С тегами:

воспоминания

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
82
Про бизнес в 90-е
16 Комментариев в Наши 90-е  
В 90-х у меня был свой магазин. Так как товара было не особо много,стояла за кассой сама. Все было прекрасно, если бы не странный случай- все мои деньги прост исчезли. Но это не беда. Я просто нарвала еще листиков и продолжила торговать.
91
Мотать БФ на сверло
33 Комментария  

Я думаю почти всем знакомо творчество легендарной группы " Сектор газа". Я вырос на их творчестве. Есть у них песня "План", я,как и многие горлопанил ее  пока родаки не слышали, не особо вдумываясь в текст. Но,что такое мотать БФ на сверло не понимал,до одного случая. Зашёл к нам в гости дядька мой родной,младший брат отца. Звали его Паша,но вся родня звала дядьку Парча.Не знаю почему. Сидели мы тогда дома с братом одни,родаки на работе ещё были,хотя уже вечерело. Поинтересовавшись когда родаки придут и не получив от нас вразумительного ответа,Парча достал из-за пазухи литровую жестяную банку БФа,поставил её на газ и кинул в неё горсть соли. Достал из отцова ящика с инструментами электродрель ( середина восьмидесятых,огромный агрегат ,скорость не регулируется) и сунул сверло в банку. Дрель зажужжала,в секунду была усрана вся кухня,липкие капли стекали повсюду. Я смотрел на это шоу и тихонько прихуевал. Через пару минут из банки в стакан перекочевало немного мутной жидкости. Парча крякнул и заложил за воротник. Вонь стояла несусветная. Банка полетела в мусорку,дрель со сверлом в клею была быстренько заныкана обратно в ящик. Парча повеселел и позвал нас с братом к себе на работу на подьемном кране работать. Мы мигом собрались,пришли в соседний двор,там как раз стройка шла. На дворе осенний вечер,темно,стройка обесточена,все уж по домам разошлись,только в соседних домах окна горят. Парча завёл кран,гусеничный, посадил нас с братом за рычаги,мы чего то подергали,стрела пошла в сторону задела кабель электрический и в ближайших домах свет погас. Парча хоть и был поддатый,но сообразил быстро,схватил нас с братом в охапку,скинул с крана на землю,заглушил эту адскую машину и мы дали стрекоча,аж пятки сверкали. Нас он загнал домой,сказал чтоб родителям ничего не говорили,а сам к себе умотал.

Потом пришли родаки,мать охерела от вони и бардака в кухне,отец нашёл дрель всю облепленую засохшим клеем,нам вломили пиздюлей и сказали Парчу даже на порог не пускать .Утром в школе одноклассники жаловались,что вечером свет погас( его ещё два дня не давали из- за обрыва кабеля), кто кино не посмотрел,кто уроки не выучил. А я стоял в сторонке и хитро улыбался.

Твёрдый знак не нашел.

34
Воспоминание
49 Комментариев  

Для меня вся ностальгия по СССР начинается и заканчивается всего одним воспоминанием.

1978 год. Мне 8 лет и я хожу во второй класс. После уроков, мы с приятелем идём домой и проходим мимо хозяйственного магазина, товары в котором можно пересчитать на пальцах одной руки. У магазина ОГРОМНАЯ очередь. Что дают – конечно же туалетную бумагу. Оставив приятеля в очереди, я прибегаю домой и бросаюсь к копилке из бутылки из-под шампанского в которую родители кидают десятикопеечные монетки. Вытряхнув нужную мне сумму, бегу обратно к очереди, чтобы понять, что приятель продвинулся на пару человек и торопился я зря. Через 3 часа подходит наша очередь - дают по 10 рулонов. Мы платим, насаживаем рулоны на бечёвку и завязываем эту гирлянду в кольцо (если бы мы одни так делали). Перепоясываемся ею через плечо и гордо, с чувством глубочайшего удовлетворения, движемся домой, сияя как начищенные самовары.

Вечером, наградой от родителей было искреннее удивление и восхищение моими предприимчивостью и расторопностью. И на всю неделю я чувствовал себя настоящим героем.


Но если кто-то думает, что я хочу для своих детей таких же воспоминаний, то он глубоко заблуждается.

240
Якутские маслята.
19 Комментариев  

Сейчас за окном весна. Суровая. Якутская. Тайга ещё в снегу.

Якутские маслята. осень, грибы маслята, тайга, грибная пора, воспоминания, соболь баргузинский, длиннопост

Чтобы поторопить лето, давайте вспомним, как осенью ходили на грибной покос.

Якутские маслята. осень, грибы маслята, тайга, грибная пора, воспоминания, соболь баргузинский, длиннопост
Показать полностью 23
45
"Тыжедоктор", "Яжмать" и нестандартное лечение дефектов поведения
10 Комментариев в Авторские истории  

Вспомнилось свое "тыжедокторское"  после http://pikabu.ru/story/lyudskaya_naglost_ne_znaet_granits_49...


Как то давно-давно выбрался я с тогдашней приятельницей (моей личной) отдохнуть на природу к ее родичам. А там или они, или она сама - дали понять окружающим что она “доктор”. Причем в случае каком то дурацком, что то вроде “свечи надо засовывать в (нужное место), а не под язык класть”. И началось…

Она ни к детям, ни к головам, ни к желудкам, ни к свечам прямого отношения не имела. Но людей это не останавливало. Как и то, что вообще то, мы сюда за другим приехали. К счастью ничего опасного или серьезного не было, ни разу, все просто что то на уровне “доктор мне бы прояснить ситуацию, вот когда я каждый раз делаю вот так со времен после Отечественной Войны тыща восемьсот двенадцатого года, у меня что то щелкает”.


К счастью большая часть “больных” оказались с рассудком. Сообразили что если парень с девахой все время щупаются, это не обязательно они медосмотр проводят, даже если деваха доктор. Другие оказались к счастью слишком жадные - потому что край южный, торгашеский (на Урале и дальше это бы не прошло! Проверено на себе).


А все дело в том, что я как “хам городской” начал собирать с соседей оброк (с подругой делился честно!), никаких денег не брал принципиально - а что нибудь такое на уровне - “А Соседка Соседовна, я слышал вы к нам заходили, а что это у вас молочко? Дайте как я себе отолью баночку… А Сосед Соседович! Как ваше ничего? Хорошая у вас клубничка, на рынок говорите везете, это хорошо, дайте как я себе возьму баночку… Да какие деньги? Мы с вами соседи, вон вы к нам по соседски заходите, вот и я к вам по простому, по соседски! Моя ведь с вас ни копейки не берет!!! Как можно!!! Мы же соседи!!!”

Причем говорить все это нужно было как можно громче, чтобы слышали окружающие, жертва не хотела бы выглядеть жлобом-неблагодарным, поэтому и смотреть на жертву нужно было как можно честнее.


Смысла в этой “добыче” большого не было, поскольку у родни все это и свое было. Но цель все же у меня была, и она была достигнута. Соседи в общем решили, что это пожалуй и не так уж и срочно - выяснить что там у них “щелкает”, а “прояснять ситуацию” можно и потом, в городе… Ближе к новому году… Без того чтобы делиться со мной своим “нажитым непосильным трудом”.


Ходить по ерунде перестали все. Все кроме одной соседки, как ни странно именно “онажематери” и к сожалению тоже отдыхающей, живущей прямо за соседним забором с ребенком лет двух-трех и мужем. И свято уверенной во всем том, в чем уверены все #яжмать - всё кругом вертится вокруг неё и её “масика”. И доктор приехал специально, в ответ на ее телепатические послания вселенной, чтобы бдить возле нее как верный NPC и бонна. Обихаживать её саму, её “масика” и выслушивать ее воззрения на мир с восторгом и молча. В любое время суток! И в любую погоду!


И взять с нее было нечего - своего у нее не было ничего кроме денег, а ее домо-хозяйка быстрее других “селян” сообразившая, что халявы в отличии от “чудес мироточения” не бывает, к нам хоть и не лезла, но каждый раз когда я проходил мимо их дома со свежей порцией “добычи” таращилась на меня из-за забора как полицай на прод-разверстку. С такими прищуром нехорошим, заставлявшим жалеть что мне-то парабеллум никто давать не собирался… К тому же родичи моей подруги про нее сразу сказали что то вроде “вредная бабища”. В общем обращаться к ней по пустякам, типа “а не посадите ли вы на цепь своих квартирантов” я точно не решался.


А мамаше все было по барабану, это было такое вселенски незамутненное, сюсюкающее существо. Хоть и не совсем молодое, но с первым ребенком, по ее бесконечном рассказам единственная “доча” в семье, совершенно точно обеспеченной. Поэтому абсолютно не понимавшее намеков, или наличия в природе чьих то планов, отличных от ее собственных. Потому что “онажемать”, а моя “давала клятву, этого, как его там, гипогрифа”??? И хотя в тексте той самый “клятвы”, тот самый “гипогриф” вроде в основном требовал “не делать абортов”, и не лечить именно “бесплатно” это не останавливало мамашу.


Так что она вовсю пользовалась тем что моя, хоть и начала уставать от именно ее визитов в любое время дня когда сама мамаша не спала, но все еще никак не могла решиться отшить ее прямым текстом. Даже если мою стаскивали с меня во время “плановой диспансеризации” с воплями “масеньке плохо!”. Причем стуком или ожиданием в гостевой, не говоря уже про “разрешите войти” “онажемать” себя не утруждала. Как и в очередной раз. Когда мы только-только расслабились, устроились поудобнее, включили фильму… И…


-Масеньке плохо!!! Ты где??? Вы что тут устроили??? Срочно погляди!!! Это опасно??? Что с масенькой!!! Это что??? Это опасно??? Что делать??? Что ты собираешься делать??? Это опасно??? Да делай что нибудь срочно!!! Это опасно???


Натянув шорты и майку моя вышла из нашей комнаты в зал принявшись за осмотр. Нет “это” было не опасно, это был обычный диатез, или возможно просто аллергия. Возможно, и скорее всего, на клубничку которой пихали несчастного “масика” каждый день, с утра до вечера, потому что это “витаминчики”, это “полезно”, это “природа”, и главное это “уплочено”!


К сожалению сам “масик” слово “хватит” сказать не мог, а “хозяйка” мамашке ничего говорить не собиралась потому что эта клубничка обходилась мамаше в хорошую денежку, помимо платежа за постой. Однако мамаша простых слов не понимала, ну не могло быть “уплочено” вредным, а пятна и сыпь вокруг “краника” и по “булочкам” это наверняка происки врагов, смертельное заболевание, эпидемия и вообще “ужос-ужос-ужос” требующий немедленных “действий” всех без исключения окружающих. И уж точно не чего то обыденного вроде “смазать мазью” или “прекратить пичкать ребенка клубникой”.


Шел уже второй получас визита. Моя подруга в очередной раз пыталась объяснить что надо делать. Мамаша квохтала. Птички за окнами пели. Солнышко светило. И шел уже далеко не первый день отдыха, во время которого мы так по нормальному и не расслабились… В общем меня все достало… Не утруждая себя одеванием, я нагло игнорируя вытаращенные глаза “моей”, которая меня видела, подошел сзади к сюсюкающей мамаше стоявшей ко мне задницей. И без лишних слов прижался к ней сзади поплотнее. И к мамаше, и к её заднице. И как можно сладострастнее пыхтя, ну как я это мог вообразить, начал тереться, облапав мамашу и потирая её ещё и спереди. Чтобы мне ещё и свои руки было чем занять.


Мне в общем, скорее всего, всё это понравилось. Мамаше… Ну она вопреки всем моими ожиданиям не выбежала сразу с воплями. А застыла… Напряглась. Застыла… Застыла… Застыла…


И только потом схватив своего “масика”, даже не одеваяя его, вся пунцовая выскочила из дома что то пища. Возможно пища от радости. А возможно и нет. Потому что минут тридцать после примчался к нам муж. С вытаращенными глазами, багровый, весь “пыщ-пыщ-пыщ” и воплями про извращенцев, изнасилование и почему то про свою нелегкую личную жизнь вообще… И само собой про “клятву гипогрифа”. Хотя вот уж про запрет потираться выступающим частями тела “не доктору” о выступающие части тела “не пациентки” там точно ничего не было.


Застало нас оно уже одетыми, пьющими чай. И выясняющих свои собственные отношения. Поэтому к его претензиям отнесшихся совершенно… Без понимания. Но единым фронтом.

Я вел переговоры, а моя подруга только молча поддакивала, качая головой, мужу предельно доступно было объяснено, что его жена и ребенок это только его проблемы, что если у его личного ребенка проблема он должен тащиться до фельдшерского пункта, даже если там нечувствительные к его величию люди, не считающие что они поступили в его безраздельное пользование и не желающие вникаться проблемами масика в любое время суток и по малейшему поводу. А если он подозревает что то серьезное у ребенка, то нужно вызывать скорую или срочно ехать в город, а не лезть к соседям по соседски. И вообще, вот по соседски у нас тут огород надо подкопать, не желаешь помочь??? Нет??? Странно…


А что до его жены и извращенцев, ну старик… Мы вообще думали что именно вы два извращенца. Что именно за этим твоя жена к нам и бегает. Просто стесняется открыто сказать, но хочет поучаствовать именно “втроем”. А ты возможно будешь просто в окно подглядывать… Не, ну а что? Она же именно в “эти” моменты к нам всегда забегает??? И ты сам говоришь что у вас проблемы…


Муж, объевшись груш, хотел даже мне морду побить, но поскольку он был человеком очень ну интеллигентным, моя подруга полевым хирургом, а тут еще ее папа проснулся и запретил всякий городской разврат… В общем не сложилось у мужа. Он умчался в закат, захватив и семейство.


А вот моя подруга потом очень долго “дулась”, и “предъявляла претензии” мне - потому что на ее взгляд, я со слишком уж большим энтузиазмом проводил эту “спец.операцию”. Мне пришлось очень долго, нудно и как можно “окотительнее” рассказывать что типаж “онажематери” меня абсолютно не привлекает, а убедительно все вышло потому что я в школе в самодеятельности участвовал. В детском театре. Убедить получилось не сразу. А тут и отдых закончился. Вот и помогай после этого родным людям!

Показать полностью
65
Как я в Майкоп ездил
32 Комментария в Лига путешественников  

Мои воспоминания о Майкопе.


Проснувшись както решил я поехать в Адыгею. - для меня этот регион ассоциировался с неким таинственным и загадочным местом.


Дело было летом приехал на автовокзал прикинул по карте расстояние как до Краснодара выехал днём, но вместо пары часов я добирался гораздо больше, так как автобус идёт в Краснодар потом возвращается и едет уже в Майкоп.


По приезду начало темнеть и вот иду я по улице с сумкой, - рядом по !!! ВСТРЕЧКЕ !!! едет машина. Диалог с водителем


- Эй БРАТ тебе куда ? Поехали отвезу недорого.


- Нет спасибо (знаем мы таксистов привокзальных)


- Да поехали ДЁШЕВО!


- Да мне тут недалеко ! (Сам еще не знаю куда идти)


- Слушай я тебя БЕСПЛАТНО отвезу !!!


- Я ошалел от такой настойчивой, безвозмездной помощи от похоже нетрезвого водителя который едет по встречке и беседует с прохожим.


- Спасибо не надо.


- Ну ладно ! Удачи БРАТ. Мотор набрал обороты и меценат исчез в темноте.


Пройдя 100-200 м, я заметил как мало городского освещения и не хватает городской суеты (время точно не помню, но ближе к 21:00)


На перекрестке я заметил ларёк с одиноко свисающей лампой-светильником, под которой роилась компания из 7-10 человек (классика : чёрные куртки, остроносые туфли, походка и жестикуляция в которой читается "Эй Ара Уася") Заприметив сходку косплееров Жорика Вартанова, я перешёл на другую сторону и миновав их снова вернулся на нормальный тротуар.


Не прошло и 5 минут как подходя к очередному перекрестку я услышал рев мотора болида Формула-2112, скрежет резины, удар и уже пересечение перекрестка болидом на крыше с остановкой на пит-стоп у обочины. Впечатленный таким автопредставлением - я наблюдал как через 3-5 минут машину облепили помощники-спасатели и с неё выбрались пилот Колян МакДжан с штурманом и пассажирами.


Никто не пострадал.


Я дальше пошёл вперед уже ориентируясь по карте на телефоне, - что тут дальше должна быть гостиница.


И вот через квартал из двора дома (5-этажек) доносится шум, крики, маты, и буквально перед носом выбегает парень убегая в темноту - следом за ним летят камни, и бутылки и еще через 5 секунд выбегает группа спортсменов с криками "Тебе п*здец!!!" бегут за ним.


Я стою на месте с ощущениями как от просмотра фильма про 90-е. Мои впечатления накапливаются.


Благо через 100м на улице я обнаруживаю стоянку таксистов - спрашиваю про проезд до гостиницы - мне озвучивают ценник 100-150р я соглашаюсь.


Сажусь в машину - 2102. Водитель садится на место, - заводит аппарат, открывается передняя пассажирская дверь и водитель озвучивает. Это мой брат. 0_о садится брат - 100кг. Дальше я узнаю что мы едем на заправку и надо сейчас оплатить 100р иначе не доедем.


Ну дальше ничего страшного и удивительного не происходит. Мы заправляемся. Едем в гостиницу - где мне предлагают номер за 3000 или 3500 (точно не помню) - вроде как 2х местный. Меня не устраивает и я спрашиваю таксиста о других вариантах.


Он называет мне какой-то военный санаторий. По приезду и оплате 1000-1500р я заселяюсь в жёлтую комнату на 2 кровати, и размером 3х5м с ржавым унитазом и ободранной плиткой (ну тут ничего удивительного). Засыпаю. Проснувшись утром я возвращаюсь на вокзал - рассматривая серые городские пейзажи.


Оказывается в 21:00 или в 22:00 в городе все закрывается - и вымирает.


Впечатления мои. Возможны неточности. - примерно 2010 год.

Показать полностью
210
Пускай едят
7 Комментариев  

Было мне мало лет (не помню сколько, но скорее всего до 7ми). В этот период по ТВ активно рекламировали презервативы, а также пошли по ТВ фильмы, где герои спокойненько покупали презики. И мне ярко запомнились поштучные резиновые изделия #2 - круглые (сложенные), яркие, большие, в частично прозрачных фантиках. Я представляла себе, что это очень вкусный леденец и завидовала героям рекламы и фильмов.

Как-то я спросила у мамы: "А что такое презерватив?". Она ответила коротко: "Чтобы детей не было". В технологию примения она, конечно, вдаваться не стало.

И тут как-то мы собрались на лето на дальнюю дачу. Родители думают что делать с кошкой, кому оставить пока нас нет. Я предлагаю: "Давайте и ее на дачу возьмём. Папа говорит: "Нет, не стоит - там кот. Котят наделают - куда их потом девать?". И тут у меня созревает гениальное решение: "А мы купим им презервативы, пускай едят!".

Родители ещё долго не понимали моей логики. :)

25
Общага и личная гигиена
16 Комментариев  

Университет, в котором я в 2000-х грызла гранит, находился от родного города в четырехстах километрах, следовательно, обитала я в общаге. Вполне себе приличное здание, перестроенное из бывшего профилактория. Неоднократно сталкивалась с недоумением от однокурсников из числа местных, мол,  как это меня, девочку из приличной семьи, угораздило жить в общежитии.
И вот, сижу как-то я на паре, скучная лекция, слово за слово, завелся разговор с одногруппницей Надей из числа "местных". Мол, как же тебе, бедненькой, в общаге живется, это же ужас ужас. Та не, отвечаю, вполне сносно, весело. Только вот в душ постоянно очередь, приходится сидеть по два часа, но спасают книги. Главное занять стульчик) И Надюха живо интересуется:

- А как вообще устроен, этот общажный душ?

- Ну, комната, в ней пять дождиков, торчащих из стен, да полочки для принадлежностей. А, ну еще предбанник, где можно переодеться, кремом намазаться и все такое.

- И что, НЕТ ПЕРЕГОРОДОК? (в надюхином голосе уже явно слышался ужас)

- Нет, - отвечаю, - все так и стоят, рядом и голышом. Поначалу стеснялась бриться в интимных местах, но потом привыкла. Хули, все своим заняты, всем пофиг.

- О боже, я бы не смогла! - с отвращением сказала Надя.

- И что бы ты делала, Надь, не мылась чтоль?

- Ну не знаю, но стоять голой перед другими девушками, это какой-то пиздец.

А я смотрю на неё, жительницу города, в котором я учусь, обитательницу домишки в частном секторе, где она, вероятно, купается в тазу, судя по засаленным волосам и несвежему запаху, и думаю. Купаться с другими, это, значит, фублять, а ходить с амбре немытого тела - это ничо, главное, что мои драгоценные сиськи не видели другие обитатели общаги.

1355
Шаманское проклятье
52 Комментария  

Отец друга рассказывал историю. В советские времена работал он на севере, разведывали природные ресурсы. И вот стояли они в каком-то посёлке. А в посёлке большинство жителей не русские, а какая-то местная северная народность. Он и название их говорил, но за давностью лет забыла.

И вот у этого народа была традиция, что в определённый весенний день шаман бродил по посёлку, стучал в бубен, гремел всякими побрякушками, навешанными на него, и шумел. Аборигены, слыша шум, спрашивали "Кто здесь шумит?". А шаман отвечал что-то вроде "Духи шумят. Зверь будет, здоровье будет, счастье будет!". Ритуал у них такой традиционный был.

И вот одним злосчастным днём шаман бродил-бродил по посёлку, а потом по невнимательности свалился в яму, раскопанную экскаватором. Пытается вылезти - никак не получается. А костюм его гремит, звенит, шумит. Мимо ямы проходил кто-то из местных жителей, услышал и по привычке спросил:
- Кто здесь шумит?
А из ямы донеслось:
- Х** ЗДЕСЬ ШУМИТ! Е**ТЬ ВАС В РОТ ЗДЕСЬ ШУМИТ! Н***Я У ВАС НЕ БУДЕТ! П****Ц ВАМ БУДЕТ!

174
Детство
12 Комментариев  

Опять история от папы
Вот так посмотришь иной раз в зеркало, когда побрит, помыт, причёсан и выспавшийся, подумаешь - а ведь ничего ещё парнишка... Если не присматриваться... Не сильно трухлявый, вроде... Но оглядываешься назад, в далёкое детство, и ой-ё-ёй... Как же давно это было. Почти каменный век... Отлично помню, как отец катал меня на фанерном (!) автобусе, на котором тогда работал... По нашей улице, посыпанной дробилкой, временами проезжал в старой телеге, тряпичник из Заготконоры. и мы, пацаны разбегались по домам, что-бы набрать там разного старого тряпья и выгодно обменять его на жестяной пистолет с дефицитными пистонами и карамельные "петушки". Особенно "выгодный" обмен случался, если удавалось стырить из дома почти новую фуфайку или валенки. А по выходным затевались или пироги или пельмени. Для этого старый деревянный стол с точёнками, работы неизвестного мастера специально готовился. Столешница ошпаривалась кипятком и тщательно скоблилась добела кухонным ножом. На том же столе, под иконой всегда стояла керосиновая лампа. На всякий случай... А ещё, примерно раз в месяц, нас, пацанов, заманивали под каким нибудь предлогом к деду и начиналась пытка... Подстрижка. Стриг нас дед обычной по тем временам ручной машинкой. Половину волос она стригла, да... Но вторую половину просто вырывала с корнем. Поэтому наведение красоты всегда сопровождалось криками, соплями и дрыганьем ногами... Да и сами причёски не отличались разнообразием. Лысые затылки, чубчики... Морковь и прочие фрукты, перед употреблением проходила тщательную обработку - вытиралась о штаны. Но и слово "дизентерия" мы знали только из старых, поблекших плакатов на стенах детской поликлиники... Зато знали кучу съедобных растений. Пучка, корни камыша, "баранки"... Всех сейчас и не вспомнить, но если бы нас закинули в тайгу, с голоду мы бы точно не умерли.Порезы, занозы и прочие обычные травмы лечились самостоятельно - подорожником, кузнечиками и прочим. Тут главное, что-бы родители не узнали. А то и от них влетит.Ну и невинные детские забавы... С порохом, карбидом, марганцовкой и алюминиевой пудрой.

Да ещё иногда удавалось своровать в ДОКе ртуть... Про то, что она ядовитая, мы просто не знали, но верили, что если кинуть её в колодец, то она начинает опускаться вглубь Земли и проделывает дырку, через которую вся вода из колодца уходит. В шар земной. Да ещё любимым развлечением было "гонять хорька", "харьковать". То есть с риском для здоровья залезть в чужой огород и нажраться там виктории, смородины, огурцов, ещё чего нибудь съедобного. Конечно, у каждого из нас всё это и так росло на огородах, но дело тут было в экстриме.,чувстве опасности. Нападение обычно готовилось зараннее. Продумывались способы и незаметно проникнуть на участок и так же неаметно с него удрать, в случае опасности... А опасность таки была... Временами хозяин замечал наши стриженные затылки и устраивал погоню... И горе было самому нерасторопному грабителю. Повисшему на заборе, зацепившемуся штаниной или просто застигнутому врасплох... Мало того, что расправа следовала на месте, так ещё и несчастный и зарёванный грабитель за ухо отводился к родителям, где получал вторую порцию воспитательных мер... Золотое время было... Прошлый век, и даже - прошлое тысячелетие...

152
Депутатское
10 Комментариев в Истории из жизни  

Навеяно

http://pikabu.ru/story/myi_tozhe_zamuzh_khotim_4881274

В 70-лохматые годы моя маменька много лет были членшей избиркома. В ХМАО.

Выборы тогда (и я помню) были реальным праздником: концерты, викторины, конкурсы, блины, шашлыки, кино ....

Но суть не в том.

Поскольку было предписание (негласное), чтоб избирались депутаты из числа коренных жителей (ханты и манси), то в тот раз по какому-то избирательному округу избрались аж 2 хантушки.

Обе кандидатки отирались на участке, где и моя мама, дожидаясь подсчета голосов.

Голоса считались, банкет пил, плясал... В итоге, обе хантушки стали депутатами. Одна - молодая, хорошенькая, зубки, глазки блестят... Вторая - карга каргой. Ни зубов, ничего из таковых.

Участки закрыли, переместились на банкет. Гуляли, ели-пили...

В какой-то момент маменька моя засобирались домой, папенька пришли за ней.

Далее с ее слов.

-Выхожу и вижу. По стене клуба ползут тени. 3 впереди. Бегу, смотрю, а то первая депутат (которая хорошенькая) с "поклонниками" удаляются. После всех них - четвертая тень, метрах в 50, (страшная хантушка) которая орет:

- Эээээ, я тоже - депутат, меня тоже ипти ната! 

50
Остались лишь воспоминания...
0 Комментариев в Истории из жизни  

Конец октября, пятница. За окном первый снег, смешанный с дождем и листьями. Дома скучно, но уютно.

Громкий звонок разрывает тишину квартиры, мама весело начинает приветствовать звонящего, привычным для всех щебетаньем, но голос ее резко переходит на хрип, а потом и вовсе исчезает.

В моей голове начали мелькать она за одной страшные ситуации, но то что произошло на самом деле я даже предположить не могла.

*

Ранняя весна. Ручьи и первые снежные прогалы. В соседнем доме новоселье. Мы всей стайкой уличной детворы крутимся неподалеку, дабы удовлетворить интерес. Но время идет, а из за ворот так никто и не появился. Все разошлись, как раз в тот момент, когда глава семейства открыл ворота, чтоб загнать машину во двор. Там с большой снежной кучи катались кубарем ребята. Я как ребенок излишне общительный и лишенный хоть какой либо стеснительности, напросилась к ним в игру. Так я познакомилась с Тимуром и Алиной.

*

Позднее лето. Август. Мы в сумерках сидим на заборе и уплетаем чуть поспевшую вишню и болтаем о чепухе. Теплый воздух и стрекотание сверчков в траве. В окнах частных домов начал появляться свет, а улицу озаряла огромная луна. Нам хорошо и беззаботно, наевшись до отвала мы прыгнули в кучу гравия и распрощавшись побрели по домам.

*

Зима выдалась особо снежной и намела сугробы до самых крыш. Наш пес не усидев на привязи проделал огромную систему лабиринтов между домами, которую мы приспособили для своих снежных битв. Крепости и тоннели были рассыпаны по заднему двору не хуже чем в ледовом городке на площади. Мы прыгали с крыш в свежие сугробы и накатывали горки. Это был год перед школой, мы еще не были обременены никакими обязательствами и проводили все свободное время на улице.

*

Как только мне стукнуло семь мы переехали в город и лишь изредка по выходным приезжали к дедушке. С Тимуром и Алиной мы стали видеться все реже и реже, по выходным школьные уроки мешали нам вдоволь наиграться на улице, а летом каждый из нас уезжал в лагерь. Чуть позже с появлением интернета, общение перешло в плоскость переписок, а потом и вовсе до поздравлений с праздниками.

*

Начало 11 класса. Жаркий сентябрь. Мы приступили к сбору урожая в огороде нашего деда. Его нет с нами уже три года, но дом мы оставили себе, чтоб использовать как дачу. Я копаю картошку а брат ведрами носит ее к бане, для просушки. Мама занимается остальным. Папа как всегда на вахте, я начинаю подозревать что он как то причастен к составлению графика вахтовки. Наши соседи возятся в огороде, мамы с удовольствием болтают о всякой чепухе, а я лишь издали вставляю свои пять копеек. Алина выходила лишь на пару минут и тоже издали обменялась со мной приветствиями, но сразу зашла в дом. Я тогда не придала этому особого значения, и к своему большому сожалению я просто постеснялась зайти в гости из-за своего внешнего вида, что тут скажешь в рабочем, да в земле вся перепачканная, о чем сейчас сильно сожалею, ведь это был последний раз когда мы с ней увиделись.

*

Конец октября, пятница. За окном первый снег, смешанный с дождем и листьями. Дома скучно, но уютно.


Громкий звонок разрывает тишину квартиры, мама весело начинает приветствовать звонящего, привычным для всех щебетаньем, но голос ее резко переходит на хрип, а потом и вовсе исчезает.


- Алина умерла.

*

Болезнь забрала ее буквально за несколько месяцев, но Алина боролась с недугом до последнего вздоха, точный диагноз поставили ей только перед смертью. Злокачественная опухоль головного мозга.

Прошло уже почти четыре года, а со мной остались только воспоминания.

В моей голове она все так же жива и мы вечерами уплетаем вишню сидя на заборе, нам все так же уютно и беззаботно.

Показать полностью
311
Про маленьких детей и их поступки
6 Комментариев  

Данный пост http://pikabu.ru/story/900_chelovek_goroda_narofominsk_vstup... напомнил историю о том, почему стоит проверять слова ребёнка.

Рассказывала знакомая близняшка.

Мама оставила её и сестру с бабушкой посреди торгового центра, а сама пошла по магазинам пробежаться. Им было года 4. Бабушку они не сильно любили, что-то им не понравилось, стали капризничать и плакать, бабушка их куда-то потащила (может к маме или в туалет умыться), те стали вырываться. Люди заинтересовались, подошли и спросили их: "Вы знаете эту тетю?" Ну подруга, злясь на бабушку, и сказала: "Не знаем!", а сестра подтвердила)). В общем, начался скандал, близняшки испугались и притихли. Бабушка пыталась всё объяснить, ей не верили, кто-то пошел искать милицию. Потом близняшкам надоели эти крики, поэтому одна стала телепать бабушку за рукав: "Бабушка, пойдем уже маму найдем, домой хочу". После этого стало поспокойнее, а там и мама подошла. Сейчас знакомая стыдится и не может объяснить, почему так сделала.

890
Чечня, психоз, последствия...
147 Комментариев  

Я простой парень, 25 лет. Работаю в офисе паралельно учусь. Чеченец по нации. Часто читаю ваши истории которые захватывают, радуют а иногда и заставляют грустить. Рад что есть такое место как Пикабу. Здесь много врачей огромного спектра специальностей, и может мне поможет кто нибудь консультацией, так как в своем городе мне так и не дали "специалисты" ответов, на мои вопросы. Я часто вижу сюжеты на видео ресурсах, когда кого то грабят или переживают катострофу с ними работают психологи. И им это помогает. Во время войны в Чечне, нам не повезло оказаться в самой ж*пе событий. Я помню когда я был мелкий. Я с братом и двоюродным братом, игрались на заднем дворе дома. Нас там было четыре семьи. Дом сам был небольшой, но сам двор занимал большую плошадь и выходил пряма на реку Сунжу, и вроде на тот момент было что то вроде перемирия. Поэтому нам разрешили выйти поиграть. Решили мы поиграть в прятки. Я решил спустится по берегу вниз и заныкаться там. И пока сидел заметил светлое пятно среди мусора в реке которое зацепившись колыхалось в воде. Чуть подойдя я понял что это был труп женщины привязанный тонкой цепью к куску бревна, с отрезанными ногами, руками, головой и грудью. Я помню что первое что я тогда подумал это, "а где голова?! Может я знаю ее". После я показал это родителям. После чего мы дети в далеке смотрели как взрослые пытаются выловить ее из реки.
Я часто вспоминаю этот момент. Так же момент когда ночью к нам ворвались, построили всех людей. И обыскивали все в доме. И когда отца зачем то уводили под дулом, мать начала скандалить и ей дали прикладом. Она вырубилась, и мой брат который младше меня начал плакать возле нее. Детей они даже не трогали. Мне это показалось добротой с их стороны. Они просто двигали детей, чтоб ходить не мешали. Иногда даже шутили, я запомнил эту шутку на всю жизнь, "отойди в сторонку, иначе перешагну тебя и ты никогда не вырастиш.". Через несколько дней через дорогу ночью перестреляли всю семью, ребенок, бабушка, мать ребенка и тетя. Мы утром стояли и смотрели как их в коврах выносили. Было грустно. Тот парень был хорошим другом.
И момент когда из города выезжали с братишкой играли в игру, сколько живых и мертвых посчитаем(игра была короткая так как считать неумели, говорили цифры наугад). Мы лежали среди матрасов и одеял, в заднем грузовом помещении, и смотрели на отдаляющийся город.

Очень много разных людей я повидал.

Хотел бы обнять и сказать спасибо тем солдатам которые стояли на кпп и выпустили нас из республики. Я запомнил этого солдата, который открыл сзади грузовика и увидел нас 6-ро детей, 1-ну бабушку и 4-женщины, все это в перемешку с бытовым мусором. Его звали Антон. Серые глаза, брови чуть видны, черная рукаятка на автомате. Он смотрел на нас, ему крикнули пропускать нельзя (кто то из кпп). После чего он ушел куда-то, и через некоторое время нас пропустили. И мы направились в Малгобек.
После всех событий брату 24, и у него паническая атака когда он видит людей в военной форме. Он это отрицает и никогда не признает. Но я вижу это. Хотя в последние годы я стал думать что скорей всего,мама и папа не мои настоящие родители. Ни на кого из всего рода не похож. Ничем. Да и фотографий ни одной детской. Они все сгорели во время войны. Хотя это неважно, но почему то думаю об этом часто.

Есть ли смысл идти с братом к психологу? И поможет это чем то или нет?

Просто всегда казалось, что врачи и психологи это как наука и гомеопатия. (Не в обиду)

На последок хотел бы сказать. Что большая часть Русских это прекрасные люди, и это я говорю так как 70℅ моих друзей это Русские. Но знайте у нас так же много хороших и добрых людей. Просто все видят только плохих представителей нашей нации.

Спасибо.

Чечня, психоз, последствия... Война, психология, консультация, доброта, воспоминания
Показать полностью 1
279
Война в воспоминаниях немецких солдат.
139 Комментариев  

Мы знаем историю войны с детства, по фильмам, книгам, музыке. Но очень интересен взгляд с другой стороны фронта, который отражен в немецких  письмах, дневниках. Например показательно воспоминание генерала  Гюнтера Блюментритта начальника штаба 4-й армии)

-"Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись»


Во всех бедах немцев виноват генерал "Мороз"?Многие немцы думали по другому:

«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость... »

Война в воспоминаниях немецких солдат. Война, немцы, воспоминания

Стоит отметить, что под "русскими" немцы имели ввиду не один определенный народ, а советскую общность. Даже сейчас для европейцев многие народы СНГ по прежнему "русские".

А "король пропаганды" Геббельс писал о советских солдатах.

-Храбрость - это мужество, вдохновленное духовностью. Упорство же, с которым большевики защищались в своих дотах в Севастополе, сродни некоему животному инстинкту, и было бы глубокой ошибкой считать его результатом большевистских убеждений или воспитания. Русские были такими всегда и, скорее всего, всегда такими останутся»

Показать полностью 1
40
Воспоминания дедушки о войне
9 Комментариев  
Воспоминания дедушки о войне
1031
Очевидец блокады Ленинграда рассказывает
57 Комментариев  
Очевидец блокады Ленинграда рассказывает события, История, блокада Ленинграда, воспоминания, очевидец, Война, длиннопост

«Из воспоминаний Михаила Михайловича Карпинского о ленинградской блокаде

Очевидец блокады Ленинграда рассказывает события, История, блокада Ленинграда, воспоминания, очевидец, Война, длиннопост

Я учился в школе №14, бывшей немецкой «Петершуле». В конце мая 1941 года мы сдали экзамены за 9 класс. Большинство ребят из нашего класса в начале ВОВ находились в Ленинграде. Школа была занята под госпиталь, те мальчики, которые достигли 18-летнего возраста, ушли в народное ополчение или в военные училища. Мне тогда было 16 лет, и я поступил на работу препаратором в химическую лабораторию МПВО /местная противовоздушная оборона/ Дзержинского р-она. Я начал работать с 20 июля, а через 10 дней меня и ещё двух человек из нашей лаборатории забрали в районную противопожарную школу на кратковременные курсы. Мы тушили искусственные пожары, зажигательные бомбы, изучали огнестойкие покрытия и т. п. Через неделю нас выпустили инструкторами противопожарной обороны, выдали мандаты-удостоверения, пропуски по тревоге и закрепили в качестве ответственных за ПВО в определённых домах Дзержинского района.

Мне достались дома на ул. Моховой. Вместе с управхозами я ходил по чердакам и подвалам, составлял акты-предписания, выписывал суперфосфат для покрытия деревянных конструкций чердаков, необходимый инструмент (клещи для захвата зажигательных бомб, топоры, багры и т. п.), песок и одеяла. Так продолжалось до 1-го сентября, когда ко мне обратилась наш завуч с просьбой подготовить школу к занятиям. Госпиталь выехал, и нужно было всё вымыть, расставить парты, столы, стулья, развесить карты, графики и пр.


К этому времени наши родственники с маленькими детьми эвакуировались в Пермь, а папу призвали в действующую армию и назначили начальником химической службы РАБа (Района авиационного базирования) 13-ой Воздушной армии Ленинградского фронта. Штаб «района» был расположен в Старой Ладоге.


Город уже был отрезан от «Большой земли», т. е. кольцо блокады замкнулось. Немцы пытались сходу взять город, но им это не удалось, и началась знаменитая 900-дневная блокада Ленинграда. Первая бомбёжка города была 8 сентября. Бомбили Бадаевские склады – старинные городские склады, в которых были сосредоточены запасы продовольствия для всего города. В тот же вечер я наблюдал из окна нашей комнаты (на ул. Желябова, теперь Большой Конюшенной) в восточной части города колоссальное зарево. Склады горели несколько дней.


Нашу школу за несколько лет до войны почему-то поделили на две части и сделали их самостоятельными, а теперь опять объединили. Многие учителя и ученики были эвакуированы, и народу стало приблизительно вдвое меньше. Десятых классов осталось два вместо пяти. Из мальчиков десятиклассников создали две противопожарные дружины, которые дежурили по суткам через день. Быть старшим одной из дружин поручили мне. В дружинах было по 7-8 человек. Чтобы была заинтересованность, нам выдавали ужин. Сначала это была тарелка каши, стакан чая, конфета и кусок хлеба ~100гр. С течением времени ужин становился всё скромнее и скромнее. После занятий, в день дежурства,


члены дружины располагались в одном из классов на первом этаже. Этот класс был переоборудован под спальню. Вдоль стен стояли металлические пружинные кровати, на каждой из которых были матрасы, одеяла и подушки. Спали не раздеваясь, только снимали ботинки. На полную громкость была включена трансляция; чтобы знать, что радио работает, когда нет программы, передавался звук работающего метронома. По радио сообщали о воздушной тревоге, об отбое воздушной тревоги, о начале и конце обстрела, о переносе обстрела в другой р-он и т. п.


При сообщении о начале воздушной тревоги, если мы спали, то вскакивали с кроватей и мчались на чердак. На чердаке во время бомбёжек находиться было не очень приятно. Во-первых – слышимость взрывов бомб была значительно лучше, чем на первом этаже или в бомбоубежище, во-вторых – дождь осколков от зенитных снарядов, который лупил по металлической крыше, как по барабану, тоже не улучшал настроение. Ну, и никто не мог исключить вероятность попадания в здание фугасной бомбы, а это естественно влекло смерть находящимся на крыше. Бомбили почти каждую ночь и по нескольку раз.


Однажды, когда мы 3-й или 4-й раз за ночь вынуждены были находиться на чердаке, у кого-то из ребят сдали нервы, и началась паника. Все вдруг захотели сбежать в бомбоубежище. Мне, как старшему группы, пришлось их успокаивать не обычным способом, а который мне тогда пришёл в голову. Я схватил багор, встал у выхода с чердака и закричал, что проткну любого, кто попытается сбежать и оставить школу на произвол судьбы, обозвал их дезертирами, пригрозил, что всем расскажу, как они сдрейфили и хотели спасти свою шкуру. Не знаю, что подействовало, но паника прекратилась, и дежурство мы закончили благополучно.


В середине нашей спальни стоял большой стол, за котором мы ужинали, читали и писали, играли в карты и в домино. Первое время мы дежурили при электричестве, затем при керосиновой лампе. Приблизительно через месяц электричество отключили и оставили лишь для самых важных объектов – военных заводов, хлебопекарен, госпиталей и радиостанций.


Голод начался с похолоданием в начале октября. В те времена ни газа, ни парового отопления не было. Были примусы и керосинки, но керосин продавали последний раз, по-моему, в конце сентября. Отопление было печное, топили печи в основном дровами, либо углём или брикетами. Дрова быстро кончились, т. к. нашу дровяную кладовку в подвале обокрали. Единственный способ приготовления пищи стал принадлежать «буржуйке», она же и отапливала помещение. «Буржуйка» это металлическая маленькая, с метр высотой печка на небольших ножках. Топилась она дровами, бумагой, щепками, в общем, чем придётся. От неё отводилась труба, которая заканчивалась в дымоходе стационарной печки. На этой печурке можно было приготовить чай, сварить кашу или суп, поджарить хлеб. Достала «буржуйку» мама у нашего управхоза, когда она согласилась быть старшей по чердаку нашего флигеля, выходящего фасадом на ул. Желябова. Мамина команда состояла из трёх женщин и одного мужчины.


Для экономии тепла и взаимопомощи, оставшиеся в нашей квартире жили в двух смежных комнатах, выходивших окнами во двор. Во-первых, комнаты находились вблизи парадной лестницы, по которой легче было подыматься, во-вторых, они были окружены капитальными стенами и в-третьих, учитывая что артобстрел производился с юга, в окна не мог попасть снаряд. В маленькой десятиметровой комнате, на большой двуспальной кровати спали дядя Мишута и тётя Вера; я, когда ночевал дома, спал в этой же комнате на


раскладушке. В большой комнате, в которой днём собирались все вместе, спали мама, её подруга, Анна Андреевна Куклина (певица и очень славная женщина), Елизавета Александровна Ананьина, муж которой умер за несколько лет до войны, и дядя Алёша.


По тревоге мама и Аннушка (Анна Андреевна) поднимались на чердак. Если во время тревоги я был дома, и это было днём или вечером, я тоже ходил на чердак, если ночью – продолжал спать. Елизавета Александровна и дядя Алёша шли в бомбоубежище, а тётя Вера и дядя Мишута оставались дома, им было слишком тяжело каждый раз спускаться в бомбоубежище, которое находилось под чёрной лестницей, и особенно подниматься по ней на 4-ый этаж. В те дни между членами нашего домашнего коллектива общественные обязанности были чётко распределены. Я занимался снабжением водой и топливом. Ходил с вёдрами за водой на Неву, т. к. р. Мойка была грязная, добывал дрова, для чего с саночками, топором и ножовкой ходил на Серафимовское кладбище, в разрушенные дома, в парк в районе Зоологического сада и в другие места…


Однажды ребята из моего объединённого класса, которые до войны учились в школе, выходившей фасадом на ул. Софьи Перовской (Малая Конюшенная), пригласили в свою компанию. Устраивалась вечеринка с угощением в квартире Томашевских. Не помню, как мы тогда развлекались, но хорошо запомнил большую кастрюлю, которую принесла старшая сестра Томашевского Зоя и как мы получили по большой тарелке супа с хряпой. Вся компания была поражена! Самое поразительное, что в супе было много мяса! Потом нам объяснили, что это было мясо кошки. По виду, это мясо было похоже на кроличье, да и по вкусу — тоже, только может быть немного более сладковатое. Когда я пришёл домой и заявил, что сыт, все были страшно удивлены, а когда объяснил в чём дело, оказались шокированы, но продолжалось это недолго.


Полученный опыт я решил использовать на благо семьи и на следующий день организовал охотничью группу из трёх мальчиков, с которыми отправился на промысел. Наша экипировка состояла из рюкзаков и перчаток, необходимых для ловли кошек и их транспортировки домой. За конец октября и ноябрь я принёс домой 11 кошек, которых мы все коллективно съели. Самое тяжёлое и неприятное было это убить и снять шкуру. Выполнял это дело я в ванной комнате, после чего уединялся на час – полтора, чтобы успокоиться. Я очень переживал и после выполнения этой процедуры становился раздражительным, руки тряслись, на глазах навёртывались слёзы. Мама неоднократно пыталась меня успокаивать, но я предпочитал оставаться один.


Дальнейшие обязанности по приготовлению кошек для еды выполняли мама и Аннушка. Питались мы, если можно так выразиться о нашей еде, все вместе. Только хлеб ел каждый свой. Все мы имели иждивенческие карточки кроме дяди Алёши, который имел сначала карточку служащего, а потом, поступив на работу ночным сторожем, — рабочую. Из наших женщин работоспособными были только мама и Аннушка. Они отоваривали хлебные карточки на всех, готовили еду, кипятили чай, выносили отходы, занимались уборкой, а во время бомбёжек дежурили на чердаке. Кипяток на буржуйке был постоянно, а чай только утром и вечером.


Зима выдалась на редкость холодной, температура воздуха иногда доходила до -40 С.


С одной стороны это было хорошо, появилась ледовая дорога через Ладожское озеро – «Дорога жизни» как её прозвали. С другой – ослабленные голодом люди замерзали в квартирах и на улице, пили горячую воду и опухали от излишнего количества воды. Благодаря «буржуйке» температура в большой комнате была, в зависимости от расстояния от печки, от +10 до +5 С, поэтому находились мы постоянно в зимних пальто, умывались один раз в сутки слегка подогретой водой. Иногда, когда была оказия, папа присылал нам хлеб и концентраты каш и супов, но это было всего 3 или 4 раза, а поделив это на всех, каждому доставалось слишком мало. Ради справедливости нужно сказать, что мне всегда доставалось больше, это меня смущало, но мама и Аннушка меня убеждали, что мне, как растущему организму еда более необходима, чем остальным. Я этому охотно верил.


Однажды, возвращаясь после очередного похода за дровами на Петроградскую сторону, я поскользнулся и упал рядом со своими саночками и, поскольку я очень устал, то решил немного полежать и отдохнуть. Это произошло рядом с Биржевым мостом и вдруг ко мне подходят двое военных и начинают меня поднимать. Я их уверял, что и сам могу встать и прилёг, чтобы отдохнуть, но они меня всё-таки поставили на ноги и я вынужден был опять тащить саночки с дровами дальше. Теперь-то я им благодарен, потому что если бы я задремал, то наверно уже не проснулся бы.


В ноябре, когда «иждивенцам» стали давать 125г. хлеба, да ещё смешанного с дурандой или отрубями, занятия в школе прекратились. Для дежурств задействовали 9-ые классы, а из десятых, тех, кто мог ещё работать, направили на оборонные работы на Среднюю Рогатку. Мы там копали противотанковый ров, это было в районе парников теперешней фирмы «Лето». Вызвано это было тем, что как-то несколько немецких танков прорвались к Мясокомбинату, что на Московском шоссе и хотя их уничтожили, это могло произойти вновь и в более широком масштабе. Работа была очень тяжёлая и опасная, поэтому из 3-х человек нашего класса через 2 дня я остался один. Ежедневно, помимо морального удовлетворения от того, что мы защищаем свой город, мы получали после работы и материальное поощрение в виде миски дрожжевого супа, сухаря и кружки полусладкого чая. С собой на работу я носил заплечный мешок (сидор), в котором лежали миска, кружка, ложка и ножик. Ножик был необходим для добывания «хряпы» из-под снега на прошлогодних капустных полях.


Почти каждый день немцы вели артиллерийские обстрелы места, где мы копали ров. После начала обстрела мы бросались бежать к городу. Сзади рва, метрах в 100, военные устанавливали столбы и натягивали колючую проволоку, и я однажды не попал в проход и напоролся на проволоку. Как я через неё перебрался не помню, но тот страх, который я испытал, когда застрял на проволоке и не мог лечь на землю, а снаряды рвутся всё ближе и ближе, я помню до сих пор. Немцы педантично начинали обстрел либо в 13, либо в 14 часов и когда мы бежали, переносили огонь вслед за нами. Работало нас человек 200 и наверное столько же заключённых под охраной сотрудников НКВД. Почему-то убитых и раненых среди нас было всегда меньше, чем среди заключённых. На следующий день у нас откуда-то становилось известно, какие вчера были потери. Эти цифры были небольшие, в общей сложности не более 10-15 человек. Я, как и большинство работающих, был уверен, что меня не убьют, хотя однажды во время обстрела меня контузило. Произошло это так: когда я убегал от очередного обстрела, я увидел, что впереди меня стала вспухать земля, и я интуитивно бросился на землю, в это время раздался взрыв, послышался визг осколков и на меня посыпались комья земли. После этого я на некоторое время оглох, и у меня кружилась голова. Тогда я даже не пошёл в барак, где нас кормили, а прицепившись к какой-то попутной машине, поехал домой. На следующий день на работу я не пошёл, а отлёживался дома, т. к. голова была как чугунный котёл. В общей сложности проработал я там около 3-х или 4-х недель.


Папа через знакомых и сослуживцев пытался нас с мамой вывезти на «Большую землю». В середине декабря нам сообщили, что мы должны приехать на военный аэродром, где базировались бомбардировщики ТБ-3 (тяжёлый бомбардировщик с 4-мя моторами, с размахом крыльев более 30 метров и скоростью полёта порядка 200 км/час, их называли «Летающие гробы»), на которых хотели вывезти много людей. Аэродром был расположен под Ленинградом, по направлению к Ладожскому озеру и надо было ехать к нему на поезде. Мы распрощались со всеми домашними. К этому времени дядя Мишута уже не вставал с кровати, а дядя Алёша был весь опухший и мы считали, что видим их в последний раз. Собрали наиболее ценное, тёплые шерстяные вещи, бельё, документы, разложили их в два заплечных мешка и отправились на аэродром. Поезд был битком набит народом и, оказалось, что все ехали на аэродром. Когда прибыли на нужную станцию большинство вышло из вагонов и в полной темноте мы пошли на аэродром. Было часов 9 вечера, и вдруг начался воздушный налёт немецких бомбардировщиков. Всё произошло на наших глазах, весь аэродром запылал. Самолёты, ангары, бензозаправщики горели, как огромные бенгальские огни. Народ остановился и все смотрели на эту страшную картину. Нам ещё повезло, что мы не успели добраться до самолётов. Надо было возвращаться обратно. Часов в 11 подошёл последний поезд в Ленинград. Его пришлось брать штурмом. Я залез в вагон одним из первых, скинул рюкзак, занял место, высунулся в окно и стал звать маму. Когда я обернулся, рюкзака уже не было. Было до слёз обидно. Уж как я себя ругал! Мама меня успокаивала, что мы оба живы и это самое главное.


Дома нас встретили каждый по-своему, но все были довольны. Аннушка бурно и искренне радовалась нашему возвращению, дядя Мишута утешал маму, что всё что ни делается – к лучшему.


Однажды Аннушке кто-то сообщил, что дом, где она раньше жила и была прописана на ул. Петра Лаврова (Фурштатская) разбомбили, но её комната разрушена не полностью, поэтому она попросила меня помочь достать, если это возможно, кое-какие вещи. Я взял саночки со своими «дровяными инструментами» (топор, ножёвка и верёвка) и мы с Аннушкой отправились добывать то, что удастся вытащить из комнаты. Дом был разрушен частично, передняя фасадная стена рухнула полностью, но половина этажей ещё держалось и там виднелась обстановка в некоторых комнатах. Комната, в которой жила Аннушка, была узкой и разрушена частично. Правая стена, если смотреть с улицы, завалилась на левую и не упала полностью, потому что опёрлась на дубовый платяной шкаф. Получилось что-то вроде шалаша. Я забрался на второй этаж, где находилась комната по полуразрушенной лестнице и при помощи топора и пилы проделал дыру в двери, которую заклинило и открыть было невозможно, пролез в неё и стал собирать вещи. Аннушка находилась на улице и подсказывала, что и где нужно взять. Дверь шкафа была приоткрыта, и мне удалось вытащить из него практически всё: одежду, бельё, концертное платье, туфли, постельное бельё. Затем я вытащил одеяло с кровати, собрал с пола какие-то мелочи. Во время этой рискованной работы у меня появился азарт и я доставал всё, что можно было достать. Аннушка уговаривала бросить остальное, т. к.


беспокоилась за меня, но мне было жалко оставлять хорошие вещи. Поднимался в комнату и спускался с вещами я три раза. Нагрузив санки так, что на них положить что-либо больше было уже нельзя, мы отправились домой. Нам конечно повезло, что комнату ещё не успели обворовать ночью, вероятно из-за риска сорваться или остаться под обломками, а днём – из-за риска, что могут увидеть и обвинить в мародёрстве. На следующий день мы пошли опять и привезли ноты, книги и ещё какие-то мелочи. Дня через два, во время очередной бомбёжки «Аннушкин дом» рухнул полностью и ей дали в соседнем доме новую комнату, но Аннушка продолжала жить в нашей квартире до снятия блокады и хоронила дядю Мишуту и тётю Веру, которые умерли зимой 42-го года.


В начале 1942г. папе удалось, наконец, вывезти из Ленинграда нас с мамой. Вывозили нас ночью по «Дороге жизни» (по льду Ладожского озера) на бензовозах, которые привозили в Ленинград из Старой Ладоги горючее и возвращались обратно пустые. Мы ехали в колонне этих грузовиков, но я и мама на разных машинах, т. к. рядом с шофёром помещался только один человек. По «закону свинства» моя машина испортилась. Перестал подаваться бензин, вышла из строя, так называемая «лягушка» и мы остались на дороге одни. Шофёр, на машине которого я ехал, был опытным пожилым человеком с большим стажем работы. Он объяснил, что если мы не починим за два часа машину, то нам будет «хана», замёрзнет вода в радиаторе, а затем замёрзнем и мы сами. Единственный выход он видит в том, чтобы поджечь старый промасленный ватник, подложить его под радиатор, чтобы тепло от него помогло при ремонте и не позволило быстро замёрзнуть воде. Мне он поручил светить ручным фонарём-джикалкой и подавать ему инструмент, пока он будет ремонтировать бензонасос. Зажигать открытый огонь на трассе было запрещено, — это демаскировало трассу для немецких самолётов. В этом мы понадеялись на русское авось, – что повезёт, и нам не попадёт ни от наших, ни от немцев. Была метель и страшный холод, а шофёр работал голыми руками. Как ему удалось починить насос, я не знаю, но он его разобрал, что-то сделал, собрал и поставил на место. Машина заработала, и мы в одиночестве медленно поехали дальше, объезжая полыньи, проделанные немецкими бомбами. Ехали очень медленно, т. к. свет от закрашенных синей краской фар не позволял видеть дорогу дальше 5-ти метров, а машин, по которым можно было бы ориентироваться, впереди не было. С опозданием в 2 часа мы прибыли в Старую Ладогу…


Через пару дней нас отправили в г. Череповец, где скопилось много беженцев. Там формировались эшелоны из товарных вагонов, которые почему-то назывались 500-весёлые, для дальнейшей отправки ленинградцев в тыл. С таким эшелоном мы добрались до Ташкента, где я экстерном окончил 10-ый класс и, прибавив себе год, поступил в Харьковское Военное Авиационное училище связи (ХВАУС), эвакуированное в г. Коканд. Нагрузка у курсантов была очень большая: помимо 10 часов занятий и 4-х часов самоподготовки в классах, караульная служба, участие в ночных облавах на басмачей, а по воскресеньям разгрузка вагонов или сбор урожая в колхозах. Далеко не все выдерживали этот тяжёлый режим жизни. Таких списывали в обычные части, заболевших отправляли на гражданку, нарушителей — в штрафные роты на фронт. Мне везло, недаром мама говорила, что я родился в «рубашке». После стажировки на Карельском фронте и сдачи экзаменов меня в составе 30 лейтенантов, выпускников ХВАУСа 1944 года, отправили на кратковременные курсы повышения квалификации в Москву. По их окончании мы, несколько человек продолжили обучение на сверхсекретных американских радиолокационных станциях. Через две недели были сформированы 5 команд по 52 человека, обслуживающих эти уникальные установки, и отправлены на различные фронты. Наша станция, смонтированная на 4-х мощных автомашинах типа «Додж» и на 3-х больших прицепах, была направлена на II Украинский фронт в 5-ю Воздушную армию. В составе этой армии, в Чехословакии мы и встретили 9 мая 1945 года,- День Победы».



Свидетельства очевидцев – это наиболее яркий исторический документ. Один из читателей моего блога nstarikov.ru прислал воспоминания о блокадных днях в Ленинграде.


Уверен, что подобные материалы будут интересны самому широкому кругу читателей. Поэтому обладающих уникальными свидетельствами прошедшего времени прошу присылать их для публикации.



Источник: https://nstarikov.ru/blog/75031

Показать полностью 1
421
Бизнесмены
40 Комментариев  

Довелось мне как-то "пеленгами" поторговать, это российские уоки-токи такие, появившиеся на заре дикого капитализма, сразу после распада СССР. До сих пор с удовольствием об этой авантюре вспоминаю.


Дело было в 92 году. Идея спекуляций тогда просто висела в воздухе, с ней носились все. И вот как-то, прихожу на родной химфак казанского университета, ко мне подбегает наш сотрудник, и с безумными глазами рассказывает о том, как выгодно он продал пару "пеленгов" в Ленинграде.

Ееее, "с выгодой"! Посыл я получил сразу.

Пару слов о самих "пеленгах". Это были мини-радиостанции, продукция соседнего зеленодольского завода (Зеленодольск - город-сателлит Казани). Работали эти "радиостанции" метров на сто, не больше, то есть проку от них не было никакого, докричаться на таком расстоянии и так можно. Но! В Ленинграде ведь берут, мне ж сотрудник наш так сказал!


И я с этой абсолютно безумной идеей прибежал к своему другу и коллеге по фехтованию, Олегу. Олег был фарцовщик тертый, но немножко не от мира сего. На поездках по соревнованиям в Польше он уже скопил изрядный капитал, почти тысячу долларов, и собирался брать машину, но то, что имелось в предложении за эти деньги, его не устраивало. Поэтому меня он поддержал сразу и безоговорочно, и всю эту тысячу мне тут же вручил для обмена на рубли.

Барыг-валютчиков среди знакомых у меня хватало, и буквально через пару часов я завалился к Олегу уже без долларов, но с баульчиком, набитым ими, законными средствами платежа на территории Российской Федерации. По выгодному курсу поменял, то-то этот болван тогда обрадовался.


Теперь, значит, надо брать "пеленги". Где брать? Магазинов с радиотоварами в Казани тогда было немного, обзвонили мы их быстро, договорились об имеющемся в наличии продукте, и скупили все, потратив на это примерно сотню долларов.

Отлично, сто долларов на мусор мы спустили, но куда девать оставшиеся 900?

Олег идеей разродился сразу: "а чего" - говорит, - "нам на сам завод в Зеленодольск не позвонить?" И тут же и позвонил. В запасе на заводе никаких "пеленгов" не нашлось, но пообещали, что их для нас настряпают в кратчайшие сроки. И, действительно, настряпали. Примерно треть была неработающей, о чем нас честно предупредили, но мы выкупили все - на 825 долларов. На оставшиеся 75 мы купили сигареты Данхилл с белым фильтром (где-то такой выброс случился), и со всем этим добром поперлись в Ленинград.

К нам присоединился мой однокурсник, Женька. Не по коммерческим делам, а родню проведать в Питере, там у него тетка жила, ну и вообще прошвырнуться.


И вот, приезжаем с утречка на Московский. Два придурка и один к ним присоединившийся. Точнее так, два придурка, один присоединившийся, и три чемодана размером с придурков, туго набитые "пеленгами". Осчастливливать северную столицу явились, значит.

С делами решили не затягивать, и сразу поперлись на рынок. Это мы с Олегом, в смысле, поперлись, Женька, как единственный в своем уме, к тетке поехал.

Вот, убей бог, не помню я название того рынка, наверное "Удельный", я просто не помню точно. Но выглядел этот рынок абсолютно как "поле чудес" в той самой известной стране, где из золотых монет деревья растут. То есть, это было бескрайнее унылое полуболото под таким же унылым небом. На поле хаотично колготились торгующие бог знает чем, и покупающие бог знает что. "Пеленгов" среди ассортимента барахла, правда, не наблюдалось, что нас с Олегом несколько приободрило.


Мы раскинули свои чемоданы посреди более-менее мелкой лужи, и принялись торговать.

Первые два часа дела у нас шли хорошо. В смысле, они шли хорошо как у Буратины, который только-только свои монетки посадил: нашими "пеленгами" никто не интересовался, правда какой-то грузин обратил внимание на Данхилл.

- Филтыр красний, да? - спросил он.

- Нет, белый, - с достоинством, как и положено коммивояжерам, ответили мы хором.

- Два тагда дай, - сказал грузин. - А это у вас щто? - спросил он, разглядывая как таракана "пеленг".

- А это "пеленг", - все также хором ответили мы. - Это радиостанция такая, по ней разговаривать можно.

Как по "пеленгу" разговаривать можно, мы тут же продемонстрировали, но то шипение, что нам удалось извлечь из окаянных коробочек, почему-то грузина ни в чем не убедило.

- Гаварыт далеко? - посомневался грузин.

- Да, далеко, на сто метров! - жизнерадостно сообщили мы.

- Нэт, сто метров это нэдалэко, - попрощался с нами грузин.


Становилось ясно, что без каких-то кардинальных действий торговля не задастся. Кардинальные действия были произведены: на выручку с Данхилла мы купили у какой-то тетки пива, которое тут же и выбуздыряли. Утолив жажду и несколько приободрившись, мы решили, что наши "пеленги" вовсе не на сто метров берут, а может даже на все двести, а то и триста. Олег, известный креативщик, решил этот прогресс в области радиотехники разрекламировать, и соорудил из подручных средств плакат: "Военная радиостанция Пеленг - берет на 300 метров!" Потом подумал, жирно зачеркнул цифры "300", и написал снизу словами: "На пятьсот".


После такого творческого апгрейда "пеленгов" торговля у нас пошла живее: люди стали к нам подходить, да и то, в те времена ведь идиотов парами не так часто еще показывали. Короче, к вечеру мы продали пар пять, что соотносилось с общим объемом закупленного товара примерно как чайная ложка с кастрюлей.

Олег почему-то приуныл.

Я, честно говоря, тоже. Хоть деньги были и не мои, но работали-то мы на условии, что все - и выручка, и потери пополам. А пятисот долларов у меня не было, от слова совсем.

Но ни теряться, ни подавать вида, что что-то идет не так, ни в коем было случае нельзя.

Поэтому я со всей дури ебнул Олега по плечу, и объявил:

- Да кто при такой погоде что у нас с тобой купит? Поехали в Москву, там теплее!

А тут и Женька подтянулся. Так что упаковали мы свои чемоданы, и двинули в первопрестольную.


В поезде на Москву, главным образом для того, чтобы сбить Олега с унылых мыслей, я принялся разрабатывать генеральную коммерческую стратегию: "дескать, давайте так - двое продают, а один вроде как приценивается, а заодно и товар нахваливает..."

Олег взбодрился: "А что, мысль!", - говорит. "Только антураж навести нужно, чтоб поверили."

На том и договорились. По приезду в Москву, мы с нашими чемоданами пришли к Гуму, Женьку оставили покараулить на улице, а Олегу приобрели белый пиджак с такими же белыми штанами, которые он тут же на себя и напялил.


Где и как торговать в Москве нам было неизвестно, поэтому далеко мы никуда не пошли: встали в каком-то подземном переходе за музеем Революции среди толпы таких же коммерсантов, торгующих бог знает чем.

Встали я и Женька. А Олег пошел на первый круг в роли покупателя-зазывалы.

Толкотня в том переходе была дикая, просто столпотворение. И вот этот момент надо было видеть. Мы с Женькой, разложив "пеленги" на газетке, стоим, прижатые толпой в угол, и вдруг к нам подходит ОН.

Олег был великолепен, и ничем не отличался от Остапа Бендера. Как он умудрялся идти такой вальяжной походкой в этой толкучке, я не знаю, но у него получалось.

И вот, первый заход:

- А что это вы тут такое продаете? - спрашивает Олег.

- Это, молодой человек, "пеленги", военные портативные радиостанции, улучшенный аналог западных Уоки-Токи - отвечает Женька, картавя и интеллигентно поправляя очки.

- Да, я слышал о них, - хорошо поставленным опереточным баритоном гласит Олег. - А далеко ли они работают?

- От пяти до десяти километров, - сообщаю я.

- А сколько стоит? - интересуется Олег.

- Восемьсот рублей пара, - делюсь я ценной информацией.

- Так дешево?! - изумляется Олег, - Тогда заверните парочку...

И тут толпа озверевает. Натурально, без всяких дураков. Нас обступают, начинают лапать "пеленги", кто-то под шумок пытается спиздить парочку, что немедленно пресекает бдительный Женька.


За первые полчаса мы продали двадцать пар, за вторые - сорок. Через два часа у нас не осталось ни одной работающей пары, но по-прежнему оставался один чемодан брака.

Надо сказать, что во время торговли Олег не забывал нас с Женькой снабжать пивом, поэтому дальность действия наших "пеленгов" постоянно увеличивалсь, благо, проверить их в подземном переходе было негде, а также увеличивалась и цена.

К часу дня у нас уже не было ни одного работающего аппарата, но зато был здоровый мешок денег, и оставался чемодан брака. Парочку "пеленгов" у нас все же спиздили, но мы не сильно из-за этого расстроились.


А вот с браком расставаться не хотелось, уж больно хорошо торговля шла. Олег нашел решение моментально, и прямо на месте. Он пошнырял вокруг, обнаружил какую-то контору, в которой имелось самое на тот момент для нас главное - транзисторы, паяльник, канифоль и припой.

Заплатил в той конторе пятихатку какому-то дяденьке, и получил за нее рабочее место сроком на три часа. С паяльником лучше всех из нас троих управлялся я, поэтому торговля осталась на Женьке и Олеге, а я принялся чинить. Никогда в жизни я не паял так быстро. На одну коробку у меня уходило от силы пару минут, потом, когда приноровился, дело пошло еще быстрее.


К семи вечера мы распродали все. Пару десятков абсолютно непочинябельных "пеленгов" мы впарили какому-то барыге, который очень впечатлился нашим успехом, за полцены. Полцены в данном случае означает триста процентов того, во что они встали нам.

Заработали нехило, чистой прибыли было больше 3 тысяч долларов. Это все, за вычетом расходов на пиво, мы честно поделили на троих.


Я свои деньги грохнул на День рождения, на котором очень близко подружился со своей бывшей одноклассницей. Сейчас эта одноклассница - мать моего сына, а по совместительству - моя жена. На следующий год у нас с ней серебряная свадьба.


А вот Олег, болван, машину так и не купил. Вместо этого он все кровно заработанные потратил на собственную свадьбу с девицей, которая на тот момент являлась его ангелом, и вообще самой прекрасной женщиной на земле. Я аж даже позавидовал тогда, что он такое сокровище в этой своей Наташке разглядел.

Через два года Олег развелся, получив со сдачи дочку, в которой он, правда, души не чает.

Дочка эта, кстати, недавно сама замуж вышла.


А Женька, ну что Женька? Живет в Бостоне сейчас, профессор. Мы с ним перезваниваемся, иногда друг друга навещаем. И когда напьемся, с удовольствием вспоминаем наши "пеленги".

Показать полностью
213
Детская непосредственность
7 Комментариев  

Как принято говорить "на волне", так скать, "постов") - о прямолинейности детей).

Родственники моего мужа, ну, его родители в особенности, конечно - любят вспоминать, какой он в детстве был - оторви и выбрось). То в 3х-летнем возрасте дедулю послал лесом, предложившего их со свекровью моей подвезти - мол, Запорожец твой, дедуля, позорище сплошное, постыдилсИ бы)

Или лет эдак в 7 по собсвенной инициативе стал на близлежайщей к дому заправке (а это, на минуточку, конец 80)) машины заправлять помогать (бизнесмен юный, ага)). Бабуля его стала искать по всей улице, соседи подсказали направление, гнала она его через весь жилой район, с ремнем наперевес))

Надо сказать, что родители у мужа чистой воды добряки, глубоко тактичные, интеллигентные, шибко богатыми не были никогда.

Поэтому свекровь больше всего краснеет, когда со смехом вспоминает:

Заняла у них как-то соседка рубь "до получки). Ну, и ходит, вроде как забыла. То чаек забежит попить, то соли занять. Видимо свекр со свекровью как-то вскользь упомянули это при 4х-летнем сыне, что, мол, рубь-то бы не помешал бы сейчас. Ну и забыли благополучно. А соседка приходит в очередной раз "на чаек-бараночки", и тут сыночек соседский руки в боки да молвит: "Ты чего расселась тут? Ты когда мамке рубль отдашь???"

Надо сказать, свекровь чуть сквозь землю не провалилась))

P.S. Соседка, конечно, сразу домой сбегала, рубь принесла через пять минут.) Но больше родители ее у себя в гостях не наблюдали.)

Муж, хоть и давно енто было, мой)

2252
Про друзей из детства
120 Комментариев  

Помню, был мелкий еще, годов так, наверное, 5-6 было, где-то в начале нулевых, была у меня соседка Вика. Миленькая, маленькая девчушка лет 4-х со второго этажа. Помню даже как мы познакомились: она каталась на велосипеде, а я лазил по всяческим конструкциям на детской площадке. И как-то она САМА подъехала ко мне и предложила прокатиться, а у меня как раз тогда еще велосипеда не было. Конечно же, загорелся от такого предложения и поехал кататься. Она бегала за мной и смеялась. Как завершилось, правда, это знакомство не помню... Помню только как через пару дней она появилась на пороге нашей квартиры и спрашивала у моей мамы выйду ли я погулять. С того момента мы были не разлей вода: катались на ее велосипеде по очереди, вместе копошились в песочке, ловили всяких букашек, в общем, проводили весело время. Тогда еще были популярны покемоны, шедшие по телевизору. Ее бабушка из окна звала нас к ним смотреть серию. Ох, какое это было замечательное время...  И потом, в один прекрасный летний день, я пришел к ней, чтоб позвать ее гулять, а ее не было. Ее бабушка сказала, что она с родителями переехала в другой город (жила она почему-то у бабушки). Тогда для меня мелкого эта новость была не такой грустной, ведь мы находили себе друзей в ближайшей же песочнице.
Сейчас я уже взрослый 22-летний парень понимаю, как же это обидно было терять такого замечательного друга)

P.S. Вика, если ты это читаешь и вспомнила себя, привет тебе от Вани с пятого этажа :)




Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь