С тегами:

творчество

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
65
Вечернее творчество. Граница вселенной:
10 Комментариев в Лига Художников  
Вечернее творчество. Граница вселенной:
103
Кот Василий. А2, краски, кисть. 10 часов работы.
21 Комментарий  
Кот Василий. А2, краски, кисть. 10 часов работы.
92
Не знаю, как назвать это творение
16 Комментариев в Лига Художников  
Не знаю, как назвать это творение рисунок, арт, творчество, Digital

Очередной рисунок из моей головы, который был нарисован бездумно. Просто были коляки-маляки, из которых потом что-то вырисовалось.

203
Дорога
10 Комментариев  
Дорога акварель, Живопись, картина, арт, рисунок, Художник, творчество

моя акварель...

252
Леда и лебедь - из моего творчества.
15 Комментариев в Лига Художников  

"Леда" 100х120 см  холст, масло  2015

Леда и лебедь - из моего творчества. Gnievyshev, творчество, арт, Живопись, мифология, длиннопост

Леда - в греческой мифологии дочь этолийского царя Фестия и жена спартанского царя Тиндарея. Детьми Леды были братья-Диоскуры (Кастор и Полидевк), а также дочери Елена и Клитеместра. Пленённый красотой Леды, Зевс предстал перед ней в образе лебедя и овладел ею.


"Лебедь" 120х100 см холст, масло 2015

Показать полностью 2
261
АнтиБожественная комедия 4. Эпилог.
128 Комментариев  

Эпилог.  ©Гектор Шульц


Темно. Темно и страшно. Лишь вдалеке брезжит неясное марево белого света, к которому я иду. Иду несмотря ни на что.

Тишина. Так тихо, что слышно только биение сердца. Размеренные удары. Тук-тук. Я иду к свету. Я знаю, что должен идти.

Свет. Яркий и обжигающий глаза. Странные запахи. Гудение. Шорохи. Свет. Шлепок. Еще один. Еще. Плач. Надрывный плач, больше похожий на крик. Мой крик?

Голос. Родной и теплый. Баюкающий голос.


- Сынок. Мой сынок. Милая, это мальчик.

- Мальчик, - еще один голос. Куда нежнее первого. Мама? Мама. – Сын. Наш сын. О, Боже.

- Да, наш Степка.

Крик. Мой крик. Я живой, я все чувствую. Да. Я живой.


*****


Кембриджский университет. Англия.


- Неужели все? – спросил я Мика, своего друга, с которым мы вместе учились на факультете теологии. В руках мы держали дипломы, свидетельствующие о том, что отныне мы полноправные члены общества.

- Ага, Степан.

- Завязывай называть меня Степаном, - возмутился я, отвесив Мику подзатыльник.

- Прости, Збышек.

- Так-то лучше. Погоди, кто это? – прищурившись, спросил я, ткнув в сторону здания, принадлежавшего университетскому музею. Возле него стояла милая рыжеволосая девушка в коротких шортах и кремовом поло с эмблемой университета.

- Олеся. Она из России, как ты, - хмыкнул Мик, все еще дуясь на подзатыльник.

- Олеся. Красивое имя. Ты её знаешь?

- Да. Моя сестра с ней учится на одном факультете. В следующем году у них выпуск. Познакомить? – хитро подмигнул друг.

- Да, - кивнул я, разглядывая прекрасную незнакомку, и двинулся следом за Миком, который уже вовсю махал руками, привлекая внимание девушки.


Лондон. Англия. Кафе «Веселый поляк». Несколько месяцев спустя.


- У меня такое чувство, будто я тебя всю жизнь знаю, - улыбнулась Олеся, сжимая мою руку. Я хмыкнул и отпил горячий чай.

- Не поверишь, но у меня похожие ощущения.

- Поверю. А вдруг мы в прошлой жизни были вместе?

- Ну, вопросы теологии весьма туманны, но я рискну предположить, что так оно и было, - рассмеялся я и, извернувшись, чмокнул девушку в губы. Проходящий мимо худой парень в толстых очках на секунду остановился и задумчиво посмотрел на нас. Я смерил его ехидным взглядом. – Помочь, дружище? Если что, девушка со мной и если решишься ее соблазнить, я тебе лицо обглодаю.

- Збышек! – возмущенно воскликнула Олеся.

- Астра! – рассмеялся я и махнул парню рукой. – Не обращай внимания. Я, наверное, никогда не смогу привыкнуть к Англии.

- Я сам не местный, - улыбнулся незнакомец. – Кстати. Если хотите произвести на девушку впечатление, закажите вишневый штрудель со сливками. Он волшебен.

- А ты откуда знаешь? Часто тут питаешься? – спросил я. Парень кивнул в ответ.

- Да. Это мое кафе, - усмехнулся парень, поправляя очки. Смутившись, он протянул руку, и я крепко ее пожал. – Меня зовут Жорж.

- Степан, а это Олеся, - представил я себя и свою спутницу.

- Я закажу вам десерт, - улыбнулся Жорж и махнул рукой в сторону кассы. – Мэри, милая. Штрудель за счет заведения этим милым ребятам.

- Пять минут, глазастик, - ответила ему та, кого звали Мэри. Владелец кафе охнул и, сконфуженно засмеявшись, пояснил.

- Моя супруга. Семейный бизнес и все дела.

- Спасибо, дружище, - рассмеялся я, еще раз пожав руку Жоржа. – Не зря мы сюда завернули.

- Ага, - кивнула Олеся и, побледнев, вцепилась в край стола. – Ты это видишь?


- Что? – я заинтересованно повертел головой по сторонам, но вокруг были обычные люди.

- У стойки. Качок такой здоровый.

- Ну, - нахмурился я, разглядывая крепкого здоровяка в дорогом костюме. – Мажор очередной.

- Ты чего? Это же звезда кино. Сам Лес Эйхилл. Раньше он был известным боксером, а потом подался в кинематограф.

- Да ладно? Ну я вообще-то телик не смотрю. Он так крут?

- Мечта любой женщины, - улыбнулась девушка, томно вздохнув. – Расслабься. Я просто тебя подъебываю.

- А я уже хотел идти ему лицо бить, - фыркнул я. – Так.

- Чего?

- Его зовут Лес Эйхилл?

- Да.

- Эйхилл Лес. Смешное имя, почти как у греческого героя, который погиб у врат Трои.

- Ну, зато он счастлив. У него жена, двое ребятишек, от которых он без ума. И актер хороший. В этом году на Оскар выдвигается, бедным помогает. Несмотря на такой вид, скромный и вежливый.

- Молодец, - улыбнулся я, смотря за тем, как звезда экрана дает автограф супруге Жоржа. – О, а вот и наши штрудели. Приятного аппетита, заинька.

- Приятного аппетита, лысенький.

- Я, бля, не лысенький!

- Ну прости. Ты очень милым был, когда состриг свой шикарный хвост.


Москва, Россия. Несколько лет спустя.


Я нервничал. Очень сильно. Не каждый день сообщаешь родителям своей девушки о том, что хочешь взять их дочь в жены. Отец Олеси даже принес мне стаканчик виски, чтобы я немного расслабился, а ее мать ласково кудахтала и совала мне всякие сладости.


- Чего ты так напрягся, Стёп? – усмехнулся папа моей избранницы.

- Да кто меня знает, - выдавил я из себя отвратную ухмылку. Олеся же глядела на меня глазами полными вселенского обожания.

- Ладно. Поболтайте тут, а мы пока с женой стол накроем, - улыбнулся мужчина, хлопнув меня рукой по колену.

- Ага, - я сглотнул тягучую слюну и расслабленно вздохнул только тогда, когда остался со своей дамой наедине.

- Смешной ты, Степка. В жизни ничего не боялся, а тут аж побледнел, - рассмеялась Олеська, чмокнув меня в щеку, а потом охнула, когда в комнате, где мы сидели, что-то слабо хлопнуло и в воздухе завоняло серой.

- Бля, - побледнел я, с удивлением смотря на двух незнакомцев, которые стояли напротив нас. Крепкий мужчина в диковинном панцире и багровом плаще и сногсшибательной красоты женщина в черном обтягивающем платье. Они переглянулись и рассмеялись, явно наслаждаясь нашими испуганными лицами. Мужчина подошел ближе и ехидно посмотрел на меня своими красными глазами.


- Привет, Збышек. Вот мы и встретились, - произнес он мягким и одновременно грозным голосом.

- Мы знакомы? – пролепетал я. – Или у меня в башке что-то повредилось, и чердак поехал?

- Он не изменился, - хмыкнула красивая женщина, подходя к своему спутнику.

- Вспоминай, Збышек. Вспоминай, Астра, - тихо пробормотал незнакомец, а мою голову наполнили тысячи образов и событий, что случились когда-то давно.

- Вспоминай, - вторила ему женщина.

- Ебать копыто лося ржавым гвоздем, - только и мог пролепетать я, когда в висках заломило. Падение с крыши, полет, Порог, Петр, спуск, демоны, муки, грешники, холод и жар, Чистилище. Рай, прощение, гнилозубый старик, прыжки во времени, Орлеанская дева, Ад. Антихрист, Агнец, трехголовый Цербер, Джек Потрошитель, Амулет в виде зеленого треугольника. Пьянка, Игры, испытания, Ахиллес, Жорж, Мэри, Астра.

- Вспоминайте!


- Элигос! Леария! – выкрикнули мы и с визгом бросились к друзьям.

- Это мне всегда нравилось, - усмехнулся демон, когда мягко отстранил меня от своей царственной персоны. – В кино не ходи, дай прощенным память вернуть.

- Что случилось? Как так вышло? Вы не глюки? – завалил я Элигоса вопросами. Тот поднял руку, призывая меня успокоиться, и даже легонько шлепнул по голове, когда я вскочил с дивана и принялся нарезать круги по комнате.

- Я же говорил, что мы обязательно встретимся, - улыбнулся он.

- Пиздец. Значит, все реально?

- Да. Вы получили новую жизнь, а мы с Леарией внимательно за вами следили. Не замечали в последнее время ничего странного? Вспышек памяти, загадочных снов и прочего?

- Было дело, - хмыкнула Астра. – Мне снилась наша жизнь в Раю и то, что мы пережили.

- Поэтому мы и решили вернуть вам память. Дружеский жест благодарных демонов. На самом деле, это идея Леарии. Я не хотел, - признался Элигос и, нарвавшись на мой красноречивый взгляд, нехотя пояснил. – Боялся, что ты снова в какое-нибудь дерьмо вляпаешься.

- Я, бля, дипломированный теолог, дяденька, - обиженно надулся я, а потом ахнул. – Заинька. Так тот жлоб из кафе, актер недоебанный, Ахиллес?

- Да. А Жорж и Мэри?

- Те, кто участвовал с вами в Играх, - ответила демонесса, присаживаясь на край дивана.

- Прощение дает не только новую жизнь, но и более лучшую, чем та, что была раньше, - дополнил Герцог Элигос.

- Важно лишь ценить ее, - закончил я, вспоминая давний Голос Создателя. Мудрый и ласковый. Демоны кивнули, соглашаясь со сказанным.

- Именно, Збышек. Леария посчитала, что негоже оставлять вас в блаженном неведении, учитывая, что вы сделали и для Небес, и для Преисподней. Хоть Небеса и сделали вам подарок, то и мы не останемся в долгу. Считайте это нашим свадебным подарком.

- Как вы… - изумился я, а потом махнул рукой. – Забей, вы же мысли читаете. Я и забыл уже. Вернее, только вспомнил. Тьфу, блядь. Проехали.

- Мне понятен твой шок, Збышек, - улыбнулся Элигос. – Со временем привыкнешь, а нам уже пора. Пролетали тут по делам, да решили к вам заскочить.

- Ага, - кивнул я, мотая головой. – Ну вы выдали. Чисто Копперфильды, блядь. И что теперь? Много я нагрешил? Что мне светит? А мы еще увидимся? На свадьбу придете? Я вот не ебал кулебяки больше.

- Всему свое время, Збышек, - ласково ответила Леария. – Человек сам творец своей судьбы. Не повторяйте ошибок прошлого, чтобы будущее было безоблачным и чистым.

- Лучше и не скажешь, - согласился я. Демоны отошли в центр комнаты и, помахав нам руками, моментально исчезли, оставив после себя запах серы.


- Вот это было неожиданным, - разбавила молчание Астра, прижавшись ко мне. – Что же нам теперь делать, Степка?

- Жить, заинька, - улыбнулся я, обнимая свою верную подругу. – Просто жить и жить, бля, достойно.



Краткие анкеты персонажей.


Имя: Леария.

Прозвище: Глас Темных.

Цвет волос: Брюнетка.

Цвет глаз: Черный.

Возраст: Неизвестен.

Любимая одежда: Сексуальные обтягивающие платья. Броня демонесс «Распутница-3». Бронелифчик «Сизиф-13».

Статус: Помощница верховного иерарха Ада Герцога Элигоса. Директор школы по обучению демонов низшего порядка.

Отличительные особенности: Красива, сексуальна, владеет телепатией, коварна, умна. Отличная боевая подготовка. Невероятно сильна и порой жестока. Обладает даром пророчества.

Интересы: Обучение грешников, психология, фехтование, Тысячелетние Игры, помощь достойным душам в редкие моменты, любить Элигоса, практиковать секретные техники массажа.

Причина попадания в Ад: Создана из Хаоса и принесла клятву Владыке Зла.

Лучшие друзья: Астра, Герцог Элигос, Збышек, Граф Вине, Маркиз Андрас, Герцог Берит.

Враги: Все, кто покушаются на друзей.

Любимая музыка: Мягкий лаунж, софт-панк, классика.

Любимые книги: «Психология Ада для продвинутых», «Сексуальный массаж», «100 бородатых анекдотов про евреев», «Принципы построения идеальной школы».

Любимая цитата или фраза: Уменьшительно-ласкательные выражения.

Достижения: Верная ячейка легионов Элигоса. Имеет титул участника и победителя Тысячелетних Игр. Первое место по фехтованию среди демонесс. Магистр первого класса по мукам. Награждена орденом Ада второй степени за Битву у Райских Врат.

Самое яркое впечатление, (ответ опрашиваемого): «Первая ночь с любовью сердца моего. И массаж, исполненный одним умелым грешником».


Имя: Ахиллес.

Прозвище: Гроза спартанцев. Членовредитель.

Цвет волос: Брюнет.

Цвет глаз: Темно-карие.

Возраст: Много, бля.

Любимая одежда: Панцирь, бля. Кольчуга, нахуй.

Статус: Бывший грешник и демон, победитель Тысячелетних Игр в составе команды короля Белета. В данный момент – смертный, актер. Женат, двое детей.

Отличительные особенности: Грубиян, матерщинник. Очень силен, отменно обращается с любым оружием. Вынослив, хитер во всем, что касается битв. Благороден душой.

Интересы: Пиздилово чепушил. Драки, бля. Спортзал, бодибилдинг, тяжелая атлетика. Унижение лохов руками мастеров. Кино, бля.

Причина попадания в Ад: Гибель в Троянской войне от стрелы Париса, направленной в пятку.

Лучшие друзья: Ма. Поляк, бля. Рыжая, бля. Босс и его баба. Тощий пацан и тощая баба, нахуй.

Враги: Много, бля. Париса уебал, нахуй. Остальные подохли тож.

Любимая музыка: Рэпчик.

Любимые книги: Чё, бля?! Пидор, нахуй? У, сука, уебу!

Любимая цитата или фраза «У, сука! Любое слово на выбор».

Достижения: Победитель Тысячелетних Игр. Многократный победитель турниров на Арене Флегия. Титул «Самое сексуальное тело Ада» по версии демонесс и суккубов.

Самое яркое впечатление, (ответ опрашиваемого): «Ёбу дал? Хм. Ебашилово Париса, нахуй. Пидор, блядь, конченный. Мразота. У, сука. Парафин! А. Еще, когда ма увидел. Ржать будешь, уебу, Жора!».



От автора.


Да, дорогой мой читатель, эпопея о приключениях Збышека и Астры подошла к концу и закончилась счастливым финалом. Где-то плачут домохозяйки и вытирают скупые слезы серьезные брутальные мужики.

У меня нет желания тянуть историю за яйца, пока вас от нее не начнет откровенно тошнить. Поэтому и было принято решение все аккуратно зафиналить. Получилось это или нет – я оставлю на суд верных читателей. Скажу лишь от себя, что нехилый эпос под названием «АнтиБожественная комедия» я объявляю законченным.


Конечно, многим интересно с чего все началось и как развивалось. Просто. Да, вы правильно поняли. Идея возникла спонтанно. Обычный неформал попадает в Ад, больше всего похожий на описанный в бессмертной поэме Данте Алигьери. Потом стали появляться робкие нити сюжета и я, как усердная швея, соединял все на большом полотне, без устали работая иголкой днями и ночами. В работе над этой нехитрой, как может показаться с первого взгляда, историей, мне пришлось основательно пробежаться по различных гримуарам, черномагическим трудам и трактатам средневековых монахов, чтобы история не выглядела идиотской и нелогичной.


С другой стороны, «АнтиБожественная комедия» это сатира, почти стёб, щедро сдобренный черным и сортирным юмором, который вызывает многочисленные споры, как любителей этой эпопеи, так и ненавистников. Куда уж, блядь, без них-то.

Особо внимательные могли заметить в тексте просто тонны различных отсылок к фильмам, литературным и музыкальным произведениям, известным «мемасикам» и прочим милым вещам. Да, я сознательно так сделал, решив поделиться с вами тем, что нравится мне самому. Какие-то отсылки были найдены, а какие-то до сих пор ждут своего часа. Опять же – оставлю это на ваш суд.


Несмотря на все предположения, Збышек не является героем, которого я списывал с себя, хоть и ругаюсь порой так же, как и он. Степка куда более самобытен и за его площадной бранью стоит весьма тонкий базис, понять который смогут лишь избранные и прочие любители истории русской словесности. Так что Степана можно смело назвать уникальным героем, и пусть он покажется многим типичными «Мэри или Марти Сью», но уникальности в нем хоть отбавляй. Он может быть нелепым, невезучим или нелогичным, но в то же время может открывать в себе другие качества. На самом деле, я хотел высмеять этот штамп, а в итоге прикипел к своему герою, так и оставив его обычным человеком. Подобную аналогию можно провести и с Астрой. Типичная подруга главного героя, но обладающая своими тараканами в голове, которые частенько вырываются на волю. Даже «рояль в кустах» Герцог Элигос со временем отошел в сторонку, и главным героям пришлось его спасать.


Имена ангелов и демонов в большинстве реальны. Исключение составляет лишь Леария и пара-тройка мелких демонов, которых я придумал сам. Все остальное было досконально изучено при чтении гримуара Соломона, черномагических книг и трактатов. Не стоит забывать о том, что это Высшие силы и с ними надо быть осторожными.


«АнтиБожественная комедия» - это стёбный проект, друзья. Не стоит придираться к нему и ставить какие-то штампы. Все это было написано с легкой душой и с постоянными приколами в процессе. Я высмеивал все – русский рок, звезд поп-музыки, зажравшихся сетевых авторов, фанатиков-веганов, фильмы, книги, попаданцев и реальных исторических личностей. Единственное, чего я не трогал, это религию в космическом смысле, а не различные теологические идеи, созданные человеком. Всегда есть Альфа и Омега, Добро и Зло, Ночь и День, Джеймс и Кирк, и еще множество других определений. Во Тьме всегда есть место проблеску Света, как и во всем Белом есть место чернильной капле Тьмы. Уважение к Высшим силам должно быть даже у полных придурков, что уж говорить о различных графоманах.


Пара слов о, так называемых, описаниях после прямой речи. Мне важно, чтобы читатель понял, какие эмоции в тот или иной момент владеют персонажем. Восторгается ли он, хмыкает, хрюкает, хрипит или пердит. Поэтому все эмоции персонажей описаны максимально маниакально. Является ли это моей фишкой или бичом всех авторов – я не буду спорить. Мне было так комфортнее донести свои мысли.


И в заключение, я хочу всех вас поблагодарить за внимание к моей писанине. Отдельное спасибо – Елене Акуловой из Мюнхена за помощь в подготовке книги к печати.

Автор существует только тогда, пока у него есть читатели. Спасибо вам, друзья. По традиции жду ваших благодарностей и неблагодарностей в комментариях. Ваш грубиян, Гектор Шульц.

Показать полностью
362
Цири императрица... или нет. :)
65 Комментариев в Мир Ведьмака  
Цири императрица... или нет. :) ведьмак, Цири, kjlk, арт, скетч, творчество, императрица

Рисовала что-то и нарисовалась это, внезапно. Знаю что многие против такого развития событий, но вот так вот. Немного кровавенько :)

317
Кровать из паллет
70 Комментариев в Лига рукожопов  

Привет,пикабушники!Это мой первый пост,проба пера на любимом сайте,поэтому жду предложений и конструктивной критики:)
Думаю многие ,видя эту простую конструкцию из поддонов,ловили себя на мысли,что неплохо бы ее когда нибудь осуществить.На данный момент после обучения в университете я переехал в другой город в необустроеную служебную квартиру для работы по специальности.Взвесив все за и против,я с головой ушел в это предприятие,так как хотелось научиться чему то новому,да и творческий порыв искал выход

Кровать из паллет Кровать, паллеты, творчество, рукожоп, длиннопост

Итак,на первый взгляд все просто-найти/купить необходимое кол-во паллет,зашкурить,покрасить,поставить и вуаля)На самом деле,так как все я начинал с нуля,то столкнулся с рядом непредвиденных обстоятельств которые усложняли процесс и растягивали его с перспективой в бесконечность.Если задумали такой же проект-в первую очередь возьмите одинаковые поддоны.На первый взгляд они все одинаковые,но в процессе подгона вы убедитесь,что они могут разниться.Плюс лучше сразу определиться,с какими поддонами вы будете работать 1200*800 или 1200*1000.В моем случае это первый вариант за исключением "спинки" с подцветкой.Там задействован поддон 1200*1000.Затем настоятельно рекомендую вам приобрести шлифмашинку любую,можно бюджетную,так как вручную это долго и муторно.
Краска использовалась акриловая,так как она идеальна для квартиро-балконных условий,потому что не пахнет и быстро сохнет.

Показать полностью 12
62
Рисунок без названия
4 Комментария в Лига Художников  
Рисунок без названия арт, рисунок, космос, творчество

Пыталась выйти из "нерисуя", родилось нечто космическое.

214
АнтиБожественная комедия 4. Глава семнадцатая.
47 Комментариев  

Глава семнадцатая. Прощение.  ©Гектор Шульц


Англия, Вестминстер, 5 сентября 1189 года нашей эры.


«Видел я странные вещи, не иначе с коронацией моей связанные. В ночь после принятия мной короны, в комнате моей появился странный демон с глазами, что подобно изумрудам диавольским полыхали. Говорил он гнусности всякие, призывал кару на голову мою, ежели я не отвечу ему. Нечист и поганен был язык его. Не смел я даже руки поднять, дабы осенить себя крестным знамением.

Но стоило мне преисполниться сил и взять в руки крест, как исчез демон в жутком пламени. И слышал я крики грешников, которых он терзал, и плакали они, прося заступничества моего. Только охладил я разум свой, как явился еще один. С чертами лица тонкими и глазами хитрыми. Был он в крови и бледен, словно мука. Диковинно прошептал он что-то, с матерью моей связанное и спросил про демона диавольского, что посетил меня совсем недавно. Указал я в страхе великом на стену, куда прыгнул еретик и безбожник. Поклонился мне окровавленный, власть короля признавая, и исчез следом. Не иначе ангел это был, что тварь диавольскую преследовал, дабы водворить её в самые бездны Геенны Огненной. Записал Ричард Первый, сын Генриха, из династии Плантагенетов».

Отрывок из записей короля Ричарда Первого, найденный в 2003 году, в одной из тайных комнат Вестминстерского дворца.


Испания, Авила, сентябрь 1498 года нашей эры.


«Страшные вещи случаются со мной. Хворь и диавольские силы овладевают моим телом. Слаба душа моя и помыслы уносятся в закат. Видел я ужасное, не иначе с нечистым духом связанное. Случилось это в ночь, когда болезнь терзала тело мое, сотрясая его в лихорадке.

Видел я себя, но без поражений, болезнью проклятой мне дарованных. Горели глаза мои огнем странным, и веяло силой от души моей. Не мог я говорить, ибо страх овладел языком, и слова застряли в горле.

А затем явился пред очами моими гнусный распутник, поносящий имя мое доброе. Вцепился он в другого меня и бил сильно, стараясь покалечить. Изрыгали уста его богохульства ужасные, и не мог я ничего сделать. Только смотреть и запоминать. Тот я, что был с зелеными глазами и видение мое, исчез в зеленой вспышке, а дитя с лукавым злобным взором, насмехаясь, показало мне язык и зад свой оголив, исчезло следом. Не ведаю я, что знаменовал мой сон, иль явь это была, сулящая беды всей Испании. Снятся мне души тех, кто сгинул безвозвратно… Записано сие слугой моим и передано под клятвой строгой в Священный Трибунал Испании. Томас де Торквемада, Великий Инквизитор Валенсии и Каталонии, Бич Еретиков и Свет Испании».

Часть утерянного фолианта, найденная в архивах Ватикана.


Конфедеративные Штаты Америки, апрель 1865 года.


«Тяжело положение вынуждает меня встретиться с генералом Грантом. Сражение при Аппоматтоксе ничего не изменило. Дни Конфедеративных Штатов Америки сочтены и война проиграна.

За три дня этого, когда я был занят обдумыванием действий нашей армии, случилось нечто необъяснимое. В половину девятого вечера я, как обычно, проводил работу по изучению докладов соглядатаев, внедрившихся в армию северян. Время шло неспешно, как вдруг в моем кабинете что-то полыхнуло, и в нем возникли два человека в странных костюмах. Они, не обращая на меня внимания, сцепились друг с другом, громко крича различные проклятия и превращая кабинет мой в место побоища. Но стоило мне позвать караульных и схватиться за пистолет, как незнакомцы исчезли во все той же вспышке зеленого пламени.

Я считаю этот знак предвестием того, что скоро случится. Мне ничего не остается, кроме как идти на встречу с генералом Грантом. Генералы высказались за капитуляцию и я готов ее подписать. Да будет так. Роберт Эдвард Ли, генерал армии Конфедеративных Штатов Америки. 9 апреля 1865 года, 11:15».

Тайный дневник генерала Ли. Библиотека Конгресса. Соединенные Штаты Америки.



- Вот они, - радостно воскликнула Астра, когда я вывалился из очередной вспышки и отпихнул связанного инквизитора, чей рот был закрыт грязным носком и серой тряпкой. – Лысенький. Ты что-то быстро.

- Иди ты, - отмахнулся я, усаживаясь на поверженного врага и закуривая сигарету. – Замотался я, бля, с этим пидарасом. Скакал, блядь, похлеще Стефана. Чуть не блеванул, пока его поймал. Зацени, как он смотрит ласково.

- Пофе нафу, - пробубнил испанец, вращая глазами, как бешеный рак, узревший кипяток у своей жопы.

- Сам иди нахуй! – гаркнул Ахиллес, впечатывая ногой прямо ему по пузу. - Птеродактиль!

- Где ты его поймал-то? – спросила Леария, наклоняясь к грешнику и заглядывая тому в глаза. – О, теперь они у него обычного цвета.

- Ага. Его током нехило так переебало, когда он прямиком на энергоподстанцию телепортировался и в проводах застрял. Визжал, как баба, и поджарился, бзднув с огоньком. А потом и силы потерял. Не знаю, как так вышло, - хмыкнул я, выпуская дымок в воздух. – Сначала я какого-то англичанина напугал до икоты. Появляюсь, а англичанин на стульчике сидит и трясется, как желе. Еле удалось от него добиться информации, куда злоебучий Томас слинял.

- Нашел, видимо, - улыбнулась Астра.

- Нашел. Угадай, бля, где? Он к себе в прошлое улетел. Появляюсь я и вижу, как он что-то втирает самому себе. Другой он, лежащий на кровати, больной какой-то, вонючий. Трясется тоже, хуйню какую-то несет. Я времени терять не стал. Вцепился в горло здоровому и давай лупить. А этот урод меня еще и жарит силой своей. Улетели мы к ебеням оттуда и к мужику седому свалились. Тот над картой стоял и, разинув рот, наблюдал, как я душу из этого дерьмоеда выбиваю. Наконец, с силами собрался, заорал что-то и за пистолет схватился. Ну я шустренько пробормотал слова призыва и деру из этого неприятного места.

- Удивительно, - покачала головой демонесса. – Там он в проводах запутался?

- Нет. По пути мы еще пару крестьян напугали, чуть динозаврам на обед не попались, потом жрецы майя нас казнить хотели, но в итоге все завершилось хорошо. В силе какой-то сбой произошел, и этого долбоеба выкинуло в нашем времени, возле трансформаторов гудящих и прочей электрической хуеты. Я следом за ним прыгнул и вижу, что эта сука ебаная в проводах корчится и Гринпис зовет. Пришлось подождать, пока его знатно не потрясло, и только потом я связал его и, сосредоточившись, вернулся к вам. Простите за спутанные объяснения, но я, бля, неебически устал от всех этих прыжков во времени, драк и прочего смертоубийства. А где, кстати, Нерон?

- Рано расслабляться, Збышек, - хмыкнула Леария, кивнув в сторону молчащего Видара, который охранял Алтарь Богов. – Второй проклятый отправился в Хаос. Наша древнегреческая легенда ударом ноги пробил ему грудную клетку насквозь. Выжить грешнику не удалось.

- Вот так всегда, - вздохнул я, поднимаясь на ноги. – Ахиллес, зацепишь этого уебка?

- Лады, - согласился грек и, взвалив на плечо пленного инквизитора, пошел за демонессой.


Когда мы подошли к стоящему возле камня Видару, гигант предупредительно хмыкнул и поудобнее взял дубину, а затем кивнул в сторону испанца, которого тащил Ахиллес.

- Остаться должна одна команда, - мрачно произнес сын Одина.

- Слышь, блядь, заканчивай тут Горца цитировать. Дункан Маклауд злоебучий, - устало фыркнул я. – Это наш трофей, который сбежал из Обители Молчащих и должен понести наказание.

- Правила есть правила, - покачал головой ас и на минуту задумался. – Впрочем, можно и послабление сделать. Но ответь мне, грешник, достоин ли ты прощения?

- Это не мне судить и не тебе, - ответил я. – Только Он может это сделать.

- Правильный ответ, дитя в обличье взрослого мужа.

- Ты меня сейчас оскорбил или похвалил? Говорю же, устал я всякие загадки разгадывать. Ты нас пропустишь или Ахиллеса позвать, чтобы он всю дурь из твоей головы выбил?

- Да будет вам дозволено пройти к Алтарю Богов.

- Спасибо, блядь, огромадное, - съязвил я и, демонстративно задев гиганта плечом, прошел вперед, к древнему камню, на котором темнели руны. При нашем приближении они засияли нежно-белым светом, словно кто-то невидимый включил рубильник. Я повернулся к своим спутникам. – Беритесь за руки и полетели.

- Воистину, бля. Поляк, нахуй! – улыбнулся грек, устроив поудобнее мычащего испанца на плече. – Домой, бля.

- Домой, - кивнул я и, прикоснувшись к прохладному камню, закрыл глаза.


Переход был быстрым и на выходе нас уже ждали. Громкие крики, визг и улюлюканье буквально взорвали головы. Поморщившись, я открыл глаза и увидел, что стою в центре главного зала, аккурат напротив деревянного трона, на котором восседал одноглазый Один. По бокам от него стояли еще четыре трона. На них сидели великие короли Ада: Белиал, Белет, Асмодей и Гаап. Рядом с ними, гордо улыбаясь, стоял Герцог Элигос, скрестив мускулистые руки на груди. Он подмигнул мне, а затем нахмурился, увидев Торквемаду, которого Ахиллес без лишней вежливости бросил на пол.


- Оставь его, Абигор, - прошелестел Белет, подняв кожистую руку. – Теперь и мы видим этого проклятого, который решился обмануть величие Преисподней.

- Да, Владыка, - поклонился Элигос и бросил в нашу сторону. – Отойдите от него.

- Ща буит мясо, - невнятно пробурчал Ахиллес, уже раздобывший кусок жареной козлятины и вгрызшийся в нее крепкими зубами. – Пизда ему. Я те грю…

- Это точно, - согласился я, наблюдая за тем, как великие короли покидают свои троны и спускаются к застывшему от ужаса Торквемаде.

- Ничтожный червь, решивший обмануть бессмертных, - отрывисто рассмеялся Асмодей, принимая свой истинный облик.

- Теперь его душа пуста, - добавил Гаап, внимательно разглядывая испанца желтыми глазами. – Силы покинули его.

- В таком случае Хаос для него будет жалким наказанием, - добавил Белет, повернувшись к Белиалу. Древний демон кивнул, соглашаясь с собратом.

- Он вернется в Обитель Молчащих, и пытка его будет вечной. Преступления против престолов не должны оставаться безнаказанными. Что может быть хуже, чем возвращение туда, откуда он сбежал, - произнес он, щелкнув пальцами. Лежащий инквизитор моментально воспламенился и завизжал во всю мочь своих легких. Но безучастны были к его страданиям великие короли. Дав испанскому мясу вдоволь пожариться, они закрыли глаза и пробормотали древние слова, полные необъяснимого ужаса. Раздался хлопок, и крики стихли. Я, как и все мои спутники, удивленно смотрел на то место, где только что лежал великий Торквемада, черная чума Испании и всего мира. Лишь чуть обугленные плиты пола говорили о том, что здесь произошло.

- Поделом тебе, параша ебаная, - тихо буркнул я, сплюнув на пол.

- Ага, - хмыкнула Астра, прижимаясь ко мне. – У нас получилось, Степка. У нас все получилось.


После небольшого представления короли Ада обратили свое внимание и на нас. Необъяснимый ужас овладел моей уставшей душой, стоило каждому из них заглянуть мне в глаза. Да, их могущество поражало. По крайней мере, теперь стало понятно, почему все миры признали власть Божественной искры. Как бы ни были страшны демоны, Он был куда сильнее их всех. И именно Его голос раздался в наших головах. Только мы слышали Его.


- Мы снова встретились, дитя, - мягко произнес Он, заставив меня подпрыгнуть. Схожие чувства испытали и мои товарищи по команде. Даже гордый Ахиллес опустился на колени и расслабленно выдохнул, словно выпуская всю ненависть из своего могучего тела.

- Да. При очень странных обстоятельствах, - улыбнулся я, почувствовав ласковое касание, мгновенно наполнившее душу теплотой и счастьем.

- В последнее время случилось много удивительных вещей. Древняя сила возникла вновь. Грешники пытались попрать святые догмы.

- Это моя вина, - грустно сказал я, констатируя известный факт, но Голос слабо рассмеялся в ответ.

- Нет, дитя. Твоя вера в свет куда удивительнее. Благодаря тебе, Ключ исчез из нашего мира. Почти.

- Неужели есть еще носящие частицу его силы?

- Да. Сила Ключа течет в тебе и твоих друзьях. Столкнувшись с ней однажды, ты принимаешь ее.

- Но она мне не нужна.

- Я знаю, дитя. Я все знаю. То, что было, и то, чему еще суждено случиться.

- И что же делать? Мне нельзя вернуться в Рай из-за этой силы?

- Можно. Но нужно ли? – ласково продолжил голос, баюкая и отгоняя все тревоги.

- Наверное, нет. Что теперь с нами будет?

- Вы достойны прощения, дитя?

- Они достойны, - кивнул я в сторону Астры, Ахиллеса, Жоржа и Мэри. – А я нет. Из-за моей глупости я подверг опасности не только себя, но и свою женщину.

- Важно, что ты это понял. Как ты думаешь, что такое прощение?

- Прощение грехов?

- Это очевидно, - рассмеялся Он. – Это шанс. Шанс начать все сначала и доказать самому себе, что ты достоин места в Раю.

- Что это значит?

- Игры были придуманы для того, чтобы открыть в душах грешников то, о чем темные силы предпочитают не говорить. Сострадание, взаимовыручка, самопожертвование, победа над собственными страхами и пороками. Вы, все вы, сражались в первую очередь против самих себя. Недостойные души, в которых горит огонь гнева, зла и боли, никогда не смогут получить прощения. Таков один из догматов. Только раскаявшаяся и очистившаяся душа способна на прощение. Будь это душа распутницы или душа гневного воина. Душа того, кто не ценил блага, или поздно раскаялся. Или же душа того, кто за внешней грубой и язвительной оболочкой хранит в себе лучшие качества, которые есть далеко не у каждого. Того, кто думает не о себе, а о близких. Того, кто не утратил сострадание и жалость. Твоя душа, дитя.

- Кажется, понимаю, - хмыкнул я, блаженно жмурясь, когда ласковое касание вновь вернулось. – Прощение означает новую жизнь?

- Да, дитя мое. Шанс, который дается далеко не каждому, и за этот шанс нужно бороться. Помни об этом, дитя, - Голос становился все тише и тише, пока не исчез совсем, а я мог лишь изумленно смотреть, как затягиваются мои раны, исчезает кровь, а одежда становится идеальной белой. Это видел и Герцог Элигос, который подошел к нам и помог каждому подняться с пола.


- Вы получили прощение, - тихо сказал он, заглядывая мне в глаза. – Через несколько минут начнется ваша новая жизнь.

- Это значит, что мы ничего не вспомним и никого из вас не увидим? – грустно спросил я, обнимая Астру, которая беззастенчиво плакала у меня на груди.

- Вспомните, когда придет время, - загадочно улыбнулся демон. – Я всегда говорил, Збышек, что в тебе сокрыто нечто большее, чем простые добродетели. Не зря ты накурился в тот адский день и записался на Игры, друг мой.

- Это точно, - поддакнул я, растеряно обводя друзей взглядом. – Значит, мы победили? Без всякой шумихи, пламенных речей и прочего долбоебизма?

- А зачем это нужно? Главное, что вы победили себя. Пора, Збышек, - серьезно ответил Элигос, крепко пожав напоследок мою руку.

- Мы еще встретимся?

- Даю тебе слово верховного иерарха, - улыбнулся демон, возвращаясь к трону Одина. Вздохнув, я повернулся к Астре и заглянул в ее напуганные зеленые глаза.


- Не бойся, заинька.

- Я не боюсь, лысенький. Дай мне слово, - тихо сказала она.

- Какое?

- Что мы не потеряемся и найдем друг друга.

- Честное, блядь, пионерское, - хохотнул я, щипая подругу за задницу. – Прости, не удержался.

- Ты все такой же ебанько, - покачала головой рыжая. – Но ты мой ебанько.

- А ты моя уебашка, - затаив дыхание, я поднял голову к потолку, где внезапно появился свет. Яркий, но в тоже время мягкий и нежный. Он проникал в самую суть наших душ и стирал всё дурное. Мысли, поступки, слова. Исчезал зал Одина, исчезали великие короли Ада и исчезали мои друзья. И лишь на мгновение я увидел улыбку Астры и улыбающиеся лица Элигоса и Леарии, которые смотрели прямо на меня.

Показать полностью
204
АнтиБожественная комедия 4. Глава шестнадцатая.
49 Комментариев  

Глава шестнадцатая. Алтарь Богов.  ©Гектор Шульц


Дальнейшее продвижение по лесу было очень осторожным. Так крадутся хищники, когда на горизонте маячит отборная туша гордого оленя. Правда наш олень мог и покусать. Очень и очень, сука, болезненно.


Леария запретила всем разговаривать и настояла на том, чтобы мы внимательно смотрели под ноги. Совет оказался весьма кстати. Я пару раз чудом не угодил в импровизированные ямы, засыпанные прелыми листьями, на дне которых были острые колья, выструганные наспех. Не иначе проделки команды Белиала. Ахиллес, которого демонесса передвинула их арьегарда в авангард, часто замирал и, чуть повозившись, обезвреживал более смертоносные ловушки, нежели упомянутые выше колья.

Чем ближе мы подбирались к Алтарю Богов, тем осторожнее приходилось идти. И почти на самой границе леса и точки назначения мы натолкнулись на трупы других грешников.


Небольшая полянка, покрытая вьющейся жесткой травкой, была попросту забита застывшими телами. Я удивленно присел возле одного из них и, рассмотрев на груди потемневший значок команды Асмодея, перекрестился. У человека начисто отсутствовали глаза, вместо которых темнели две обугленных дыры. Остальные мои товарищи по команде тоже были не в восторге от находки.


- Блядь, тут чуваку кожу сняли с лица, - поморщилась Астра, наклоняясь к другому телу. – И, кажется, он был жив в этот момент.

- Команда Белиала просто суки ебаные, - прошептал я. – Мало того, что они их убили, так еще и поиздевались вдоволь. Какими надо быть уебками, а? И вот им прощение? Да в Раю все с ума сойдут, когда эти пидарасы там появятся.

- Тише, - предупредила Леария, но расслабилась, когда Ахиллес, вернувшийся из быстрой вылазки по ближайшим кустам, отрицательно покачал головой.

- А над этим явно поорудовали наши злоебучие ушлепки из Обители Молчащих, - фыркнула Астра, зажав нос возле еще одного павшего грешника.

- С чего ты… ебать гепарда носорогом, - только и мог вымолвить я. – Они его распотрошили.

- Ага. И раны зеленым светятся.

- Погоди. Это же грешник из команды Белиала, нет?

- Серьезно? Звери! – покачала головой Астра. – Своих-то нахуя мучить?

- Видать тут серьезная заруба была, - с миной знатока сказал Жорж, который отвернулся лицом к лесу и делал вид, что блюдит за окрестностями.

- Серьезная. Только потери Белиала составил этот бедолага, над которым покуражились свои же однополчане. Остальные из команды Асмодея.

- Которая перестала существовать, - тихо закончила Леария.

- Зацени, заинька. Нашего бывшего работодателя тут нет, - хмыкнул я, доставая гладий из ножен. Астра поморщилась в ответ.

- Эта тупая пизда всюду выживет. Наверняка сидела в кустах, как пьяная мышь и блевала под камыш, пока тут рубились ее товарищи. А потом первой выцарапывала глаза у проигравших. Ну, блядь. Доберусь я до нее. Отрублю клитор нахуй.

- Ага. Ты ей еще золотой писюн моего предка из Израиля продать хотела, - ехидно ответил я, вызвав улыбку на лице подруги. Улыбнулись и остальные. Кроме Ахиллеса, который мрачно смотрел на погибших грешников.


- Дружище, ты чего? – тихо спросил я грека, подходя к нему поближе. Герой мотнул головой и шумно сглотнул тяжелую слюну.

- Нельзя так. Сам был уебком, но так…

- Все скоро закончится.

- Не, поляк, - помотал головой Ахиллес и ткнул пальцем в сторону человека, которому выжгли глаза. – Парис, бля. Сучарой буду.

- Откуда ты знаешь? – спросила Астра, присоединяясь к нам. Рыжая вообще стала смотреть на грека другими глазами. Особенно после кардинальных изменений в его поведении. Он действительно становился лучше, а не играл роли, как участники других команд. Даже кровожадность уменьшилась.

- Троя, нахуй! – выдохнул он. – Сука издевался над павшими. Над Патроклом тож. Гектор орал на него. Гектор сильный. Парис, днище ебаное, бля.

- Ничего. И до него доберемся, - воинственно буркнула Астра, похлопав Ахиллеса по спине. Но герой вновь покачал головой. – Что такое?

- Он мой. Уебу. У, пиздолюб!

- Мы тебе поможем, - успокоил я его и вернулся к Леарии, которая задумчиво смотрела на вершину горы, до которой оставался час пути через лес.


- Леария, что-то случилось?

- Чувствую я что-то странное, - ответила демонесса, даже не посмотрев на меня.

- Что?

- Там, - она махнула рукой в сторону горы. – Решится многое. Кто-то уйдет в Хаос, а кто-то вознесется. Они ждут.

- Кто? Команда Белиала?

- Да. Я слышу их мысли. Они полны гнева и ярости. Они хотят разорвать вас, посмеяться над догмами и войти туда, куда им путь заказан, - только сейчас я понял, что Леария говорит другим голосом. Низким и более грудным. А глаза ее белее снега. – Збышек?

- Да…

- Что бы ни случилось, оставайся собой. Не дай душе праведника пасть.

- Хорошо, - демонесса вздрогнула и повернулась ко мне. Теперь на меня смотрели знакомые черные глаза с капелькой насмешливости и сексуальной энергии.

- Нам пора, - громко сказала она, указывая рукой в сторону горы. – Они ждут.

- И мы, бля, придем, - воинственно ответил я. Позади меня злобно рыкнул Ахиллес, а рука Астры сжала мою руку. Друзья всегда были рядом.


Дальше мы шли совершенно не скрываясь. Иногда Ахиллес останавливался, как и часом ранее, чтобы обезвредить ловушки, а потом махал рукой, призывая продолжить путь. Лес, словно чувствовал нашу решимость и напоследок решил помочь. Корни сами уползали в сторону, кусты раздвигались, а ветви вековых деревьев сверху пропустили вниз ледяной ветер, взбодривший нас и наполнивший голову свежими мыслями.

Темнота, которая главенствовала в заповедной чаще, внезапно отступила, выпуская своих пленников на открытую местность. Коротко зарычал Ахиллес, а потом к нему присоединились и все остальные. Когда мои глаза привыкли к свету, я понял причину негодования моих спутников.


У подножия горы слабо сверкал треугольный камень, на котором темнели древние руны. Возле него стоял суровый Видар, опершись на дубину. Но не он вызвал такую бурю эмоций, а стоящие чуть ниже шесть человек из команды короля Белиала. Они ждали нас, чтобы довести Игры до логического конца. Победителями будет только одна команда.


- Долго шли, - лениво заметил помощник Андраса, который сопровождал команду Белиала. Это был рослый демон с неприятными глазами, цвета синего льда. Холодного и безжизненного, как лед Девятого Круга.

- Тебя забыли спросить, Салацирус, - ответила Леария, выходя вперед. – Вас было больше.

- Было. Мы решили сбросить балласт, - ехидно вставила Клеопатра, проведя языком по губам. Руки египтянки, как и руки ее товарищей по команде, были в запекшейся крови. Что уж там. Они даже не делали вид, что им жаль тех, кто прошел с ними весь этот путь.

- Тупое уебище, - фыркнула Астра, вскидывая арбалет к плечу. – Как нашпигую твое ебаное тело болтами и сразу охуеешь.

- Не стоит, дитя, - вскинул руку демон. – Только после сигнала Видара. Он не зря тут стоит. Победит одна команда.

- Так чего мы ждем? – ощерилась Леария.

- Отходи в сторону, - улыбнулся Салацирус. – Это их битва, а не наша.

- Да будет так, - ответила демонесса и повернулась к нам. – Времени мало, поэтому слушайте меня. У них на одного человека больше, но для вас это не станет серьезным препятствием. Главное, не опускайтесь до их уровня. Оставайтесь теми, кто вы есть.

- Да, госпожа, - хмыкнул я, снимая со спины хопеш. – Я возьму на себя Торквемаду.

- Парис, бля. И пидор лупоглазый, - пробасил Ахиллес, ткнув пальцем в побледневшего Нерона.

- Клеопатра, - хищно протянула Астра, вцепившись побелевшими пальцами в верный арбалет.

- Нам оставшиеся двое, - кивнули Жорж и Мэри, присоединяясь к нам. Странно, но в глазах вечно напуганных грешников сейчас горела неукротимая энергия, позволяющая людям сворачивать горы.

- Жорж получил силу респекта! – торжественно заявил я и получил справедливый подзатыльник от Астры.

- Вот не мог ты от своих шуточек удержаться, ебанько? – рассмеялась рыжая, а с ней и все остальные.

- Да ладно. Клевая же фраза. Пошли, отхуярим этих идиотов. Они еще, бля, не знают, с кем связались.

- Да начнется финальное испытание, - рявкнул Видар, подняв в воздух дубину. И две команды, повинуясь его кличу, бросились друг на друга.



- Ах ты ж, блядь, хуйло недоделанное, - пискнул я, уворачиваясь от острого копья испанского инквизитора, чьи глаза горели инфернальным зеленым огнем. Ключ активизировался и заставил воздух загудеть от энергии. – Получи!

- Мальчишка! – взревел Торквемада, играючи вращая своим оружием. – Тебе не остановить меня.

- Не больно-то и надо, - я сделал вид, что собираюсь рубануть противника по ногам острым лезвием, и когда испанец подпрыгнул, то с размаху впечатал ему кулаком в зубы. Губы инквизитора лопнули, как перезрелые вишни и на землю пролилась первая кровь. Но и мне досталось. Торквемада задел краем своего копья мою бровь и легонько рассек ее. Этого хватило, чтобы глаз моментально заплыл, сделав меня копией Сильвестра Сталлоне, покусанного ордой злоебучих пчел.


Несмотря на одутловатую фигуру, испанец двигался очень быстро и бешено жалил копьем со скоростью среднестатистической швейной машинки, а мне приходилось постоянно уворачиваться от его коварных ударов. Но и мой меч не зря ценился египтянами. Пару раз мне удалось поразить белые руки инквизитора. Однако Торквемада не обращал на это ровно никакого внимания, продолжая теснить меня к большому камню. Слишком поздно я понял его замысел. Там мне уже не увернуться и копье, как пить дать, пронзит меня будто гигантского и настырного жука.


- Отъебись! – рявкнул я, пытаясь ухватиться рукой за древко копья, но лишь сильнее порезал руку. Теперь оставалось надеяться только на хопеш, который я судорожно сжимал в левой руке.

- Я учился у лучших мастеров Востока, мальчишка, - прошипел испанец. – Я сжег тысячи еретиков и членов их семей. С чего ты взял, что лучше их? Ты не праведник. Я чувствую, как в тебе горит тьма. Прими руку мою и очисти свою душу!

- Совсем умом тронулся, - увернувшись, я еще раз махнул мечом наобум, неистово желая, чтобы на пути острого лезвия возникла шея Торквемады. Но инквизитор, ловким движением копья, кольнул меня в руку, заставив выронить меч. – Блядь!

- Я получу прощение. Я заставлю Небеса заплатить за то, что они сделали. Я достоин Царствия Небесного, а не такие ублюдки, как ты, - демонический огонь в глазах испанца стал еще ярче, а я изумленно заметил, как мои руки начинают светиться зеленым.

- Ты забыл одну вещь, хуеглот, - испанец удивленно замер, занеся над головой копье, которое должно было пригвоздить меня к земле. – Во мне тоже есть сила Ключа!

- Не может быть! – потрясенно прошептал он, когда я голыми руками отбил оружие, нацеленное мне прямо в сердце. А затем он сделал то, чего я совершенно не ожидал. Отскочив на безопасное расстояние, инквизитор что-то пробурчал и исчез в зеленой вспышке.

- Да ну нахуй! – заорал я, хватая свой меч и на карачках ползя к тому месту, где еще секунду назад находился проклятый грешник.

- Зб… ышек! – где-то вдалеке раздался крик Астры. Обернувшись на звук ее голоса, я увидел, что рыжей приходится совсем туго. Она лежала на земле, а сверху восседала полоумная египтянка, держа в руках бронзовый кинжал, которым собиралась перерезать Астре горло.

- Ну ёб тебя да об землю, - поморщился я и, вскочив на ноги, бросился к подруге.


- Жаль я не сварила тебя в кипятке, когда была возможность, - прошипела Клеопатра, навалившись на рукоять ножа всем весом. В ее глазах тоже плясали зеленые искорки. Инквизитор заразил всех. Подскочив к шипящим женщинам, я сильно ударил египетскую царицу в бок, надеясь, что мой удар сломал ей пару ребер, и бросил Астре свой гладий, ставший липким от пролитой крови. Моей преимущественно.

- Ты! – злобно завизжала Клеопатра, когда поднялась на ноги и бросилась на меня. Ненависть так сильно исказила ее лицо, что я поневоле отшатнулся. Я, но не Астра.

- Банты. Полоумная ты, шалава, - мрачно ответила рыжая, подныривая под правую руку царицы, и, распрямившись, обрушила сверкающее лезвие на беззащитную шею.

- Хорошая была девка, сисястая. Оттрррахалась, - дурашливо пропищал я, наблюдая за тем, как голова Клеопатры катится вниз по склону, цепляясь волосами за торчащие корни и сухую траву.

- Зацени! – Астра похлопала меня по спине, привлекая мое внимание, а когда я повернулся, указала рукой в сторону Ахиллеса, который сражался сразу с двумя соперниками, без устали махая двумя фалькатами, благодаря чему становился похож на смертоносную мельницу.

- Ебашит будь здоров, - хмыкнул я.


Грек, рыча так, что ему запросто бы обзавидовался самый лютый африканский лев, жестким пинком в грудь отбросил Нерона в сторону и сосредоточился на Парисе, который покраснев от натуги, старался отразить молниеносные удары Ахиллеса.

Наблюдая за бывшим врагом, который в итоге стал моим другом, я просто диву давался, как же мне, блядь, повезло. Если бы Ахиллес рассвирепел так в нашу первую встречу, то вряд ли бы я попал в Чистилище и вообще добрался бы до Рая. Каждое движение грека было смертоносным, и Парис лишь чудом сдерживал ураганный натиск прославленного героя. А может ему просто помогала сила Ключа. Но рано или поздно Ахиллес вспорет брюхо троянского принца. Это лишь вопрос времени.


Так и получилось. Отвлекшись на ложный замах, Парис удивленно ойкнул и схватился за живот, на котором расцветала багровая рана, сквозь которую на влажную почву вывалились внутренности. Ахиллес коротко рыкнул и ловкой подсечкой повалил троянца оземь, попутно наступив ему ногой на грудь. Парис хватал побелевшими губами воздух, но единственное что он видел, это дышащее мрачной решимостью лицо грека.

- За Патрокла, - выдохнул Ахиллес, всаживая одну из фалькат в живот врага.

- Пхел… - булькнул троянец, с ненавистью смотря на грека.

- За ма, бля! И за меня! – буркнул герой, широким замахом отрубая Парису голову. Он отошел в сторонку и, почесав небритую бороду, слабо улыбнулся, обретая мир в душе, а затем добавил. – У, сука! Пингвин, бля.


Жорж и Мэри тоже довели свои битвы до логического завершения, причем худенький парень, ни разу не державший в руках оружие, яростно теснил здоровяка больше чем он сам, не обращая внимания на свистящие возле уха шипы моргенштерна соперника. А вечно напуганная девушка, долгое время работавшая обычной официанткой в Лимбе, сурово нашпиговывала своего врага стрелами и делая последнего похожим на уморительного гигантского ежа. Трудности сближают и открывают в людях такие таланты, о которых они сами и знать не знали.

Кто бы мог подумать, что эта троица, состоящая из быдловатого грека, бывшего шеф-повара и официантки, взявшей себе имя из адских газет, станет моими друзьями. Даже больше. Станет теми, за кого я решусь отдать свою жизнь.


- Збышек, - воскликнула Астра, повертев головой по сторонам. – А где инквизитор?

- Съебался куда-то, - устало ответил я, но тут же получил ожидаемый тычок в ребра от разъяренной подруги.

- Так хули ты за ним не бросился?

- Тебя спасать пошел. Зачем мне прощение, если тебя рядом не будет? – улыбнулся я, но рыжую уже было не остановить.

- Заканчивай с романтикой, блядь. Еще ничего не решено! Ты же слова знаешь, а от энергии ебучего Ключа даже земля трясется! – заорала та, выводя меня из ступора.

- Точно, - радостно кивнул я, за что чуть было, не лишился головы. Вот и давай подругам острые гладии.

- Пиздуй за ним, лысенький, - зловеще произнесла Астра, сжав мою руку. – И приведи этого гондона сюда. Он должен понести наказание.

- Clavem ad alios mundos. Aperite portas, - выкрикнул я и растворился в зеленой вспышке.

Показать полностью
195
АнтиБожественная комедия 4. Глава пятнадцатая.
30 Комментариев  

Глава пятнадцатая. Игра на выживание.  ©Гектор Шульц


Стоя перед Одином, который вновь занял деревянный трон, я быстро обвел взглядом тех немногих, кто остался цел после встречи с милыми домашними зверушками одноглазого аса. Наша команда сократилась до пяти человек, в команде Белиала все было без изменений. Команда Гаапа перестала существовать и Гефестиона давно уже отправили обратно. А в команде Асмодея были целы шестеро, включая Энцо де Капатильи, который морщился и бережно сжимал забинтованную руку. Не иначе Фенрир покусал.


Один вещал долго и скатился в который раз в старческий маразм, используя большое количество высокопарных фраз, преисполненных пафоса и гордыни. Честно сказать, его мало кто слушал. Участники предпочитали негромко переговариваться друг с другом, лишь изредка бросая на одноглазого внимательные взгляды. Каждый знал, что в случае чего-то важного главы команд тут же сообщат об этом. Так и случилось. Элигос громко шикнул и призвал всех быть более внимательными.


- Финальное испытание будет сложным, - ворчливо сказал Один. – Мало кто из вас получит прощение, ибо такова воля ваших королей. Три команды схлестнутся друг с другом в окрестностях великого Леса. Каждая команда начнет свой путь в разных частях леса. Там же вы найдете и оружие, которое поможет вам в предстоящем испытании. Цель – добраться до центра, где расположен Алтарь Богов. Там вас будет ждать портал в Асгард. Портал этот охраняет мой сын Видар и если вы достойны прощения, то получите его. Победит лишь одна команда, а все остальные растворятся в Хаосе, едином и бесконечном. Такова воля ваших Владык и я, Владыка Асгарда, подчиняюсь ей.

- Что он, блядь, пизданул? – прошептал я, обращаясь к Элигосу. Демон многозначительно хмыкнул и в моей голове тут же возник его голос.

- «Выживание. Теперь вы будете сражаться за свою жизнь».

- Серьезно? – спросила Астра, которой я продублировал слова демона. – А до этого мы, получается, хуйней маялись?

- «Да. Дойдите первыми до Алтаря и получите прощение».

- Чё, бля? – растеряно буркнул Ахиллес. Пришлось и ему все повторить. – Ебу дали, нах?

- Дали, дружище. Даже не сомневайся. Значит отныне наша команда сама за себя и против всех остальных?

- Именно, - кивнул Герцог, переглянувшись с Леарией. – Есть и хорошая новость. С командами пойдут помощники. В нашем случае, Леария. Они не будут сражаться, но смогут координировать ваши действия.

- Да, мой владыка, - официально буркнула демонесса.

- Слушайте ее, будьте смелыми и не забывайте одну вещь.

- Какую? – спросили мы хором.

- Каждое испытание, которое вы прошли, сделало вас лучше и приблизило к прощению. Не забывайте об этом, - улыбнулся Элигос. – Я буду ждать вас в Асгарде, друзья мои. Желаю удачи.

- Она не помешает, - многозначительно протянул я, оглядываясь на своих компаньонов. То, что я увидел, наполнило сердце надеждой. Надеждой на счастливый исход. Каждый из нас был предельно собран и готов к тому, чтобы встретиться с противником в великом Лесу. Мрачной решимостью горели глаза Ахиллеса, Жоржа, Мэри и Астры. Они знали, на что идут, и просто сдаваться на милость победителей не собирались.

- Да начнется финальное испытание, - громко произнес Один, вонзая свое могучее копье в пол. Я не смотрел на него. Моей целью был Торквемада и его спутник, бывший римский император Нерон. Они радостно усмехались в предвкушении сладкой битвы и жаждали прощения больше нас.


Чуть позже, когда к каждой из команд приставили скандинавского бога в качестве сопровождающего, мы отправились в дремучую чащу великого Леса. Да, хороший каламбур, достойный передачи «Тачка на прокачку». Лес, расположенный на вершине мирового древа Иггдрасиль. Наконец, обменявшись с участниками других команд красноречивыми взглядами, мы вздохнули и вошли в лес, почти моментально оказавшись в восточной части заповедной пущи.

Бальдр, который вызвался нас проводить, всю дорогу весело щебетал, и мне стоило невероятных усилий держать в узде Ахиллеса, который через пять минут праздной болтовни, вознамерился выбить блондину все зубы и в довесок сломать шею. А потом к греку присоединилась и Астра, тоже желающая внести лепту в избиение одного болтливого аса.

Но все мысли исчезли, когда Бальдр попрощался с нами и пожелал удачи. Мы стояли на небольшой полянке, в центре которой находился плоский камень. На нем в изобилии лежало самое разномастное оружие, причем из разных миров.


Чуть подумав, я взял в руки бронзовый хопеш, которым любили пользоваться египтяне, и несколько раз взмахнул им. Грозное лезвие с тихим свистом разрезало воздух, разрубив и толстую муху, которая так некстати решила здесь полетать. Астра взяла небольшой арбалет и кожаную сумку, полную арбалетных болтов. Я скептически хмыкнул, наблюдая за попытками рыжей зарядить смертоносное оружие, а потом сунул ей маленький кинжал в качестве дополнительного бонуса. Астра улыбнулась в ответ, но спорить не стала, и я переключил внимание на своих товарищей по команде.


Жорж неуверенно размахивал тонкой саблей, а Мэри задумчиво рассматривала тугой лук, которым пользовались греческие воины. Тихо вздохнув, она закрепила на спине колчан со стрелами и показала мне большой палец, говоря о том, что нашла оружие по душе. А вот Ахиллес будто сошел с ума. Грек носился между грудами железа, ругался матом и постоянно что-то примерял, размахивал мечами и моргенштернами, долго взвешивал в руках толстую дубину из крепкого дерева, и наконец остановил свой взор на удобном миссурийском боевом топоре, родом из лесистой части доколумбовой Америки, и короткой фалькате, которую частенько называли испанским мечом. Немного подумав, Ахиллес взял еще одну фалькату, которую закрепил на спине и несколько раз потренировался, выхватывая ее из разных положений. Довольная и немного жутковатая улыбка грека дала всем понять, что и он выбрал оружие.


- Итак. Раз все закончили с выбором оружия, приступим к инструктажу, - спокойно произнесла Леария. Демонесса вообще являла собой образец собранности и спокойствия. Что уж говорить, ее настроение тут же передавалось всем, кто находился рядом.

- Что нам сделать, чтобы победить? – спросил я, устраивая свой хопеш на спине и беря к нему в напарники короткий римский гладий.

- Действовать сообща и быть внимательными, - ответила Леария. – Ваши соперники будут предельно собраны. В команде Асмодея есть рыцарь Энцо де Капатильи, который в миру был искусным убийцей и владеет приемами среднестатистического диверсанта. Про команду Белиала скромно умолчу. Именно они ваши главные враги. Дело осложняется и тем, что против вас будут два грешника, которые обладают силой Ключа.

- Что это значит? – побледнев, спросил Жорж.

- Их чувства работают на пределе возможностей. Они слышат лучше, чем вы, и видят, лучше самых зорких птиц.

- И какова наша тактика? – вставила Мэри.

- Не идти напролом. Ахиллес, тебя это тоже касается.

- У, сука! – ругнулся гигант, но быстро справился с гневом и сподобился на кивок примирения. – Ебать, бля, исподтишка?

- Именно. Только исподтишка, когда они не готовы к атаке. Сломите их волю, и они проиграют. Я уверена в том, что команда Белиала просто пойдет вперед, не прячась и не используя плюсы местности.

- А идти куда, Леария? – хмыкнула Астра.

- Туда, - пальчик демонессы указал на острый шпиль одинокой горы на горизонте. Гора была частично скрыта туманом и по всем прикидкам, нам до нее топать и топать. – Доберитесь до портала, и он перенесет вас в Асгард.

- А ты уверена? – ехидно спросил я. – Там не будет какой-нибудь неведомой хуйни, типа лорда Волдеморта или кучи Пожирателей смерти? Я вот после Гарри Поттера скептически к порталам отношусь.

- Уверена, - улыбнулась Леария. – Игры древние, как сам Ад, и жульничать в них запрещено высшей волей.

- Отрадно слышать. Учитывая, что два долбоеба из Обители Молчащих умудрились сюда проникнуть. Ты пойдешь с нами?

- Да. Я буду ведущей, Ахиллес замыкающим, чтобы кто-нибудь не напал на нас сзади.

- Ага, - буркнул грек, поигрывая мышцами. – Пиздилово, ёба.

- У тебя будет шанс повеселиться, - хохотнул я, докуривая сигарету. – Ну что, бесславные ублюдки, пошли за скальпами?

- Вперед, - хищно произнесла демонесса и первой нырнула в темную зелень леса. Испытание началось.


Движение в лесу было весьма трудным и совсем не походило на праздную прогулку по утоптанным дорожкам, как это часто бывает в типичных фильмах и книгах. Здешний лес словно был в сговоре с асами и постоянно норовил сделать какую-нибудь пакость, бредущим в его тьме путникам. Несколько раз даже осторожный Ахиллес спотыкался об корень, что внезапно появлялся из-под земли, или Астра тихо охала, отбив пальцы на ногах о многочисленные булыжники и сухие бревна. Лишь Леария перла вперед, будто она была реинкарнацией легендарного Леголаса. Хотя, чему тут удивляться. Демоны дадут фору любой душе, даже если она чиста и непорочна.

Солнечный свет если и пробивался сквозь плотные ветви, то помочь нам не мог при всем желании. Так и приходилось ползти или продираться через колючие кустарники в мрачной темноте. А через полчаса после старта мы натолкнулись на первую группу соперников, которыми оказалась часть команды короля Асмодея, ведомая Энцо де Капатильи. Леария, первой заметив врагов, подняла вверх руку и отправила каждому в голову телепатический сигнал, сплошь состоящий из забористых ругательств и призывов не шевелиться. Вообще.


Мы послушно замерли, удачно скрытые густой листвой низеньких деревьев. Тут-то я и понял, в чем плюсы стандартной экипировки участников. Серая ткань слабо переливалась в темноте, подстраиваясь под окружающие обстоятельства. Признаюсь сразу, если бы Леария не заметила наших врагов, то мы бы уже попали в поле их зрения, ибо различить человека в этом черно-зеленом месиве, коим был лес, представлялось очень затруднительным. Но часть команды Асмодея даже не пыталась скрыть свое присутствие, и участники периодически лаялись друг с другом на повышенных тонах. Чуть позже мы поняли причину такого поведения. У Энцо и помощника главы команды возникли какие-то трения, благодаря которым эта самая команда разделилась. Часть ушла с демоном, а другая часть, более многочисленная, отправилась вместе с убийцей, который давно взял себе роль лидера. Правда, лидером он был откровенно хреновым, раз допускал то, что члены его отряда ругаются друг с другом в лесу, где в любых кустах мог сидеть противник. А может виной всему беспечная наивность. Энцо представлялось маловероятным, что сразу же после выхода он может на кого-нибудь натолкнуться.


Лераия не собиралась устраивать стычку, предпочитая обойти неудобное препятствие, но рыцарь Энцо почему-то решил дать команде привал и попутно раздать моральных пиздюлей особо недовольным. Участники Игр от команды Асмодея расселись спиной к деревьям, и лицо демонессы тут же осветила жестокая ухмылка. В наших головах тут же появились детали плана, моментально придуманного коварной Леарией. Львиную его долю составляла внушительная фигура Ахиллеса.


- Какого черта мы за тобой потащились, Энцо? – устало спросил один из грешников, шмыгнув перебитым носом. – Уже полчаса тут шляемся, а ни на шаг не приблизились к цели.

- Заткнись, Фридрих! – прошипел рыцарь, внимательно пробегая глазами по ближайшим кустам. – Здесь всюду может быть опасность.

- Если бы там кто-то сидел, на нас бы давно уже напали, - поддакнул товарищу лысый бородач, сжимающий в руках тяжелый шестопер.

- Ну и тащились бы с Адциусом, - зло буркнул убийца. – Но вы выбрали меня.

- Ты был убедителен, - ответил Фридрих, массируя виски. – Влажность здесь жуткая. Ничего не понимаю.

- Привыкнешь. Так со всеми бывает, кто попадает в лес. Особенно впервые.

- Почему мы сюда поперлись? – тихо спросил еще один участник команды. Худой парень с длинными ногами. – Разве так мы не делаем большой крюк?

- Кто-то из команд пойдет напрямик, рассчитывая на грубую силу и удачу, - хрипло ответил Энцо. Где-то вдалеке раздался шелест листвы и слабый шорох. Убийца моментально подобрался и, сжав в руках меч, бросился к подозрительному месту. Однако ничего не найдя там, он вернулся и открыл было рот, дабы вновь просветить всех недалеких, как замер, словно подметив недостачу в рядах. – Где Луи?

- В конце шел, - отмахнулся бородач.

- И куда он делся?

- Приспичило может посрать? - также лениво ответил Фридрих, за что получил подзатыльник от рыцаря. – За что?

- Внимательнее надо быть, - зашипел Энцо. – В этом лесу шляются еще две команды, которым палец в рот не клади. Сразу отхуярят без зазрения совести.

- Может он просто вернулся к Адциусу? – задал вопрос худой парень.

- Может, - согласился рыцарь. – А может, его уже нет в живых.

- Кстати о приспичило. Мне надо облегчиться, - хмыкнул Фридрих, вставая с камня. – Нечего шипеть, Энцо. Ты хочешь, чтобы я во время битвы обоссался?

- Пиздуй! – коротко приказал рыцарь. – В случае опасности кричи.

- Конечно, - буркнул тот и скрылся в ближайших кустах. – Придурок.


- Энцо, что будем делать дальше? – нервно спросил бородач, осматривая кусты и вздрагивая от каждого шороха листьев.

- Идти вперед. Через несколько часов, если вы не будете задерживаться, мы выйдем к Алтарю и там устроим засаду.

- Команда Белиала куда страшнее, а у Белета есть Леария. Сладкая девочка, - облизнулся худой.

- Перестань думать хуем, Роман, - ехидно вставил Энцо. – Ты все еще жив только потому, что бегаешь очень быстро.

- Зря я за тобой пошел, - тихо произнес Роман, но уши рыцаря ухватили конец фразы.

- Что ты сказал? – спросил он.

- Зря, говорю, за тобой пошел, - более пронзительно воскликнул тощий, но убийца, подскочив к нему, отвесил парню еще один подзатыльник.

- Перестаньте орать. Где, блядь, Фридрих?! Нам пора выдвигаться. Сходи за ним! – бородач кивнул и скрылся в кустах. Через несколько секунд оттуда донесся сдавленный стон, и в лесу вновь воцарилась тишина.

- Что это было? – побледнев, спросил Роман. Худой паренек яростно вцепился в небольшой кинжал, который вытащил из-за пояса.

- Одно, - усмехнулся Энцо. – Нас обнаружили и теперь вырезают по одному.

- И что теперь делать? – Романа начала бить сильная дрожь, но рыцарь не обратил на это внимания.

- Выходите! Мы знаем, что вы здесь! Сразимся в честной схватке, а не как ядовитые твари, что мерзко жалят друг друга, - рявкнул он глухо. В кустах, слева от него раздался ехидный смешок, а справа что-то щелкнуло. Повернувшись, Энцо остолбенел. Голова худого парня оказалась прибита к стволу дерева толстой стрелой. Тело несчастного еще дергалось в конвульсиях, когда рыцарь подбежал к нему. Как оказалось, слишком поздно. Брезгливо вытерев руку, испачканную в крови, умелый убийца понял, что попался в простую ловушку. – Какой же ты пидарас, Роман. Говорил же, не орите. Выходите и сразитесь! Хватит прятаться во тьме!


Позади убийцы послышался очередной шорох. Энцо резко развернулся и метнул меч в сторону звука, а потом нервно рассмеялся, увидев немую картину. Фридрих удивленно бухнулся на колени и, пуская изо рта кровавую слюну, завороженно смотрел на широкое лезвие, пробившее его грудную клетку. Рыцарь, подойдя к товарищу по команде, резко выдернул оружие из тела и ногой отправил Фридриха на влажную землю. Глаза грешника заволокло мутной пленкой, и Энцо понял, что тот уснул навсегда.


- Тупые идиоты, - хрипло усмехнулся рыцарь, осматриваясь по сторонам. – Они сами поубивали себя. Выдали нашу позицию, орали и кричали. Идиоты. Уебки! Покажитесь! Дайте мне умереть смертью воина.

Краем уха Энцо услышал тихий свист и шорох. Губы убийцы дрогнули в жуткой ухмылке. Повернувшись, он увидел, как в его сторону летит короткий топор, бешено вращаясь и неся смерть. Открыв рот, рыцарь так и не издал крика. Миссурийский томагавк вонзился в лицо, разрубая кости и выбивая зубы.

Угасающим сознанием Энцо увидел, как из ближайших кустов выходит крепкий мужчина, держа в руках окровавленную фалькату. Он подошел ближе, а рыцарь, увидев его лицо, натужно захрипел. Правда сказать он так ничего и не смог. Топор превратил лицо известного убийцы в жуткую маску из самых страшных кошмаров.


Ахиллес, хмуро хмыкнув, выдернул свой топор из головы Энцо де Капатильи и коротко свистнул, привлекая внимание друзей. Тут же из кустов появились все члены нашего маленького отряда. Бледная Мэри лишь раз посмотрела в сторону пригвождённого к дереву худого парня, который в прошлой жизни насиловал и убивал. Коротко булькнув, девушка бухнулась на колени и исторгла из себя остатки скудного завтрака, а затем поднялась с земли и благодарно улыбнулась Жоржу, который протянул ей платочек.


Ахиллес продолжал молча стоять возле тела Энцо и вздрогнул, когда на плечо ему опустилась рука Леарии.

- Не переживайте за них. Они сделали бы то же самое с вами, даже не задумываясь, - тихо сказала демонесса.

- Пидоры, бля, - ухнул грек, вытирая лезвие фалькаты о водолазку павшего врага. – Все равно жалко.

- И это радует, - многозначительно улыбнулась Леария.

- Забей, дружище. Благодаря тебе мы все живы. Мы команда и мы не собачимся, как эти долбоебы, - фыркнул я. – Сами знали, на что шли.

- Ага, - вставила Астра, подходя к нам. – Леария, а что с другим? Который пошел на поиски серуна.

- Испугался и убежал, - равнодушно ответила демонесса. – Это не команда. Это куча грешников, которые получили то, что заслуживают. Его прикончит Лес. Не зря он считается великим. Недостойным здесь нет места.

- А мы достойные? – спросил я, опершись о ствол могучего дерева.

- Время покажет, Збышек. А сейчас нам пора, - я кивнул и, похлопав Ахиллеса по плечу, пошел за Леарией. Впереди нас ждала куда более опасная битва.

Показать полностью
70
МК по рисованию текстуры "жар изнутри"
13 Комментариев в Лига Художников  

Здравствуйте, дорогие друзья! Решил опубликовать данный мастер класс для других художников, а также для людей, которые любят заниматься творчеством. Данное руководство позволит вам сделать довольно колоритную текстуру, которую можно будет подарить или просто использовать в своём творчестве как инструмент. Приятного просмотра!



Инструменты:


Кисть синтетическая, круглая


Краска акриловая (красная, синяя, сажа газовая, белила титановые, кадмий желтый светлый)


Холст (у меня холст картонный размером 15х20см)


Стакан воды

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

Шаг первый: создаем базовый слой, нарушаем чистоту холста, наносим хаотичные пятна черным цветом, с большим количеством воды (краску с водой лучше разбавить на палитре)

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

Вторым шагом создаем диагональные полосы поверх первого слоя, чтобы задать основное движение картины, не перебарщиваем с черным цветом, лучше пройтись по одному месту несколько раз, чем с первого раза превратить его в черное пятно.



Угол наклона кисточки можно использовать как на фото ниже

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

Третьим шагом наносим большое количество пятен округлой формы с помощью кончика кисточки, используем притаптывающие движения для создания пятен.



Наносить пятна лучше в несколько слоёв, не спешите набрать тон за один слой, чем больше пятен - тем сложнее картина

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

Далее берем синюю краску и разбавляем большим количеством воды, этой "синей водой" покрываем весь холст одинаковым слоем необходимое количество раз (мне понадобилось два)

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

После высыхания данного слоя можно приступать к созданию красных прожилок с помощью тех же самых движений. Не перестарайтесь с насыщенностью, делайте пятна разбавленной краской

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

Далее наполняем картину желтыми пятнами, не перестарайтесь с их количеством. Если вы уже поняли закономерность этой текстуры - замечательно =)

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост

В финале при необходимости добавьте пару капель белого цвета в ключевые места. Мои поздравления, пылающий ад готов

МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
МК по рисованию текстуры "жар изнутри" арт, картина, творчество, мастер-класс, рисование, акрил, Художник, биоорганика, длиннопост
Показать полностью 17
48
В автобусе
6 Комментариев в Лига Художников  
В автобусе
69
Рисую всякое
13 Комментариев в Лига Художников  
Рисую всякое цифровой рисунок, арт, рисунок личное, рисунок, личное, графический монитор, творчество, длиннопост
Показать полностью 2
222
АнтиБожественная комедия 4. Глава четырнадцатая.
49 Комментариев  

Глава четырнадцатая. Домашние зверушки.  ©Гектор Шульц


Мы медленно продвигались вперед, готовые к любой неожиданности. Я шел первым, следом за мной Ахиллес, держа в руках верную кость, принадлежавшую когда-то потомкам динозавров или иных гигантов. К спине грека буквально прильнула Астра, за ней Жорж и Мэри. Замыкали шествие Стивен, его сестра и два вялых грешника из Четвертого Круга.


Общая атмосфера невероятно давила на каждого из нас, а сырость и капающая с потолка вода, не прибавляли оптимизма. Тщетно мы прислушивались к тишине, надеясь, что неизвестный монстр, прежде чем напасть, покажет свое присутствие каким-нибудь звуком. А спустя несколько минут мы столкнулись с первым обитателем лабиринта, которым оказался знакомый нам Гефестион, выбежавший из очередного туннеля с диким лицом и чуть не получивший по лбу костью от Ахиллеса.

Соперник был так рад нас увидеть, что даже позабыл о неприязни, которую питал к Ахиллесу после тотального забивания последним Александра Македонского. Тщетно я пытался хоть что-то выяснить у перепуганного здоровяка. Единственными словами, которые он произносил, было странное словосочетание «жуткие кольца». Лишь через полчаса он сподобился немного рассказать о том, что произошло, и как он вообще очутился в этой части лабиринта.


- Мы шли вперед, когда столкнулись с этим, - хрипло начал он, озираясь словно затравленный кролик.

- С чем именно? – тихо спросил я, боясь спугнуть проблески сознания у здоровяка.

- Сначала было шипение, а потом во тьме блеснули два желтых глаза. Гигантских и страшных. За ними появились кольца. Будто гигантская пружина или сверло ползло по проходам. Двоих из нашей команды размазало по стенам моментально, а остальные успели нырнуть в какой-то лаз.

- Нездоровая хуйня тут творится, - буркнул я, давая противнику бутыль с водой, которая была у каждого участника. – А дальше? Куда твои делись? Почему они тебя бросили?

- Пидоры, бля, - мрачно рек Ахиллес, многозначительно постукивая импровизированной дубиной по ладони.

- Они самые, - скривился Гефестион. – Кольца вернулись через несколько минут и с совершенно другой стороны. А затем желтые глаза возникли рядом и утащили с собой еще одного. После этого все будто сошли с ума. Каждый был сам за себя. Меня отбросило во время очередного движения колец и чуть не размазало по стене. Повезло. Напрасно я кричал своим. Они не слышали или не хотели слышать. А потом я остался один и принял решение бежать вперед. Кольца преследовали меня, пока я не нырнул в узкий лаз. Он и привел меня к вам.

- Понятно, - хмыкнула Астра. – Героев в вашей команде нет.

- Увы, рыжая дева, - грустно промолвил здоровяк. – Кому захочется возиться с тем, кто больше чем они, да еще и с поврежденной ногой.

- Ладно, чего тут сопли разводить, - хмыкнул я. – Вставай и пошли с нами. Авось и найдем выход.


- Зачем он нам нужен? Он будет только мешать, - открыл было рот один из грешников, который примкнул к Стивену и его сестре.

- Тебя, бля, забыл спросить, - огрызнулся я. – От тебя, блядь, пользы много? Что-то ты сделал? В испытаниях почти не участвуешь. Да и по сути. Вы четверо только одну полосу Анубиса прошли и все. А мы в каждой блядской мясорубке крутились. Так что идешь ты нахуй, пидарас. Понял?

- Сам иди нахуй, праведник. Тут побеждает тот, кто сам за себя, - прошипел грешник. Стивен поддержал его невнятным мычанием.

- Ну и пиздуйте отсюда, - рявкнула Мэри, заставив нас всех открыть рот. – Трусливые уроды. Только и можете прятаться за спинами других.

- И пойдем, - вставила Дорис, уродливая сестренка Стивена. – Кто с нами?

- Мы, - сурово ответили два грешника из Четвертого Круга.

- Ахиллес, пошли с нами, - вкрадчиво предложил Стивен. Грек, нахмурившись, посмотрел на него, как на идиота. – Тебе с ними не выжить, если они будут каждого за собой тащить.

- Они правы, - слабо откликнулся Гефестион, но получив от Ахиллеса затрещину, умолк.

- Нахуй иди, быдло. Я с поляком, бля, - мрачно буркнул грек.

- И плевать. Надеюсь, вы скоро встретитесь с теми, кто сожрал команду Гаапа, - махнул рукой англичанин и, взяв бразды правления в свои руки, первым ступил в темноту.


Когда часть нашей команды ушла вперед, я обессиленно прислонился к влажной стене и задумчиво посмотрел на Гефестиона. Здоровяк, было, напрягся, но расслабился, когда я успокоил его и заявил, что мы выберемся вместе и его тут не бросим.

Наконец, когда все перевели дух, я принял решение идти вперед. Но не тут-то было. Далекий крик из глубины туннеля напугал даже самых собранных из нас, а раздавшийся вслед за этим рев ясно дал понять, что кому-то из отряда Стивена пришел пиздец. Но идти вперед нужно было в любом случае. Гефестион кое-как поднялся на ноги и наотрез отказался от помощи, сказав, что пойдет сам и вообще не желает быть кому-то обузой. Теперь первым шел Ахиллес, ибо грек был единственным из нас силачом и обладал хоть каким-нибудь оружием, пусть это и обычная кость.


Дальнейший путь проходил в полном молчании и предельной собранности. Я понимал, что нервы у моих компаньонов натянуты до предела и малейшая, даже невинная шуточка, тут же вызовет тонны ненависти к моей персоне, поэтому предпочитал помалкивать, напряженно вглядываясь в темноту лабиринта.

То и дело сбоку появлялись какие-то лазы и проходы, но мы предпочитали идти вперед, разумно полагая, что самая широкая дорога обязательно нас куда-нибудь да выведет. Иногда Ахиллес останавливался и, подняв руку, уходил в темноту. Вернувшись, он коротко кивал, и мы продолжали движение.


От бесконечного шлепанья капель об землю и далеких шорохов, стала невероятно болеть голова, а тело безобразно тряслось от страха, стоило лишь увидеть странную тень или какое-то непонятное движение. Но спустя полчаса блужданий в лабиринте пол резко пошел под уклон и вся наша доблестная команда, с воплями разной силы, покатилась вниз, скользя на спинах по влажным плитам. Увлекательная поездка завершилась через несколько мгновений, когда мы буквально высыпали из тоннеля. Под ногами сразу же что-то неприятно хрустнуло и мне стоило невероятных сил сдержать испуганный крик, когда я увидел, на что мы приземлились.


Мы находились в большой пещере с высокими сводами, уходящими вверх. Через равные промежутки в пещере стояли колонны, блестящие от влаги, а пол сплошь устилали сухие кости. Старые, белые и еще совсем молодые, с видневшимися на них кусочками гнилого мяса, черепа, большие и маленькие. Безмолвное урочище павших жертв неизвестного чудовища. С трудом поднявшись со страшного пола, ибо ноги стали ватными и так и норовили подставить хозяина, я уставился в темноту, где слабо угадывались очертания лестницы, уходящей ввысь. И там, далеко и почти недостижимо, виднелось маленькое белое пятно. Выход из страшного лабиринта.


Однако стоило сделать шаг по направлению к долгожданной свободе, как в темноте, откуда-то из глубины, раздалось рычание голодного зверя. Тяжелое, громкое и не сулящее нам ничего хорошего. Ахиллес быстро встал между мной и неведомой угрозой, попутно грозно рыкнув. Зверь в темноте будто изучал нас, не желая показывать себя раньше времени. Замерли все, отчаянно боясь увидеть того, кто, несомненно, видел нас. И зверь показал себя.


- Ебать удава головой, - изумился я, смотря во все глаза, как из темноты появляется монстр. Гигантский пес или волк, с настолько грязной шерстью, что отдельные космы напоминали дреды на голове американских рэперов. Чудовище слабо зарычало и прижало к уродливой голове острые уши, когда Ахиллес, ни на секунду не испугавшись, сделал первый шаг вперед.

- Ахиллес, вернись! – шепотом проскрипела Астра, ибо у рыжей моментально пересохло в горле. Повернувшись, грек улыбнулся и показал сложенные в колечко пальцы, призывая не волноваться, а затем уверенно направился к волку. Астра же вцепилась в мою руку, наотрез отказываясь что-либо делать. – Степка, что это за ебань?

- Скорее всего, Фенрир, - буркнул я, наблюдая за чудовищем из скандинавских мифов. – Его Локи зачал, судя по легенде.

- Я знала, что он ебанутый, но чтобы настолько, - фыркнула рыжая, прячась за мою спину. – Что Ахиллес хочет сделать?

- Показать, что он главный и не боится зверя, - ответил Жорж, у которого зубы выводили неебически скоростную чечетку.

- Откуда ты знаешь?

- Доводилось в зоопарке видеть работу обслуживающего персонажа, - ответил парень, обнимая прильнувшую к нему Мэри.

- Ну пиздец. Знатоки собрались, - оскорбленно хмыкнула Астра. Ахиллес, тем временем, почти вплотную подошел к волку. Чудовище злобно заревело, обдав смелого грека смесью самых отвратных запахов из нечищеного веками рта, а затем попятилось, когда увидело, что Ахиллес даже не дрогнул. Лишь крепче сжал свою дубину в руках. Смотря за безмолвным поединком прославленного героя и жуткого монстра, мы пропустили хрип Гефестиона, который пытался нам что-то сказать. А когда голос все-таки вырвался из ослабевшей груди грека, то он нам мало чем помог.


- Ая-та-та! Ая-та-та! – взвизгнул Гефестион, отпрыгивая в сторону. Туда, где мгновением назад он сидел, обрушились странные серебристые кольца, перемалывая сухие кости в муку, а в темноте раздалось шипение тысяч змей.

- Ебать ту Люсю, - ругнулся я, отпихивая Астру в сторону и делая то же самое с Жоржем и Мэри, которые зачарованно смотрели на два желтых глаза, гипнотизирующих их. – Ёрмунганда нам только не хватает.

- Ёрму-кого?

- Мировой змей. Видимо, в этом лабиринте собраны все твари скандинавской мифологии и нам достались самые жесткие. Не смотрите ему в глаза и остерегайтесь колец. Это его тело и оно может быть повсюду. По легендам, змей обвивает всю землю.

- И что делать? – жалобно крикнула Астра. Я прыгнул в сторону, спасаясь от жалящих клыков чудовищной твари, и невольно посмотрел наверх, где виднелся кусочек света.

- Дуйте к лестнице в центре зала. Там выход.

- А ты?

- Я буду отвлекать его. Ахиллес занят волком, и я не могу его бросить тут одного.

- Блядь, - выругалась Астра и, плюнув на вцепившегося в ее руку Гефестиона, велела Жоржу и Мэри подхватить полупарализованного от ужаса грека и тащить его к выходу, а сама встала рядом со мной.

- Хули ты делаешь, заинька? – изумился я. Рыжая недобро усмехнулась и ответила.

- Мы же всегда вместе. Думал, я тебя тут брошу?

- Нет, - покачал я головой и оттолкнул Астру в сторону, ибо Ёрмунганд возобновил попытки добраться до лакомой плоти. Сто процентов, что праведников змеюка еще не ела. Да и хуй попробует в обозримом будущем.


Пока Мэри и Жорж тащили на буксире ослабевшего от ужаса Гефестиона, мы с Астрой кругами носились по обширной пещере, стараясь не попасться на глаза древнему змею. Ахиллеса и Фенрира вообще не было видно, и я уж было попрощался с буйным другом, как из темноты донесся жуткий вой монстра и ругань грека. Стало быть, живой. И то славно.


- Збышек! – тонко крикнула Астра, несясь ко мне на всех парах. – Рятуйся нахуй, убьет аспид адов.

- Тонко ты пизданула, заинька, - фыркнул я, хватая подругу за руку и разворачивая в другую сторону. – Бежим к лестнице.

- А как же Ахиллес?

- Сначала ты, потом я за ним вернусь. Не ссы в компот, там повар ноги моет, - усмехнулся я, припуская в сторону одной из колонн, где слабо блестела металлическая лестница.

- Ой, бля! – взвизгнула Астра, когда мы чудом избежали очередного выпада Ёрмунганда. Да уж. Если бы змей не игрался с едой, то все закончилось бы гораздо раньше и не так счастливо. Но благодаря этому я получил жизненно необходимое время, чтобы забросить Астру наверх. Рыжая быстро поползла по лестнице, резво работая руками и ногами, а я прозевал появление древнего монстра. Лишь услышал шипение позади себя, от которого в штанах стало тепло. Но одной беды порой бывает мало. Это подтвердил и Фенрир, выскочивший из темноты и замерший рядом со мной. Пасть гигантского волка была оскалена, а с кривых желтых зубов ошметками падали клочья белой пены, которая шипя, разъедала кости на полу. Я не слышал криков Астры, не чувствовал биение своего сердца, был лишь липкий страх, сковавший мои конечности и не дающий бежать.


- А ну цыть, бля! – рядом раздался голос Ахиллеса. Я неуверенно приоткрыл один глаз и увидел, что грек восседает на гигантском волке, словно истинный жокей.

- Ахиллес?

- Ага, - радостно заявил грек и сильно треснул Фенрира по голове кулаком. Волк тут же заскулил и лег на землю. Странно, но древний змей тоже не пошевелился. Видимо обдумывал поведение своего собрата.

- Как тебе это удалось? – только и мог вымолвить я. Герой, спрыгнув со спины зверя, вразвалочку подошел ко мне и крепко обнял.

- Зверюга, бля, остается зверюгой. Никто его не любит. А он хороший.

- Потрясающе. Он тебя не трогает.

- Не, - улыбнулся грек, а затем повернулся в сторону гигантского змея. – Стоять, бояться. Кто такой? Скока лет? Почему не в армии?


Змей потрясенно уставился на Ахиллеса и даже склонил голову, словно пытаясь понять, что же говорит этот странный человек. Желтые глаза все ближе и ближе подкрадывались к греку, который стоял непоколебимой статуей, от которой веяло силой и энергией. Ёрмунганд открыл было рот, во тьме блеснули два острых зуба, на которых блестел яд, а потом отпрянул, когда Ахиллес, которому не понравилась излишняя близость, от души врезал по морде змея кулаком. Чудовище тут же зашипело и в гневе разбило одну из колонн своими кольцами, которые заполняли все мыслимое пространство, кроме небольшого пятачка, где мы собственно и стояли. Фенрир и вовсе не обратил на это внимания, продолжая лежать и слабо поскуливать. Грек тут же подошел к зверю и ласково погладил его по грязной морде. За что был немилосердно облизан горячим и липким языком.

- Песька, бля, - хохотнул Ахиллес и протянул руку Ёрмунганду, который настороженно смотрел за тем, как волк катается по земле от удовольствия. Наконец и змей соизволил подставить страшную голову под руку человека. Я был готов поклясться, что в воздухе разлилось довольное шипение. Да уж. Даже диким монстрам и чудовищам нужна капелька тепла, что и продемонстрировал Ахиллес, быстро укротивший двух древних чудищ.


- Збышек, я так перепугалась! – всхлипнула Астра, кинувшись мне на шею, стоило лишь покинуть жуткий лабиринт.

- Скажи спасибо Ахиллесу. Он нас всех спас, - улыбнулся я и, подойдя к греку, ласково похлопал его по спине. Это сделали все, включая Гефестиона, который остался один в команде. Теми, кто его бросил, поужинал древний змей. Правда, сейчас грек сидел с печальной миной на лице, а все потому, что о победе он мог забыть. Команда короля Гаапа потеряла всех своих участников. От Гефестиона пользы было мало. Помимо руки он серьезно поранил и ногу.

- Его вернут в свой Круг, - тихо сказал Герцог Элигос, подходя к нам. – Там его подлатают, и через тысячу лет он может попытаться вновь получить прощение.

- А нельзя его к нам в команду? – спросил я, закуривая сигарету. – Мы потеряли четверых в сегодняшнем испытании.

- Нет, Збышек. Подписывая договор на участие в Играх, грешник связывает себя с той командой, куда записался. У него один выход. Вернуться в свой Круг. Продолжить испытание он не сможет. Тут и здоровому в одиночку сложно, что уж говорить о калеках.

- Спасибо тебе за заботу, праведник, - хрипло произнес Гефестион, когда услышал, о чем я говорю с демоном. – Это мой выбор. Буду надеяться, что через тысячу лет судьба будет более благосклонна ко мне. Ты меня не бросил, Степан. Вы меня не бросили, хотя я был не в вашей команде. Вы помогли мне выбраться, рискуя своими жизнями и победой. Я вечность буду помнить вашу доброту.

- Удачи тебе, Гефестион. Извини, что мы твоего друга так отпиздили на поле.

- Идите уж, - усмехнулся грешник. – Вас ждет финал. И я желаю вам победить. Вы достойны этого.


Чуть позже, когда Гефестиона увели прочь, мы дождались появления команды короля Белиала. На удивление, они не потеряли ни одного человека. Помогла ли им в этом сила Ключа или монстры решили не высовываться, я не ведал. Но глаза Торквемады мрачно мерцали зеленым и смотрели на меня в упор. Он чувствовал, что я его узнал. И он смеялся над тем, что я ничего не мог сделать. Каждый из нас был связан душой с Играми. Оставалось лишь победить в финальном испытании.

Показать полностью
227
Люблю вязать игрушки и мой кот Лаврентий помогаем в создании фотографий
10 Комментариев  
Люблю вязать игрушки и мой кот Лаврентий помогаем в создании фотографий
361
Делаю Зайца из скоб, скоро будет железный зоопарк у меня
33 Комментария  
Делаю Зайца из скоб, скоро будет железный зоопарк у меня
224
АнтиБожественная комедия 4. Глава тринадцатая.
31 Комментарий  

Глава тринадцатая. Лабиринт.  ©Гектор Шульц


И стали они друг напротив друга. И оголила Леария перси свои упругие, и зарядила ими по голове хитрого бога, и упал тот на пол в экстазе, и молил он демонессу прекрасную о пощаде, но было поздно. Ладно, это я лиха хватил, да чуть приукрасил. Состязание ума проходило без взаимных оголений и больше всего походило на ученый диспут, где два видных профессора меряются письками и учеными степенями.


Демонесса начала с того, что заявила Локи о недопустимо малом размере его полового достоинства. Ас парировал тем, что Леария обладает весьма глубокой пещерой и даже уд его сводного брата Тора, затеряется там, как гайка на планете Шелезяка. Я понятия не имел, откуда скандинавскому богу известно про приключения Алисы Селезневой, но уточнять не стал, предоставив Леарии самой нокаутировать вредного аса.

Несколько десятков минут прошли в бомбардировании друг друга взаимными оскорблениями на сексуальной почве, а затем Леария, переглянувшись с Элигосом и наверняка обменявшись с ним мыслями, выдала нечто настолько ехидное, что у Локи уши свернулись в натуральную трубочку, а весь зал откровенно и безжалостно захохотал.


- Доводилось мне слышать о асине, которая полюбила ётуна, - вкрадчиво сказала Леария, скрестив руки на груди, чем в который раз напомнила своего избранника из числа верховных иерархов Ада.

- Любви все возрасты покорны, - покраснел Локи, скрежетнув зубами, дабы напугать демонессу.

- Согласна. Особенно с главными противниками асов. Разве не ётуны должны принести Рагнарёк? Разве не они поубивают всю вашу славную компашку, когда-нибудь? Разве не они истребят все, что асы любят?

- И, тем не менее, среди великанов тоже встречаются достойные личности, - парировал бог. Леария кивнула в ответ.

- Ага. Встречаются, чтобы потом напакостить всем подряд. Но суть не в этом.

- И в чем же?

- Асы меньше великанов, - усмехнулась демонесса. Локи побелел от ярости, поняв, куда клонит его соперница.

- Что ты можешь знать о нас, низшая, - прошипел он, перейдя на запретные оскорбления. Глаза Леарии похолодели на минус тридцать по цельсию, хотя речь осталась предельно вежливой и даже корректной.

- Я много знаю, отец лжи. А еще знаю о том, как один полувеликан, ошибочно причисленный к сонму асов сношался с другими великанами и зверями. От него появились такие твари, как Фенрир, Ёрмунганд, Слейпнир. Знакомые имена, Локи? Твои детки, как-никак, - обворожительно улыбнулась демонесса.

- Шлюха. Шлюха лживая ты, - завыл Локи, еле сдерживая желание вцепиться Леарии в горло. – Леария, самка ты, тебя я презираю. Волчица мерзкая притом. Уйди, уйди, тебя я ненавижу. Я обладать хочу тобой, Леария.

- Увы, моя любовь лишь он, - мрачно охладила потуги хитрого бога демонесса, указав аккуратным пальчиком в сторону улыбающегося Элигоса.

- Не муж ты, Абигор, - продолжил ныть Локи, окончательно потеряв голову. – Ты хам, мерзавец, сволочь, ползучий гад и сутенер притом. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним!

- Ты гляди, заинька, - потрясенно прошептал я. – Пятистопным ямбом хуярит, как Васисуалий Лоханкин.

- Ага. Смешалось в кучу все, - согласилась Астра, наблюдая за тем, как Локи катается по земле и пытается впечатлить демонессу. – Один вон вообще лицо ладонью закрыл, дабы не видеть этого позора

- Не след шутить им с теми, кто умеет читать мысли, - я удивленно обернулся и уставился на того, кто сказал эту фразу. Ахиллес мудро на меня посмотрел и ласково хлопнул пудовым кулаком по спине, чуть не обрушив позвоночник в трусы. – Чё, бля?

- Ты где таким словам умным научился? – спросила рыжая. Грек пожал плечами и еще раз многозначительно усмехнулся. А на арене меж тем закончился цирк. Леария была признана победительницей, а Локи, который продолжал страдать по ненавистной демонессе, против воли влили в глотку кувшин медовухи, сделав аса липким и злым. Состязание ума закончилось. Осталось состязание силы. Но Один тут пошел на попятную и отправил всех наслаждаться сном, заявив, что состязание обязательно будет доведено до конца, а завтра продолжатся Игры. На том и порешили, ибо вечер был глупым и комичным, как и весь суровый скандинавский мир.


На следующее утро, когда обитатели большого шатра асов стали пробуждаться и, мучаясь от головной боли, вызванной медовухой и различными скандинавскими напитками, стекаться в главный зал, я пошел искать Герцога Элигоса. Демон был найден в соседнем строении и находился в весьма приподнятом настроении, благодаря вчерашней победе над Тором. Насвистывая мелодии Джона Колтрейна, Элигос потягивал ледяную воду, сидя на ступенях, ведущих в его скромную обитель, которую также занимала и Леария.


- Отдыхаете, дяденька? – кисло спросил я, подходя ближе. Элигос кивнул и даже сподобился на подмигивание.

- А ты чего не весел? Сегодня очередное испытание, а там и до возвращения в родные пенаты рукой подать, - ответил демон, сладко потягиваясь. – Дивное место, хоть и населено невежественными грубиянами и задирами.

- Ага. И пиво у них ебанутое. Не чета нашему «Жигулевскому».

- Что-то случилось, Збышек? – посерьезнел Элигос.

- Волнительно просто. Ты не заметил, что два идиота, в которых вселился злоебучий Ключ, вчера были тише воды и ниже петухов на шконке?

- Заметил. И даже более того. Вчера я получил весточку из Ада, - хмыкнул демон. – Угадай, какую?

- Из Обители Молчащих никто не пропадал, - констатировал я. Элигос усмехнулся и протянул мне подкопченную бумажку, разлинованную под таблицу.

- Посмотри.

- Владислав Первый, господарь Валахии, Томас де Торквемада, Луций… а, Нерон, - прочитал я. – Что это?

- Имена грешников, которые исчезли из книги учета. А третий растворился в Хаосе. Это был Влад Узурпатор, как ты понял.

- Ну блядь. Организация у вас оторви да выбрось, дружище. Каждый может съебаться из Ада, попасть в Чистилище и даже исчезнуть из Обители Молчащих, - фыркнул я, закуривая сигарету.

- Верно. После возвращения я доложу об этом Владыке Зла. Необходимо кардинально пересмотреть действующий порядок, - кивнул Элигос.

- Да хуй с ним, с порядком вашим. Что мы делать будем с ними? Осталось одно испытание, а команда короля Белиала по-прежнему в фаворитах.

- Не совсем верно, друг мой, - блеснул глазами демон. – Испытаний будет два. Как и на Олимпе.

- Это старый пердун по имени Один додумался? Или ему кто-то подсказал?

- Вероятно сам. Или его попросту уязвили наши победы над лучшими из асов.

- И эго его сморщилось до размеров педерастического хуишки в лютый мороз, - буркнул я, потирая озябшие руки. – Долго ты тут будешь сидеть?


- Я уже все, - раздался жизнерадостный голосок Леарии, которая появилась из дома и, подойдя к своему избраннику, запечатлела на его щеке влажный поцелуй. – Привет, Збышек.

- Леария.

- О чем говорите?

- О двух уебках, которые слиняли из Обители Молчащих. Да и Герцог порадовал известием о двух испытаниях вместо одного, - ответил я. Демонесса коротко рассмеялась, а мне даже пришлось сжать ноги, ибо кто-то настырный вознамерился проколупать в штанах дырку.

- Не смущайся так, Збышек, - произнес демон. – Мало кто может устоять перед красотой и силой обольщения Леарии. Даже Локи попал в ее сети.

- Нахуй Локи, - буркнул я. – Меня больше испытания волнуют. Тебе известно что-нибудь о них?

- Нет. Узнаем сегодня. Всеотец устойчив к моей особенности по чтению мыслей или же мыслительные процессы проходят в его мозгу не так часто, как хотелось бы.

- Тогда пошли узнавать. Искренне надеюсь, что это не будет связано с тем, кто кого перепьет. У меня во рту блядская пустыня от их медовухи.

- Не только у тебя, - усмехнулся Элигос, помахав рукой приближающейся Астре, чье лицо не вызывало оптимизма. – Раз все в сборе, то пора узнать, что для нас приготовили короли.


Все команды и прочие асы, не задействованные в Играх, собрались в главном зале только ближе к обеду. Видок у всех был тот еще. Помятые морды, жуткий запах перегара, смешиваемый с новыми порциями пива и медовухи, а также жуткая духота в закрытом помещении, навевали безрадостные мысли. Среди нашей команды, только пятеро были в относительно адекватном состоянии. Ахиллес, который мог и железные гвозди переварить без последствий, Жорж с Мэри, слинявшие с ужина очень рано и отправившиеся спать, да мы с Астрой. Про остальных можно тактично умолчать.


Небольшой фоновый шум, состоящий из праздных разговоров, прервало появление Одина, кряхтя взбирающегося на деревянный трон. Ехидный Локи, не сводящий с Леарии взгляда, и Тор, буравящий маленькими глазенками Элигоса, по-прежнему стояли по бокам от трона. Наконец одноглазый бог прокашлялся, а затем обратился с речью к участникам.


- Здравы будьте гости из иных миров. Мы собрались здесь с целью провести финальную часть Игр, определяющую достойны ли вы прощения, - начал всеотец. – Вижу я, как наяву, много достойных. Тех, кто чист душой и тех, чьи души еще чернее черноты бесконечности.

- Брутально пизданул, - восхитился я, прополаскивая рот водой. Чертова медовуха наградила всех жутким сушняком, от которого все горло моментально покрывалось сеткой морщин, а голосовые связки увядали и становились похожими на два задроченных изюма. – Интересно, душа Клеопатры очистилась от подзалупного творожка?

- Сомневаюсь, - тихо прошептала Астра. – Стоит и лыбится, как ебанутая.

- Ага. Так и норовит подосрать всем шанс попасть на Небеса.

- Збышек! – в голове раздался голос Элигоса, приказывая умолкнуть. Вздохнув, я вновь обратил внимание на вещающего аса.


- Не всякий достоин прощения, как не всякий достоин и участвовать в Играх. Могучая воля и сила должны гореть в ваших душах, раз вы решились на это.

- Или большое количество адского самогона, залившего глаза нахуй, - ехидно прошипела Астра, ткнув меня под бок. – Да, лысенький?

- Отъебись, заинька, - хмыкнул я.

- В нашем мире все ваши чувства, хорошие или плохие, подвергнутся серьезным испытаниям. Если вы слабы и недостойны, то пусть вас заберет Хаос, - мрачно закончил Один. Два ворона, сидящие на его плечах и носящие странные имена, Хунин и Мунин, громко закаркали, словно подтверждая все вышесказанное. – Первым испытанием Игр будет встреча с чудовищами. Страшными, могучими и древними. Встретьтесь с ними лицом к лицу и узнайте, что вам суждено. Прощение или забвение. Тор!

- Да, отец, - угрюмо буркнул рыжебородый, выходя вперед.

- Проводи гостей наших к лабиринту, где суждено им узреть судьбу свою.

- Запизделся старый, - хмыкнул я. – Повторяется уже. Суждено, гибель, Хаос, час Подзалупного творожка и кисло-пездных Выделений.

- Хватит бурчать, - велел Элигос и направился к выходу, следуя за могучим Тором. Испытание началось. Пафоса в эту фразу добавьте по желанию.


Вход в таинственный лабиринт, упоминаемый одноглазым богом, больше всего походил на стандартный канализационный люк. Разве что размерами побольше, да украшенный всякими хитрыми словами и рунами. Видимо для того, чтобы живность, обитающая в этой дыре, не вырвалась на волю и не дала пиздюлей своим хозяевам. Я же мог только гадать, кто встретится нам на пути.

Астра меланхолично слушала ворчание Ахиллеса, который предпочитал всяким подземным лазаниям добрую драку да выбивание зубов у соперника. Жорж и Мэри тихонько дрожали, прислушиваясь к доносящимся снизу звукам. А звуки эти были весьма страшными и жуткими. Слабое рычание, шипение, как от парового котла, далекий грохот и лязги. Никто не знал, что там внизу. Но то, что неизвестные звери очень опасны, понимал каждый.


Честь открыть первую вылазку выпала команде короля Гаапа, которая и так сократилась больше чем наполовину. Герцог Алокас брезгливо осмотрел своих воинов и слабо кивнул, вызвавшемуся идти первым Гефестиону, чья рука так и не зажила. Но гигант, даже с травмированной конечностью, был куда лучше всех остальных, которых прошиб холодный пот, стоило Тору открыть люк. Из дыры тут же потянуло гнилым мясом, сыростью и чем-то зловещим.

Наконец, когда Гефестион собрался с мыслями и первым прыгнул вниз, за ним последовала и оставшаяся часть команды. Алокас тяжело вздохнул и направился вслед за Тором к выходу из лабиринта. Что уж говорить, даже верховные иерархи не ведали, кто останется в живых, а кому суждено навеки упокоится в черной дыре.


Несколько минут после спуска ничего не происходило. Все участники напряженно прислушивались к редким звукам голосов тех, кто спустился в лабиринт первыми. Было понятно, что грешники отчаянно трусили. Это вам не полоса препятствий Анубиса или армрестлинг с древнегреческой звездой мифологии. Тут правила неизвестность, а неизвестность куда страшнее того, что ты видишь сам. Ужас нагнетало и отсутствие экрана, с которого мы могли следить за тем, как обстоят дела у другой команды. Но, следуя правилам Одина, одна команда входила в лабиринт и только она могла видеть, что там происходит. Именно поэтому главы команд сразу же уходили к выходу, чтобы там дождаться тех, кому посчастливиться выжить. Суровая, блядь, Скандинавия, мать её ёб.


Но далекий рев чего-то страшного заставил подпрыгнуть даже таких силачей, как Ахиллес. Грек побелел лицом и обвел площадку полубезумным взором, ища что-то напоминающее оружие. Но ласковые уговоры Леарии быстро его успокоили. Второй рев не стал неожиданностью, но к нему также добавился и человеческий крик, полный боли и невероятного ужаса. Потом еще один крик и тишина. Зловещая, сука, тишина, прерываемая только хриплым дыханием участников и ворчанием Ахиллеса, который не переносил неизвестности. Сидя возле люка в невероятном напряжении мы пропустили возвращение Тора, который велел следующей команде отправляться вниз. Этими счастливчиками стала команда короля Асмодея. Энцо де Капатильи состроил жуткую рожу и без лишних раздумий сиганул вниз, а следом за ним последовали и остальные. В полном молчании, как и их негласный вожак.


Ситуация повторилась вновь. Те же крики, страшный рев и тишина. А потом появление Тора, который, ехидно улыбнувшись, ткнул пальцем в сторону Герцога Элигоса. Вздохнув, я поднялся на ноги и первым подошел к таинственному люку. Перед тем, как спрыгнуть, я услышал в голове голос демона, призывающий меня быть смелым и осторожным. А как иначе-то, блядь? Мы и понятия не имеем, с чем столкнемся там, внизу. Но любые мысли будут лишними. Я сжал напоследок руку Астры и, закрыв глаза, прыгнул в дыру. А затем, как часто бывает в дешевых ужастиках, тьма поглотила меня.


- Ссанина, бля! – глухо буркнул Ахиллес где-то рядом.

- Ага. И ничего вообще не видно. Нихуя, - ответила ему Астра. – Збышек, ты здесь?

- Здесь, куда я, бля, денусь, - пропыхтел я, скидывая со своей спины Жоржа, который тут же взвизгнул по-бабьи от страха. – Расслабься, дружище. Нас ждут примерно через полчаса ходьбы, если судить по крикам предшественников. Постоим немного, пусть глаза привыкнут к темноте.

- Давай, - согласилась Астра и, достав зажигалку, попыталась было покурить, но познала всю мощь моего гнева.

- Заинька, ты хули творишь?! – изумился я, выхватывая у рыжей орудие высечения огня.

- А чего? – растерянно спросила подруга.

- Тут же чудища какие-то должны быть, а вонь от сигареты, как и яркий свет, помогут им нас быстро найти.

- Тут такая вонь, что они потеряются.

- Не скажи. Если они тут живут вечность, то уже научились выделять незнакомые запахи. Придется идти в темноте. Ах да. Пердеть тоже не рекомендуется. Понятно, Жорж?

- Куда уж понятнее, - вздохнул наш товарищ по несчастью, страдающий жутким пердежом в самые неподходящие моменты.

- Ладно. Не парься, - усмехнулся я, оглядывая место куда мы попали. Глаза понемногу привыкали к темноте, а это означало лишь одно. – Пора идти, вперед. Держитесь вместе. Хуй его знает, кого тут прячут злоебучие асы.


Лабиринт и впрямь походил на канализацию, а от входа, где мы стояли, впереди темнели три прохода вперед. Оставалось выбрать, куда идти. Только я сделал шаг по направлению к центральной дыре, как позади меня тихо кашлянул Ахиллес. Повернувшись, я вопросительно уставился на нашего спутника. Но грека волновал не я, а следы, которые хорошо отпечатались на влажной земле. Ахиллес, благодаря отличной боевой подготовке и участию в Троянской войне, знал куда больше и обращал внимание на такие мелочи, которые мы могли просто упустить по сисястой наивности.


- Туда, бля, суки пошли, - рыкнул грек, указывая рукой в левый и правый проходы.

- А нам куда? – растеряно спросил я. Ахиллес пожал плечами. Похожий жест повторили и все участники команды. Видимо, мне придется всех вести вперед. – Если рассуждать логично, то наши соперники пошли туда, откуда потом раздались крики.

- Верно, Збышек, - протянула Астра, прижимаясь к моей руке. – Можем пойти по их следам или выбрать путь, который еще никто не посещал.

- В любом случае нам предстоит познакомиться с теми, кто там живет. Я вот не дам гарантии, что команда короля Гаапа смогла что-то сделать с чудищами, как и с командой Асмодея. Хуй знает, что с ними случилось, и выбрались ли они на волю. Я так думаю, что любой из этих проходов ведет к выходу. И в каждом из них сидит какая-то тварь. Жуткая и опасная. Давайте выберем вместе. Куда идем? Лево, право или прямо?

- Прямо, - тихо буркнула Астра.

- Прямо, бля, - согласился Ахиллес, вставая со мной рядом. Грек уже нашел большую обломанную кость, которая запросто бы сгодилась в качестве оружия. Да и нам было поспокойнее, если учитывать, что самый сильный среди нас окажется вооруженным.

- Прямо, наверное, - робко ответили Жорж и Мэри.

- Без разницы, - хмыкнул Стивен и его сестра. На сем и порешили.

- Значит, прямо, - вздохнул я, делая первый шаг в темноту. – Да пребудет с нами Сила, блядь, и сморщенная залупа Оби-ван Кеноби. Ебушки-воробушки.

Показать полностью
495
Новые кулоны с листиками
43 Комментария  
Новые кулоны с листиками творчество, своими руками, листья, украшения, стимпанк, осень, длиннопост
Новые кулоны с листиками творчество, своими руками, листья, украшения, стимпанк, осень, длиннопост
Показать полностью 4


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь