошел кухню, дабы первым увидеть Катю в единственной комнате.

Она сидела на кресле. Самое главное, она была одета. Я не сразу заметил блокнот, пачку книг и открытый ноутбук рядом с креслом.

- Ира, знакомься, это Катя, - сказал я жене. – Катя, а это моя дочь Аня.

- Здрасьте. – застенчиво сказала Аня.

- Вернись во двор и занеси гироскутер, - тут же сказал я Аньке. – Не разбрасывай вещи.

- Очень приятно, - сказала Ира, хотя ей явно было не приятно.

- Виктор мне много о вас рассказывал, - сказала Катя. – Я так понимаю, мы не сможем продолжить работу? – обратилась она ко мне.

- К сожалению, сегодня нет. Я вам позвоню, как освобожусь. Я брал у нее интервью о ее соседе. – объяснил я жене.

Вряд ли она поверила, но отступать было не куда.

- Всего доброго, - сказала Катя и вышла.

- Ты бы хоть при дочери постеснялся, - сказала Ира, как только Катя покинула порог.

- А что я могу сделать? – прошептал я.

- Ну да… не можешь своего дружка в штанах удержать. Интервью он брал. А что ты еще у нее брал?

- Надо было хоть позвонить перед приездом.

- Ты сам написал, чтобы я не звонила, потому что ты слишком занят. Теперь я вижу, чем ты тут занят.

Я больше не мог этого слушать.


Взяв телефон, я проверил исходящие смс и увидел то самое:

«Приезжайте ко мне на выходных. А то я тут со скуки помираю. Все расходы на мне. Просьба не звонить, потому как занят…» дальше шел адрес места.

Какого черта, подумал я, зная, что не отправлял смс.

Но все стало на свои места, когда я увидел время и дату.

Оказывается, я отправил его в пятницу. В то самое время, когда выключился на кресле в комнате отдыха. Точнее его отправил не я.

Весь вечер Ира была не в настроении. Я пытался как-то сгладить момент, но она была неприступна.

- Ты же сама говорила, что у нас ничего не получится.

- Я уже жалею, что приехала сюда, - отрезала Ира, а я с нетерпением ждал продолжения. Ждал, что она скажет одну лишь фразу: «Завтра же собираю вещи и уезжаю».

Но этой фразы не последовало.

Кровать я естественно отдал под пользование бывшей жены и дочки. Себе я постели на кухне на полу. Благо в шкафу был ватный матрас и комплект белья.

В понедельник утром, я отвез Катю на работу.

- Я ей уже все про нас рассказал. – коротко бросил я Кате.

- Спасибо.

Да… теперь еще и она не в настроении. Мне только этого не хватало.

На обратном пути, как ни странно, вновь попался Алексей.

Он что следит за мной?

- Сегодня все будет, - сказал он и приподнял шляпу. – Как видишь я не пью. Я трезв и готов выполнить задание.

Выглядел он хорошо. Брюки с острыми как бритва стрелками, коричневые туфли, коричневый ремень и синяя рубашка с закатанными рукавами.

Он скалился в свои тридцать два. Настроение у него было хорошее. Как бы он под такое настроение не сорвался.

Где-то в обед, когда Ира загорала во дворе, а я работал над книгой, мне позвонил Алексей.

- Я тут кое-что нашел.

- Что именно? – спросил я, сильнее прижав телефон к уху.

- Есть у меня пара мыслишек. Короче говоря, я думаю, что мы близко. Я сейчас ушел на работу. Загляну в архив завтра. Завтра и наберу

Мысли о книге мгновенно улетучились. Я не знал, чем себя занять, чтобы хоть немного отвлечься от слов Алексея. Мозг бурлил как кипящий чайник.

Что он нашел? Голос? Человека? Причину? Что?


Автор

Показать полностью
105
Мой личный Адъ. ч.20 "~qqq"
18 Комментариев  

Мой личный Адъ. ч.1 "Лирическая"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch1_quotliricheskayaq...


Мой личный Адъ. ч.2 "DeadMan Rising"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch2_quotdeadman_risin...


Мой личный Адъ. ч.3 "Вещдок"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch3_quotveshchdokquot...


Мой личный Адъ. ч4. "И так сойдёт"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch4_quoti_tak_soydyot...


Мой личный Адъ. ч.5 "Memoria momenta"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch5_quotmemoria_momen...


Мой личный Адъ. ч.6 "Цель"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch6_quottselquot_4568...


Мой личный Адъ. ч.7 "Ко дну"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch7_quotko_dnuquot_45...


Мой личный Адъ. ч.8 "Дно где-то рядом"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch8_quotdno_gdeto_rya...


Мой личный Адъ. ч.9 "Снизу стучат"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch9_quotsnizu_stuchat...


Мой личный Адъ. ч.10 "Bottom"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch10_quotbottomquot_4...


Мой личный Адъ. ч.11 "Climbing"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch11_quotclimbingquot...


Мой личный Адъ. ч.12 "Мы движемся"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch12_quotmyi_dvizhems...


Мой личный Адъ. ч.13 "Дом"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch13_quotdomquot_4645...


Мой личный Адъ. ч.14 "Back to the НИИ"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch14_quotback_to_the_...


Мой личный Адъ. ч.15 "Где ваши руки?!"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch15_quotgde_vashi_ru...

Мой личный Адъ. ч.16 "Drum_ma"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch16_quotdrum_maquot_...


Мой личный Адъ. ч.17 "Blediina"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch17_quotblediinaquot...


Мой личный Адъ. ч.18 "Реадаптация"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch18_quotreadaptatsiy...


Мой личный Адъ. ч.19 "IronHead"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch19_quotironheadquot...


Ну, вот и развязка. Эта часть будет самой принаипоследней, потому как больничное приключение осталось только одно. На неделе пробегусь по комментариям ко всем главам, понасобираю вопросов, и, может быть, наскребётся ещё глава ответов на конкретные запросы. Обещать не обещаю, т.к. учусь программированию параллельно с заводом, что несколько вымораживает и так утомлённый мозг. Но это высоковероятное событие.

Поехали!

Вышел я такой красивый из НИНИ им.Поленова уже полноценным человеком. Устроился на говноработу продавать интернет. Потом поменял её на крутоработу в торгоофисе. Жизнь налаживалась, мы жили с М. у её родителей, несмотря на то, что финансы мои позволяли тогда совершенно спокойно снимать где-нибудь однокомнатную хатку. И вот сижу я такой красивый после работы и холодного ноябрьского пути домой, отдыхаю, поглощая вкусный цветочный чай, когда звонит моя матушка и говорит, что мне пришло какое-то сильно мято-грязное, будто с фронта, письмо. Заказное, и всё в печатях, и надо мне его приехать и вскрыть, потому как она не будет его трогать, т.к. грязную хрень она трогать не хочет. Пришлось собираться в выходной ехать на другой конец города. Приезжаю, пока поговорили, пока рассказал, чем живу, вскрываю я этот многострадальный конверт, на котором только следа от ботинка не хватало.. И что я вижу? А там собственнолично государственный аппарат извещает меня о том, что система ОМС нашла в своих закромах не только деньги, но и понимание моей исключительной важности в деле обеспечения существования нашей великой Родины. Короче, мне предписано явиться в логовище квотодавцев для получения специальной бумаги, а потом в НИНИ с комплекетом результатов анализов, где мне в кратчайшие сроки будет проведена такая необходимая для улучшения качества моей жизни операция. Ни много, ни мало, а всего десять месяцев спустя, если бы у меня не было добрых друзей, моя бренная тушка легла бы на тот опер.стол, на котором удалось полежать ажно в июне. Вот что семьдесят тысяч, животворящие, делают!

С проблемой было покончено, хотя до сих пор непонятно, израсходовал я своё право на квоту или нет, и одна ли у меня возможность воспользоваться государственными деньгами. Тогда в логовище квотодавцев можно было позвонить только на автоответчик, где не подразумевалась возможность такого вопроса. Как обстоят дела сейчас - совершенно непонятно.

Меж тем, к моменту получения мною своевременной депеши, возникла совершенно нетривиальная проблема очень малого прогресса в разрабатывании колена. Дело в том, что после полутора-двух месяцев в состоянии неправильного сращивания в гипсе, после опер.вмешательства и монтажа железяк, контрактура сустава составляла почти всю амплитуду. Непосредственно после выписки я мог согнуть-разогнуть колено где-то в диапазоне 10°. К декабрю месяцу, в согнутом положении бедро и голень составляли 120°. Это было вообще ни хрена не хорошо, потому что я не мог нормально сидеть в метро. Люди спотыкались о мою стопу. Сейчас зачастую происходит то же самое, но в меньшей степени, упорство победило. В общем, я начал пытаться отчаиваться. Что ещё нужно латентной истеричке? Только повод поныть. Я начал всерьёз рассматривать вопрос превентивной трансплантации коленного сустава. Пару раз съездил на консультацию в НИИ ортопедии им. Вредена. Где мне сказали, что ни рентген, ни КТ не показывают никаких ограничений для восстановления сустава. Тогда я ещё не понимал, что это ограничение есть, но оно в голове и называется “лень”. И не простая, а осложнённая паразитом “жалость к себе”. Вообще, гораздо проще ныть и нихуя не делать, чем терпеть боль и превозмогать, получая результат. Но во время второй консультации хирург-ортопед, посмотрев на сроки с момента монтажа пластин в конечности, сказал, что всё станет значительно легче, если организм лишить уже ненужного железа, т.к. оно армирует недостаточно прочную кость только следующие три-пять месяцев, а дальше только находится внутри, не принося никакой пользы, т.к. если перелом сросся, то кость набирает достаточную прочность. И я стал выбирать момент, когда можно совместить отпуск с укладкой своего бренного тельца в уже настопиздевшее НИИ Скорой помощи. Это, наверное, уже была традиция тех лет, но если я правильно помню, в НИИ, в отделение сочетанной травмы, я приехал в самом конце мая, в начале июня. Знаковый, сука, месяц, нечего сказать.

Сижу в отделении, где сохранилась дриснёвость стен, неровность пола и количество коек в коридоре, жду неуловимого Джо заведующего-Шаликовича. Он то в приёмное убежал, разбираться с очередным авто-куском-мяса, то вызывают в токсикологию, где сочеточный пОцЫэнт начал буйствовать на отходняке. То ещё что-то. Непоседливый и крайне активный профессионально врач, что делает ему честь. Так вот. Сижу, в клешенке рентгены и справки, уже часа полтора. Мимо летит, ура-ура, заведующий, за ним едва поспевает молодой фельдшер, трудящийся на отделении, какая-то врач, и женщина круглая женщина средних лет, машущая какими-то бумагами. И тут он видит меня. Останавливается, как вкопанный, смотрит пару секунд. А потом на всё отделение: Такойтов! Игорь! Что ты опять с собой сделал? Мы же тебя так хорошо починили, АА? Я аж опешил. Прошло полтора года, или сколько там. Через его отделение пролетело уже, наверное, тысячи полторы человек, кто на волю, а кто и поглубже. А он, вишь, запомнил! Я только и смог промямлить что-то про то, что мне бы пластины снять, в очередь на укладку в отделение бы…

Но у Шаликовича своя тема на всё. Он увидел в коридоре койку свободную, её от выписавшегося только перезаправили чистым бельём. Говорит, вот тебе койка, ложись! И тут я охренел, потому что среда, отпуск с понедельника, а Сергей Шаликович наседает, что если не я, то через десять минут из приёмного кого-нибудь привезут, и тогда привет, потому что неделю ещё никто точно не будет выписываться. И вот я уже сижу на койке, у меня берут кровь из вены, оформляют бумаги, а я звоню М, прошу привезти что-то для ношения в больничке, мыльно-рыльные принадлежности. Ну, и на работе радую всех, что хотят они того или нет, но отпуск у меня начался, т.к. я уже оформлен на отделении.

И потянулись долгие дни, наполненные постоянной беготнёй персонала, стуком каталок по топографии разбитого пола, разговорами моих сокоридорников и сестёр на посту. Наверное, зимой в этом коридоре много человек уезжает на цоколь из-за сквозняка. Но мне повезло, т.к. я лежал поблизости от двери в закутке, образованном расширением коридора, закрытый от постоянной смены атмосферы.

Ну, и куда без случаев с “полей”? Прикатили ко мне соседом дедулю. Его бабуле, божьему одуванчику, разъяснили, что это даже хорошо, что именно здесь в коридоре, потому что пост в трёх метрах, дедушка всегда будет на виду, не потеряют его, не забудут-не забьют. Но дедушка распорядился иначе. Через какое-то время он очнулся от наркоза, и пока его бабушка отвернулась, поднял простынку, посмотреть на шов. Видимо, его резали точно так же, как и меня, от грудины до лобка, оперируя. Он только охнул и позвал сестру. Та подошла, посмотрела, и галопом ускакала в ординаторскую. Прибежал врач. Убежал. Вернулся с двумя врачами, которые его резали. Это я из их разговора узнал. В общем, у дедули начал расползаться шов. Обычно, как я понимаю, стенки разреза припаиваются друг к другу кровью, и благополучно срастаются. Но не в эту смену. Дедулю после жаркого срача шёпотом о том, кто виноват, и что дальше делать, увезли в неизвестном направлении. Что стало с дедушкой неизвестно, но в отделении сочетанной травмы он уже не появился.

Суммарно до операции я пролежал, плюя в потолок без интернета и компа, где-то неделю. Видимо, так сложно с операционными. Или с организацией процесса, или звёзды были неблагосклонны ко мне. Но этот день настал. Медбрат подкатил к моей койке каталку, и около часа дня я поехал в оперблок. Вкатывают меня, короче, в знакомые прохладно-голубые стены и родной уже дубак, а там никого. Т.е. вообще никого. В прошлые разы шастал кто-то, готовились, все дела. А тут, ежели бы не мёрз, мог бы встать, посмотреть, что да как. Но было холодно и неуютно, поэтому пришлось лежать, пытаться согреться силою мысли. А через вечность (минуты три), вбегают опер.сёстры, начинают готовиться, выкладывать всякое, болтать, и пытаться втянуть в разговор меня. Никакой волшебной химии в НИИ не дают. Вообще. И это печально. Так хорошо было лететь на крыльях наркотиков, ощущая стук копыт! УХ! Но нет. Вернёмся.

В общем, заходят всякие дяди-хирурги. Меня оперировал не Шаликович. Видимо, ему уже было скучно такой хернёй, как демонтаж конструкций, руки пачкать, поэтому доверенным хирургом был какой-то молодой парень. Ну, как молодой, лет ему под тридцать пять было. Старше меня лет на десять. Анестезиолог был другой, незнакомый, поэтому очухался я только в реанимации, где на соседней койке кто-то бесновался и орал, что он всех порвёт, если его не отвяжут. Мне казалось, что он орал постоянно, но видимо, это оттого, что сам я был далеко не в лучшем состоянии на отходняке от наркоза. Кстати, только вспомнилось, что всю неделю, что я провёл в ожидании операционной, Шаликович решал, за один ли заход мне демонтировать обе конечности или проводить две операции. Хвала богам, решили, что я достаточно силён организмом, чтобы перенести двойное проникновение хирургическое вмешательство.

В общем, привезли меня из реанимации, кинули на койку. Лежу, отдыхаю, ничего пока не болит. Первые два или три дня мне нельзя было вставать. Т,к. ногу располосовали по старому шраму, а он сантиметров сорок длиной. Чтобы не расходилось, не кровоточило в раневую полость, и вообще, не положено! Странно, но трудно вспомнить, кто со мной сидел всё это время. М. в тот период трудилась курьером, поэтому заходить могла только вечером… Хм. Намертво забыл. Но не важно. Где-то на третий-четвёртый день я начал ковылять до туалета самостоятельно.Забавное зрелище, наверное.Человек на костылях пытается передвигаться на одной ноге, не сгибая другую. Но при этом, её ещё достаточно болезненно держать на весу. Отличная краказябина. Хорошо хоть, туалеты в Джанике просторые, определённые “сидячие” процедуры можно было выполнять вытянув прооперированную ногу. А ещё в отделение поступил настоящий победитель. Пожизненный, так сказать, держатель пальмы первенства. Лежим мы всем коридором, бляхами кверху, вечер, беготня и рутина у персонала закончились, ужин уже почти забыт, но ещё не переварен. Умиротворение в долине страдающих. И тут вкатывают.. Тело? Я не знаю, килограмм сто сорок. Не меньше. Лицо, как-будто ногами отбито напрочь, рука в гипсе, голеностопный сустав на аппарата Елизарова. Махонький аппаратик, одно кольцо, да с десяток спиц. Видимо, маленькие кости переломаны. И вскрыт точно так же, как и я. У меня тогда очень плохо было с запахами. Да и сейчас абоняние оставляет желать лучшего. Что-то случилось после травмы, почему-то ослабло, но не важно. Даже я почувствовал адские флюиды перегара. Да какие флюиды? Он за десять минут заместил нам земную атмосферу на какую-то алкоинопланетную. Тело это было оснащено, помимо всего прочего, катетером. Видимо, привезли в бессознательном состоянии. Что с ним случилось непонятно. Но приключения его только начинались. В тот вечер всё было спокойно. М-р.Туша лежал, сопел-храпел, источал ароматы, но больше ничем от растения не отличался. Веселье началось ближе к полудню следующего дня. Он очнулся, и начал орать в попытках дозваться врача. Как назло для него, обход в тот день был попозже, и к тому моменту куча врачей, всё отделение, были в другом крыле, не слыша его концерта. Тогда наш герой ещё был слишком слаб для предприятия активных действий к поиску медперсонала, на своё счастье. И через десять-пятнадцать минут, БигБой купался в лучах внимания и заинтересованности всех врачей и медсестёр\братьев отделения, около десяти человек суммарно. Видимо, он думал, что они так и будут им заниматься всей толпой. Каждый раз проводя шумный консилиум у койки, морща лбы, носы, и ломая копья аргументации медицинскими терминами. Но нет. После того, как его обсудили, запасы экшона отделения были исчерпаны, и всё пошло своим чередом. БигБой лежал, скучал и, видимо, протрезвев начал страдать. Прежде всего, он начал звать сестру по поводу утки, потому как ему сильно хочется пЫсать. Сестра, приостановившись в беге по каким-то своим сестринским делам, сказала, что это иллюзия, потому что писать ему не надобно, установлен катетер с мочеприёмником, и ему нужно только расслабляться, регенерировать и пытаться получать удовольствие. На некоторое время подействовало. Беда для всех коридоролежащих началась после того, как врач отделения произвёл опрос БигБоя на предмет заполнения медкарты. Выяснилось, что он не работает, иногда выпивает пятьдесят грамм для здоровья. Врач спрашивает, это полтишок чего был до трёх целых, девяти десятых промилле? Ответа почему-то не последовало. И вот после того, как доктор ушёл, видимо для того, чтобы мы не считали его за говно (трудно, наверное, понять, что всем насрать), он начал громко, на весь коридор рассказывать о том, что ему такое крутое предложение обломалось на бирже труда из-за этой херни! И надо же, говорит, было полезть менять лампочку на стремянку, выпив предобеденную стопочку! Четыре промилле на сто сорок кило. Стопочка. Если бы моя правая рука не была порезана, она бы совершила ещё одну ЧМТ в моей голове. И вот сокрушается он, на все лады рассказывает, какое выгодное трудовое предложение он упускает в этой шараге, где его уже целый день никто не лечит. И вдруг вспоминает, что он хочет ссать.Откидывает простынь, а там, внезапно, из мужского полового х@я торчит трубка, и идёт прямиком под кровать, где к направляющей подвязан на половину заполненный мочеприёмник. Последовала немая сцена. Т.е. человек реально не понял медсестру, которая ему рассказала, в чём суть катетера. А после немой сцены последовал настоящий, неудержимый п#$%ец, потому что тело начало катетер вырывать. Почему вырывать? А потому что на конце его надувают специальный шарик, чтобы оно не вылетало. И катетер намертво фиксируется в уретре. Короче. Катетер он вытащил наполовину. Видеть мне это, слава джыгурдам, не довелось, об этом говорила в край охреневшая медсестра врачу, бегущему по коридору к болезному головой. Зачем понадобился врач? А потому что насточщий мужЫк, такой как БигБой, не подпустит к своему члену какую-то неизвестную бабу со шприцами и вообще! Т.е. он реально орал благим матом, что не доверит “какой-то тупой бабе, которая ни хера в членах не понимает” проводить какие угодно медицинские процедуры с его пострадавшим “сокровищем”. Я тогда пытался изложить ситуацию М в СМСках, но мне трудоно было вообще осознать всю сюрреалистичность происходящего. В конечном счёте, в соседнем отделении нашли медбрата, который согласился провести эту процедуру. Она затянулась. Потому что “чудо-сокровище” вполне логично начало отекать, сужая мочеиспускательный канал. Где-то на двадцатой минуте до персонала дошло, что нужно примастырить какую-нибудь ширму, чтобы это позорище хотя бы запоздало было сокрыто от зраков общественности. На счастье БигБоя, ходячих в сочетанной травме мало, поэтому зрительного зала не было, но шесть или семь человек, лежащих в коридоре, оценили качество цирка. Я знаком хоть и не совсем близко, но достаточно хорошо с физиологией человека, т.к. два года отдал факульету биологии, где отслушал курс физиологии человека, вместе с анатомией, и я был в шоке, увидев, что это чудо может после таких самоистязаний ссать доступным от природы человеку способом.

Я даже лучше себя чувствовать начал, хотя после операции обычно чувствую недомогание, как-будто слегка простужен. Всё познаётся в сравнении. Видимо, во избежание всяких дальнейших самомодификаций, ведь оставался ещё аппарат Елизарова на ноге, руки БигБоя были привязаны к кровати, как это делается в реанимации с бессознательными людьми. Но хватило этого ненадолго. Осознав всю безвыходность положения, БольшойПарень стал докапываться до проходящих мимо врачей по поводу привязанных рук. В конечном счёте, стена игнорирования персонала была пробита, возле его койки остановился хирург. Лысый и высокий. Голова-коленка. Это прикольно, когда человек, лишённый растительности на голове геном раннего облысения, не становится жертвой синрома “длинной-слюнявой-пряди”. В общем, врач описал ситуацию полностью. Раздроблены и собраны на спицы кости голеностопного сустава, удалена селезёнка, перелом скулы и трещина в позвонке какого-то отдела позвоночника, из-за чего он лежит на каком-то специальном лежбище, специально для таких случаев предназначенном. После информирования, врач взял устное обещание не делать никаких вредительств своему телу, и отвязал клиента. И это помогло! Клиент лежал молча, иногда просил утку, и ничего не делал. На коридор обрушилась ночь.

БигБой храпел, люто. Громко. Неудержимо. Из другого, невидимого мне края коридора, ему кто-то что-то пытался шёпотом проорать про совесть. С таким же успехом можно разговаривать со стеной. Видимо, Сергей Шаликович подозревал сюрпризы от БигБоя, потому что той ночью дежурил именно он. Заведующий дежурил по отделению в ночь. Не знал, что такое бывает. В общем, где-то половина третьего. Я уже устал смотреть на часы, т.к. не могу заснуть от храпа. От меня до БигБоя только ширина коридора плюс закутка. Это метра три. БольшойПарень замолкает, я удивлённо возношу благодарственную молитву Ктулху, и тут вижу, что БигБой проснулся. Лежит, осматривается. Говорит в пустоту. Не х@й тут лежать, залечат насмерть! Надо домой идти уже! Садится на кровати. А потом с неё встает. На аппарат, сука, Елизарова! Поскальзывается и падает, получая удар бетоном(STRIKE) в голову. Что-то пробормотал. Потом себе под нос такой: что-то ноги не держат, ослабили меня здесь, лекарствами своими ублюдочными, с-ка! И пытается снова подняться. Не получается. Я в ахуе, да что там, я в панике, потому что каким бы клиническим дебилом он ни был, а живое существо, и помощь ему нужна прямо сейчас. А я вставать лишний раз боюсь, чтобы ногу не тревожить. В общем, напяливаю кофту, шорты, хватаю костыли и в кабинет Шаликовича, где он должен дежурить. Прыгаю, как могу. Стукнуть в дверь успел только один раз, Сергей Шаликович на страже. Что, говорит, случилось, Такойтов, спать иди! Говорю, там новоприбывший алкаш домой хотел пойти. И вот я заведующего уже догоняю. С.Ш. матерясь в голос, хватает БигБоя, и зашвыривает на кровать. Реально зашвыривает. Не скажу, что как тряпочку, но бле. Нереальной силищи мужик. Может, мне показалось, что он его от пола оторвал, но даже просто поднять такую тушу на уровень койки, это почти нереально. А поди же ты. В общем, через пару минут БигБой был обездвижен подручными перевязочными материалами, и затих. Хотя, наверное, скзался нешуточный удар об головой об пол. Всё-таки удалось поспать.

Но БигБой не закончил свои приключения. Всё только начиналось. На следующее утро он начал каждого проходящего человека в белом халате, включая санитарку, которая моет полы, о том, что ему должны дать инвалидность и пенсию по инвалидности. Примерно два часа заняла разъяснительная работа на тему процедуры медико-социальной экспертизы и порядка её проведения. Я слушал и ох-евал. Ох-евал и слушал, потому что с ходом беседы, понимая невыполнимость получения инвалидности, это тело начало как-будто себе говорить, что надо выписываться. Где-то к середине дня появилась какая-то женщина. Видимо, это была либо родственница, либо жена, я хз, но она сидела у его койки, принесла ему во время первого появления всякие вкусные ништяки, и пыталась бегать выбивать “лечение” своему близкому человеку. В общем, через час перешёптывания, шушукания и секретничания (зачем? кому какое дело?) она начала бегать хватать врачей с просьбами выписать БигБоя, потому что он считает, что ему здесь не помогают. Не лечат, никаких мер не предпринимают для спасения жизни. Подошёл всё тот же лысый врач, и начал повторно рассказывать (уже раз четвёртый, на самом деле) о его повреждениях, о том, что ему опасно занимать вертикальное положение, об опасности воспаления и прочих последствий полостной операции в домашних условиях. Тщетно. В итоге, доктору пришлось выдать список необходимых лекарств и бланк отказа от госпитализации трижды он сказал женщине купить костыли с подмышечными упорами, но она вренулась с короткими, где только подпорка для локтей. И они ушли, сопровождаемые явными матерными слово-излияниями БигБоя о глобальных проблемах бездушности российской медицины, гнилье режима и о том, как бы он им всем показал. Уверен, что всё отделение сочетанной травмы в это время с громадным облегчением выдохнуло.

Почему я так подробно рассказываю об этом алкаше? Да потому что про себя рассказать нечего. Не было ни осложнений, ни каких-то проблем. Лёг, полежал, встал и ушёл.

А где-то через тринадцать дней после операции, покинул это прекрасное заведение и я. Правда, не окончательно. Ровно через день мне нужно было приезжать в НИИ на перевязки. Это длилось где-то неделю. Затем перевязки доверили делать уже мне самому, а приезжать в больницу только раз в неделю. Это была ещё одна или две поездки.

Классно ездить в метро с негнущейся ногой. Точнее, с гнущейся, но которую сгибать нельзя. Приходится всегда стоять. И даже если вдруг на кого-то снисходит озарение уступить место человеку на костылях, приходится отказываться. Настоящий космодесантник что угодно превращает в пафосное превозмогание!

Где-то через полтора месяца после операции, у меня уже почти не осталось болячек на шве, всё вошло в обыденное рутинно-бытовое русло. Стоит, кстати, сказать, что после снятия пластины стало очевидно, что нога не только была визуально неправильной формы из-за пластины, которая меняла вид бедра у самого коленного сустава, но и пропал перманентный отёк. Опять же, когда ты после монтажа пластин видишь своё колено только таким, ты думаешь, что это нормально. Видимо, постоянная небольшая непроходящая боль была не просто фантомом прошлых операций, но результатом реакции моего шибко чувствительного организма, чувствовавшего даже металл. И точно такой же реакцией была постоянная отёчность.

Скорость разрабатывания ноги выросла, но незначительно. Тут больше сделала вера в то, что стало лучше, и ощущение полной, уже окончательной свободы от того больничного Ада, который неотступно преследовал меня на тот момент уже два года.

После этого я трудился в интернет-магазине до моего сокращения, когда начались тугие времена. Грела ЧСВ формулировка: “ты слишком умный, поэтому выбор пал на тебя”. А потом я пошёл учиться, освоив почётную (нет) и высокооплачиваемую (а ты смешной) специальность “Наладчик станков и манипуляторов с программным управлением в механобработке”. А теперь, как всем уже известно, тружусь на этом поприще не щадя живота своего.

Спасибо, что читали все эти откровения. Не скажу, что воспоминания об этом были приятными или несли для меня какие-то ностальгические нотки. Жаль, что я это всё помню. И тем более жаль, что всё это довелось познать. Возможно это было полезно и для меня.


Берегите себя. Жизнь, это чертовски хрупкая штука. Наше тело крайне уязвимо и многие вещи будут последним, что вы сделаете. Как с бледной поганкой. Она тоже съедобна, но только один раз.

Живите и процветайте.

Показать полностью
88
Мой личный Адъ. ч.19 "IronHead"
22 Комментария  

Мой личный Адъ. ч.1 "Лирическая"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch1_quotliricheskayaq...


Мой личный Адъ. ч.2 "DeadMan Rising"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch2_quotdeadman_risin...


Мой личный Адъ. ч.3 "Вещдок"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch3_quotveshchdokquot...


Мой личный Адъ. ч4. "И так сойдёт"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch4_quoti_tak_soydyot...


Мой личный Адъ. ч.5 "Memoria momenta"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch5_quotmemoria_momen...


Мой личный Адъ. ч.6 "Цель"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch6_quottselquot_4568...


Мой личный Адъ. ч.7 "Ко дну"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch7_quotko_dnuquot_45...


Мой личный Адъ. ч.8 "Дно где-то рядом"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch8_quotdno_gdeto_rya...


Мой личный Адъ. ч.9 "Снизу стучат"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch9_quotsnizu_stuchat...


Мой личный Адъ. ч.10 "Bottom"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch10_quotbottomquot_4...


Мой личный Адъ. ч.11 "Climbing"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch11_quotclimbingquot...


Мой личный Адъ. ч.12 "Мы движемся"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch12_quotmyi_dvizhems...


Мой личный Адъ. ч.13 "Дом"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch13_quotdomquot_4645...


Мой личный Адъ. ч.14 "Back to the НИИ"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch14_quotback_to_the_...


Мой личный Адъ. ч.15 "Где ваши руки?!"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch15_quotgde_vashi_ru...


Мой личный Адъ. ч.16 "Drum_ma"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch16_quotdrum_maquot_...


Мой личный Адъ. ч.17 "Blediina"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch17_quotblediinaquot...


Мой личный Адъ. ч.18 "Реадаптация"

http://pikabu.ru/story/moy_lichnyiy_ad_ch18_quotreadaptatsiy...


У меня был эпический план завершить этот опус до наступления две тысячи семнадцатого.. Но не зашло. Теперь большие каникулы, и главное - собраться с силою богатырской, излагательной.

Эта часть обещает быть самой объёмной. Проанализировал количество сорванных плюсцов и подтвердил свою твёрдую убеждённость в том, что только трешак-кровь-кишки-расп@$#расило вызывает отклик у масс. В общем, ничего нового, ведь во времена Молота Ведьм самые большие толпы собирались вокруг костров и плах для четвертования.

Ну, поехали!

Конечно, фобосоголовость была на тот момент очень яркой моей особенностью. Можно было даже цеплять больных на голову школьниц или студенток мед.вузов. Но совершенно не улыбала вполне реальная перспектива споткнуться и мгновенно подохнуть от удара головой об ручку двери, например. Или от случайного удара локтем держащегося за поручень в метро пассажира, когда машинисту захочется затестить аварийный тормоз. Но на тот момент мой бюджет уже не пел романсы, он повесился и истлел. И надо было что-то решать. Задница моя вряд ли бы котировалась на панели, поэтому я решил всё-таки воззвать к нашему щедрому на благодарность государственному аппарату. Есть у нас такая тема в системе ОМС, когда сложные и дорогостоящие операции делают в счёт государственных денежных квот, которые ежегодно выделяются минздравом. Выбора не было, и пришлось вновь окунуться в столь гостеприимный, полный душевного тепла и вежливости персонала, мир казёнщины системы ОМС. Помню, что тогда в моей жизни появилась М, но было достаточно холодно, лежал лёд, и изо рта на улице валил пар. Сейчас не вспомню, какие документы нужны для постановки на очередь за квотой, не помню даже, где располагается это логовище госмашины. Помню только, что у них потрясающе долгий и ненормированный рабочий день. С девяти утра до половины двенадцатого. Вроде как. И не пять дней в неделю, не надейтесь. Что-то вроде пн-ср. Так вот. Прихожу я туда, такой красивый, на час раньше девяти, а там в маленьком коридорчике и предбанничке, лишённых окон и кондиционирования, места нет от слова вощпесоусэм. Но зато есть без счёта инструкций о том, что документы должны быть в строго определённом порядке сложены в стопку, и если не уследишь, то пойдёшь следить на х#й, большой и чёрный. И ещё там есть автомат для выдачи номерков.

Подхожу к нему, жмакаю кнопочку, и мне выезжает номер 247. Двести сорок семь. Я вот сейчас набрал эти три слова и замер, как тогда, онемев. Оцепенев от осознания, что за три с половиной часа четверть тысячи человек не смогут пройти эту жесть. Я развернулся, скомкав номерок, и дал в ноги. Ибо это был полный, по моему скромному мнению, п@#дец. На следующей неделе, я тогда в среду пришёл, я ввалился в знакомый уже предбанничек ещё на час раньше. И уже с надеждой на возможность победы, узрил номер 128. Или около того. Это уже было круто. Осталось только ждать. Два часа подряд я проверял порядок документов. Раз за разом. Всё ли заполнено, есть ли печати, подписи, чёрт в ступе и следы от окрапления святой водой трёх конфессий. Где-то к десяти часам я вошёл, мне выдали невнятную бумажку с какой-то записью, которая должна была нести справочный характер, забрали мою стопку бумаг и наказали ждать звонка и\или письма, обязательно заказного. И всё. На мой вопрос о сроках был один ответ, “то нам не ведомо”. И я поехал домой ждать. Это, скорее всего, был февраль, квоты распределяются в течение всего года, т.е. вполне реально было получить заветный звонок и письмо в последних числах декабря. Но можно и в марте, тут как чиновничек на душу положит.

В общем, суть да дело, минул к уже месяц, а может, и два. Начинало оттаивать, природа оживала, а моё уныние постепенно переходило в разряд необоримых. Конечно, сидеть на шее и строить из себя немощного, живя на халяву захребетником - было легко и комфортно. Но есть что-то в мужском мозге, что не позволит так жить долго. Сначала это незаметно, но потом уважение к себе и самооценка стремительно сваливаются в плоский штопор, оставляя за собой шлейф ненависти и презрения к себе. В общем, я поприсутствовал на паре сборищ нашей большой и дружной компании, побывал на обсуждении нескольких животрепещущих вопросов, тогда ещё сохраняя надежду на возвращение в ряды активных сторонников нашего возвышенно-высотного дела. В общем, когда меня спросили прямо, что нужно для того, чтобы моя голова стала больше похоже на голову, стало понятно, что это всего-навсего 68.700 рублей. И эти деньги мои друзья согласились мне предоставить совершенно бездвазмездна, то есть дадом, чтобы только ушиб Игорька перестал выглядеть, как попытка взять штурмом мой мозг. Операции такого плана проводят в НИНИ (Научно-Исследовательский Нейрохирургический Институт) им.Поленова. Именно в него я должен был поехать по гос.квоте “когда-нибудь”, лежать в общей палате и наслаждаться всеми прелестями системы ОМС. Но поехал в самом начале лета, если не изменяет мне моя память. Как раз в районе двадцатых чисел июня. Так сказать, завершить свой путь. Хотя это был не совсем конец, так-то. Но не важно, не буду отвлекаться.

С деньгами всё происходит гораздо проще и быстрее. Забор образцов для анализов в поликлинике - где-то три дня. Уже на след. день я подписываю договор и отдаю пачку денег в кассу НИНИ.

Меня определили в супер-лакшери-премиумного класса двухместную палату. И в этом прекрасном заведении это был не сарказм. Крутая кровать, без электроники, как в американских сериалах, но действительно удобная, новое постельное. Стены оклеены обоями. Не бог весть какими, но это тебе не цвет дресни младенца в Джанике. Открывающееся окно на улицу поэта и правдоруба, на которую можно было всматриваться сквозь крону, вроде бы дуба. Красота..

А за стеной была обычная, для “квотников”, там было, если не изменяет память, аж четырнадцать коек. Не сказать, что там был треш угар и содомия. Но когда рядом с тобой тринадцать рыл, которые постоянно чем-то недовольны, ищут и находят виноватых во всём и всех от жвачки на асфальте, до Темнейшего в Кремле… Процентов на восемдесят бесплатная палата состоит из людей средне-пожилого возраста. И это почти гарантированный синдром вахтёра в запущенной стадии в четырнадцатикратном исполнении. Не, ничего криминального, но вечером, когда была пора свободы от процедур и анализов и процветали разговоры “все против всех”, я предпочитал мимо не ходить. Как предпочитаю не смотреть рекламу по ТВ.

Но неважно. Первые два дня прошли так же, как и в любой другой больнице. У меня снова брали всякие жидкости некриминального происхождения для оценки моего здоровья. Заходила лечащая врач. Она же была заведующей отделением. И она была на пятом или даже шестом месяце. Я, чессгря, охренел немного, но врачи, видимо, могут и не такие вещи делать во время беременности. Очень красивая. Не в том плане, что она излучала какие-то секс-флюиды, а вот просто красива была, вызывая восхищение, лишённое всяких плостко-низменных мыслей. Ну, у меня, по-крайней мере. В общем, начали готовить меня к операции. Вписывать, видимо, в график операционной, мониторить здоровье. А где-то ещё спустя день-три, у меня появился сосед. Отличный дядька. Лет ему где-то около шестидесяти. Может, за пятьдесят. Не помню точно. Невысокого роста, почти уже освободившийся от волос на голове. Держался бодряком и добряком. Не помню, как его зовут. Пусть, Семён Васильевич. Или просто - Семён (Бесконечное Лето, видимо, отдаётся). Он был расположен к общению, но не был навязчив. Видимо, мои односложные ответы в первый день нашего знакомства были достаточно красноречивы. Как выяснилось позже, оперировать ему будут тоже, внезапно, голову. Но на предмет новообразования. Тут какая-то затуманенная псевдоврачебная голова на Пикабушечке выкакивала о том, что рака мозга не бывает. Семён Васильич поржал бы над этим. Хотя тогда ещё было неясно, что за дела у него в голове происходят. Да и я не буду забегать вперёд.

Впервые в сознательной жизни моя кожная аллергия на еду стала проблемой. Красное раздражение, сочащееся какими-то соплями, появилось аккурат в будущей оперативной зоне. А резать её ни в коем случае не будут, потому что регенерация тканей будет почти или полностью нулевая. Поэтому либо я перекусываю очком лом и выздоравливаю, либо операция откладывается. Чем хороша платная медицина? После этой угрозы я даже не успел набрать батин номер, чтобы он прикупил и принёс мне Супрастину. Ввалился врач, не медсестра, со шприцом, и шЫранул меня как раз этим снадобьем, только не в таблетосах. Сиди, говорит, лучше в палате, с него сонливость может быть. Какая на хер сонливость? Меня вырубило минут через пять. И вырубило так знатно, что я пропустил ужин. Проспал полдня. Отключает с этой химикалии знатно. И помогает хорошо. Ну, пока суть да дело, мы уже достаточно хорошо общались с Семёном Васильичем, и однажды, аккурат, когда ко мне зашёл батя и рассказал какую-то короткую байку о том, как у него на флоте кто-то головой приложился, Семён Васильич рассказал, почему он дважды ефрейтор, но дембельнулся рядовым. Расскажу её и я. Секретность этой байки просрочена уже лет сорок ещё в тот год, когда я был в НИНИ. С его слов перескажу:

Служил С.В. в ПВО. Служил где-то достаточно далеко на востоке нашей Родины. На самом почётном посту секретчика. У него была каморка, в которой он заседал по долгу службы. Стол, стул, печатная машинка (вроде), сейф. Так же там был навесной потолог а-ля СССР, на каркасе из брусков, прибитых по периметру и в качестве рёбер жёсткости, лежали листы ДВП. В общем, нёс он службу хорошо, отчего мы и не захвачены до сих пор вражьими империалистами, так и пускающими слюни на нашу Советскую Родину (понесло меня что-то). В общем, служба такая. Каждый день выдают карточку с паролями-откликами “свой-чужой”. Её нужно занести в специальную книгу и доставить соотв. лицу (поправьте, кто знает, может помню как-то неправильно). А потом эту карточку нужно нести в специальное место, ажно в другую часть роты. Где нужно преодолеть небольшой лабиринтик из бетонного забора, подойти к специальному бассейну с песком. Сжечь бумажку с кодами, и перемешать с песком. Но солдат каков? Ну, когда он не брав, не храбр и не бодр? Он ленив, как последний Сид. В следствие чего эти карточки не становились жертвами инквизиции информационной безопасности. Они составлялись аккуратной стопочкой, заворачивались в упаковочную бумажку. А после этого, на стол ставился стул, застеленный портянкой, вставала нога, и пачка карточек оказывалась буквальным самым образом “на потолке”, т.к. листы ДВП, как и Александрийский столп, держались лишь под собственным весом. Приподнимаешь угол, просовываешь руку по локоть, кладёшь, и вуаля! Граница на замке! Ключ в кармане!

А карточки эти злосчастные были строгой отчётностью, что естественно. Любой супостат зная эти коды, сможет как на параде пролететь сквозь нашу непроницаемую для империалистической мрази завесу, и совершить своё чёрное дело! В общем, за выдачу и уничтожение этих карточек нужно было ставить подписи. Особенно в части уничтожения. И подписывал их чуть ли не командир части, или как он там называется.

Что больше всего любит штабное начальство? Конечно проверки. Приехать, поводить жалом, понавыразнюхивать всяческих нарушений. И приезжал обычно с комиссией один и тот же полкан(не помню звания, пусть полкан будет). И шибко он невзлюбил С.В. люто, потому что докопаться обычно было не до чего. Так выходило, что внезапная проверка обычно развнезапнивалась дня за три. И всегда и во всём был порядок. Но всё даёт сбой. Как, бывает, ошибаются информаторы.

В общем, заваливается с самого утра полкан этот в секретную комнатушку. А там нарушения дисциплины в полный рост! Во-первых, кипятильничек кипятит в стаканчике утренний чаёк. Во-вторых, на секретном столе явно несекретные пакеты с сахаром. Под столом - сапоги. На спинке стула верхняя одежда висит. Короче, залетел боец по-крупному. А стоит сказать, что в комнатке этой вообще ничего не должно быть, кроме стула, стола, машинки и солдата в форме. Даже раздеваться нужно в предбанничке специальном. В общем, полковник в ярости орёт на солдатика, который хоть и не робкого десятка, но тут знатно был обескуражен настоящей внезапной проверкой. В общем, командир части полкана этого правдами-неправдами уводит на другие объекты, чтобы парень устранить смог все косяки. За день всё это убрать удалось, и даже отдраить всё до блеска, насколько возможно. Заходит вечером полкан в каморку, смотрит, сверкает всё. Уже не придраться. И уже всё, развернулся уходить, прострелив взглядом навылет С.В, но как Мюллер, остановился в дверях, развернулся, подошёл к столу. Взял стул. Поставил на стол. Залез, ботиночек аккуратно сняв. Поднял уголок, прямо как С.В. это делал каждый раз. Руку свою загребущую раз туда. Два. Шорк, шорк. Схватил что-то, аж в лице поменялся. Слез, чуть не загремев, в кулаке свёрток сжимает. Разворачивает аккуратно так, медленно, с оттяжкой. Посмотрел в неё, и аж побагровел, Реально покраснел да раздулся. Схватил за грудки, и орёт со всей дури: НА ПЕНТАГОН РАБОТАЕШЬ СУУУКАААААААА!!!!!111 А это уже не сапоги под столом в секретном помещении.

Это уже реальная измена Родине. С реальными же последствиями.

Меры пресечения не было, т.к. из части можно было бежать только в тайгу с известными последствиями для жизни и здоровья. Три недели выживать ради того, чтобы быть схваченным в ближайшем городе, если дойдёшь вообще? В общем, С.В. остался в роте, остался свободен в перемещениях по территории.

Но бытие стало весёлым. Все сослуживцы в тот же самый миг перестали не только здороваться, вообще замечать его. Замолкали и расходились, когда он подходил, например. Т.к. его вещи и места, где он служил, стали шмонать с потрясающей и ожидаемой дотошностью, он обратился к своему корешу, как говорил С.В. не разлей вода были. Но тут друг отказался даже взять на скрытое сохранение дембельский альбом. Нет, и всё. И попросил вообще к нему не подходить от греха подальше. Сергей Васильич говорил, что уже тогда понимал, что нечего обижаться на это. Подставлять себя под соучастие в такой статье не захочет никто. В общем, он не только лишился звания, которое уже шло в виде подписанного приказа обратно в часть, но и потенциально свободы. Восемнадцать дней неизвестности под угрозой пятнадцати лет лишения свободы. И по этой статье срок должен был быть очень тяжёлым процессом.

Решил всё, как всегда, личный интерес. Дело в том, что по этому делу с гарантией должна была лететь на тот же срок голова командира части, т.к. он соучастник 146%, без возможности отмазаться. Ведь его подписи были, и установлена их подлинность. А затем тот, кто назанчил его на эту должность, кто порекомендовал. Короче, должны были лететь головы в том или ином виде, аж до штаба чего-то там. И дело решили замять. Приказ, который уже как бы в насмешку доставлен в часть, был уничтожен. Дисциплинарных взысканий даже не было. Но вот чего не восполнить, так это репутации. Народ сторонился его до конца службы.

Второй раз ефрейтором не удалось стать по срокам. Приказ отправили, но он завис на половине своего долгого пути силами, как говорили слухи, того же полкана, которому не удалось ввиду замятия дела, подняться по лестнице. И на момент дембеля приказ не был подписан. Так и пришлось уходить на гражданку Семёну Васильичу рядовым. Ну, или кто там перед ефрейтором есть.

Но я что-то отвлёкся. Шибко мне тогда запала в душу эта история. Казалось бы, ни в жизнь не поверил бы, что такое бывает где-то в реальности, а не в фильме про шпийонов. А поди же ты..

Но вернёмся. День за днём, как бы ни было всё споро за деньги, а я уже начал скучать. Один раз операцию переносили, т.к. в день моей резни операция сильно затянулась, и график пришлось сместить. В общем, настал замечательный день, когда операция “послезавтра”.

Мне нужно было поговорить с тремя врачами: терапевт, анестезиолог-реаниматолог, моя прекрасная заведующая-хирург. Первым был терапевт. Нужно упомянуть, что здание НИНИ очень и очень древнее, как и весь наш Исторический Центр. Сводчатые потолки коридоров высятся метров на восемь, а то и на все девять, широченные, полумрачные. Самое то для съёмок фильма ужасов про призраконаселённую дурку. И вот по таким коридорам я спускаюсь на первый этаж, где располагается кабинет терапевта. Шарпаная шахматная плитка, облупившаяся зелёная краска на стенах, одна из трёх горящая лампа где-то в вышине… Романтика. Захожу в кабинет, который размером, как подсобка. Справа от двери стол. От стола до двери места только для стула, на котором сидит терапевт, впритык столу и стене напротив стоит кушетка, которая одновременно во всю длину кабинета. “Кабинета”. Врач пожилая, явно пенсионер, но живчик. Я впервые в жизни видел врача, который прочитал эпикриз, отсканенный в третьей части, и не удивился. Я достаточно хорошо читаю лица. И она не делала “хорошую мину”. Она реально не удивилась. Т.е. всё в норме, чувак вернулся с прогулки из-за Стикса. Как погуляли? Погода не понравилась? Там всегда ветрено. Лучше зимой, там снежок и спокойно.. Типа того что-то. Процедуры - классика жанра. Опрос о припадках, амнезии, потерях сознания. Замер давления и напутствия. Свободен до “завтра”.

За день до операции всегда происходит визит анестезиолога. Когда он зашёл, то не смог сдержать удивления. Кстати, врачам, по ходу, специальный курс покерфейса преподают. Потому что большинство очень хорошо держит “мину”. А он не удержался. Говорит, когда дали эпикриз и сказали, что на пластику, удивился: зачем пластика лежачему? А тут, говорит, захожу, а ты сидишь, свешенной с кровати ногой болтаешь.. Повезло, говорит. В общем, стандартный анестезиопрос. Вес, предыдущие операции, аллергии, припадки… Тоска. Но спец мне понравился. Вменяемый дядька.

Под вечер зашла заведующая, принесла для примерки “железо”. Две пластины, выглядящие, как сектор сферического дуршлага. Реально! Серая металлическая пластина, перфорированная ромбическими отверстиями. В жизни бы не подумал, глядя, например, в магазине, что она вживляется в тело. Железка и железка. Рассказывала о ходе операции, о том, что ничего сложного для меня не будет, т.к. они к мозгу даже не прикоснутся. Помню её фразу: волноваться Вам незачем, потому как Операция, это у Вашего соседа, у него работа предстоит непосредственно с мозговым веществом. А у Вас - так, не ерунда, конечно, но значительно легче. Практикующие хирурги и анестезиологи мне показались вообще крайне спокойными и рассудительными людьми. Не выведешь из равновесия просто так.

И вот настал “тот самый день”. Операция была в середине дня, второй по счёту. Поэтому точного времени просто не было. То ли бригада быстрее закончит, то ли кто-то захочет взять экспресс на тот свет, неизвестно. Где-то, наверное, часов около трёх в палату влетают две медсестры с каталкой, одна из которых говорит приказным тоном: Такойтов! На кровать задом кверху, штаны приспустить! Я тогда сильно удивился, что мне что-то будут колоть непосредственно в палате. Всегда до этого наркозы да обезболивающие только в операционной уже ширяли. Да и в ягодичную никогда в жизни. Но приказ есть приказ. Получаю какую-то микроскопическую дозу чего-то почти безболезненного, раздеваюсь догола, и ложусь на каталку. И понимаю, что вокруг всё изменилось. Меня, короче ширанули какой-то забористой наркотой, от которой вокруг всё стало заметно более ярко выражено, и даже появилась лёгкая эйфория. Видимо, моя улыбка была не очень нормальной, потому что медсестра дополнительно уточнила, сколько я вешу. Ну, говорит, ничего, всё в пределах нормы. Но видимо, не совсем, потому что по пути в палату я на весь коридор пел: “усталость забыта, колышется чад, и только копыта как сердце стучат!”. Правда, к на подходе к оперблоку меня удалось угомонить. Но лицо сохранило выражение совершенно неудержимой и безумной радости. Помню, в операционной был кафель яркого (привет, наркота) песочного цвета, и я начал рассказывать, как холодно и голубо было в оперблоках Джаника. В ответ на что меня просто укрыли двумя одеялами, т.к. почему-то одним из эффектов была дикая дрожь, и уже вполне серьёзно, без шуток, спросили медсестру, сколько она мне вколола. Помню, видел ещё там же в операционной, адскую машинку, стоявшую у дальней стены на столе. Видимо, чтобы обрезать и гнуть пластину, не знаю. Но реально похоже на какой-то металлообрабатывающий станок. А уж я то теперь их повидал немало.

Не знаю, сколько времени заняли приготовления, помню, что сильно дрожал под двумя одеялками, шутил с опер.сёстрами о какой-то херне. А потом надо мной склонилась хирург, в маске, естественно, с самыми прекрасными на свете серо-голубыми глазами.. В общем, я так и сказал: ух тыыыы! Какие у вас глаза красивые!! И траснпортный отдел решил ретироваться не дожидаясь реакции, потому что, видимо, всё-таки переборщили с химией. После чего мне дали маску, и дрожать я перестал, как и веселиться.

Кто знает, что там колят такое забористое? Не то чтобы я хотел раздобыть это веселье, но просто хочется знать, от чего такой хороший и добрый приход.

Помню, что мне было достаточно плохо, когда я очнулся в реанимационном блоке. Состояние жесточайшего похмелья, гудящая голова, и снова “зашумлённое” изображение, но это всё означало только то, что я остался жив, и ещё “более лучше” здоров. Помню, что дико, адски хотелось поссать. И первой мыслью было не держать всё в себе, ведь это вредно. Но ума хватило что-то невнятно начать вопить, вызывая духа медсестры. Кстати, в отличии от пох-изма НИИ, в НИНИ мне ласково, почти нежно сказали, что в комплектацию операции входит катетер с мочеприёмником, поэтому держать в себе и не получится, даже при особом желании. Не помню через сколько часов, но оказался в палате. Помню, меня там кто-то ждал. То ли батя, то ли мать. Или это было уже на след. день? Смутно тут всё, неоднозначненько.

После операций почти все ходят с пумпонами. Это забавно, но не очень. Пумпон этот - дренажная трубка со специальной гармошкой на конце. Вытягивает послеоперационную кровь, которая обязательно выделяется в полость тела. Это вообще неполезно, а если такая хрень прищемит где-то мозг, то вообще беда-печаль. В общем, трубка просунута в разрез на коже в районе темени, там же где-то подшита, чтобы не выпадала, да не выдернуть было так легко, а сбоку головы гармошка удерживается резинкой. Как типа для длинные волосы от попадания в глаза прижать, но только для гармошки. И она зачётно шкворчит, когда что-то где-то подсасывается из дальних уголков операционной зоны. Мой чернушный юмор оценил на стопицот.

Видимо моя тушка крайне кровеобильна, потому что гематома послеоперационная была очень большой. Реально такой мягкий шишак там, где находилась пластина. И деваться никуда эта падла не хотела. В связи с чем где-то через дня три, когда отёк уже начал спадать, и размер проблемы был явно виден, меня загнали в процедурную, и врач, молодой дядька, о котором я помню только то, что он был чертовски высокого роста, начал проводить откачку крови. Ему заведующая отдельно напомнила, что пластина перфорирована, и чтобы соблюдал осторожность, т.к. вряд ли у меня лишний мозг есть на одолжить во имя науки. Врач был осторожен, и выкачал где-то 50 кубов крови. Выглядела она, прямо скажу, совершенно не айс. Как он ни старался, а подсмотреть мне удалося. Потому что не хер от меня скрывать! Я до сих пор не могу простить друзяк, которые не стали фоткать “реально лужу крови, прикинь!!!”, оставшуюся после моего падения. Щепетильные все, сцуконах. Где-то пару дней после меня, почикали моего сопалатника. Несмотря на то, что у него операция была значительно серьёзнее, он тоже всё перенёс наилучшим образом. Ни нарушений памяти, ни движения, ничего. Хотя за него радоваться было, наверное не очень вовремя, потому как биопсия показала не очень хорошие вещи. Эту тему врач с ним обсуждал без меня, в ординаторской, или как оно там. Это от С.В. я узнал.

Но пока суть да дело, пришло время снимать дренаж. Этот же высокий врач, доктор Лонг(=^_^=), подрезал ниточку, выдернул трубочку. Она, сука, оказалась очень длинной внутри! Вроде бы не чувствовалось, но когда начали вытягивать, я прямо охренел! И странное чувство, она вроде как очучается, и что ползёт тоже, но не больно ни граммульки. А вот что я почувствовал, так это то, что разрез зашивали без обезболивания. Вот это, я скажу, непередаваемые ощущения! Рэмбо, наверное, поймёт. Др. Лонг объяснил, что для обезболивания нужно сделать четыре укола по кругу, и это будет больнее, чем зашить так. Я поверил. Наивный. Все они лгут! У всех на уме только одно! Поматросить, зашить и отбросить! : )

После удаления дренажа оставалась ещё неделя наблюдения до снятия швов. Где-то по середине этой недели были выходные, которые мне официально, с бумагой, разрешили провести дома. Вот что я скажу! Даже комфортная больничка с вежливым и участливым к судьбе персоналом хуже дома. Откровения от Игорька.

Больше не помню ничего особенного в НИНИ. Разве вот могу сказать, что в то лето там был открыт чердак. Это открытие мы сделали с М, разыскивая уединённый уголок, действительно уединённый, если вы понимаете, о чём я. И чердак был именно этим самым местом. Хотя, конечно, внезапные хлопанье крыльев и посадко-взлёты голубей доставляли некоторое ощущение стрёмности сложившейся ситуации. Больница может быть весьма интересным местом время препровождения. Не рекомендую, правда, искать там приключений не являясь пОцЫэнтом. Но это логично, наверное.

Ну, а потом я отправился домой уже окончательно. Смывать зелёнку, которой обильно обрабатывают шов после срезания ниток, отдыхать от больничного быта и насильственной социализации. И искать место труда, потому что хоть на чужой шее и живётся легко и привольно, но совесть всё-таки не является, как оказалось, чуждым элементом моей личности.

С того времени я достаточно много где потрудился. И продавал интернет на холодных телефонных продажах. Надо на такие места врагов Рейха Родины определять, хорошее наказание. И в техподдержке этого же провайдера.. А потом я нашёл место, которое стало моим домом на следующие… Два или три года. Не помню точно. Родная и ненавидимая мною торговля. Правда, сильно шрамированный Игорёк торговал уже не “лицом” у витрины, а ротом в офисе через телефон, бок о бок с хорошими людьми. Конторка была небольшая, и мы словили достаточно много месяцев хороших, жЫЫЫрных продаж в те годы, когда доллар умножали на тридцать. Когда его вообще имело смысл на что-то умножать. Но это совсем другая история.

А заключительная глава будет посвящена деметаллизации меня. ПРоизойдёт это почти ровно через год с момента выписки из НИНИ.

Такие дела.

Показать полностью
41
Хозяин Ясной Поляны. Часть десятая. Он здесь.
7 Комментариев в Авторские истории  

Утро начинается не с кофе :)

.

Часть первая. "Некий Игнатьев А.В."

.

Катя смирилась с переводом в ненавистное ей место.

Весь вечер я провел рядом с ней, успокаивая и говоря, что ничего страшного в этом нет. Я говорил, говорил, говорил… а сам не верил ни единому своему слову. Я понимал, что Кате там не место.

- А не переводиться ты не можешь?

Она покачала головой.

- Они меня не спрашивают.

- А уволиться?

- А жить на что? – ответила она резонным вопросом.

Да… обеспечивать свою прошлую семью и вдобавок тянуть новую, я был не готов. Но и отпускать Катю мне не хотелось. Уж слишком она добрая и юная. Слишком много чувств она затронула в моем затвердевшем сердце.

- Не переживай ты так. Все эти слухи ни на чем не строятся. Я сам там был не раз и ничего не заметил. Обычные психи, как и в других корпусах.

- Ты там гостем бываешь. А мне там работать.

Опять она попала в точку и поставила меня в тупик.

Да и врал я ей. Нагло врал в эти испуганные серые глаза. Я ведь сам туда хожу как на площадь для получения порции плетей. Сам ведь не единожды думал, чтобы сорваться. Бросить эту книгу и уехать далеко-далеко от этой проклятой Ясной Поляны. Плевать на деньги. Лишь бы здоровье и жизнь остались невредимы. А теперь вот Катю убеждаю, что ничего страшного нет.

Но в то же время, не говорить ведь мне ей всю правду. Ну, скажу я, что и сам слышал голос. И сам видел и чувствовал эту чертовщину. Что ей от этого, легче станет? Нет. Тяжелее и хуже.

В общем говоря, мне пришлось включить Айрана Томаса. Правда в этот раз не для соблазна, а для утешения. Этот мой выдуманный персонаж был круче меня во всем. Поэтому иногда я пользовался его ухищрениями.

Обнял, приласкал, шепнул пару словечек на ушко. Поцеловал, погладил. И вот Катя уже не такая грустная.


- А давай я с тобой на работу буду ходить. И забирать тебя буду с работы. Как тебе такой вариант?

Ей понравилось. По глазам вижу, что понравилось.

- Это было бы здорово.

Говорить о том, что вырвалось это у меня случайно и только лишь ради утешения было уже поздно. Раз сказал – надо выполнять.

- И когда же тебе на первую смену?

- Через два дня…

- О-о… - наигранно закатил я глаза. – Так у нас еще куча времени

Катя улыбнулась.

Отлично. Дело сделано.

Два дня я по утрам работал над книгой, а по вечерам работал над Катей. Точнее мы вместе работали. Трудились не покладая рук.

Забавный момент был, когда я пошел в туалет, но до туалета, так и не дошел.

- Ты чего? – спросила Катя, удивленно разглядывая меня.

- Я не могу выйти.

- Почему?

- Там… сама иди и посмотри.

Катя пошла к кухне серьезная, а вернулась с улыбкой до ушей.

- Господи, взрослый человек.

- Ну, вот что мне ей сказать? – оправдывался я.

Дело в том, что на грядках была тетя Люба и, стоило мне скрипнуть входной дверью, как она бы обязательно подняла голову. И я знаю, что ей известно, про нас с Катей.

- Хочешь, я сама выйду?

- Я уже как-то и не очень хочу. – Соврал я, напрягая ноги.


Через два дня я отвез Катю в Ясную Поляну.

Мы попрощались на пороге и в этот раз я не решился входить в корпус. Меня ждала работа. Материал я и позже смогу собрать.

Возвращаясь домой, я встретил пьяного Алексея. Зигзагами он плелся по тротуару между сосен. Я бы и не узнал его вовсе, если бы не шляпа.

Я притормозил на обочине и посигналил.

Алексей остановился. Сощурил глаза и вновь уставился на меня так, словно видит впервые.

- Ты ж мне денег должен, - крикнул он и подошел.

- С чего бы это? – спросил я, а у самого улыбка окрасила лицо.

Я ведь на тебя работаю?

- Отчасти.

- Я ведь ради тебя в эти дебри Ясной Поляны лезу?

- Так точно. Ради меня. И ради заработка.

Я продолжал улыбаться, удивляясь наглости пьяного Коломбо.

- Скоро все будет. – заверил он.

- Садись, довезу куда надо.

Кряхтя и матерясь, Алексей уселся рядом и меня сразу обдало крепким перегаром.

- Давно пьешь?

- Со вчера. – спокойно ответил он.

- Я ведь тебя просил не развязываться.

- Извини, но без водки я туда ни ногой. Я пытался пробраться туда по трезвому, но у меня сразу галюны начинаются.

- А с водкой начнутся чуть позже.

- Тут ты прав. Но лучше от водки, чем от Поляны.

Оказывается, он не сильно-то и пьян. На первый взгляд мне показалось, что он, едва ноги волочит, а сейчас сидит спокойно. И говорит внятно.

- Так ты уже был там?

- Был. Два раза был. Первый раз на трезвую пошел. Но не смог долго находиться. – Алексей подозрительно стрельнул глазами по сторонам и придвинулся ко мне. – Я еще никому не говорил этого. Но у меня там голоса мерещатся. Не всегда. Но довольно часто. И сны дурацкие.

- И что же говорят твои голоса? Хватит пить. – я попытался перевести все в шутку, но при этом мне жутко хотелось, чтобы Алексей ответил на вопрос честно.

- Разное говорят.

- А голосов много?

- Один. Всего один. - Я продолжал глупо улыбаться. – Когда я пошел в архив, этот голос пробрался мне под корку и сказал, что я зря лезу не в свое дело.

- А ты говорить с ним пробовал? – сказал я, продолжая тупо лыбиться. Я бы и сам с радостью избавился от этой идиотской ухмылки, но лицо словно застыло.

- Да. – прошептал Алексей. – и голос мне отвечал. Ты только врачам не сообщай, а то им только в радость еще одного пациента в свои покои оформить.

- Нем как рыба. – заверил я и застегнул рот на молнию. - А о чем ты с голосом разговаривал?

- Да ну тебя… - отмахнулся Алексей и отодвинулся. – Я тебе тут душу изливаю, а ты лыбишься.

- Я верю. Честное слово верю каждому твоему слову. Ведь мы партнеры? Партнеры?

- Какие партнеры? – скорчил он странную гримасу.

- Партнеры по бизнесу. Партнеры по делу. Да хоть по алкоголю партнеры.

- Это ты правильно подметил.

- Так, о чем вы беседовали? – с интересом спросил я и сам придвинулся.

- Это и беседой не назвать. Он пугал меня, а я отмахивался от него и все. Лезу в архив, а он мне как вору какому-то: «Куда лезешь? Стой. Остановись пока не поздно. Не суйся не в свое дело…» и прочее, прочее, прочее. Я отмахивался от него мысленно, а он только и делал что сбивал меня и угрожал мне. А еще он сказал, - Алексей придвинулся так близко, что еще пара сантиметров и мое ухо коснется его потрескавшихся губ. – А еще он тебя упоминал.


Я хотел что-то ответить. Хотел снова воспользоваться красивым словцом и вывернуть все в шутку. Но не смог. Не смог произнести ни слова. Лишь повернулся и тупо уставился на Коломбо.

- Он говорил, что не стоит уподобляться этому лизоблюду писателю. Он тут временное явление, а мне тут дальше жать. Так что расставь приоритеты правильно.

После слова – лизоблюд. У меня уже не было ни одного сомнения, что Алексея посетил тот же голос что и меня.

И этот факт обрадовал и испугал меня одновременно.

Все-таки я не сумасшедший и не единственный кто слышит голос.

Но в тоже время, я тот, кто этому самому голосу мешает.

- И ты ему поверил? – снова натягивая идиотскую ухмылку, спросил я.

- Как сказать поверил. Я его не испугался. Я сразу сказал ему, что я его не боюсь. А он мне и отвечает, что мол, мне и не надо чтобы ты меня боялся. Мне лишь надо чтобы ты трезвый был. После этих слов я вышел из архива и прямиком в палатку за бутылкой. Вот, с того момента и не просыхаю.

- Мда… действительно чертовщина там творится.

- Еще какая. – подтвердил Леха.

Мне показалось он протрезвел у меня в машине.

- Тебя подбросить?

- Если у тебя есть чего выпить, с удовольствием прокачусь до твоего домика.

Я тяжело выдохнул, обдумывая ситуацию.

- Ладно, поехали.

Уже в доме, раскупоривая бутылку, Леха сказал:

- Ничего, скоро мы выведем всех на чистую воду.

- Надеюсь. Очень надеюсь.

Алексей пустился в длинные рассказы о своем врачебном прошлом. Он что-то рассказывал о пациентах. О перспективах поселка. И о жизни в целом.

Каждый раз он лакал изо рта рыбки водку и даже не морщился.

- Я бы тебе не советовал больше пить. – сказал я, закуривая и, не дожидаясь вопроса, протянул пачку Алексею.

- Чего это?..

- А того… как ты думаешь, почему голос сказал тебе быть трезвым.

Алексей пожал плечами.

- Он знал, что если скажет это, то ты пойдешь и напьешься.

- Ну?

- А когда ты пьян, ты не можешь собрать информацию и не сможешь выполнить мое поручение.

Алексей призадумался.

Как ему так удается?

По дороге шел, чуть не сбивая сосны. В машине был вменяем и довольно трезв. А сейчас, опустошив уже половину бутылки, продолжает нормально соображать и даже язык не заплетается.

- Может быть в твоих словах есть правда.

- Ты мне лучше вот что скажи. Ты в архиве хоть что-то накопал?

- Накопал, - смело ответил он. – Но не докопал.

- И не докопаешь, если будешь пить.

- Это последняя. – сказал он.

Естественно я этому не поверил. Я и сам, когда уходил в длительные запои, не раз повторял эту фразу. Алкоголики и все зависимые люди часто ее повторяют.

Но Алексей оказался не из робкого десятка.


На следующий день, отвозя Катю на работу я вновь встретил его по пути. В этот раз он был выбрит. От него пахло одеколоном. И проходя мимо, он поздоровался со мной, приподнимая шляпу.

- Скоро все будет! – крикнул он мне.

Катю я забрал вечером того же дня.

На удивление, настроение ее было хорошее.

- Может быть там действительно не все так плохо, - сказала она мне.

- Я же говорил, что все это басни. – нагло соврал я. – Тебе когда теперь на работу?

- Через два дня.

- Сейчас ко мне?

- Мне бы домой заскочить надо. А то мама совсем обидится. Скажет променяла родную мать на писателя.

- По правде сказать, обмен выгодный.

Катя улыбнулась и ткнула кулачком в плечо.

Два дня пролетели как два часа. Мы занимались тем же, чем и в предыдущие ее выходные.

Утром я работал над книгой. А вечера мы проводили за теплым, летним общением. На второй день мы выбрались в ближайший лес на шашлыки.

Когда Катя была рядом, то мне не хотелось ничего. Ни книг. Ни славы. Ни денег.

Ровным счетом – ни-че-го!

Я хотел лишь того, чтобы она была рядом. И всего лишь…

Я словно отдыхал душой. Забывал про больницу. Про голоса. Про Коломбо и его задание.

В пятницу, когда я отвез Катю на работу, я все-таки зашел в Ясную Поляну.

Семенов скупо поздоровался со мной и скрылся в кабинете, сославшись на работу.

- А с Игнатьевым, мне можно встретиться? – спросил я его.

- Пожалуйста, пожалуйста. Вы, как закончите, зайдите ко мне в кабинет.

- Зайду.

Семенов поднялся выше, а я вошел в длинный коридор второго этажа.

Комната отдыха, как обычно, была забита больными.

Те, кто был поживее, облюбовали пару кресел, диваны и несколько стульев. Открыв рты, они смотрели телевизор. В этот раз там шла передача о вулканах. Ну, хоть не про животных.

Три койки с неподвижными пациентами были повернуты ногами к окнам, дабы больные принимали солнечные ванны.


Я сразу приметил Игнатьева и, стараясь не обращать внимания на остальных, в особенности на стихоплета-Саню, ушел со стариком в палату.

- Скажите мне честно, вы слышите голоса, а точнее голос? – сходу начал я.

Игнатьев осмотрелся по сторонам словно собирался что-то украсть.

Я сразу понял, что диалог у нас состоится, так как глаза его испуганно бегали по сторонам. А рот не был искривлен в невыносимой злобе. Он утопил голову в плечах, наклонился и шепнул.

- Да. Часто.

- Что он вам говорит?

- Мне нельзя вам это рассказывать, иначе он убьет меня.

- Убьет? – спросил я шепотом, уподобляясь Игнатьеву.

- Как убил Полину.

- А она что-то кому-то рассказала?

- Я не знаю.

- Понимаете, если вы не расскажете мне, то мы никогда не сможем вас вылечить.

- Лучше я буду больным, но живым. Чем здоровым и мертвым.

Резонно, - отметил я про себя.

- Ладно. Не рассказывайте. Но скажи мне лишь одно. Вы ведь общаетесь с соседями?

Игнатьев кивнул.

- Они тоже слышат?

Снова кивнул.

- Голос один и тот же?

В этот раз он задумался, словно спрашивая разрешения, можно ли ему отвечать.

- Да.

- Он всем говорит одно и тоже?

- Да.

С коридора послышался ласковый голос Семенова. Именно тот голос, которым он общается с пациентами.

- Не спать! Спать нельзя. Давайте я вас разверну к телевизору. Там сейчас передача про вулканы закончится и начнется про пчел. Очень интересная. Всем советую посмотреть.

Послышался звук колес по линолеуму.

- Если вы не можете говорить, - продолжал я допрос Игнатьева. – Давайте вы напишите. Как тогда, когда рисовали мне дом.

Я протянул ему блокнот с ручкой. Игнатьев осторожно взял и начал медленно выводить буквы. Он каждый раз смотрел по сторонам.

В один миг, рот его искривился в злобе. Глаза налились яростью, и я заметил, что он крепко сжал ручку в кулак.

Не ожидал я от него такой реакции.

Секунду назад он сидел на кровати и выводил буковки, а сейчас навис надо мной, пытаясь воткнуть ручку мне в глаз.

Он повалил меня с тумбочки, но я успел выставить перед собой руки.

Игнатьев лежал на мне. Руки его дрожали, и я видел, как злополучная гелевая ручка медленно приближается к моему глазу. Острое черное жало отделяли какие-то сантиметры.

- Ты думаешь вытащить меня через них? Щенок! – сквозь зубы процедил Игнатьев. Брызги слюны, а затем и целые комья упали мне на лицо. – Они все тут ходят подо мной. Все! Все!

Игнатьев жал все сильнее.

Я задержал дыхание и напрягся всем телом. До боли сжав челюсть, я умудрился вывернуться и опрокинуть Игнатьева на спину.

- Помогите! На помощь! – закричал я, поднимаясь на ноги.

Выбежав из палаты, я хлопнул дверью и помчался по коридору.

- Кто-нибудь!

Из комнаты отдыха, диктор монотонным голосом вещал: «…это удивительные насекомые. Мы считаем себя венцом творения природы, но нам еще многому стоит научиться. Не только у пчел. Нам есть чему поучиться у каждого живого существа на планете…»

- Кто-нибудь! – задыхаясь прокричал я последний раз и добежал до комнаты отдыха.

Все!

Все, кто там находились были без движения.

Открыв рты, больные смотрели телевизор. Их зрачки не двигались. В их взгляде не было ни капли сознания. Даже той маленькой, человеческой искорки, которая присутствует у самых сумасшедших людей. Слюни вязкой жижей стекали по их подбородкам.

Некоторые сидели, уронив голову на грудь, смачивая слюной свои животы.

Медсестра Юля и медбрат Славочка, стояли возле стеклянной двери. По их взгляду, я понял, что они не слышали моих криков. Они вообще ничего не слышат. Их лица стали бесчувственными.

Зомби. Живые зомби набились в комнату отдыха.

- Кто-нибудь!

Я кинулся к выходу, со страхом посматривая на персонал, который преграждал мне путь.

Из комнаты отдыха донесся тяжёлый выдох. Настолько тяжелый, что я смог его услышать, находясь возле двери ведущей к лестнице. К спасению.

И сразу после этого выдоха, и к больным, и к персоналу, вернулось сознание.

- …говорила ему чтобы он не трогал, - продолжила рассказ Юля, а затем повернулась ко мне. – Что-то случилось?

- Вы чего такой бледный? – спросил короткостриженый Славочка.

- Давление. – сказала я.

Из комнаты отдыха послышались голоса больных. Жизнь, после короткой остановки продолжилась.

- Вы не могли бы мне помочь, - осторожно спросил я. – Там Игнатьев, с кровати упал.

Вместе со Славочкой мы проследовали до палаты.

Игнатьев продолжал лежать на полу, крепко сжимая ручку.

- Следующий раз, ему не стоит давать ручку. – предупредил Слава. – Владимир Иванович, с вами все в порядке?

Игнатьев дернулся, словно тот его разбудил.

- Да. Все хорошо.

- Ничего не болит?

- Нет. Ничего.

Слава помог ему подняться.

Я забрал ручку и взглянул на блокнот, где корявыми печатными буквами были написаны два слова:

«он здесь»


Автор

Показать полностью
42
Хозяин Ясной Поляны. Часть девятая. Чужими Руками
10 Комментариев в Авторские истории  

извиняюсь что нарушил график. Праздники дело такое)

Часть первая. "Некий Игнатьев А.В."

.

В тот день я вернулся домой и лег спать.

Я даже был против того, если бы Катя пришла. Я жутко хотел спать. Глаза закрывались на ходу, и я едва добрел до кровати.

Тело ныло, словно в каждую мышцу налили свинец. Словно я вагон угля разгрузил в одиночку.

Дождавшись вечера, я отключил телефон и завалился на кровать.

Удивительное дело, но как только я оказался на кровати, сон испарился. Я тупо лежал и смотрел в потолок, просеивая дневные мысли.

Что же там случилось?

Почему сумасшедшие, вновь стали сумасшедшими. И этот голос. Противный голос неизвестного мне человека. Почему он посещает меня?

И одного ли меня он посещает?

Может там каждый второй слышит голоса, но боится в этом сознаться.

Может…может… может…

Под градом вопросов, я уснул.

Но лучше бы я не спал совсем

Я открыл глаза среди ночи, уставившись в белый потолок. Осознание того, что потолок не мой, пришло не сразу.

Встав с больничной койки, я уже определил, что нахожусь в больнице.

Напротив, у стены, лежал тот самый Беспалый Алексей, с большой головой в полуовощном состоянии.

Лунный свет серебрился через окно, едва освещая помещение. Палата точно такая же, как у Игнатьева, разве что здесь лежат два человека. Я и этот Беспалый.

С хрустом в ногах я встал на холодный пол. Подойдя к Беспалому я наклонился. Непропорционально большая голова. Полураскрытый рот и дергающиеся веки.

Несколько минут я смотрел на спящего человека. Затем взял свою подушку и вернулся к больному. Как только я вновь склонился над ним, Беспалый открыл глаза.

И тут же, в этих самых глазах я увидел панику. Его зрачки бегали из стороны в сторону, как шарик на рулетке. Он даже что-то пытался сказать, но кроме легкого сипа ничего дельного не вышло.


Я схватил подушку двумя руками, медленно приближая ее к лицу Беспалого. Между большим и указательным пальцем я увидел длинный шрам. Точно такой же, а точнее этот же шрам я видел у Сани-стихоплета. Теперь я знал, чьими глазами я смотрю на мир.

Тело Беспалого начало вздрагивать. Ноги и руки дергались, а глаза умоляли о пощаде.

В тот момент, когда подушка едва коснулась лица, дверь в палату открылась.

С той стороны, кто-то открыл дверь, но зайти не пожелал.

Я не боялся.

Я действовал на автопилоте, как заведенный механизм, зная, что все именно так и должно произойти.

Поместив подушку под мышкой, я открыл дверь.

Пустой коридор с ночным, тусклым освещением, встретил меня тишиной. Мерное гудение ламп над головой и едва слышные голоса персонала откуда-то снизу.

В двери торчала ручка. Ручка, обладатель которой, мог пройти в любые двери этого корпуса.

Мне показалось, что я улыбнулся. Но я не знал этого наверняка, так как не чувствовал и не осязал. Я лишь мог видеть то, что видит этот человек с подушкой под мышкой.

Я схватил ручку и босыми ногами прошлепал до конца коридора.

Открыв последнюю дверь, я вошел в палату Игнатьева.

Старик спал на боку, пустив слюну на белую простыню. Он даже на боку умудрялся храпеть так, что гудение ламп и голоса персонала погрязли в горловых звуках.

Несколько минут я разглядывал Игнатьева, затем вышел из его комнаты и побрел по пустому коридору.

В комнате отдыха, работал телевизор, бликами освещая пространство.

Оказывается, голоса издавал не персонал, а телевизор, привинченный высоко к стене.

Аккуратно, словно приближаясь к дикому зверю, я медленно переставлял ноги, приближаясь к человеку.

Его макушка торчала над креслом.

Скорее всего, он увлеченно смотрел передачу. Но как оказалось, этот человек спал. Его голова упала на бок.


Когда я обошел кресло, то увидел, что этот человек Я.

Я спал на кресле уронив голову на плечо и в то же время, я смотрел на себя. В этот момент в памяти всплыл рассказ местного Коломбо, который сам у себя был на приеме.

Мне хотелось закричать: Проснись! Проснись!

Но я не просыпался.

Несколько минут я вглядывался в собственное лицо. Такое умиротворенное и расслабленное. Челюсть отвисла, собрав складки на подбородке. Я спокойно дышал. Грудь медленно вздымалась и опускалась.

Я, точнее тот, через которого я видел этот мир, вновь схватил подушку двумя руками и начал приближать к лицу.

Когда подушка почти коснулась спящего человека, я остановился. Обойдя кресло сзади, я принял твердую стойку и навис над человеком сверху.

В этот раз подушку коснулась лица.

Человек проснулся и начал дергаться. Его руки беспомощно били в воздух, иногда попадая по мне. Ногами он колотил воздух и царапал пол.

Несколько минут я со всей силы прижимал подушку к его лицу. До тех пор, пока после последнего движения не прошло минуты две.

Когда человек обмяк на кресле, я прикоснулся к его шее. Пульса не было.

Мое сознание хандрило и пыталось вырваться из этого чудовища, глазами которого я видел все происходящее. Я хотел кричать. Точнее я кричал как умалишенный. Но этот крик никого кроме меня не беспокоил. Никто кроме меня его не слышал.

После того как человек раскис в кресле, я прошелся по всему коридору и открыл каждую дверь в палате.

Я вернулся в комнату отдыха и положил ручку от двери в пышный цветок в углу. Прикинув сверху землей, я удостоверился что ее никто не найдет, после чего вернулся в свою палату.

Когда я вошел, то Беспалый по-прежнему смотрел в потолок. Его тело бил озноб. Зубы выдавали громкую дробь, а глаза пугливо посматривали по сторонам.

Не обращая никакого внимания на соседа, я лег в кровать и натянул простынь до подбородка.

Я закрыл глаза и тут же открыл их.

Утренний свет заставил меня прищуриться. Но я успел увидеть, что это дом, а не больница. Самое главное не больница. Тот самый дом, где я вчера лег спать.


Словно гора упала с плеч. Я был жив, что самое главное. Но кто тогда был во сне?

Этим же туром я отправился в Ясную Поляну.

Уже подъезжая к корпусу, я понял, что это был не совсем сон. При входе стояли двое полицейских. Несколько машин с выключенными мигалками загораживали парковку.

Внутрь меня не пустили, но мое знакомство с бабками в регистратуре, позволило узнать свежие новости.

- Сейчас Семенова допрашивают, - сбивчиво говорила баба Надя, – Господи, как жалко. Как жалко.

- А что собственно случилось? – спросил я, делая вид, что для меня это все впервые.

- Полину ночью задушили.

- Как Полину?

- Медсестру нашу молоденькую.

Я помнил Полину. Эту тучную девушку с пухленьким детским личиком.

- Кто-то выбрался ночью из палаты и задушил ее. Открыли все двери и утром, еще до подъема, все больные ходил по коридору и видели, как Полиночка, холодная лежит в кресле. Они ходили и кричали. На крик прибежал Славочка, но Полина была уже мертва. Едва удалось всех по палатам распихать. Там такой шум стоял. Даже подмогу из Солнышка вызывали. Не помню, когда еще такое было, чтобы нам вязок не хватало. Вам бы сегодня лучше не появляться здесь, - заботливо сказала баба Надя.

- Думаете, меня не пустят?

- А зачем оно вам надо.

И вправду, - подумал я. На кой черт мне сегодня здесь появляться. Лучше отсижусь дома. Постараюсь поработать. Хотя бы начну писать книгу. Материал есть, а к книге еще и не приступал даже.

- Спасибо. – Бросил я напоследок бабе Наде и вернулся к машине.

Проезжая по главное улице поселка, я увидел того самого местного Коломбо.


- Вас подвезти? – остановился я.

- Где-то я вас видел, - подозрительно ответил Алексей.

В этот раз он выглядел приличнее, чем в первую нашу встречу. Клетчатая рубашка синего цвета. Голубые джины и постоянный атрибут, черная шляпа с широкими полями.

- Да, мы встречались пару недель назад.

Алексей продолжал подозрительно щуриться, пытаясь откопать в памяти мой образ.

- Как ваше ухо?

- Вы в доме Игнатьева живете, - выпалил он.

- Так точно.

- Вспомнил. Подвезите, коль не шутите.

Он сел в машину.

- Я домой еду.

- Я с вами, - без доли сомнения сказал он.

- Вас вернули на работу?

- Куда они без меня, - гордо ответил Алексей. – Хорошего ЛОРа никому не охота отпускать.

- Слышали, что произошло в Ясной Поляне.

- Да, слухи прокатываются по поселку быстро. Говорят, там медсестру убили.

- Ага. Я только оттуда.

Я припарковался возле ворот. Алексей по-хозяйски вышел из машины и направился в дом.

- Есть чего выпить?

- А вы разве не в завязке?

- Можно ее и так назвать. Но выпить я бы не отказался.

Не знаю почему, но мне захотелось, чтобы этот врач забулдыга не травил себя водкой, а попробовал настоящего вина.

- Выпить найдем. Только обещай, что не втянешься по новой.

- Обещать не буду. Есть закурить?


Я протянул ему сигарету.

В доме мы расселись точно так же как и в прошлый раз: я занял кресло, а Алексей приютился на шатком стульчике.

Третья бутылка вина оказалась перед нами. Правда, в этот раз я не решился отдавать бокал и налил ему в красную кружку Nescafe. Сам же, с удовольствием разглядывал красное сухое вино через гнутую поверхность стекла.

- Вы ведь тут давно живете?

- Очень, - затягиваясь сигаретой, ответил Алексей.

- В Ясной Поляне всегда так было неспокойно?

- Больше да, чем нет, - уклончиво ответил он.

- Это как?

- Никто сейчас не вспомнит, когда там началась эта чертовщина. И вряд ли кто-то ответит, когда она там закончится. Если вообще закончится.

- Но ведь, должны, же быть какие-то записи? Кто-то ведь должен вести учет больных? Их поступление, лечение и прочую фигню.

- Скорее всего, это хранится в архиве.

- А где архив?

- А архив в здании рядом с Ясной Поляной. Может быть ты видел. Небольшая пристройка примыкает к корпусу.

- И можно ли туда попасть?

У меня складывалось ощущение, что Алексей не расположен к беседе. Отчего каждое слово приходится из него за уши вытаскивать.

- Мне да, вам нет. – Коротко ответил он. – Отменное вино.

Я не был уверен, что он прочувствовал все тонкости вкуса и аромата, но и этот комплимент был приятен.

- Тогда у меня к тебе дело.

- Серьезное?

- Как никогда.

- Валяй.

- Мне надо, что бы ты пробрался в архив и выписал всех, кто когда-либо там работал и сам же оказался в стенах как больной. Сделаешь?

- Честно говоря, мне не очень хочется наведываться в Ясную Поляну. Особенно после этого случая.

Я заметил, как Алексей вздрогнул, испугавшись одного лишь упоминания о Ясной Поляне.

- Сколько?

- Сколько чего?

- Денег.

- Ах, денег… я подумаю.

Не пошел в отказ. Хороший знак. Надеюсь, он не запросит баснословную сумму. Потому как у меня с собой не так уж и много. Вот когда закончу работу, тогда без проблем, а сейчас нет. Сейчас все под отчет.


Алексей влил в себя остатки вина и снова наполнил кружку.

- Когда надо сделать?

- Чем раньше, тем лучше.

- Неделя устроит?

- Вполне.

Удивительно, что он согласился на дело, не обговорив сумму.

- Тогда к концу недели я принесу список.

Отлично. Думаю, в цене мы сойдемся.

- Безусловно.

- Ладно, мне на работу пора. До Психованного Двора не подбросишь?

- Увы, но я выпившим за руль не сажусь.

- Тут ехать, пара километров. Плюс все силы сейчас в Ясной Поляне, так что не боись. Не хлопнут.

- Извини Леша, но нет.

- Эх ты… ладно, бывай. Спасибо за вино.

- Приходи.

- К концу недели все будет.

На всякий случай мы обменялись телефонами и Алексей, размашистой походкой покинул дом.

В этот же вечер пришла Катя.

- Я хотела раньше зайти, - сказала она, - но видела, что у тебя были гости.

- Ты про Леху? Разве это гости. Это так…

Естественно она слышала о случившемся. И, естественно, мы еще раз обмыли косточки этому случаю.


Катя искренне переживала и соболезновала родителям юной медсестры.

- Нет, нет, нет… в Ясную Поляну я теперь ни ногой. Я и раньше туда неохотно ходила, а теперь и подавно там не появлюсь.

Я старался ее успокоить, но внутри понимал, что она права. Весь поселок прав, говоря о том, что там чертовщина творится.

Еще какая чертовщина. Самая настоящая мистика.

Мы общались до позднего вечера. Я не приставал к Кате с вопросами про ее бывшего соседа. Большую часть времени говорила именно она. Видимо, случай с медсестрой, действительно затронул ее до глубины души. Она едва слезы сдерживала, рассказывая мне о том, что еще недавно лично общалась с Полиной. Говорила о ней так, словно это была ее лучшая подруга.

Она хотела утешения. Не надо было быть крутым альфонсом, чтобы это понять.

Я опять проклинал, что в этом доме нет дивана. Приходилось утешать на расстоянии.

Мы выпили оставшееся вино и Катя порозовела щеками. Ее милое личико стало походить на кукольное. Стандартное кукольное личико, с пышной шевелюрой и розовыми щечками.

В этот вечер я не рассчитывал ни на что. По крайней мере, я не включал Айрана Томаса и не пытался заигрывать. Просто сидел на стуле. Просто курил в помещении, выпуская дым в сторону. Просто разговаривал.

И как-то так получилось. Слово за слово и вот мы уже рядом.

Я сижу на текстильном кресле, а Катя сидит у меня на коленях.

Я словно проснулся в самый нужный момент. Будто бы мной управлял кто-то другой и отдал бразды правления лишь сейчас, когда Катя уже сидит на коленях, обвивает мне шею своей тонкой ручкой и вплетает пальцы в мои короткие черные с проседью волосы.


И вот, когда бразды правления оказались у меня и мне надо было лишь продолжить общение. Хотя нет… мне ничего не следовало делать. Я бы мог все испортить, даже тогда, когда испортить невозможно.

Но в этом и заключается злополучная черта моего характера.

Портить то, что испортить невозможно.

Но не в этот вечер.

Потому что этим вечером мы нашли место для двоих.

Хорошо, что белье хоть чистое.

- Я от тебя сразу на работу пойду. Хорошо?

- Конечно.

Я был не против. Давно я уже так не проводил время. Что бы вот так - всю ночь. Что бы не требовали наутро денег. Чтобы мне не хотелось покидать постель.

Ночью, когда Катя спала, свесив руку с кровати, я думал.

Думал, и тихо сползая с кровати, бегал на кухню курить.

Думал о том, а может бросить все к чертовой матери. Схватить Катю и рвануть в Москву. Устроится на стабильную работу каким-то преподавателем в школу. Устроить Катю в местную поликлинику. Зажить счастливой и спокойной жизнью.

Нехорошо конечно получится с Игнатьевым, но я думаю, он найдет и получше писателя для биографии. Так что все будет хорошо…

Думал о голосе в голове и о том, кому он может принадлежать. Чувствовал, как поднимаются волоски на затылке об одном воспоминании, о Ясной Поляне. О том, какие там живут люди. И о том, как они там живут.

Несчастные. Замкнувшиеся в своих мыслях и в своем собственном мире. Иногда они вырываются в наш мир и кажутся нам вполне себе нормальными и адекватными. Но это лишь иногда…

Я вспоминал Саню, который в первый же день накаркал гвоздь на мостике. Вспоминал его выражение лица и мне становилось страшно. Но в то же время, я видел его спустя несколько недель, когда он принимал у меня гостинцы и искрился от счастья. В нем не было ничего сумасшедшего. Он был чист и светел.

И, конечно же, я вспоминал голос. Как он впервые посетил меня у Семенова в кабинете и позже посещал еще не раз.


Но больше всего я вспоминал тот момент, когда голос запнулся.

Когда я, набравшись смелости (или глупости) ответил, что знаю кто он. Эта маленькая заминка. Крохотная задержка придала мне силы и дала понять. Если голос чего-то боится, значит, он не всесилен. У него есть страхи. И используя эти страхи им можно управлять.

Один из страхов был мне известен.

Стоит мне узнать, кому принадлежит голос. Кто им управляет, и я смогу дать ему отпор. Смогу…

С этими мыслями я погрузился в сон. В глубокий и приятный сон, когда мне не снились приближающиеся стены. Не снилась больница и другая чертовщина.

Мне ничего не снилось.

Рядом спала Катя, разбросав волосы на подушке, и я был счастлив.

Утром, когда я проснулся, Кати рядом не оказалось.

Как она так умудрилась?

Я не отличаюсь высокой чувствительностью сна, но все же…

Она еще и записку умудрилась написать, - увидел я клочок бумаги на кресле.

«Сегодня вечером, мы встретимся вновь».

Наверное, мне должно было показаться это глупым ребячеством. Хах… записка.

Она бы еще поцелуйчик нарисовала и смочила листок своим парфюмом.

Но так я всего лишь подумал. На деле я несколько раз прочитал заветные слова и прижал клочок бумаги к носу, в надежде почувствовать едва уловимый аромат Кати.

Одна жалкая записка подняла во мне все самые прекрасные чувства детства. Время не замедлилось. Оно стало как вкопанное.

А мне надо было как-то продержаться до вечера.

Дабы отвлечься от бесконечного наблюдения за временем, я начал работать.

Книга не шла. Всеми мыслями я был во вчерашнем вечере. Ласкал Катю, вдыхал ее аромат, слушал ее голос…


Вместо книги я решил убраться в доме. С этим дело вышло лучше.

И, уцепившись в кураже, я незаметно сел за книгу. И она пошла. Пошла как по маслу. Будто бы я просто перепечатывал текст, настолько быстро двигалась работа. Мне даже не приходилось думать. Слова сами вырывались из мозга, а пальцы шустро бегали по клавиатуре.

«Записки из сумасшедшего дома» - это мое рабочее название.

Я знаю, что это книга Достоевского. Но для рабочего названия неважно плагиат это или нет.

К вечеру, когда я устав от монитора, щурил глаза и допивал шестую чашку кофе, наконец-то явилась Катя.

С порога я заметил перемены.

Милое пухлое личико, которое я запомнил вчера, осталось лишь в моей памяти. Теперь на меня смотрело бледное, серое лицо измученной девушки.

- Что случилось?

- Меня переводят в Ясную Поляну.


Автор

Показать полностью
132
Соседский беспредел. Часть 1.
113 Комментариев  

Все началось 29.12.16. Когда не ожидая подвоха, с охапкой подарков я возвращалась домой. Квартиру мы снимаем, официально конечно, но договор оформлен на моего мч (думаю,сей факт все же будет играть дальнейшую роль в повествовании). Зайдя в тамбур, я включила свет и начала открывать замок квартиры. Вдруг, из соседней двери высовывается рука с ключом, которая в дальнейшем будет именоваться ебла...Сосед1

С1- гоните 80 тысяч за ключ!!!

Я - Что? Какой ключ?

С1 - Замок  в тамбуре. вы что не видели?( к слову, в тамбуре замка не было никогда, как и нет внешних звонков в квартиру, все звонки в тамбуре)

Я - новый, но нас не предупреждали, что вы будет его устанавливать.

С1 - Предупреждали! (грубо и с вызовом)

Я - у меня денег нет, нас никто не предупреждал.

Все еще продолжает протягивать ключ.

Беру ключ.

С1 - И чтоб дверь всегда была закрыта (опять же злобно и хлопает дверью)

Звоню моему МЧ, так мол и так. Я чего-то не знаю? Когда это нас кто-то предупреждал об установке замка? Он также абсолютно не в курсе.

Собственно, я начинаю заниматься своими делами. МЧ приходит домой поздно из-за специфики работы, и в лучших традициях жанра, когда он пришел я была в душе уже захлопнул эту злополучную дверь. Он  простоял  минут 10 на лестничной клетке во тьме кромешной, пока я не вышла из душа и не помчалась ему открывать.

Стучит соседу.

МЧ - что за дела? почему не предупреждали насчет замка? сами втихаря установили среди недели? так дела не делаются .

С1 - (елейным голоском) ну у меня мать больная (глуховатая бабка-соседка) долго меня просила, это хорошо, всякий сброд не сможет попасть в тамбур. к тому же, я тут собственник, а вы никто.

МЧ - Хорошо-хорошо, почему не предупредили? И давайте пока его снимем, раз ни звонков , ни ключей пока никто не сделал.

С1 - нет!!! оставьте замок! я вам дал ключ, вот и закрывайте!!

МЧ - ключ 1 на двоих, мб мне опять придется на лестнице ждать.

С1 - все, замок останется, я тут собственник, а вы тут никто!

МЧ - ваша собственность заканчивается за порогом вашей квартиры, а здесь все общее, и я как арендатор имею на это право пользования.

С1 -  ничего не знаю, хозяйка моя хорошая подруга. мы пытались с ней связаться и не смогли. дайте ее телефон ( категорически просила не давать, очень хорошая подруга ,  видимо прям лучшие друзья)

МЧ - конечно не смогли, ее в стране нет (и тут понятно хозяйка об этом не знает)

С1 - все замок останется, вы тут никто, а  у меня мать больная, так что лучше собирайте вещи, вам тут не жить.

МЧ - мы тут живем 2 года, ни одной жалобы на нас.

С1 - собирайте свои чемоданы

***

Ну и далее подобный диалог на протяжении получаса.

***

30.12.16

Звонок в дверь.

С1 - почему дверь не закрыта?

Я заказывала пиццу, и не закрыла ее так как руки были заняты, а он позвонил через минут 5.

Я - мне ее силой мысли закрывать?

С1 - я дал вам ключ!!!

Я - один на двоих если что.

С1 - Собирайте свои коробочки и съезжайте, я не собираюсь тут на вас свои нервы тратить.

Я - это мы еще поглядим (захлопываю дверь и иду кушать пиццу, стынет же)

У МЧ был концерт, и возвращался он около 11 , поздно, я уже спала. на лестничной площадке не горит свет. Со всеми инструментами он ковырялся минут 10, пытаясь открыть дверь. И был не в самом лучшем расположении духа, и видимо с соседом он встретились уже в тамбуре, но этого я не слышала.

Только зашел в квартиру, звонок в дверь:

С1 - не трогайте мой замок.

МЧ - я не собираюсь его трогать. Если его кто и снимет, то лишь специально обученные люди.

С1 - съезжайте , вас предупредят за месяц. когда вы отсюда съедете.

МЧ также захлопывает дверь.

31.12.16 Звонок в дверь.

На пороге бабка, больная маман муд...С1.

( Я говорю мч, не надо даже и разговаривать с ней, но он все же решил поговорить)

Б - причитания...замок хороший, зачем его снимать....

МЧ - уже дважды из-за него возникли проблемы, плюс это все же не согласовано ни с кем.

Б - какой хороший замок, вы нам еще должны 80 тыщ, и должны спасибо сказать.

МЧ - мы ничего не просили устанавливать, вернется хозяйка с нее и спрос.

Б -( причитания ...сплетни всего подъезда ... и все что можно услышать от бабки, но никак не относящееся к теме разговора)

Собственно на том и закончили.

02.01.17

МЧ как всегда нет, я дома одна.

Восемь с чем-то на часах.

Звонок в дверь, смотрю в глазок  - мужик. (далее муд....С2)

Я - Что надо?

С2 - я сосед

Я открываю на щелочку.

Я - что надо?

С2 - хозяин дома?

Я - нет его.

С2 - когда вернется?

Я - не знаю.

С2 - дай телефон его.

Я - по какому вопросу?

С2 - ДАЙ телефон его!!!

Я - не дам, не обязана давать .

С2 - тогда пиши мой!!!
Я - по какому вопросу????

С2 - пусть придет и поговорит со мной!!

Я - что вы хотите?

С2 - моя мать на вас жалуется!!!

Я - на что жалуется?

С2 - МАТЬ ЖАЛУЕТСЯ!!!!!!

Я - на что жалуется???

С2 - ТЫ ДУРОЙ-ТО НЕ ПРИКИДЫВАЙСЯ !!!! НЕ ТРОГАЙТЕ ЗАМОК!!! (просто орет на меня)

Я - никто и не собирался его трогать.

С2 - И ДЕНЬГИ ВЕРНИТЕ!!!!!!

Я - приедет хозяйка с нее и спрос.

(все это время, я держу дверь маленько приоткрытой)

тут он начинает тянуть ее на себя и пытаться войти в квартиру, я естественно сопротивляюсь.

Я - Вы уже переходите все границы. Отпустите дверь!

С2 - Я ВАС ПРЕДУПРЕДИЛ!! ДЕНЬГИ ВЕРНИТЕ !! И ЕСЛИ ЕЩЕ ЧТО-ТО, ТО ГОТОВЬТЕСЬ, ДУМАЙ ОБ ЭТОМ ЧТО ХОЧЕШЬ И СИДИТЕ ТИХО КАК МЫШИ!!!!!

И "герой" уходит в закат в соседнюю квартиру.


Вот так вот дамы и господа, прошу прощения за сумбур, ибо до сих пор ажтрисёт, как говорится. "часть 1 " не плюсов ради,  ибо чувствую, что история эта будет иметь еще долгое продолжение.

Нет, право же, если б по-человечески, С1 предупредил нас об установке замка все было б нормально, но т.к. мы для него "никто", то и разговор с ним соответствующий.

P.S. Тапками не кидайте сильно, автор не писатель и с русской грамматикой знаком довольно слабо.

Показать полностью
Выиграйте бесплатный ремонт авто!
84 Комментария; спонсорский пост от  
Выиграйте бесплатный ремонт авто!

Портал Uremont.com, крупнейший агрегатор автосервисов в России, продолжает уникальную акцию! Каждую неделю среди наших клиентов мы разыгрываем полностью бесплатный ремонт автомобиля!

Зайдите на сайт Uremont.com, зарегистрируйтесь, оставьте заявку, выберете автосервис, пройдите ремонт и получите шанс на бесплатный ремонт своего авто за счёт компании Uremont!


Раз в неделю среди клиентов нашего портала, прошедших ремонт, мы случайным образом выбираем счастливчика, которому полностью компенсируем затраты на ремонт автомобиля!


На прошлой неделе случайным образом была выбрана заявка Валерия на Volkswagen Golf из Москвы. Из нескольких ответов автомобилист выбрал официального дилера Honda Шереметьево АЛАН-Z для проведения необходимых работ: выпрямление порогов и частичная покраска передних дверей. Мы уже упоминали, что через портал Uremont отремонтироваться у официального дилера порой можно выгоднее, чем через обычный автосервис. Нашему победителю предоставили скидку 40%, как и указано на сайте Uremont.com. В результате цена работ составила всего 7800 рублей, и Uremont полностью возмещает расходы победителю акции!


Также нам запомнился седьмой победитель акции. Была выбрана заявка Максима на Citroen C4 из Москвы. Из десяти ответов от автосервисов и техцентров автомобилист выбрал автосервис "УспехАвто" для проведения необходимых работ: покраски нового стального капота. Портал Uremont возместил расходы на ремонт авто в размере 5 000 рублей победителю акции "Бесплатный ремонт!". Работы были проведены очень быстро и автомобилист остался доволен ремонтом.


Не упустите и вы шанс на бесплатный ремонт авто! Заходите на Uremont.com, оставляйте заявку и мы оплатим ремонт!


*Подробности акции на сайте Uremont.com.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь