С тегами:

военная история

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
75
Самое интересное Артиллерийское вооружение.2
20 Комментариев  

Как и обещал продолжение этой интересно темы.

Как правильно заметил @kupakupych, в первой части я не дал ни какого определения такому виду орудия как Миномёт, который играет очень важную роль в Артиллерии.
По манёвренности и маскировочным качествам, миномету нет равных.

И так,что же такое Миномёт?

Миномёт -  артиллерийское орудие, отличающееся отсутствием противооткатных устройств и лафета — их заменяет опорная плита, через которую импульс отдачи передается грунту или самоходному шасси (последнему — у самоходных миномётов).
В СССР с середины 1920-х до середины 1930-х гг. к классу миномётов относили и мортиры.

Самое интересное Артиллерийское вооружение.2 Артиллерия, история, орудие, вооружение, военная история, Гигант, Пушка Дора, длиннопост

На фото выше представлен Миномёт 2С12 "Сани"  с которым мне лично приходилось ибацо.
По моим размышлением выходило так,что при огромном желании или очень критичной ситуации,с этого Миномёта можно стрелять подвесив его на спине.)

А теперь к самому главному ради чего у меня собралось уже целых 11 подписчиков.(умнички)

На втором месте по мимо известной всем "Царь Пушки" для меня является:
"Пушка Дора"

Два таких орудия были созданы в конце 1930-х – начале 1940-х годов фирмой «Круп». Весило оно 1350 тонн. Длина всей системы составляла 47,3 м, а ствола – 32,48 м. В ширину «Дора» достигала 7,1 м, а в высоту – 11,6 м. Снаряды для этой пушки весили от 4,8 до 7 тонн. Калибр орудия – 807 мм, или 31,5 дюйма. Артиллерийскую систему обслуживало рекордное количество персонала - 250 человек, а еще 2500 человек входили в обслугу состава. Также к орудию было передано 2 батальона ПВО.

Показать полностью 2
732
Самое интересное Артиллерийское вооружение.
74 Комментария  

Речь пойдет,о самых странных,больших,удивительных артиллерийских установках,пушках,гаубицах.
Для начала нам нужно разобраться чем отличаются они друг от друга и что это вообще такое?

Пушка - артиллерийское орудие стреляющее по настильной(чаще прямой)траектории.

Отличается длинным стволом,и меньшим углом возвышения.

Гаубица - артиллерийское орудие стреляющее по навесной траектории.

Даёт возможность стрелять с закрытой огневой позиции,что позволяет оставаться дольше незамеченным.Имеет большой угол возвышения.


Мортира - артиллерийское орудие с коротким стволом,для навесной стрельбы. (во время службы лично не удалось увидеть)


САУ - Самоходная Артиллерийская Установка, не имеет привязки к какому то конкретно виду вооружения,оснащается различными стволами,больших и не очень калибров,в настоящее время наша армия пытается полностью перевести всю артиллерию на самоходки.(но это не точно)



И так самым первым необычным артиллерийским орудием будет
Мортира Little David


Little David — экспериментальная американская мортира конца Второй мировой войны.
До сих пор держит рекорд самого большого калибра (914 мм или 36 дюймов) среди всей современной артиллерии
Только вдумайтесь ДЕВЯТЬСОТ ЧЕТЫРНАДЦАТЬ МАТЬ ЕГО МИЛЛИМЕТРОВ!!!!!!!!

Самое интересное Артиллерийское вооружение. Артиллерия, военная история, вооружение, мортира, little david
Показать полностью 1
96
Операция "Pico"
14 Комментариев  
Операция "Pico" Куба, Доминиканская Республика, военная история, авиация, Латинская Америка, длиннопост

В первых числах сентября 1977 года кубинское судно «Capitan Leo» возвращалось из рейса в Анголу. Капитан, желая сократить маршрут, решил пройти через территориальные воды Доминиканской республики, где и был остановлен береговой охраной. Доминиканцы заподозрили капитана судна в шпионаже, перевозке оружия, и отправили задержанное судно в порт Пуэрто Плата для дальнейших разбирательств.


Все попытки решить инцидент дипломатическим путем провалились – несмотря на все усилия Кубы доказать невиновность моряков, правительство Доминиканской республики настаивало, что кубинские моряки занимались разведкой, обвиняло Кубу в подготовке провокаций и снабжении местных повстанцев оружием.


Фидель Кастро был крайне раздосадован сложившейся ситуацией: пойти на поводу у Доминиканы означало показать слабость и потерять лицо, а попытка освободить судно силовым путем неизбежно привлекла бы к себе внимание США, с самыми неприятными для Кубы последствиями.


8 сентября 1977 года Фидель провел срочное совещание с высшими чинами Министерства обороны, в результате которого было решено провести акцию устрашения, получившую название "Operation Pico".

Показать полностью 6
171
В Музее Техники Вадима Задорожного
20 Комментариев  
В Музее Техники Вадима Задорожного музей, военная техника, Военная история, ретроавтомобиль, ретро, мотоциклы, мотоцикл Ява, пулемёт, длиннопост
В Музее Техники Вадима Задорожного музей, военная техника, Военная история, ретроавтомобиль, ретро, мотоциклы, мотоцикл Ява, пулемёт, длиннопост
Показать полностью 16
202
История одной губернии
20 Комментариев в Лига историков  
История одной губернии Лига историков, военная история, 18 век, Российская империя, Средиземное море, Российский флот, длиннопост

247 лет назад в Средиземном море была основана Грекороссия - Эллинская губерния Российской империи. 

Жила-была русская губерния. Маршировали по ней солдаты, строились казармы, «присутственные места», имелось даже собственное Адмиралтейство. Тысячи подданных в православных храмах возносили молитвы о здравии государыни императрицы Екатерины. Все как и положено, но губерния сия была в… Средиземном море. 

История одной губернии Лига историков, военная история, 18 век, Российская империя, Средиземное море, Российский флот, длиннопост

Тем не менее все это — подлинная, но давно забытая история…


26—27 июня 1770 г. русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова сожгла турецкий флот в Чесменской бухте. Погибло 14 кораблей, 6 фрегатов и до 50 малых судов. Трофеями русских стали 60-пушечный корабль «Родос» и 5 больших галер. Русский флот стал хозяином Эгейского моря. В Петербурге Екатерина II приказала в честь победы отчеканить медаль, на которой был изображен горящий турецкий флот с лаконичной надписью: «Был». А в Царском Селе на пруду возвели Чесменскую колонну, к которой и поныне водят экскурсантов.


Далее историки описывают блестящие победы Румянцева и Суворова, восстание Пугачева и т. д. А между тем русский флот ушел из Средиземного моря лишь в начале 1775 г. А что он там делал пять (!) лет?

История одной губернии Лига историков, военная история, 18 век, Российская империя, Средиземное море, Российский флот, длиннопост

Екатерина II после Чесмы направила на Средиземное море еще три эскадры, всего в Архипелаге имелось только кораблей (тогда термин «линейный корабль» не употреблялся) — аж девятнадцать!


Вообще говоря, сама отправка русских эскадр на Средиземное море была гениальным стратегическим замыслом великой императрицы и ее советников, которых позже назовут «екатерининскими орлами». Ведь до этого ни один русский военный корабль не выходил даже в Атлантику, если не считать перевода «новопостроенных» кораблей из Архангельска в Кронштадт.


Все победы русского флота меркнут перед Чесмой, и не только по числу потопленных вражеских судов, но и из-за того, что битва была выиграна за многие тысячи миль от своих баз. В прежних и последующих сражениях на Балтике и Черном море русские эскадры выходили в море на неделю, от силы на три, давали сражение в 100 милях от базы, а то и в виду собственного берега и шли домой. В базе выгружались раненые и больные, корабль вставал на ремонт. И лишь через несколько недель или даже месяцев эскадра пополнялась новыми моряками взамен выбывших и, приняв на борт боезапас и провиант, вновь выходила в море.


А тут граф Орлов оказался один в чужом море. Транспортные суда, пришедшие из Кронштадта за 5 лет, можно пересчитать по пальцам. Все побережье Средиземного моря от Далмации до Дарданелл и от Дарданелл до Туниса было турецким. Франция и Испания враждебно относились к русским и не допускали их в свои порты. Правда, мальтийские рыцари и итальянские государства готовы были оказать гостеприимство, но только за очень хорошие деньги. Эскадра Орлова должна была погибнуть менее чем за месяц, как Великая армия Наполеона в России.


По первоначальному плану Екатерины предполагалось высадить небольшие десанты на территории материковой Греции, а затем «сыны Эллады» должны были поднять восстание, выгнать турок и предоставить свои порты русским. Но турки сосредоточили в Греции большие силы, а вожди повстанцев не ладили между собой и так и не сумели создать регулярное войско. В итоге русским десантникам пришлось убраться на корабли.


После Чесмы Екатерина II всячески понуждала графа с боем прорваться через Дарданеллы и бомбардировать с моря Стамбул. Укрепления турок в проливе тогда были очень слабы, и технически задача была легко выполнима. Однако Алексей Орлов испугался. 24-летний сержант Преображенского полка не побоялся составить заговор против законного императора в пользу немки, не имевшей никаких прав на престол, а позже в Ропше лично устроить Петру III «геморроидальные колики». Но после Чесмы граф находился в зените славы. Раньше нищий гвардеец рисковал только головой, а при удаче приобретал все. Сейчас он мог потерять все, а в случае удачи не получить ничего.


С вероятностью 95% русская эскадра прорвалась бы через Дарданеллы. А что дальше? Хорошо, если Мустафа III, увидев русский флот под окнами дворца, запросит мира. А если нет? Высаживать десант? Нет войск. Сжечь Стамбул можно, но зачем? Султан обозлится и будет продолжать войну, а Екатерина потеряет в Европе имидж мудрой и просвещенной государыни, который она с таким трудом создавала много лет. А уходить из Дарданелл русской эскадре будет куда сложней.


И тогда Орлов с санкции императрицы решает основать российскую губернию на Кикладских и прилегающих островах Эгейского моря.

История одной губернии Лига историков, военная история, 18 век, Российская империя, Средиземное море, Российский флот, длиннопост

Граф Орлов.

Кто предложил выбрать остров Парос главной базой русского флота, неизвестно. Во всяком случае, стратегически он выбран удачно. Парос принадлежит к Кикладским островам (южная часть Эгейского моря) и находится в центре их. Таким образом, владея Паросом, можно легко контролировать Эгейское море и подступы к проливу Дарданеллы, до которого около 350 км. До ближайшей точки полуострова Малая Азия от Пароса 170 км, и туркам высадить десант с материка на остров невозможно, не обеспечив себе господства на море.


15 октября 1770 г. эскадра графа Алексея Орлова в составе кораблей «Три Иерарха», «Ростислав», «Родос», бомбардирского корабля «Гром», фрегатов «Слава», «Победа» и «Святой Павел» прибыла к острову Парос.


К моменту захвата русскими на Паросе проживало 5 тысяч человек, в подавляющем большинстве православных греков. Они занимались хлебопашеством, виноградарством и овцеводством. Население острова влачило нищенское существование.


Турецких властей на острове не было, и греки радостно приветствовали наши корабли. Русские моряки использовали обе бухты острова — Аузу и Трио, где были оборудованы стоянки кораблей. Но столицей «губернии» стал город Ауза, построенный русскими на левом берегу одноименной бухты.


Первым делом бухта была укреплена, на ее левом берегу построили два форта с каменными брустверами на девять и восемь 30-и 24-фунтовых пушек. На островке у входа в бухту расположили 10-орудийную батарею. Соответственно была укреплена и бухта Трио.


На левом берегу бухты Ауза возвели здание Адмиралтейства. Да, да! Российского Адмиралтейства! Балтийский флот имел Адмиралтейство в Петербурге, на Черном море Адмиралтейства тогда вообще не было, как не было и флота, а вот на Средиземном море возникло Адмиралтейство для нашего «Архипелажного флота». В Аузу из Петербурга были выписаны десятки корабельных мастеров, включая знаменитого А. С. Касатонова, который позже стал главным инспектором кораблестроения. 3 июля 1772 г. адмирал Спиридов выдал Касатонову премию 50 червонцев с объявлением в приказе.


Большие корабли в Аузе не строили, да и нужды в этом не было, но ремонтировали корабли всех рангов. Зато строили в большом числе малые парусные и разнообразные гребные суда.


Аузу заполнили различные административные здания, пекарни, прядильни, казармы матросов. Замечу, что сухопутные войска по каким-то объективным, а скорее, субъективным соображениям дислоцировались вне города. Так, казармы Шлиссельбургского пехотного полка располагались на правом берегу бухты Ауза. Чуть дальше находились лагеря греков, славян и албанцев. В глубине острова располагался лагерь лейб-гвардии Преображенского полка. В Аузе была учреждена даже гимназия, в которой учились сотни греческих мальчиков.


Губерния из 27 островов должна была обеспечивать флот численностью до 50 вымпелов и несколько пехотных полков. Поэтому острова были обложены податью (10-процентным налогом) на хлеб, вино, строевой лес и т. д. Определенная доля налога взималась деньгами. Кроме того, часть этих товаров покупалась русскими властями, но установить пропорцию между оплачиваемыми товарами и собираемыми налогами автору не удалось. Но, увы, этих налогов не хватало, да и Орлов не желал становиться в тягость дружественному православному народу. За все должны платить басурманы!


Греки, в особенности островитяне, уже с XV века держали в своих руках большую часть морских перевозок в Средиземноморье. Пиратство же они считали вполне законным бизнесом, как бы частью торговли. Единственное, что их сдерживало, это преобладающая мощь турецкого флота. Чесма и ряд других побед русского флота избавили их от турок. Еще до Чесмы несколько греческих владельцев торговых судов (они же были капитанами) прибыли к Орлову и попросились в русское подданство. Граф охотно принял греков и разрешил поднять на их кораблях Андреевские флаги.


И вот по всему Восточному Средиземноморью полетели фрегаты, бриги, шебеки и галеры под русскими флагами. Вспомним, что огромная турецкая империя почти не имела дорог, и торговля шла в основном морем. Ежегодно сотни турецких да и, чего греха таить, нейтральных судов становились добычей греческих корсаров. Причем иной раз на охоту выходил и смешанный (русско-греческий) экипаж под командованием русских офицеров. Корсары совершили несколько дерзких налетов и на турецкие порты в Малой Азии, Сирии и Египте.

История одной губернии Лига историков, военная история, 18 век, Российская империя, Средиземное море, Российский флот, длиннопост

Приключений у капитанов эскадры Орлова было куда больше, чем у хваленых флибустьеров Карибского моря. Так, в ночь на 8 сентября 1771 г. трекатра «Св. Михаил» (парусное купеческое судно), перевозившая десант из четверых офицеров и 202 солдат Шлиссельбургского полка, разминулась с русской эскадрой. А наутро наступил штиль – паруса неуклюжей трекатры повисли. И тут откуда ни возьмись – пять турецких галер. Турки рассчитывали на легкую добычу, но капитан Александр Митрофанович Ушаков решил драться насмерть. По его приказу «вокруг борта вместо туров были поставлены пустые водяные бочки, обвешанные постелями и платьем, и посланы две шлюпки с буксиром, чтоб удобнее было поворачивать трекатру при обороне. Две турецкие галеры атаковали наше судно с кормы, а третья — с правого борта, но, встреченные сильным картечным огнем, остановились. Оправясь, турки дружно устремились на трекатру с намерением абордировать ее. Подпустив их на пистолетный выстрел, Ушаков вдруг повернул к ним трекатру бортом и открыл непрерывный беглый огонь, чем принудил неприятеля отступить в большом расстройстве».


На «Св. Михаиле» были сильно повреждены паруса и такелаж, в правом борту — пять пробоин, но, благодаря импровизированной «броне» Ушакова был убит всего один мушкетер и семеро ранено.


Ночью 9 сентября 1772 г. капитан-лейтенант Панаиоти Алексиано подошел к острову Станчио и высадил десант. С ходу была взята небольшая турецкая крепость Кеффано, где было захвачено 11 пушек. За это Екатерина II наградила Алексиано орденом Св. Георгия 4-й степени.


А всего через полтора месяца Панаиоти Алексиано на своем «Св. Павле» и с корсарской гребной фелукой, которой командовал грек Паламида, отправляется к устью Нила.


Фрегат «Св. Павел» — это бывшее торговое судно. Орудийные порты были замаскированы. И фелука тоже ничем не отличалась от сотен таких же фелук, плававших в Восточном Средиземноморье. Таким образом, суда Алексиано, не вызвавшие никаких подозрений у египтян, спокойно вошли в гавань Дамиетты (ныне Думьят, в 45 км северо-западнее современного Порт-Саида). И уже в порту корсары открыли огонь. В двухчасовом ожесточенном бою все турецкие военные и торговые суда «были преданы пламени».


Уже выходя из порта, Алексиано наткнулся на турецкий фрегат. После короткой перестрелки турок спустил флаг. На фрегате был взят местный правитель Селим-бей «с тремя главнейшими агами, разными другими офицерами и служителями, коих всех осталось 120 турок».


13 июня 1774 г. Алексиано на фрегате «Св. Павел» вместе с двумя полугалерами «Зижига» и «Лев» вышли в море и направились к Дарданеллам. 26 июня Алексиано высадил 160 десантников на небольшой остров Карыбада (Мекасти), находящийся в заливе Декария у румелийского берега. Навстречу им выдвинулся отряд турок с пушкой. Но десантники их рассеяли и захватили пушку.


Затем десантники осадили слабо укрепленную каменную крепость с пятью башнями. После короткой перестрелки ее гарнизон капитулировал с условием, что осажденным разрешат без оружия на лодках переправиться на румелийский берег. Десантники выполнили свои обещания, и начальник крепости Сардар Мустафа ага Каксарли с пятьюдесятью турками отправился к европейскому берегу. Наши моряки перегрузили на «Св. Павел» взятые в крепости 15 пушек калибра от 3 до 14 фунтов, 4200 ядер, 40 бочек с порохом и иные припасы. На берегу десантники сожгли 4 фелуки, а в крепости — все дома обывателей, и на том отбыли восвояси.


Все описанное выше не вошло в учебники истории как заурядные будни забытой войны.


Турецкая морская торговля была парализована, в Стамбуле начался голод. Выручили турок французы, которые под своим флагом перевозили продовольствие и другие товары в турецкую столицу. Граф Орлов и русские адмиралы требовали у императрицы разрешения захватывать французов всех без разбора, но из-за нерешительности Екатерины этого сделано не было.


25 июля 1774 г. к русской эскадре адмирала Елманова, стоявшей у острова Тассо, подошла турецкая полугалера с белым флагом. На ней прибыл майор Белич (серб на русской службе) с письмом от фельдмаршала Румянцева, в котором говорилось, что 10 июля был заключен мир с турками. Кампания в Архипелаге закончилась.


Екатерина не сумела сдержать обещаний, данных грекам. Наши адмиралы говорили им, что после войны, если не вся Греция, то, по крайней мере, «губерния» войдет в состав России. А теперь на острова должны были вернуться турки. По мере возможности Екатерина постаралась облегчить участь доверившихся ей греков. В условия мира была включена статья об амнистии для всех греков, славян и албанцев, сражавшихся на стороне России. Следить за выполнением этой статьи турками было поручено русским консульствам в Греции. Всем желающим из населения островной губернии было позволено на русских и греческих судах отплыть в Россию.


Тысячи греков уехали в Россию, большинство из них поселилось в Крыму и на побережье Азовского моря. Гимназию перевели в Петербург, где была открыта Греческая гимназия, позже переименованная в Греческий корпус.


Несколько корсарских фрегатов с греческими беженцами — «Архипелаг», «Тино», «Святой Николай» и др., замаскировавшись под торговые суда, прошли Проливы, а затем стали одними из первых кораблей рождавшегося Черноморского флота.


Екатерина приказала сформировать в Крыму Греческий пехотный полк. Многие греческие корсары стали адмиралами русского флота. Среди них Марк Войнович (он имел сербские корни), Панаиоти Алексиано, Антон Алекиано и др.


Кючук-Кайнарджийский мир оказался лишь коротким перемирием. В августе 1787 г. Оттоманская империя вновь объявила России войну. Капитанами ряда кораблей Черноморского флота стали греки из первого поколения корсаров, а севастопольской эскадрой Черноморского флота командовал старый пират Марк Войнович. А молодые греческие корсары, не дождавшись прихода русских эскадр, сами снарядили корабли и под Андреевскими флагами вышли в Средиземное море.

История одной губернии Лига историков, военная история, 18 век, Российская империя, Средиземное море, Российский флот, длиннопост
Показать полностью 5
382
Московская логистика: чем кормили русскую рать
94 Комментария в Лига историков  

Дилетанты изучают тактику,

любители стратегию,

профессионалы логистику


Народная мудрость

Московская логистика: чем кормили русскую рать Лига историков, военная история, военная логистика, 13-16 века, Московская Русь, длиннопост

В военной истории Московского царства немало дискуссионных и слабо изученных вопросов. Одно из таких белых пятен — организация снабжения войск провиантом. Впрочем, кое-какие выводы свидетельства книжников и летописная статистика сделать все же позволяют. Из чего же состоял обоз русского воинства, что ратники ели в походе и чем они кормили своих лошадей?


Михаил в поход собрался…


Полтораста с лишком лет назад русский генерал-интендант К.Ф. Затлер писал:


«Надобно удивляться, что продовольственная часть, столь важная во военное время, единственно от которой зависит часто успех или неуспех войны, остается до сих пор в таком забвении. Читая военную историю много встречается вопросов, от чего такой-то главнокомандующий не воспользовался одержанною победою, или не сделал такого-то движения, а ответа не находим нигде. Если б военные историки более обращали внимание на продовольственную часть и при описании сражений объясняли, сколько солдаты имели в ранцах сухарей пред сражением, в каком разстоянии были в то время провиантские транспорты и откуда они наполнялись, то может быть разъяснилось бы многое, что теперь темно…».

Показать полностью 7
35
Русские герои Первой мировой войны. Римма Иванова.
10 Комментариев  
Русские герои Первой мировой войны. Римма Иванова. Первая мировая война, герои, орден, Военная история, длиннопост

9 сентября 1915 года у деревни Мокрая Дуброва. Враг наступал. Сестра милосердия Иванова Римма под огнём оказывала помощь раненым бойцам. За необыкновенную доброту раненные прозвали ее "Святой Риммой".

В боях все офицеры в роте Ивановой были убиты, а солдаты, не выдержав натиска неприятеля, поддались панике. Тогда сестра Римма выскочила из окопа и с криком «Солдаты, за мной!» бросилась вперед. За ней ринулись все, кто еще был способен стоять и держать оружие в руках. Отбросив противника, русские солдаты ворвались во вражеские окопы.

Но радость победы омрачила немецкая пуля, которая тяжело ранила находившуюся в первых цепях Римму. Героиня скончалась славной смертью храбрых на передовой линии 105-го полка, оплакиваемая всеми солдатами и офицерами. Ей был всего лишь 21 год...

Показать полностью 2
153
Музей последствий войны, Сайгон (он же Хошимин)
16 Комментариев  

Название этого музея переводят и трактуют по-разному: Музей военных остатков, Музей военных преступлений и т.д. Но суть неизменна: экспозиция музея рассказывает о Вьетнамской войне и её последствиях для вьетнамского народа. Впечатление музей производит довольно тяжелое, так как много рассказано о жертвах войны, о мутациях, которые до сих пор встречаются среди вьетнамцев (результат использования американцами химического и другого оружия), много фотографий калек и т.д.

На улице около здания музея в отдельном павильоне находится макет тюрьмы, в которой держали пленных вьетнамцев (не конкретной, а некий усредненный образ). Представлены орудия пыток, клетки, в которых держали заключенных, камеры. Манекены, изображающие изможденных пленников довершают мрачную картину.

Музей последствий войны, Сайгон (он же Хошимин) длиннопост, военная техника, Военная история, Фото, музей, Оружие, Вьетнам, война во вьетнаме
Показать полностью 14
122
Военный музей в Белграде (Сербия)
9 Комментариев  

Добрый день. Сразу скажу, что это - мой первый пост на Пикабу. Конструктивная критика приветствуется, советы по оформлению, тегам и т.д. тоже не помешали бы :)


Будучи в столице Сербии - городе Белграде, мы посетили военный музей. Находится он в историческом центре города, в Белградской крепости. Около стен внутренней крепости выставлены на обозрение многочисленные образцы оружия: танковая техника, артиллерийские орудия, бомбы и т.д. Все это можно посмотреть и пощупать абсолютно бесплатно.

Общие планы техники на улице:

Военный музей в Белграде (Сербия) техника, 9 мая, музей, Фото, военная техника, Военная история, Оружие, длиннопост
Показать полностью 19
114
Врагу не сдается наш гордый "Варяг"
11 Комментариев  

10 мая 1899 года на верфи "Крамп и сыновья” в Филадельфии состоялась официальная церемония закладки бронепалубного крейсера 1 ранга для русского флота. Корабль являлся во многом экспериментальным – кроме новых котлов Никлосса, его конструкция содержала большое количество инноваций. Трижды забастовка рабочих на заводе срывала планы Русского Адмиралтейства, наконец 31 октября 1899 года «Варяг» был торжественно спущен на воду. Заиграл оркестр, 570 русских моряков из команды нового крейсера грянули: "Ура!”, на мгновение заглушив даже оркестровые трубы. Американские инженеры, узнав, что крестить корабль будут по русскому обычаю –– пожали плечами и открыли бутылку шампанского. Ту самую, которую, по американской традиции, следовало разбить о корпус корабля. Глава русской комиссии Э.Н. Щенснович сообщил своему начальству: "Спуск прошел благополучно. Деформаций корпуса не обнаружено, водоизмещение совпало с расчетным”. Знал ли кто-нибудь из присутствующих, что он находится не только при спуске корабля, но и при рождении легенды русского флота?


Есть поражения позорные, но есть и такие, что дороже всякой победы. Поражения, закаляющие воинский дух, о которых слагаются песни и легенды. Подвиг крейсера «Варяг» был выбором между позором и честью.

Врагу не сдается наш гордый "Варяг" Варяг, крейсер, история, Корабль, Легенда, русско-японская война, военная техника, Военная история, длиннопост
Показать полностью 10
296
Переезд музея ВВС России и СССР в Монино - смерть для музея?
54 Комментария  
Переезд музея ВВС России и СССР в Монино - смерть для музея? музей, Переезд, Помощь, Авиация, Военная история, монино, длиннопост

Доброго времени суток всем обитателем и гостям этого замечательно, и вечно не спящего портала. Прошу прощения, что начинаю свой пост с наивного предисловия, но наверное у всех Вас была мечта побывать в заветном месте нашей планеты, которое манила и манит Вас с детства. Мне повезло и у меня, в силу природного величая=),  таких мест много. Одно из них - Музей ВВС в Монина, что находиться под Москвой.  С детства, движимый  интересом к военной техники, я мечтал побывать в этой святыне, объединившей в себе множество уникальных экспонатов, многие из которых представлены в единственном экземпляре.

Показать полностью 4
210
Воздушная битва над Палмдэйлом
Создал пост с разрешения владельца журнала, так что тег мое.
23 Комментария  
Показать полностью 1 Воздушная битва над Палмдэйлом Создал пост с разрешения владельца журнала, так что тег мое.
25
История римских легионов.
Краткий обзор развития римских легионов. От городского ополчения до сильнейшей армии своего времени.
5 Комментариев  
Показать полностью 1 История римских легионов. Краткий обзор развития римских легионов. От городского ополчения до сильнейшей армии своего времени.
71
Интересная военная история
14 Комментариев  
Показать полностью 1 Взяли мы деревню в Белоруссии около Рогачева. Бой был не очень уж такой солидный. Обычный бой под вечер. 21 ноября 1943 года, часов 6–7. Выбили мы немцев из деревни, а меня ранило в руку – осколок попал. Я командиру взвода говорю – тут меня ранило немного – что делать? Он говорит:
— Сегодня оставайся здесь. Ищи дом потеплее и ложись там спать. А наутро отправим в медсанбат.
На фронте такая особенность: ты здесь никогда не был, места не знаешь, деревни не знаешь. Компаса и того нету, а карты тем более. Поэтому далеко отходить, особенно в темноте, нельзя.
Я пошёл в деревню, нашел там хату, лег на кровать и уснул. Спать я силен – стоит лечь только и все. Часа в три–четыре ночи просыпаюсь от чего–то. Как в бок шилом ткнули – поднимаю голову – что–то тихо. Сунулся в двери, а там три немца: «руки вверх». Вот и вся история. Они, оказалось, ночью собрались и выбили наших из деревни.
Ко мне один подошел осторожно, сдернул с меня автомат, распахнул бушлат, красноармейскую книжку достал, а как увидел медаль у меня на груди – рассердился и прямо с мясом ее с меня сорвал. Тут какие–то офицеры посолиднее подошли. Подъехал длинный автомобиль — «Опель–капитан». Меня в эту машину затолкали и отвезли в штаб. Там в кладовке закрыли, а часов в девять утра выпускают. Вижу такой солидный дед сидит и молодой немец, который стал меня по–русски допрашивать:
— Какая дивизия, батальон, рота?
Я говорю:
— А чего вы меня спрашиваете? Красноармейская книжка у вас.
Дед ему говорит по–немецки, а он переводит:
— Имя командира полка, командира дивизии?
— Я, — говорю, — не то что имя командиров полка и дивизии не знаю, имя и фамилию комбата даже не помню. Знаю то, что командир батальона капитан по званию, знаю, что Николай зовут, а фамилию не помню.
Этот дед махнул рукой – «хватит». Меня обратно отвели и снова в кладовке заперли. Через часа 2 открывают, выводят на улицу к грузовой машине. Там человек 10–15 русских уже сидят. Привезли в лагерь. В Бобруйск. А через неделю, всех эвакуировали. Погрузили в вагоны и повезли в Германию.
Наверное, где–то в восточной Германии выгрузили. Там был распределительный лагерь – шталаг. Лагерь огромный и очень строгий. У меня вот это ранение в руку уже начало загнивать (медсанбата не было, я его сам бинтовал, но и воняло оно на два метра вокруг). Гноилось. А тут нас выстроили на осмотр и мы стоим в очереди на проверку. А декабрь, холодно, дождь идет. Думаю: ну его всего – пойду вдоль очереди к началу – тут можно до ночи прождать. Все стоят, а я мимо и – вперед. Шнырь, а тут эти овчарки… Одна бросилась на меня, а я ей руку раненую в нос, она рычит, но не кусает, отворачивается. Тут я к очереди назад только решил встать, меня между плеч – раз – дубинкой и показывают – налево. Всех направо, меня налево. И еще полдня простоял. Это была колонна евреев. До самого вечера в ней протолкался, захожу, круг очерчен. Я встал.
– Сними штаны!
Я снял штаны.
– Показывай хуй!
Показываю. Они пожимают плечами:
– Фамилия!
Я говорю:
– Кузьмичев.
– Имя отца!
– Александр.
– Имя матери!
– Агрипина.
– Какой дурак тебя загнал сюда…
Оказался я не еврей. И только к вечеру пришел в барак, в котором находились русские, французы, американцы, поляки. Их не уничтожали, как цыган и евреев, а отсылали работать. На следующий день нас сразу погнали в баню. Вообще немцы мыли нас очень часто – почти каждый день. Боялись заразы. Но кормить почти не кормили. Давали баланду утром и вечером. Варили отходы от офицерской кухни: свеклу с картофельными очистками и кидали эту баланду черпаком на раздаче просто в сторону нашей очереди, а твоя уже забота была это поймать.
Через 10 дней погрузили нас в поезд и отправили в Западную Германию в Бохум. В самый промышленный центр.
Когда нас привезли, лагерь был еще небольшой, человек пятьсот – мы были второй партией пленных, которых туда транспортировали.
Тут, пока зарастало ранение, меня назначили заниматься у немцев уборкой. Порядок наводить – на завод не водили. А потом, числа 15 декабря повели на завод. Там я сначала работал на токарном станке – снаряды делал. Но не больно старался – брака было очень много. Меня отлупили и перевели помогать французу – я ему подкатывал бомбы, которые он обрабатывал. А потом еще на сверлильном станке работал. Вот в этот период, работая в ночную смену, я уже не терялся и в обеденный перерыв (часов около 12 ночи) уходил с территории завода. Там поле было большое, и я нашел на нем гурт сахарной свеклы. И ее подворовывал. Один раз за мной друг привязался – Саша. Хорошо, что я его тогда взял или плохо – бог его знает. Он заметил, что я во время обеда куда–то пропадаю и напросился со мной. Мы пошли. Набрали сахарной свеклы в рюкзаки – примерно по ведру. А когда шли обратно, нас обнаружила охрана, которая вокруг завода ходит. Двое. Начали кричать «стой–стой». Мы к забору побежали – там где дырки от бомбежек оставались, и я их хорошо все знал. Они постреляли по нам, но не попали. Мы заскочили в сам завод, спрашиваю друга:
— А где твой вещмешок?
— Скинул, — говорит, — когда бежал. Тяжело.
Ну я свой рюкзак в железки запрятал, начали работать. Минут через двадцать подходит ко мне Саша и говорит:
— Давай свеклу варить!
— С ума сошел, — говорю, — они сейчас будут по заводу ходить и смотреть – кто свеклу ворует, а мы тут ее варим! Пусть лежит где лежит.
— А где лежит?
— Где надо, там и лежит.
Пока говорили охрана и появилась – идут, налево–направо смотрят. Они так и рассчитывали, что сейчас тот, кто свеклу украл, будет ее варить. Прошли туда–сюда, никого не обнаружили.
— Спасибо тебе, Мишка, — говорит мой соучастник, — давай на следующий день сварим.
Но какой–то несчастливый этот заход у нас был. Со свеклой этой получился международный конфликт. К тому времени Италия уже капитулировала и Гитлер все итальянские войска, которые воевали на его стороне, превратил в военнопленных. Поэтому на заводе появилось много итальянцев. И когда я на следующий день оставил на буржуйке свеклу вариться, итальянцы котелок мой стащили. А котелок у меня огромный – литра на три. Если что попадется, так чтобы досталось побольше. Я его сам на заводе сделал. И мне сверху крановщица русская (она ко мне с симпатией относилась) кричит:
— Михаил, ты что ищешь?
— Котелок…
— Вон его итальянцы стащили. Я на них кричала–кричала. Бесполезно. Иди забери пустой котелок – они его у сетки выставили.
На отгрузке, где итальянцы работали, все было сеткой огорожено, там мой котелок и стоял. Я пошел, взял его, матом на итальянцев поругался. Ну а что тут сделаешь – они же тоже такие, как и мы – голодные.

Хотя с нашими таких историй у меня не случалось. На этом заводе много было переселенцев с Украины, Белоруссии. Я с ними дружил, расспрашивал – как они по городу ходят (военнопленных–то из лагеря на завод и обратно под охраной водят). Они мне рассказали, что у них пропуска есть. Одеты они прилично – в обычных костюмах, только на воротниках написано «OST». Говорят: «В городе нас почти никогда не останавливают, строгости большой нет. Главное – на работе быть вовремя».
Я их дальше расспрашивал – какой транспорт в городе – что рядом? Выяснилось, что рядом город Леверкузен – туда ходит трамвай из Бохума, а дальше к французской границе– Эссен, Дортмунд и там уже второй фронт американцы открыли. Они понимали зачем мне надо это так подробно знать и предупреждали: «В твоей одежде арестантской тебя сразу возьмут. Тебе нужна гражданская одежда».
Я это учел. В обеденный перерыв, когда всех загнали в бомбоубежище, спрятался в железках. Все сидели внутри асбестовых труб, по которым проходит связь и канализация – это такое наше было бомбоубежище; немцы сидели в другом, а я взял лом и сломал шкафчик с одеждой. Думал немецкий, а оказалось наш – на воротнике написано «OST». Костюмчик такой, брюки, помню, хорошие очень оказались – зеленые полувоенные. В карманах несколько марок и хлебные карточки. Припрятал все это.
Примерно к концу осени 44 года собрался. Спрашиваю Сашу – уйдем вдвоем? Он говорит: «Да ну! Еще поймают – расстреляют». «Ну как хочешь, я ухожу один». План я составил, основываясь на информации от вольных – они сказали, чтоб я сильно не боялся в городе – останавливать меня не будут, садился в трамвай и ехал на запад к французской границе.
Я переоделся и вышел за заводскую ограду. Там за свекольным полем был разбомбленный домик. Я туда в подвал залез и просидел до утра. Вышел из подвала часов в восемь и пошел. Думаю – сейчас в первом же магазине возьму хлеба. Есть хотел. Подхожу к магазину, тяну дверь, а с другой стороны ее открывают двое полицейских, которые меня знают. Я еще велосипеды у магазина заметил. Они всю ночь меня искали. Арестовали сразу и отвели обратно на завод. А там этот комендант как меня увидел – обрадовался! Ему ж отвечать за мою пропажу. За шею меня схватил и – душить. Еще двое подключились. Всыпали как следует. Дубинкой били – может, конечно, и не сильно. Они меня, почему–то, немного уважали. Но пару раз хорошо зацепило. Звонят по телефону в лагерь: поймали. Там говорят – давайте его сюда.
Привели, затолкали в карцер. Вечером, когда всех на проверку выстроили, меня перед строем провели, говорят: он совершил побег и будет расстрелян. И обратно в карцер. Позже наш переводчик Виктор принес мне немного хлеба и сказал, чтобы я не боялся – что не расстреляют меня. Он и после мне хлеба подкидывал — в карцере только воду давали. Отсидел я три недели и снова на завод.
Там меня уже свои чуть не убили. Стою у станка идет человек восемь с железными прутьями:
— Откуда, — спрашивают, — на тебе штаны эти?
Оказалось – хозяин штанов их на мне заметил. И сразу бить. Тут меня снова наша крановщица спасла – кричит:
— Не трогайте его – он в них из лагеря убегал!
Они остановились, говорят:
— А это тот самый…
Развернулись и ушли. Поняли, что не для того, чтобы щеголять я их утащил, а что для дела. Даже штаны не отобрали.

Второй раз я бежал, только когда американцы подходили к Бохуму. К зиме 1945 нас уже месяца 2–3 на работу не водили, потому что не было уже той работы – разбомблено было вс
37
В украинских школах 8 мая будут показывать фильм о "киборгах".
12 Комментариев  
Министерство образования Украины разослало школам рекомендации относительно того, как следует отмечать 9 мая -"День памяти", как этот праздник теперь именует Киев. В частности, ученикам придется посмотреть фильм о "киборгах" - боевиках ВСУ, захваченных в донецком аэропорту в начале года.
Так, 8 мая будут проводить торжественные линейки, посвященные памяти жертв Второй мировой (а именно так, по западному образцу, на Украине теперь следует называть Великую Отечественную), а также боевиков, погибших в так называемой "зоне АТО". Встречи с учениками будут вместе проводить ветераны и украинские военные, поучаствовавшие в карательной операции на Донбассе.
Непосредственно на 9 мая запланировано возложение цветов к местам захоронений жертв Второй мировой и "АТО". http://www.novorosinform.org/news/id/27617 http://ria.ru/world/20150427/1061097285.html
119
Возмездие для пулеметчицы Тони.
43 Комментария  
Показать полностью 1 1979 год в СССР был объявлен Годом женщины и Антонина Макарова надеялась получить три года условно. Но утром 11 августа 1979 года ее расстреляли. В СССР это было последнее крупное дело, связанное с предателями и палачами, которые сотрудничали с немецкими оккупантами во время войны и единственный случай, когда расстреляли женщину...
На фронт Тоня попала из Москвы, куда незадолго до войны она приехала из своей родной деревни Малая Волковка Смоленской области. В Москве девушка собиралась учиться, а потом устроиться на работу, но все планы перечеркнула война. Тоня прошла курсы пулеметчиков, затем курсы медсестер и уже в этом статусе и отправилась в действующую армию для обороны столицы. Где попала в страшную мясорубку Вяземского котла, в котором сгинуло около миллиона солдат и офицеров красной армии, там, в окружении, среди большого количества трупов у молодой санитарки раз и навсегда ломается психика. После этого следует несколько бесконечных месяцев выхода из окружения, блуждания по брянским лесам со случайными спутниками, так же как и она, идущими на восток. В конце-концов, Тоня осталась совсем одна и ходила, не разбирая дорог, побиралась в Брянских деревнях, пока, наконец, не добралась до села Локоть, где попала в руки полицаям. Они насиловали ее, поили самогоном, кормили и опять насиловали, а однажды утром, совершенно пьяную вывели во двор, посадили за пулемет и приказали стрелять в стоящих в конце двора изможденных людей, чьи руки были связаны. И Тоня нажала курок…
Запись из протокола допроса Антонины Макаровой-Гинзбург от июня 1978 года: «Все, кто был приговорен к смерти, были для меня одинаковы, менялось только их число. Обычно я расстреливала группами по 27 человек, столько человек вмещала камера полицейского участка. Я расстреливала людей в 500 метрах от тюрьмы, недалеко от какой-то ямы, куда и скидывали трупы. Людей ставили цепочкой лицом к яме, кто-то из мужчин притаскивал пулемет, по команде начальства открывала огонь и стреляла, пока все не падали. Так я выполняла свою работу, за которую мне платили. Приходилось расстреливать не только партизан-мужчин, но и членов их семей, детей, женщин. Позднее об этом я пыталась не вспоминать». За такую «работу» Тоня получала 30 немецких марок в день, был какой-то символизм в этой сумме или нет, теперь не скажет никто. Сначала все для нее было, как в тумане, и перед расстрелом ее поили шнапсом, но потом она привыкла и пила уже после расстрела. С детства одной из героинь Тони была Анка-пулеметчица, и вот, пожалуйста, настоящий пулемет, ложись и стреляй. В кого стрелять, Тоне в данный момент уже не казалось важным. По завершению «работы» она снимала с трупов понравившуюся одежду, отстирывала ее от крови, перешивала на себя. Аккуратно и бережно обращалась с пулеметом, чистила его, по вечерам отправлялась на танцы и пьянки с полицаями и оккупантами. Сколько людей она расстреляла, Тоня не подсчитывала, но по показаниям очевидцев Антонина была единственным палачом, кто приводил смертные приговоры в исполнение в Локоти. Уже после войны представители СМЕРШа обнаружили в разрытых ямах около 20 000 трупов.
В 1943 году ей повезло, она подхватила венерическое заболевание и была отправлена в Германию на лечение, таким образом, когда красная армия освободила Локоть Тони-пулеметчицы там уже не было. Сбежав из немецкого госпиталя, Антонина смогла справить себе документы и раствориться в тылу, она вновь устроилась работать санитаркой в военный госпиталь, где и встретила своего будущего мужа, вышла за него замуж и взяла его фамилию.
Ее искали больше 35 лет. Фактов о ее существовании было достаточно – многие из попавших в плен полицаев рассказывали о Тоньке-пулеметчице, дело о девушке-палаче переходило из рук в руки, отправлялось в архив, вновь всплывало наружу. КГБ не сидело сложа руки, тщательно и тайно были проверены все! Антонин Макаровы похожего возраста, но искомой среди них не было.
Но просто взять и забыть о ней было нельзя. "Слишком страшные были ее преступления, - говорит Головачев. - Это просто в голове не укладывалось, сколько жизней она унесла. Нескольким людям удалось спастись, они проходили главными свидетелями по делу. И вот, когда мы их допрашивали, они говорили о том, что Тонька до сих пор приходит к ним во снах. Молодая, с пулеметом, смотрит пристально - и не отводит глаза. Они были убеждены, что девушка-палач жива, и просили обязательно ее найти, чтобы прекратить эти ночные кошмары. Мы понимали, что она могла давно выйти замуж и поменять паспорт, поэтому досконально изучили жизненный путь всех ее возможных родственников по фамилии Макаровы..."
Однако никто из следователей не догадывался, что начинать искать Антонину нужно было не с Макаровых, а с Парфеновых. Да, именно случайная ошибка деревенской учительницы Тони в первом классе, записавшей ее отчество как фамилию, и позволила "пулеметчице" ускользать от возмездия столько лет. Ее настоящие родные, разумеется, никогда не попадали в круг интересов следствия по этому делу.
Но в 76-м году один из московских чиновников по фамилии Парфенов собирался за границу. Заполняя анкету на загранпаспорт, он честно перечислил списком имена и фамилии своих родных братьев и сестер, семья была большая, целых пять человек детей. Все они были Парфеновы, и только одна почему-то Антонина Макаровна Макарова, с 45-го года по мужу Гинзбург, живущая ныне в Белоруссии. Мужчину вызвали в ОВИР для дополнительных объяснений. На судьбоносной встрече присутствовали, естественно, и люди из КГБ в штатском.
"Мы ужасно боялись поставить под удар репутацию уважаемой всеми женщины, фронтовички, прекрасной матери и жены, - вспоминает Головачев. - Поэтому в белорусский Лепель наши сотрудники ездили тайно, целый год наблюдали за Антониной Гинзбург, привозили туда по одному выживших свидетелей, бывшего карателя, одного из ее любовников, для опознания. Только когда все до единого сказали одно и то же - это она, Тонька-пулеметчица, мы узнали ее по приметной складке на лбу, - сомнения отпали".
Муж Антонины, Виктор Гинзбург, ветеран войны и труда, после ее неожиданного ареста обещал пожаловаться в ООН. "Мы не признались ему, в чем обвиняют ту, с которой он прожил счастливо целую жизнь. Боялись, что мужик этого просто не переживет", - говорили следователи.
Виктор Гинзбург закидывал жалобами различные организации, уверяя, что очень любит свою жену, и даже если она совершила какое-нибудь преступление - например, денежную растрату, - он все ей простит. А еще он рассказывал про то, как раненым мальчишкой в апреле 45-го лежал в госпитале под Кенигсбергом, и вдруг в палату вошла она, новенькая медсестричка Тонечка. Невинная, чистая, как будто и не на войне, - и он влюбился в нее с первого взгляда, а через несколько дней они расписались.
Антонина взяла фамилию супруга, и после демобилизации поехала вместе с ним в забытый богом и людьми белорусский Лепель, а не в Москву, откуда ее и призвали когда-то на фронт. Когда старику сказали правду, он поседел за одну ночь. И больше жалоб никаких не писал.
"Арестованная мужу из СИЗО не передала ни строчки. И двум дочерям, которых родила после войны, кстати, тоже ничего не написала и свидания с ним не попросила, - рассказывает следователь Леонид Савоськин. - Когда с нашей обвиняемой удалось найти контакт, она начала обо всем рассказывать. О том, как спаслась, бежав из немецкого госпиталя и попав в наше окружение, выправила себе чужие ветеранские документы, по которым начала жить. Она ничего не скрывала, но это и было самым страшным. Создавалось ощущение, что она искренне недопонимает: за что ее посадили, что ТАКОГО ужасного она совершила? У нее как будто в голове блок какой-то с войны стоял, чтобы самой с ума, наверное, не сойти. Она все помнила, каждый свой расстрел, но ни о чем не сожалела. Мне она показалась очень жестокой женщиной. Я не знаю, какой она была в молодости. И что заставило ее совершать эти преступления. Желание выжить? Минутное помрачение? Ужасы войны? В любом случае это ее не оправдывает. Она погубила не только чужих людей, но и свою собственную семью. Она просто уничтожила их своим разоблачением. Психическая экспертиза показала, что Антонина Макаровна Макарова вменяема".
Следователи очень боялись каких-то эксцессов со стороны обвиняемой: прежде бывали случаи, когда бывшие полицаи, здоровые мужики, вспомнив былые преступления, кончали с собой прямо в камере. Постаревшая Тоня приступами раскаяния не страдала. "Невозможно постоянно бояться, - говорила она. - Первые десять лет я ждала стука в дверь, а потом успокоилась. Нет таких грехов, чтобы всю жизнь человека мучили".
Во время следственного эксперимента ее отвезли в Локоть, на то самое поле, где она вела расстрелы. Деревенские жители плевали ей вслед как ожившему призраку, а Антонина лишь недоуменно косилась на них, скрупулезно объясняя, как, где, кого и чем убивала... Для нее это было далекое прошлое, другая жизнь.
"Опозорили меня на старости лет, - жаловалась она по вечерам, сидя в камере, своим тюремщицам. - Теперь после приговора придется из Лепеля уезжать, иначе каждый дурак станет в меня пальцем тыкать. Я думаю, что мне года три условно дадут. За что больше-то? Потом надо как-то заново жизнь устраивать. А сколько у вас в СИЗО зарплата, девчонки? Может, мне к вам устроиться - работа-то знакомая..."
Антонину Макарову-Гинзбург расстреляли в шесть часов утра 11 августа 1978 года, почти сразу после вынесения смертного приговора. Даже следователи не ожидали такого. Никто не спорил, что вина Антонины Макаровны Макаровой-Гинзбург в массовых убийствах во время войны была доказана полностью. Но с другой стороны с тех пор прошло более 30 лет, а родившуюся в простой рабочей семье девушку, которой в 1941 году исполнилось 19 лет, никак нельзя было признать убежденной предательницей и нацисткой. Тем более, что те обстоятельства, в которых она оказалась, просто не предоставили ей выбора. Но суд между тем резонно рассудил, что преступления совершенные Тоней не имеют срока давности, ну а обстоятельства… у человека всегда есть выбор.
229
Бастионы Севастополя
Небольшой экскурс о бастионах Севастополя
12 Комментариев  
Показать полностью 1 Бастионы Севастополя Небольшой экскурс о бастионах Севастополя
132
Памятник героям Первой мировой войны. Псков
Командир знаменитой "Атаки мертвецов" в Осовце - Пскович, подпоручик Врадимир Котлинский
13 Комментариев  
Памятник героям Первой мировой войны. Псков Командир знаменитой "Атаки мертвецов" в Осовце - Пскович, подпоручик Врадимир Котлинский
318
Редкие кадры
10 Комментариев  
Показать полностью 1 Редкие кадры
148
Обвесы на оружие в сороковых годах прошлого века
24 Комментария  
Обвесы на оружие в сороковых годах прошлого века
Как ленивый любитель сосисок угодил хипстерам и офисным менеджерам
спонсорский пост от

Считается, что двухколесный транспорт начинает свою историю в 1817 году. Тогда изобретатель и ученый Карл фон Дрез сконструировал первый самокат и представил устройство как «машину для ходьбы». В 1916 году появился первый самокат с мотором. Разработку тут же взяли на вооружение почтовые и полицейские службы, но говорить об огромной популярности было сложно.

Как ленивый любитель сосисок угодил хипстерам и офисным менеджерам длиннопост

Тем более, что с ростом технологического прогресса самокаты как средство передвижения отходили на задний план, уступая позиции велосипедам, механическим скутерам и машинам. И постепенно из вполне взрослого транспорта превратились в простое развлечение для детей. Однако скоро этой ситуации суждено было измениться. И виной тому стала обычная человеческая лень.

Лень, семья и колбаса

В 2000 году, словно по мановению волшебной палочки, снова произошел самокатный бум. На прилавках магазинов США появились первые алюминиевые красавцы — небольшие, легкие и прочные. На боках и деке красовалась резкая, как свист пролетающего мимо вас любителя скорости, надпись «Razor».

Показать полностью 8


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь