С тегами:

сказка

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 30
0 Комментариев в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad


*** Глава 12

- Это же надо, прям в лужу свалились. - Ворчала Анютка, пытаясь счистить с одежды грязь. Особого результата это не давало. Грязь не счищалась, а размазывалась, еще глубже вцепляясь в одежду.


Севка огляделся:


- Да тут кругом - одна сплошная лужа. Мы бы в любом случае не промахнулись. Куда это нас занесло? В болото что-ли?


Аня перестала размазывать по себе грязь и посмотрела вокруг.


- Ой, а я знаю это место. Мы здесь с Кащеем ехали, когда вас догоняли. Вон там, вдалеке - Врата. А за этим леском, если налево повернуть, деревня. Пошли, здесь дорога должна быть.


Черная вязкая жижа не хотела их отпускать. Каждый шаг давался с трудом, и когда ребята выбрались на дорогу грязь покрывала их с ног до головы.


Дорога была сделана добротно, вымощена булыжником и ,пока, сопротивлялась болоту. Севка без сил рухнул на камни. Анютка попыталась еще раз счистить с себя слой грязи. Поняв, что это бесполезно, она махнула рукой и села рядом.


- Я вот понять не могу, как мы здесь оказались. - Сказал Севка. - Я всегда думал, что в этот мир только через Врата попасть можно.


- Ну, значит не только. Кащей же как-то ходит без Врат. Вот только почему ты раньше этого не делал?


Севка возмущенно фыркнул:


- Я то откуда знал? Можно подумать, я постоянно себе пальцы режу и кровью на стенках рисую.


Аня подняла указательный палец и хотела сказать что-то умное, но вместо этого радостно взвизгнула:


- Ой, Севка, смотри! Зайчик!


Севка оглянулся. Действительно, на дороге сидел заяц и внимательно их разглядывал. Мальчик помахал ему рукой;


- Здорово, Косой! Как жизнь?


- Сам ты косой. - Ответил ему заяц красивым женским голосом. - Такой молодой и такой невоспитанный.


Севка покраснел как помидор. Это было заметно даже через подсыхающий слой грязи.


- Вы не сердитесь на него. - Вступилась Аня за друга. - Он не хотел вас обидеть. Он не подумавши.


Зайчиха великодушно кивнула головой.


- Ладно, прощаю. А вы откуда, такие чумазые?


Девочка на секунду замялась, а потом показала в сторону Врат:


- Мы оттуда.


- Через Врата прошли, что-ли? - Удивилась зайчиха.


- Ну... вроде того.


- И как привратник вас пропустил, одних?


Анютка опустила глаза и пробормотала:


-Да он, как бы, это... не в курсе...


- Так. - Зайчиха прищурилась. - Идите ка, оба, за мной. Сначала вас отмыть надо, а потом поговорим.


В сторону леса от дороги шла , еле заметная, сухая тропинка. По ней и пошли ребята, вслед за своим длинноухим провожатым.


- Кащей прав. - Горько вздохнул Севка, глядя на чахлые деревья. - Лес на корню гниет. Скоро здесь сплошное болото будет.


- Ничего. - Утешила его Аня. - Я уверенна, что они найдут Перо и все исправят.


Тропинка долго петляла по лесу и привела их к небольшому, но очень уютному дому.


- Ой, прям сказочный домик! - Восхитилась Анютка. - Севка, смотри, все резьбой украшено! Я такое только на картинках видела.


Зайчиха призывно махнула лапкой и юркнула в нору под крыльцом.


- Это чего? - Возмутился Севка. - Нам следом лезть? Да я же ни в жизнь туда не пролезу.


Анютка смущенно призналась:


- Я, конечно, могу в мышку превратиться, но я боюсь туда лезть.


Лезть никуда не пришлось. Открылась дверь и на крыльцо вышла красивая молодая женщина. Пригладив рукой густую гриву черных волос, она, голосом зайчихи, сказала:


- Ну чего застыли? Я же вам махнула, чтоб заходили.


- А зайка где? - Икнув от удивления, спросила Аня.


-Я и есть зайка. - Рассмеялась красавица. - Или ты думаешь, что кроме тебя никто оборачиваться не умеет? Проходите. Я сейчас самовар поставлю.



*** Глава 13

Сплетённые корни изогнулись над землей гигантской аркой. Вход в арку был закрыт почерневшими от времени воротами. Запора не было, но створки отказывались открываться. И только когда мы втроем налегли, петли противно заскрипели. Изрядно попыхтев, мы смогли отодвинуть одну створку на расстояние, достаточное что-бы пролезть внутрь.


- Давненько тут не хаживали. - Сказал я, отплевываясь от паутины. Она была повсюду. - Как думаете, что нас в этих подземельях ждет?


- Разное говорят. - Пожал плечами Олег. - Древние верили, что под корнями Мирового дерева находится подземный мир где живут души умерших предков.


- А еще, под деревом живет гигантский ящер. - Поддержал его Кащей. - Он грызет корни. Когда перегрызет все - дерево рухнет и наступит конец времен.


Я поежился. Веселенькая перспективка. С душами предков хоть договориться можно, а вот с этим древесным грызуном вряд ли договоришься.


- И вообще, -продолжил Олег, - тут должно быть полно всякой нечисти, которая от света солнечного прячется.


Вот спасибо, утешили.


Тут я заметил, что Кащей шарит руками по стенам, срывая паутину.


- Ты чего там ищешь, Ваше Злодейшество?


- Здесь факел должен быть. В темноте сложно идти.


- Какой факел?! - Всполошился Олег. - Не вздумай здесь ничего поджигать! Паутина полыхнет - мало не покажется. Тебя, Сань, тоже касается. Никакой трубки и перекуров.


- Даже в мыслях не было. - Пробормотал я, пряча приготовленный кисет с табаком.


Олег тем временем достал из рюкзака налобные фонарики и объяснил Кащею как ими пользоваться. Кащей поджал губы, одобрительно кивнул головой. Ему явно понравилось это новшество.


И началось наше героическое продирание сквозь паутину. Все бы ничего, но мне все время казалось, что сейчас выскочит здоровенный паук, ткнет меня жалом и упрет в темноту. Я, конечно, не такой мелкий, как Фродо, но кто знает, какие тут пауки водятся.


- Олега! - Взмолился я. - Давай подпалим на фиг эту паутину. Сил уже нет. Она быстро сгорит, а мы потерпим.


- Не ной. Она уже кончается. Не видишь, что ли?


Действительно, чем дальше мы уходили от входа, тем меньше становилось этих мерзких липучих ниток. Лучи фонарей выхватили из темноты неясный силуэт. Мы остановились.


- Кто это там? - Шепотом спросил я.


- Понятия не имею. - Так же шепотом ответил Олег. Похоже, статуя какая-то. Кащей, как думаешь?


- Я думаю это страж. - Кащей даже не потрудился понизить голос. - Не всем позволено входить в мир мертвых.


Словно в подтверждение его слов силуэт ожил и двинулся в нашу сторону. С каждым шагом с фигуры облетали клочья седой паутины и вот уже дорогу нам преграждал могучий воин. Ни капли жизни не было в суровом скуластом лице, мертвые глаза смотрели в пустоту.


- Кто вы? - Губы стража двигались с трудом. При каждом движении мышц с лица осыпалась серая пыль. - Смертным нельзя.


Кащей подошел в плотную к стражу. Холодный свет фонаря осветил мертвое лицо. Мне стало совсем жутко. Захотелось развернуться и рвануть наутек сквозь паутину. Я, конечно, парень не робкий, но находиться под землей и болтать с ожившей мумией - это перебор.


- Смертным нельзя. - Повторил страж. Рука его легла на рукоять меча, висевшего на поясе.


- Мне можно. - Надменно ответил Кащей.


- По какому праву?


- По праву крови.


Кащей поднял правую руку, достал нож и провел лезвием по ладони. Рана еле заметно светилась. Мы с Олегом удивленно переглянулись. Кащей, оказывается, полон сюрпризов.


- Приветствую тебя, потомок древних. - Сказал страж. Его голос звучал все так же безжизненно. - Тебе можно пройти.


- А моим спутникам?


- Им нельзя.


Кащей спорить не стал. Резко, без замаха, он ударил лбом в лицо мертвого воина. Я моргнуть не успел, а в руках Кащея уже был меч стража. Лезвие вжикнуло, рассекая воздух и голова стража , глухо стуча по плитам пола, укатилась в темноту.


- Бежим! - Кащей обернулся к нам. От удара фонарь разбился, на его месте торчали провода и помятые батарейки. - Это не надолго.


Обезглавленное тело топталось на месте. Руки слепо хватали воздух. На шее что-то мерзко пузырилось. Батюшки, да у него новая голова растет! Я рванул в след за Кащеем. Рядом пыхтел Олег.


- Эй, Твое Злодейшество! - Крикнул я на бегу. - А что там за ерунда со светящейся кровью и древним потомством?


- Долгая история. - Кащей сорвал с головы остатки фонаря. - Потом расскажу.

Показать полностью
7
ЧУБАСЬ...
10 Комментариев  

Чубась — (чубысь, бесенок рыжий ) в — низшей мифологии великороссов и латгальцев маленький зловредный домовой дух. Чубась представляли в образе пузатой рыжей крысы «с лицом вроде человеческого». Он вселяется в дома по воле злых колдунов, тушит огонь в очаге, требуя выкуп зерном («все в амбарах поберет, из сусеков заметет») и животными («что мычит и блеет, квохчет и лает, корову и собаку — гони в буераки, курку и козлищу — ко мне в логовище»), но не потому, что хочет есть, а затем, чтобы заставить людей голодать. «Hе ест он ни жита, ни мяса, не пьет ни пива, ни кваса, а питается людской бедою». Чубась сначала поселяется в одной избе, но если его не выжить, может «цельную волость запустошить».


Известен цикл сказок о победе странствующего героя над Чубасём; Герой (кузнец, солдат или «человек прохожий» без указания рода занятий) попадает в дом (в село), где бесчинствует Чубась: «Пошто, добры люди, в холодной избе в потемках сидите, сухую корку едите?» — Чубаська огонь украл". Герой решает сразиться с демоном и в полночь зажигает свечу. Появляется разъяренный Чубась и требует выкуп, угрожая потушить огонь. «Спробуй,- говорит герой,- небось, и в наперсток ховаться не умеешь». Чубась залезает в наперсток, герой залепляет его свечой, «у Hиколина образа горевшей», а затем плющит молотом и бросает в болото (кузнец) или заряжает в ружье и выстреливает «в белый свет» (солдат). (Кикиморы — проклятые родителями дети, Чубась — "… ин выкидыш")".


«Мифологический словарь» под ред. Д.С. Лихачева, Б.А. Рыбакова

ЧУБАСЬ... сказка, мифология, словарь
5
"Весенний крик ястреба"
0 Комментариев в Авторские истории  

В жизни бывают дни, когда не знаешь, чем занять себя и куда тебе идти. Иногда внутреннее состояние совпадает с временем года. В такие дни остается только греться у огня, держа в руках песочные часы, и ждать, когда упадет последняя песчинка. И если ничего не произойдет, перевернуть их снова. Сидеть и ждать пока тишину и молчание не нарушит распахивающий ставни, теплый весенний ветер степей, приносящий с собой мечты о путешествиях, рассказы о загадочных местах и красные листья мака.


В этот момент стоит растолочь в ступке зерна тмина и мускатного ореха. Достать с полки деревянные коробочки с кориандром и какао, натереть в пиалу горького миндаля. Поставить на огонь турку, залив водой кофе и только что очнувшихся от зимней спячки кориандр, тмин и мускатный орех. Пока кофе варится, нужно найти дома самую лучшую глиняную кружку и смешать на дне какао со сгущенным молоком, отдав дань уходящей зиме. В закипающий кофе, чтобы не убежал, добавить щепотку горького миндаля.


И если выглянуть в окно, можно заметить высоко в облаках пролетающего ястреба, пробуждающего своим пронзительным криком природу и мечты о величественном и таинственном горном хребте, где среди арчовых деревьев бегут, смешиваясь с прозрачными водами тающего снега, горячие бирюзовые ручьи подземных источников. Оглянувшись вокруг, заметить, как медленно из утреннего тумана вырисовываются зеленые вершины окрестных гор, выше которых только, подымающий ястреба теплый ветер.


Наливая в глиняную кружку с перемешанным в ней сгущенным молоком и какао кофе, прочувствовать как зима сменяется весною, и вдруг понять, куда же нужно идти.

"Весенний крик ястреба" кофе, сказка, восток, мудрость, история, рецепт
4
Сказки Старой Шаманки
1 Комментарий  

Выкладываю с разрешения автора. Если будет интересно - выложу еще.


Сказка о Чечевичной похлебке


Варит Шаманка густую Чечевичную похлебку. Кладет на стол ломоть Свежего хлеба. Ставит крынку с парным молоком… Пусть Одинокий путник поест с дороги. И поспит, привалившись усталой спиной к жаркой печи.



Напевает Шаманка Путнику тихие песни и долгие сны. Вяжет толстые носки из волчьей шерсти, которую напряла много Зим тому назад.



Кто знает, сколько еще веков блуждать ему в Сумерках в поисках своего


Сказка о снежной Буре


В пелене снежной бури видятся Шаманке молодые травы новой весны и россыпи спелых ягод на Старом болоте. Слышится рокот грядущих гроз и прощальный шелест рыжей листвы. Чудятся вьюги будущих зим и тепло очагов, которые еще не разожгли.



Ничто не может длиться всегда, — думает Шаманка и тянет из ледяной пелены тонкие нити новых историй.


Сказка о Детских носочках


Многое умеет Старая Шаманка…



Обернувшись хитроглазой Лисицей, уводить в Темные леса — подальше от дома — большую Беду. Отогревать Сказками людские сны, заледеневшие на Северном ветру. Баюкать раны одинокого Зверя. И прясть из Грубой шерсти мягкую пряжу для крохотных Детских носочков.



Прядет Шаманка пряжу. И поет колыбельную тем, кто Сюда еще не пришел.


Сказка о Теплом


К началу новой Зимы сушит Шаманка таежные грибы да луговые травы. Варит варенье из горьких болотных ягод. Мелет муку на старой мельнице. И вяжет Теплое для тех, кто зябнет в морозы.



Зимнюю стужу греет Шаманка горячим чаем да сладкими пирогами. Старыми Сказками да жарким очагом.



И нет теплее того очага во всей округе. И нет слаще тех пирогов, что печет Шаманка под одинокую песню Вьюжной степной ночи.


Сказка о Судьбах


Медленно живет Старая Шаманка.



Веками высматривает во Тьме завитки будущих Судеб. Годами отбирает Ягоды для сладких вечерних пирогов. Долгими лунами качает в ледяной колыбели юные степные ветра. Неспешно рассказывает Вьюжным ночам истории о далеких Землях, обделенных Зимами.



Некуда спешить Старой Шаманке: впереди у нее вся Вечность.


Автор: Елена Юдина.

Показать полностью
-24
Лаграч, волк и мэлч
6 Комментариев  

Идёт лаграч по лесу, глядь, а там волк мэлча грызёт. Рассердился лаграч, кинулся на волка и забодал его до смерти. А мэлча отпустил восвояси, и пошёл тот обратно к мужику, и больше из мэлчатни не убегал.

-22
Волк в мэлчатне
13 Комментариев  

Повадился волк по ночам в мэлчатню ходить да мэлчей воровать. И решил мужик силки поставить. И изловил волка. И с тех пор мэлчи жили спокойно.

69
Теперь я понял откуда мышь берёт свои корни)
8 Комментариев в IT-юмор  

Читал значит сказку своему на ночь, старую народную русскую сказку. И понял - её можно будет читать еще и следующему поколению)

Дед бил, бил — Не разбил

Баба била, била — Не разбила

Мышка бежала, Хвостиком махнула: Яичко упало И разбилось

...вот как, как? они в те времена умудрились описать работу сисадмина?

3
Появление пылающего лейтенанта. Глава 1
2 Комментария в Сообщество фантастов  

Благодаря истории о Мурчанском во вселенной Скайрима у меня появилось несколько десятков подписчиков. К сожалению, эта серия пока приостановлена. Потому предлагаю пока почитать мой другой проект и высказаться в комментариях. Спасибо)

Появление пылающего лейтенанта. Глава 1 сказка, лес, история, длиннопост

Глава 1

Здешние места отличались бескрайними лесами. Огромные, высоченные ели и сосны лишь изредка сменялись просторными лугами и просеками. Несмотря на внешнюю неприступность и мрачный вид со стороны Строма, в лесах довольно легко было набрести на небольшие поселения. В основном от четырех до шести жилых построек, среди которых обязательно был охотничий домик. Охота в здешних местах процветала и была основным источником продовольствия и сырья. Странно, но как будто животных тянула сюда какая-то неведомая сила. Не было ни одного случая возвращения охотника с пустыми руками. Разумеется, если это был настоящий охотник.


Главной достопримечательностью этой части леса являлась Артерия. Так называли тракт, соединяющий прямой линией три столицы трех королевств. От Артерии, как кровеносные сосуды, расходились десятки дорог, направлений и троп. Тракт стал спасательной шлюпкой во времена застоя, междоусобиц и полного падения экономики. Две столицы западных королевств имели огромные сложности в экономических взаимоотношениях с третьей ― самым крупным городом и морским портом. Основная проблема была в участке пути, который пролегал через непроходимую чащу леса. Главным событием тех лет и началом новой эры торговых отношений стал акт, по которому главы трех королевств должны были объединить усилия для прокладки пути, соединяющего все три страны, а главное, дающие доступ к морю для экономки дух королевств залесья. Акт получил название «Лейтмотив объединенных королевств». Сам же тракт, так повелось, стали называть Артерией.


Несмотря на логичное предположение, что такое важное и удобное направление должно просто изобиловать различными тавернами, харчевнями да стоянками, в реальности дела обстояли не так радужно. Правители, почувствовав золотую жилу, облагали огромнейшими налогами на содержание и открытие подобных предприятий, что делало практически невозможным существование мелких корчмарей. В итоге на территории каждого королевства эти участки были монополизированы. Развитие получили сети таверн «Корона Залесья» в королевстве Аврум, «Клен и Кедр» на территории Сильвы и «Шор Строма» в дельте реки Стром. Все три жутко дорогие.


Большим спросом у держащих путь по Артерии были охотничьи домики, что встречались на протяжении всего лесного участка. В основном там жили на постоянной основе егеря, но двери всегда были открыты для забравшихся в прилегающие угодья, по воле случая или намеренно, охотников. Со временем гостеприимством стали пользоваться и путники, которым больше по душе уютная обстановка, веселая компания и простая еда, чем дороговизна напоказ в купе с королевским сервисом. Особенно эти домики стали приятным местом для обладателей скромных финансовых запасов. С гостями вел дела обычно сам егерь, либо кто-то из его родичей, что большая редкость, потому что егеря старались не заводить семью. Уходя в лес, нужно быть готовым, что он тебя не отпустит.


На тракте было довольно оживленно. Каждые пол часа гарантированно можно было проводить взглядом почтовый брик, груженный под завязку, или дилижанс, забитый недовольными потными пассажирами. Погода последние две недели была скупа на дожди, и жарило нещадно.


На горизонте показались огромные бычьи рога, а через мгновение и экипаж, в который он был запряжён. Довольно редкое явление, если не исключительное ― таврос, да еще и в упряжке. Считается, что этих животных нельзя приручить. Но почти век назад этим активно занимался институт природоведения в Сильве. Есть информация, что одному из ботаников удалось вывести состав ингредиентов, вызывающий у тавроса спокойствие и привязанность к носителю мешочка с этим составом. Но в итоге массовое приручение ограничивалось тем, что в природе они встречались очень редко. Да и «приучить» зверя к другому хозяину было невозможно, он навечно сохранял преданность тому, у кого первого почувствовал волшебный аромат.


Счастливый владелец неутомимого и могучего тавроса сидел на облучке, покачивая головой в такт подпрыгиваниям дилижанса. Впрочем, обычным дилижансом эту махину было назвать тяжело. Выглядела она слишком старой, но в то же время очень надежной. Рама была укреплена металлическими вставками, крепкие тройные рессоры обеспечивали смягчение дорожной тряски и указывали на достаток владельца экипажа, вместо четырех было шесть широких колес. По бокам не было дверей и окон, не считая узких горизонтальных бойниц, по три с каждой стороны. Зато сзади располагались двойные двери с решетками на квадратных окнах. Вся повозка выглядела очень тяжелой, справится с которой едва ли было под силу четверке лошадей. Таврос шел уверенно и твердо, показывая всем своим видом, что без проблем тащил бы хоть десять сцепленных между собой таких же дилижансов. Что было чистой правдой.


Из чащи раздавался ритмичный стук топора. Добравшись до съезда, огромная черная махина свернула в сторону, откуда доносился звук. Среди деревьев-великанов, ровной стеной окружавших опушку, где уместились две избы, свинарник, сарай да колодец, возвышалось охотничье пристанище. Двухэтажное строение с мансардой совсем не вписывалось в окружающую его простоту. Благодаря наплыву гостей с большой дороги, охотничьи домики превращались в полноценные таверны. Хозяева могли позволить себе делать пристройки и надстраивать этажи. Официально такие дома не считались гостевыми, потому налогом не облагались.


На крыльце перед домом сидел огромный черный кот. Услышав грохот приближающегося дилижанса, прекратил себя вылизывать, но лишь на мгновение. Мужик с голым торсом и пышной рыжей бородой размашистым движением вогнал топор в колоду и широким шагом поспешил отворить ворота. Во двор въехала черная повозка.


– Приветствую Вас, Господин, – смог выдавить из себя конюх и тут же замолк, не спуская глаз с мощного быка, размерами превосходившего обычную гнедую в два раза, но повторяя ее окрасом.


– Нечего опасаться, он мирный. Просто покажи где поилка, – сказал низкий голос откуда-то сверху.


В доме пахло жареным на вертеле кабаном. Приятный аромат расходился по всем трем этажам и сигналил о сытном обеде. На первом этаже располагалась стойка, за ней была арка в кухню, откуда и доносился аппетитный запах. Все остальное пространство занимали столы со скамьями с двух сторон, расположенные по сторонам помещения. Людей внутри было немного – не подходящее время для стоянки. Днем все стараются преодолеть как можно большее расстояние, а на привал устраиваются ближе к сумеркам.


Пара охотников сидели в дальнем углу, потягивая темный эль, в ожидании готовности кабана, который не давал покоя всем. На самом дальнем расстоянии от парочки, на сколько это возможно, сидел старик довольно аристократичного вида. За соседним столом еще двое, судя по виду и поведению, его кучер и телохранитель. Они громко о чем-то спорили. Кучер, несмотря на свой щуплый вид, яростно кричал прямо в лицо здоровому, как медведь, амбалу.


– А я тебе говорю, что это все байки! Не было никакого специального отряда! Маги сами своими чарами и колдовскими финтами разгоняли хищников, да выжигали деревья! Эти секретные отряды лишь повод вытянуть с глупых королей побольше золота на спонсирование! – голос его становился все громче и уже срывался на фальцет. – Сколько можно тебе объяснять? Все в нашем мире завязано на деньгах! Каждый ищет способ урвать! Каждый! Что ты уставился на меня как баран? Скажи уже что-нибудь! Дуболом!


Великан никак не реагировал на оскорбления. На его каменном лице не дрогнула и мышца, когда фонтан брызг изо рта красного от напряжения кучера в очередной раз оросил его. Не дрогнул он и, когда его собеседник начал дубасить по столу с завидным грохотом. Уже казалось, что оппонент вот-вот налетит на него с кулаками, несмотря на очевидное превосходство здоровяка. Дуболом закрыл глаза, резко встал и занес руку за спину.


– У меня есть доказательства, – проговорил он басом.


Рука вылетела из-за спины, рассекая со свистом воздух, и остановилась перед самым носом бардового от ярости кучера, который в мгновение побледнел, как снег на вершине Хилла. Могучий кулак обдал воздушной струей лицо мужичка, из глаз которого устремились две слезинки в сторону затылка. В помещении стало тихо.


– Есть что возразить? – на лице здоровяка не виднелось никаких эмоций. Более того, казалось, что он испытал умиротворение от тишины и спокойствия, наступивших в зале.


– Кушать подано! Свежий жареный кабанчик! Прямо с вертела! – за стойкой показался невысокий тоненький дед, гладко выбритый, благодаря чему можно было сосчитать все морщинки на его лице, на что ушла бы целая вечность. – Подходим, подходим! Сегодня утром пойманный! Блюдо от шеф-повара, то есть от меня! Гарнир в подарок! Налетай! Эй, здоровяк, тебе двойная порция за счет заведения!


На его голос мигом потянулся народ. Не было нужды так распинаться – запах был красноречивей любых слов. Пришлось еще немного потерпеть в ожидании своей очереди. Но это было ничто, по сравнению с блаженством, которое испытали гости после первого же кусочка, отправленного в рот. В зале наступила тишина, прерываемая лишь звоном приборов и чавканьем. Чавкал даже аристократичного вида старик, позабыв о всех правилах этикета, которые знал и соблюдал в совершенстве. Держа огромный сочный кусок прямо руками, он жадно бегал по нему глазами, ища место для укуса. Ароматный кабан мигом уладил все споры и разногласия между товарищами по службе. Могучие ручища, пару мгновений назад готовые разнести всю подвернувшуюся мебель на первом этаже, с ловкостью орудовали вилкой и ножом, отправляя, как конвейер, кусочек за кусочком в путешествие с одним концом. Кучер, разрумянившейся от наслаждения и уже опустошенной кружки темного, как ни в чем не бывало начал травить байку, вызывая неподдельный смех у великана. В противоположном конце зала недавно угрюмые охотники разделывали огромный окорок на блюде в центре стола. На разговоры не было времени. Самый лучший повар в этих краях, по крайней мере на данный момент и данных людей, трепетал над парой тарелочек, выбирая и складывая лучшие и нежнейшие кусочки, обрамляя их свежими овощами и приправляя пикантным соусом. Стараясь не переборщить со специями, дед прищуривал глаза и прыгал из стороны в сторону, быстро переводя кончик языка из одного уголка рта в другой.


Наконец, полностью удовлетворившись своим шедевром, повар поставил тарелочки на поднос, взял его в одну руку, повесив чумазое от копоти полотенце на другую, и зашагал торжественно в зал. Как раз вовремя. В это время со второго этажа спускались две дамы. Одна уже в годах, но выглядела очень хорошо. Вторая намного моложе. Обе были в элегантных длинных платьях, представлявшие из себя корсет с завышенной линией талии, мягко ниспадающую юбку и узкие, закрывающие кисть рукава. Из украшений были лишь серьги с драгоценными камнями и дорогие заколки. Пожилая дама кивком головы поблагодарила повара и указала на стол, где сидел аристократ. Парочка уселась напротив него, и перед ними тут же возникла скатерть, приборы и поварской шедевр в виде эксклюзивных блюд.


– Доброе утро, Граф, – прощебетала пожилая дама. – Решили не дожидаться компании? Видимо здесь прекрасно готовят, раз Вы не смогли устоять.


– Прошу прощения. Этот запах просто сводил меня с ума! Да и хотелось удостовериться заранее, что Вам не подсунут какую-нибудь гадость в этом захолустье. И обязательно было останавливаться именно здесь? Мы проезжали прекрасное место «Клен и Кедр», там подают восхитительный суп из плавников белозуба и нежнейшую шейку волнистого шилохвоста.


– Ты же знаешь почему мы не можем останавливаться в подобных местах. Так что перестань возмущаться. Тем более твоя тарелка уже пуста, значит здешний кабан на вертеле не уступает рульке из элитного ресторана. Лучше сверься еще раз с картой, потому что мы двинемся в путь сразу после еды.


– Да, Мадам. Сейчас же этим займусь.


Граф встал из-за стола и направился к месту, где сидели кучер и телохранитель. Наклонился над ними и начал давать указания. Слушатели синхронно кивали.


Во дворе в это время полуденная тишина сменилась полным хаосом. Таврос носился по кругу, снося все на своем пути. Два дровяника и собачья будка были буквально втоптаны в землю. На рогах развивались бельевые веревки, с еще болтавшимися на них панталонами. Следом бегал высокий мужчина в кожаной длинном плаще, черных сапогах и широкополой шляпе. За этим наблюдал, прижавшись спиной к дому, бледный конюх. Под копытами могучего тавроса земля ходила ходуном. Казалось еще мгновенье и через лес будет проложена свежая просека. На крыльцо охотничьего домика высыпал народ, из окна высунулся дед в поварском переднике. С каждой секундой грохот становился все невыносимей. Задребезжали стекла, начала сыпаться черепица. Внутри запрыгали столы и стулья, посыпалась посуда. Очевидцы наблюдали происходящее с открытыми от невиданного зрелища ртами. Старик хватался за голову, видя, как разлетается его имущество под напором взбесившегося зверя. Таврос был неудержим. Тут неизвестно откуда вместо очередного забора или сарайчика на пути оказалась девчушка. Она просто стояла на одном месте и не могла отвести огромные глаза от несущегося на нее двухтонного монстра. Со стороны толпы послышались охи и вскрики, кто-то затянул протяжный визг.


– Беги, беги! – хрипел дед, вываливаясь наполовину из окна.


Но девочка не могла пошевелить и пальцем. Ведущий погоню хозяин громадины неожиданно исчез прямо на глазах и так же внезапно материализовался перед ребенком. В следующее же мгновение свидетели наблюдали как громадный тёмно-коричневый бык застыл в паре дюймов от высокого мужчины в кожаном плаще. Наступила тишина, которую вскоре нарушил громкий плач. Перепуганная малышка стрелой скрылась в охотничьем домике, растолкав столпившийся народ вокруг дамы, упавшей в обморок прямо на крыльце. Придя в себя, хозяин таверны скрылся в окне и через секунду семенил к зачинщику неприятностей, ловко перепрыгивая через поваленные столбики и разбросанные всюду куски дерна. Таврос с невозмутимым видом щипал траву. В метре от него стоял мужчина и массировал шею. Сняв шляпу и закинув назад челку, он направился навстречу дедушке в поварском фартуке.


– Прошу извинить за небольшое представление. Не знаю, что на него нашло, но скоро узнаю. Дабы избавить вас от необходимости перечислять причины, по которым я обязан возместить определенную сумму, прошу просто ее назвать.


– Триста.


Высокий мужчина, пошарив руками под плащом, протянул аккуратный кожаный мешочек хозяину владений.


– Здесь четыреста, если пригласите внутрь отведать кабана, чей аромат я уловил еще на тракте.


Дед кивнул.


Из-за недавних событий во дворе, наделавших шума на год вперед для обычно спокойных окрестностей, у владельца безумного быка появилась необходимость усилить внимание в поисках настоящей причины неприятностей. Постояльцы все еще с энтузиазмом обсуждали случившееся, в то время как местный персонал занялся устранением бед, причиненных новоприбывшем гостем, который, как ни в чем не бывало, с энтузиазмом проводил дегустацию нежного кабаньего мяса. Прикончив вторую порцию, он широким шагом под косые взгляды сотрапезников направился к деду-повару.


– Уважаемый, мне бы хотелось взглянуть на вина в вашем погребе. Уверен, что там найдется пара экземпляров, достойных моего внимания и вкуса, – почти шепотом промурлыкал высокий мужчина склонившись над ухом старика. Брови которого поднимались одновременно с опусканием нижней челюсти.


– Н-не, не думаю, что Вам захочется туда спускаться, – голос повара стал своеобразно похрипывать в волнении. – Там сыро и грязно. Я с удовольствием принесу лучшие сорта прямо сюда. Чтобы Вы могли сделать выбор в более подходящей обстановке.


С каждым сказанным словом хозяин домика терял уверенность в голосе и понимал, что мужчина намерен спуститься в подвал и вряд ли ему что-то сможет помешать. Единственным правильным решением было принять это как должное.


Парочка скрылась в проеме за стойкой, где происходили таинства, результаты которых приводили в восторг даже самых требовательных гурманов.


Теплая уютная кухня сменилась холодным темным погребом. Пол был выстлан брезентом, на котором были рассыпаны овощи. Вдоль стен тянулись полки с различными банками, корзинами и мешками. Пригнуться любопытному гостю пришлось лишь при входе, внутри оказалось довольно просторно.


– Ну вот, пожалуйста, надеюсь ваше любопытство удовлетворено. Говорил же, тут все, что могло бы Вас заинтересовать, – торопливо проговорил старик, подводя мужчину к бочкам с винами.


Незваный гость пропустил все мимо ушей. Его внимание привлекало нечто иное. Он стоял неподвижно и приглядывался к самому дальнему углу погреба. Сверху доносился приглушенный гул гостей. Рядом слышалось хриплое дыхание хозяина дома. Из-под широких дубовых половиц раздался топот маленьких крысиных лапок. Высокий мужчина быстрыми шагами последовал вглубь темноты. Старик поспешил за ним. В конце длинного коридора они наткнулись на небольшую, но массивную дверь.


– Хочу заглянуть внутрь, – проговорил мужчина, даже не глядя в сторону старика. Который хотел было в очередной раз промямлить, что любопытство себя не оправдает, но понимал, что это бесполезно.


За дверью оказалась помещение примерно в три раза меньше предыдущего. Каморка была разделена пополам подвешенной простыней. Со второй половины проникал тусклый свет лучины, из-за чего на всю простыню отбрасывалась тень силуэта, сидевшего за ней человека.


Пройдя пару шагов, мужчина в длинном кожаном плаще и широкополой шляпе медленно распахнул край импровизированной перегородки и замер. На него обернулось бледное лицо мальчика. Вокруг все было завалено книгами, свитками, обрывками бумаг и всякого рода записками. Символы на некоторых из них были слишком знакомыми, чтобы привлечь внимание. Парень поднял взгляд и с недоумением и страхом уставился на высокую и мрачную фигуру гостя.


– Умоляю, добрый господин, не троньте паренька, – забормотал дед. – Прошу, не рассказывайте о нем никому! Сидит тут тихонько, никого не трогает. Старейшина из соседней деревни сказал, что не проживет мальчонка и месяца, слишком сильную хворь лес на него навел. А он вона! Уже почти третий год у меня под крылом тут ютится. Лучше конечно ему не стало, но ведь и хуже тоже. Ради святого Феофана, забудьте, что тут видели. Людям такое показывать нельзя. Боятся они подобных калек, не понимают, убить захотят. А он ведь безобидный, совсем еще ребенок.


Мальчик сидел и не отводил глаз от мужчины, нарушившего покой в его обители. Он был очень худого телосложения. Тонкие белоснежные пальцы сжимали почти дочитанную книгу. Светлые волосы, точно солома, покрывали юную голову. Несмотря на болезненный вид, одежда была на нем свежая и тело выглядело чистым. Старик и правда заботится. Вся нижняя челюсть, шея и левая рука были покрыты бинтами. Но не это приковывало взгляд мужчины в плаще. Из-под груды записок и заметок виднелся знак, вытесненный на кожаной сумке. Голова грифона с языком пламени исходившим из раскрытого клюва – символ, тесно связанный с жизнью любопытного гостя. Мужчина с большим трудом отогнал всю мрачность со своего лица и улыбнулся мальчику.


– Меня зовут Флегонт Фирс. Я врач. Если позволите, я бы хотел осмотреть мальчика.


Не дождавшись ответа старика, гость опустился на колено перед пациентом и осторожно отодвинул бинты.


– Нет. Так не годится, – нахмурился Флегонт. – Оставьте нас.


Дедушка-повар сделал умоляющий взгляд, всем своим видом показывая, что ни за что не выйдет. Его лицо ясно выражало тревогу.


– Хорошо. Мне нужно больше света. Надеюсь, у Вас найдется в закромах пара свечей?


Старик в ту же минуту ринулся на поиски. Хитрость сработала. Они остались наедине.


Флегонт снова повернулся к мальчику и заглянул ему в глаза. Не встретив в них возражения, принялся снимать повязки. Аккуратно, быстро и ловко. Вся левая рука, от кончиков пальцев до плеча, была угольно-черного цвета. Зараза плавно переходила на ключицу и лопатку, опоясывала шею и затрагивала нижнюю челюсть. Кожа в этих местах как будто была покрыта мелкими чешуйками и рубцами, наподобие коры тополя. Что-то похожее Флегонту доводилось видеть всего раз, и он хорошо помнит этот момент. Его серьезное лицо не показывало эмоций, которые нахлынули от волнения и воспоминаний.


– Расскажи мне, пожалуйста, где и как это случилось? – Флегонт старался говорить, как можно сдержаннее. Давить на мальчишку было нельзя. Вероятно, он испытал то, после чего любой здравомыслящий взрослый вряд ли смог сохранить ясный рассудок.


Мальчик не спешил поддержать разговор, а лишь продолжал сверлить взглядом. Дело плохо. Нужно узнать откуда у него все эти записи и манускрипты пока не вернулся нежеланный свидетель.


– Ясно. Значит, рассказывать не желаешь. Тогда, может быть, покажешь?


Парень, несколько секунд подумав, бодро кивнул.


Убедив старого няньку, что ничего плохого не случится, решили незамедлительно прогуляться до злополучного места. Паренек наотрез отказывался оставлять все свое добро. Он тоненькими руками складывал все, что мог, в кожаную сумку. Получилось немного, но мальчик остался удовлетворен, видимо все остальное уже прочел и не по одному разу. Закинув сумку на плечо, которая смешно перевешивала его на один бок, парень зашагал прочь из этого мрачного места. По его энтузиазму было ясно, что перспектива выбраться на свежий воздух разожгла неподдельный интерес.


Вышли они не через главный вход, а с обратной стороны дома. Солнце жарило нещадно. Парень остановился, ожидая пока глаза привыкнут к ослепительному дневному свету. Неизвестно, когда он последний раз видел солнце.


С крыльца охотничьего домика низенький старичок в заляпанном переднике наблюдал, как высокий мужчина в кожаном плаще и шляпе, ведомый худеньким босым пареньком с толстой сумкой через плечо, пройдя через двор, скрылся в чаще леса.


Солнце практически не пробивалось сквозь пышные кроны столетних исполинов. Тень и болотистая местность очень освежали, но под ногами все равно хватало сухих веток и листьев. Кое-где то и дело взмывали в воздух стайки пересмешников или тетерев, чувствуя нежеланных гостей.


Мальчишка шагал впереди, за ним, не отставая, двигалась темная фигура. Флегонт пытался разговорить паренька, который точно знал кое-что важное. Чтобы добыть эту информацию, некоторые влиятельные люди не пожалели бы никаких сил и средств.


– Знаешь? Пересмешники, обитающие в этих местах, жуткие твари. – Пытался заинтересовать мальчика Флегонт. – Они залетают в гнезда молодых птиц и пьют у них кровь. Их острые, выгнутые клювы прекрасно к этому приспособлены. Но, несмотря на это, они чудесно поют. Забавное противоречие, не часто встречающееся в нашем мире. Неужели такой монстр может вдохновить случайного слушателя своим пением. А может эта маленькая птичка питается кровью других лишь потому, что не может иначе. Ее инструменты для добычи пропитания просто не предусматривают более гуманных способов. Получается, пересмешник пронзает своим клювом недавно оперившегося птенца, высасывает у него кровь лишь для того, чтобы не умереть с голода. Вопрос выживания. Тем более после трапезы в девяти случаях из десяти жертва выживает и довольно быстро восстанавливается. Летальный исход возможен только в случаях нападения стаей, что случается довольно редко. Выходит, не такой уж и монстр. Дикие звери не нападают без причины, нужно это помнить. Ими двигают инстинкты, постигнув которые, можно научиться понимать и влиять на любых тварей. Как-нибудь могу подробнее рассказать об этом, если интересно. Желаешь?


Парень остановился, но не оборачивался. Подойдя ближе, Флегонт увидел выжженный участок. Черная трава покрывала всю опушку. Все ближайшие деревья были сильно обуглены. Если бы это был обычный огонь, природа давно б замела следы, пусть и не полностью, благодаря таким обыденным, но удивительным свойствам самовосстановления. Но здесь следы не от огня, по крайней мере не от обычного. Внимательно осмотрев все вокруг, мужчина стал делать какие-то записи. Они провели там до самого вечера. Флегонт осматривал каждую веточку, каждую травинку, постоянно что-то измеряя и считая. За все это время мальчишка не проронил ни слова.


Возвращались они уже в сумерках. На подходе к домику Флегонт начал чувствовать беспокойство. Мальчишка внезапно ускорил шаг, а затем побежал. Выбежав из леса, Флегонт схватил парня за руку и его глазам предстала мрачная картина. Охотничий домик был наполовину объят огнем и разваливался на обугленные кусочки. На удивление паникующих людей практически не было видно. У входа стоял старичок-повар и что-то доказывал огромному, как пузырь, рыцарю. Рыцарь не смотрел на старика, а как будто прислушивался к его оправданиям, повернув и склонив голову. Через мгновение могучая рука держала старика высоко над землей и с силой впечатала в тлеющую стену. Парнишка вздрогнул и вырвался из рук Флегонта. Огонь уже охватил вторую половину домика. На фоне будущего пламени рыцарь представлял из себя исчадие ада. Мальчишку это нисколько не смущало. Повернувшись ему на встречу, фигура рыцаря словно увеличилась в размерах. Казалось, что сам исполин излучал больше жара, чем бушующий позади него пожар. Обвивавшая его толстая цепь превратилась в импровизированный хлыст. Послышались тоненькие голоса:


– Помните, он наужен нам живым.


– Я знаю, – прорычал рыцарь. – Я только кое-кого выманю.


Мощный выпад стальной руки швырнул пылающую цепь в дюйме от бегущего паренька, земля вспыхнула. Следующий удар прошел с другой стороны, образовав путь для бегущего паренька.


– И контрольный. – Рыцарь замахнулся сильнее, чем обычно. Цепь устремилась прямиком в бегущую цель. Мальчишка не останавливался, даже почувствовав жар от летящего в него адского хлыста. Флегонт не стал подставляться, а просто оттащил парня с линии атаки.


– Вот он, пылающий офицер! – рыцарь стиснул зубы. – По тебе и не скажешь о всех твоих заслугах.


Стальной пузырь снова замахнулся и хлестнул цепью. Не было времени изворачиваться с ребенком на руках. Флегонс вскинул руку и отбил летящий наконечник в виде колокола. Рукав плаща загорелся и протлел насквозь. Рука отозвалась тупой болью – наверняка треснула кость. Рыцарь, гогоча, наносил удары один за другим. Цели они не достигали, но отрезали огнем все пути к отступлению.


В чаще леса полыхало зарево. Посреди этого хаоса стоял высокий мужчина с мальцом на руках. На них надвигалось порождение ада, громадный круглый рыцарь с горящей цепью в руках. Мальчишка сквозь пламя последний раз взглянул на мертвое тело старичка и отключился.

Показать полностью
8
Новое хобби Яги
0 Комментариев  

Леший пробирался по мокрому и слякотному лесу. Снега было много и мало одновременно — с неба он сыпался редкими несмелыми хлопьями, а под ногами прочно замешался с грязью. С голых дрожащих ветвей падали холодные капли. Весна в этом году дебютировала холодом, сыростью, ветром и мрачно-серым небом.

Наконец Леший выбрался на небольшую полянку. Посередине ее нахохлилась потемневшая от влаги избушка. Почему-то казалось, что здесь она утвердилась совсем недавно, выбрав место посуше и устроившись на нем поудобнее. Окна уютно светились. Леший, предвкушая крепкий горячий чай, постучал.

Обитательница избушки не ответила, но дверь со скрипом приоткрылась. Показавшийся на пороге Баюн брезгливо посмотрел на окружающую слякоть, потряс ушами и снова скрылся в тепле. Леший, отряхнув, как мог, грязь с корней, прошествовал за ним.

Пол в горнице устилали заляпанные куски бересты, на которых кое-где еще можно было рассмотреть название «Тридесятые факты». Местами виднелся даже дорогой пергамент с выкройками заморских модных нарядов. По центру на всем этом высилась груда земли, окруженная небольшими горшочками и чугунками. Яга, близоруко прищурившись, перебирала что-то в руках и бормотала себе под нос: «Тааак, это у нас морковка... а это — капуста...а здесь непонятно что, какие-то аленькие цветочки...».

Леший удивленно осмотрел погром и поздоровался. Яга, не прерываясь, махнула в сторону самовара, завершила свое священнодейство и лишь после этого достала расписные чашки.

- Ну и что это такое? - спросил Леший, наливая в чашку кипяток.

- Это — будущая рассада! - авторитетно заявила Яга.

- В каком смысле? - поперхнулся Леший.

- А что такое? - удивилась бабка. - Люди сажают, а я не могу, что ли?

- Люди на пропитание сажают, а тебе зачем? Ты ж все равно провиантом на рынке закупаешься.

- Много ты понимаешь в людях, - упрекнула собеседника бабка. - И потом, провиант я так и буду покупать. Это все — для удовольствия.

Леший нахмурился.

- Вот не знал, что таскать мешки с землей и копаться в грязи для тебя удовольствие...

- Ну ты даешь, - неприятно поразилась Яга. - Уж от кого от кого, но от тебя я не ожидала! Хочешь сказать, что сам ничего не выращиваешь?

- То — я, - спокойно возразил Леший.

- И чем же это ты так принципиально отличаешься?! - запальчиво спросила старуха.

- Прежде всего, мне не приходится полоть, - пояснил ее собеседник.

Яга ненадолго задумалась.

- Так-то да, - неохотно согласилась она.

- Кроме того, я не заморачиваюсь с рассадой, - продолжил Леший. - С пикировкой, с поливом, с удобрением...

Яга с сомнением покосилась на горшки.

- Но я ж совсем немного посажу. Справлюсь как-нибудь.

- А как ты вообще до этого додумалась? - поинтересовался Леший.

- Скучно, - просто ответила бабка. - Травы, грибы да ягоды собирать я уж привычная, зелья варить тоже, делаю это все на автомате. Пряжу прясть и все прочее тоже с измальства могу... А тут столько нового! Да и на пользу пойдет, я думаю. Вот смотри — морковка зимой снеговикам пригодится, капустой, если уродится, зайцев буду угощать... Цветы вот — красивые, по слухам, а кроме того, из них, как отцветут, получается приправа для выпечки...

- А это что? - указал Леший на неопрятные темные клубни.

- Заморское растение, в Тридесятом царстве почти неизвестное, - ответила Яга. - Говорят, цветет красиво меленькими белыми звездочками, а уж коль повезет, то на него удивительные полосатые жучки прилетают...

Допив чай, Леший задумчиво удалился, оставив Ягу наедине с ее сокровищами. Энтузиазм подруги его искренне восхитил. Тем более — раз уж она собирается зайцев подкармливать... Ушастые были Лешевыми любимцами. И все-таки Лешего грызло смутное подозрение, что энтузиазм в этом деле — еще не все. Тут опыт требуется...

На следующий день к Яге в окошко снова постучали. На этот раз Леший пришел не один. Его спутником оказался невысокий шустрый мужичок, который с порога окинул горницу цепким взором и бодро устремился к горшкам с землей. Рассмотрев имеющиеся семена, мужичок принялся разъяснять бабке, как что сажать, чем удобрять и много ли поливать. Леший с умилением смотрел на огородников-любителей и прихлебывал чай.

Разошлись они только под вечер. К этому времени почти все чугунки были наполнены землей и нашпигованы семенами. Напоследок мужичок протянул Яге замусоленный пакетик, попрощался и бодро зашагал через лес.

Леший посмотрел ему вслед, вздохнул, свистом подозвал зайца и велел сопроводить. Потом развернулся к Яге. Бабка как раз высыпала на ладонь содержимое пакетика — еще несколько семян.

- Завтра их тоже посажу, - сияя, заявила она. - Сказал, что репка. А ты его откуда знаешь?

- Да сколько раз уж он по моему лесу блуждал, - усмехнулся Леший. - Заядлый огородник, вечно ходит, какие-то растения ищет. То грибницу выкопает, то черенок от ежевики отрежет... Недалеко отсюда живет, в Мичурино.

Они еще немного постояли на крыльце, а потом Леший отправился домой.


© Анчутка - - - Дневники.Онлайн

Показать полностью
3
Последняя игра Януша Старика. Долина - Лука
0 Комментариев в Авторские истории  

Долина



Снаружи уже почти наступил погожий весенний день. Всходило солнце. Задувал душистый от распустившихся цветов ветерок, ласковый и теплый. Согласно календарю в компьютере Януша на дворе стоял понедельник. Второе марта. Годы в календаре старик отключил. Так ему было спокойней.


К середине месяца уже будет достаточно тепло и уйдёт промозглая ночная прохлада, так беспокоившая кости старика. Всё буйное разнотравие и огородные богатства Долины разрастутся до крайнего предела.


С глиняной пасеки Януша, стоящей в тени неизвестных ему лиственных деревьев, называемых здесь «тук», доносился умиротворяющий гул пчелиной семьи. Пчелы успешно перезимовали и уже во всю посветили себя своим, пчелиным заботам.


Зима тут напоминала скорей затянувшуюся, нудную и бесцветную осень. Только ведущие календарь старожилы могли с уверенностью сказать, какой месяц нынче на дворе.


Все лиственные деревья зимой стояли голышом. Над Долиной целыми днями стлался густой туман. Солнца в Долине зимой не хватало. Ближе к концу декабря оно всё раньше и раньше скрывалось за горами. Потом, примерно до середины января стояла сплошная ночь, а затем наступал день - Межа Времен.


В этот день солнце показывалось, всего на треть, всего на пол - минуты из-за высочайшего в округе пика – Вековой Горы. Каждый раз это происходило в любой, случайный день в период от четырнадцатого до семнадцатого января: важно было не пропустить этот день.


Последние лет сорок за этим следил Януш. Поначалу затея казалась ему глупой и смехотворной, но потом он проникся. Видимо, понял что-то своё. На крышу своего жилища он установил и направил в сторону вершины Вековой Горы видеоаппарат, подобранный где-то в городе. Януш включал его тринадцатого января и просто жил дальше так, как привык.


Бдительное устройство, заприметив краешек солнца, тут же посылало по кабелю сигнал компьютеру. Компьютер просыпался, выводил на экран уведомление «С Новым Годом, Януш!» и воспроизводил известную запись сирены. На самом коньке Янушева домишки, просыпался, оглашал Долину громкими хрипящими и ревущими гудками, репродуктор, наполняя сердца селян радостью и весельем...


Ещё один год брошен в копилку вечности.


В этот день, в полдень, (примерно, так как было всё ещё темно) на каждом поле разводили костёр, куда складывали прошлогодние лапти, домотканые рубахи и прочую одежду. Складывали всё то, что хозяева считали избыточным, или пришедшем в негодность.


Так в Долине возвращали долг Земле, надеясь на то, что в последующий год, она будет столь же щедра, как и в предыдущие.


Януш наблюдал за всем этим скромным праздником, сидя на лавочке возле крыльца. Ему нравилось смотреть как по всей Долине, один за другим, загораются костры из накопленных за год избытков, безделиц и ветошей.


«Мать Земля»… Да, в этом что-то есть, очень умно. Да и к тому же: зола – прекрасное удобрение». Януш улыбался и выпускал дым…


Снега зимой не было. Не было и дождей. Не только зимних, но и летних, и осенних - ни каких.


Пронзительно-голубое днём и бескрайне звёздное ночью, небо - молчало. И только вода из источника, журча и переливаясь в сети оросительных каналов, питала круглый год плодородную почву.


Януш глубоко, насколько смог, вдохнул весеннего воздуха и сошёл с резного, покрытого засохшими пятнами крыльца. Его путь лежал по узенькой, твёрдо утоптанной тропинке. Тропинка вела к глубокому песчаному оврагу, огибала его справа, шла чуть в горку и выводила уже на главную улицу. Главная улица когда-то являла собой накатанную телегами двухколейку, ведущую к самому Ущелью. Постепенно, со временем зарастая травой, она уже всё меньше походила на тот прежний торговый тракт, по которому когда-то отправлялись в город караваны.


Теплеющий воздух Долины, казалось, был пронизан духом перемен, и даже более того -предчувствием нового начала. Януш приободрился, и принялся насвистывать, сам уже не помня, какой мотив. Однако подъём в горку всё же слегка его утомил.


Мало кого в Долине Януш мог назвать своим другом. И дело даже не в том, что он, будучи на короткой ноге с прогрессивными знаниями мира ушедшего, почитался здесь, в неизменном мире землепашцев и ремесленников за нечистого на душу колдуна…


Тут следует отметить, что от начала времён, жители Долины в большинстве своём совсем не интересовались плодами научной мысли и прогресса.


Таковы были здешние традиции.


Гибель внешнего мира тут сочли результатом чрезмерного увлечения там всякими «бесовскими» диковинами: «навукой» и «ахтоматикой». А главное – применения «запретных» знаний на практике… Великие Войны стали для селян подтверждением – люди за горами жили не правильно. «Сокровенные Тайны Земли, Воды и Неба разгадать – не шутки. Взамен там всё своё потеряли – и души и жизни». Говорили селяне своим детям на ночь, совершенно отбивая у них охоту что-либо разгадывать и постигать. И в этом был свой смысл.


Так, думали они, и настал Чёрный День Внешнего Мира и всем сердцем стремились сохранить мир самой Долины .


Здесь также считали, что руки не должны пропадать без дела. Важен был труд. В трудах познается человек – сразу видно, каков хозяин, стоит лишь окинуть взглядом его подворье.


«Каждый сам должен построит свою жизнь, хозяйство обустроить. Хлопоты и труды закаляют дух и тело, опыт дают. А если всё хозяйство построено без труда особого, не как у людей, само-собой всё происходит: стоит присмотреться к хозяину. Знать хозяин или мудрец великий или колдун, что Тайны ведают. Такие люди на вес хорошего чернозёма, но тяжела, бывает, судьба их. И зачастую бедами богата. Да и ведать порой, так же сложно, как поле вспахать. Уважать таких нужно, но и сторонится следует: в споре они с Матерью Землей и всё норовят её под себя переиначить. В этом и глупы, хоть и ведают…». Так поучали старожилы молодежь.


Так и Януш стал считаться колдуном. Всё просто – не каждому дано правильно понять фразу: «Я дурак перед лицом истории». А Януш постоянно это твердил на уверение селян его в его же мудрости и «ведовстве». «Ну, раз не мудрец – знать колдун, и чёрт то с ним!» - подумали селяне, плюнули (на крыльцо) и не ломали больше лишний раз голову.


Жизнь в Долине неизменно текла размеренно и неспешно. Все знания и опыт в земледелии и животноводстве. Все навыки содержания и обустройства жилища, основы всех ремёсел и прочие знания - всё это передавалось из поколения в поколение. Из уст в уста. Очень немногие в Долине владели навыком письма. В свою очередь немногие из этих людей брали на себя ответственность записывать то, что обычно передавалось устным путём, вести летопись, собирать предания или описания той или иной бытовой или иной проблемы и вариантов её решения. В основном это были ремесленники.


Владел письменностью и местный старейшина, неприметный человек по имени Шаромыга. О нём, как это не удивительно, жители Долины доподлинно знали только то, что пришёл он сюда вроде как вместе с Янушом. И, как помниться, для начала основал Дружину Обороны от Внешнего Врага.


Шаромыга попытался убедить Собор Долины (пять наиболее зажиточных и уважаемых семейств) в том, что непременно должно произойти посягательство из вне. Рано или поздно. Что в мире остались озлобленные, озверевшие в войнах, живущие подобно кротам под землей полулюди полуавтоматы… (Он сильно упрощал и не стеснялся в выражениях). Эти вот – неведомые, а потому особо страшные, рыщут (как рыщут? - непонятно и страшно…) по всему свету в поисках последних крох приемлемой земли и воды и вообще крайне агрессивно настроены по отношению к частной собственности и житейскому благополучию земледельцев.


Вся Долина ужаснулась. Но Шаромыга предложил выход. Дескать: без паники, господа земледельцы, у вас есть – мы! И поименно вызвал перед Собором человек примерно пятьдесят, пришлых и незнакомых никому в Долине людей…


У людей имелось оружие, невнятные лица и глаза, лишенные всякой души. (В городе, уже павшему к тому времени, представленных Шаромыгой защитников называли конторскими шавками…).


Безусловно, не все на Соборе поверили Шаромыге, голоса разделились поровну, последний, имевший право голоса - звали его Лука и был он плотник, никак не мог решиться и обратился за советом к Янушу, успевшему уже обрести тут славу человека ведавшего (построить электростанция – ещё бы) и бывшего его другом…


Януш бросил, отвернувшись и яростно натирая правый глаз, «Они помогут…».


В тот день он напился пьяным (единственный свой раз в Долине) и всю ночь истошно вопил и рыдал в своей хижине под звуки грозных военных песен…


Шаромыга, выбранный сразу старейшиной, военачальником а заодно и главным судьей, сказал тогда, хищно оскалившись, что колдуна посетило «наитие всех таинств» и отныне он на «новом уровне познания».


Простые же, незажиточные земледельцы с того дня повадились класть на ночь под подушку затейливо расшитые мешочки с землей. «Колдуны, да краснобаи – приходящее. А Мать Земля всех переживёт». Дураков в Долине отродясь не водилось.


Лука.



Путь Януша проходил мимо дома Луки, пожалуй, самого красивого в округе, и Януш донельзя обрадовался, завидев издали самого хозяина, греющего старые кости в лучах весеннего солнца. Лука сидел на низенькой изрезанной деревянной скамейке. Тут же рядом он расположил свой верстак, кучу брусьев и досок, различный инструмент. Лука любил работать на свежем воздухе, и стоило чуть потеплеть, вытащил всё свое имущество наружу. Помимо рутинной работы местного плотника, он любил иной раз почудить. Чудачество это хоть и носило безобидный характер, но доводило его жену Даяну до слез…


То он вдруг, ни с того ни с сего, бросал всякую работу и ну вырезать из коряг различные фигурки. То вставал прямо из-за обеденного стола и опять же шел во двор – сверлить дудочки и свистульки - местная ребятня за это его очень любила…


- Дед Лука!- кричали они, - вырежи барашка!


- Ну… барашка, а самолёт хотите? - отвечал усмехаясь в пышную, всю в стружках бороду Лука.


- Самалёт!?- охала ребятня, округлив глаза, и, усевшись в круг, слушала диковинную быль Луки о «самалётах», «ахвтамабилях» и прочих чудесах. А тот, неспешно строгая, вел свой сказ. На землю летели душистые щепки и опилки, а дети сидели, раскрыв рот, и опасливо оглядываясь – не видят ли родители? Ведь о запретном и страшном говорил им Лука.


Один мальчишка – Тхия, сын местного кузнеца Каве и его немой жены Эльзы, однако, не зевал, а старательно чирикал шилом по бересте, записывая слова Луки. Мальчишка этот очень отличался от прочих и наотрез отказывался даже слушать речи отца о неправильном внешнем мире и его судьбах. Он явно имел своё собственное мнение и, надо сказать, держал его при себе, умел промолчать. Видимо - пошел в мать, которую, кстати, на удивление прекрасно понимал. Да и бабка его, покойная Ирма-Горожанка при жизни успела рассказала ему предостаточно такого, что в пору было бы записывать и удивляться самому Луке…


Каве недолюбливал Луку, очень ревновал к нему сына и даже хотел наслать на него порчу, чем умудрился вывести Януша из себя. Никто не видел, что между ними произошло, но крепкий, закалённый тяжелой работой кузнец бежал от самой Чертовой Кухни без оглядки и очень долго побаивался выйти из дому.


Вот и сейчас, как понял Януш, Лука явно решил почудить… Груда досок и брусьев, лежащих на избитом верстаке и рядом с ним на подстеленных козьих шкурах. Кипа жёлтых от времени чертежей. Мешки с просмоленной заранее паклей: Лука собрался строить шлюпку. Одевшись по погоде легко, он начал было работу, и значительно преуспел но, заприметив приятеля издали, решил передохнуть.


В окно, за его спиной, беспокойно выглядывала заплаканная Даяна. Свернув с дороги, Януш направился к старому другу. Лука привстал и молча протянул руку - последовало крепкое рукопожатие, затем плотник вернулся на скамейку. Хитро поглядывая на старика, он усмехался чему-то себе в бороду.


С минуту Януш озадаченно разглядывал инструмент, чертежи и киль, уже покрытый шпангоутами, почёсывая затылок через вязаную шапку. Неловкое молчанье прервал Лука, улыбаясь и щурясь на солнце, он спросил:


- Ходил ли ты на шлюпке, Януш?


- На вёсельной?- Януш решил ничему не удивляться.


- Экий ты дурень, хоть и ведаешь… - добродушно рассмеялся Лука. - Исключительно под парусами, Януш, только так!


Старик снял рюкзак, расправив худые плечи. - Никак не приходилось: ни под парусами, ни на веслах. Забавно, что ты спросил. Видишь ли…


- И я не ходил…- вздохнул, прервав его Лука. - Но мечтал с тех пор, как ещё мальчишкой побывал в городе и порт увидал. Море… Что там, за ним? Кто видел? Я и плотником стал: почему?


- Почему? - поддержал друга Януш, присев рядом, озабоченно набивая и раскуривая трубку.


- Надеялся я - пойду по морю, как время подойдёт. Шлюпку построю. Очень уж красивые они – суда морские. А шлюпка – самое простое и недолгое в строительстве… А тут – наследника оставлю. Долина без плотника – куда же?


- Но море, море то давно мертво! Наследника…- Януша поразил приступ глубокого и страшного кашля, но он справился и продолжил. – Угомонись Лука, Даяну доведешь.


- Всегда найдутся отговорки, препятствия … - Лука его не слышал, не желал. - Всю жизнь так: то да сё - хватит! Мечту, мечту предавать не стоит, ни в коем разе! И потом, раз оно мертво, зачем ты, старый филин вылез сегодня на свет. Надежда то: до последнего живёт. Как знать, Януш? А вдруг там – за морем тоже люди. А если… - Лука осёкся и замолчал. - А жена моя: слабоверна. И надежду потеряла. А зря… – из дома донеслось, «Был один, да в город выпустили... А теперь пустая я. Горе мне!». - Ну, не рыдай, душа моя, сходим за море… Посмотрим…


Януш внимательно посмотрел на Луку, тот же смотрел куда-то вдаль. Казалось, он видит что-то такое – сокровенное. Или просто всем сердцем желает обрести. Вернуть и исправить. Януш покачал головой и отвернулся.


Его так дико перекосило, что если бы случилось проходить рядом кузнецу, тот бы заперся от людей на целый месяц. Захотелось встать и сбежать от этого упрямого человека, ни говоря ему больше ни слова. Янушу стало невыносимо больно, он непроизвольно сжал рукоять своего ножа и незаметно потер глаз, «Никогда не скажу»…


- И правда, на то и мечты. - Януш, взяв себя в руки, сделал смачную затяжку и, вдруг, предложил трубку Луке, тот отказался. Януш молча кивнул.


Перед ними расцветала Долина. Весна. Весна – не время для печалей. Весной так тянет начать заново, выйти за порог по зову сердца. Встретить и обрести то, ради чего пережил и осень и зиму и провести с тем, что встретил и обрёл - лето…


- Значит шлюпка…- произнёс Януш, расплываясь молодящей его улыбкой, Лука молча кивнул.


- До моря больше дня пешком. Даже если оно восстановилось, нужен транспорт, подъёмный механизм…- принялся загибать пальцы правой Януш, увлечённо почесывая бороду левой рукой и гоняя трубку из одного угла рта в другой. – Выйдет очень долго и сложно…- Лука остановил его жестом.


- Мечта, как и надежда редко дружат с логикой. Просто сходи и посмотри… - Лука кивнул в сторону своего верстака. - Я тут справлюсь.


- Значит, мечта и надежда?


-Мечта и надежда…


- Тогда я на носу…- теперь уже Лука беспокойно посмотрел на друга.


Трубка Януша наполнилась пеплом, он улыбался. Налетевший ветерок подхватил, вырвал из чаши седые хлопья, обдал Луку запахом мёда и ромашки, схватил Януша за бороду, разметал её по плечам и был таков…


Приятельская беседа могла бы продолжаться до бесконечности, на то они и друзья. Однако, Януш, вдруг встал со скамейки и, надев рюкзак, решительно подвел итог:


- Ладно, плотник, пора мне море проведать.


- Когда обратно обернёшься? – с живым интересом спросил Лука.


- Поздно за полночь…


- Всякий раз удивляюсь, - рассмеялся Лука и протянул руку в прощальном жесте, Януш ответил коротким рукопожатием и, резко развернувшись, продолжил то, что начал. Путь к морю.

Последняя игра Януша Старика. Долина - Лука моё, история, альтернативная история, фантастика, фантасмагория, ретрофутуризм, постапокалипсис, сказка, длиннопост
Показать полностью 1
6
Печной гномик - Эстонская сказка
2 Комментария  

Барин велел повару наготовить вкусной еды.


Поставил повар большой котел, положил в него много баранины. Сам сидит, огонь раздувает.


Вдруг из-под пола, из-под печки вылезает гном и просит:


— Голубчик, дай баранинки! Отощал от голода.


— Не могу, — говорит повар, — у нас у самих едоков много.


— Тогда хоть подливочки дай! — говорит гном.


— Подливки, так и быть, возьми! — сказал повар и зачерпнул гному поварешку подливки.


Взял гном поварешку в руки, и не успел повар оглянуться, как маленький обжора в один миг опустошил весь котел и скрылся.


Испугался повар не на шутку, пошел барину, жаловаться, про гнома рассказывать. Барин не поверил, но повар душой и телом поклялся, что ни словечка не выдумал.


Тогда барин нахмурился и велел снова положить в котел баранины.


— А если, — говорит, — этот гном явится, дай ему поварешкой по лбу.


Положил повар баранины, сидит, огонь раздувает.


Вдруг опять из-под пола, из-под печки является гном и просит подливки.


— Не могу, — сказал повар. — Не велено. Велено тебя поварешкой по лбу стукнуть.


— Не бей меня, голубчик, — попросил гном. — Пожалей нас с женой. Она у меня заболела. Некому теперь обед приготовить, воды принести. Налей мне в этот мешочек подливки — видишь, какой он маленький? Я жене отнесу, пусть поправляется.


Поверил ему повар. Решил, что второй раз не обманет — есть же у него совесть. Да и стыдно отказать в такой капле: мешочек-то крохотный был. И дал гному поварешку. Дескать, много ли надо его больной жене.


И вот чудеса — мигом вся баранина из котла исчезла в крохотном мешочке, и гном пропал.


Вот горе-то!


Пошел повар весь в слезах к барину. Ох и рассердился же барин, из себя вышел. Велел снова положить в котел баранины, но сказал, что в третий раз такого не простит — выгонит.


— Прихлопни, — говорит, — на месте этого жулика, если он опять сунется.


Снова поставил повар котел, а гном опять заявляется.


Схватил повар поварешку и закричал:


— Уходи! Мне тебя на месте велено прихлопнуть!


— Не убивай меня, голубчик! Ты и сам можешь в нужде оказаться. Тогда сразу обо мне вспомни. Жена моя умерла, бедная, а ребеночек голодный: некому нас накормить. Дай хоть полповарешки подливки для моего детеныша.


Повар был большой добряк. Жалко ему стало гномьего детеныша. «Много ли, — думает, — съест такой малыш?»


И протянул гному поварешку.


Но котел и на этот раз мигом опустел, а гном пропал.


Бедному повару только и оставалось, что идти за расчетом.


— Гном опять все украл, — говорил он барину, а у самого голос дрожит.


— Пошел прочь, негодяй! — завопил барин. — Чтобы завтра же утром ты вымелся со всеми своими пожитками! Не будь ты таким хорошим поваром, я бы тебя и до утра не оставил!


И зовет управляющего.


— Приготовь, — говорит, — жаркое! А если гном сунется, прихлопни его тут же!


— Ладно, — говорит управляющий, — не беспокойтесь, ваша милость!


И пошел ставить котел.


Гном опять, конечно, вылезает и подливки просит. А управляющий только того и ждал.


— Подливки, — заорал, — мошенник?


И хвать его поварешкой по лбу. Бедный гном так и покатился под печку. Спас управляющий жаркое, подает барину.


— Я,- говорит, — этому плуту всыпал! Уж больше не сунется…


А повар собрал утром свои вещички, взвалил узел на спину, пошел прочь. И тут гном из-под пола, из-под печки выскакивает. Вся голова полотенцем обвязана.


— Эй, — говорит, — приятель! Ты что ж прощаться не хочешь? Ведь я тебе припас кое-что на дорожку. Зайди ко мне в дом.


Полез повар под печку. Как влез, сам не знает, но все же сумел. Влез, а там такие палаты — не хуже господских. И всяких диковин полно.


Прошли они все покои, пришли в каморку. Берет гном с полки коробочку и говорит:


— Вот, милый, это тебе в награду за твою доброту. Случись у тебя какая недостача, постучи пальцем в эту коробочку и скажи, что тебе нужно. Все будет мигом!


Взял повар коробочку, сказал гному спасибо, полез обратно на кухню. А там как раз управляющий.


Берёт повар коробочку, стучит в нее пальцем и говорит:


— А ну-ка, милая, собери мне еды на дорожку!


И откуда ни возьмись появляется котомка, а в ней всякая-всякая еда.


Понравилось это повару, он еще кой-чего потребовал, и все ему было. Управляющий даже рот разинул.


— Ну и коробочка! — говорит. — Где раздобыл такую?


Повар сказал где. Потом сложился и ушел. А управляющий думает:


«Хочу коробочку! Уж я подольщусь к этому гному, замолю свой грех! Надо скорей баранины наварить!»


Наварил он баранины, сидит, ждет гнома, а того как назло нет.


— Эй, подпечник! — зовет управляющий. — Заходи, милый, в гости! Услышал это гном, вылез.


— Тебе чего? — говорит. — Еды у меня хватает — мне повар на неделю дал.


— А ты свежего попробуй, — уговаривает управляющий.- Может, больше понравится.


Попробовал гном свежего.


— Спасибо, — говорит. — Вкусно. Пойдем, я тебя отблагодарю.


Полезли они под печку. Схватил управляющий коробочку и скорей обратно — на кухню.


Даже спасибо не сказал — так торопился. Побежал скорей к барину, начал хвастать, что сейчас у них все будет, чего они захотят. И давай колотить в коробочку. Только стукнул, а оттуда как выскочит гном с железной палицей и:ну дубасить барина с управляющим. До бесчувствия избил.


А сам тут же пропал. И коробочка тоже пропала. Только их и видели.


http://lampcat.ru/2017/02/16/%d0%bf%d0%b5%d1%87%d0%bd%d0%be%...

Показать полностью
8
Просто иллюстрация к детской сказке
9 Комментариев  
Просто иллюстрация к детской сказке
18
Бабушка, зачем тебе такие большие?
0 Комментариев  
Бабушка, зачем тебе такие большие?
609
Как в сказке)
62 Комментария  
Как в сказке)
39
Брутальные сказки
6 Комментариев  
Брутальные сказки сказка, альтернативная реальность, интересные рисунки, длиннопост
Показать полностью 7
-12
Картина
9 Комментариев  

Я художник словно ПикАссо,

Но, я не рисую с помощью красок.

Кистей, холста, или даже гуаши,

Я, рисую картины - буквами по бумажке.



Напишу я "ковёр" небылой красоты,

А на нём нарисую Ботанический "сад".

Будут в нём неизвестного вида цветы,

Ну, а рядом дворец и красивый фасад.



Во дворце том принцесса живёт молодая,

Нежится под лучами взошедшего солнца.

Под окном бьёт копытом, лошадь гнедая,

А принцесса валяется и звонко смеётся.



"Одеяло" отбросив, подбежала к окну,

За ним кучер знакомый ей машет рукой.

Из "шкатулки" достала брошку одну,

До крови уколола себе палец, второй.



Вот картина уже моя почти что готова,

Но, осталось немного...недоконченный штрих.

Скачет лошадь вдали, валит пыль под подковой,

Это принц молодой и принцессы жених!

-2
Царевич и Лягушка. Продолжение 2
0 Комментариев  

11.

Растрепанная и взмокшая Гуша с трудом продралась через густой подлесок, окинула взглядом окрестности и восхищенно замерла. Она стояла на опушке леса, на невысоком склоне, чуть ниже сквозь камыши виднелась гладь реки, а сразу за ней начинались невысокие крепкие избы людского поселения. Яблони еще цвели, украшая дворы белоснежным кружевом, из труб там и тут поднимались дымки, вода внизу искрилась на солнце, а вдалеке виднелись резные крыши теремов.

Добраться до места оказалось непросто. Волшебный клубочек, который девушка закончила накануне, первую половину пути с задачей справлялся блестяще. Невзрачная серая нить бодро разворачивалась в серебристую тропинку под ее ногами, сокращая время пути в несколько раз. Конечно, следуя по волшебной тропинке, красотами весеннего леса не полюбуешься, зато до реки она доберется часа за два, все там осмотрит, проверит, поговорит с местными обитателями, а потом отправит весточку бабушке и спокойно понаблюдает за людьми. Гуша рассчитывала, что проведет на Гнилуше почти весь день, а обратно отправится за пару часов до заката, чтобы к ночи добраться до Лешего. Но уже в середине пути все пошло не так. Клубок почему-то засбоил, тропинка начала мерцать, угрожающе прогибаясь под ногами, а временами и вовсе почти исчезала, и тогда девушка вынуждена была осторожно пробираться по настоящей лесной чаще, ориентируясь по еле видным серебристым искоркам. Правда, клубочек все равно ускорил ее продвижение вперед, но приятной и необременительной такую прогулку назвать было никак нельзя. Гуша вышла к реке часа на два позже, чем собиралась. Приближалось время обеда, и девушка с благодарностью подумала о Яге, которая спозаранку напекла ей с собой пирожков и заставила набить ими туесок. Странница выбрала на склоне место поровнее, удобно уселась, вытянула гудящие ноги и надкусила пирожок.

Несмотря на усталость, девушка пребывала в радостном волнении. Ее первое самостоятельное задание! Она, конечно, уже побывала в разных частях Тридесятого леса, но без сопровождения Серого или бабушки ей разрешалось ходить только к Лешему. До сих пор осмотр местности и опрос ее обитателей она проводила только под личным контролем оборотня. Волк переживал за свою подопечную едва ли не больше, чем Яга, и по-настоящему опасную нечисть ей даже не показывал. Пока что ее задания, в основном, заключались в том, чтобы внимательно наблюдать, не высовываться, в крайнем случае — сопроводить до людского поселения заблудившихся детишек или наложить повязку на чью-нибудь пораненную лапу. Вспомнив, как однажды перевязать понадобилось самого Серого, Гуша заулыбалась. Тогда напарник впервые посмотрел на нее не как на несмышленого ребятенка, а как на настоящую помощницу — не снисходительно, а с уважением...

Лечебные снадобья у девушки действительно получались хорошо. Как давным-давно объяснила ей Яга, для людей это самое простое. Волшебства тут почти не надо, главное — запомнить виды целебных трав и их пропорции в зельях.

Сложнее дело обстояло с настоящей ворожбой. Тут оборотневой помощнице приходилось попыхтеть. Обычно получалось не с первого раза, но девушка настойчиво продолжала заниматься, пока не доводила заклинание до ума. Иногда на ошибки ей указывала Яга, но Гуше было интереснее самой догадаться, что она сделала не так.

Сейчас, заканчивая свой обед, девушка размышляла, почему ее подвел волшебный клубочек. Скорее всего, решила она, проблема тут та же, что и с обычной пряжей. Рукоделию ее Яга тоже обучала, и Гуша помнила, как вначале ее не слушалось веретено и как нить получалась неровная, комковатая — то тонюсенькая, того и гляди, перервется, а то чуть ли не в палец толщиной. Сейчас девушка пряла уже хорошо, ровно, однако для волшебного клубка важна была не только толщина нити.

Гуша достала из кармана изрядно уменьшившийся клубок и внимательно всмотрелась в пряжу. Действительно, серебристое мерцание распределялось неравномерно, по принципу где густо, где пусто. Чем ближе к началу клубка, тем это было заметнее. Значит, решила девушка, эта проблема решается усердной практикой. Вернуться к Яге она сможет, хотя на обратную дорогу времени уйдет больше, чем рассчитывала. А сейчас можно заняться и тем, ради чего она сюда прибыла.

Гнилуша, несмотря на свое название, воду имела прозрачную и чистую. Течение, правда, было неспешным, однако заилиться и зарасти речушке не позволяли люди, которые ежегодно прочищали русло, и речные обитатели, которые следили за порядком все остальное время. Поскольку река была, с одной стороны, небольшой, а с другой — многолюдной, волшебных жителей тут было немного. В Гнилуше обитало трое русалок, древний сом, почти постоянно мирно дремавший на дне, и премудрый пескарь. Русалки присматривали, чтоб в реке никто ненароком не утонул, особенно из ребятни, отваживая особенно настойчивых леденящим душу хохотом. Сом присматривал за самими русалками, чтоб не сильно увлекались, а пескарь давал советы, которые никто не слушал. На реке было тихо и спокойно, Водяной сюда не заглядывал, опасаясь засветиться перед людьми, только Серый забегал время от времени, чтобы узнать, все ли живы-здоровы, нет ли каких непрошенных гостей и все ли спокойно на людском берегу. Именно это и предстояло теперь сделать Гуше. Девушка деловито отряхнула крошки с сарафана и направилась к берегу.


12.

- Ну и что это было? - строго вопросил царь.

Иван стоял перед отцом, кротко потупившись, но ни малейшего раскаяния в его облике не наблюдалось. Народ в толпе начинал перешептываться.

- Где нам теперь твою стрелу искать? - продолжал допытываться надежа. - Стрельнул в сторону реки, к рыбачьим домам... Хорошо, если в чью-нибудь корову не попал. А то ведь возмещать придется.

Или в человека, с содроганием подумал казначей, из суеверия не решаясь озвучить мысль вслух.

Иван продолжал молчать. Царь дураком не был, и план младшего сына прекрасно понял — попадет стрела в рыбачий двор, не заставит же отец его жениться на простолюдинке! А там, глядишь, и вовсе забудет об этой затее...

К сожалению, сдать назад царь не имел никакой возможности. Он сочувствовал Ванюшке, с детства мечтавшему о путешествиях и ничем ему не насолившему, но помочь ничем не мог. Отменится свадьба младшего — взбунтуются и остальные, причем включая воеводу. И это тогда, когда, казалось бы, все почти пришли к приемлемому компромиссу! Нет уж, рыбачка — так рыбачка. Честная рабочая профессия, между прочим. А еще лучше, если бы стрела улетела «в молоко». Тогда, возможно, при следующей попытке младший сын будет если не рассчетливее, то хотя бы осторожнее.

- Ну что? Отправляемся на поиски! - провозгласил царь. - Обычай есть обычай.


13.

Гуша осторожно спустилась к воде. Подумала, поплескала ладошкой. Ничего не произошло. Девушка заглянула в камыши, никого не увидела и задумалась. Теоретически, местные русалки давно должны были ее почувствовать, без их ведома к реке даже собака не могла подбежать. Тем более — оборотень! Однако из воды никто появляться не спешил. Девушка подобрала подол и храбро зашлепала ногами по дну. Если и сейчас никто не услышит — придется оборачиваться лягушкой и нырять, хотя это и нехорошо — все равно как незваным в чужую избу вломиться. С другой стороны, что делать, если вежливый, и даже не очень вежливый стук в дверь в той избе никто не слышит? Мало ли, может, с русалками что случилось, потому и не показываются?!

Когда Гуша была почти готова перевоплотиться, вода недалеко от берега пошла пузырями, забулькала, и из нее показалась чья-то длинноволосая голова.

- Чего надо? - неприветливо вопросила русалка.

Гуша местных обитателей не знала, однако других русалок видела и была неприятно удивлена. Русалки, как правило, были миловидными, хотя и несколько зеленоватыми девушками, охочими до шуток, игр и песен. Местная представляла из себя дебелую взлохмаченную бабу с недобрым взором и поджатыми губами. Такую набыченную особу Гуше встречать еще не приходилось.

Преодолев внезапно возникшую робость, девушка рассказала, что явилась по поручению бабушки Яги, разузнать, что в этих местах нового, не появлялось ли поблизости какой незваной нечисти и все ли в порядке у нечисти, обитающей в реке на законных основаниях. Русалка хмуро выслушала, на вопросы девушки коротко ответила, что новостей никаких нет, все как обычно, чужих тут не появлялось, а свои в порядке, и развернулась, чтоб уплыть.

- Подождите, тетенька! - торопливо позвала Гуша. Русалку при слове «тетенька» передернуло, но она обернулась. - Вы меня на ту сторону не перевезете?

- Еще чего тебе?! - возмущенно засопела речная баба. - На шею мне сядешь или как?

- Нет, что вы! Я сейчас...

Через секунду настырная посетительница исчезла, и русалка оторопело оглянулась.

- Я здесь! - проквакала оборотень из травы.

- Ах ты, черт речной! - подскочила русалка. - Так ты лягушкой оборачиваешься?

Гуша уже привыкла, что ее звериная трансформация вызывает удивление, но, как оказалось, сердитая бабища имела в виду другое:

- Чего ж ты сама не переплывешь?

Переплыть девушка конечно могла. Загвоздка была в том, что на том берегу она оказалась бы в насквозь промокшем сарафане. День был солнечным и теплым — для обычного весеннего дня, и при этом очень холодным — для прогулок в мокрой одежде. Кроме того, если ее в таком виде случайно заметит кто-то из людей, могут и за утопленницу принять. Или за сумасшедшую — неизвестно, что хуже. Хотя, может, действительно переправиться самой, а там остаться в лягушачьем облике? Уговаривать неприветливую русалку совсем не хотелось.

Прежде, чем Гуша приняла какое-нибудь решение, бабища передумала и подхватила лягушку на руки.

- Перевезу уж тебя, так и быть. А тебе на ту сторону зачем?

Откровенничать о своем любопытстве со злобной теткой у Гуши настроения не было, и она отделалась общими фразами, что мол, для порядка надо и там проверить, что и как. Поняв, что в скором времени несносная девчонка вернется и потребует ее отвезти обратно, русалка насупилась еще больше, и остаток пути они проделали в напряженном молчании.

Неискренне поблагодарив свою спутницу, Гуша вспрыгнула на берег, подождала, пока та удалится, и только потом, осмотревшись, приняла человеческий облик. Первым делом она высмотрела взъерошенного стрижа, подманила его на руку, раскрошила ему кусок пирожка и со всей учтивостью попросила оказать ей любезность, известить птичьей почтой Ягу о том, что посланница благополучно добралась до места назначения. Со стрижами девушка разговаривала редко, однако смышленая птица вроде бы ее поняла и прощебетала, что все сделает. Воодушевившись, Гуша попросила сказать еще бабушке, что обратный путь ей придется почти полностью проделать пешком по причине технических неполадок, так что вернется она не раньше, чем через три дня. Стриж озадаченно помотал головой, видимо, не понял про технические неполадки, но потом согласно чирикнул, ухватил с руки особо крупную крошку, вспорхнул с руки и направился в сторону леса.

Убедившись, что посланник Яге отправлен, девушка одернула сарафан, поправила волосы и опасливо выглянула из-за камышей. Людей поблизости не наблюдалось, и Гуша осторожно направилась в сторону изб. Однако уже на третьем шаге под ногой у нее что-то громко хрупнуло, и удивленная девушка извлекла из-под лапотка обломки стрелы.


14.

- Безнадежная затея, - пропыхтел казначей. - Видать, в реку упала.

Обычай велел искать итоги выражения божественной воли до победного, однако двухчасовые поиски никаких результатов не принесли. Проживающие вдоль реки от чести породниться с царской семьей суетливо открещивались и наличие стрелы отрицали. Визуальный осмотр подворий тоже ничего путного не показал. Стрела как в воду канула, и небольшой поисковый отряд с каждой минутой все более склонен был рассматривать это выражение в качестве единственной возможной версии. Приближалось время обеда, а никто из них в сегодняшней суматохе даже позавтракать не успел.

- Последний двор остался, - устало произнес воевода.

Иван помалкивал. Своими способностями лучника он был поражен больше всех, однако до конца рыбацкой улицы стрела все-таки долететь уж никак не могла, и потому он втайне надеялся, что ее так и не найдут. А уж там он постарается убедить батюшку, что вот она, воля судьбы — оставаться ему неженатому-неприкаянному, мотаться по царству Тридесятому, в пути-дороженьке ноги сбивать, у чужих людей столоваться-ночевать...

Сладкие мечты были прерваны возгласом казначея, который взволнованно на что-то указывал пальцем. Царевич посмотрел в заданном направлении и увидел худую девчонку в простеньком сарафане, держащую в руках то, что осталось от его стрелы.

Второй раз за последние сутки Иван убедился, что судьба все-таки существует, и что она очень зловредное и коварное создание.


15.

Сообщение от Гуши Яге доставил воробей. Стриж поостерегся улетать далеко от родной и знакомой реки и углубляться в зловещую чащу, поэтому информацию передал своему лесному товарищу, вознаградив его за труды той самой крошкой. Серый проныра, в отличие от стрижа, лес знал отлично и где только не бывал. Расположение избушки Яги воробью тоже было знакомо — именно здесь зимой всех желающих подкармливали пшеном.

Узнав, что девчонка собирается задержаться на несколько дней, Яга только головой покачала. Удержавшись от того, чтобы немедленно и лично отправиться за ослушницей, бабка протопала в избу, извлекла волшебное блюдо, прихватила хлебную корку для воробья, вернулась и устроилась на крыльце. Побормотав под нос, Яга запустила по блюду наливное яблочко и внимательно всмотрелась в открывшуюся ей картину.

Блюдо замерцало, потом поверхность стала похожа на воду, а чуть позже на воде появилось изображение знакомого лица. Выражение этого лица было восторженно-заинтересованным, из чего бабка сделала закономерный вывод, что никакая опасность Гушке не угрожает. Впрочем, на этом выводы и закончились, потому что изображение покрылось рябью, мигнуло пару раз, а потом и вовсе пропало.

Встревоженная Яга потрясла блюдо, протерла его рукавом, а потом, озаренная догадкой, внимательно осмотрела яблочко. На румяном боку виднелось пять аккуратных дырочек от когтей. Баюн хоть и был котом мудрым и уникальным, но против охотничьего инстинкта не попрешь. Бабка потрясенно перевела взгляд на росшую рядом с избой яблоньку. Дерево, сияющее белоснежной весенней красотой, издевательски уронило на землю несколько лепестков. Отремонтировать яблочный гаджет в ближайшее время не представлялось возможным.

Воробей, внимательно наблюдавший за бабкой, подлетел поближе и что-то успокоительно прочирикал. Яга выслушала его, согласно покивала головой и вслух сказала:

- Ну, раз так, то только это и остается... Ты уж присмотри там за моей непутевой внучкой, пернатый!

Воробей вспорхнул, заложил круг над избой и устремился к реке. Как раз вовремя — через секунду на поляну перед избой выкатился ощетинившийся в охотничьем раже Баюн.

(Продолжение следует...)

© Анчутка — — — Дневники.Онлайн

Показать полностью
-3
Показалось
15 Комментариев  
Показалось
155
Бабушкины сказки.
13 Комментариев в Истории из жизни  

Это было одним жарким при жарким летом..)

С самого утра в этот день палило солнце.

Заканчивался мой ежедневный обход большого зоопарка - всех проверила, кому надо раздала лекарства.

В такую жару ноги кажутся ватными и никак не желают быстро ходить, хочется посидеть где-то в тенёчке.. А вот и скамейка под сенью раскидистой, старой берёзы. Я, довольно вздыхая, удобно устраиваюсь на ней. Рядом - большой вольер с павлинами и там, не обращая внимания на пекло, гарцует перед самочкой павлин, распустив свой шикарный хвост и потрясая перьями.

Ко мне присоединяются бабушка с внучкой, лет шести. Девочка капризничает, вот вот польются слёзки. Бабуля достаёт из сумки воду в бутылочке и моет девчушке ручки.


Потом появляются румяные пирожки, но девочка отворачивается.


- Машенька - говорит бабушка - ты кушай, а я тебе пока расскажу сказку - мудрая женщина оглядывается - вот про этих павлина и павлинку - немного помолчав, добавляет она.


В некотором волшебном царстве-государстве жили король с королевой - начинает выдумщица - у короля было много друзей, но, вместе с тем, были и враги-завистники. И вот однажды пригласили царствующих особ на бал-маскарад.

Сначала павлинка стала наряжать своего мужа. Она надела на него красивую, переливающуюся синюю манишку, шикарный фрак с длинными полами и корону.

Пока павлинка наряжала павлина, время почти что всё вышло, а за ними приехала тройка коней с разряженным кучером. Только и успела красавица в спешке натянуть на себя красивый воротничок с короной.


Но это оказался ненастоящий маскарад, как только государи переступили порог бального зала, они превратились в красивых ярких птиц.


Так и остались птицами навсегда: Он - с длинным шикарным хвостом, ярким синим горлышком и короной, а она серенькая, только с цветной зелёной шейкой и небольшой коронкой.


Машенька с интересом рассматривала птиц.


- Вы сами сочинили? - спросила я у бабушки под впечатлением сказки.


- Да - кивнула сказочница - уж больно павлин красивый!


И бабуля со своей улыбающейся внучкой отправились дальше рассматривать разных интересных животных, а я продолжила свой путь на ветеринарную часть.


( Фотографии из инета)

Бабушкины сказки. Истории из зоопарка, авторское, ветеринар, павлин, бабушка, внуки, сказка, длиннопост
Бабушкины сказки. Истории из зоопарка, авторское, ветеринар, павлин, бабушка, внуки, сказка, длиннопост

Комментарии для минусов внутри! ))

Показать полностью 2
-4
Путник и смерть
7 Комментариев  
Путник и смерть стихи, сказка, Поэзия, фентези, длиннопост

Уставший путник, у дороги
Нашел себе приют на ночь.
Стоптал он в кровь босые ноги,
Рассудок же покинул его прочь.

Примял траву своим он телом,
И в небеса бросая взгляд,
Он утолял свой голод хлебом,
И своей жизни был он рад.

Развел костер, дрова трещали.
И в жарком пламени огня
Три демона под треск скакали,
Не замечая старика.

А путник весь дрожал от страха,
Он в жизни много повидал.
Был позади бал нимф и с орком драка,
Но демонов он не встречал.

Они скакали и резвились,
Безумный танец дьяволят.
И путник понял, то детишки,
Лишь поиграться норовят.

Подкинул дров, и пламя взвилось,
Огромным огненным столпом.
Такого чуда и не снилось.
Сказал чуть слышно себе он.

Уселся рядом на земеле
Достал из сумки дудку он.
И тотчас разом зазвенели,
С полсотни звуков в унисон.

Чертят в раз переглянулись,
Услышав звуки дудки той.
И в миг один, вдруг обернулись,
В девицу красную с косой.

Как рада я сему свиданью.
Вдруг голос нежный прозвучал.
Смотрю ты скованный печалью,
Что ж путник ты в пути искал?

Старик застыл, отбросил дудку.
Язык иссох и пот на лбу.
Перепугался не на шутку,
И был как будто бы в бреду.

Ну что молчишь, устал наверно?
Я за тобою долго шла.
Ты думал жизнь твоя нетленна?
Но я тебя все ж догнала.

Старик вскочил, понесся прочь.
И боль в ногах превозмогая.
Темнее становилась ночь,
Но смерть все шла не отступая.

Старик кричал. Уйди прошу!
Я начал свою жизнь ведь только.
Я не хочу пропасть в лесу,
И пиром добрым стать для волка.

А смерть все шла за ним с косой.
И ни на шаг не отставала.
Остановись, не спорь с судьбой.
Ему она в след прокричала.

Мужик бежал, бросал угрозы,
А по щекам ручьи из слез.
Остановился у березы
И понял! Все ведь не в серьез.

Он спит наверно! Точно! Снится!
Он дома щас лежит с женой.
Но стоило остановится,
Как тут-же девушка с косой.

Короткий взмах, и путник помер.
Упал на землю как мешок.
Ах ничего ты так не понял,
Ну что же спи теперь дружок.

И смерть ушла, скрывая тайну,
Что надоело ей судьба.
У всех я жизнь лишь забираю,
А я дарить ведь...........рождена.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь