С тегами:

фантастика

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
-1
Постоянство
0 Комментариев  

Обожаю этот миг…

Сначала приходит звук, звук волн которые бьются о полосу прибоя и с тихим шелестом раскатываются по песку. Который я начинаю ощущать под собой. Чувство приходит позже звука почти одновременно с запахами. Пахнет хвоей, свежестью, будто после дождя, или перед дождем, привкус соли…

Возможно зрение приходит раньше других чувств, не знаю. Но прежде чем открыть глаза я сначала наслаждаюсь всей палитрой чувств, иногда даже делаю несколько пробных шагов. Потому что несмотря на всю прелесть ощущений, они постоянны, только зрение наполняет разнообразием моё появление. Что я увижу перед собой на этот раз? Рассвет? Горы? Звездное небо? Место всегда оно и тоже, а вот первый взгляд всегда неожиданность.

Иногда я вижу Его. Он тоже бывает разный. Высокий, худой, толстый, волосатый или лысый. В коже, железе, тряпье. Неизменно лишь одно - Он хочет убить меня. Ради моего панциря. Убив меня, Он может его и не получить, но всегда пытается это сделать.

Начинается бой. Бой то же проходит по- всякому. Удары железом, огнем, деревом, ответные выпады моих клешней. Иногда я побеждаю. Но Он возвращается и убивает меня. Всегда.


Центральный офис кампании «Беседа и легкая работа», 22:34


- Андрей ты долго там копаться будешь? Я уже замахался тут сидеть . Спать хочу.

- Все! Все! Две минуты. У нас просто в начале игры перед городом пустой участок на побережье был. Так я туда Краба дохлого посадил с пятипроцентным дропом панциря из которого первую зелень склепать можно. Пусть неофиты потешатся.

- Потеха блин. А ты представь как зверушке? Что он чувствует? Только злаза продрал а тебя какая то сумашедшая магичка бац фаерболом по голове!

- Серега! Ты чего? Реально засыпаешь на ходу? Гы.. Это же бот. Что он чувствовать может?



Обожаю этот миг...

113
23.03...Вне времени
34 Комментария  

23.03.2013 не стало Бориса Березовского

23.03...Вне времени юмор, Украина, Путин, Березовский, нереальная политика, фантастика, Выдумка, Политика

23.03.2017 Полдень.Киев.

Черт, а тогда в Лондоне все прошло гладко.А теперь ?!

Путин стоял среди толпы зевак и немигающим взглядом смотрел на труп Вороненкова... Это провал,подумал он, киллер жив, руки пропахли бензином с харьковской заправки, которым он поджег армейские склады а потом уходи отстреливаясь огородами и перед глазами маячил вид вчерашнего чертово Биг Бена..

Они же всё поймут,как тогда,с выборами Трампа... А в Москве не просыхает от спиртного Медведев,а все думают,что он болен гриппом и ссорятся в Сочи мои двойники,которые совсем не знают немецкого...

Эх, была не была ,Путин тихонько вынул духовую трубку и отравленную иглу,тихонько дунул,иголка возилась в киллера, он даже не вздрогнул..Ну, хоть с этим все, яд подействует через два часа…


Да,А Пономарева потом,просто нет сил ((


Путин устало повел плечами побрёл на вокзал,все надо делать самому,столько дел еще ,думал он.

Он уходил,сливаясь с прохожими,а из заднего кармана джинсов предательски торчал билет "Москва-Лондон-Харьков-Киев-Москва".

13
Человек, который хотел все исправить. #35
2 Комментария в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 33-34

------------------------------

Глава 35



Вот уже полчаса Игорь сидел за столиком в самом углу уютного заведения и поглощал жареное мясо, запивая его темным пивом. Парня было не узнать: живой, активный, ест со зверским аппетитом. Человек явно радовался жизни. Я ему мешать не собирался. Откровенно говоря, мне было уже на все наплевать. Ну, почти на все. Дела идут так, как было написано в Катином отчете. А, значит, завтра меня не станет. Но мне все еще предстояло помешать плану оперативников «ТрансТелекомСервиса», намеченному на сегодняшний вечер. Учитывая обстоятельства, у меня не было причин вмешиваться в предстоящий ход событий, но я все же решил, по возможности, помочь Игорю. Пусть он далеко не образец порядочности, как выяснилось. Пусть он жадина, хам и думает только о себе. Не смотря на все это, я ощущал потребность сделать что-то полезное напоследок. Просто потому, что перестал быть эгоистом.


Двери заведения распахнулись, впустив целую толпу пестро разодетых и раскрашенных людей. Это были футбольные фанаты. И зал, темный, теплый, сонный, внезапно заполнился гулом веселых голосов, засветился десятками огней, заиграл веселой музыкой, гулко застучал барабанами. Молодые и пожилые, толстые и худые, бедные и богатые – вся эта шумная толпа одной огромной семьей заполнила сразу все пространство.


К столику шел парень в красной куртке. Первый из тройки, тезка. Странно, что потом ни разу не появлялся. Катюха и Дэнчик встречались на моем пути неоднократно, а этот, с кривым носом – нет. Завидев его, я отметил тот факт, что рядом были свободные столики, но парень шел именно ко мне. В прошлый раз я таким внимательным не был. Ну, что ж, начинаем. Сейчас они будут меня спаивать, доводить, так сказать, до кондиции, в которой должен был сам все отдать.


— Зенит чемпион? — задорно спросил Игорь. Чужой.


— Конечно! — весело ответил Игорь. Мой.


И – понеслась!


Признаться, в глубине души я сожалел о том, что знаю, кто эти люди и для чего они здесь. Тогда, в первый раз, для меня они стали просто очень хорошими случайными знакомыми, с которыми прошла одна из самых ярких ночей в моей жизни. Катюха с Игорем и сейчас совершенно искренне веселились и пили так, словно находились не на боевом задании, а и правда отмечали победу любимой команды. Застенчивый Денис первое время вел себя очень настороженно, но вскоре расслабился и он. Мой же подопечный и вовсе отрывался от души. А ведь он тоже, по идее, знает, что за люди подсели к нему за столик. Хотя, чем дальше, тем больше я убеждался, что его память старательно отторгает любые воспоминания обо мне.


Веселье было в самом разгаре, народ постепенно пьянел. Я же оставался абсолютно трезвым и с интересом наблюдал за всем, что попадало в поле зрения. Тот, другой я, уже порядком надрался. У него были деньги и теперь он их с удовольствием тратил. Пил так, словно это была последняя пьянка в его жизни.


В какой-то момент случился интересный диалог с Катей. Ее друзья куда-то отлучились и она, как опытный психолог, решила использовать этот момент. Забавно выпятив нижнюю губу, она сдула растрепавшуюся челку, падающую на глаза и перегнулась через столик. Ее лицо было совсем рядом, и я уловил аромат ее духов, губной помады, пива и разгоряченной, чуть вспотевшей кожи. Стараясь говорить тихо, но при этом громче царившего вокруг гула, она спросила:


— А у тебя девушка есть?


— Неа! — весело ответил Игорь и отхлебнул пива.


— А почему?


— Потому что мне жена не разрешает!


И они вместе засмеялись над старой шуткой.


— Шучу! Я одинокий волк. Не нашел еще своей волчицы, — с пафосом заявил Игорь. Где-то в глубине его сознания я прикрыл глаза и покачал головой. Пикапер, блин, уровня «бог».


Катю, однако, фраза ничуть не смутила. Она продолжала атаку:


— И что мешает найти? Вон нас, волчиц, сколько!


— Работал я…


Дальше Игорь начал беззастенчиво врать о том, как он тяжко вкалывал на нефтяном промысле долгие годы, а теперь, буквально на днях, наконец, вернулся. И заработанного хватит на безбедную жизнь и ему и будущей девушке. Пьяная фантазия развернулась настолько, что я сам слушал его, раскрыв рот. Катя старательно делала вид, что впечатлена до глубины души. А может и правда оценила, если не финансовое положение (конечно, им было известно реальное положение вещей), то хотя бы размах вранья, которое Игорь городил для нее. Неожиданно он достал автомобильный брелок. Я напрягся. Так, шутки кончились. У меня никак не получалось вспомнить, как же в тот раз мне удалось сохранить его у себя.


— А хочешь, поехали кататься? — с этими словами он положил ключ перед ней.


Увидев ретенсер прямо перед собой, Катя прищурилась, и на мгновенье перестала улыбаться. Но, несмотря на выпитый алкоголь, девушка отлично себя контролировала. Улыбка вернулась на ее лицо, а тонкий пальчик принялся легонько крутить брелок. Поучительным тоном она произнесла:


— А пьяному за руль нельзя!


— Вот черт! Ну, давай тогда завтра покатаемся?


— А давай!


Игоря, что называется, понесло. Он увлекательно рассказывал историю про то, как на новой машине первый раз попался за превышение скорости. В подробностях описывал, как чистил салон, когда пролил дорогущий коньяк. И прочее, и прочее. Я слушал и балдел. Этот гад знал, что девушка никуда с ним пьяным не поедет, поэтому смело врал про несуществующий автомобиль. А Катя знала, что у ее собеседника есть только ключ, но с неподдельным интересом в глазах слушала его истории. Обоих абсолютно устраивал этот театр, который они разыгрывали друг для друга. И настолько здорово у них получалось, что я на какое-то время даже забыл про свои тревоги и просто с удовольствием наблюдал.


Алкоголь тем временем все больше затуманивал рассудок Игоря. Он по-прежнему был бодр и весел, но вместе с тем становился все более рассеяным, и все чаще его язык заплетался. Тем временем вернулись отсутствовавшие все это время парни. Тезка похлопал Игоря по плечу:


— Бро, в туалет не хочешь? В тебе уже поди канистра пива!


— О, точняк! — Игорь с готовностью поднялся и вышел из-за стола.


Когда он поворачивался, чтобы уйти, я мельком успел заметить, как девушка аккуратно, двумя пальцами, поднимает ретенсер со стола.


Стой! Ты забыл! Надо забрать!


Это был даже не крик, а эмоциональная команда, в которую я вложил все силы. Игорь резко развернулся и ловко выхватил брелок из пальцев Кати. И это было сделано с точностью, ловкостью и даже какой-то грацией, которые просто недоступны пьяному человек. В тот момент я готов был поклясться, что это было именно мое движение. Вместе с тем у Игоря подкосились ноги, и он едва не упал. Спасибо Денису, успел подхватить.


— Эгей, кому-то уже хватит, да?


— А вот ни хрена! Я пил, пью и буду пить! — пьяно рассмеялся Игорь.


Он спрятал ретенсер в карман и поглядел на Катю. Я увидел разочарование на ее лице, но Игорь, конечно, этого не заметил. Он погрозил ей пальцем и весело сказал:


— Нельзя нажимать на кнопку багажника! Нельзя его открывать.


— Да я и не собиралась… — попыталась улыбнуться девушка.


— Нельзя открывать. А знаешь почему? — он наклонился к самому ее лицу, сделал страшные глаза и продолжил: — Потому что у меня там труп! Оп!


И громко засмеялся. Затем махнул рукой парням и пошел в туалет. Очень хотелось посмотреть на лицо Кати, но, как назло, этот пьяный гад ни разу не обернулся. Когда он вернулся, она вновь была беззаботна и мило улыбалась.


Вечер незаметно перешел в ночь. Были еще тосты, танцы, пьяные песни. Но в какой-то момент я стал понимать, что тело Игоря перешло в автономный режим. Он практически не отвечал за свои действия. Он все еще держался на ногах, пил, даже продолжал что-то рассказывать, но речь все больше становилась бессвязной. И чем больше он терял над собой контроль, тем больше получал его я. Первый раз это проявилось тогда, когда понадобилось забрать ретенсер из рук Кати. В следующий раз уже ближе к полуночи, когда началась заварушка с короткой дракой. Ничего серьезного, просто кто-то сильно пихнул Игоря и он, будучи в дупель пьяным, с готовностью упал на пол вместе со стулом. Его новые друзья тут же кинулись на обидчика, но драку быстро растащили. Я почувствовал, как тело подхватывают несколько рук и усаживают обратно на стул. А еще четко ощутил чьи-то пальцы в кармане. Игорь, конечно, этого не замечал. По карманам шарил, кажется, его тезка, хотя могу ошибаться. В любом случае он ошибся карманом, а в нужный залезть не успел, потому что я сам сунул туда руку и сжал брелок. И это действительно сделал я. Позже была еще одна попытка с их стороны, когда после очередных тостов, два Игоря решили поменяться футболками. Я видел, как Катя аккуратно проверяет карманы снятой и забытой на стуле куртки. Такая милая, такая честная Катюха. Эх ты. Ретенсера в куртке она не нашла, потому что он в этом время уже лежал в кармане джинсов. И это тоже сделал я.


Игорь пил и пил, но все еще держался на ногах. На самом деле хозяин тела уже давно отключился, и в тот момент мне удалось получить минимальный контроль. Я бы в восторге! Не передать словами чувства, охватившие меня, когда я смог сделать шаг, другой и тело меня послушалось. Это все больше походило на дерганье марионетки за веревочки, но худо-бедно тело двигалось. И со стороны смотрелось вполне себе органично: пьяный и пьяный, что с него взять. Несчастные агенты в попытках споить Игоря до бессознательного состояния, сами упились, что называется, в хлам. Бедолага Денис блевал аж три раза. Один раз вместе со мной, за углом паба. В этот момент я, воспользовавшись ситуацией, спрятал брелок под досками забора.


Веселье между тем продолжалось. Теперь уже от души веселился и я. Да что там веселился, я был счастлив! Мне на прощанье дали тело! Оно было пьяное и непослушное, но все же я его ощущал вполне своим. Что еще можно пожелать обреченному? Это было божественно.


В завершении этой волшебной ночи были катания на лимузине. Продлились они, правда, недолго. Мы сделали круг по городу и вернулись к «Дохлому Еноту». Едва машина скрылась за поворотом, я вывернул карманы и пожаловался:


— Вот черт, кажется я ключ от своего болида в том драндулете оставил.


Заботливые «друзья» с моего полного согласия обшарили всю мою одежду, посочувствовали и тут же начали собираться по домам. Через пару минут вся тройка погрузилась в такси и унеслась в ту сторону, куда укатил лимузин. Возле закрывшегося «Дохлого Енота» осталось только лишь одно мое тело, которое сейчас больше напоминало зомби. Хохочущего зомби. Скрюченный, едва передвигающийся, и хрипло смеющийся над тем, как ловко обвел вокруг пальца всех на свете.


Ну, а потом я забрал спрятанный под забором ретенсер, тоже поймал такси и поехал домой. И уже под утро, чувствуя безмерную любовь к этому телу, я его помыл и уложил спать в чистую постель. Закрыл глаза. И уснул.

Показать полностью
2
Короткометражка «Могучие рейнджеры» (фанатская версия)
2 Комментария  

Все изменилось. Империя людей и машин увязли в кровопролитной борьбе. Практически все рейнджеры убиты. Роки - рейнджер-предатель, допрашивает главную героиню в попытке докопаться до истины, ведь убийцей мог оказаться кто-то из своих.

Новый взгляд на культовый фантастический фильм «Могучие рейнджеры» не оставит равнодушным ни одного поклонника межгалактических сражений. Перевод и озвучка наши, приятного просмотра!

12
"Дары бродячих льдов" - о комиксе
0 Комментариев в Комиксы  
"Дары бродячих льдов" - о комиксе Комиксы, постапокалипсис, фантастика, веб-комиксы, рисунок в sai, длиннопост

Комикс: http://mildegard.ru/ice_ru.html

Показать полностью 1
-4
Бегущий По Лезвию (Вспоминая классику)
6 Комментариев в Сообщество фантастов  
1
Последняя игра Януша Старика. Вместо предисловия.
0 Комментариев в Авторские истории  

Вместо предисловия.



Его имени никто не знал. Говорили просто - бродяга. Музыкант - гитарист. Местные мэтры джаза бросали играть, когда он, припадая на левую ногу, входил в бар. Услугами барной гардеробной он пренебрегал, в отличие от прочих посетителей, оставлявших на попечительство пожилой смотрительницы кто просто противогаз, кто полный комплект биологической защиты, скроенный согласно последним веяньям моды. Пренебрегал потому, что не носил ни противогаз, ни что-либо похожее, а ходил всюду, как был – в своём неизменном костюме, несмотря на поголовную истерию по случаю череды внезапных эпидемий…


Матёрые музыканты, почтительно склонив головы, уходили со сцены и садились за свободные столики. Если мест не было - стояли. Кто-то даже пытался записывать, совсем как первоклассник, его ноты. Никто не знал: как ему удаётся так, совершенно нечеловеческим образом, играть. Его игра на гитаре не шла ни в какое сравнение с игрой прочих городских мастеров. Никто из тех, кто умел играть, не умел играть так, как он. Ни одна из догадок, касательно секрета его мастерства, ни самая бредовая, ни самая логичная не была даже близка к истине. Кто - то говорил,- «У него просто хорошая гитара», кто-то утверждал, что гитара вовсе не при чём, а есть некий Дар, который тот заслужил стараньями и бедами.


Всё бред.


Чудо: никто не помнил его лица, словно каждый день в бар заходил новый человек. Казалось, что видишь бродягу в первый раз, но потом накатывало странное ощущение родства, свойственное людям, прожившим бок о бок много лет. То самое чувство, которое возникает, когда встречаешь свидетеля каждого твоего взлёта и каждого падения, свидетеля каждой твоей беды и каждой вспышки счастья. То ли родной, то ли сосед по квартире… Федора, темный твидовый пиджак, чёрная, чуть растянутая водолазка, болтавшаяся на нём как на огородном пугале, приобретая таинственные и какие то зловещие складки. Строгие брюки, немыслимо как сохранявшие идеальные стрелки и туфли, покрытые толстым слоем дорожной пыли, но судя по всему, весьма удобные. Абсолютно лысый, старый, очень старый. Об этом свидетельствовала сеть морщин, покрывших его неуловимое лицо. Гитара: точной марки никто не помнил, или не видел, или вовсе не было ни какой марки: просто гитара. Никто, как не вглядывался, как близко не подходил, не мог разобрать, что это за инструмент и где его сделали. Были споры, даже драки, зря. Каждый был частично прав. Частично…


В один майский вечер он, взойдя на сцену, окинул заполненный слоями ядрёного табачного дыма зал пристальным взглядом. Казалось он, особо не стараясь, измерил каждого до дна его души. Взгляд остановился на паре среднего возраста. За столиком сидел высокий худощавый мужчина. На нём были коричневые полуботинки, старые джинсы, рубашка в мелкую клеточку и клетчатый же пиджак. Свирепая щетина, взъерошенный... Казалось, он вот-вот рванет с места, туда, за горизонт, к одному ему известной мечте. Его держала за руку зеленоглазая женщина, одетая в тёмно-зелёное тонкое шерстяное платье, на её голове кокетливо устроился серый берет. На стройных ногах, обтянутых чулками были одеты серые изящные балетки. Строгие большие очки, во всю пытались, но не смогли сделать её серьёзней. В их элегантной раме, а временами и поверх неё, на дне выразительных глазах кипели эмоции, вырываясь лучами. То обида, то детское удивление, то восторг, а то и женственное лукавство. Работая в паре с тонкими бровями глаза, чётко давали понять, что у женщины на уме. Она могла обходиться без слов. Конопатая, нос пуговкой. Огненно- рыжие, тяжелые волосы были пострижены в каре, старательно замаскированную под строгую прическу. Так смешливая девчонка во всю зажимает рот ладонями, но поздно, заметил учитель.


Казалось женщина вот-вот выбежит из бара ловить бабочек или кузнечиков, качаться на качелях или отплясывать босиком на мостовой…


Бродяга смотрел прямо на них. Он приподнял федору и чуть поклонился паре. Ещё никто здесь не удостаивался его поклона… Он сел на спешно подставленный толстым щекастым трубачом, бросившим свой инструмент в порыве угодить, барный табурет, расчехлил гитару и, перебирая седые струны, начал играть. Время замерло. Галдящий пьяной разноголосицей бар просто заткнулся разом.


На смену легкомысленной, приставучей, наигранно мажорной: в целом проходной барной музыке, развлекавшей посетителей, пришло нечто другое…


Экран закрепленного над стойкой, массивного телепроектора, транслирующий собрание лучших казней: предателей, шпионов, контрабандистов - за неделю. «Парад неудачников», - как сказал полчаса назад, некто в сапфировом пенсне, вызвав развратный хохот сразу двух своих спутниц. Внезапно пошел зерном. Изображение пропало, постепенно переходя в чистейший, неистово закипающий белый шум. К счастью, звук был отключен:- живая приятная музыка и казни гражданских паразитов, всё таки, это было приличное питейное заведение…


Абсолютно все, сидящие, стоящие и обслуживающие – все повернулись в сторону Бродяги. Где - то разбился бокал, но никто не бросился убирать осколки. На лице Бродяги блуждали тени. То ли свет с улицы, играя в клубах табачного дыма и преломляясь во множестве бокалов, пивных кружек и прочей посуды, был тому виной. То ли что то иное...


Тени пугали, нагоняли смертную тоску. Каждому мерещилось что-то своё. Но в целом чувства, овладевшие гуляками, были похожи. Казалось, вот-вот всё рухнет. Сгорит квартира, погибнет любимый человек, падёт на их головы барный потолок: настанет край всего, и каждый невольный слушатель словно повиснет над бездной, хватаясь за какую - то мелочь, норовящую выскользнуть из потеющих от животного страха и тоски рук...


Невнятное лицо Бродяги одарило зал улыбкой. Кто- то подумал, - «Так должно быть улыбался, тот, - приговорённый к казни, вспоминая свой первый букет, подаренный любимой».


Кому - то почудился звериный, жестокий оскал, кому - то ехидная издевка подвыпившего пристава, описавшего разом половину имущества, кому-то участливая, приятельская усмешка, свойственная работникам Конторы, выслушивающим очередной донос…


Сердца пары внезапно зашлись в единовременном, возросшем почти до пика биении.


Он играл. Такого не слышали ни до, ни после. После, к слову, мало кто успел сыграть что-либо стоящее...


Казалось, небо перевернулось вверх дном, пьяные отрезвели, но их не волновали зря потраченные деньги. Сидевший в тёмном углу угрюмый человек, достал карманный телефон, набрал номер местной полиции и признался. Давным-давно, уже все забыли - он убил...


Музыка плыла над онемевшим залом. Холодящая души, сжимающая сердца, нездешняя, неистовая, завораживающая, заставляющая оцепенеть, онеметь и просто слушать, пропуская через себя волны невиданных никем в этом мире вибраций. Как? Непостижимо.


Худощавый человек беспокойно дёрнулся, встрепенулся, его правый глаз одолел тик.


Он словно вдруг увидал что-то страшное. Скрытое слоем будущего, но неизбежно-роковое. Женщина мигом повернулась и, склонившись к его уху, что-то заботливо спросила, гладя его шальные волосы. Он не знал, что ей сказать. Бродяга играл, на эстраду капали слёзы…

Показать полностью
18
Человек, который хотел все исправить. #33, #34
14 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 32

-------------------------


Глава 33



Дальнейшие события развивались слишком быстро. Игорь перехватил руку парня, повернулся к нему и ударил левой, попав в челюсть. Охранник рухнул, как подкошенный. Девушку охватила паника, она присела на пол и пронзительно закричала. Я в шоке наблюдал, как взгляд вновь устремился на нее, как тело перегнулось через прилавок, как кулак с силой жахнул по кассовому аппарату.


— Открывай! — потребовал Игорь.


Из-за собственного крика кассирша не услышала его слов. Тогда он, не глядя, сгреб в ладонь конфеты, жевательную резинку и еще какую-то мелочевку у кассы. После чего широко размахнулся и швырнул в ее сторону. Это возымело некоторый эффект: девушка перестала кричать и теперь лишь громко всхлипывала. Игорь повторил:


— Открывай! Открывай гребаный кассу!


Продолжая тихо рыдать, девушка подошла, открыла ключом лоток и тут же отбежала подальше. Во всем происходящем было что-то безумное. Глаза продолжали смотреть на нее, а руки собирали деньги и рассовывали по карманам. Когда касса опустела, Игорь быстрым шагом направился прочь из магазина. Я в недоумении наблюдал за его действиями. В них не было никакой логики. Мой альтер эго только что просто ограбил магазин и пошел домой.


Оказавшись в квартире, Игорь не разуваясь прошел на кухню. Сел на табурет, достал все деньги, смял их в большой комок и положил в центре стола. Выждав несколько минут, он сгреб мятые купюры в кулак и активировал ретенсер. Вернувшись на десять минут назад и получив копии похищенных купюр, засунул их в карман. Потом дождался, когда погаснет индикатор и повторил. И еще раз. И еще. Это продолжалось почти два часа. На мои слова Игорь не реагировал, повторяя одни и те же действия, словно робот. После очередного прыжка у него пошла кровь из носа. В ушах давно стоял шум, голова гудела, но лишь темные красные капли, упавшие на поверхность стола, остановили его. Словно придя в себя, он, наконец, снял куртку и ботинки, отнес их в коридор и теперь сидел на краю ванны, останавливая кровь. Неожиданно обратился ко мне:


— Эй, Голос!


— Я тут, говори, — ответил я.


— Голос, ты здесь?


— Здесь я, здесь! — в этот раз мой ответ был громче.


— Что с тобой? Почему так тихо? Ты наконец решил сдохнуть? — Игорь хрипло засмеялся.


Я мысленно поежился. Похоже, ретенсер влиял на него сильнее, чем на меня. То, что он сам решил заговорить, обнадеживало, но вместе с тем я был крайне озадачен:


— Как ты себя чувствуешь?


— Что? Не слышу.


Я повторил вопрос громче, почти криком. В этот раз он услышал и ответил:


— Отлично! Отлично я себя чувствую. Я все сделал, как ты хотел. И теперь ты не такой громкий. Это хорошо. Это хорошо…


— Слушай, прекрати говорить, как долбаный псих! По-твоему, я хотел, чтобы ты устроил разбой в магазине?


— Ты хотел, чтобы все повторялось. Весь день хотел. Весь день хотел.


— Чувак! Я весь день молчал!


— Нет, ты хотел! Ты хотел!


Эти его фразы с постоянными повторами выводили меня из себя. Он или правда свихнулся, или специально доводит меня. И я не знал, что ему еще сказать. Возникла неловкая пауза. Затем Игорь произнес:


— Я тебя не слышу. Значит, все правильно. Значит, правильно.


И на следующие мои вопросы уже не отвечал. Неужели и правда не слышит? И что же мы с тобой будем теперь делать? Я почесал затылок. Рука поднялась и почесала затылок. В тот момент это произошло настолько естественно, что осталось незамеченным ни мной ни им.


Приведя себя в порядок, Игорь отправился спать. Едва его голова коснулась подушки, он тут же захрапел. Я же вновь остался наедине с собой. Прошла половина ночи, прежде чем случилось новое событие, которое может показаться незначительным, но для меня было очень важным. Собственный храп, оказывается, ужасно раздражает, когда ты не спишь и слышишь его. Промучавшись несколько часов, я, забыв о своем нынешнем положении, попытался повернуться набок. И лежащее на спине тело, его тело, в этот момент действительно повернулось на правый бок. Храп прекратился. Но даже если бы он продолжался, я уже не обращал на это никакого внимания. Меня захватила мысль о том, что у меня есть возможность управлять этим телом. Остаток ночи прошел в попытках шевельнуть какой-нибудь частью тела. Однако, как ни напрягался, ничего не выходило. Лишь пару раз дернулись пальцы на руке, но это было столь мимолетное действие, что вполне могло сойти за совпадение. А мне так хотелось надеяться, что это не случайность.



Глава 34



Состояние Игоря утром можно было сравнить с глубоким похмельем. Проснувшись, он долго не мог подняться, борясь с сильной головной болью, которая появилась с пробуждением. Через какое-то время ему все-таки удалось заставить себя встать с постели. Он сходил в туалет, затем долго отмокал в душе. Когда немного полегчало, Игорь решил позавтракать и зашел на кухню. Обнаружив целую кучу мятых купюр, он замер и не двигался добрых пятнадцать минут, силясь вспомнить, что произошло вчера вечером. У него не получалось. Тогда он вспомнил про меня.


— Голос! Что это? Что я наделал?


Я принялся рассказывать ему про магазин, но он меня не слышал. Теперь уже совсем. Я даже кричал – бесполезно. В отличие от меня, его этот факт сильно обрадовал. Он весело поминал меня самыми нелестными словами, специально произнося их вслух. На некоторые гадости я отвечал. Иногда гневными воплями. Иногда даже матом. Он ничего не слышал. В итоге неверующий Игорь впервые в жизни вслух поблагодарил бога за то, что приступ сумасшествия оказался временным. По понятным причинам, я его радости не разделял. Теперь я был не только безучастным, но и безмолвным наблюдателем. Осталось перекрыть мне зрение и слух и мое существование окончательно превратится в пытку. А может, это и есть мое наказание за грехи? Ну, чем не ад?


Судя по всему, позже Игорь все же вспомнил, откуда взялись деньги. Настроение его испортилось, и он сидел, обхватив голову руками. Долго о чем-то думал. Я еще пару раз пытался его позвать, но связь пропала окончательно. Его внутренний голос теперь был не слышим.


Внезапно мне вспомнился Катин календарь с отчетом, в котором упоминался некий «ПП», мешавший оперативникам схватить меня. А ведь наверняка этим «ПП» был я. Мне удалось заставить Игоря нажать на кнопку при первой встрече с агентами. И, вероятно, как-то я еще смогу ему помочь. Но в памяти так же всплывала строка, в которой упоминался факт ликвидации «ПП». В какой же из дней это случилось? Вернее, должно случиться. По началу я не относил это на свой счет, но чем дальше, тем больше выходило, что это все-таки обо мне. Если представить, что утрата возможности общаться с хозяином тела, в котором я оказался заперт, это первый намек на мое уничтожение (или самоуничтожение?), значит, осталось уже недолго. Осознав это, желание что-то делать, пропало. Да и что я теперь мог? Только подглядывать чужими глазами и подслушивать чужими ушами. Игорь и был настоящим человеком, а я – всего лишь бесплотный сгусток сознания, случайно продолжающий свое существование. Вероятно, моя смерть наступила в большом ретенсере, но по какому-то стечению обстоятельств, я все еще ощущал себя живым. Похоже, скоро этому наступит конец.


Тем временем Игорь прошел через стадию переживаний и самокопания. Махнув рукой, он взялся за деньги. О да, как это на меня похоже: пострадать немного, затем смириться и найти утешение в приятном. Теперь он сосредоточенно занимался сортировкой наличности. Взял лист бумаги, на который выписывал номера купюр, разглаживал мятые бумажки и раскладывал в разные пачки. Спустя полчаса перед ним образовался с десяток ровных стопочек с деньгами. Сколько там было, не знаю, я не считал. Игорь разложил половину по карманам, остальное спрятал дома в шкафу. Затем начал куда-то собираться.


Ближе к обеду он вышел из дома и направился к автобусной остановке. Путь лежал мимо злополучного магазина. Издали заметив стоящий у входа полицейский УАЗ, Игорь развернулся и пошел в противоположную сторону. Добравшись окольными путями до остановки, он не стал ждать автобуса, поймал такси. После вопроса, куда ехать, Игорь вновь впал в ступор и долго не отвечал. Просто сидел в машине и хмуро смотрел на водителя.


— Парень, ты под кайфом чтоли? — видимо, таксисту подобные пассажиры попадались нередко.



Ответа не было. Я мысленно покачал головой, хлопнул себя по лбу и обреченно подумал: «Да вези его прямиком в дурку, чего уж». Спустя несколько секунд Игорь помотал головой, приложил руку к голове, и, запинаясь, произнес:


— Вези… Прямиком… — в этот момент его ступор прошел, — Вези меня в банк.


Он назвал адрес того филиала, в котором мне довелось разжиться миллионами. Водитель кивнул, и машина тронулась с места. Пока мы ехали, я прикидывал, что может случиться дальше. Очевидно, что Игорь все больше терял связи: со мной, с реальностью, с собственным телом. Неужели, в финале его ожидает состояние овоща? Мне стало жалко его. И себя.


Доставив пассажира по адресу, таксист получил щедрое вознаграждение. Я видел, как рука протягивает ему столько купюр, сколько было взято из кармана. После этого Игорь вышел из машины, зашел в банк, сел в одно из кресел в центре зала и замер. Для прихода лысого с портфелем, набитым деньгами, было еще очень рано. Насколько я помнил, он должен был появиться после пяти часов вечера, а сейчас было немногим позднее полудня.


Не шелохнувшись, Игорь просидел два часа, прежде чем к нему подошел один из охранников. Он вежливо поинтересовался:


— Добрый день. Вам нужна какая-то помощь?


— Нет, спасибо, — ответ был произнесен обычным будничным голосом.


— Вы кого-то ждете?


— Да, я кого-то жду.


— Хорошо, извините, — с этими словами охранник отошел и больше не беспокоил.


Прошло еще три часа. Я ощущал, как затекла спина, но хозяину тела это, похоже, ничуть не мешало. Наконец, в зале появился пузатый лысый мужчина с кейсом. Я его сразу узнал. Он прошел мимо и исчез из поля зрения – кассы находились за спиной. И ничего. Мы продолжали просто сидеть (он в кресле, а я у него в голове) и чего-то ждать. Спустя несколько минут лысый вновь прошел мимо нас, уже обратно. И вновь никаких действий. Я уже было подумал, что придется сидеть здесь до закрытия, как вдруг Игорь все же поднялся. Размял немного ноги и направился к выходу.


— И что? Для чего мы тут сидели полдня?


Мой вопрос ожидаемо остался без ответа.


Выйдя из банка, Игорь снова поймал такси. Следующим адресом был назван «Дохлый енот». Не «какой-нибудь душевный паб», а конкретное питейное заведение. Парень старательно двигался по пройденной программе. Иногда сбиваясь, иногда озадачивая окружающих странным поведением, но, тем не менее, упорно и целенаправленно.

Показать полностью
3
Обшивка
0 Комментариев в Авторские истории  

Камера выводка снова наполнилась скрежетом.


- Всем сохранять спокойствие! - сообщил по внутренней связи первосвященник Пруум.


Личинки осторожно зафиксировались.


- Великий улей хранит каждого! - возвестил его левый мозговой отросток.


- Ибо каждый хранит великий улей! - в ответ ритуально отозвались личинки.


Немного успокоив выводок, Пруум вывернул своё тело внутрь дыхательной оболочки и там, в этом пусть и тесном, но конфиденциальном пространстве, позволил своему правому мозговому отростку изложить свои соображения.


- Нам конец, - лаконично выдал тот.


- Моя личность это предвидела! - ужаснулся первосвященник.


- Обшивка ещё держится! - отметил левый отросток. - Великий улей...


- Захвачен гигантским предразумным существом! - бесцеремонно прервал его правый.


- Верно, - подтвердил центральный свок, хотя к нему никто не обращался.


Вообще центральные своки у штисан являются мозговым атавизмом и по большей части ампутируются ещё на стадии личинки, но поскольку Пруум был из священного выводка, уродившегося на затмение сразу всех куболун Штиса, такую операцию ему, понятное дело, сделать не было никакой возможности.


- Приближаться к этим чудовищам было плохой идеей, - признал свою ошибку левый отросток.


- Да, - тут же поддержал его свок.


- Что мы можем сделать!? - обратился Пруум в пустоту, риторически распушив ротовые щётки. - Кристальный дух Штиса требует знания!


- Может отправим сигнал бедствия? - осторожно предложил левый.


- Мы посреди заповедника кррр'укушей! - тут же парировал правый. - Знаешь, что будет, если они прознают об этой нашей «законной» экспедиции? Эти аморфные наверняка опять устроят очередную инвентаризацию в своих искревлениях! Считай, война для великого улья!


- Я не готов снова тратить по три клупа на цикл, пересчитывая флуктуации ядер каждой нашей установки из-за этих бюрократов! - возмущённо добавил Пруум. Но тут же смягчился:


- Однако погибать в таком возрасте, тем более вот так вот, от разгерметизации споры улья, я готов ещё меньше.


- Совершенно верно, - констатировал центральный свок.


- Я не стану этого делать, - наотрез отказался правый. - Сигнал бедствия подаётся только в экстренных случаях, когда потенциальные потери великого улья могут быть существенны.


- Да! - свок даже слегка пошевелился от возбуждения.


- А мы для улья точно не очень существенны? - на всякий случай малодушно переспросил Пруум.


- Точно! - спокойно отрапортовал правый. - Поэтому нам конец!


- У-у-у-у-у-у-у... - тихим фоном затянул молитву кристальному духу левый отросток.


- Нет! - сообщение атавизма, казалось, вырвалось за пределы дыхательной оболочки.


На всякий случай левый мозговой отросток даже прервал отходную молитву, насторожился и выглянул наружу. Вибрации временно поутихли и личинки, на удивление, вели себя как обычно. Первосвященник Пруум впервые в жизни не пожалел о том, что является одним из немногих обладателей центрального свока. Но тут же решил уточнить:


- Не точно или не конец?


- Да!


Когда-то давно в критических ситуациях далёкие предки современных штисан умели пользоваться своими своками. Ещё не сбившиеся в великий улей, спасались они от палящих лучей Пру — рождающей жизнь и в то же время смертоносной звезды в небе родного Штиса. Своки даровали им спокойствие под сенью куболун. Но с тех пор прошло многовато циклов.


- Я ничего не понял, - растерянно выпалил Пруум в ответ.


- Точно!


- Обшивка продержится ещё на цикл больше расчётного? - включился в общение правый.


- Нет! - беспристрастно сообщил центральный свок.


- Тогда нам конец! - повторил свой вывод правый.


- Нет!


- Он же атавизм. Поломался наверное... - сообщил свою догадку левый. - Разрушение логических мостов.


- Нет! - ответил свок.


- У-у-у-у-у-у-у, - не стал спорить с ним левый, возобновив своё обращение к кристальному духу.


Вибрации в камере выводка усилились — очередной слой обшивки не выдержал дробящих усилий чудовища. Взволнованные личинки расфиксировались и принялись ползать по внутренним стенкам споры. Пруум тут же ощутил, как с десяток из них принялся забиваться под его основную присоску. Какой-то миг он ещё хотел высунуть своё тело из дыхательной оболочки и попытаться успокоить выводок, но вскоре просто присоединился к молитве левого мозгового отростка. Личинки всегда чувствуют, когда их первосвященник обращается к высшим силам, может, это утихомирит их перед гибелью. В этот раз Пруум молился кристальному духу только об одном: чтобы центральный свок оказался прав. Забавно, но как оказалось, левый и правый его мозговые отростки воззвали о том же.


* * *


- Плюнь, сынок, плюнь каку! - ласково, но настойчиво попросила взволнованная мать, услужливо подставив ладошку.


Впервые в жизни она испытала это не объяснимое материнское чувство, этот первородный инстинкт, на подсознательном уровне заставляющий подойти к своему ребёнку и сигнализирующий, что что-то не так. Так сильно. Когда-нибудь потом она будет горда собой, возможно, расскажет об этом подруге. Она так опасалась, что у неё нет этого, чутья, о котором так любят порой рассказывать, что она не настолько хорошая мать...


Малыш нехотя плюнул.


- Умничка!


Она внимательно рассмотрела сплошь обслюнявленный о обгрызенный когда-то, наверное, кубик серого цвета, легко уместившийся на ладони.


- Ну вот обязательно ж тебе надо всё на зуб попробовать!


Не глядя забросила штисанскую спору подальше в кусты возле детской площадки, усадила малыша в коляску и вскоре оба удалились.


* * *


Когда-то давно в критических ситуациях далёкие предки современных штисан умели пользоваться своими своками. Ещё не сбившиеся в великий улей, спасались они от палящих лучей Пру — рождающей жизнь и в то же время смертоносной звезды в небе родного Штиса. Своки даровали им спокойствие под сенью куболун, ломая инфополе примитивных организмов, уберегали они от опасности своих хозяев насколько могли. Но с тех пор прошло многовато циклов.

Показать полностью
41
Четыре жизни (часть 2)
19 Комментариев  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо

Четыре жизни 1ч


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте. Мальчик любил торговую зону, несмотря на шум и суматоху. Космопорт никогда не спал, там можно было попробовать еду со всех концов вселенной, звучали всевозможные языки. Надо было внимательно смотреть по сторонам и под ноги, чтобы не влететь или не наступить на инопланетного гостя, который совершил пересадку в крупнейшем порту системы и сейчас спешил по своим делам.


Сионец дремал за прилавком. Был утренний воскресный час, и Тим специально подгадал время между пассажирскими рейсами и транспортником с Сириуса, чтобы не отнимать у старейшего жителя Фениксграда рабочие часы.


Некоторое время Тим стоял, привыкая к полумраку магазина. Справа и слева мерцали загадочные шары, квадраты и прямоугольники. На полках и витринах были расставлены бутылки и банки. В витрине, переливаясь всеми цветами радуги, сияли конусы.

- Встреча с прекрас-сным состоялас-сь?


Средняя голова открыла глаза и поднялась на гибкой шее, расправляя гребень.

- Да, у вас очень красиво. Здравствуйте, я Тим. Звонил три дня назад.

- Как же, как же, помним. - сионец поманил Тима в комнату за прилавком и заполз следом.

- Присаш-шивайс-ся.


Тим Ту крутил головой, потому что знал: его закидают вопросами в школе, как там у сионца дома. Где сидит, как спит, что ест?


Комната, в которой жил сионец, была не большой. Если не сказать, крохотной. Чисто вымытый пол устлан плетеными циновками, которые заменяли пришельцу стулья и кресла. У стены стоял диванчик с протертыми плюшевыми подлокотниками, кулер и буфет с морозильной камерой. За шуршащей тростниковой занавесью, прямо на полу, лежала большая синяя перина, а над ней висела выключенная ультрафиолетовая лампа и система Ика. У другой стены располагался кухонный уголок, раковина, варочная панель и духовой шкаф. Чайник же у сионца был самый-пресамый обычный. Эмалированный, в красный горошек.


Разлив по чашкам чай и поставив их на раскладной столик, сионец повернулся к гостю и скрестил все руки на животе.

- Мы внимательно тебя слуш-шаем.


Тим заробел и не знал, на какую голову смотреть.

- Здравствуйте…

- Уже здоровалис-сь. Не преш-шивай, за всю свою долгую ш-ш-шизнь мы не съели ни одного дитеныш-ш-ша. Хоть иногда хотелось.


Мальчик улыбнулся и взял чашку:

- Папа предупреждал, что у вас замечательное чувство юмора.

- А кто у нас-с папа?

- Пат-до-ту. Джунглианец.

- Надо ш-ш-ше, Пат усыновил человечх-хка! Я не думал, что он осмелитс-с-ся таки.

- Нам школа дала задание: собрать воспоминания ветеранов блокады. Мы хотим выпустить книгу к юбилею.

- Что там вспоминать? Одна война похош-ша на другую, как ни крути. Всегда сначала звучат лозунги прис-сваные вести к достойной цели, и всегда вс-с-се скатываетс-ся в примитивную рез-с-сню.


Тим включил запись и положил самописец на колени.

- Я хорошо знаю историю. Сионцы никогда не участвовали в вооруженных конфликтах. Вы, выше всего этого. Так почему?

- Мы сами не с-снаем. Мы привяс-с-саны к этому месту. Пусть лавка уже не та, но товар тот же. Вс-с-се жители Примимае были моими цветами. И я прос-с-сто не мог бросить с-с-свой с-с-сад.

- Папа говорил, что вы помогли создать вакуумный генератор для поддержания силового поля.


Сионец курлыкнул:

- С-с-скажет тош-ш-ше. Я прос-сто подсказал одному инженеру, как воплотить его идею в жизс-снь. Хорошая штука получилась. Только радиоактивная.

- Вы охотились на голубей и крыс, чтобы кормить сирот. А сами ели жигликов.


Пришельца передернуло от верхушек гребней до кончика хвоста:

- Не напоминай. Такая хадос-сть, с-с-словами не передать. Но протеин.

- Расскажите хоть что-нибудь, это же важно.


Сионец поболтал ложечкой в своем смолистом чае.

- На втором году ос-сады, когда нам пришлос-сь отступить к центру, нас неделю поливали из беспилотников. Кис-слота проходила через купол и разьедала вс-с-се, на что попадала. Мы не зс-снали где укрыться. Санчасть не справлялась. И тогда студенты вышли на улитс-сы с рогатками и стали из них сбивать бес-с-спилотники. Попадешь им в камеру, и вс-с-се: бесполезный кусок дюраля. Один из них, молодой, кажется Клавдий звали, поднялс-с-ся на баррикады и показал тараканам заднитс-с-су. Это их деморализовало на трое суток. Мы смогли найти новое убежиш-шще и перевес-с-сти раненых. Видишь ли, джунглианцы слишком вос-с-спитаны. А в некоторых ситуатс-сциях просто необходимо быть хамом.

- А почему вы сразу не ушли под землю?

- Кушать что? С-силовое поле удерш-шивало крупные снаряды, не давало пройти танкам и крупным биологическим объектам. Но мы прикармливали птиц и крыс-с-с, которые проникали сквозь него. На поверхнос-с-сти было опасно, но там была пища. И потом, от кислоты было не укрыться. Она проедала землю на три этажа внизс-с. Если умирать, то при свете солнтс-са.

Никто не думал, что война растянетс-с-ся на такое время. Думали, так, по кас-сательной. Но она просто до нас еще не докатилась. Страш-шное время.

- За вами же прилетал эвакуационный шаттл. Город уже был в осаде, но он смог сесть. Почему вы на нем не улетели?

- Потомуш-што мы его разобрали. Ты не предс-с-ставляешь, на что способна техника с-с-сиона! Он нам пришелся более чем кстати. С-с-старый генератор еле фурычил.

- Наверно, ваши родители очень расстроились.


Сионец улыбнулся сиреневыми губами:

-Расстроились не то с-с-слово. Первое, что с-сделал отет-с-сц, когда была налажена связс-сь, это шипел на меня час-са три. Я до сих-х пор выплачиваю ему субсидию за тот ш-шаттл. Но считаю он то же не прав: пос-с-сылать такую дорогую вес-с-щь и в такую заваруху.

- Вы же его ребенок. Он волновался, что вы умрете.


Сионец фыркнул и, нагнувшись через всю комнату, достал из буфета вазочку с печеньем, которую поставил на стол.

- Нас-с, какой-то там, вашей войной не убить. Магас-сина было ш-шалко. Этот гораздо меньш-ш-ше старого. Хотя, и очень похожш-шь. Зато, у меня пос-с-сле всех этих событий такие рецепты забвения появилис-с-сь… лучшие в галактике.

- Вы особенно опекали детей. Отец говорил, что они спали в карманах вашей мантии.

- Погибло столько взрос-с-слых. Все остальные были заняты делами. Нас-с никто не гнал, о нас-с заботились. Не дали умереть с голоду. Это самое малое, что мы могли с-с-сделать. Но мы не как твой отец: предали с рук на руки и с-с-сабыли. Так что не делай из благодарности героизс-сма.


Тим допил густой сионский чай, звякнул колокольчик на двери лавки, и мальчик поспешил откланяться. На прощание, сионец сказал ему: зс-саходи и отца приводи. Мы с-с-с ним старые приятели.

И вернулся к прилавку.



Фениксград еще до переименования был крупным учебным центром. На весь город - шесть институтов. Утром студенты заполоняли улицы и общественный транспорт. Больше половины населения Фениксграда еще учились.

Тим редко бывал в студенческом городке и сейчас немного заплутал, потеряв из вида шпиль Большого технологического.


В профессоре Клавдии было мало чего профессорского. Он не выглядел на свой возраст. Особенно сейчас, когда гонял мяч на баскетбольной площадке со студентами первого курса.

- Простите профессор, я заблудился и опоздал.

- А-а-а, так это ты Тим Ту?

- Да.


Клавдий вытер лицо полотенцем и крикнув на площадку: «Дальше без меня!» - отвел мальчика в сторону кафе:

- У меня время обеда, давай перекусим и побеседуем.

- Я не голоден, спасибо.


Они сели у окна. Тим смотрел, как мимо ходят люди, как голуби клюют крошки, которые им бросает хмурый молодой человек. Под его ногами стоял макет то ли космического корабля, то ли завода.

- Итак, что ты хотел спросить? Это школьный проект, не так ли?

- Да, мы готовимся к дню снятия блокады.

- Это очень похвально, молодой человек. Я весь во внимании.

- Расскажите о блокаде.

- Я был очень молод. Приехал учится во Всемирный Психологический. Золотой медалист, гордость семьи… в общем, глупый юнец восемнадцати лет отроду. Немногим старше тебя.

Сначала все воспринималось как игра. Ну, знаешь: «прибьем тараканов, где наши тапки!?»

Потом начались первые смерти. Планета была атакована неожиданно, никто не был готов. Крупные города еще оборонялись, но поселки оккупировали за неделю.

Я плохо помню голод, мы были настолько измучены морально, что физическое отошло на второй план. Все смазано. Страшно, когда открывалось второе дыхание. Люди выходили за силовое поле, обвешанные самодельной взрывчаткой, и бросались на укрепления джунглианцев и ратинов.

- Я учусь с ратином, он мой друг.

- Ты не представляешь, как я рад это слышать. Тогда скажи мне кто, что человек будет сидеть за одним учебным столом с ратином, я бы рассмеялся ему в лицо. А ты знаешь, что ратины потомки самой обыкновенной земной собаки?

- Нет, не знал.

- На заре космостроения, люди часто испытывали летательные аппараты на животных. Одна ракета на экспериментальном топливе разбилась на Рате. Так, спустя много-много миллионов лет появились ратины.

- Я не думаю, что Ратрек будет рад узнать, что он потомок собаки. Его и так дразнят некоторые несознательные.

- Мы отвлеклись. Осажденные вели себя достойно. Не было даже мысли, что можно сдаться. Мы прекрасно знали, что пленных наши противники не берут. В паузах между атаками мы устраивали вылазки. Были организованы санчасть, детский сад… у нас даже была школа. Огромным подспорьем, в те времена, были склады транспланетарной компании. Мы рассудили, что ответим за мародерство попозже, а пока, жизнь людей прежде всего.

- А это правда, что вы баррикадам... ну… Заднюю часть показали?


Профессор подавился кофе.

- Кто тебе про это рассказал? Вырежи эту часть из интервью, прошу тебя. Если об этом узнают студенты, моей репутации конец.


- Хорошо, я никому не скажу. А как вы спрятались от Средства Тотальной Зачистки?

- Был один джунглианец. Он отличался от остальных, задумчивый такой. Часто смотрел на то, как мы сражались с их дронами. Он не был пехотинцем, носил летную форму. Так вот, однажды мы увидели, как он показывает что-то в наши камеры слежения. Это была жестовая космолингва. Он рассказал о том, что ратины должны включить какое-то оружие невиданной доселе силы. И что мы должны спрятать женщин и детей под землю, настолько глубоко, насколько это возможно. В ту же ночь была объявлена эвакуация. Мы задействовали шахты для ракет. Они были очень глубокими: дышать там можно было, только если на тебя была надета система подстроенного дыхания. Мы спустились на дно и задраили люки.


Это была самая страшная неделя в моей жизни. Люки раскалились настолько, что мы не могли подойти к ним и на десять метров, защитные комбинезоны начинали плавиться. Без перевязок стали умирать раненные. Большая проблема была с питанием. Надо было задерживать дыхание, чтобы не надышаться токсичными газами. Мы думали, что эта шахта станет нашей могилой. Но время шло и, наконец, мы смогли открыть один из люков и выйти наружу.

Города не было. И леса не было, ничего не было. Сплошная пепельная пустыня и руины. Пепел сыпался с неба как снег.


Тим не сразу понял, что вокруг стало очень тихо. Все, кто были в кафе, замолчали и повернувшись к ним, слушали профессора.


- Но не было так же и армии джунглианцев и ратинов. Была искореженная техника, обожженные в уголь тела и экзоскелеты. Потом, конечно, на планету высадились новые отряды, но наш город официально считался уничтоженным. Никто не думал, что мы сможем восстановить экологию и снова его отстроим. А мы смогли. Все вместе, люди и инопланетники. Все, кто пережили этот взрыв. И я сильно надеюсь, что это научит новое поколение не называть ратонгов псами, а джунглианцев - тараканами. Как и они не будут называть нас мясом. И если мой рассказ поможет запомнить, через что приходится пройти для осознания факта, что все мы можем существовать в мире, то я буду очень рад.


Тим старательно обрабатывал текст. Он наспех пообедал и даже не слышал, как вернулся с работы отец. После увольнения он устроился инструктором по физподготовке, и у них стало гораздо больше времени для совместного досуга.


Инсектоид тактично постучался и заглянул в комнату мальчика:

- Тебе днем звонил Ратрек. Он был чем-то сильно расстроен.

- Все завтра, я зашиваюсь. Очень интересный проект получился.

- Я рад. Все, не мешаю.

И Тим услышал, как отец включил телевизор.


Школа утонула в предпраздничной суматохе. Ее украшали гирляндами, в парке собирали портативную сцену.


Рая, Ратрек, Тим и еще трое корреспондентов сидели в кабинете школьной газеты.

- Так. - Раечка хлопнула ладонями по столу. - Мы совершенно не можем ставить интервью с папой Тима. Это ни в какие ворота не лезет. Я-то думала, что он из Красных Быков.

- Это несправедливо. Благодаря какому-то джунглианцу люди и выжили.

- Благодаря им же, они и умирали!

- Что вы на меня смотрите? Я вообще молчу, после того что узнал. - замахал лапами Ратрек, на которого все обернулись в надежде, что он рассудит.

- Папа был первым, кто смог пойти против идеологии и воспитания. Он никогда не сможет больше вернуться домой, потому что Силири стала его домом.

- Такие, как твой отец, убили твою родную семью. Как ты можешь его оправдывать?

- Знаешь, Рая, я могу думать, что Пат-до-ту мой отец, и ближе его у меня нет никого на белом свете. А могу обозлиться на него и всю жизнь прожить с черным сердцем. Но на него злиться не за что: он верил и его обманули. Я уважаю его за то, что он нашел в себе силы и сделал все, чтобы исправить тот ущерб, который нанесли его сопланетники. Так что отец тоже ветеран, и он то же пережил блокаду и взрыв. Неважно, с какой стороны от силового щита он был. И его рассказ будет в сборнике!

- Здорово сказал. - поддержал друга Ратрека.


Уже после занятий они сидели на парковой лужайке, наблюдая как старшеклассники монтируют свет и заносят оборудование на сцену. Ратрека аж поскуливал от удовольствия, разглядывая на наладоннике высший балл по космолингве.

- Ну хоть в этом месяце на меня мамка рычать не будет.

- Она у тебя хорошая, просто ты балбес и лентяй.

- За то я друг хороший.

- Не поспоришь.


Они помолчали. Первым, как всегда не выдержал Ратрека.

- О чем думаешь?

- Помнишь, как в третьем классе, я тебя первый раз увидел?

- Помню. Сидит такой, уши в разные стороны и глаза, как две миски.

- Я ведь тогда сильно испугался.

- Серьезно?


Над поляной пролевитировал Куб-Костик и поднялся на сцену. Он должен был всем вещать стихи и хотел потренироваться.

- Ну представь, вваливается в класс медведь. Ну чистый же медведь, только лап шесть.

- А я думаю, неужели, человек адекватный… Привет, говорит «я Тим, садись со мной!»

- Это я со страху. Думаю, если по-хорошему, так может цел останусь. Это ж я потом узнал, что это тебя надо от всего защищать и вечно спасать из переделок.

- Подумаешь!

- Просто сейчас представил, что было бы, если б я дал этому страху волю. У меня не было бы такого замечательного друга. И папы бы не было. Знаешь, как я ревел, когда в первый раз его увидел?

- Догадываюсь. Джунглианцы страшно стремные, - сказал Ратрек и завилял своим пушистым хвостом.

- Все беды мира от страха. От того, что мы боимся чего-то нового. Надо рассказать это взрослым, чтобы еще одной такой войны не было.

- Всегда найдется тот взрослый, который скажет, что ты еще ребенок и ничего не понимаешь. Хватит того, что это мы с тобой знаем.


В их мозгу задребезжал неуверенный голос Костика: «Когда мы пепел поливали слезами наших горьких слез...»

- Костян, давай! Увереннее! - крикнул Тим лазоревому кубу, а сам шепнул Ратреку:

- Пошли отсюда, он эту волынку сейчас час гонять будет.

- Ай-да, наперегонки!


По тропинке парка, смеясь и толкая друг друга, бежало человеческое дитя и дитя ратина.


- Я считаю, что наша книга будет не полной без наших комментариев. – Запыхавшись, Тим остановился у школьных ворот и подождал друга. Вместе они пошли по улице в сторону остановки.

- Это уже прошлая жизнь, а в настоящей мы никакие не враги друг другу. И это правильно.

- Попробуй сказать это Раечке, она как раз сейчас поехала сдавать макет в печать.

- Не буду. Зачем ее расстраивать? Она же красивая.

Показать полностью
18
Человек, который хотел все исправить. #32
11 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 31

-------------------------



Глава 32


Работа на шиномонтажке, когда туда пришел Игорь, кипела вовсю. Он с ходу включился в общие дела и не отвлекался до самого вечера. Я ему не мешал. В плане новых ощущений, это был интересный день. Довольно любопытно наблюдать, как твое тело совершает привычные действия, а сам ты, вроде как, и не участвуешь в процессе. При иных обстоятельствах я бы не отказался от таких способностей. Нет, ну а что? Пришел на работу, запустил руки-ноги в автономный режим, и не заботься ни о чем. Хочешь, размышляй о вселенной, хочешь - спи. Да, вот насчет сна, конечно, как-то нехорошо вышло. Я же теперь не сплю…


День все тянулся и тянулся, изматывая меня бесконечным ожиданием вечера. Предпринять я ничего не мог, только ждать, когда мой второй я освободится от дел и пойдет, наконец, домой. Времени подумать обо всем на свете у меня теперь было более, чем достаточно. В конце концов, я пришел к выводу, что ничего кардинально мы изменить не можем. Даже с учетом того, что я знаю грядущие события и могу поделиться своим знанием, а Игорь может предпринять какие-то действия. Как ни крути, а ведь мне придется в результате встретиться с Бондом, оказаться в Корпусе и отправиться назад, в 14 сентября. Если этому не дано случиться, значит и меня здесь не будет. Но, что же это получается? Выходит, проклятый ретенсер завернул мою судьбу в петлю, из которой нельзя выбраться? Времени у меня было много, и я раз за разом вспоминал ключевые события и выстраивал их в цепочку, в которой искал слабое звено.


Авария, горящая машина, мертвый Бонд на водительском кресле.


Ретенсер. Активация. «Перемотка» времени на 10 минут назад. Машина не попадает в аварию, Бонд остается жив.


Грабеж в магазине. Это след, который выведет на меня полицию. Тоже ключевое событие.


Грабеж в банке. Играл ли он важную роль? Наверное, уже нет.


Встреча с тройкой агентов «ТрансТелекомСервиса» в пивном пабе. Да, это явно была не случайность и так же является ключевым событием.


Мое задержание полицией и последующий побег. Тут я не пришел к однозначному выводу. Сам побег, очевидно, был важным событием, а вот ранение полицейского – неизвестно. Если закрыть глаза на душевные терзания, повлияло ли оно как-то? Нет. Хотя, стоп! Я получил пулю в плечо. Но это, по сути, тоже каких-то критичных последствий не имело.


Что там дальше? Разговор с Катей по телефону? Ничего, кроме потраченного времени. А вот потом – меня схватили. Хитрый Андрей Николаевич вероятно, хороший шахматист. Я только сейчас попытался представить весь его план. Они гнали меня по городу, пока не вывели в удобный район. Вызвали туда полицию. И в финале Бонд лично включился в игру, искусно выиграв нужное ему время. Рассчитал все до минуты.


Но, по сути, кардинальное изменение любого из этих событий отменяло бы мою отправку в прошлое из капсулы большого ретенсера. Значит, они в любом случае должны произойти. Так или иначе. И я вновь буду вынужден дойти до конечной точки и отправиться в начало. Ну, только уже не я, а мы – нас же теперь двое. Стоп! «Конечная точка»! Момент отправки меня на десять дней назад и есть самый важный ключевой момент! Я еще раз вспомнил все, что случилось за эти дни. Да, именно в тот момент моя линия времени не продолжилась, а завернулась в кольцо. И если ничего не предпринять, будет сворачиваться и дальше, в бесконечную спираль. И, вероятно, уже без моего участия. Кто знает, как повлияет следующий перенос в большом ретенсере? Нынешний Игорь, в голове которого я обитаю, окажется в еще одном Игоре? А что будет со мной? Меня вычеркнут из этого мира или мы постепенно превратимся в кошмарную матрешку? В этом месте я окончательно запутался. Если бы у меня могла болеть голова, сейчас бы мне точно понадобилась пара таблеток анальгина.


Наконец, этот день завершился. Уставший и голодный Игорь медленно брел домой. Он спокойно вошел подземный переход, словно забыв, какой опасности здесь удалось едва избежать несколько часов назад. Посреди туннеля ему неожиданно стало плохо. Он пошатнулся, сжал руками голову, закрыл глаза и так шел дальше. Я обеспокоенно спросил:


— Эй, чувак! Что с тобой?


Игорь не ответил. Шатаясь, он продолжал идти вдоль стены, задевая ее локтем. Глаза были по-прежнему закрыты. Я почувствовал неладное. Что, черт возьми, опять происходит? Боли не было. Почему он держится за голову?


Через несколько шагов Игорь подошел к лестнице и запнулся. Казалось, он и не заметил, что носок ботинка ударил в ступеньку и тело начинает медленно заваливаться вперед.


— Ты падаешь! — в испуге закричал я, — Руки! Руки!


Глаза открылись, и руки резко вытянулись вперед в последний момент. Игорь упал, растянувшись на бетонных ступенях. Я машинально отметил вспышки боли: колено, локти, кисти рук. Но ничего серьезного, мелкие ушибы. А вот если бы продолжал держаться за голову, то наверняка бы приложился лицом.


Встав на ноги, он на секунду замер. Поднялся по ступеням, снова остановился. Потер пальцами висок, словно пытаясь что-то вспомнить. Затем, смотря в землю перед собой, тихим голосом спросил:


— Зачем ты это делаешь?


— Что делаю? — не понял я.


— Ты все равно не помешаешь мне.


— Ты о чем?


Вместо ответа Игорь сильно, до кругов в глазах, зажмурился, задержал дыхание и так стоял еще с полминуты. Затем резко выдохнул, широко открыл глаза и посмотрел на свои ладони. После достал из кармана брелок и долго разглядывал его. С парнем явно что-то было не так. В конце концов, он отдышался, пришел в себя и вновь зашагал по направлению к дому.


— Поговорим? — я все еще пытался наладить контакт.


В ответ послышалось злое бурчание:


— Заткнись! Заткнись!


Нет, так нет. Я не навязывался.


Игорь перешел улицу и направился к круглосуточному магазину недалеко от дома. Будь у меня сердце, оно бы сейчас бешено колотилось. Я никак не ожидал, что он отправится туда, где я совершил свою первую ошибку. Ведь ему все было рассказано, и он относительно подробно знал последствия. И, тем не менее, решительно направлялся именно туда.


Двери магазина послушно разъехались в стороны, гостеприимно впуская припозднившегося посетителя внутрь. Игорь прошел мимо охранника и сразу свернул к стеллажам с алкоголем. При этом задел бедром тележку и стоящие рядом пластиковые корзинки, которые с грохотом упали на пол. Это его ничуть не смутило, он шел дальше, словно и не слышал. На кассе девушка, болтавшая по телефону, резко замолкла и с открытым ртом проводила взглядом странного покупателя, пока тот не скрылся за полками с продуктами. Игорь шел, уставившись в одну точку и не оборачиваясь, так что я не видел охранника, который остался за спиной. Я все ожидал, что тот подбежит, схватит за руку, но этого не произошло.


Игорь остановился перед полками с водкой, коньяком и виски. Его глаза принялись изучать бутылки. До меня уже дошло, что именно он ищет, но все еще оставалось загадкой – зачем? Найдя, наконец, ту самую бутылку с дорогим алкоголем, Игорь направился к кассе. Когда он повернулся, я смог увидеть охранника. Тот молча складывал упавшие корзинки, но при этом не спускал нахмуренного взгляда с меня. То есть с Игоря, конечно. Беспорядок навел он, а стыдно почему-то было мне. Кроме того, я с тревогой ждал, что он будет делать дальше. Денег, которые были в тощем бумажнике, явно не хватило бы эту бутылку виски, а значит, платить никто не собирался.


Подойдя к кассе, Игорь протянул бутылку. Девушка улыбнулась и спросила:


— Пакет?


— Да. И, судя по всему, не один, — фраза была произнесена совершенно серьезным, спокойным голосом.


На лице кассира отразилось удивление, но она быстро справилась с ним. Провела покупку через кассу, достала пакет, положила в него бутылку.


— С вас двадцать четыре тысячи шестьсот рублей… Что-то не так?


Игорь пристально смотрел ей в глаза. Пауза затягивалась. Я понимал, что если до этого он просто мог показаться чудаковатым, то сейчас кассирша видела перед собой явного неадеквата. Надо было выручать парня. Я попытался достучаться до него:


— Брат, ты ее пугаешь!


Продолжая смотреть прямо в лицо девушки, Игорь закричал:


— Заткнись! Заткнись!


Она отшатнулась, плюхнулась на свой стул, снова вскочила и отбежала назад. Я не видел, но почувствовал, как охранник положил руку на плечо. Единственная мысль, которая появилась в этот момент в голове, была: «А еще говорил, это я раньше времени с катушек съехал…».

Показать полностью
-16
Планета защищает себя.
16 Комментариев  

Все прекрасно знают что у ежа на спине не всегда были иголки, представим себе лысую спину ежа и жизьнь клеток на его спине, клетки были всегда в достатке, им хватало необходимых элементов, много места, это был рай) Но в один прекрасный день что-то произошло, стало не хватать пищи, появились новые эелементы которые неблагоприятны для клеток спины, но необходимы для иголок, стало мало места, многие погибли. 
Земля тоже живая и она защищает себя наращивая иголки, люди это мозг планеты.Мозг за­бира­ет нам­но­го боль­ше энер­гии, чем дру­гие ор­га­ны. На не­го ухо­дит око­ло 20% энер­гии, пот­ребля­емой ор­га­низ­мом че­лове­ка, хо­тя раз­мер моз­га — все­го 2% от об­ще­го ве­са те­ла. Земля пока чувствует себя не очень хороше. Многие миллионы лет земля страдала от метеоритов, начиная эволюцию заново она обучалась и я думаю она создала людей для защиты от угрозы с неба. Скорей всего, по этой причине нас так сильно привлекает небо)

Планета защищает себя. фантастика, планета, Фантазия
12
Представьте
7 Комментариев  

Если вдруг вы легли спать, а на утро проснувшись обнаружили, что теперь вы скажем...насекомое. Нет я ничего не курил, но чего только в жизни не бывает. Все смотрели голливудские фильмы ужаса.

И так, теперь вы насекомое и попали в безжалостный мир, где совсем другие правила: убей или умри, ты либо охотник, либо ужин. Жестокое место.

Вот пару советов как выжить, пока вы не найдете решение, как обратно стать человеком:

Если вдруг вы очнулись в шкуре паука, вполне возможно, что вы встретитесь с очень страшным вашим врагом, который сделает из вас...зомби.

Тропические осы с длинным наименованием Hymenoepimecis argyraphaga

Представьте Насекомые, фантастика, выживание, длиннопост

Как правило, жертвами становятся пауки-тетрагнатиды (Plesiometa argyra): самка осы парализует несчастного и откладывает ему в брюхо яйца.
Личинки питаются пауками изнутри, а через пару недель вынашивания заражают их химикатами, которые изменяют поведение "беременного"
Под действием веществ паук плетет более прочную паутину, которая подойдет для того, чтобы расположить в ней кокон. К концу работ пауком благополучно доужинают.

Показать полностью 4
10
Не механическое зло....
11 Комментариев  

Недавно пересматривал замечательный фильм Криса Коламбуса "Двухсотлетний человек". После просмотра возникло желание перечитать большинство книг Айзека Азиимова. Азимов сделал роботов нашими друзьями, спасибо большое ему за это и за создание Трех Законов Робототехники.


Музыку к замечательному фильму написал не менее замечательный композитор Джеймс Рой Хорнер.

Надеюсь у людей прослушавших данное произведение искусства появится желание посмотреть фильм, прочитать книгу, ну или просто провести свой день на позитивной и хорошей нотке!

22
Краткий обзор книг(14)
7 Комментариев в Книжная лига  

Доброго вечера дорогие читатели. Если кто-то не в курсе, то тут Вы можете найти обзоры на книги жанра фэнтези. Обзоры стараюсь делать как можно более нейтральными, ибо не дело портить настрой людям моими эмоциями ещё ДО того, как книга попадёт в чьи-то руки. Ладно, не буду сейчас об этом, вернусь к теме обзора.

Сегодня захотелось рассказать о чём-то лёгком, без нудных размышлений о добре и зле, чем в немалой степени грешат современные писатели. Возможно покажусь необъективным, но как мне кажется: фэнтези-это не жанр о мироустройстве, но весёлые (ну или не очень) похождения ГГ. Да, мир может и должен быть живым, но основная его роль всё-таки больше декоративная.Поэтому устраивайтесь поудобнее, представляю Вашему вниманию цикл "Радуга на земле" за авторством Виктории Ивановой.

Краткий обзор книг(14) книги, обзор, обзор книг, фэнетези, фантастика, Что почитать?, длиннопост
Показать полностью 2
124
Что почитать из фэнтези? Часть 3
20 Комментариев  

Сразу предупреждаю, что эта подборка состоит из новых и малоизвестных на территории СНГ авторов. Но книги имеет хороший рейтинг на соответствующих сайтах (фантлаб, livelib), получили много номинаций/наград и высокие отзывы от критиков и читателей.


1) Кен Лю "Королевские милости"

Что почитать из фэнтези? Часть 3 книги, литература, фантастика, фэнтези, список, топ, длиннопост
Показать полностью 9
1
Книгопоиск - фэнтези
11 Комментариев  

Всем привет!



Захотелось вспомнить книгу, прочтенную еще в детстве, но вспоминается только один момент: в ней были маленькие монстры - вжухи/вжихи/вжики, которые нападали всегда стайками, сюжет был про парнишку, отправившегося в путешествие (Очень необычный сюжет, знаю)



Жанр: фэнтези, приключения.

Кто-нибудь поможет вспомнить, может сами читали?

Книгу читал в районе 2000-2005 года :)

3
Первые воспоминания
3 Комментария в Авторские истории  

Эта история началась в тот судьбоносный день. Я лежал на траве, надо мной колыхалось чистое небо. Мягкий ветер прижимал зелень к земле, танцевал вокруг меня, игрался с моими волосами. Дышалось легко. На руку что-то запрыгнуло и я открыл глаза. Всего-лишь кузнечик. Почему я лежу на траве?
Опершись об землю, я приподнялся над зеленым ковром. Голова слегка закружилась, перед глазами поплыли пятна. Сколько я уже лежу? Где я?
- Как меня...?
Ветер снова легко коснулся моего лица. Он не мог ответить мне. Никто не мог. Мои глаза забегали, руки начала бить легкая дрожь. Вопросы наваливались один за другим, сжимая голову стальным обручом, разрывая изнутри. Нужно успокоиться. Вдох, выдох.
Я начал искать ответы. Начнем с меня. На мне была надета безрукавая белая рубашка в голубую полоску, жесткая льняная ткань, как я люблю. Как я люблю... Ладно, подумаю об этом потом. Бежевые брюки, под стать им мокасины - обувь легкая, летняя, но в ней не очень удобно ходить по земле.
Я встал, отряхнулся и начал смотреть куда идти. Вдали виднелись обработанные поля, где-то в том же направлении вился дымок.

Черные точки увеличивались, стали видны дымоходы и застекленные окна. Дома были сработаны аккуратно, богато украшены резьбой. Везде виднелась мелкая живность вроде куриц, гусей, кошек. Где-то смеялась ребятня. Из крайнего дома навстречу мне выбежала молодая девушка. Ее темные волосы были собраны в красивую косу, а лицо светилось любопытством.
- Oú vais-tu, jeunesse?- прощебетала она. "Куда направляетесь, юноша?".
- Я... Je ne...- в голове медленно созревал ответ на знакомом языке,- je ne sais pas.
Я не знаю. Я не знаю кто я, откуда, даже не знаю своего имени. Но, получается, знаю два языка - французский и... русский? Это мой родной язык? Все-равно, сейчас это мне не поможет. Я могу разговаривать с этой девушкой и пока-что этого хватит.
- Вы странно одеты,- продолжила она на своем воздушном наречии,- вы явно не местный. Как вас зовут?
- Я не знаю,- снова покачал головой я.
Девушка застыла. Она внимательно осмотрела меня от ног до головы и, слегка наклонив голову, протянула мне руку. На ее ладони танцевала зеленая искра. Я завороженно следил за ее движениями, очарованный маленьким чудом.
Девушка ахнула, развернулась и побежала в дом, выкрикивая "Papa! Papa!". За ней захлопнулась дверь, слышно было как она говорит с кем-то. Я все еще ничего не понимал, мне оставалось только стоять и ждать.
Через несколько секунд из дома вышел невысокий мужчина в простой крестьянской одежде. Его глаза смерили меня очень знакомым взглядом.
- Как тебя называть?- спросил он.
- Как назовете. Я не помню своего имени.
Мужчина нахмурился . Его глаза загорелись властным огнем, он подошел ко мне и приложил свою широкую ладонь к моему лбу.
- Пусть сон исцелит твой рассудок,- сказал он. Веки мгновенно налились тяжестью, меня зашатало. Земля ушла из-под моих ног и я провалился во мрак сна.

Продолжение следует. Выставляю на ваш суд, мне срочно нужно корректировать слог.

4
Горечавка
0 Комментариев в Сообщество фантастов  

Ну, вроде как, здравствуйте.

Пока осматриваюсь, смотрю что тут да как...


И рассказ для пробы.

Горечавка

Тело отогревалось медленно. Холод, проникший до самого сердца, отступать не торопился. Мгновение назад он казался прозрачной броней, несокрушимой и незыблемой, абсолютной защитой. Но стоило теплу коснуться тела, как то, что было коконом, ощетинилось шипами, впиваясь в саму суть. Холод обхватил клешнями сердце, упираясь, не желая отступать, словно зверь, из зубов которого вырывали добычу.

Но тело билось. Хватаясь за отголоски тепла, впитывая их, беря из них силу, оно клетка за клеткой оживало. И сознание, потерянное в бесконечной темноте, рвалось к свету, хлынувшему сквозь мучительно разодранные веки. Глаза открывались тяжело, словно ресницы запутались, завязались в узлы, и их приходилось срывать. Еще в полусне Ярина видела серую шерсть, заполнившую все вокруг. Мохнатые звери, они жались к ней боками так близко, что казалось, будто теплая шкура стала одной на всех. Второй кожей большого многоногого чудовища, внутри которого мучительно рвалась к теплу живая душа.

Когда серые бока вдруг обратились в облака сахарной ваты, вмешавшись в сон, было не понять. Но реальность вновь растаяла, оставив по себе только боль, ломившую все тело даже там, в мире грез.

Второй раз Ярина пришла в себя внезапно, словно вытолкнутая из небытия как-то силой. Кто-то толкнул в спину между лопаток, выбрасывая ее на поверхность, назад в тело, которое било крупной дрожью. Девушка металась, отчаянно глотая воздух, которого не хватало между судорожных выдохов и полустонов. Чьи-то сильные руки сжимали ее в объятиях, держали, не давая случайно навредить себе в бреду. Она вдыхала раз за разом в попытках что-то произнести. Раз, второй…

Имя прозвучало уже в небытье, куда вновь провалилось измученное сознание.

Во сне не оценишь, сколько времени прошло. Минуты легко обращаются в часы, а часы – в короткие мгновения, когда кажется, словно только закрыл глаза. А уже звонит будильник, вырывая из сладкой дремы.

Будильника не было. Зато было тепло. Неуместное, ненужное тепло, которого не должно было быть. Не то время, слишком рано.

Ярина открыла глаза. Она лежала, свернувшись, в корнях поваленного дерева, которое сама же и выбрала, укутанная в чужое пальто. Слишком большое, оно охватывало девушку со всех сторон, словно коконом. И отменно выполняло свою работу – хранило тепло, с таким трудом возвращенное замерзшему телу. Девушка села.

- Проснулась? Как ты? – голос прозвучал откуда-то со стороны, но Ярина не повернулась, чуть ежась и удобнее перехватывая пальто, которое начало сползать с плеча. Выдохи обращались в облака пара, каждый раз на мгновение застилая глаза.

- Ясень… - выдохнула она едва слышно. И осеклась, не узнав собственный голос. Хриплый, надломленный, словно неровная тень, отголосок искаженного эха. Ясень усмехнулся, одними губами, оставив эмоцию незавершенной.

- Скоро станет легче, - проговорил он, присаживаясь рядом и снова растирая ее плечи поверх пальто. – Прости, лесная. Морозы еще не встали в полную силу, ты успеешь уснуть снова, - словно бы даже оправдываясь добавил он.

- Что… случилось? – дыхание сбивалось. Организм принимал холодный воздух неохотно, каждый вдох приходилось повторять дважды. Не так много причин, которые могли бы заставить разбудить Лесную Мать раньше времени. Невозможное, жестокое преступление, совершаемое тысячами будильников каждое утро. Вырвать кого-то из мира снов до того, как его душа самовольно направиться назад.

Но порой просто нет другого выхода. И оборотни идут на то, на что в других обстоятельствах никогда не решились бы.

- Я покажу тебе, Ярина, - подал голос Ясень. Времени было не много. Его всегда слишком мало. Но спешка ровно так же была чревата последствиями, - Когда сможешь идти.

Девушка медленно вдохнула.

- Я могу. Идем, - резко проговорила, на одном дыхании. Голос не дрогнул. Зато дрогнули колени, стоило попытаться на них опереться. Ясень придержал ее за предплечье, но приняв его помощь в полной мере значило бы практически повиснуть на мужчине. Резкое движение заставило мир вокруг внезапно перевернуться вверх тормашками и снова рухнуть на Ярину со всех сторон. Слишком белый, слепящий, лес заставлял жмуриться, растирать слезящиеся глаза.

- Только… медленно, - нехотя произнесла Ярина. Ясень усмехнулся.

- Хорошо.

Она продела руки в рукава пальто, прячась в него, как в свободный доспех. Слишком маленькая для него, почти хрупкая. Невозможно быть слишком молодой для того, чтобы быть Лесной Матерью. История знала совсем юных девочек, заступивших на этот «пост». Но можно быть слишком не опытной. И Ярина впервые ступала по спящему лесу в это время.

В сосновом лесу не так просто отыскать укромное место. От того казалось, что каждый овраг, каждая норка, корни поваленных деревьев – все занято лесными жителями, впавшими в спячку. Ярина едва заметно усмехнулась. Леший отходил в зимний сон одним из первых. Говорил, что лес в это время напоминает ему поле боя. Нет желания бродить между трупов. Но Ярина видела его совсем другим. Укрытый белоснежным покрывалом снега, лес казался домом для большой семьи. Где в каждом углу, названном «своим», спит ребенок. Спит чутко, в преддверии… в преддверии Нового Года. И стоит только вывернуть куда-нибудь в сторону, выйти в «гостиную», чтобы увидеть наряженную елку и кучу подарков.

Глупая ассоциация, оставшаяся из прошлой жизни. Каждый новый год для детей Нави начинался с приходом сезона снов, после праздника Купала. Весеннее тепло пробуждало их, постепенно приводило в чувства, оживляло. Как раз ко времени, чтобы успеть приготовиться к празднику. С него начиналось время повышенной чувствительности, когда открыты души и даже люди, обычные люди, создания Яви, при должном внимании могут увидеть то, что обычно скрыто. Распознать среди своих знакомых мавку или русалку… и, конечно, списать на бурное воображение.

Но все это – летом. Сезон снов имеет начало, но, как сама жизнь, не имеет конца. С приходом холодов жители леса один за другим отходят ко сну, оставив все дела до весны. Когда ударяют морозы люди становятся слепы и глухи еще больше, чем в другое время. Но нет четкой даты, когда сезон снов сменяется тревожным временем межсезонья.

И, тем не менее, ступая по снежному покрову Ярина ясно ощущала это. Межсезонье. Дурное время, несущее покой лишь в сон, в подобии смерти. Жизнь не любит холодов.

Волчье время.

Ярина скосила взгляд на идущего рядом мужчину. То и дело по обе стороны, между деревьев и лысого кустарника, мелькали серые шкуры. Ясень видел их, не мог не замечать своих волков. И изо всех сил сдерживал шаг, который, наверняка, хотелось ускорить. Но силы возвращались к Ярине слишком медленно. Ясень прятал руки в карманах джинс, на плечах, в плетении свитера, застревали редкие снежинки.

Девушка покосилась на пальто на собственных плечах.

- Брось, Ярина, - Ясень заговорил еще до того, как она потянулась к пуговицам, еще в раздумьях, как поступить. – Если я замерзну – то обращусь. Думаю, волки тебя не смутят, - он едва заметно усмехнулся. Ярина кивнула туда, где только что мелькнула серая шкура.

- Они и так идут за нами.

- Не могли же мы оставить Лесную Мать без свиты, - Ясень не смотрел на нее, взгляд был направлен исключительно вперед. Волк был напряжен, это чувствовалось в каждом движении, отражалось в янтарных глазах. Он переживал о чем-то, с чем вынужден был обратиться к ней, к Ярине.

Волки не впадали в спячку. В межсезонье они продолжали бодрствовать, обремененные одной задачей. Серые стражи хранили покой лестных жителей. Слишком уязвимы они в своем отдыхе. Никто никогда не спрашивал, что происходит в это время. Считалось, что межсезонье всегда проходит спокойно. Но временами по весне стая встречала пробудившихся не в полном составе. Они молчали о причинах, не сообщали ничего, предпочитая существовать обособленно от общины. Даже о ведьмах было известно больше.

Пожалуй, самое странное, что можно увидеть в заснеженном лесу, - это цветущее дерево. Но именно оно предстало перед глазами, заставив Ярину ускорить шаг. Лещина, миниатюрная в окружении высоких сосен. На ней не было листьев, они опали рыжим ковром к ее корням. Но с голых веток, присыпанные снегом, свисали яркие желтые сережки.

- Я проверил, теплотрасса проходит южнее, - заговорил Ясень до того, как девушка спросила. Ярина кивнула, подходя ближе и касаясь пальцами холодной ветки.

- Может, ведьмы балуются? – задумчиво проговорила Ярина, скользя кончиками пальцев по ветке, сбивая снег. Она обхватила пальцами сережку, осторожно, чтобы не сорвать случайно, не ранить дерево.

- Тоже об этом подумал, - откликнулся Ясень. Он остановился в нескольких шагах, неодобрительно глядя на дерево, словно оно могло застыдиться и перестать «хулиганить». Но лещина, кажется, чувствовала себя комфортно, расцветая навстречу морозам. Только, должно быть, очень одиноко, обделенная вниманием насекомых.

- Я отправил к ним Сергея.

Ярина помнила этого волка - вздорный, болтливый. Любитель подшутить над другими, а от того заслуживший себе целую кучу «мстителей», готовых ответить ему любезностью на любезность. Но Ясень не договорил, заставив заволноваться. Что-то случилось или волк, быть может, просто еще не вернулся?

- И что?

Ясень выдержал еще одну паузу, едва слышно хмыкнув.

- Теперь у меня в стае есть лягушка.

Ярина, успевшая присесть к корням дерева, подняла голову, вопросительно изогнув бровь. Но дополнительных подсказок для осознания не потребовалось. Ярина шумно выдохнула, коротко кашлянула в кулак.

- Что ж, у Карины всегда был крутой нрав, - проговорила она, отворачиваясь к лещине и всматриваясь в рисунок коры. И снова коротко хмыкнула.

- Та смейся уже! - Ясень за ее спиной криво усмехнулся.

- Нет, это нехорошо, - девушка покачала головой, - Как он?

Ясень улыбнулся уже не скрываясь.

- Нормально. Квакает.

- Ясень! – Ярина все-таки засмеялась, закрывая лицо ладонью.

Он улыбался, чуть ехидно глядя на смеющуюся девушку. А ведь вроде бы взрослый человек, матерый серый волк. А все туда же. Вот отсюда и берутся большие злые волки, которые не такие уж и злые, если приглядеться. Не даром же несчастную Красную Шапочку пересказали уже бесчисленное число раз, изменив сюжет до неузнаваемости, с каждой версией все сильнее оправдывая волка. Это было сказание других земель. Но оборотни, должно быть, везде одинаковы.

- Почему именно лягушка? – все-таки выговорила Ярина, поднимая чуть искрящийся взгляд на Ясеня. Мужчина пожал плечами.

- Классика же. Не устареет.

…И внезапно Ярина поняла, почему волк пытался ее рассмешить. Нехитрым способом, выставив неудачу слишком заносчивого юноши именно в таком, комическом свете. Ничего с ним не станется, Карина оттает и расколдует. А ему и на пользу пойдет, может, поумерит пыл и поймет к кому не стоит обращаться фамильярно. Ведьмы такого не любят.

Потому что оставалась только одна причина цветущей среди зимы лещины.

Улыбка погасла, Ярина медленно вдохнула. Но сказать ничего даже не успела, волк покачал головой.

- Я надеялся, что ты подскажешь другую причину, - он вздохнул. До последнего он ждал, что Лесная Мать его обругает за то, что была разбужена ради такой глупости. И уйдет спать до весны. Но волчье чутье с самого начала говорило, что ничего хорошего это не предвещает.

- Увы, Ясень, - все-таки откликнулась Ярина.

- Она… ведь может быть еще жива? – спросил Ясень. – Могла сама уйти? Или ее забрал кто, - продолжил он. Ровно в той степени, в которой волки были закрыты для проникновения внутрь стаи кого-то извне, они были преданы своему делу. И Ясень переживал о каждом, кто оставался под его защитой на зиму.

- Думаю, да. Если Навь еще тянется к ней, - Ярина кивнула на дерево, снова провела пальцами по его коре. Навь слаба в своих попытках создать жизнь, гораздо слабее Яви. Но и ценит своих детей выше, хранит их хрупкие тела так, как может. Еще одним призывом, возможностью вобрать в себя весеннее тепло цветущего дерева, питаться ею до самой весны, до пробуждения леса, залечивая свои раны. Забирая на зиму своих детей к себе, Навь излечивала их. Но только если могла дотянуться.

- Я не могу выследить мавку, - Ясень покачал головой, произнося, наконец, то, по какой причине он разбудил Лесную Мать. Он в очередной раз прокрутил в голове то, о чем думал не первый год. Лесная Мать… глупое «звание». Оно отражает силы, которые хранит это создание. Но ни в какой мере не отражает самого человека. Чувствительного к колебаниям мира, обученного и отрекшегося от мира Яви. Отчаянного и бесконечно смелого.

Но какая же, черт возьми, из этой девчонка «Мать»?

Еще одна молодая душа, одна из нескольких десятков, которых нужно было охранять.

- Мавки не оставляют запаха, - Ярина понимающе кивнула. Ясень скосил на нее взгляд.

- Вообще-то оставляют. Они пахнул теми травами, с которых родились, - откликнулся Ясень и под удивленным взглядом девушки пояснил, - Что? Запахи – это все-таки по моей части. Но я не знаю, кто именно был здесь, не могу понять, какой из запахов ее, - волк в очередной раз принюхался, на этот раз показательно.

- А много чем пахнет? – Ярина вернулась к осмотру дерева. Помимо самого дерева по-весеннему зеленела и трава у его корней. А вокруг снег хранил отпечатки лап. Должно быть, волки бродили рядом. Ярина подняла голову и покосилась в ту сторону, где она минуту назад видела серую шкуру.

- Это собачьи, - опроверг ее мысли Ясень. – Здесь рядом питомник. Наверное, приходили посмотреть, - он кивнул на цветущее дерево. Хозяйка питомника выводила свою свору на прогулку в лес несколько раз в день. И порой они забредали и так глубоко, в поисках более укромного места, где резвящиеся звери не мешали бы людям. Или люди не мешали им, все зависит от расставленных приоритетов.

Но это чаще случалось летом. Зимой они все же не уходили слишком далеко от дома.

Ярина откинулась назад, опираясь на подогнутую ногу. Несколько мгновений она сидела неподвижно, снизу вверх глядя на дерево.

- Ясень, папоротник, - проговорила она. Волк нахмурился.

- Да, есть такой, - ответил он, еще раз внимательно принюхиваясь и мысленно разбивая запахи на составляющие. Трав было много, что было странно для зимы. Но не все еще отошли ко сну, а одиночество мавки не любят. Так что вполне возможно, что их тут была целая стая… хорошо бы, чтобы пострадала только одна из них.

- Проведешь по нему? – Ярина поднялась, отряхнула колени от снега.

- Почему именно он? – волк чуть нахмурился, но Ярина только вздохнула.

- Когда не знаешь наверняка – предполагай худшее, - она обернулась, - Папоротники всегда в зоне риска, - голос прозвучал неожиданно холодно. Можно было бы ожидать волнения, переживаний, но вместо этого была холодная собранность. На лишние эмоции не было не то, чтобы времени. Сил. Она и так была довольно слаба после внезапного пробуждения.

- Ладно, давайте за мной, - Ярина хлопнула ладонью по ноге, кивком позвав за собой серых зверей. Мужчина только вздохнул.

- Ярина, они же не собаки, - Ясень обогнал женщину на полшага, принюхиваясь к морозному спокойствию зимы. И, определив направление, поманил за собой.

- Прости, - запоздало выдохнула Ярина.

Продолжение - http://pastebin.ru/8i0bruHk

Весь текст полностью, с форматированнием и всем таким - https://docs.google.com/document/d/1R_2fAQiCvVrno0QvknJdCccX...

Показать полностью
-46
Кого бы почитать
16 Комментариев в Книжная лига  

Джо Аберкромби

Стивен Эриксон

Павел Корнев

Паоло Бачигалупи

Глен Кук

Грэй Грин

Макс Острогин

Эдуард Катлас

Виктор Точинов



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь