С тегами:

армия

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
87
Байки из зомбоящика - 17; Специальный армейский выпуск.
6 Комментариев  
Байки из зомбоящика - 17; Специальный армейский выпуск. Телевизор, телевидение, зомбоящик, байки из зомбоящика, армия, 23 февраля, длиннопост

Доброго, всем любителям телевизионных баек и профессионалам срачей в комментариях (да, я почти что полностью "позаимствовал" эту фразу у Торнайда, признаюсь)
Хотелось бы поздравить с 23м февраля всех Защитников Отечества!
Ну и несколько историй на телевизионно-армейскую тему.
Возможно истории слишком просты и банальны, но уж какие есть.

Маловата будет
Сидим в очереди на интервью с нашим, ни много ни мало, министром обороны - Сергеем Кужугектовичем Шойгу. Перед нами еще одна группа с серьезного федерального канала. Дабы интервью вышло покрасивее, они взяли на съемку, тогда совсем новую и очень современную камеру Canon C-300.

Показать полностью 2
25
Армейские байки и страсти 3.
3 Комментария в Истории из жизни  

Наибольшее количество времени в армии я провел в общении со своим взводным старшим прапорщиком М. и вторым командиром роты капитаном К. О взводном, как и о первом ротном, могу сказать только хорошее, хотя первый год своей службы я откровенно опасался этого сурового и молчаливого человека прямо с первых своих учений. Причина, наверное, в его малой эмоциональности, даже в самых ярких ситуациях, когда все вокруг падали от смеха, М. лишь криво усмехался в свои густые жесткие усы. Но он был спецом в наивысшей степени, М. чинил машины на ходу в полевых условиях, без него было сложно настроить аппаратуру в центрах управления. Мне иногда казалось, что ему с техникой интересней, чем с людьми. Я не помню, чтобы он сидел когда-нибудь без дела. Если каждый солдат мог ориентироваться, кто, где из офицеров или прапорщиков отдыхает или работает, то М. был всегда и везде, где нужно было обеспечить нормальную работу роты. При этом не любил мелькать у начальства перед глазами, часто это заканчивалось тем, что за его работу хвалили других, а при любых косяках искали его. Вот примерно такого замкомвзвода он из меня и воспитывал.

Женькин взводный научил его больше разбираться в отношениях между начальством, что собственно и привело того к многочисленным званиям и отношению со стороны начальства как к самому толковому сержанту в нашей роте. На наших взаимоотношениях это никак не сказалось. Во-первых, мы дружили еще со школы (познакомились на районных соревнованиях по шахматам), во-вторых если он уступал мне по скорости вождения целей, то компенсировал педантичностью в других вопросах и умением следить за порядком среди молодых военнослужащих и налаживать дисциплину. Можно сказать, мы удачно компенсировали друг друга и при этом были в хороших дружеских отношениях, чего не скажешь о наших взводных.

Моего взводного опасались многие солдаты, часто спрашивали – как ты с ним работаешь? Меня он более менее признал только ко второму году службы и перестал проверять, все ли я правильно сделал. Чтобы понять, почему его так опасались, расскажу эпизод. На одних учениях я как-то не спал почти трое суток, просто было некогда. Переезд, работа, снова переезд (я старший по машине, уснешь, водила стопудово вслед за тобой и считай оба в кювете, поэтому всю дорогу травил анекдоты), работа и опять. Тут вроде ночью отработали, и новый ротный меня пожалел – отпустил поспать пару часов. Зря он это сделал. Я проснулся в 6 вечера, встаю с кровати в палатке, закутанный в одеяло. Бока чего-то ломит, голова шумит, никого нет. Слышу, стучат на ужин, я за котелок и вперед. Подхожу, наши меня увидели и ржут. Спрашиваю:

- В чем дело?

- Ты бы видел, как тебя взводный пытался разбудить (для полноты рассказа, я в тот момент185см роста и 90кг веса). Он тебя сначала позвал, потом давай по щекам хлестать, взял за ноги и головой об землю стучал и по ребрам пинал. Потом завернул в одеяло, и положил спать. Поставил за твой планшет двух Андрюх, а сам сел на страховку контролировать другие сети. – Если честно, этот момент не помню вообще, что рассказали, то и пересказываю.

Единственный человек, которого я так и не понял, кто он по жизни – это мой второй ротный. Он пришел к нам после службы в Афганистане, что сразу вызвало определенное уважение, которое как-то постепенно улетучивалось. С одной стороны, на учениях он пахал как и первый, может не все поначалу знал (он из РЛС-ников и в системах управления войсками ПВО не работал), но вникал. Потом как-то все меньше и меньше. Он, если надо, делился последним куском с солдатами (история про шмат сала), но стоило начальству высказать какое-то недовольство им или ротой, начинал дрючить нас по не по теме.

С другой стороны, на стационаре он практически не работал. Несколько раз его ловили и комбат и начштаба батальона за тем, что он отправлял нас на занятия, а сам тупо отсыпался в кабинете. Это мы как раз могли понять, молодая жена и все такое прочее. Непонятно, почему после его залетов нужно было дрючить роту строевой подготовкой. Ведь за весь мой второй год службы у нас в роте не было ни одного залета со стороны солдат, ни по дисциплине (если не считать моего личного конфликта с ним), ни за спиртное. Были правда две попытки побега молодых, но мы их по тревоге находили в разных уголках военного городка. Один по маме соскучился, другого девушка бросила. Второго я сам лечил при помощи своей замужней одноклассницы. Показывал ее фотку, говорил, смотри тоже замуж вышла (хотя мы с ней и парой не были никогда, просто полгода до замужества писала и фотку выслала), ну и что теперь – плюнуть да растереть. Потом я Танюхе с Серегой рассказывал, как ее фотка спасала одного бойца от резких движений.

Я так понял, второй ротный мало в чем разобрался по теме. Но были два взводных по 10 лет в этой роте и до автоматизма наработанная система подготовки солдат сержантами. Катиться, ну и хай катиться, лишь бы его не трогали. Я не знаю, так ли это было на самом деле, но к такому выводу пришли мы – сержанты, когда его залеты участились, и он все чаще стал муштровать нас строевой. Во время очередного такого воспитательного марша и произошел конфликт, который и подгадил мне окончание службы и испортил отношения с ротным.

Накануне за пару дней я получил травму в виде нагноения на большом пальце правой ноги. То ли заноза, то ли порез, не помню, и наш фельдшер-солдат мне вырезал его на местном наркозе, намазал Вишневского и запретил сапоги. Взводный одобрил, я два дня был либо в казарме, либо в учебном классе, но в тапочках. Ротного не было вообще. Что случилось с ним мы не знаем, но он как-то прибегает в роту весь взмыленный, всех выстраивает и начинает шерстить у кого что в тумбочке, как ремень затянут, всё ли соответствует уставу в форме одежды. По мелочи накопилось практически у всех, но главным оказались дерматиновые нашивные полоски - потники внутри пилоток. Каждый второй их летом отрывал. В результате рота была выстроена перед казармой и отправлена на плац. Ротный командовал сам, я шел прихрамывая первым с левого ряда.

- Выше ногу, тянуть носок – скомандовал он персонально в мою сторону.

- Не могу – на ходу ответил я и получил смачный пендель. Я выскочил из строя, хотелось прибить, но забор дисбата был в 50м от нас.

- Да пошел ты, козёл – сказал я ему и пошел в казарму. Ротный догнал роту и повел её на плац. Я в казарме снял сапоги и сидел у Витьки в коптерке. Было жутко обидно, все, что я заслужил по службе, когда учил молодых и тащил работу на учениях – пинок под зад. Как-то сразу стало по фигу, что и как там дальше будет.

На следующее утро комбат объявил мне трое суток ареста за неподчинение приказу командира, и меня тут же повезли в Минскую губу. Завсегдатаи говорили, что она располагалась в здании, где было расположено фашистское гестапо в годы войны, а еще ранее какой-то мужской монастырь. Здание сразу показалось мрачным, а когда я спускался на первый этаж подвала и увидел на одной из камер надпись «Здесь была замучена Вера Хоружая», ну как-то вообще стало не по себе. Мне была прописана одиночка, но через какое-то время ко мне «подселили» еще двух бойцов. Камеры представляли собой монашеские кельи и оставляли довольно таки подавляющее впечатление.

Но отсидел я там не трое, а четверо суток. Меня должны были выпустить как раз в день финала мексиканского чемпионата между Аргентиной и Германией. Ротный сделал подарочек и не послал, как положено, никого за мной. В результате мы с парнями на четвертое утро разделили две пайки на троих, также как накануне ужин.

Меня привезли к обеду, ротный вызвал в кабинет и спросил улыбаясь:

- Понравилось?

- Нет.

- Ещё хочешь?

- Нет.

- Иди.

- Есть.

Мне стало просто не интересно тащить службу дальше. Я начал просто формально выполнять свои обязанности, не добиваясь ни результатов, ни их качества. До дембеля оставалось 4 месяца. Ротный пытался меня унизить, где мог, я в свою очередь его подставить. Иногда и то, и другое выглядело довольно забавно.

Показать полностью
29
Армейские фотографии знаменитостей.
21 Комментарий  

Кто есть кто - в конце поста. И да, Зверева и Моисеева - нет. Можете добавить сами.

Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост
Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост

Боярский

Сухоруков

Сюткин

Добронравов

Краско

Дедюшко

Кипелов

Медведев

Кравченко

Лагутенко

Армейские фотографии знаменитостей. Армия, знаменитости, фотография, кот, длиннопост

Не служил, но одобряю.

Показать полностью 10
153
«Проявление диктатуры»: в Италии появилась петиция против отправки войск на границу России
39 Комментариев  
«Проявление диктатуры»: в Италии появилась петиция против отправки войск на границу России Политика, мир, армия, военная техника, Италия, граница, Россия, russia today, длиннопост

Более 20 тыс. итальянцев подписали петицию против участия национальной армии в международном батальоне НАТО в Латвии, который будет сформирован уже в этом году. Обращение направят президенту Италии. Автор инициативы, блогер Томмазо Лонгобарди, рассказал RT, что такой агрессивный жест лишь ухудшит отношения Рима и Москвы. В Facebook активиста поддерживают более 500 тыс. пользователей.


26-летний блогер из Рима Томмазо Лонгобарди призывает соотечественников обратиться к президенту Италии Серджио Маттарелле с просьбой отказаться от участия в многонациональном батальоне НАТО, который в этом году будет сформирован в Латвии, рядом с российской границей.

«Решение итальянского правительства отправить военных к границам РФ —ещё одна неоправданная провокация, как и санкции против дружественной России, которая часто нам помогала», — заявил молодой активист RT.



Он считает, что участие в батальоне НАТО угрожает национальной безопасности Италии.


«Правительство нарушает Конституцию республики, в которой сказано, что Италия отвергает войну как инструмент агрессии против свободы других народов и в качестве средства для разрешения международных споров. Кроме того, никто не спросил граждан, хотим ли мы отослать наших военных в Латвию, это не демократическое решение, а проявление диктатуры», — считает Лонгобарди.



У российских границ


В июле прошлого года бывший премьер-министр Италии Маттео Ренци заявил, что Рим направит в Восточную Европу 150 военных, которые пополнят международный батальон Североатлантического альянса в Прибалтике и Польше. К такому решению правительство пришло после саммита НАТО в Варшаве.


Нынешний глава кабмина Паоло Джентилони, который ранее занимал пост министра иностранных дел, заявлял, что такой шаг призван успокоить союзников по альянсу, которые находятся в зоне риска.


«Это не акт агрессии в адрес России, а защита границ альянса», —цитируют Джентилони итальянские СМИ.


Ответственность за формирование подразделения в Латвии возложена на Канаду. В его состав войдут военные из Испании, Польши, Албании и Словении. Пока отряд ещё не собран, безопасность Латвии будет обеспечивать армия США.


Так, в начале февраля в Латвию из Вашингтона прибыли более 220 военнослужащих роты тяжелой бронетехники.


Вместе с латвийскими коллегами они уже провели учения на востоке страны, по завершении которых солдаты остановились в городе Резекне, расположенном в 40 км от латвийско-российской границы.



Достучаться до властей


Итальянский блогер создал петицию, которая будет отправлена на рассмотрение президенту. Ему уже удалось собрать более 20 тыс. подписей.


«Петиция не имеет юридической силы, но зато она отражает мнение людей. В Италии многие разделяют мою позицию, поэтому мне удалось собрать все подписи без помощи каких-либо организаций и политических партий», — поясняет он.


В прошении Томмазо отмечает, что участие в провокациях НАТО отразится на экономических отношениях между Москвой и Римом.


«Мы просим отказаться от решения, которое не только грозит опасным конфликтом, но и может нанести вред нашим компаниям, которые уже терпят убытки из-за санкций», — говорится в тексте петиции, с которой ознакомился RT.



Беспартийный активист


Томмазо рассказал, что итальянские СМИ поддерживают правительство и игнорируют подобные петиции, поэтому молодой человек решил использовать социальные сети, чтобы делиться альтернативными новостями. На его страницу в Facebook подписано более 500 тыс. человек.


«Я не мог терпеть лицемерия наших СМИ, которые придерживаются строгой политической линии. Они часто нападают на российского президента Владимира Путина без причин, я же стараюсь сбалансировать информацию и показать реальную ситуацию», — говорит он.


Блогер отметил, что многие его знакомые находятся под влиянием западных СМИ и считают российского лидера «жестоким диктатором», но не могут объяснить своей позиции.


В прошлом году активист собирал подписи итальянцев, чтобы добиться отставки председателя палаты депутатов парламента республики Лауры Болдрини. По его мнению, политик поддерживает мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки, в то время как граждане Италии сидят без работы.


Сейчас Томмазо не принадлежит ни одной политической партии, но не исключает, что в будущем может присоединиться к какому-нибудь политическому движению.


«Пока я не хочу вступать в партию, но всегда поддержу любую инициативу, которая будет удовлетворять потребностям граждан Италии», — добавил он.



Юлия Гуреева



Источник: https://russian.rt.com/world/article/361642-nato-italiya-lat...

Показать полностью
107
Армейские байки и страсти 2.
10 Комментариев в Истории из жизни  

Другие категории как-то и не хочется вспоминать, но придется. Из-за одного такого тупорылого карьериста я, как оказалось, чуть не угодил в тюрьму на ровном месте. Это был наш начштаба части. Военным он был старательным, но много не догонял в том деле, которым руководил. Так получилось, что я, сидя за планшетом в центре передвижного пункта управления, был свидетелем того, как вышестоящее руководство шпыняло его за просчеты и ошибки, а между собой посмеивалось над его комплекцией и способностями.

Хоть меня и не было видно, но он знал, что я там сижу. Наверное, поэтому ненавидел меня люто и не скрывал своего предвзятого отношения. Хоть я и держал всегда язык за зубами, для всех не было секретом, кем считают нашего начштаба в управлении.

О том, как он влепил мне 7 суток ареста вместо 10 дней отпуска, объявленных командующим, я уже писал (Армейские байки. Как я однажды послал). Однажды, когда я с температурой вместо физзарядки пошел на прогулку, как положено по подъему, ему понадобилось инспектировать часть. Встретив меня и не поверив объяснениям, потащил в санчасть и пообещал 7 суток ареста, если температуры нет. Градусник показал 37,5, он обругал фельдшера срочника и влепил мне 3 суток ареста за нарушение воинского распорядка дня, объяснив, что раз я сержант, то должен сдохнуть, но быть с бойцами на зарядке.

У наших даже прапорщиков появилась поговорка, если начштаба приходит к нам в казарму, значит крайний я. Чтобы он не увидел в расположении батальона, он вызывал меня, распинал и давал от 5 до 7 суток ареста. Всего за время службы лично он влепил мне 51 сутки ареста. Правда, я не отсидел ни одних, благодаря мудрым советам в свое время сержанта Т.

Доходило до смешного, наш командир части фанател от футбола и шахмат и эти виды спорта поощрялись в свободное время, начштаба наоборот терпеть не мог, но мирился. Как-то на 9 мая был устроен чемпионат военного городка по футболу. Кроме нас в нем приняли участие еще 5 команд. В финал вышли мы и разведчики. Наше преимущество было в сыгранности, и в том, что полкоманды занималось футболом на гражданке в разных СДЮШОР, у разведчиков была отличная физподготовка и дыхалка. Они просто всех перебегали. Но командира не было, а гости из округа приехали и невиданное чудо - начштаба пришел на футбольный матч. Я был капитаном команды, и его напутствие выглядело так:

- Это что такое капитан - младший сержант, когда тут и сержанты и даже прапорщик есть?

- Да он хорошо играет! – заступился наш вратарь-прапорщик.

- Посмотрим, посмотрим.

Игра начинается, и на первой минуте закидываю вратарю разведчиков плюху метров с сорока за то, что далеко вышел из ворот. Потом они нас, конечно, прижали и за счет дыхалки перебегали и забили два гола. Первый тайм проигрываем 2:1. Во втором стали играть организованней, загоняли их перепасовками и прижали. В какой-то суматохе заталкиваем буквально один мяч. Ничья. Остается минут 5 и тут мне слева от Витьки-одессита прилетает пас-сказка на ногу, луплю со всей дури и попадаю в перекладину. Обидно, досадно, но ладно. В следующей же атаке мой друг Андрюха навешивает в штрафную к 11-метровой, вратарь и защитник идут на перехват, на долю секунды опережаю обоих подставляю голову. Мяч летит в девятку, я получаю одновременно размашистый поджопник от защитника и хук слева прямо в ухо от вратаря. 3:2 мы победили. Награждение и - пред светлы очи начштаба:

- Ну что, молодцы, поддержали честь части. Но вот капитан у вас безответственное дерьмо. Это ж надо же при скользком счете такой пас загубить. Мазила, только в перекладины и можешь попадать. Чтоб он больше не был капитаном.

Мы стояли, скромно потупив глаза, чтоб не подавиться от смеха.

Вот однажды и наступил его звездный, как казалось, час. За мной образовался невольный косяк. Уходя из учебного класса, я в темном коридоре вырубил по ошибке не тот рубильник, потом разобрался и вырубил тот, включив первый. На беду в это время секретчики были временно подключены к учебному корпусу, и хоть они успели переключиться через запасные каналы связи и сохранить инфу, но сам факт уже ЧП, плюс оказалось, что подключаться к удаленному источнику энергоснабжения они не имели права и сделали это по приказу начштаба, который подумал, ну что там может случиться.

Когда начались разборки на местном уровне (скрыть факт от управления 20 минутного форс-мажора у секретчиков не удалось), меня вызвали, я объяснил свои действия и мне сказали – Иди пока.

Через полчаса прибежал парнишка из канцелярии и сообщил, что начштаба отдал приказ о расследовании преднамеренной диверсии с моей стороны с целью подрыва боеспособности части. Это была уже уголовная статья, настроение ушло в минус. Но через два часа пришел мой алматинский товарищ Женька, с которым служили и сказал, что все будет в порядке. Он написал письмо и отнес его замполиту части, в котором подробно рассказывал ход дела, проявив прекрасное знание юридической части вопроса. После армии, кстати, он поступил в вуз на ревизора. Сказал, что поднимет скандал, если начштаба приведет свои угрозы в действие. Ну, я думаю, парень крепко рисковал. В любом случае замполит выступил против, плюс еще из округа позвонили и объяснили, что при разборках скорее некоторые командиры вылетят из армии, чем посадят бойца. Скандал замяли, ведь, по сути, он не стоил и выеденного яйца. Но позволил мне, кстати, понять, кто мои настоящие друзья, и кто и как из офицеров ко мне относился. Когда спустя месяц на учениях мой генерал, с которым я работал на своих машинах в минуту отдыха начал шутить, что я устроил внеплановую проверку работы секретной части, мне как-то не было смешно.

Продолжение следует.

Показать полностью
94
Армейские байки и страсти.
4 Комментария в Истории из жизни  

В преддверие 23 февраля хотелось бы вспомнить тех людей, с которыми обычно ассоциируется армия, тех, кто служит не два года, а всю жизнь. У каждого срочника советских времен они делятся на несколько категорий. Первые это настоящие офицеры и прапорщики, кто тащил службу, и на ком держалась реальная боеспособность нашей армии. Вторые это пофигисты, которые в армии нашли способ обеспечить определенный уровень жизни и особо не рвались тянуть лямку. Среди них могли быть лёгкие неравнодушные и сочувствующие солдатам, если они от этого не страдают, офицеры, как наш однофамилец знаменитого маршала. Мы так его и называли, заменяя звание майора на маршала. С ним любили дежурить все – хоть на боевом дежурстве, хоть по части. Знали, что не будет лишней муштры и дебилизма, потому и старались не подводить мужика залетами. Однажды во время чемпионата мира по футболу в Мексике, мы смотрели в час ночи матч со сборной СССР. Нельзя, но если очень сильно хочется, то можно. Посередине первого тайма в казарму врывается этот майор (почему дневальный не скомандовал?), мы аж приподнялись на табуретках. Он прижал палец к губам, взял ближайшую табуретку и сел в первый ряд. Как только матч окончился, майор встал и недовольно заявил:

- Не понял, почему нарушаем распорядок дня? Чтоб через 5 минут были тишина и порядок. – Естественно приказ был выполнен и ни кому, потом не пришло в голову, бравировать этим на всю округу.

Были среди пофигистов и те, кто откровенно подтаскивал всё, что плохо или хорошо лежало, чтобы жить «немножко лучше, чем царь». Как правило, большинство из них имели откровенно скверный характер и периодически имели свойство дрючить солдат и чаще всего не по делу.

Третью группу составляли откровенно тупые товарищи, их концентрация была не больше чем на гражданке, но их действия в армии явнее обнажали эти качества. Они тоже подразделялись на хитрожопых карьеристов и трудоголиков. Если вторые были безобидны, и им иногда даже хотелось помочь, хотя за глаза, конечно, посмеивались, то первые были откровенным злом. Не будучи специалистами в том деле, за которое они отвечали, они прекрасно понимали, как завести нужные знакомства, кому и что нужно вовремя доложить, чтобы их карьера продвигалась вперед. Чаще всего они имели среди сослуживцев «друзей» из первой категории, за счет кого и продвигали себя.

Но все советские офицеры и прапорщики умели материться. Зачастую, это даже заменяло обычный язык на учениях и имело уникальный воспитательный успех на солдат. Я помню как на тренировках, когда мы не выполнили норматив по бегу в противогазах, мой взводный на дрессировке скомандовал: «За Родину ё… вашу …. кочерыжку, мать, бегом марш!» Бежать как бы стало на порядок легче, и мы перевыполнили норматив на полминуты. Также наш комбат, тихий и интеллигентнейший еврей с двумя высшими образованиями, за два года от которого мы не услышали ни одного матершинного слова, 15 минут костерил нас отборным матом, когда мы всем батальоном написали заявления с просьбой отправить в Афганистан.

Дело было так. Однажды нас подняли по тревоге, погрузили без оружия в машины и повезли в центральный военный госпиталь. Там оказалось, что привезли на сдачу крови для ребят афганцев. Для кого-то кровь напрямую переливали на операционном столе. Более того, в коридоре, мы наткнулись на солдат, лежащих на передвижных кроватях. Один из них был без ног по колено. Мы уставились на него как бараны, а он хитро так улыбнулся: «Да ни чё, братки, главное живой». После этого все кто был в госпитале, понесли свои заявления замполиту части. Замполит оказался тоже Человеком и сдал все заявления комбату в руки. Вот тогда мы и услышали, то, что в советской пропаганде того времени было не узнать, но матом. Если перенести смысловую нагрузку того, что сказал комбат, звучало это примерно так:

- Эта никому на хрен не нужная война скоро кончится, а вы можете просрать свои жизни в бесполезной мясорубке. Родина поставила вас защищать ее рубежи на главном направлении против основного врага, а вы, вашу мать, дезертируете туда, где вам оторвут башку и взятки гладки. Чтобы подготовить спецов вашего уровня, нужно минимум полгода, и вы хотите оставить Родину без небесного щита, кто вы после этого? И, наконец, гробы с вашими безмозглыми головами, пришлют в ту часть, откуда вас направили в Афган. Какими глазами я буду смотреть вашим матерям, если они будут знать, что я послал вас на убой? Поэтому если хоть один дурак будет настаивать на своем заявлении, я зашлю его в самый глухой лес в хозроту свиньям хвосты крутить, где ему будет самое место.

Он стоял перед нами, всегда белокожий, а тут с красным лицом и шеей, и мы готовы были провалиться сквозь пол. С тех пор его стали называть Батей. Так обычно зовут всех комбатов, но к нашему до данного эпизода это прозвище как-то не клеилось.

Такой же урок однажды преподнес и начштаба батальона (поначалу майор потом подполковник), которого я считал и считаю эталоном советского офицера. После крупного залета с бухлом при подготовке перевода салабонов (от полугода до года службы) в черпаки (от года до полутора) он выстроил всех и 15 минут объяснял последовательность отношений хитрой жопы и йуха с винтом. Я и не знал, что вариаций этих может быть больше 20 и составлять плавный рассказ. Резюмировал наш залет классической армейской формулой «Страна ждет героев, …да рожает дураков. А дурь армия-матушка выгоняет марш-броском в ОЗК на 10км».

Мой первый ротный относился к первой категории и был настоящим офицером и мужиком. Он носил очень громкую для советской армии фамилию и подходящее для нее отчество. Все были уверены, что они прямые родственники, но тема была табу. Он был карьеристом в хорошем смысле этого слова. За два месяца до нашего прихода ротный получил капитана, через полгода он ушел в Афганистан (тогда считалось для более быстрого продвижения карьеры). Через год вернулся в звании майора и стал комбатом одного из РЛС-ных батальонов, а перед нашим дембелем получил подполковника.

Его карьеризм заключался в том, что его рота должна была быть лучше всех и поэтому он гонял нас по специальности капитально, причем всех без отличия срока службы. Вообще его правило заключалось в том, чтобы рота была единым организмом. Поэтому боксы для техники убирали не только водилы, но и специалисты. А в классах за планшетами прыгали и водилы. Так у него из водилы Павлова получился очень хороший планшетист, которого тут же забрали в одно из управлений загранвойск. За залет любого бойца отвечала вся рота. Однажды он нашел водку в классе для занятий (деды готовили сабантуй), и мы два часа бегали вокруг учебного корпуса, а он по одному вызывал и допрашивал – чьё-это. Потом выстроил всех, прочитал мораль и в конце заявил: «Хорошо хоть среди вас стукачей не нашлось» и заставил дедов разбить всё на его глазах.

В другом случае после прихода двух дедов из увала в поддатом виде он поднял роту по тревоге в час ночи, заставлял полночи тренировать подъем – отбой, а полночи одевать ОЗК и бежать кросс. Объяснил коротко и доходчиво: «У меня грудной ребенок, а я вынужден сопли подтирать за 20-летними балбесами и подрываться из семьи в свое свободное время, когда нужен дома».

Отпустил за полчаса до подъема, деды, правда, потом устроили между собой разборки, и больше таких косяков не было. Если залетали молодые, слава богу, не нашего призыва, после тренировки у ротного деды проводили с отличившимися профилактические мероприятия. Били редко, только штатных стукачей, остальные обычно вместо сна, драили казарму полночи, и весь следующий день образцово несли службу, а в свободное время с кем-нибудь из сержантов учили строевой шаг.

Эти «веселые» тренировки имели и обратный положительный эффект. Однажды нам устроили реальную проверку боеготовности при случае химической атаки. Через 2,5 минуты я уже докладывал новому ротному о боеготовности. Еще через минуту был готов весь батальон при нормативе в 4 минуты, еще через пару минут прибежали остальные батальоны. Потом был кросс на 8км в ОЗК и опять мы единственные уложились в норму, несмотря на пару «трупов» в каждой роте, у которых на ходу приходилось забирать оружие, а пару спортсменов буквально на руках тащили этих «мешков». Наш первый ротный заложил в нас всё, что потом еще пару лет без него работало в роте как часы, и мы считались отличной ротой.

Показать полностью
55
Как стать сильным
20 Комментариев  
Как стать сильным
84
Испытания новых образцов новых образцов ВВСТ в условиях Арктики
20 Комментариев  

По информации заместителя Министра обороны Российской Федерации генерала армии Дмитрия Булгакова от 19.02.2017 года специалисты Главного автобронетанкового управления Минобороны России и представители промышленности начали проведение исследований и испытания новых и перспективных образцов вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) в условиях Арктики.

Испытания новых образцов новых образцов ВВСТ в условиях Арктики армия, арктика, сняряжение, техника, видео, длиннопост

В ближайшие несколько недель на современных образцах снегоболотоходной техники им предстоит пройти сложнейший маршрут от поселка Тикси (Республика Саха (Якутия)) до острова Котельный и обратно по ледовому покрытию моря Лаптевых, проливам между островами и прибрежной зоне.

Показать полностью 6 1
4894
Нормальная армия в фильмах
1017 Комментариев  
Нормальная армия в фильмах
42
Истинный Руссиано
29 Комментариев  
Истинный Руссиано
63
Как я перестал бояться и полюбил гранатомёт
23 Комментария в Истории из жизни  
Как я перестал бояться и полюбил гранатомёт армия, из жизни, длиннопост, гранатометчик

Дело было в далёком Забайкалье в июле 2016-го.

— Полезайте в машину! — приказал подполковник. Он руководит сегодняшними стрельбами. — Да не все, а по одному!

Мы повиновались и идём к раскрытому борту "Урала". Только что мы погрузили туда штук двадцать тяжеленных ящиков, которые приволокли из расположения одного из дивизионов на третьем этаже казармы. Перспектива ехать едва ли не в обнимку с потенциально опасными деревянными коробками не улыбает совершенно, но выбора у нас нет — ведь кузов не был оснащён выдвижными скамьями. Совсем. Стоя ехать не получится, придётся куда-то садиться. Но ведь это же не децкий сад какой-нибудь, а Армия, йопта, та самая, которая из щенка делает мужыка, блеать!

— Да снимите вы эти гранатомёты сначала! — одёргивает нас руководитель. — Вы как лезть-то собрались?

В общем-то, он прав. Мы есть стадо баранов: лезть с такой ношей за плечами внутрь кузова без заботливо предоставленной лестницы, крытой красной ковровой дорожкой, чревато чрезвычайными мускульными усилиями и незапланированными прикосновениями к пятой точке — это твои товарищи будут помогать тебе вскарабкаться. Плюс ещё старая рваная, шитая-перешитая форма-"цифра", в которой наверняка сдох не один десяток дембелей, может многократно порваться в самых неожиданных и весьма неудобных местах, а это, в свою очередь, чревато крепкими люлями от старшины. Его ж не будет волновать, что ты где-то на стрельбах был... Мы снимаем, в общем-то, вовсе не нужные нам каски и закидываем их на бревенчатый пол кузова; стаскиваем с себя тяжеленное оружие и по одному заползаем в грузовик, сразу же принимая из заботливых рук товарищей всё казённое убийственное добро обратно. Проклиная всё и вся, я выбираю наиболее безопасный ящик и плюхаюсь на него задницей. Ведь мог бы щас дрыхнуть, сменившись с суточного наряда! Но — хренушки. А ведь комбриг ясно распорядился, чтобы на время сборов гранатомётчики были освобождены от несения какой бы то ни было внутренней службы!.. Борт захлопнулся. Тент закрывает собой происходящее снаружи. Мы тронулись в путь. Путь близкий — всего-то километр по прямой, да вот только прямой дороги тудысь нету. Чтобы туда добраться из расположения бригады, нужно миновать тернистый путь по неровным дорогам, каким-то лесным тропам, а то и вовсе по бездорожью.

Дорога — просто адский звиздец. Поскольку июль, в кузове невыносимо жарко. Климат Забайкалья суров 356 дней в году: зимой ты можешь окачуриться от холода, а летом запросто изжаришься живьём. Чёрный прорезиненный тент кузова раскалился настолько, что готов потечь. Мы едем и постепенно теряем влагу своих тел. Не спасают даже фляжки, заблаговременно наполненные по самое горлышко ледяной водой (другой воды в нашей части просто нет) — я свою осушил до дна буквально за четверть пути. Было совершенно наплевать, что жидкая основа жизни в моей фляге согрелась, на вкус сделалась мерзкая и пропахла алюминием, из которого была сделана ёмкость, да ещё и до кучи отдавала каким-то болотом. Пот катится градом; я такой мокрый, словно только что вылез из душа, позабыв, что существуют полотенца. Надо ли добавлять, что на мне ещё и общевойсковой бронежилет 6Б-23-1?.. Я даж пожалел, что хожу в каком-то рванье, а не в каком-нибудь супер-пупер-современном костюме, вроде того, что в "Дюне" у известного психонавта Фрэнка Герберта описан.

Но жара — ещё не самое страшное в этой поездке! Оказалось, что молодой рулила-контрактник мало того что не имеет потребной для перевоза людей водительской категории, так ещё и за руль такого тяжёлого транспортного средства уселся впервые и, как грится, совсем не "чувствует его своей жопой". Он "бросает" сцепление, набирает скорость на поворотах, что-то орёт по-бурятски, сигналит, бессистемно и бессмысленно газует и тормозит. Грузовик под его управлением наезжает на какие-то неведомые камни и бордюры, подпрыгивает и проседает совсем что Ан-2. Из-за этого живое содержимое кузова смещается, набивает шишки и крепко, по-пехотному матюгается. Взрывоопасные ящики мечутся по доскам совсем как бильярдные шары, сталкиваясь друг с другом и со стенами, отскакивая в совершенно непредсказуемых направлениях. Сидящие на них хмурые люди едва ли веселятся, зная, что именно скрывается за надписями "ПГ-7" на каждом из импровизированных сидений, но некоторые из этих людей презрели опасность и самоотверженно закурили... Поставленные против всех инструкций на свои тарели гранатомёты падают раз за разом, едва держащая их рука ослабляет хватку хоть на мгновение. На прямых участках пути водила нещадно давит на газ, и адская машина рвётся вперёд чуть ли не со скоростью мысли. Целыми килограммами влетает в кузов через развевающийся тент мелкодисперсная дорожная пыль, поднятая могучими колёсами, и легко распределяется в горячем воздухе, радуя наши лёгкие, рисуя в пространстве кузова лучи света, пробивающегося через дырки в крыше. Налипая на наши мокрые морды и руки, пылища сейчас же сделала нас чумазыми. Левая нога моя, в первые полгода службы чуть не уничтоженная проявлением НУВ, от такого веселья сейчас же взбунтовалась и теперь дико болит, по ощущениям, начиная опухать. Я тоскливо думаю в это время, что судьба снова меня поимела, подписав на эти стрельбы, и что просто так, без посторонней помощи, я из машины не вылезу.

Вскоре в воздухе запахло, помимо пыли, курева и пота, ещё и безошибочным запахом горелого сцепления — драйвер всё-таки твёрдо вознамерился уганд... упрезервативить машину, так что, судя по всему, обратно мы пойдём пешком. По протестующему треску шестёрен стало понятно: ходовая часть с минуты на минуту прикажет долго жить — не тужить. Сидящий напротив с кислой миной боец-контрактник, оказавшийся механиком-водителем, нервно и с ненавистью отбрасывает погашенный прямо об шершавую ладонь окурок.

— Он её убьёт... — громко жалуется он, имея в виду машину. — Слышать не могу, как она страдает!..

Но выбирать нам не приходится. Мы единственный раз останавливаемся, чтобы подобрать на борт цыган группу оцепления, гулявшую до стрельбища пешком, и продолжаем свой путь ещё минут десять. Наконец пытка заканчивается и адский транспорт останавливается. Сейчас же из-за занавески тента слышится треск зацепов и борт откидывается, приглашая нас вернуться на планету вместе с нашими ништяками. Сначала мы выгружаем ящики, а уже потом, насквозь мокрые, грязные и чумазые, вылезаем из машины и оказываемся на опушке какого-то леса. Прямо впереди примерно на километр или чуть больше простирается широченная просека. Я понимаю: стрельбище. Мне вылезти удалось не без труда, но всё-таки удалось. Я закидываю за лямку бронежилета свою "базуку" и двигаюсь вслед за остальными, чтобы морально и физически приготовиться к стрельбе, ужасно хромая и еле успевая.

По какой-то совершенно е... чокнутой директиве сверху два раза в год в нашей бригаде проходят сборы противотанкистов. Рандомным образом расставленные по штату военнослужащие, получившие к своей воинской должности приставку "-гранатомётчик", отправляются на местное стрельбище. После нескольких теоретических занятий им предстоят практические стрельбы из ручных противотанковых гранатомётов РПГ-7В. Предполагается, что благодаря теоретической базе и огневой практике боец получит исчерпывающее представление об ручной противотанковой артиллерии, постигнет все премудрости, поймёт все-все возможные косяки при стрельбе из такого оружия и ваще станет труЪ. А в реале оказалось, что из всей хреновой горы радиотелефонистов-гранатомётчиков, разведчиков-гранатомётчиков и мехводов-гранатомётчиков со всей бригады (~полсотни рыл) на стрельбы привлекаются только за*банные жизнью в нарядах срочники одного из дивизионов и ещё по нескольку контрактников из других подразделений — в общей сумме 7 или 8 человек. А ещё нам никто не сказал, что делать, если что-то пойдёт не так. Это ж, йопта, гранатомёты, а не водяные пистолетики! Удивительное рядом: за целый год в армии я ни единого разу не стрелял из автомата! Ну, и выпало же мне на долю нечто куда как круче... В августе 2014 года на одном из балконов в тишайшей Апрелевке (Наро-Фоминского района Московской области) я слушал рассказ пожилого геолога о его службе в армии. В числе прочего он рассказывал о том, как он стрелял из этого самого РПГ-7. Он очень доходчиво объяснил мне тогда, как надо действовать, если у тебя в руках эта штука. Разве мог я тогда даже подумать, что очень скоро мне эти знания пригодятся?.. Можно сказать, мужик спас мне если не жизнь, то много нервов уж точно. Самое главное, что он мне сказал: "Не очкуй! Оружие этого не любит".

Выгруженные ящики нами сейчас же вскрываются. Мы зря опасались: содержимое аккуратнейшим образом расфасовано и предусмотрительно зафиксировано в деревянных колодках. Вскоре из ящиков на свет появляются десятки длинных зелёных картонных тубусов и соизмеримое им количество затянутых в полиэтиленовые "воздушные подушки" выстрелов ПГ-7 различных модификаций. В зелёных тубусах находятся тубусы поменьше, а уж в этих тубусах второго порядка хранятся пороховые заряды-ускорители.

Немношк матчасти. Принцип подготовки гранатомёта РПГ-7 к выстрелу до детского прост:

Возьмём сначала укропу С основания выстрела ПГ-7 снимается крышечка, а под ней обнаруживается резьба для вкручивания её в основание порохового заряда-ускорителя. Заряд, конечно, немедленно вкручивается. С головной части выстрела снимается другая крышечка, за которой скрывается головка пьезовзрывателя, пока ещё безобидная, потому что удерживается чекой;

— Гранатометчик берёт гранатомёт и держит его таким образом, чтобы он ни в коем случае не направлялся в землю (ну, параллельно земле, короч); помощник гранатомётчика заталкивает в гранатомёт выстрел с пороховым зарядом, пока винтик на головной части не упрётся в паз на стволе оружия;

— Пьезовзрыватель приводится на боевой взвод после удаления чеки посредством вытягивания прикреплённой к ней тряпичной ленточки. Взрыватель контактный и начинает действовать после крепкого соударения гранаты с каким-нибудь препятствием; в случае промаха или перелёта граната самоуничтожается через несколько секунд. С того момента, как чека покидает своё место, выстрел становится смертельно опасен. Нам не объяснили, что нужно делать в случае несхода боеприпаса. Кто-то ляпнул, что можно затолкать чеку обратно и просто вывинтить ускоритель. Не знаю. Нам ведь не объяснили.

Всё. Все готовы. Подогнали пожарный расчёт на случай, если что-нибудь улетит куда-то не туда и воспламенит лес; фельдшерица-прапорщик с увесистой медицинской сумкой приехала на легковой машине вместе с руководителем стрельбы. Сейчас будет обязательный в таких случаях ритуал святого Фотоотчёта (как ни крути, а без показухи никак). Мы строимся в одну шеренгу: все как один в касках (больше они нам не понадобились), с сумками и гранатомётами. Нас снимают со всех сторон и дают добро начинать потеху. Первая пара стреляющих расходится по огневым позициям. Меня отзывают в сторону, чтобы я, слывущий писарюгой, "по-бырику" заполнил раздаточно-сдаточную ведомость боеприпасов на пункте боепитания (форма 9А по ОКУД! я действительно знал делопроизводительскую науку). Стою, заполняю... Вдруг землю тряхнуло, а я сам ощущаю вполне ощутимый такой удар по обоим ушам одновременно, отчего вздрагиваю и рисую длинную-длинную кривую на листе. Какие-то доли секунды я трачу на то, чтобы найти того, кто хлопнул по моим ушным раковинам, но никого рядом не оказалось, зато впереди и правее, метрах в тридцати от меня, в облаке сизого дыма стоит первый стрелок, а впереди, примерно в 700 метрах уже виднеется разрыв боевой части. Через две секунды глуховатый хлопок достигает нашей опушки. Я понял, что это так мощно по мне вмазал сам выстрел. Это ж нихрена себе! Я слышал вблизи всякое: даже как взлетает фронтовой бомбардировщик Су-24! Но с выстрелом из РПГ, произведённым с собственного плеча, это никогда не сравняется. И как, спрашивается, мне не очковать теперь, вскидывая такую убийственную мощь на себя?.. Недолго мне пришлось думать над этим — сейчас моя очередь. Ну, думаю, чему быть, тому не миновать, стрелять — так стрелять, а помирать нам рановато... Мне дают в руки танковый шлемофон.

Еле переставляя левую ногу, выхожу на огневую позицию. За спиной у меня торчат два ПГ-7. Цепляю ПГО (прицел гранатомётный оптический, помогает при стрельбе на большие и близкие к предельным расстояния; незаменим близоруким бойцам вроде меня). Роль помощника гранатомётчика играет руководитель стрельбы на участке, довольно добродушный старший лейтенант-взводник с n-ного дивизиона. Он аккуратно, но методично готовит выстрел, попутно объясняя, как целиться в оптический прицел и где находится моя цель — во-о-о-он тот высокий деревянный столб. Збца! А чо мы по мухам ещё не стреляем? Я все наставления усвоил с первого раза, но всё равно мне было СТРАШНО. Я сомневался, что моя граната улетит хотя бы приблизительно в сторону обозначенной цели.

— Так. Ты стреляешь два раза, а потом заряжаешь мне. — сказал старлей, прикручивая ускоритель.

— Есть! — отвечаю я.

Поднимаю гранатомёт и, говоря по-авиационному, "вывожу в горизонт". Ноги на ширину плеч, спину прямо. Сейчас же в ствол РПГ руками офицера заталкивается выстрел. Чека покидает своё место, пьезовзрыватель становится на боевой взвод. Всё. За всю свою жизнь младший сержант Соловьёв ещё не держал в руках ничего более опасного и смертоносного (не считая хорошеньких девиц, конечно же). Ф-ф-ф-фух! Ну, куда деваться... Избавиться от этой хреновины щас можно только одним способом. Я ищу в прицеле тот столбик, понимая, что попасть в него полюбас не смогу, но всё равно ловлю его в перекрестье. Все чувства максимально обострились. Как же печёт это долбаное солнце!.. Бегущая по шее капля пота препротивно щекотала кожу, заставляла дрожать.

— Всё готово, уже можешь стрелять! — слышу я приглушённый шлемофоном голос офицера. Видимо, он решил, что я ожидаю команды или же ваще, выражаясь популярно, засцал. А я на самом деле в этот момент сходил нахрен с ума, молился всем известным и неизвестным богам... Задержав дыхание, я мысленно перекрестился, зажмурился и сжал гашетку...

Сильно, но не настолько, чтобы оглушить, долбанул мне по правому уху взрыв порохового заряда. Шлемофон всё-таки справился со своей задачей — в ухе звенит всего секунд пять, не больше. Хитро сконструированная металлическая труба направила всю энергию взрыва заряда на выталкивание гранаты и пуск её силовой установки. Отдачи старенький, 1975 года выпуска, но вполне ухоженный гранатомёт не имел совсем никакой. В прицел я вижу, как куда-то вперёд с охренительной скоростью устремляется что-то горящее — это работает маршевый двигатель гранаты, стабилизируемой в полёте несколькими "лепестками". Ну, зря я очковал по поводу того, что граната улетит не туда. Огненный сгусток пролетает в каком-то метре правее цели и ударяется о землю примерно в двух сотнях метрах позади; после удара граната смешно кувыркается и совсем не смешно разрывается, плюнув напоследок куда-то в небо ослепительной серебристой кумулятивной струёй. Звук достиг нас через три секунды. Взрыв меня совсем не впечатлил, да он и не должен был — граната всё-таки предназначена для прожигания брони, а не для аннигиляции целых квадратных километров поля боя.

— Так! Теперь проверь, не осталось ли там ошмётков. Да в трубе же, дурень! — посоветовал офицер повеселевшим голосом.

Заглядываю в тарель и вижу: ага, ошмётки какие-то; походу, это остатки корпуса ускорителя. Захотел я их выдуть оттуда, но неаккуратно глотнул воздуху и натурально чуть не задохнулся: сильнейший запах гари и чего-то очень зловонного чуть не вывернул меня наизнанку. Я машинально отбросил тарель от себя и чуть не уронил гранатомёт. Каждый, кто хоть чуть-чуть знаком с пиротехникой, хорошо знает этот жуткий смрад горелого пороха — он такой ядрёный из-за серы, входящей в его состав. Мне же сие амбре знакомо с детства: мы с братишкой, будучи мелкой пацанвой, после каждой новогодней ночи бегали по двору в поисках неразорвавшихся пиротехнических изделий. Что характерно, мы всегда их находили. Найденные артефакты нами вскрывались и разбирались на составные части для последующего сжигания во дворе в компании других мальчишек. Во множестве изделий был тот самый чёрный порох, который, сгорая, оставлял после себя только облачко едкого мерзко пахнущего дыма. Он служил как раз для выталкивания зарядов из пропитанных эпоксидной смолой картонных трубочек.

Энергично дунув в тарель, я выбиваю горелую картонку из оружия и снова изготавливаюсь к стрельбе. Снова те же манипуляции, но на сей раз пришлось без молитв. Первый выстрел был не таким уж и страшным, а в шлемофоне-то ваще замечательно, как я вынужден был отметить. Происходящее потихоньку начинает мне нравиться.

— Готово! Стреляй!

Сжимаю гашетку. Снова граната улетает. На этот раз я взял чуть ниже, и она отскочила от земли примерно в 400 м от огневой позиции. Отклонение от цели составило примерно тот же метр, только в другую сторону, влево.

— Молодец! — кричит старлей, пытаясь перекричать эхо от звука разрыва. — Впервые стреляешь?

— Так... т-т-точно. — ошарашенно выдавил я из себя, явно не веря, что стрельба из РПГ-7 оказалась мне во всех смыслах по плечу. А ведь я убеждённый пацифист, тихоня-канцеляр.

— Неплохо. Давай работать дальше, а то не успеем нихрена до ужина. Меня так-то дома тоже ждут.

Теперь мы со старлеем меняемся: заряжаю я, а стреляет он. Ничего сложного. Я, улыбаясь во весь свой 31 зуб, проделываю всё грамотно и точно. Старлей тож нифига не попал — это мне приподняло настроение. В ухе звенит, да и похрен... Собираю предохранительные скобы и крышечки, по которым идёт строжайшая отчётность, подбираю свой нагревшийся от стрельбы и солнца гранатомёт и иду на импровизированный пункт боепитания. Наперерез мне уже бежит следующий боец — я швыряю ему шлемофон.

Ну а как дела у остальных горе-противотанкистов?

К контрактникам никаких претензий — бывалые люди, знают всё и действуют чётко. У некоторых боевые награды. Один типок — ветеран какого-то вооружённого конфликта в Таджикистане, явно самый опытный — исхитрился "уложить" злосчастный столб. А вот срочники... Стреляют как-то... ну... вяленько, что ли. Вот тут-то и началось самое "весёлое". А я ж сразу прочухал, что не может быть всё так сразу и збс.

Идёт мой сослуживец, из одной со мной батареи, на другую огневую позицию. Там ему тот же краткий инструктаж. Шлемофон на голове, застёгнут. Другой офицер заряжает ему "базуку". Всё, вроде бы, норм. Изготовка к стрельбе, сжатие гашетки... Щелчок! Но... ничего не происходит. Граната не сходит, оставшись торчать в металлической трубе. Всё кругом замерло, повисает тягостная тишина. Боец, понятное дело, хочет нажать на спуск ещё раз, но, словно угадав его мысли, старлей орёт:

— Не тронь! НЕ ЖМИ!!! НЕ ТРОГАЙ, НАХ*Й!!! УБЕРИ ПАЛЕЦ!!! ЗАМРИ!!! — взрывается он.

Бедный боец каменеет, мелко дрожа, удерживая в руках металлическое воплощение той самой старухи с косой. Вот об осечках нас почему-то проинструктировать позабыли, очевидно, понадеявшись на наш национальный армейский авось. Йопт. Инструкции ваще по-простецки предписывают просто-напросто перезарядить гранатомёт — а ты поди ж да собственноручно вытащи боевой элемент со взведённым контактным взрывателем, а потом "повеселись", вертя его в руках и мучительно соображая, куда его девать...

Аккуратно, не дыша, старлей берётся за "голову" ПГ-7М и аккуратно тянет на себя. Очевидно, что-то пошло совсем не так, как пишется в инструкции. Не выглядело это, как "просто перезарядить". Было больше похоже на "we're totally fucked!". Гранатомёт не меняет положения в пространстве — боец сильно боится им даже шевельнуть. Опасная хреновина послушно покинула оружие; старлей, держа её всё так же параллельно земле, шепчет онемевшему солдату:

— Так, молодец. А теперь — беги.

Шок так быстро не проходит. Боец остаётся неподвижен и лишь оторопело пялится на офицера. Шары у него — с советский пятак размером.

— БЕГИ, БЛ*ТЬ, *БАНЫЙ В РОТ!!! — заорал офицер — ДА КУДА ТЫ, БЛ*ТЬ?! В ЛЕС БЕГИ!!!

Только пятки засверкали. Пять секунд — и о солдате здесь напоминают только брошенный гранатомёт и следы. Старлей кричит, чтобы никто не стрелял, и двинулся куда-то туда, куда недавно весело улетали "подарочки". Я после недолгих раздумий понимаю, что он отнесёт гранату на дистанцию выстрела, уложит её где-нибудь там на травушку, чтобы мы потом своими выстрелами подбили её. А то по осени группу зачистки полигона ждёт как минимум один взрывоопасный "сюрприз"... Благополучно сделав задуманное, старший лейтенант торопливым шагом возвращается к нам, чтобы мы продолжали. В руке его виден зелёный тубус — он умудрился ещё и выкрутить дефектный ускоритель!

— Походу, кто-то не выйдет завтра на службу, — усмехаясь, замечает кто-то из "контрабасов". — Заболеет, полюбас. *бал он такие дела.

А бойцу сейчас совсем не весело. Он, от природы бледнолицый уроженец европейской части страны, почернел сильнее негра, остановившимся взглядом пялится куда-то в землю, что-то бормочет и курит свои сигареты одну за другой.

— Ты как? — спрашиваю я его. Довольно глупо, потому что у него на лице и так написано, как он себя чуйствует и чего думает.

— Нормально, — врёт он, выдувая дым. Из-за хлопков выстрелов в ушах у меня слегка звенит, поэтому его голос звучит "металлическим", словно пропущенным через вокодер.

Я понимаю, что он никогда не расскажет о произошедшем никому, даже маме и самому близкому другу, и ещё как минимум неделю будет ходить пришибленный. Стрельбы тем временем продолжаются; мне это было не по нраву: я вижу, что у человечка батарейки сели, и потому направляюсь к подполу, чтобы попросить его пожалеть парнишку и не заставлять его больше брать в руки этот хренов гранатомёт. Даже хочу предложить отстрелять причитающиеся ему выстрелы вместо него, но на полпути к руководителю слышу крик, что подошла моя очередь, и плетусь на позицию... Незадачливый гранатомётчик остаётся докуривать свою пачку, мрачный, как тыща чертей, и ожидает своего очередного выхода.

У меня ещё два зачтённых выстрела. Уже совсем не боюсь. Отхожу, пропуская на позицию очередного стреляющего, а сам гляжу: ага, от сослуживца опять отвернулась удача. Он снова на позиции и уже зарядил. Вроде держится, стоит, целится... и почему-то слегка опускает... БЛ*ТЬ!!!

Вжух! Огненная стрела прорезает воздух явно с отрицательным тангажом. Граната вонзается в грунт всего в пятидесяти метрах (!) перед огневой позицией, пропиливает в почве небольшую канавку длиной метров в десять и оглушительно разрывается, закидывая всё впереди мелкими камушками, взрыхлённой землёй и ошмётками летней забайкальской флоры. На какое-то время просеку перед нами окутывают дым и облако пылищи...

Со всех сторон крики:

— ДОЛБО*Б, С*КА!!!

— БЛ*ТЬ, ЗАБЕРИТЕ У НЕГО ОРУЖИЕ, ОН НЕВЕЗУЧИЙ, НАХ*Й!

Да-а-а-а, ну и денёк у парня выдался... Честно говоря, это я думал, что это именно моё участие в этом безумном танце в обнимку со смертью закончится таким инцидентом, но я ошибся. Чисто по-человечески мне было жалко до слёз смотреть, как парнишка отдаёт опасную игрушку офицеру и плетётся ко всем остальным, еле перебирая ногами и уставясь куда-то в центр Земли. На лице его — какая-то даже не грусть, не обида, а смертельная усталость. Но я знал, что бессилен ему помочь. Зачем решили заставить его стрелять снова, когда он был совершенно деморализован?! Неудивительно, что вторая попытка стрельбы не удалась. Непуганые...

Всей батареей спасали бойца, дух подняли всего за неделю. Следующие стрельбы прошли удачно, а заключительный этап сборов был словно песня. 200 выстрелов были расстреляны успешно до ужина. Хотя судьба не дала мне служить в авиации, куда я жаждал попасть всем сердцем, я не мог не проникнуться уважением к старому доброму РПГ-7.

Баянометр ругался на заглавную пикчу.

Показать полностью
127
Как белорусские МАЗы воюют в Сирии
11 Комментариев в Оружейная лига  

Белорусские автомобили МАЗ широко используются не только на родине, но и за границей, где эти машины ценятся за простоту конструкции, дешевизну ремонта и хорошую грузоподъемность. 

Как белорусские МАЗы воюют в Сирии длиннопост, белвпо, армия, Сирия, маз, война в сирии, Война

МАЗы позволяют установить довольно крупные артиллерийские системы и обладают хорошей проходимостью в пустынной местности. 42.TUT.BY собрал фотографии белорусских автомобилей, используемых в Ираке и Сирии для борьбы с ИГИЛ.


Бронекрепость на шасси МАЗа


Этот МАЗ-5336, судя по эмблеме, принадлежит правительственным войскам Ирака. С машины убрали тентованный кузов, взамен которого установили бронированную рубку, в которой было размещено мощное автоматическое зенитное орудие калибра 57-мм С-60.

Показать полностью 5
229
Армейские байки или преступление и наказание
65 Комментариев в Призыв в армию.  

навеяно этим http://pikabu.ru/story/armeyskaya_istoriya_4850898

Сбылась моя мечта, служить подальше от дома и Родина отправила меня служить за 9.5 к километров на дальний восток. Много слышал о плохой кормежке в армии, но нас кормили как на убой, в ежедневный рацион входила, колбаса, яйца, натуральный сок и внимание...красная рыба!!! Не знаю точно, что была за рыба, ее привозили мороженными брикетами, тушки весили по 2-3 кг. Не знаю почему, но эту рыбу нам давали в любом виде, кроме жаренного. Вареная, тушеная, запеченная, но сцук ни разу не жаренная.

Ну и собственно сама история...Заступив дежурными по роте, автопарку, медсанчасти и.т.д., мы в полночь ходили отчитываться в дежурку, что на вверенной нам территории ничего не произошло, а по пути назад, обязательно заруливали в столовую (работала круглосуточно, дабы утром орава зеленых человечков могла плотно позавтракать) похомячить, чтобы лучше спалось дальше бодро следить за вверенной территорией. В меню у нас была жаренная рыба с лучком и овощами, жаренная картошка, в общем все что можно было пожарить, ибо печеное - вареное надоедало по самое не хочу. Обычая ночь, обычный наряд, сидим в столовой шестеро сержантов, трескаем рыбку с картошечкой...заваливается выпивший комбат с замом ( им сука закуски не хватило ), рыба застревает у нас в горле и наступает полнейшая тишина, мне тогда казалось что даже огромные столовские паровые котлы даже притихли...ВЫ ЧЕ ПИД....РЫ  тут делаете!?!?! Ну и далее в том же духе, комбат орал на нас недолго, пообещав расквитаться на следующий день. Сказать, что ночь прошла хреново - это ничего не сказать, прихода ротных ( мы были из разных подразделений ) мы ожидали как страшного суда...Мой командир ( был кстати неплохой мужик) сказал мне - сам понимаешь это залет, так что без обид :-). Отдали нас на растерзание тому самому заму командира. За казармами у нас был довольно большой участок со всякими тренажерами на свежем воздухе и беговая дорожка вокруг него. Бегать мы начали ( хорошо что без броников и автоматов ) в 9.00. , периодически нам подавалась команда "отдых" и мы просто на ходу падали в траву, отдыхали мы несколько минут ( в зависимости от настроения зама в тот момент) и вновь продолжали бежать. Экзекуция продолжалась до 15.00 ( я подозреваю что зам просто заеба....ся с нами сидеть). Итогами ее были: выливающийся пот из сапогов, сточенные каблуки, протершиеся штаны между ног!!!! Мы все похудели на несколько килограмм и четко уяснили, что жрать по ночам в столовой плохо :-). Такое вот преступление и наказание...

Р.S. Естественно мы еще не раз по ночам собирались в столовой...

77
Может, конечно, в отпуск приезжал, но всё-таки...
18 Комментариев  
Может, конечно, в отпуск приезжал, но всё-таки... что-то не то, армия, встеча, длиннопост
Показать полностью 1
1354
Армейская история.
102 Комментария в Призыв в армию.  

К 23ему.

Служил 2009-2010 год. Не помню точно какой месяц был, но точно первая половина службы. В общем.. воскресенье, народ посваливал в увалы. 3 типа вернулись в дюпель. 4го комбат выловил лично. На набережной, по форме, с пивом. Он комбата или не признал, или понадеялся, что тот его не узнал. И сказал что он с ЗРДН(зенитно-ракетные), а мы пехота.
Понедельник. Командирский день. Утреннее построение проходит быстро. Все расходятся кроме нашего батальона. Комбат кричит: Черепашки-ниндзя выйти из строя. Выходят эти трое в брониках, касках. Комбат: а где наш зенитчик? Выбегает четвертый. Комбат: не понял!? Где спец. оборудование?! 4ый убегает и возвращается с метровыми ракетой и самолетом. У всего батальона лыба. Кто-то без палива на телефон снимает. Комбат: так вы трое приседаете (точно не помню что они делали, может даже пели), а зенитчик вокруг бегает и ракетой самолет сбивает. Зенитчик бегает. Трое приседают. Батальон ржет. Офицеры говорят, что ничего смешного, серьезное дело. И тут.. от ракеты отваливается кусок и падает. Комбат: вы че ахуели?!?! Боеголовка наебнулась!!! Ложись!!! 4ро падают. Офицеры уже тоже ржут. Кто на корточки сел. Кто просто согнулся. А потом эти 4ро весь день часть потрулировали и всем рабочкам помогали. Хороший день))
Веселый комбат мужик.

635
Двойные стандарты
58 Комментариев  

Когда я был на четвертом курсе, служба в армии уже составляла всего лишь год. Но в армию все равно никто идти не хотел, и мы часто с пацанами придумывали планы как откосить от армии. Это были не серьезные разговоры, мы просто угарали придумывая различные варианты. Например заехать в военкомат на мотоцикле, или начать молиться в военкомате.

Одногрупницы постоянно нам говорили "да че вы этой армии так боитесь, всего лишь год, не так много" ну и дальше в этом духе. А потом откуда то появился вброс что девушки у которых нет детей тоже будут служить. И даже кто то приносил газету где это было написано. А кто то даже видел как об этом говорил по телеку сам путин. Среди баб началась паника, кто то собирался остаться в Казани чтобы их военкомат не нашел, кто то думал заделать ребенка. Короче так просто из девушек никто не собирался сдаваться.

Через какое то время конечно все утихло, хотя и до этого было понятно что это был вброс. Но у некоторых одногрупниц вырос живот и потом они родили. Совпадение? Не думаю.

28
РЛС нового поколения Воронеж.
13 Комментариев  
РЛС нового поколения Воронеж. армия, оборона, РЛС, длиннопост
Показать полностью 1
4978
Клуб любителей животных
324 Комментария  

«Если солдат боится, что его накажут за травму или болезнь – он и отрыв конечности скроет» - майор медицинской службы В.Белый.

Как-то в конце зимы в медпункт воинской части приходит солдат и сует под нос хирургу перебинтованную руку.


- Порезался? – спрашивает врач.


- Да не-е-е, - мнется солдат.


- Прижал чем-нибудь?


- Ну, типа того.


Врач разворачивает нечистую тряпицу и в нос шибает довольно неприятный запах. Повязка скрывает несколько рваных ран, которые уже начали гноиться.


- Ты что, мочу прикладывал?


- Да не-ет, - идет в отказ солдат.


- Когда была травма?


- Так с неделю назад.


- Чего же ты, подлец, неделю сидел?!


- Так я боялся, что накажут.


Врач рану обрабатывает и замечает некоторые странности. Раны симметричны. И очень напоминают…


- Боец, а кто тебя укусил?


- Никто, товарищ майор! – вскакивает солдат. Глаза таращит, лицо честное-честное. Короче, палится по первому разряду.


- А ну, сознавайся!


Солдат в отказ. Но майор не отступает. И постепенно вырисовывается следующая картина.


В прошлом месяце солдаты были на стрельбах, на одном из дальних полигонов. И прибилась к ним какая-то собака. Подкармливали её сухарями и супом, зверюга и носилась следом за бойцами. А в один прекрасный момент чего-то ей не понравилось, она и цапнула пациента за руку.


- Собака где? – бледнеет врач. Он-то знает, что такое бешенство.


- Да на полигоне осталась!


- Собаку ловите и на обследование! Всех контактных – ко мне!


Что тут началось! Сержанты на солдат ревут! Командир части на себе волосы рвет! Из столицы команда проверяющих вылетает. На полигон целая бригада собирается с веревками и кусками брезента – собаку ловить. Между делом обнаружился ещё один пострадавший, которого собака куснула В ПАХ! Как и первый боец, он свою травму скрывал и лечился народными средствами.


На следующий день бойцы приволакивают в медпункт черную дворнягу, которая скулит и огрызается.


- Эта? – спрашивает врач.


- Точно эта! – хором отвечают солдаты.


Собаку – на обследование. Бойцов – в изолятор. И только неспокойна душа у майора. Что-то ему во всей этой истории не нравится. Идет он в палату к первому пострадавшему и начинает его расспрашивать.


- А собака большая была?


- Да обычная собака, по колено мне.


- А какой окрас?


- Рыжая, с черным хвостом. И уши черные.


Врач свирепеет и идет к «бригаде охотников».


- Вы какую собаку мне притащили?


- Ту, что по полигону бегала, - разводят руками солдаты.


- Так это же не та собака, которая бойцов покусала!


- Вроде та, - мнется сержант.


- Где собака? – рычит майор.


Слово за слово, и оказывается, что после второго укуса, солдаты медлить не стали и собаку из автомата завалили. Труп прикопали где-то на полигоне, а когда начался шухер – приволокли на обследование какую-то левую дворнягу.


Минут двадцать майор высказывал солдатам все, что он о них думает. А потом загрузил в буханку пострадавших и расстрельную команду и повез их на полигон.


Дальнейшие два часа напоминали картину из какого-нибудь американского детектива. Поникшие солдаты ходят по заснеженному полю и ищут место последнего успокоения дворняги. За ними с каменными лицами два врача-офицера и сержант-водитель. Иногда группа останавливается. Солдаты мямлят:


- Да, вроде здесь.


И начинают копать. А снежок прошел, скрыл все следы. Попробуй найди через две недели. Ходили несколько дней. Но тело невинно убиенной нашли и на экспертизу отправили. К счастью, бешенство не обнаружили, так что погибла псина совершенно зря.


А кого ещё полгода любили на каждом собрании? Правильно – майора медицинской службы. Ибо не усмотрел за свои клубом любителей животных.

Показать полностью
26
Как учатся в военном институте (или армейские розыгрыши)
4 Комментария в Истории из жизни  

Привет всем пикабушникам! Сегодня расскажу о том как учились (да уверен и учатся сейчас) курсанты в военных института и училищах.


Для начала распорядок дня: в 6 утра подъём потом 40 минут физзарядка где-то полчаса время для умывания, потом утренний осмотр (на предмет опрятного внешнего вида), около 8 часов - завтрак, потом развод на занятия. С 9 часов начинаются занятия по предметам обучения (первые два курса общие дисциплины типа русского, математики, физики, истории, чисто военные предметы: тактика, РХБ защита, топография, строевая подготовка, огневая, уставы, в большом количестве физподготовка; на старших курсах появляется спецуха в зависимости от профиля учебного заведения: от вождения машин и танков до применения радиоэлектронных комплексов). Около 13 часов занятия заканчиваются, обед, и потом начинается "самоподготовка" (проводится как правило в тех же учебных корпусах, где и основные занятия). По окончанию самоподготовки - ужин, немного времени для личных потребностей, когда можно просто посмотреть телевизор, либо пошарахаться по казарме, либо почитать книгу, ну а затем вечерняя прогулка, проверка и отбой.

За распорядком дня в училище следят строго, проверяют курсантов на занятиях, на самоподготовке. Следят, чтоб осваивали программу и "тщательно грызли гранит науки". Но молодёжь, она и в армии молодёжь. Учиться скучно и лениво, хочется спать, молодой растущий организм почти всегда голоден, а задница жаждет приключений. Так вот, наиболее практикуемое развлечение в училище - это приколы над своими товарищами. Вот про эти приколы я вам сегодня и расскажу.

Как учатся в военном институте (или армейские розыгрыши) реальная история из жизни, армия, юмор, розыгрыши людей, смешные истории из жизни, курсанты, длиннопост

Глухая ночь. Курс спит, не спят только дежурный по курсу и дневальный. Звонок телефона....

- Дневальный (Д) 1 курса ..... курсант Петров!

- Полковник Хрмкхов (неразборчиво). Доложите, прошли ли поверку гири у вас в спорткомнате!

(Д) - ?????? О_о Не могу знать!

- Так проверьте, там на гире должна быть краской проставлена дата поверки, подпись и вес гири!

(Д) уносится в спорткомнату, возвращается назад - Никак нет, товарищ полковник!

- Как! Почему?! Да я вас.....! Чтоб немедленно поверили!

- Разрешите узнать где?

- На ФОКЕ (физкультурно оздоровительный комплекс)! Сейчас я дам команду, туда прибудет прапорщик Тихонов, он поверять будет. О выполнении доложите!

Короткие гудки в трубке. Дневальный с дежурным понимают, что им конец, будят ещё двух дневальных, собирают все гири в спорткомнате и стеная от натуги волокут их аж метров 500 - 600 до ФОКА...


Мне надо говорить, что никто гири взвешивать не пришёл, а звонил дневальному другой дневальный, курсант 4-го курса? К утру гири приволокли назад =)

Как учатся в военном институте (или армейские розыгрыши) реальная история из жизни, армия, юмор, розыгрыши людей, смешные истории из жизни, курсанты, длиннопост

Кто-нибудь знает какой позитив могут принести куче великовозрастных дитяток эти два предмета и немного воды в бутылке?


В казарме мы жили на кроватях в два яруса. Однажды ночью был опробован новый термоядерный прикол. В полторашку налили воды, заткнули горлышко вафельным полотенцем и запихали под матрас верхнего яруса так, чтобы вода капала на лицо, спящего внизу. Сами же затаились вокруг в ожидании развязки. Несколько капель, упавших на лицо спящего заставили его поморщиться и искать источник раздражения. В полусне он шарит рукой и находит полотенце, с которого на него капает вода. Полотенце выдёргивается, вода мощной струёй бьёт ему в лицо. Пока прочищаются глазищи и мозг пытается осмыслить произошедшее, в казарме стоит топот пяток по дощатому полу, гогот и скрип кроватей, на которые плюхаются шутники.

Как учатся в военном институте (или армейские розыгрыши) реальная история из жизни, армия, юмор, розыгрыши людей, смешные истории из жизни, курсанты, длиннопост

Когда я был курсантом, мы носили вот такое ХБ. Перед отбоем этот костюм складывался особым образом на табуреточку перед кроватью.

Как учатся в военном институте (или армейские розыгрыши) реальная история из жизни, армия, юмор, розыгрыши людей, смешные истории из жизни, курсанты, длиннопост

Приблизительно вот так. А с утра на зарядку опаздывать нельзя, там старшина ждёт =) Сколько радости и волнительных моментов доставляли владельцу зашитые внизу брюк (или сшитые между собой) штанины на двойную суровую нитку! Иногда к полу приклеивали тапочки (суперклеем), а один раз даже умудрились прибить гвоздями.


Особым шиком считалось пришить одеяло спящего к матрасу, чтобы получился "спальный мешок". Из такого сразу не выбраться!


Ну а как кровать из расположения в умывальник выносили, как простынёй устраивали "падающий потолок" я подробно описывать не буду =)

На последок ещё одна шалость, выполняется 5-ю лицами по предварительному сговору над 6-м. Уговаривают показать ему фокус, для этого ему надо встать на табурет и завязать глаза (например шарфом). Четверо становятся по углам табуретки, чтобы поднимать её. Пятый становится перед стоящим на табуретке и говорит держаться за его голову, чтобы не упал. По команде четверо "угловых" приподнимают табуретку на пару сантиметров над полом и начинают покачивать, а пятый медленно присаживается, создаваю иллюзию того, что 6-й поднимается под потолок. 6-й так же вынужден присаживаться на корточки, держась за голову 5-го. Потом "что-то начинает идти не так", и четверо "решают бросить табуретку". Как правило 6-й сдёргивал с глаз повязку и готовился к прыжку из-под потолка.


Фото честно стырено из интернета. Всем хорошего настроения и добра!

Показать полностью 4
213
Армейские байки. Армейские «страсти»….
45 Комментариев в Истории из жизни  

Почитал в похожих темах реальные ужасы про дедовщину в Советской армии и решил поделиться тем, с чем столкнулся сам. Сразу скажу, то что я рассказывал своим ровесникам, воспринималось ими как что-то малореальное, ибо их опыт был другим. Цифры и некоторые имена преднамеренно изменены или просто не помню.


Мы еще на гражданке были наслышаны про ужасы дедовщины и ненавидели ее сразу. Когда прибыли в часть в час ночи, вокруг нас, алмаатинцев, собрались дембеля с одним вопросом - как там на гражданке и какие свежие анекдоты есть. В общем почти до утра рассказывали всякие истории и на коварные вопросы отвечали, что денег нет. Прапорщик, что вез нас, заранее предупредил что деньги точно заберут дембеля и собрал их у себя. Через недельку, правда, честно их отдал. Потом приехали ребята из Иваново и Средней Азии (с нами 77 человек, что считалось много) и начался карантин. Командовал нами какой-то сержант в очках, который всех называл чурками (меня лысого за русского категорически отказывались принимать). При очевидных залетах по незнанию, он обычно перед строем вызывал провинившегося и отчитывал подражая азиатскому акценту:

- Ты что обурель…оборзель … Выглядел он конечно как идиот, особенно со свисающим до яиц ремнем.

Мы, алмаатинцы, быстро сдружились с парнями из Ташкента, среди которых были и узбеки, и татары и кореец Дю – здоровый и, невероятно, добрый бугай. Потом кстати вместе с ними разводили и своих и старших сослуживцев на горький перец. Им его регулярно присылали и они знали, что я его люблю. Перед кем-нибудь из россиян, белорусов или украинцев с аппетитом съедались пару стручков горького перца, и говорилось, что это вкусно. Им обычно не верили, тогда в ход запускали меня:

- Саня, перец горький будешь?

- Да с удовольствием – я подходил и, смакуя, разжевывал стручок, показывая блаженство. После этого жертва кусала перец и отплевываясь бежала полоскать рот от непривычной как нам горечи.

Была реальная группа таджикских пацанов, которые вообще не понимали русского языка, но только на первом году службы. С таким таджиком меня поставили первый раз дневальным. Он умудрился разозлить какого-то старослужащего, и тот начал наезжать на пацана прямо по посту. Я кое-как погасил этот конфликт, фактически закрыв парня собой и не давая его бить. А поскольку мы еще не давали присяги, а я был на голову выше этого деда, он как-то не рискнул на меня прыгать. Позже этот таджик стал поваром, и у меня на кухне был полный блат от масла с хлебом и жаренной картошки по вечерам до мяса или специального плова по каким-либо событиям.

Через месяц карантина нас отправили по ротам и батальонам, где и стали дрючить. Но только дрючить в нашей части означало учить молодых бойцов профессиональным навыкам. За бестолковку сержант заставлял бегать кросс в противогазе, отжиматься от пола или проходить «дорогу жизни» на спортплощадке.

Конечно были и неуставные взаимоотношения. Пацаны на полгода старше стояли в окнах на шухере, пока деды смотрели телек, бегали за сигаретами для дедов, пару чмошников стирали за дедами белье. Кто отказывался получал, но повторно его уже не заставляли.

Когда я стал сержантом, первым делом настоял, чтобы молодые не стояли на шухере в мое дежурство. Объяснял, что лучше залечу с телевизором и получу взыскание, чем меня будут прессовать за неуставные взаимоотношения. Деды поворчали, но в итоге решили твои залеты, твои проблемы.

Молодых периодически били, но при мне ни разу просто так. За вольную или невольную подставу, за залет по пьянке (оборзевший дух, еще службы не тащит, а уже бухает), за неуважительное отношение или дерзость в сторону старослужащих (я дважды получил и понял важность иерархии), но преднамеренного гнобления не было. Были и просто идиотические случаи.

Наш сержант взвода молодых радистов только стал черпаком и любил в классе массу подавить, вместо того, чтобы молодых гонять. Отправлял нас на физзарядку, а сам отлеживался в казарме. Дедам это не понравилось и они вызвали его на разговор с хорошей плюхой по роже (разведка донесла). Тот начал буйствовать и на следующее утро ребятки с юга СССР отправились на зарядку в 20-ти градусный мороз без шапок и положенных перчаток. Мало того, что пробежали 3-хкм кросс, так он нас еще и на дорогу жизни завел. Там надо было на руках по металлическим трубам метров двадцать перейти. К завтраку весь взвод, кроме двух «казахов» меня и Гани, отправился в санчасть. У кого отморозило уши, у кого вздулись волдыри на ладонях от термальных ожогов. Сержанта посадили на губу, а потом и вообще заменили на другого.

Но ребят на полгода нас старше гоняли посильнее. С одной стороны, сохранялись там какиетрадиции, которые наш первый ротный жестко пресекал, а с другой за год службы из них только два парня белоруса и сержант Павлов стали спецами, причем Павлов был и спецом и водителем. Остальные были балластом всю службу, а двоих самых гнилых дембеля напоследок отхреначили, несмотря на то, что они уже были деды. Поскольку эти два дембеля были моими земляками, я как-то за них заступился. Виктор и Наиль меня просветили:

- Саня, эти козлы стучат с первого своего дня в армии. Половину наших залетов на их совести. Кстати, наверняка и на тебя уже стучали. Кто ты, как общаешься, чем тебя можно прижать. Ты думаешь просто так, все быдло бестолковое через полгода из роты убрали, а эти остались, и даже ротный ничего не смог сделать.

Была еще одна прикольная дедовская традиция в батальоне. Три наши роты имели специфические прозвища: нас планшетистов называли «суслаˈми», соседнюю радиоприемную «зайцаˈми», а радиопередающую «моржами». Если вечер был томным или по телеку ничего интересного после отбоя посмотреть было нельзя, деды развлекались лежа на кровати. Кто-нибудь из них подавал команду:

- Суслы´!

Молодые обязаны были лежа горизонтально громко ответить – Мыыыыы!

- Всеобщее презрение зайца´м!

- Вот сууууууки! – кричали молодые. Со стороны приемников раздавалась ругань дедов с выскоком в коридор:

- Душары, салабоны, сгною, …бу, глаз на жопу натяну и моргать заставлю!

Выходили в коридор наши деды и заявляли:

- Наших духов не трогать, своих дрючьте!

- Ах так – подрывались деды приемников – Зайцы´!

- Мыыыы! – отвечали молодые из приемной роты.

- Всеобщее презрение сусла´м!

- Ууууу, сууууки!

Теперь начинали ругаться на молодых зайцов наши деды и получали ответку. В это время над нашими дедами начинали прикалываться деды моржей. И игра расширялась:

- Суслы´!

- Мыыыы!

- Зайцы´!

- Мыыыы!

- Всеобщее презрение моржам!

- Вот суууууки! – грохали две роты молодых.

- Моржи!

- Мыыыыы!

- Всеобщее презрение сусла´м и зайца´м!

- Ууууу, сууууки!

Иногда вариации менялись, и мы с моржами кричали против зайцов. Иногда они против нас. Правда один раз чуть не случилась большая драка, когда деды стали выкрикивать по персоналиям. И деды крикуны сцепились в коридоре. Товарищи их развели:

- Не хватало, чтоб мы перед духами друг другу морды били.

Один раз нас за этим делом застал молодой новенький офицер – дежурный по части. Стал стыдить и требовать, чтобы деды-крикуны вышли в коридор. Но все лежали и даже похрапывали. Проверять тот не стал и ушел. Зато как только хлопнула входная дверь раздались три команды:

- Суслы´! - Зайцы´! - Моржи!

- Мыыыыыыы! – грохнула сотня глоток.

- Всеобщее презрение дежурному по части!

- Вот, суууууууука!

Через полчаса таких перекличек батальон затихал и мирно спал до утра.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь