С тегами:

сериалы

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
27
Всегда выручает
5 Комментариев  
Всегда выручает парки и зоны отдыха, раскадровка, сериалы, алкоголь, длиннопост
Всегда выручает парки и зоны отдыха, раскадровка, сериалы, алкоголь, длиннопост
Показать полностью 4
2267
Голливудская улыбка
98 Комментариев  

Удивительно, но в фильмах даже у бомжей идеальные зубы. Ровненькие, беленькие.. Магия какая-то. А в сериале "Кости" у 90-летних скелетов все зубы на месте и так же в идеальном состоянии.. Везет же...

2941
Сообщество
81 Комментарий  

- Джефф, я думаю ты должен сыграть моего отца

- Я не хочу быть твоим отцом

- Отлично, ты уже знаешь текст

Сообщество сообщество, отрывок, юмор, съемки, Фильмы, сериалы
36
И да правят они долго
11 Комментариев в Лига Престолов  
И да правят они долго
5459
Не менее 97%
187 Комментариев  
Не менее 97%
45
За неделю до... #9
28 Комментариев в Авторские истории  

она же последняя

.

«Я не могу без тебя жить. Может быть гора таблеток спасет меня» - написал он и отправил.

Олег только отложил телефон, который тут же зазвонил.


Звонила Наташа.


Наташа!?


Он не верил глазам.


Отчего-то ему стало страшно поднимать трубку. Страшно было слышать ее голос.


- Ало, - сказал он в трубку дрожащим голосом.


- Прости меня, - рыдая ответила Наташа.


- Я прощаю. Приезжай.


- Прости меня. Я думала, что поступаю правильно. Прости меня, прости…


- Приезжай скорее. Или скажи мне где ты.


- Ты меня заберешь? Заберешь? – не слыша Олега спросила Наташа.


- Заберу. Только скажи где-ты. – Олег вскочил на ноги и начал ходить по комнате, пытаясь одновременно разговаривать и одеваться.


- Я в клубе. В Oldhorse на Пролетарской. Приезжай…


- Жди. Я сейчас буду.


- Олег прости меня, - продолжала реветь Наташа.


- Выезжаю Жди.


- Жду. Жду.


Она повесила трубку.


Олег напялил куртку и хотел было уже выходить, но посмотрел на время. Метро закрыто. Придется на такси.


Диспетчер долго не брал трубку. Олег нервничал, бегая по кругу в комнате.


- Такси.


- Машину. Срочно. Денег накину.


Он продиктовал адрес, оделся и спустился к подъезду. Проклятое такси, ехало пятнадцать минут.


Олег прыгнул в машину.


- Клуб Oldhorse срочно.


- Будет сделано, - чувствуя неплохую выгоду сказал таксист и надавил на педаль.


Машина вздрогнула, и они быстро выехали из заснеженных дворов.


Оказывается, Наташа все это время была не так далеко, как ему казалось.


Первое время таксист был сосредоточен и лишь изредка бросал на Олега взгляд. Но спустя пять минут он начала рассказывать какую-то историю про иностранного пассажира из Лондона и о том, как они долго стояли в пробке. В итоге он довез иностранца вовремя, за что получил бутылку отличного виски. За этой история последовала следующая, но Олег не слушал.


Перед глазами мелькали рекламные щиты и фонари. Неоновые вывески украшали витрины.


Олег представлял Наташу. И виделась она ему в дурном свете. Ему было жалко ее. Такую крошечную, хрупкую девушку. Нежность, застрявшую в грубости ночного города.


Олег вспомнил их веселую прогулку и игру в снежки. Он задумался и в это время машина резко вошла в поворот. Их занесло, но водитель выровнял автомобиль, после чего подмигнул Олегу, мол видел, как профессионально сделал. Хотя по лицу его было видно, что он испугался не меньше Олега.


Через десять минут они остановились.


- За тем углом будет клуб, - указал водитель на темное здание.


Олег достал деньги.


- Ждите здесь. Отвезете обратно.


Таксист улыбнулся и козырнул.


Олег перемахнул здоровую кучу снега и пошел за угол. В следующем здании, над огромной деревянной дверью, точно, как в деревенском сарае, горела тусклая лампа и большая вывеска пестрила яркими буквами Oldhorse.


Олег открыл дверь и спустился по лестнице в подвал.


Когда лестница закончилась он уткнулся в окно гардероба. Слева была еще одна дверь, которую охраняли здоровые лбы в черных пиджаках. Оттуда доносилась энергичная музыка и яркие блики светомузыки.


Олег остановился перед дверью, набрал Наташу и сказал, чтобы она выходила. Но вряд ли она услышала из-за музыки.


Он начал писать смс, когда увидел ее.


Маленькая, хрупкая она выходила из темноты к нему на свет. Ее опухшие глаза были красными от слез. Она обхватила себя за плечи и дрожала. Это было видно даже на расстоянии.


- Прости меня, прости…


- Ты замерзла? Давай я дам тебе куртку. Может быть чая? Или кофе?


- Поехали домой, - прошептала она.


Они вышли на улицу и сели в такси. В машине Олег почувствовал легкий запах алкоголя.


- Едем обратно. – сказал он водителю. – можно не спешить.


Всю дорогу ехали молча. Даже говорливый таксист не проронил ни слова.


Без пробок они быстро домчались до дома.


- Там беспорядок, - говорил Олег слегка улыбаясь.


- Ничего страшного.


Олег открыл дверь.


Наташа нисколько не удивилась бардаку. Молча, она скинула куртку и начала убирать.


- Не надо. Не трогай. Я сам все сделаю. Иди ложись.


- Я хочу помочь, - тихо сказала она.


- Не стоит. Лучше иди отдохни. Хочешь чего-нибудь?


- Только спать.


- Сходи в душ, а я тут сам…


Олег выпроводил Наташу в ванную, а сам начал быстро собирать разбросанные вещи. Он поднял тумбочку и не разбирая вещей, затолкал все обратно. Стул починить вряд ли уже получится, поэтому он положил сломанные детали рядом с мусорным ведром.


Когда Наташа вышла из ванной в комнате было убрано.


- Ложись, - сказал Олег и отогнул угол одеяла.


Наташа послушно легла.


- Ты не злишься на меня?


- Нисколько любимая.


Он принял душ и вернулся в комнату.


Долго лежали молча, боясь произнести первое слово.


- Ты бы сделал это? – спросила Наташа и Олег понял, о чем она.


- Да. Я уже был готов, но твой звонок спас меня.


- Я поступила неправильно, что ушла от тебя. Я думала так будет лучше, но… - Олег слышал, как голос ее дрожит. Слышал, как она сдерживает слезы. – Я думала тебе будет от этого лучше, но поняла, что не смогу расстаться с тобой в свои последние дни, даже зная, что скоро нам придётся расстаться навсегда. Прости меня…


- Давай не будем об этом. Давай лучше забудем это. Навсегда.


- И еще… я отдала твои деньги сестре.


- Я знаю. Я был у них. Завтра я привезу тебе твой дневник.


- Не надо. Пусть он останется у тебя. А мою записку выбрось. Мне стыдно за нее.


- Я вложу ее в дневник.


- Поступай как знаешь.


Олег почувствовал, как усталость вновь давит. Сегодняшний, бесконечный день не прошел незамеченным. В горле першило, и он смачно чихнул в подушку, стараясь сделать это как можно тише.


Он не услышал в ответ привычное «Будь здоров» и понял, что Наташа спит.


Он придвинулся ближе к ней, услышав ровное дыхание.


Ему стало невероятно тепло от одной только мысли, что они снова вместе. Вся боль, страх, нервы и злость, сменились бескрайним блаженством. Словно он бежал бесконечно долго и сейчас добрался до финиша.


Он перевернулся набок, чтобы было удобнее рассматривать аккуратный профиль лица.


Он не знал сколько пролежал в таком состоянии, но главное, что он почувствовал, так это то, что его мозг избавился от всех мыслей-шариков.


Крутилось лишь колесо. Пустое колесо…



Эпилог



Оставшиеся дни они провели вместе. Олег позвонил на работу и взял отпуск, обещая через неделю работать за троих. Он выключил телефон, чтобы ничто и никто не отвлекало его. Наташа последовала его примеру и выключила свой.


Они не вспоминали тяжелые дни разлуки. Все казалось дурным сном. Кошмарным сном, который выветрился из памяти.


Они навестили родителей. За ужином много говорили и смеялись. Еще, они пообещали чаще навещать родителей, при этом таинственно переглянулись и улыбнулись друг другу.


Странно было наблюдать, но Наташа, как будто нисколько не печалится. Она не боится говорить о будущем. О его будущем, так как себя уже там не видит.


Но иногда Олегу казалось, что она делает все через силу. Нарочно улыбается. Нарочно смеется. И веселится только потому, что Олегу от этого тепло на душе. Однажды он спросил ее. Так ли это?


- Нет, - ответила она, не раздумывая. – Вначале было тяжело. Я не могла и не хотела верить в это, но потом…после той ночи без тебя, все стало на свои места. Теперь я думаю по-другому. Замечаю то, на что раньше никогда бы не обратила внимания. Мне стало приятно жить. Если раньше я думала о проблемах, то теперь мой мозг чист. Даже смерть для меня перестала быть проблемой. Никто от нее не застрахован. Рано или поздно, все умрут. Вопрос лишь во времени. Так зачем, спрашивается, горевать об этом. – она отвернулась к окну. – Наверное для тебя это звучит странно, но это так. Я не знаю, как тебе доказать, что сейчас я счастлива. Теперь я просто не понимаю, как можно жить и не быть счастливым. Как можно не ценить жизнь. Наверное, это открывается только тогда, когда ты понимаешь истину. А вообще, давай не будем об этом.


- Хорошо, - согласился Олег. – Хочешь чего-нибудь?


Последнее время он часто задавал ей этот вопрос. Ему казалось, что Наташа не до конца вбирает в себя все прелести жизни.


- Нет. Ты итак многое для меня сделал.


- Что будем делать сегодня?


- Приготовим ужин и посмотрим фильм. Мы ведь давно этим не занимались.


- Да уж… давненько.


Время смахнуло еще один день.


Настала пятница.


Олег проснулся в плохом настроении, так как это был последний день ее жизни. Он как мог скрывал свои чувства и старался выглядеть веселым, но получалось не всегда.


Погода в этот день выдалась замечательной. Они решили прогуляться по парку, а после прогулки пойти на балет.


- Я никогда не была на балете, - сказала Наташа. – Сходим?


- Конечно.


- Правда у меня есть странно предчувствие, что мне там не понравится, - улыбнулась она.


Прогуливаясь по заснеженным тропинкам, они повторили прошлый свой маршрут. Только в этот раз здесь не было детей, и они не кидались друг в друга снежками. Но двух снежных ангелочков они все же оставили.


После короткого перекуса, они вошли в холл большого театра. Заняли места недалеко от сцены и приготовились к выступлению.


После балета Наташа плакала.


- Что случилось? – встревоженно спросил Олег.


- Я не знаю, - сквозь слезы улыбалась она. – я и подумать не могла, что это так эмоционально. Теперь я понимаю, почему наш балет известен всему миру. Если бы не это… я бы ходила на каждое выступление. Это восхитительно… это… я даже слов подобрать не могу.


По дороге домой они только и говорили, что о балете.


- Что-нибудь еще? – спросил Олег, снимая куртку.


- Нет. – коротко ответила Наташа. – Если я правильно подсчитала, то это мой последний день. Точнее последний вечер. Поэтому хватит мне прислуживать. Я же вижу, как ты из кожи вон лезешь, лишь бы угодить мне…


- Мне не сложно.


- Счастье — это не только получать. Счастье — это еще отдавать все любимому человеку. А так как любимый человек у меня ты, то тебе и выбирать. Говори, как ты хочешь провести этот вечер, и я сделаю все, чтобы это исполнить.


Олег впал в некоторое замешательство. За эти дни он так привык выполнять просьбы, что не сразу сообразил, а что хочет он.


- Я бы сказал, что отдаю этот вечер в твое распоряжение, но ты ведь откажешься??


- Откажусь.


- Тогда… тогда – Олег тянул время, перебирая массу вариантов. – Тогда все просто. Мы вместе готовим ужин, вместе выбираем фильм, и проводим этот вечер только вместе. Согласна?


- Ты прочитал мои мысли, - сказала Наташа и поцеловала его в щечку.


Вместе, они сходили в магазин и купили продуктов.


Вместе они готовили.


Вместе они выбрали фильм «Форрест Гамп»


И вместе, не без слез Наташи, они досмотрели кино до конца.


Олег знал, что картина еще раз напомнила ей о жизни и смерти. О том, что не все в мире вечно. Но как же порой хочется, чтобы что-то длилось вечно. Чтобы такие вечера никогда не заканчивались. Чтобы время… хоть иногда останавливалось, делая исключение для влюбленных.


Олег хотел отвлечь Наташу от этих мыслей. Но он не знал, как.


Какую услугу можно предложить человеку, которого завтра не станет.


Как утешить?


Наверное, нет таких слов, чтобы заставить ее не думать об этом.


И, хотя Наташа делала вид, что все в порядке, Олег видел, что это не так.


- Что теперь? – тихо спросил Олег.


- Давай спать. Посуду я завтра помою, - сказала она и как-то тяжело улыбнулась.


Олег отнес тарелки и положил их в раковину.


- Надеюсь ты не мыл?


- Нет.


- Ложись рядом.


Олег выключил свет и лег рядом с девушкой, которую любит.


- Ты жалеешь о чем-то? – спросил он.


- Нет, - ответила Наташа после короткой паузы. – Жалеть глупое занятие. Все, что сделано уже сделано. Жалеешь ты об этом или нет. Кому какое дело. Лучше просто забыть и постараться жить настоящим.


Олег понял иронию и улыбнулся в ответ. Но в душе он плакал. Он не хотел и боялся думать о завтрашнем дне. Хотелось, как можно дольше продлить «сегодня». Хотелось растянуть этот вечер навечно. Чтобы луна всегда была на небе. Чтобы солнце никогда не взошло. Он был согласен на все, лишь бы не наступило завтра.


- Легко сказать, живи в настоящем, - сказал Олег.


- Это и сделать не так сложно.


- По крайней мере у тебя это получается.


- Ага. Особенно последние пару дней. Тебя не затрудни открыть шторы?


Олег раздвинул плотные шторы и лунный свет заполнил комнату.


- Иди сюда. Не мерзни.


Он прыгнул под одеяло. Они оба уставились в окно.


Странно, но о сексе они не думали. Хотя в каждом фильме, сексу отводится огромная роль. Стоит спросить прохожих, чем бы вы занялись, зная, что скоро вас не станет. И большинство ответов будут похожими. Навещу родных, накачаюсь наркотиками, устрою тусовку. Займусь сексом с двумя, тремя, пятью… десятью.


Но у них не промелькнуло даже крохотного желания.


Они просто лежали в кровати и молчали.


Наверное, Наташа тоже так думала, если пошла в клуб. И как хорошо, что она поняла это. Последние дни ничего для тебя не буду значить. А вот для любимого человека это будут лучшие воспоминания. Так пусть, хоть кому-то в этом мире будет хорошо.


Они долго разговаривали на эту тему. Замечали, как граница лунного света передвигается по комнате.


- Я хочу курить. – неожиданно сказала Наташа. – Там осталось еще?


- Как раз две штуки.


Олег принес кружку, которая и в прошлый раз выполняла роль пепельницы.


- Смотри какой густой, - говорила Наташа, указывая на клубы дыма.


- Пару колец для тебя любимой, - сказал Олег и выпустил несколько ровных колец.


- Ты мне не говорил, что умеешь пускать кольца.


- И про то, что я иногда курю, тоже не говорил.


- Я это знала.


- Смотри как сейчас будет красиво.


Олег встал и открыл окно.


Ворвавшийся ветерок разметал остатки колец и взбаламутил воздух в комнате.


- Смотри как танцует.


- Действительно красиво.


Когда Олег хотел закрыть окно, Наташа остановила его


- Не закрывай. Пусть будет прохладно.


Он вернулся под одеяло, чувствуя, как комната наполняется свежестью.


Время приближалось к трем ночи.


- Давай спать. – сказала Наташа и положила голову на грудь Олегу. – Давай хотя бы постараемся уснуть.


- Да. – только и ответил Олег.


Больше он не произнес ни слова.


Долго он не мог уснуть. Снова эти проклятые мысли уносили его далеко в будущее. Он любовался спящей Наташей и не мог поверить, что ей удалось заснуть. В такую-то ночь, она заснула. И сейчас спит как ребенок. Словно обычный день, в котором ничего не должно случиться.


А может так и надо?


Она смирилась со своей судьбой и приняла ее. Она провела последние дни именно так, как хотела.


Может ей открылась истина, которая навела порядок в ее душе, сделав ее счастливой и беззаботной.


Никогда еще Олег не испытывал таких сильных и противоречивых чувств. Скорая смерть Наташи вгоняла его в беспросветную тоску и грусть. Хотелось биться головой о стену. Хотелось кричать от бессилия. Хотелось крушить все что попадается на глаза.


Но эти мысли сменялись другими. Более обнадеживающими и приятными.


Грусть от скорой трагедии смешивалась с радость, от того что он сделал для Наташи все, о чем она его просила.


Последние дни стали самыми счастливыми днями в его жизни. Он раз за разом прокручивал их в голове и улыбался. Иногда он не мог сдержать легкий смешок, вспоминая отдельный момент прошлого. Удивительная волна счастья и умиротворения заполнила его сердце.


Ему было забавно наблюдать за своим состоянием.


Надо бы грустить, а он счастлив. Надо бы плакать, а он улыбается.


Олег так и уснул с улыбкой на лице, обнимая любимого человека.


Наташа сдержала обещание, помыв на следующий день посуду. А Олег, так и не узнал, что неделю назад слышал плач собственной смерти.


Утром, на умиротворенном лице Олега еще виднелась легкая улыбка счастья.


Егор Куликов

Показать полностью
33
За неделю до... #8
7 Комментариев в Авторские истории  

Начало тут


Найти Наташу!

Эту мысль удалось выхватить из горячего жерла безумных идей, которые вылетали, как искры из огня.


Она ушла, потому что не хочет видеть его страданий, а не, потому что не любит. Скорее наоборот. Она ушла из-за сильной любви к нему. Чтобы не причинять боль.


- Но я бы выдержал, - в довершении своих мыслей прокричал Олег. – Я бы выдержал!


Искать. Искать.


Он отдернул шторы. За окном кружился снег. Только что было солнце, а сейчас на улице метель. Сильная метель, которая давно не посещала Москву.


Олег по частям собрал телефон и на радость, тот оказался рабочим. Это придало некоторую уверенность в самом начале поисков. Схватив деньги и куртку, он запрыгнул в ботинки и вышел.


Улица встретила жутким морозом и сильными порывами ветра. Кутаясь и прижимая плечи к груди, он быстро шел к метро. Ему было плевать, что там много народа. Что он вновь может услышать плач. Плевать на все, кроме поисков. Ее надо найти.


Он спустился в метро и замер на перроне. Что делать и куда ехать?


В этот момент он осознал, насколько огромен город по сравнению с одним маленьким человеком. В городе есть тысячи гостиниц, отелей, хостелов, квартир, знакомых и прочего, прочего, прочего…


Он не решался сделать и шаг. В каком направлении двигаться.


Еще он понимал, что время идет. Несмотря на его сомнения, оно бежит своим обычным темпо, не обращая внимания на проблему человека и всего человечества в целом.


Работа. Первое что пришло на ум.


Он сорвался к поезду и едва успел втиснуться в закрывающиеся двери. В вагоне ему послышался плач. Олег схватился за поручень, чувствуя, как теряет зрение. Несколько минут он пустым взглядом осматривал вагон, слыша, как в голове рвет глотку младенец.


Видимо человек, которому принадлежал крик, вышел на станции, потому что крик быстро, почти моментально стих.


Олег выскочил из вагона и помчался по эскалатору, расталкивая людей.


Не было времени.


Надо торопиться.


Выбежав из метро, он вновь погрузился в бушующую метель. Бегом, против ветра, домчался до высокого здания, где работала Наташа.


Но остановившись, он вдруг осознал, что ни разу не заходил внутрь и даже не знает на каком этаже находится офис.


На проходной, возле крутящегося турникета сидел пожилой мужик с густой щеткой усов в черной форме ЧОП.


- Пропуск, - скучающе произнес охранник.


- Мне надо попасть внутрь. – Твердо заявил Олег.


- Все надо попасть.


- Мне в колцентр.


- Куда именно? У нас этих центров пять этажей. – Голос охранника стал грубым.


- Моя девушка здесь работает. Мне надо подняться.


- Вас должны вызвать! – стоял на своем мужик.


- Как мне вам объяснить…


- Не надо ничего объяснять. Просто покажите мне пропуск. Вот и все.


В это время мимо турникета прошли две девушки, одна из которых, показалась Олегу знакомой.


- Ты Света!? – резко спросил Олег.


- Нет. Я Настя. – Ответила девушка, слегка испугавшись шумного парня.


- Ты Наташу Караулову знаешь?


Девушка, кинула взгляд на подругу и только потом ответила:


- Знаю. Работаем вместе.


- Мне надо с тобой поговорить. – Сказал Олег и, ухватив Настю за руку, отвел в сторону.


- Молодой человек! – попыталась сопротивляться Настя, но не смогла устоять и плелась за Олегом.


- Извини. Наташе угрожает опасность. Сильная... серьезная опасность.


- Ее здесь нет! – сказал Настя, и вырвала руку.


- Где она? Ты знаешь, где она?


Настя закатила глаза, продолжая потирать предплечье:


- Понятия не имею где она.


- А кто может знать?


- А что случилось?


- У меня мало времени. Кто может знать, где она?


- Ну-у… - протянула Настя. – Со Светкой они общаются. Может она знает.


- Она на работе?


- Кто, Света?


- Да! Света!


Олег злился от медлительности Насти.


- Приведи мне ее! – потребовал он.


- Кого?


- Свету. Приведи мне Свету.


- Не кричите на меня.


- Извини! – так же громко сказал он. - Просто мне очень надо поговорить со Светой. Прошу тебя, приведи мне Свету. Прошу…


- Ладно, - после некоторого молчания ответила Настя.


Олег остался в холле, не сводя глаз со стрелки огромных часов.


Спустя десять минут… целых десять минут! На проходной показалась Настя и Света.


- Вы кто? – спросила Света.


- Я парень Наташи. Ты не знаешь где она?


Света подозрительно долго смотрела на Олега и молчала. Олег же понял, что она не совсем расположена разговаривать. Он наклонился ближе и прошептал:


- Света… мне сейчас очень нужна твоя помощь. Пожалуйста, скажи мне. Ты знаешь, где Наташа?


- Вы что порвали?


- Нет.


- Я понятия не имею где она. Она была вчера на работе, а сегодня не вышла.


- Позвони ей. Попробуй ей набрать.


Света позвонила Наташе, и они вместе прослушали длинные гудки.


- Спасибо, - сказал Олег и выбежал на улицу, но тут же вернулся. – Если она объявится. Если отпишется, перезвонит или еще что-то, прошу тебя. Сообщи мне.


Он выхватил у Светы телефон, набрал свой номер и сделал дозвон.


- Спасибо. И запиши мой номер. – Сказал он, удаляясь из здания.


Олег уже определился со следующей целью. Он решил поехать на родную квартиру Наташи. Быть может она решила повидаться с сестрой. Но он не помнил адреса. Помнил лишь, что читал его в дневник. А дневник у родителей.


Проклятье.


Еще и билета на метро нет. А тут очередь.


Олег перемахнул турникет и ринулся в гущу толпы. Сзади послышался свисток контроллера, но Олег уже семенил по ступенькам.


Через полчаса он бегом поднимался по эскалатору. Расстояние от метро до квартиры, тоже преодолел бегом. Автобус ждать слишком долго.


Дома никого не было. Олег достал со дна шкафа, заваленный под старыми книгами дневник и начал судорожно листать. Глаза цеплялись за каждую цифру, но адреса нигде не было. В памяти четко рисовалась картинка, где на желтоватой бумаге, детским почерком бал написан адрес…


- Дурак. – выругался он и открыл первую страницу, где собрана информация о владельце дневника.


Москва. Улица Выборгская. Дом 6 квартира 17.


Он запомнил, но все-таки переписал адрес и сломя голову побежал к метро.


Ехать пришлось далеко. Даже слишком далеко. Только на метро больше часа. Это самый край Москвы.


Когда он доехал и вышел на улицу, погода немного успокоилась. Ветер исчез, но снег продолжал валить стеной. Олег бежал… часто дыша и пытаясь удержать равновесие на скользких участках он размахивал руками, но не сбавлял скорость.


Тяжело дыша, он нашел дом. Позвонив в домофон, ему не открыли. В другой квартире его нагло отшили, отказавшись впускать незнакомцев. Олег набрал следующую.


- Да? – ответила женщина.


- Интеренет провайдер АйпиКоммуникации, - придумал он на ходу. – замена интернет оборудования и настройка айпиадреса.


- Я никого не вызывала, - ответила растерявшаяся женщина.


- Это замена оборудования во всем подъезде. Откройте, пожалуйста.


Несколько секунд женщина соображала, что происходит, затем дверь открылась.


- Спасибо, - крикнул Олег и вошел в подъезд.


Подъезд выглядел чистым и опрятным. По крайней мере, намного лучше, чем тот, где живет он. Или тот, где жила Наташа.


Он поднялся на третий этаж и нашел квартиру.


Дерматиновая дверь была чем-то изрезана, отчего ватная обивка вылезла, болтаясь как комки шерсти на бродячей собаке. Сломанный звонок болтался на оголенном проводе. Олег все-таки нажала на кнопку, но только палец испачкал гарью.


Он постучал в дверь.


Вначале слегка, а через пять минут он уже колотил в дверь руками и ногами.


Замок щелкнул, и перед ним оказалась копия Наташи. Те же глаза, тот же овал лица. Даже мимика похожа. Волосы девушки, сухой соломой падали на плечи. Единственное что отличало сестру, так это то, что Вика выглядела как сорокалетняя.


Тяжелые мешки под глазами. Лицо опухшее. И тусклые, как у Наташи глаза.


- Ты сестра Наташи?


- А? – хрипло спросила Вика.


- Ты сестра Наташи?


- Да. Тебе чего надо?


- Вика? – уточнил Олег, пропуская ее вопрос мимо.


Девушка несколько раз кашлянула, прочищая горло.


- Вика.


- Мне надо поговорить.


- Ты кто такой?


- Я парень Наташи.


- Ну, и иди к ней. - Сказала Вика и попыталась закрыть дверь.


Олег вовремя подставил ногу.


- Пусти… - тужилась она, вцепившись двумя руками.


- Где Наташа?


Олег дернул дверь и вошел в квартиру.


За время работы он побывал в разных квартирах. Иногда приходилось посещать такие места, что дух захватывал о том, что там кто-то может жить. Но вид этой квартиры поразил его.


Обои содраны. Стены покрыты слоем грязи. Вместо вешалки, слева, было что-то вроде комода, доверху заваленного тряпьем. Ботинки, тапочки, стоптанные кроссовки валялись по всему коридору. На линолеуме видны дорожки, точно, как в лесу. Чистые дорожки среди налета грязи. Запах стоял невыносимый. Протухшие продукты, табак, спирт и все это сдобрено запахом человеческих тел.


Вика захлопнула дверь и стала слева от Олега, у входа в ванную.


- Пошел вон! – надрывая горло, прокричала она и указала на дверь.


- Где Наташа?


- Эй… - донесся мужской голос и комнаты. – Вика, кто там? Серега?


- Выгляни и посмотри! – испуганно сказала Вика.


Дверь со скрипом отворилась, и на пороге показался мужик в одних трусах. Такой же опухший и весь, с ног до головы в наколках.


В проеме открытой двери, Олегу видел рваные матрасы с грудой одеял на полу.


Без единого слова, мужик занес руку для удара, но Олег опередил его. Он успел выкинуть вперед ногу, и мужик с криком и бранью исчез обратно в комнате.


Вика начал истошно вопить.


- Я сейчас полицию вызову.


- Вызывай! – проорал Олег.


Адреналин бурлил в крови. Руки тряслись, но мозг соображал стремительно. Олег не боялся, что будет дальше. Он был преисполнен силой и смелостью. Наверное, впервые в жизни он проявил физическое насилие, и это было совсем не так, как он себе представлял. Он думал, что спасует и не сможет ударить. Думал, что потом его будет мучить совесть. Но вышло все наоборот.


Он был готов и хотел выплеснуть эту скопившуюся за столько лет силу.


- Что ты хочешь? – прокричала Вика.


Ее охрипший голос разлетелся по квартире. Сразу после вопроса, она скрылась за углом и вышла уже с длинным кухонным ножом. Олег сделал шаг назад. Они смотрели друг на друга, при этом боясь смотреть в глаза.


Олег видел, как ее руки дрожат. Ноздри раздуваются, а глаза наполняются яростью и одновременно страхом. В это время, в комнате послышалась возня. Мужик встал на четвереньки.


- Я тебе ща… - приговаривал он, поднимаясь на ноги.


- У меня нож! – прокричала Вика и крепче сжала рукоять.


Олег не знал, что толкнуло его к этому. Он сделал несколько быстрых шагов к Вике и та, бросив нож, побежала на кухню и закрыла фанерную дверь. Олег вернулся в коридор и закрыл дверь в комнату, где мужик приходил в себя.


Он занял боевую стойку, отведя правую ногу слегка назад. Как только шаги оказались близко к двери и сама дверь вздрогнула, Олег со всей силы ударил ногой. Дверь распахнулась и опрокинула мужика на пол. Мужик повалился без движения.


- Что тебе надо? – крикнула Вика через дыру в двери.


- Где Наташа?


- Я не знаю где твоя Наташа. Она… она… - Вика начала плакать, проглатывая большинство слов. – Она приходила сегодня и дала мне деньги. А потом ушла. Ушла! У меня нет этих денег. Слышишь, нету!


Вика повалилась на грязный пол.


Олег открыл дверь.


- Что она еще сказала?


- Ничего.


- Номер телефона она оставила? Она сказала куда собирается?


- Нет!


Вика смотрела на Олега снизу-вверх, сидя на полу.


- Сколько она оставила денег?


- Пять тысяч. Но у меня их уже нет. Забирай что хочешь, но только не бей. Прошу не трогай меня.


- Не трону. Телефон у тебя есть?


Вика кивнула.


- Диктуй!


Захлебываясь, она начал диктовать номер. Олег набрал цифры на мобильнике и сделал дозвон.


- Запиши мой номер. Если она объявится, сразу позвони мне. Ты поняла?


Вика кивнула.


- Если я узнаю, что она была здесь. Или что ты знаешь, где она и не хочешь мне говорить, я приду снова. Поняла?


- Да… поняла.


Перед выходом Олег заглянул в комнату. Мужик валялся на полу и едва ворочался.


- Жив?


Мужик посмотрел на него пустым дурманящим взглядом.


- Бывай, - сказал Олег и с удовольствием покинул эту квартиру.


Из-за этой суматохи, не было времени подумать, что делать дальше. Поэтому Олег вышел на мороз, огляделся по сторонам и медленно побрел к метро.


Бежать не было смысла. Если до этого были какие-то цели, то сейчас пустота.


Олега охватила паника. Все варианты проработаны, а результатов нет. А день теме временем, угасал.


Фонари горели вдоль дороги, освещая стекающий по воздуху снег. Под ногами приятно хрустело. По пути попалось несколько прохожих, закутанных в шарфы и с надвинутыми на глаза шапками. Машины ползли как черепахи с включёнными дворниками. Снегоуборочная техника с желтыми огоньками на крышах, протащила мимо кучу снега по асфальту. Ноги проваливались в сугробы иногда, нащупывая под снегом воду. Ботинки вымокли.


Олег продрог и понял, что надо искать теплое место. Иначе не миновать простуды. Через десять минут он спускался по эскалатору. В правом ботинке неприятно хлюпала вода.


Он спустился на перрон и сел на лавку. Мимо проносились поезда. Двери открывались и закрывались. Пассажиры штурмовали вагоны, а Олег сидел. Он думал.


Как можно среди всех этих людей найти одного единственного. Ни связи. Ни намеков. Ничего.


Минут пятнадцать он пропускал поезда, после чего сел в один и помчался по темным тоннелям.


Кода он вышел и метро, зазвонил телефон.


Вадим.


- Привет. Извини, но у меня сегодня не получится. Дел навалилось… давай в другой раз.


- Все отменяется. – Коротко сказал Олег.


- Не надо?


- Нет.


- А что случилось?


- Ничего. Поговорим потом.


Олег отключил телефон, хотя слышал еще голос Вадима.


Проходя мимо магазина, он вспомнил, что за сегодня, кроме родительского бутерброда он ничего не ел.


Закупив продукты, он вернулся домой, переоделся в сухое и принялся готовить ужин.


В перерывах, он звонил Наташе. Ответа, как и предполагалось, не было. Он написал ей пару смс в надежде, что она вернется.


На телефон он не рассчитывал, но эти долгие и монотонные гудки единственное, что связывало его с Наташей. Он хотя бы знал, что она видит его звонок. Пусть она знает, что он не собирается сдаваться. Он будет ее искать, несмотря ни на что.


После ужина, Олег прильнул к телефону собираясь написать смс. Самое длинное и самое объемное смс в его жизни. Он собирался написать все, что не успел сказать.


Но после нескольких минут, старенькая Nokia объявила о том, что превышено максимальное число символом. Олег понял, что ему не выполнить задуманного. Телефон и смс никогда не передадут то, что творится в его душе.


Он злился на Наташу и в тоже время жалел ее. Ей выпало тяжелое бремя – знать точную дату своей смерти. Причем смерть не так уж и далека. Всего, в каких-то пяти днях.


Была бы его воля, он бы устроил ей самые лучшие и самые запоминающие дни в ее жизни. Он бы взял кредит. Он бы ограбил магазин. Он бы достал деньги, и они бы смогли отдыхать далеко отсюда. Где-нибудь на Гавайях или на Карибах. Или где там самые дорогие и лучшие пляжи.


Но ее рядом нет.


Она в этом огромном и гнусном городе.


Телефон начал вибрировать. Олег лениво посмотрел, увидев, что очередной клиент хочет консультации.


- Извините, я не в настроении. – Сказал он и нажал на красную кнопку.


Ему вновь хотелось запустить телефон в стену. Но вдруг… вдруг она решится ему позвонить.


Ему было плевать на работу и на всю свою жизнь в целом. Единственным желанием было увидеть Наташу. Увидеть ее, а потом прислуживать ей. Да-да… именно прислуживать. Ловить ее взгляд и делать все, что она пожелает. Сделать так, чтобы ей не приходилось даже слова произносить. Чтобы даже думать не успевала, а он уже выполнял ее просьбу.


И в нем бы не было ни капли стыда, что он прислуживает ей. Если любишь, то будешь прислуживать. И служить будешь всю жизнь…


Он все-таки дотянулся до телефона и отправил Наташе короткое смс:


«Вернись. Я не держу на тебя зла. Вернись…»


Хотел написать огромное письмо, но в итоге отправил короткий текст с самыми главными словами.


Олег выключил всю технику в квартире и погасил свет. Затем он достал сигареты, точнее достала их Наташа, а он взял со стола пачку и вытянул одну.


Используя чашку вместо пепельницы, он побрел в комнату, где завалился на кровать и закурил.


Комната начала наполнятся дымом. Дышать стало неприятно. Он открыл окно, и ворвавшийся морозный воздух раскачал медленные клубы дыма. А после и вовсе растворил их. Комната быстро наполнялась холодом. Олег думал закрыть окно, но в пачке было достаточно сигарет, а ночь слишком длинная. Он еще не раз успеет наполнить эту комнату дымом.


Тусклый свет луны стелился по полу, взбираясь на кровать. Олег выпустил струю плотного дыма, наблюдая, как она клубится и танцует, медленно исчезая и растворяясь.


Много мыслей посетило его в эту ночь. Разных мыслей. И, естественное, все они витали вокруг смерти. Неизбежной и скорой смерти.


Его больше не интересовало, почему так случилось. Почему именно он стал этим вестником. Почему Наташа решила поступить именно так. Он просто лежал на кровати, курил и пропускал через себя все эти мысли, не цепляясь ни за одну из них.


Но с каждой секундой мыслей становилось больше. Словно его мозг — это быстро вращающееся колесо в рулетке. И кто-то неведомый ежесекундно подкидывает шарики-мысли. Вначале одну… потом другую… третью, четвертую. И вот уже не видно колеса. Только шарики-мысли бегают с невиданной скоростью.


Голова пошла кругом, и перехватило дыхание. Он почувствовал, как сердце увеличивает темп.


Не в силах больше этого выносить, он вскочил с кровати и ударил ногой по единственному стулу, который сделав в воздухе кувырок, рассыпался от удара о стенку. Следующей жертвой стала тумбочка, заваленная набок. Ящики открылись, усыпав пол: косметикой, ручками, какими-то бумажками, квитанциями, таблетками с градусником. Но и на этом он не успокоился.


Закончив с тумбочкой, он одним движением смахнул все, что было на столе. Канцелярские принадлежности, книги, тетради, маленькое зеркальце. Колонки и ноутбук тоже оказались на полу. Этого ему показалось мало, и он запрыгнул на полуоткрытый ноутбук, стараясь втоптать его в ковер. Единственным что осталось на столе, была записка от Наташи.


Он и ее схватил, пытаясь разорвать. Но не смог…


Никогда он не давал выхода эмоциям. Но сегодня он показал свою сущность. И перевернутая вверх дном комната была тому подтверждением.


Он бы и дальше кружил и лома все, что попадается на глаза, но этот смятый клочок бумаги остановил его.


В очередной раз, наверное, в сотый, он перечитал последние слова Наташи.


Очередная сигарета тлела во рту. Он не курил ее. Она просто тлела, роняя пепел на простынь.


Олег лежал на спине, чувствуя, как горло начинает першить. Последствия сумасшедшего дня.


Несколько раз он засыпал, но просыпался, когда дым попадал в нос. Несколько раз он едва не обжигал губы, но вовремя гасил сигарету.


Неожиданная усталость повалилась на него. Как обухом прибило.


Он лег на место Наташи, уставившись на лежащую, на боку тумбочку с открытыми ящиками. Перед его глазами были бутылочки с лаками, подводка для глаз, тушь, несколько фотографий и бумаги, бумаги, бумаги. В коробке из-под обуви когда-то хранились лекарства. Но сейчас там было пусто. Все таблетки, бинты, мази и градусник усеяли ковер.


Олег задержал взгляд на коробке и в голове возникал сумасшедшая идея. Но только сумасшествие может помочь ему в этот час.


Оказывается, Наташу можно найти. Можно сыграть на ее чувствах. Но стоит ли прибегать к этому методу?


Полчаса она пустым взглядом пялился на лекарства. Затем он сгреб кучу таблеток и высыпал их на кровать. Взяв телефон, он написал смс, перечитал и стер. Несколько раз он порывался отправить сообщение, но каждый раз, палец словно сковывало, когда надо было нажать всего одну кнопку.


«Я не могу без тебя жить. Может быть, гора таблеток спасет меня» - написал он и отправил.



Егор Куликов

Показать полностью
32
Удаляйте историю браузера)
9 Комментариев  
Удаляйте историю браузера) убил, смс, сериалы, история браузера, длиннопост
Показать полностью 1
45
За неделю до...
6 Комментариев в Авторские истории  

Начало тут


- Она не знает, что? – раздался серьезный голос Наташи.

Олег испуганно обернулся. Наташа стояла в дверном проеме, уперев руки в бока, и с подозрение смотрела на Олега.


- Я… эм… хотел тебе просто сказать.


- Просто что? – голос ее был резким как хлыст.


- Это сложно объяснить.


- А ты постарайся.


- Наташа, - нерешительно начала Олег, понимая, что его приперли к стенке. – Я все хотел тебе рассказать завтра, но, по-моему, придется пересмотреть свои планы.


- Давай. Я подожду. – Наташа села в кресло.


- Пожалуй, начну с самого начала. Ты помнишь нашу первую встречу?


- Ну?


- Помнишь я тогда спросил тебя про ребенка, точнее про детский крик?


- Нет не помню, но это не суть. Продолжай…


- Как раз в этом и заключается суть. – вздрогнул Олег. – в тот момент, когда я был у тебя. Я услышал детский плач и спросил, есть ли поблизости дети. Ты ответила, что нету. А ровно через неделю умерла твоя подруга. Помнишь?


- Конечно помню. – Наташа начинала закипать. – К чему ты клонишь?


Олег хотел бы вывалить все сразу, но понимал, что без предыстории она не поверит. Возможно, она не поверит и с подробным рассказом, но шансов будет больше. Он пытался ухватить разбегающиеся мысли и сформулировать все максимально доступно.


- В общем говоря. Я слышу этот плач за семь дней до того, как кто-то умрет. – сказал Олег и сделал невинное выражение лица мол, принимай как хочешь.


- Чего? – только и с казала Наташа.


- Да, звучит странно и бредово, но это так. Я слышу плач ребенка и если я знаю от кого он исходит, то этот человек умрет через неделю.


- Бред какой-то…


Наташа ухмыльнулась, встала с кресла и пошла на кухню.


- Постой! - остановил ее Олег. – Я не вру. Мне незачем тебе врать. Я сам не верил, пока не убедился в этом. За неделю до смерти моей бабушки я снова слышал крик младенца. Я понимаю, что это звучит как какое-то помешательство. Но, пожалуйста, поверь мне.


- Зачем мне верить в это? – удивилась Наташа насильно пытаясь улыбнуться.


- Потому что позавчера я слышал твой плач. – сказал Олег на одном дыхании и замер.


Он не мог поверить, что решился на это. Так долго он проговаривал эти слова в своем сознании. Представлял Наташу. Представлял ее реакцию. Так долго он боялся этих слов. И вот они сказаны.


Наташа долго смотрела на Олега. Замет вернулась в кресло. Она молчала и думала. Олег видел, как хмурились ее брови, словно она считала в уме огромные цифры.


- Это какая-то шутка? – спросила она дрожащим голосом.


- Я бы очень хотел, чтобы это была шутка. Но это правда.


- Ты прикалываешься…


- Нет.


- Я тебе не верю.


- Наташа, - Олег взял ее за руку. – Я мечтаю, чтобы это оказалось шуткой или розыгрышем. Но это правда.


- Я тебе не верю. – отдернула она руку и отвернулась. Голос ее лопнул, как бьется стекло. Олег не видел ее лица, но он почувствовал, что слезы начали стекать по ее щекам.


- Я… я… я не знаю, что сказать. Кому ты сейчас звонил?


- Вадиму.


- То есть он все знает?


- Да.


- Я все равно тебе не верю.


- Зачем мне тебе врать?


- Откуда я знаю, - сказала Наташа и повернула заплаканное лицо. – Может ты хотел меня развести на что-то. На секс втроем…


- Что ты такое несешь? Я бы никогда не посмел. Как? Как ты вообще могла такое подумать?


- А что мне остается думать, когда мой парень, говорит мне что я умру через семь дней, потому что ему какой-то там крик мерещится. Несешь какую-то чушь про предсказания, а я, - она ткнула себя в грудь. – Я, твоя девушка, узнаю об этом последняя.


- Я не мог сказать раньше…


- Что ты говоришь! – взяла она себя в руки. – У тебя был рот заклеен. Или у тебя не было времени? По твоим словам, мне сколько там осталось. Семь, шесть? Сколько!?..


- Пять дней не считая этого. – тихо сказал Олег.


- И ты два дня молчал.


- Я пытался.


- Нет. Ты не пытался.


- Я искал выход.


- Выход! – Наташа вскочила с кресла и начала ходить по комнате. – Выход он искал! – ее звонкий голос резонировал в комнате. – И что, нашел ты выход?


- Нет. – тихо сказал Олег, опустив взгляд.


- И как же ты искал этот выход? С другом своим, с Вадимом пиво пил?


- Успокойся! – сказал Олег, чувствуя, что сам трясется.


- По твоим словам, мне жить осталось пять дней. А ты говоришь успокойся.


- Я найду выход.


- Как?


- Я не знаю. Я был у медиума, она сказала, что поможет мне.


Наташа сняла через голову фартук и здесь же бросила под ноги:


- Господи, да это бред какой-то. Вечер был таким хорошим, а сейчас… сейчас творится какая-то бредятина.


- Это правда. Пожалуйста, поверь мне.


Наташа уставилась на Олега.


Тишину прервал нарастающий свист чайника.


- Чайника закипел, - сказал Олег.


- Слышу.


Наташа пошла на кухню.


Олег провел ее жалостным взглядом и схватился за голову. Как? Как заставить ее поверить?


За что мне все это? – спрашивал он у вселенной.


Еще эта ведьма, со своим: «Научись этим управлять». Как научиться этим управлять? Да и зачем?


Опять в голове какая-то каша.


Надо подумать. Надо спасти Наташу. Надо…


- Чай или кофе? – послышалось из кухни.


- Чай. Давай чай.


Может она уже успокоилась? Может получится поговорить спокойно?


- Держи, - сказала Наташа, отдавая горячую чашку чая.


Олег взял чашку, и ложечка начал выдавать буйную дробь.


- Прекрати! – спокойно, но уверенно сказал она.


Он послушно вытащил ложку и наступила тишина.


- Что ж… - в никуда сказал Наташа, присаживаясь в кресло напротив Олега.


- Что?


- Ты хочешь мне что-то еще сказать?


- Я все сказал. Теперь дело за тобой. Хочешь верь, хочешь не верь, но я сказал правду. Тебе может еще Вадим подтвердить.


- А он как это сделает? – спросила Наташа. И голос ее был на удивление спокойный. Словно за время заварки чая она выспалась, привела себя в порядок и вышла свежая и доброжелательная.


- Я как-то делал эксперимент на одной девушке, и Вадим наблюдал за этим.


- А ты девушке той сказал… это. Ну?..


- Я тогда сам еще не верил.


- Хорошо хоть мне сказал.


- Наташа! – серьезно сказал Олег и отложил чай. – Я не знаю, как это действует. Как работает. Откуда у меня появилось это. Я ничего толком не знаю. Но знаю лишь одно. Я сказал тебе правду от первого до последнего слова.


Наташа серьезно выслушала и спросила:


- А как это будет? Ну, через неделю.


- Не знаю. Подруга твоя от сердечного приступа. Бабушка от старости. А с девушкой той, несчастный случай случился. Я не знаю.


- И часто ты слышишь?


- Да. – резко ответил Олег. – особенно в метро, когда много народа. Я и сегодня слышал, когда мы в кафе были. Я из-за этого и не хотел выходить в люди.


- Тяжело, наверное?


- Очень. Такое чувство, будто смерть летает рядом с тобой. И ты знаешь, что старушка пришла не за тобой, но от одного ее присутствия становится плохо. Еще и крик этот в голове. Первые разы я вообще вырубался и падал, как в обморок.


- А гадалка чего сказала?


- Честно? Ничего дельного.


- И что мы будем делать? – спросила Наташа.


Олегу очень хотелось ответить, что у него есть план и что они все сделают правильно. Но он вымолвил:


- Я не знаю. Не знаю


- Думаешь, что-то можно изменить? Или это как приговор.


- Этого я тоже не знаю, - соврал Олег и ухватился за голову. – Я не знаю… не знаю, как тебе помочь.


- Успокойся. Тихо, тихо…


- Я сейчас.


Олег встал и пошел в ванную.


Он закрылся на щеколду присел на край ванны и уронил голову.


Я трус. Трус. Посмотри на нее. Она успокаивает меня… успокаивает.


Господи, - подумал он. – Я никогда тебя ни о чем не просил. Я никогда не верил в твое существование, но, если ты меня слышишь. Спаси ее. Я тебя умоляю, спаси.


Олег стеснительно встал на колени, сложил руки замком и уперев подбородок, продолжал молиться.


Он смотрел в потолок, словно именно там находится господь. Словно там будет знак. Или ответ. Или еще что-то, что поможет спасти Наташу.


Но было тихо. Все оставалось на своих местах. Шампуни не начали летать по ванной. Небеса не разверзлись с оглушительным громом.


Несколько минут он стоял на коленях, продолжая всматриваться в белый потолок.


Встал, умылся холодной водой, вытер насухо лицо и вернулся в комнату.


- Ты спишь? – спросил он у темноты.


- Нет.


Олег разделся и прилег рядом. Ему хотелось обнять Наташу, но он не был уверен, хочется ли она этого.


- А что, если… - начала Наташа и тут же замолчала.


- Если что?


- Что если прервать эту цепь?


- В смысле прервать?


- Ты сказал, что слышишь крик за семь дней до смерти человека. Что если кто-то умрет раньше. Изменится что-то?


- Я тебя не совсем понимаю, - сказал Олег, хотя ясно понимал к чему она клонит.


- Я имею ввиду самоубийство.


- Не говори это…


- Чисто теоретически.


- Даже теоретически не надо об этом говорить. Потому что это не выход.


- Если я умру раньше, может быть ты перестанешь слышать крики.


- Может быть. Но не вздумай этого делать. Вдруг все обойдется.


- Ты ведь говорил, что это сто процентов.


- А вдруг я ошибся.


- То есть ты не уверен?


- Я хочу быть неуверенным.


Они лежали в темноте. Олег удивлялся спокойствию Наташи. Как она может так легко говорить о смерти. О своей смерти. Это ведь не шутка. Это полное исчезновение. Исчезновение тебя как физически, так и полное стирание тебя из памяти других людей.


Может она смирилась?


Нет.


Зная ее, невозможно представить, чтобы она смирилась.


- Не могу перестать думать, - нарушила тишину Наташ.


- И я. У меня голова уже третий день кипит.


- Хочешь расскажу что-то?


- Давай.


- Те деньги, который ты мне тогда оформлял, были нужны не мне. Они были нужны для оплаты обучения подруги. После ее смерти, я еще подумала, что мне придётся выплачивать за нее кредит. Я тогда разозлилась на себя из-за этих мыслей, но все равно несколько дней чувствовала себя какой-то предательницей.


- А ты помнишь тот день, когда я пришел за деньгами к тебе?


- Ага, - улыбнулась Наташа. – я тогда такая пьяная была. Мне так стыдно.


- Я тогда подобрал у тебя дневник и прочитал его. – Олег услышал, как Наташа повернулась к нему. – Я не знал, что это был дневник. Просто смотрел на книги и почему-то решил взять.


- Ты плохо поступил.


- Я знаю.


- Он здесь?


- Нет. Я оставил его у родителей, чтобы ты не нашла.


- Ты мне отдашь его?


- Завтра же съезжу и привезу. Тяжелая у тебя была жизнь.


- Я привыкла.


- С сестрой ты больше не общалась?


- Нет. Я даже не знаю жива ли она. Честно говоря, мне все равно. После всех ее выходок.


- Понимаю.


- Естественно понимаешь. Ты же все читал.


- Да. И не один раз. Интересно написано.


- Ну, конечно.


- Правда. Очень интересно. Что будем завтра делать? – сменил он тему.


- Давай не будем загадывать. А сейчас, просто постараемся уснуть.


Квартира погрузилась в тишину. Два человека лежали в кровати, тщетно пытаясь не думать о будущем. Каждый из них думал, что другой уже спит. Так продолжалось до глубокой ночи, пока Олег не услышал ровное дыхание Наташи. Это был верный признак того, что она уснула.


Около часа он ворочался и продолжал копаться в мыслях.


Он проснулся от яркого зимнего солнца. Тонкий лучик взбирался по кровати. Олег подставил руку, почувствовав нежное тепло. Он перевернулся, но рядом никого не было.


На работе, - промелькнула мысль. Но тут же в памяти всплыли события вчерашнего дня.


Нет. Не на работе, - заключил он.


Он встал, прошелся по квартире, но Наташи нигде не было. Он чувствовал, как волнение начинает нарастать в теле.


Осмотрев квартиру, он взял мобильник и позвонил Наташе.


Долго слушал монотонные гудки, прежде чем электронный голос девушки сказал, что абонент не отвечает. Он написал короткое смс.


Снова осмотрел квартиру, обратив внимание на вешалку.


Нет ее куртки… и шарфа… и сапог.


Олег быстро оделся, открыл ноутбук и заметил записку. Руки начали дрожать. Он не хотел читать, так как знал, что ничего хорошего там не написано. Но он все же взял листок:


«Любимый мой…


Я знаю, что сейчас ты нервничаешь и переживаешь. Поэтому сразу прошу тебя, не надо. Не трать нервы. Со мной все хорошо и, скорее всего я уже далеко.


Прошу не винить себя. Ты не причем. Ты сделал все что смог. Это мое и только мое.


Я долго думала над тем, что ты мне сказал и знаешь, что?


Я верю тебе.


Мне сложно в этом признаться, но что-то заставляет меня верить. Что-то внутри, шепчет мне, что ты сказал правду.


Решение оставить тебя не случайно.


Пожалуйста, не пытайся найти меня. У тебя все равно ничего не выйдет. Всю ночь я провела в раздумьях и, в какой-то момент поняла. Поняла, словно сам Бог взглянул на меня с высоты неба. Он смотрел мне в душу. Словно это он сказал мне как быть дальше. Это случилось мгновенно, сразу после того как ты ушел вчера в ванную.


Может быть, он же и заставил меня поверить твоим словам.


Не ищи причин моего ухода. Их нет.


Я решила оставить тебя, чтобы ты не мучился. Ты даже не представляешь, насколько сложно мне было уходить. Вот сейчас, сижу на кухню, курю твои сигареты (да, я знала о них) и слезы льются по щекам. Мне очень больно покидать тебя. Мне было безумно хорошо с тобой, но все когда-нибудь заканчивается.


Постарайся забыть меня и жить новой жизнью.


Скорее всего у тебя появилось много вопросов. Я постараюсь ответить на них.


Причины моего ухода очень смешанные.


Это говорит мой внутренний голос. Говорит Бог. Это говорит вселенная.


Мне очень жаль тебя. Я просто не представляю, как ты будешь считать дни, часы и секунды до моей… мне кажется, что от твоей боли, моя боль только усиливается.


Возможно мой поступок ты расценишь как трусость или сумасшествие. Но это не так. Это осознанное решение. Я считаю, так будет лучше для нас обоих.


Чем я буду заниматься оставшиеся дни?


Хороший вопрос, на который я не знаю ответа.


Можно было пойти и отвиснуть где-нибудь. Обдолбаться и уснуть (ты многого обо мне не знаешь, хотя и читал дневник). Можно провести эти дни праведно и чисто.


На счет дневника, пока не забыла.


Я и там лгала, хотя сама же и составила правила. Хочешь, оставь его себе на память. Но мой тебе совет. Избавься от него. Выброси, сожги, сделай что хочешь, но лучше избавься.


И, пожалуй, главный мой совет. Постарайся меня забыть!


Ухожу, не попрощавшись я не от лучшей жизни. Мне очень больно. Жутко больно и тяжело.


Я взяла из твоего кошелька деньги. Надеюсь ты не будешь слишком злиться :) я бы с удовольствием приготовила тебе твой любимый завтрак, но боюсь разбудить. А если ты проснешься, то я не смогу уйти. Честно говоря, я и сейчас боюсь, что ты проснешься, войдешь на кухню и увидишь меня. В накуренной кухне и со слезами на глазах.


Желаю тебе в будущем только хорошего.


Так много хочется тебе сказать, но я понимаю, что надо заканчивать. Я могла бы писать вечно. Постарайся примириться со своим даром.


Безумно тебя люблю.


Твоя Наташа».


Олег дочитал, скомкал и письмо и прижал его к лицу. Ему было больно читать каждое слово, каждую буквы, выведенную ее рукой, каких-то пару часов назад.


Руки его дрожали. Он никак не ожидал что это случится. Жутко болело где-то внутри. Душа выворачивалась наизнанку, но слезы не шли. Глаза оставались сухими, вот только взгляд стал пустым. Точно душу вынули.


Он хотел разорвать письмо и даже надорвал край, но уцепился взглядом за одно слово… затем за другое. И вновь перечитал от начала до конца.


В глазах неожиданно потемнело, словно он снова услышал крики младенца. Но нет… потемнело от избытка чувств. Лучше слышать плач тысячи младенцев, чем раз за разом перечитывать это письмо.


Он никак не мог поверить, что это случилось.


Наташа ушла и больше не вернется.


Она ушла… ушла, ушла, ушла… как блики молний сверкали у него в голове слова.


Почему она ушла?


Ему казалось он не нашел ответа в письме.


Он по-прежнему держал комканный лист у лица, ухватившись второй рукой за стол.


Зазвонил телефон. Какому-то клиенту нужна консультация. Олег схватил телефон и со всего размаху впечатал его в стену. По разлетевшимся деталям, он понял, что у него больше нет телефона.


Но ему было плевать на такую незначительную деталь как отсутствие телефона.


Найти ее! – была единственная мысль.


Найти.


Егор Куликов

Показать полностью
5361
Как выглядело воскресное утро примерно 20 лет назад
570 Комментариев  
Как выглядело воскресное утро примерно 20 лет назад мультфильм, сериалы, анимация, ностальгия, длиннопост
Как выглядело воскресное утро примерно 20 лет назад мультфильм, сериалы, анимация, ностальгия, длиннопост
Показать полностью 5
27
Пикник на обочине (сериал) / Сталкер
28 Комментариев в BigCollection: Всё о кино!  
29
14 сериалов, которые должны вам понравиться. Часть 2
7 Комментариев  

Привет, вселенная. Меня снова на короткое время выпустили из подвала, и сегодня тут будет вторая часть подборки сериалов, которыми я хотела бы с вами поделиться. За время, прошедшее со времени публикации первой части, мне на глаза попались некоторые интересные сериалы, и я решила расширить подборку. Вследствие этого, к сожалению, изменилось и название поста, и нумерация. Так что простите и не ругайте.


Первая часть вот: ссылка


Поехали.



2. Pushing Daisies (2007-2009)

Жанр: черная романтическая детективная комедия

Длительность: 2 сезона, 9-13 серий по 45 минут


Маленький мальчик по имени Нед однажды обнаруживает, что он обладает удивительной способностью: от его прикосновения мертвые возвращаются обратно к жизни. У этой способности есть и другая сторона: второе прикосновение к однажды оживленному человеку навсегда забирает жизнь обратно, а если не коснуться к ожившему существу в течение 60 секунд, жизнью расплачивается кто-то другой.


Повзрослев, Нед становится пирожником, используя свои способности для того, чтобы его пироги всегда были самыми свежими. Попутно он помогает детективу Эмерсону Коду в расследовании сложных преступлений, оживляя мертвых на минуту, узнает имя виновного, и возвращает все назад. Но однажды ему попадается девушка, в которую он был влюблен в далеком детстве, и ему надо узнать, кто же ее убил. Но сможет ли он коснуться ее по истечении шестидесяти секунд?

Показать полностью 9
45
За неделю до...#4
6 Комментариев в Авторские истории  

Части:

первая

вторая

третья



- Ты дома? Ты это видел? Видел? Зайди в контакт. Ахринеть. Как так?.. – на одном дыхании прогорланил Вадим.

- Что… Что случилось?


- Так ты еще не видел? Срочно зайди на ее страницу.


- Сейчас, - сказал Олег, сбрасывая остатки сна.


Он включил компьютер, открыл страницу Ольги и с самых первых записей понял, что эксперимент удался.


Холодный пот тут же осыпал тело. Голова закружилась, и Олег едва не выронил телефон. Только в этот момент он осознал, насколько сильно хотел, чтобы вся их затея полетела крахом. Чтобы Ольга была жива…


Вадим продолжал что-то говорить, но Олег не слушал.


Его мысли блуждали где-то там. На экране монитора. Не успел он толком проснуться, как первая запись на стене, вновь перевернула все вверх дном.


«Уходят только лучшие».


Елена Пономаренко


«Помним, любим, скорбим…»


Жанна Артищева


«почему так вышло? Нам будет тебя не хватать».


Марина Кузнецова


Вся стена была исписана словами скорби. Олег не стал листать дальше. Все было понятно с первых слов.


Вадим продолжал бубнить в трубку:


- Да… - не своим голос ответил Олег.


- Вот это да. Это круто! Я до последнего думал, что это развод какой-то! Честно говоря, не думал, что все пройдет удачно…


Олег оторвал трубку от уха и сбросил вызов. А затем и вовсе выключил телефон.


Его раздражал веселый голос Вадима. И эта последняя фразочка: «…не думал, что все пройдет удачно». Удачно? Он сказал Удачно!? Мы что тут в лотерею играли? Или открывали новый закон в физике? Или ставили эксперимент?


Как чья-то смерть может пройти удачно. Олег злился на Вадима. И со временем вся его злость ушла внутрь. Он старался убедить себя, что не он виноват в смерти Ольги. Никто не виноват. Все случилось так, как должно было случиться. Это судьба, если можно так выразиться.


Но Олегу продолжало казаться, что только он и виновен. Он единственный и больше никто. Если бы он не услышал этот плач в том туалете, то Ольга была бы жива.


Он так сильно себя корил, что совсем не заметил, как потекли слезы. Ему было стыдно, хотя в комнате никого не было. Несколько минут Олег пытался сдержать поток слез, но после, поддался этому чувству и завалился на кровать. Ему не хотелось ни о чем думать. Ничего анализировать.


Хотелось исчезнуть из этого мира.


Это не дар, это проклятье, - подумал Олег.


И ничего здесь захватывающего нет, как считает Вадим.


Ни-че-го…


- - -


После «удачного» эксперимента прошло три месяца. Многое в жизни Олега изменилось. Он сменил место жительства, переехав в квартиру бабушки. Бурно начавшаяся переписка с Наташей переросла в роман и неделю назад они начали жить вместе. Олег спрятал дневник у родителей, чтобы не дай бог, она случайно не наткнулась на давно забытую вещь. Ему было безмерно стыдно, но и признаваться в краже он не хотел. Чтобы какая-то тетрадь сломала ему то, что он испытывает сейчас. Никогда.


Олег смирился со своим недугом. Но тогда, сразу после смерти Ольги, он впал в жуткую депрессию. Часто срывался с места и бродил в одиночестве по городу. Скрывался от людей, посещая заброшенные стройки и уходя как можно глубже в парки. Иногда ему казалось, или он думал, что казалось, но детский плач посещал его даже там. Вдали от города, где кроме своих мыслей ничего не было слышно.


Он и до этого понимал, что люди умирают. Они умирали, умирают и будут умирать. Это так же нормально как все в этом мире. Но тогда это было как-то отдаленно. Словно смерть была далеко и не могла постучаться в его двери.


Когда крик ребенка вновь и вновь звучал в его голове, осознание того, что кто-то умрет через неделю не давало ему покоя. Всего семь дней осталось жить какому-то человеку. И человек этот, естественно ничего не подозревает. Он спешит домой, погруженный в свои мысли. Думает о делах, трясется над зарплатой. Мечтает о путешествии. Он думает, о чем угодно, кроме смерти.


В первые дни зимы, Олег вновь услышал плач. Снег падал крупными хлопьями, но было довольно тепло.


Олег стоял возле какого-то жилого дома, недалеко от входа в метро. Что удивительно, рядом никого не было.


Олег услышал истошный вопль ребенка. Совсем не такой как у Ольги. Звук был легкий и далекий. Словно ребенок кричал на другой стороне улицы. Вначале медленно, но с каждой секундой все больше, крик завладевал его сознанием, убивая все посторонние звуки.


Мимо проносились машины. Продавец, раздавая листовки, что-то кричит в рупор. Но Олег ничего этого не слышит. Только истошный детский вопль


Олег крутит головой, пытаясь докопаться до источника звука, но его нет. Спустя пару минут, когда слух вернулся в нормальное состояние, он услышал шаги.


Хруст раздавался прямо за спиной. Олег обернулся, увидев обросшего щетиной мужика в грязной телогрейке. Нечесаная борода покрывала лицо. Грязная и рваная шапка перекосилась набок. Толстая телогрейка засалена до такой степени, что на ней рисовать можно. Одной рукой мужик держит двухлитровую баклажку с каким-то коктейлем, а другой тщетно пытается застегнуть ширинку.


Без сомнений. Олег только что слышал знак смерти этого мужика.


Подойти и сказать?


Или оставить все как есть?


Как бы там ни было, как бы Олег не поступил, мужик умрет в любом случае.


А как все-таки легче?


Знать, что ты умрешь через семь дней. Или пусть смерть наступит неожиданно. Как в общем-то и должно происходить в нормальной жизни.


Пока Олег размышлял над этим вопросом, мужик кое-как застегнул ширинку и уже прохрустел мимо него.


- Мужчина! – сказал он и догнал бомжа.


Тот неловко повернулся. Видимо не веря, что зовут именно его.


- Да-да… я к вам обращаюсь.


- Ко мне? Тебе чего? – охрипшим голосом ответил мужик.


Олег посмотрел на мужика и уже пожалел, что обратился.


- Мужчина, что бы вы сделали, если бы узнали, что через семь дней умрете?


- Выпил бы. – Не задумываясь, ответил тот.


Олег немного изумился, насколько быстро и естественно мужик ответил на такой сложный вопрос.


- Тогда я вам советую пить побольше, - грустно сказал Олег.


- Чего я и делаю, - улыбаясь, сказал мужик и, подняв баклажку, сделал пару глотков. – Есть пара рубликов.


Олег пошарил по карманам и ссыпал мелочь.


- Если у вас есть родные, навестите их.


- Думаешь надо?


- Я в этом уверен.


- Чудной ты какой-то, - сказал мужик и пошел греться в метро, кутаясь в телогрейку.


Что еще можно было сделать?


Ничего. Абсолютно ничего.


Олег продолжал наблюдать за мужиком, думая о том, с какой легкостью он воспринял весть о смерти. А хотя, будь я не его месте, я бы тоже не поверил какому-то незнакомому парнишке, который подбегает и говорит, что ты умрешь через семь дней. Ну, не бред, а? Чистой воды бред. Ведь ты здоров, полон сил. В тебе кипит жизнь и амбиции. Как такое вообще может случиться, что тебя вдруг не станет? Ведь в таком случае, земля опустеет. А мир станет тусклым и серым для всего человечества.


Но на самом деле ничего не произойдет. Кроме родных и близких, никто не заметит, что тебя нет. Земля будет продолжать вращаться. Солнце будет каждое утро вставать и каждый вечер прятаться. Город, как жил, так и будет жить своей неутомимой жизнью. Не изменится ровным счетом ничего. Безусловно, хочется верить, что люди, заметив, что тебя нет – опомнятся. Станут жить более праведно и смиренно. Но это всего лишь иллюзия, которой не суждено сбыться. Родные будут скорбеть долго. Знакомые будут помнить тебя месяц. Может два. А потом рутина будней вымоет тебя из их памяти и все станет на свои места, с одной маленькой поправкой – тебя не будет.


Олег некоторое время стоял, плавая в своих мыслях. После, спустился в метро и поехал домой. Много людей, всегда повышает шанс, что кто-то из них скоро отправится на тот свет. А это значит, что в ушах вновь будет стоять пронзительный детский крик, заглушая все вокруг. Олег частенько старался сдерживаться и не подавать вида, но, когда в голове кричит младенец, ни о чем кроме смерти думать не можешь.


Может это будет та бабушка, которая роется в своей холщовой сумке. Или вон тот мужчина с редкой как у козла бородкой. А быть может это будет женщина, играющая со своим ребенком в коляске. Крик может принадлежать кому угодно.


Возможно та влюбленная парочка, воркующая в углу, скоро расстанутся, потому что кто-то из них умрет. Быть может даже тот младенец, использующий свою соску как машинку, скоро уйдет в мир иной. Смерть не щадит никого. Олег понял одну истину, о которой знают все, но редко о ней задумываются. Смерть может прийти к любому. В любом возрасте. В любой момент. Не стоит возвышать себя и делать для себя любимого исключение. Это может случиться прямо сейчас. В этот самый момент…


После эксперимента с Ольгой, Олег старался избегать большого скопления народу, отчего приводил Наташу в неимоверную ярость. Он часто ссылался на неприязнь толпы. На то, что он прирожденный интроверт. Он искал и находил новые причины и отговорки, лишь бы не выходить в окружение людей. Но иногда, ему все-таки приходилось пересиливать себя и выбираться в людные места. В кинотеатры, рестораны, кафе и прочие развлекательные заведения. Он радовался как ребенок, когда вечер проходил спокойно и ни один младенец не нарушал его веселья. Когда можно было отдохнуть и насладиться приятным временем с любимой. Когда жизнь казалась обычной… но чаще всего истошный вопль ребенка звучал в его голове, после чего вечер можно было считать проваленным. Мысли уже не сходили на другие пути. Все внимание было приклеено к тому ребенку, который диким воплем разрывал голову.


Олег как-то пытался заговорить с Наташей на вечный вопрос жизни и смерти; медленно подводя ее к самому главному. Но Наташа переводила все в шутку и отмахивалась от него фразой типа: Рано нам еще о таком говорить, давай лучше поговорим о чем-нибудь хорошем. И они говорили о хорошем, добром, чистом. А без подготовки Олег не желал обрушивать на нее свои странности.


При последней встрече, Вадим взял с Олега обещание, что тот, услышав зов смерти Вадима, тут же подойдет и скажет ему. Не мямлить, не юлить, не мяться. Подойти и сказать в лоб. Странная особенность Олега, вынудила Вадима расписать свои последние семь дней, буквально до часа. Он точно знал, чем будет заниматься, например, на третий день в семнадцать часов вечера.


Вадим сказал, что никогда еще не подходил к вопросу с такой долей серьезности и щепетильности. Он не дал прочитать список Олегу, но заверил, что эти семь дней будут лучшими днями в его жизни. Когда Олег сделал резонное замечание:


- Почему бы тебе не взять, и не сделать это просто так? Не ждать пока останутся какие-то жалкие семь дней.


- Ты меня конечно извини, - серьезно ответил Вадим, - но у меня нет столько денег. Да и времени сейчас нет.


- Понимаю, - сказал Олег, хотя ничего не понял.


Почему бы не выполнить хотя бы часть этого списка сейчас и не заполнить его чем-нибудь другим? Почему нельзя упростить? Зачем эти сложности?


Олег вернулся домой.


Последние месяцы, конечно, стерли присутствие бабушки, но в квартире все равно был некий запах старости и ветхости. Олег прилагал максимум усилий, чтобы заменить всю советскую мебель на новую и современную. Но ведь не все сразу.


Он поцеловал Наташу и заключил ее в крепкие объятия. Этот бездомный, который так легко отнесся к смерти подпортил ему настроение, но здесь, дома, ему было хорошо. Он вдыхал фруктовый аромат коротких волос Наташи. Чувствовал ее тепло и ему было хорошо. Спокойно и хорошо.


А может ну его?...


Хочется сделать доброе дело. Сказать человеку, что бы он выполнил все свои дела до смерти, а он смотрит на тебя как на сумасшедшего. Могут ведь и матом обложить. И избить за мошенничество с предсказаниями.


Пусть все идет своим чередом. Пусть люди и дальше живут в своем бессмертном коконе. Пусть смерть настигает их так же внезапно, как настигала всегда. Все равно ведь ничего не сделать. Тогда зачем надрываться и пытаться что-то доказать.


Зачем?


- - -


Суббота. Утро.


Снег сыплет большими, с березовый листик, хлопьями. Сквозь белые пушистые облака пробивается зимнее холодной солнце. Олег с Наташей спят, как и положено в выходной. Тишина, тепло и уют соседствуют в их комнате.


Наташа спит в своей излюбленной позе, свернувшись калачиком на самом краю кровати. Олег неудобно лежит на боку, отчего рука его затекла и начинает покалывать.


Он переваливается на другой бок, но не просыпается.


Пять минут тишины…


Снова переворачивается. Его веки вздрагивают и, если приглядеться, можно увидеть, что зрачки движутся с неумолимой скоростью. Он откидывает затекшую руку и она, безжизненным куском мяса свисает с кровати.


Его лоб слегка мокрый. Мелкие капли пота просачиваются сквозь поры. С каждой минутой их становится все больше. Они сталкиваются, сливаются в более крупные капли и скатываются по лицу, пробираясь к шее. Подушка быстро впитывает влагу.


Олег ворочается чаще.


Он резко открывает глаза и понимает, что в его голове кричит не один, а целая сотня младенцев. Его начинает лихорадить и трясти. Не слыша себя, он издает стон и тут же зажимает рот ладонью, чтобы не разбудить Наташу, которая лежит и, пока что ничего не подозревает.


Никогда еще… никогда крик не был настолько сильным. Олег видит белый потолок и видит то, как вся белизна уходит из глаз. Свет меркнет, уступая место непроглядной тьме.


Вместе с криком приходит боль. Он чувствует, с какой силой пульсируют виски. Чувствует, как сердце рвется из груди, а воздуха вдруг стало не хватать. Он открывает рот, словно рыба, выброшенная на берег.


В беспамятстве и в каком-то помутнении, Олег скатывается на поли несколько минут лежит не вставая. Он ждет, что это пройдет…


Это всегда проходит. По крайней мере, это всегда проходило.


Пошатываясь, он встает на ноги. Хорошо хоть обжился за это время и без труда может добраться до ванной даже в самую темную ночь. Случись это два месяца назад, обязательно бы зацепился за порог, или за стул какой-нибудь. И растянулся бы во весь рост в проходе. Но ему удалось. Он дошел.


Олег закрывается в ванной, садится на холодный борт чугуна и склоняется над раковиной. В кромешной темноте он берет полотенце и включает холодную воду.


В голове все смешалось. Вместо плача, он слышит гудение или даже рев. Да, настоящий рев самолета. Словно его поместили под турбину. Рев то нарастает, то исчезает. Но боль от этого не уходит.


Намочив полотенце ледяной водой, Олег прикладывает компресс ко лбу, чувствуя невероятное блаженство. Ему кажется этого мало, и он засовывает голову под струю воды. Голова остывает, и расплавленный свинец начинает приобретать очертания мозга.


Олег вытаскивает голову из-под напора и тут же прислоняет мокрое полотенце. Ему кажется, он видит свет. Далекий тусклый свет где-то на периферии зрения. Это больше похоже на всплеск, когда кидаешь камень в воду. На какую-то долю секунды что-то блеснуло и исчезло. Как рыба в глубоком омуте. Олег ждет. Он знает, что рано или поздно, это повторится.


И он вновь видит всплеск света. Всплеск, который не гаснет. Этот крохотный клочок зрение остается с ним. Словно Олег смотрит на мир через соломинку. И круг этой соломинки начинает увеличиваться. Он растет с каждой секундой, открывая ему обзор на льющуюся воду. На голубую плитку в ванной. На заляпанное высохшей водой зеркало.


Олег все так же морщится от боли, но в душе он радуется, что зрение вернулось. Он увидел свою серую кожу. Тяжелый взгляд и красные белки. Смотрит на себя и боится своего отражения.


Спустя несколько минут гул начал стихать, уступая место надоедливому крику младенца. Олег несколько раз менял мокрый компресс, замечая, что полотенце за считанные секунды становится горячим.


Он долго сидел на борту ванной прежде чем остался наедине с одним лишь криком. Боли больше не было. Только крик… только плач ребенка.


Спустя пять минут, Олег почувствовал облегчение. Дышать стало легче. Голова перестала гудеть.


Решив удостовериться в своем выздоровлении, он аккуратно встряхнул голову и не почувствовал, как мозг бьется о черепную коробку.


Боль исчезла. Остался только плач ребенка. Где-то далеко. На задворках…


Насухо вытерев волосы, Олег вернулся в комнату. Наташа продолжала спать в своей причудливой позе. Это было видно даже через одеяло. Изогнулась как акробатка и спит. Спокойно спит…


Олег аккуратно прилег рядом, стараясь делать все как можно тише. кровать предательски скрипнула, и он замер. Наташа перевернулась на другой бок, что-то промямлила, но не проснулась.


Олег прилег рядом.


Он знал, что уснуть не получится. Еще как минимум неделю он не сможет нормально спать.


Он знал точно, кому принадлежит плач.


Тому, точнее той, кто лежит рядом и ни о чем не подозревая, наслаждается сном и неведением.


Егор Куликов

Показать полностью
25
Stranger Things
10 Комментариев  

Решил тут ради смеха локализовать название сериала, до которого наконец-то дорвались руки. В итоге почему-то ничего адекватнее на ум не пришло.


Отрицательной оценки не несёт, сюжет прекрасно понимаю, локализация прямее некуда.

Stranger  Things Stranger Things, netflix, сериалы, очень странные дела, мат, Типографика
45
За неделю до... #3
19 Комментариев в Авторские истории  

Часть первая

Часть вторая


- Олеженька, - глотая слезы, сказала мать. – Бабушка умерла.

Он замер. Не зная, что и сказать.

- Приезжай к нам как освободишься.

- Да. Хорошо. Буду. – Скомкано ответил он.

- Что случилось? – спросила Наташа, заметив перемену в Олеге.

- Моя бабушка умерла.

- Ох… - Наташа прикрыла ладонями рот.

Легкий ветерок ласкал ее волосы, играя ровной челкой. В уголках глаз, начали скапливаться слезы и Наташа, украдкой вытерла их.

-Сочувствую.

- Я пойду, наверное. – Нерешительно сказал Олег.

Первым делом он набрал руководителю. Объясняя ситуацию, он слышал, как Руслан злится и пыхтит в трубку.

- Ладно, - выпалил начальник. – Но это последний раз. У нас план горит.

Пусть там хоть вся контора сгорит, - подумал Оле. Но сказал:

- Спасибо. – И положил трубку.

Приготовления к похоронам проходили в суете и молчании. Олег просился помочь, но мать, поручала ему самые незначительные дела. Это принеси, то отнеси.

Куча народу набилась в квартиру. Все толкались, нервничали и тихо перешептывались, словно оказались под запретом громких слов и звуков.

Похороны проходили под дождем.

- Вот ты и дождался своей квартиры, - мокрая от слез и дождя, сказала мать.

- Мама! – тихо, но с явной долей злобы сказал Олег. – Хочешь, забирай эту квартиру. Не нужна она мне.

- Извини меня. Я сама не понимаю, что говорю. Извини. Извини. – и она повисла на плече у сына.

Из-за проливного дождя, процессию ускорили. Люди в спешке покидали кладбище, а самые близкие родственники и особенно близкие друзья бабушки поехали на квартиру родителей, где проходили поминки.

За весь вечер, Олег запомнил одну единственную фразу, которую сказал какой-то старик.


- Поминки штука незатейливая. Вздыхай да пей.

Так оно и есть.

Ни тостов тебе. Ни звона бокалов.

Тяжелый день подходил к концу. Пока Олег с отцом убирали посуду, мать постелила Олегу в комнате.

Но он не смог остаться и спать там, где еще неделю назад лежала живая бабушка.

Поздним вечером он поехал к себе.

Надеюсь, родители не обидятся, - подумал он.

Сон не шел. Слишком многое случилось за последние дни. Слишком все странно в последнее время. Когда все пошло не так?

Он вспомнил последнюю встречу с бабушкой в больнице, когда она уверенным тоном прогнала его, словно была на сто процентов уверена, что вернется домой. Вспомнил ее рассказы. Ее лицо. Вспомнил о том, что она говорила про плач младенца.

Вспомнил свой первый раз, когда неожиданно в глазах потемнело, а в ушах зазвучал крик ребенка. Он вспоминал и другие разы, но так и не смог свести их под одну черту. Казалось, эту странность не объединить ни в одну систему. Да и действует она каким-то хаотичным образом. Бывали недели. Целые недели, когда он ни разу не слышал плач. А бывали тяжелые дни, когда ребенок плакал два или даже три раза в день.


Мысли кружились в голове веселым вихрем. Ему казалось он думал, но в тоже время сознание его было где-то далеко. Словно отсоединилось и летало отдельно от тела. Мысли, как сонные рыбы в аквариуме. Все движутся, все одинаковые и черт их разберешь, где какая…

Вспомнил Наташу и представил ее чувства. Ему было особенно легко представлять, потому что он знал ее жизнь. Читал ее дневник и, казалось, чувствовал ее.

Какое-то нехорошее время настало, - подумал Олег. Одни смерти попадаются на глаза. Следуют одна за другой. Две недели назад умерла Даша. А вчера умерла бабушка…

В одно мгновение, весь хаос его мыслей выстроился в логическую цепочку.


Предвестник смерти, - промелькнуло в голове.

Холодный пот усеял лоб.

Ему не хотелось верить, но факты говорили сами за себя.

Это случилось всего два раза. А два раза это не показатель. Даже эксперименты проводят чаще, чтобы удостоверится в правдивости.

Может быть это совпадение, - отчаянно думал он. Да! Совпадение.

Простое совпадение и ничего более.

А теперь надо спать…

Но сон не шел. Олег и сам не верил, что сможет уснуть.

Ему казалось, что десять минут назад мыслей в его голове было больше чем предостаточно. Но только сейчас он понял, насколько ошибался.

Если прошлые мысли можно было назвать, рыбками в аквариуме, то сейчас его мысли больше походили на пчел в растревоженном улье.

Это просто не может быть правдой, - успокаивал он сам себя и сам себе не верил.

Ладно. Даже если это правда, то, как такое возможно? До сих пор наука не подтвердила ни одного случая связи с потусторонним миром. Да, что там связи. Наукой до сих пор не подтверждено существование этого самого постороннего мира. И тут, нарисовываюсь я. Молодой, красивый и всевидящий. Если это правда, то ноша слишком тяжела. Слишком…

Почему это досталось мне?

Вопросы в голове крутились, и вместе с вопросами крутилась голова. Даже лежа на кровати, Олег чувствовал недомогание. Ему казалось, он упадет, хотя падать было некуда.

Точно такое же ощущение было в моменты, когда ребенок истошным воплем кричал у него в голове. Но не всегда. Иногда было плохо, а иногда, как с бабушкой, он нормально себя чувствовал.


Странно все это.

В состоянии нервного расстройства и тяжелых мыслях, Олег пролежал до утра. Он видел, как встает солнце, отметив про себя, что давно не встречал рассвет. За эту ночь он выкурил десяток сигарет, даже не удосужившись выйти на лестничную площадку. Приоткрыв форточку, дымил в окно.

Утром, когда все еще спали, он тайком пробрался на кухню и заварил себе крепкого чая. Настолько крепкого, что чай казался густым.

Он решил исправить ситуацию. Но оставался главный вопрос. Как ее решить?

Как проверить?

И с чего начинать?

Где искать людей, которые вот-вот должны умереть? Оказывается, это не так-то просто.

Приюты, больницы. Или какие-то онкологические отделения. Но как туда попасть. Там не висит табличка с надписью, - Добро пожаловать. Мы принимаем всех, кто ищет людей, которые скоро умрут.

Он уснул с тяжелыми мыслями, так и не решив, что делать.

Телефон разрывался под ухом. Но, волшебная красная кнопка быстро исправила ситуацию. Он забросил телефон под кровать и продолжил спать. Точнее он думал, что продолжает спать.

В полуобморочном состоянии встал с кровати.

Время шесть вечера. Быстро летит…

Олег пошарил рукой под кроватью, где всегда стояла бутылка с водой. Но, как назло, в этот раз, ее там не оказалось.

Измотанный бессонной ночью он сходил на кухню и залпом выпил несколько стаканов воды. Влага приятно разошлась по телу. Даже появилась некоторая, обманчивая бодрость.

Как только он вернулся в комнату и прилег, голова вновь начала трещать по швам. Давно так сильно не болела. А, быть может, никогда так не болела. Казалось мозг распирает изнутри и, не ровен час, польется через уши. Хотелось отстегнуть этот очаг боли и забросить туда же – под кровать.

Хотелось свежести. Чистого воздуха и прохлады. Воздух в комнате словно сжался и стал противен. Дышать тяжело.

Олег встал, отворил окно, высунул больную голову и полной грудью вдохнул свежий осенний воздух. Этого показалось мало. Теперь ему хотелось целиком и полностью погрузиться в осеннюю влагу. Погрузиться так, словно он купается в воздухе.

Через «не хочу» он оделся, достал из-под кровати телефон и вышел.

Прохлада поглотила его. И он с радостью плыл по вечернему туману.

Просто шел по улице, не замечая направления. Машинально следил за дорогой. Боковым зрением замечал желтые фары и останавливался, чтобы не угодить под колеса. Дышать стало легче. А вместе с дыханием прояснилась и голова. Она, конечно болела и гудела как трансформатор, но мысли потекли легче.


Он очнулся, когда желудок подал признаки жизни. Жутко хотелось есть. Оглядевшись по сторонам, он заметил знаменитую желтую букву «М».

В Макдоналдс он зашел с твердым намерением заказать себе самый большой бургер, пару пачек картошек, соуса и огромный стакан колы.

Отстояв небольшую очередь, он выполнил свое обещание и едва дотащил полный поднос до столика.

Десять или пятнадцать минут, Олег отдыхал. Отдыхал от мыслей. Он не мог думать, когда с жадностью впивался в широкую булку с котлетой. Уставший, но довольный он развалился на диванчике, потягивая холодную колу через соломинку.

И сразу как-то легче стало. Вроде бы и не так все плохо, как казалось сегодняшней ночью. Даже если способность видеть смерть действительно в его распоряжении, то и это не беда. По крайней мере, можно будет помогать людям. Сообщать им плохие вести. Правда кто захочет дружить или даже встречаться с таким человеком.

Интересно, - задумался Олег, - а можно меня с этой способностью записать в супергерои. Я, конечно, не могу передвигать предметы на расстоянии. Не умею читать мысли и стрелять глазами. Но все, же… я обладаю тем, чего нет у простых людей.

Смакуя остатки колы, Олег наблюдал за посетителями и думал о том, что все они… все вот эти люди, живут так, словно смерти вовсе не существует. Для них ее нет. Никто о ней не помнит. Никто о ней не знает.

А ему известно…

Выбросив мусор, он направился в туалет. Обойдя длинную очередь из толпящихся возле дамской комнатки девушек, открыл дверь пустого мужского туалета.

Сделав свои дела, Олег включил воду и посмотрел в зеркало.

Какой-то прыщик выскочил на левом виске. Да и кожа приобрела серый оттенок, словно его в цементе извозили. Красные белки глаз слезятся. Щеки впали.

Да, бессонная ночь и нервы сделали свое дело.


Сквозь журчание воды и легкую фоновую музыку, Олег услышал плач.

Только не сейчас, - успел подумать он и ребенок в его голове взорвался диким криком. Мозг начал пульсировать. В глазах потемнело. Холодный пот оросил тело. Волосы встали дыбом, а по спине галопом пробежали мурашки. Чтобы не свалиться, Олег вцепился в умывальник и едва устоял на ногах.

Через минуту… или пять минут (он не чувствовал времени) крик стал тише. Он по-прежнему разъедал мозг, но был уже не таким громким. Хотя бы воду стало слышно.

Но чей это плач?

Кому он принадлежит?

Кого ждет кончина через семь дней?

Олег почувствовал, как сердце начало колотиться в груди. Почувствовал, как страх проникает через плач и погружаясь в голове, оседает во всем теле. Он уже на сто процентов был уверен, что через семь дней кто-то умрет.

В этом не стоит сомневаться.

Но страх не оставлял его.

Рядом. Совсем рядом гуляет смерть. Ему показалось, он чувствует ее дыхание и движение ее черного плаща.

Резким звуком, как будто случилась авария, плач вновь ворвался в его мозг. Не в силах этого выносить, Олег зажмурил глаза, закрыл уши и до боли сжал челюсть.

Но крик не покинул его. Из-за отсутствия посторонних звуков, он стал еще сильнее и громче.

Когда он открыл глаза и едва смог увидеть свое отражение, сзади открылась дверь единственной кабинки.

Красный силуэт сделал несколько шагов и оказался у него за спиной.

Страх…

Нет, пять минут назад был не страх, а легкий испуг.

Потому что именно в этот момент Олег ощутил истинный страх. Когда ноги подкашиваются. Когда дыхание замирает, а сердце перестает биться.

Несколько секунд силуэт стоял позади него, а затем поплыл к выходу, оставив после себя сладкий запах парфюма.

Олег продолжал стоять возле зеркала, даже когда плач испарился из его головы. Зрение вернулось, и он смог увидеть свое ошарашенное лицо, залитое потом. Умывшись холодной водой, он вышел из туалета.

Олег был в сознании, но ему казалось, что вся реальность для него не реальна.

Эти люди за столами. Эта бесконечная очередь из девушек. Эта мешанина людей.

Для кого все это?

Слегка пошатываясь, он брел среди столов, когда учуял знакомый аромат.

Что за?..

Он остановился и принюхался. Слева от него сидела девушка в красном.

Так это была не смерть, - с наслаждением выдавил Олег.

То есть, смерть, но вот этой девушки.

Это надо проверить. Это шанс, - подумал он и тут же одернулся, - имей совесть.


Несколько минут Олег наблюдал за девушкой издалека.

На вид лет двадцать. Короткостриженая. Черные волосы отливают легкой краснотой.

Она уткнулась в телефон, не поднимая глаз.

Олег думал, как бы спросить. Или хотя бы что сказать.

Не выдавать ведь ей все сразу. Посчитает его психом. Ненормальным.

Заказав себе еще фри и колу, он подошел к девушке.

- У вас свободно? – спросил он.

Девушка промолчала. Она даже внимание на него не обратила.

С минуту Олег стоял перед ней с подносом, прежде чем она соизволила поднять глаза.

- У вас свободно? – спросил он, встретившись взглядом.

Кивнула.

Олег присел.

Лениво заталкивая картошку в рот, он приосанился и вдруг выдал:

- Можно с вами познакомиться?

Снова игнорит.

Смотрит в свой телефон и даже глазом не ведет.

Олег наклонился ближе и повторил, сказав громче и по слогам:

- Мож-но с ва-ми поз-на-ко-мить-ся!

Никакой реакции. Абсолютно никакой. Словно не с ней общается.

Он почувствовал некий укол гордости. Ему не то чтобы отказали… на него даже внимания не обратили. Он достал телефон, набрал сообщение и отдал девушке.

Незнакомка взяла телефон, пробежала глазами текст и резко залилась краской, словно хамелеон, подстроилась под цвет кофты.

Ее пальцы заскользили по телефону с невероятной скорость. Она вернула телефон:

«Я вас не слышу. Я глухонемая»

Олег и сам почувствовал, как заливается краской. Но он сдержался, и вернул телефон не меняя сообщение:

«можно с Вами познакомиться? ;)»

Девушка застенчиво посмотрела на него, но Олег был тверд. Он широко улыбнулся и несколько раз кивнул, как бы показывая серьезность своих намерений.

«меня зовут Ольга. Как тебя зовут?»

Чувствуя внутренний подъем, он начал набирать новое сообщение. Получалось, конечно, не так быстро, как у Ольги, но Олег и не спешил:

«Я Олег. Очень приятно. Вы красивая. Может быть, хотите чего-то поесть? Я схожу, куплю»

Снова короткая улыбка и новое сообщение:

«средняя картошка и фанта средняя»

«и соус» - добавила она следующим сообщением.

Олег несколько раз кивнул и пошел к кассе.

Краем глаза он наблюдал за Ольгой, которая все так же уткнулась в смартфон и часто ерзала на стуле.

Длинная очередь ползла слишком медленно. К основному заказу Олег добавил пару бургеров и два сладких пирожка. Кассир, с натянутой улыбкой поблагодарил за покупку, выдал сдачи и чек.

Олег обернулся, но девушки там не было.

Он кинулся к выходу, оставив поднос на кассе.

Дверь распахнулась от его удара. Он огляделся по сторонам, но ее нигде не было.

- Вы девушку не видели? – спросил он людей возле входа. – Такая, в ярко-красной кофте.

- Нет.

- А вы? – обратился он к соседу.

Парень пожал плечами.

Олег сделал почетный круг вокруг Макдоналдса и вернулся к входу.

Ее не найти.

Но не оставлять же еду кому попало, - подумал он и вернулся к кассе.

Его место было свободно. Больше того, уборщик не успел убрать поднос, и Олег уселся на прежнее место.

На столе он увидел салфетку, где был написан ID Контакта. Олег с легкостью выдохнул и широко улыбнулся, понимая, что не все потеряно. Хорошо, что здесь не настолько ответственный и быстрый персонал. Иначе бы его салфетка валялась уже где-нибудь в мусоре.

Олег вернулся домой и тут же прилип к компьютеру. Имея на руках ID, он быстро нашел Ольгу и посмотрел всю информацию.

Чему я радуюсь? - промелькнуло в голове. – Тому, что она может умереть через семь дней?

Привычный звук Клик-клок, оповестил о запросе в друзья.

Олег открыл заявку, искренне удивившись. На аватарке красовалась Наташа. Он добавил ее в друзья, но переписываться не хотел, отчего сразу выключил компьютер.

Достал телефон и набрал старому другу:

- Привет. Как дела?... слушай, нам бы встретится. Поговорить надо. Нет… ничего серьезного. Не переживай, денег я у тебя брать не буду. Хорошо... где? Окей, буду.

Они встретились с Вадимом в дешевой кафешке недалеко от центра. Это было их излюбленное место. Еще в те времена, когда они тесно дружили. Со временем дружба исчезла, но связи они не теряли.

Олег немного опоздал, и Вадим уже успел сделать заказ, сидя в угловом столике и потягивая холодное пиво.


- Ты уже? – сказал Олег, зашел сзади и положил руку другу на плечо.

- Здарова, - вскочил Вадим и резко возвысился над Олегом. На голову, не меньше.

Вначале разговоры были о пустом. Как жизнь? Как дела? Чем живешь? Где обитаешь?

Когда первый бокал подошел к концу, Вадим приосанился и спросил:

- Рассказывай. Что у тебя приключилось?

- Даже не знаю, с какого бока подойти, - мялся Олег.

- В лоб давай. Сразу.

Олег откинулся на стуле и пристально посмотрел на друга. Вадим острым взглядом смотрел в самую душу. Глаза глубоко утоплены, отчего складывалось ощущение, что на тебя смотрят два глаза из темноты. Скулы резко очерчены, словно кожу натянули на череп. Видимо жизнь с новой женой его изрядно потрепала.

- Короче так, - боязливо начал Олег. – Ты веришь в чудо?


- Ты на что меня подписать решил? В секту, что ли записался на старости лет?


- Нет. Простой вопрос. Ты веришь в чудо? Или в сверхъестественное?


- Даже не знаю, как тебе ответить, чтобы не обидеть, - сказал Вадим и прилип к бокалу, допивая остатки. – Чудо… в чудо я особо не верю. В сверхъестественное может быть чуть-чуть верю. Жизнь после смерти и все такое. Я не религиозен, так что, наверное, все-таки нет.


- А в способности человека веришь? В суперспособности.


- В каком смысле? – нахмурился Вадим.


- Например, видеть будущее…


- Хм…


Вадим задумался, отвлекся и, увидав официанта, заказал еще по пиву.


- Что там? Ах да… видеть будущее. Предсказатели ведь были и раньше. Ванга, Мессинг, кто еще там был… Нострадамус был. Еще всякие майа предсказывали конец света. Но, честно говоря, я никогда не доверял их словам. Меня всегда удивлял тот факт, что все их предсказания, оказываются правдивыми только тогда, когда уже совершились. И ни разу, заметь – ни разу, ученые не расшифровывали предсказания, которые потом сбывались. Все наоборот. А это уже жульничество какое-то.


- Понятно. Спасибо. Давай теперь я скажу. – Олег нервничал и с жадностью посматривал на вспотевший бокал. Не выдержав соблазна, он сделал несколько больших глотков, вытер пенные усы и начал говорить. – Расскажу вкратце. Я давно слышу детский плач. Уже года три или четыре. Слышу его не всегда. Просто периодически, у меня в голове начинает плакать ребенок. Некоторое время я бесился, а потом как-то привык. И вот, две недели назад, я был у одной девушке по работе. Когда я ее оформлял, то услышал, как плачет ребенок. Естественно я не придал этому значение. Но ровно через неделю, умирает ее подруга, которая тогда находилась в соседней комнате. Ровно через семь дней… не перебивай, - сказал Олег, видя как Вадим пытается что-то сказать. – Дай закончу. Я и после этого не придал особого значения. Ну, умерла ее подруга, я здесь причем. Потом я слышал плач ребенка возле своей бабушки и что бы ты думал? Правильно. Она умерла ровно через семь дней. То есть позавчера. Я не знаю, как это объяснить, но вот такая штука со мной приключилась. И мне реально страшно.


Выстраивая логическую цепочку перед Вадимом, Олег мысленно возвращался в прошлое и вместе с этим, возвращались и его чувства.


- Мда… - только и сказал Вадим, схватившись за бокал.


- Вот-вот… Я понятия не имею, что мне делать.


- Может совпадение? – выдал Вадим резонное предположение.


- Очень на это надеюсь. И еще… когда я был у бабушки, то рассказал ей об этом ребенке у меня в голове. И она сказала, что это плохая примета. Вроде как с потусторонним миром связано.


- Что-то мне тоже страшновато стало, - сказал Вадим, застенчиво улыбаясь.


- Ты не представляешь, что я чувствую.


- Не сочти за оскорбление, но может тебе в больницу сходить. Или к психологу.


- Боюсь, меня из больницы не выпустят, если я скажу им, что слышу плач ребенка, который предвещает скорую смерть.


Егор Куликов


продолжение в комментариях

Показать полностью
1989
Выходные
119 Комментариев  
Выходные
333
Алкоголь - зло! Однако он помогает...
10 Комментариев в Лига Престолов  
Алкоголь - зло! Однако он помогает... Игра престолов, сериалы, длиннопост
Алкоголь - зло! Однако он помогает... Игра престолов, сериалы, длиннопост
Алкоголь - зло! Однако он помогает... Игра престолов, сериалы, длиннопост
Показать полностью 5
53
За неделю до...
12 Комментариев в Авторские истории  

Первая часть


- Пойдем, поговорим, - скомандовала Наташа.

Олег шел следом, закрывая все двери. Они вошли в комнату. Узкую комнату-вагон.


- Садись. – Сказала Наташа.


А сесть было и некуда.


- Садись на кровать. Не бойся. – Прочла она его мысли


Олег аккуратно сгреб вещи и присел на край. Наташа с головой закопалась в шкаф и через минуту выудила оттуда бутылку водки и две рюмки.


- Давай. – как-то весело предложила она.


Так неприятно было видеть водку в ее руках.


- Нет. – твердо ответил Олег.


- Алексей…


- …Олег, - снова поправил он.


- Олег, пойми, мне сейчас очень плохо. Жутко плохо. А мне даже поговорить не с кем. Пожалуйста, я тебя умоляю. Давай.


- Нет.


- Тогда просто посиди рядом. Не надо пить. Просто сиди. Хорошо? Хорошо? – ее подбородок начал дрожать, а из глаз потекли слезы. Спустя минуту, она захлебывалась слезами, проглатывая большую часть слов. - Прошу тебя… мне сов… совсем не с кем поговорить. Ты останешься? Прошу тебя, останься.


Наташа повалилась на кровать и закрыла лицо руками. Она продолжала всхлипывать и дрожать всем телом. Через несколько минут, она поднялась с кровати, и поправила прическу. Затем достала из сумочки салфетку и крохотное зеркальце. Подтерев потеки туши, она положила ладони на колени и сказала:


- Извини меня.


- Все хорошо, - сказал Олег. Его злость в один момент куда-то испарились. Теперь ему было жалко эту девушку. Да, она не заплатит, это ясно. Это сто процентов. Но… но ей ведь сейчас совсем нелегко. Никакие деньги не могут сравниться с человеческой жизнью.


Олег чувствовал себя скованно и немного застенчиво. Он посмотрел на Наташу, которая так же не поднимала глаз.


- Пожалуй, я зайду в другой раз. – Сказал он и встал с кровати.


- В другой? – спросила она, хотя интонация ее слов говорила обратное. Она просила, что бы он не уходил. Чтобы в этой крохотной комнатке остался хоть кто-то. Хоть одна живая душа.


- Я могу еще чем-то помочь? – напоследок спросил Олег.


- Что мне будет за просроченный кредит?


- В общем-то, ничего страшного. Если хотите, я могу внести за вас первый платеж, а вы потом рассчитаетесь.


Наташа удивленно посмотрела на него.


- Зачем? Зачем вам это?


- Стараюсь хоть чем-то помочь.


- Мне это вряд ли поможет. По крайней мере, Дашу это не вернет. – Слезы вновь увлажнили глаза. – Я не понимаю, как так произошло. Она была старше меня всего на полгода и ни на что не жаловалась. А вчера… - она вздрогнула, но сдержалась. – В тот день, я пришла с работы, а она спит. Лежит на боку. Я боялась ее разбудить, а оказалось, она уже холодная была. Врачи сказали сердечный приступ. Как? Почему? Я не понимаю.


Слезы взяли верх, и Наташа затряслась мелкой дробью. Она закрыла лицо ладонями, продолжая говорить сквозь пальцы.


- Какой сердечный приступ в двадцать три года. У нее мать врач и она постоянно проходила всякие обследования.


Олег сидел на кровати, не зная, что делать. Перед ним сидит полупьяная, незнакомая девушка и изливает душу. Плачет и жалуется.


Да… нелегкий выдался клиент Наташа.


В итоге он просидел у нее несколько часов. Она продолжала жаловаться и плакать. Несколько раз она брала себя в руки и успокаивалась. Но недавние события, не давали ей покоя. Смерть подруги колыхала ее душу как детский кораблик прыгает на волнах дрожащего пруда.


Олег дождался пока Наташа уснет. Она прямо в платье, повалилась на спину и тихонечко засопела. Несколько раз он окликал ее, но, поняв, что сон твердо завладел ей, встал и вышел из комнаты.


Работать больше не хотелось. Да и не смог бы он дальше ездить по клиентам.


Вернувшись, домой он разобрал вещи и только тогда заметил дневник. Оказывается, он машинально закинул его в рюкзак, когда услышал цокот каблуков на лестнице.


Возвращать сейчас, плохая идея.


Он не хотел читать. Моральные принципы не позволяли этого сделать. Но любопытство пересилило. Открыв первую страницу, он и не заметил, как углубился в чтение до позднего вечера.


Поначалу было тяжело разбирать детский корявый почерк. Но с каждой страницей, буквы становились ровнее.


Олег увидел, как Наташа из маленькой девочки вырастает во взрослую личность.


Первые записи были самыми обычными для девочки десяти лет. Обида на родителей за невыполненное обещание. Ссора с сестрой Викой. Первая любовь к однокласснику Максиму. Отношение с подругами и прочее…


Около года не было записей. После чего, Наташа долго извинялась перед дневником и впредь обещала не делать столь долгих перерывов.


В последующих записях, Олег узнал, что в этот год погибли ее родители. Огромная фура протаранила легковой автомобиль. Мгновенная смерть двух человек. Наташа долго оплакивала их в дневнике, причем на некоторых страницах были размытые чернила. Скорее всего, слезы.


Дальше записи шли чаще. Основная их тема была в том, что Наташ жутко ненавидит свою сестру. Подлая, алчная, жадная, эгоистичная – это лишь немногие эпитеты, которыми Наташ награждала Вику.


Позже, стало понятно, что конфликт произошел из-за раздела имущества. Вика на пять лет старше сестры и легко давила ее морально.


Наташа красочно описывала свое состояние, когда она находилась запертой в соседней комнате, а к Вике приходили ее дружки:


«…звенят бутылки . Каждый день похож на вчерашний. Я устала. Сейчас сижу в комнате и слышу, как они разговаривают. Как шумят. Как обсуждают какую-то чушь. Вижу тонкие струйки табачного дыма из-под двери. Хоть бери и тряпкой затыкай. Завтра будет бардак и мне  придется все убирать. Я так больше не могу. Возьму нож и выгоню их… Сейчас там Вика с подругой своей и трое мужиков. Именно мужиков – не парней. Обросшие щетиной, пузатые и быдловатые.


О, опять кричат… по синей волне, они постоянно ссорятся. Хоть бы поубивали там друг друга. Мне бы легче было. Но этого не будет. Не первый раз уже.


Научена.


Сейчас крики сменятся тостами. Потом будут долгие беседы. После чего будет дикий секс с криками и орами. Все, как всегда. Все, как обычно».


Каждая запись жгла болью и отчаянием. На тот момент Наташе было всего шестнадцать лет, но рассуждала она как взрослая. Последующие записи осветили их дальнейшее отношение с сестрой. Точнее их разрыв.


«Я пыталась ей объяснить. Но она не хочет слушать. Говорит, что я еще молокососка и ничего не понимаю. А что тут понимать? Звать новых дружков и устраивать попойки — это значит нормально. А говорить ей о том, что надо что-то менять в жизни – это ненормально. Если так, значит я ненормальная.


Я так больше не могу. Я устроилась на работу и скопила немного денег. Закончу школу и обязательно съеду . Убегу из этого гадюшника даже не оглядываясь. Ее я уже не спасу. Так надо хоть себя спасти. Родители бы это одобрили. Они бы стали на мою сторону. Но…


Пусть эта квартира достается ей. А я уж как-то проживу.


Господи, еще полгода жить в этом бардаке. Ничего… деньги у меня есть. На первое время хватит. А там я уж как-то проживу. Надеюсь не загнусь где-нибудь на улице. Не хотелось бы…»


Полгода в дневнике был перерыв.


«Через неделю после отвратительного выпускного, я съехала в коммуналку. К этому моменту, Вика совсем потеряла счет времени.


Хотя на какой-то месяц мне показалось, что все прекратилось. Она будто почувствовала мое желание сбежать. Ровно за месяц до выпускного она перестала пить. Несколько раз прибралась в квартире. Вела себя учтиво и вежливо. Я нутром чуяла, что был какой-то подвох. Не может она вот так взять и резко все бросить. Что-то было не так. Но что?


Вчера она говорила со мной. Ничего толком не спрашивала. Вроде бы как просто поддерживала разговор с сродной сестрой. И говорила она так, словно ничего не было.


Словно не она тащила меня полусонную за ногу и вышвыривала на улицу. Словно не она орала на меня, будто бы я ей мешаю жить. Мешаю устроить личную жизни и самореализоваться. Бред конечно, но она в это верит.


А помнит ли она, как ударила меня по лицу. А потом улыбнулась, повернулась к своему парню (или кто она там ей является) и сказал, что это для профилактики. Я тогда ударила ее в ответ, но тут подскочил этот парень и заломил мне руки. А она встала и торжественна влепила мне еще два или три раза по лицу. Наставила мне синяков, после чего мне пришлось краснеть и оправдываться в школе и на работе.


Я уже устала.


После месяца ее светлой жизни, когда она перестала пить, я узнал в чем причина ее прозрения. Оказывается, ее дружка упрятали в тюрьму за какое-то ограбление. И ей просто неоткуда было брать деньги. Вот и весь фокус. Свято место пусто не бывает. Через месяц она нашла себе нового парня, и все завертелось по кругу. Пьянки, ссоры, секс. Пьянки, ссоры, секс… единственное что менялось, так это порядок. Секс, ссора, пьянка. Ссора, секс, пьянка…


Наконец-то я съехала. Наверное, этот день для меня будет новым днем рождения. Пусть она делает там что хочет. Продает эту квартиру. Превращает ее в свинарник. Мне плевать.


Теперь я живу в коммуналке. Комнатка маленькая. Точнее довольно узкая. Здесь много чужих людей, но относятся они ко мне лучше, чем родная сестра.


А она пусть там ночует. Пусть реализуется. Пусть увидит, кто или что ей на самом деле мешало жить иначе».


Дальше записи шли раз в месяц и были похожи на информационные сноски.


«Устала, хочу спать…»


«Ничего нового».


«хочу пойти на курсы пения, но времени не хватает».


Олег понял, что засиделся допоздна, но не мог оторваться. Время в дневнике подходило к реальному, что еще больше подстегивало интерес.


«Сегодня у меня радостная новость. Точнее две новости. Первая – я поступила в университет. Вторая, ко мне переезжает жить Даша. Теперь будет легче с деньгами и не так скучно вечерами. Надеюсь мы нормально уживемся.


Прошло полгода, а я все еще ни разу не была на квартире. Даже не знаю, жива ли Вика. Может это будет звучать противно и мерзко, но мне все равно. Пусть живет как хочет. И я буду жить так, как хочу».


После переезда Даши, в дневнике стало больше радостных записей.


Олег отложил дневник и несколько раз моргнул. Глаза болели от напряжения, но он точно знал, что сегодня дочитает до конца. От такого невозможно оторваться. Он вышел на лестничную площадку и выкурил сигарету. Вообще-то он бросил курить около двух лет назад, но прозапас всегда имел припрятанную пачку. Как раз для таких случаев.


«У Юли проблемы на работе. Ее уволили. Она хотела взять кредит, но кто даст неработающей студентке? Я говорила ей, чтобы она обратилась к матери, но Юля та еще деваха. Гордая. На квартиру она кое-как наскребла, но ей надо будет оплатить учебу.


Я спрашивала у коллег, но никто не раскошелился. В итоге мы насобирали пятнадцать тысяч. Надо сорок пять. Юля попросила меня взять на себя кредит. Даже не знаю, что делать. Надо подумать…»


Олег тяжело вздохнул, зная, что осталось читать всего страницу. Подогревая интерес, он поправил лампу и улегся удобнее.


«Я взяла кредит. Приходил симпатичный парень. Странный он правда какой-то был. Но мне все равно. Не детей ведь вместе крестить.


У меня на руках карточка с тридцатью тысячами. Сегодня мы оплатили обучение. Юля благодарила меня и клялась, что вернет и долг, и проценты. Надеюсь, будет так».


Это была последняя запись. Дальше шли чистые страницы. В конце, на обложке, Олег увидел свод правил:


Писать только правду.


Писать не реже одного раза в месяц.


Не утаивать и не скрывать. Правда!!!


По почерку было понятно, что правила были придуманы уже во взрослом возрасте.


Олег захлопнул дневник и уставился в потолок. Ощущение было словно прочитал самую интересную и самую правдивую книгу в мире.


Время половина второго ночи.


Он и не заметил, как уснул. Лампа освещала комнату белым офисным светом. За окном вновь разыгрался дождь. Изредка сверкали молнии.


Олег проснулся от звонка телефона. Спросонья, он выключил телефон даже не посмотрев кто звонил. Но человек, на том конце провода оказался настойчивым. Телефон вновь начал истошно звенеть и вибрируя, двигаться к краю тумбочки. Олег едва успел его поймать.


- Алло. Да… - сонно ответил Олег.


- Приезжай к нам, - взволнованно сказала мать.


- Что-то случилось?


- Бабушке плохо.


- Она дома?


- Приехала скорая. Посмотрим, что скажет врач.


- А я там зачем? – спросил он и тут же понял, что зря это сделал.


- Поддержать, хотя бы, - раздраженно сказала мать.


- Я буду.


- Не задерживайся. Я пошла.


Половина восьмого утра. Сон как рукой сняло.


К несчастью, Олег вспомнил, что сегодня понедельник. А это значит, что сегодня он должен обзвонить и объехать всех должников. Что ж, придется звонить руководителю и объяснять ситуацию.


Последнее время бабушка находилась у родителей, куда добирать около полутора часов.


Дверь открыл отец. Крепкое рукопожатие и пара вопросов.


- Как дела?


- Нормально. А где бабушка?


- В комнате.


- Совсем плохо?


Отец пожал плечами.


Олег вошел в комнату к бабушке.


- Привет ба… - сказал он, стараясь придать интонации некую бодрость.


- Привет Олеженька…


Она попыталась привстать на локти, но Олег опередил ее.


- Не вставай. Я тут сяду. Рядышком.


Он подвинул стул и присел возле кровати.


Разговор как-то не клеился.


- Как дела? – спросила бабушка.


- Все хорошо. Работа и все такое. Ты мне лучше скажи, что с тобой случилось?


- А что еще может со мной случится, кроме как старости. Заждались меня уже там.


- Хватит.


- Чего это хватит. Так и есть… вчера все было нормально. А утром просыпаюсь и понимаю, что помираю. Не хотела мать будить. Но, как видишь, пришлось.


- Надо было мне набрать. Я ведь тебя учил.


- По такому пустяку?


- Ничего себе пустяк. – Искренне возмутился Олег.


- Все уже хорошо. Мать только панику навела. Вон, тебя подняла так рано.


- Я все равно не спал, - без зазрения совести соврал он. – А мать переживает.


- Знаю, что переживает. Ей вообще-то нервничать нельзя. А она вон, вся как на иголках ходит.


- Врач что сказал?


- Положить меня в больницу хотят. А я не хочу ехать. – как маленький ребенок, капризничала бабушка. – Хотел меня прямо сразу на скорой забрать. Я отказалась.


- Почему?


- Не хочу с чужими людьми ехать.


- Может, тебе что-то надо? Воды там, или чаю сделать?


- Хватит ухаживать за мной как за младенцем. У тебя своих дел должно быть полно. Иди, занимайся.


Бабушка демонстративно отвернулась и закрыла глаза.


Олег застал отца на кухне, как раз, когда тот наливал себе чай.


- Будешь? – спросил отец.


Олег согласился.


- Ты ведь без сахара?


- Без. – Ответил Олег, втискиваясь в тесный уголок. – Ты, когда бабушку в больницу повезешь?


- А я должен везти? – искренне удивился отец.


- Мне бабушка так сказала.


- Хм… - отец недовольно нахмурил брови. – Я сейчас. – он достал мобильник и вышел. - Выезжаем хоть сейчас, - сказал он, вернувшись на кухню. – Спроси, готова ли она.


Олег допил чай и пошел к бабушке.


Он тихонечко пробрался в комнату. Бабушка лежала на высокой подушке. Он присел на стул и невольно всмотрелся в ее лицо. Давно не приглядывался, а уж так близко и подавно.


Седые волосы, легкой волной стелились по подушке. Лицо в крупных темных пятнах. Возле глаз глубокая сетка морщин.


Олег немного отстранился от бабушки, приняв позу мыслителя. Закинул ногу на ногу, подпер голову рукой и задумался.


Спустя пару секунд, в мозгу начал нарастать плач. Привычный и в тоже время, такой надоедливый. Вначале тихо и отдаленно, словно ребенок находится далеко. Но с каждой минутой плач нарастал. Вот уже и собственных мыслей не слышно.


Олег не заметил, как проснулась бабушка. Не слышал он и того, как она его о чем-то спрашивает.


- Что-то случилось? – расслышал он, когда сконцентрировался на ее голосе.


- Все в порядке, - через силу выдавил он.


- Точно? Ты какой-то бледный.


- Да. Нормально все. Отец спрашивает, ты, когда готова в больницу ехать?


- Честно говоря, я туда вообще не готова ехать. Но если надо, значит надо. Какой-то ты все-таки неспокойный.


- Я это… - Олег задумался. А может все-таки рассказать причину своего недуга.


- Говори. Не томи.


- Мне кажется, что я слышу плач ребенка, - осторожно начал он.


- Ребенка? У нас? – бабушка замерла и даже задержала дыхание, пытаясь уловить хоть какие-то звуки. – Нет, не слышу.


- А я слышу.


- У тебя-то слух молодой. А вообще это нехорошая примета слышать детский плач.


- В смысле?


- Слышать то, чего нет, это уже нехорошо. А про детский плач мне еще моя мама рассказывала. Говорила, что там что-то с потусторонним миром связано. Нечистое это.


- Опять ты про свои странности, - отмахнулся Олег.


- Ничего странного. Вот доживешь до моих лет. Сам увидишь, что ничего в этом мире странного нет.


- Ладно, пойду, скажу отцу, что ты готова.


- Постой. Побудь со мной. Не хочу я туда ехать. Совсем не хочу. Давай хоть немного оттянем. Давай я тебе лучше таких странностей из жизни понарассказываю, что век не забудешь.


Олег улыбнулся, подпер голову рукой и приготовился слушать странности.


Ребенок продолжал плакать. Но все так же тихо и застенчиво. Словно боялся, чего-то. Вслушиваясь в голос бабушки, Олег часто терял плач на задворках сознания.


Бабушка говорила без умолку. Некоторые истории отправляли Олега в глубокое детство, когда он, сидя на коленях у бабушки, заворожено слушал рассказы о ее детстве. Некоторые истории оказались новыми.


Бабушка рассказал про змею, заползшую к подруге в рот, когда та спала в поле. Рассказала о том, как потом эту змею выманивали парным молоком и как эта змея, сцепившись в правильный круг, долго катилась по полю.


Рассказывала о тяжелом послевоенном времени. О цыганках, которые придя в село, загипнотизировали ее и едва не обворовали. Рассказывала странные истории про ведьм, страшных бабок и кладбище.


- Что-то я заговорилась, - прервалась вдруг бабушка. – Тебе случаем не пора?


- Все нормально. У меня сегодня выходной. Могу еще с тобой побыть.


- Тебе с девками надо быть, а не со мной. Пойди, скажи отцу, что я готова.


- Точно готова?


- Готова. Готова.


Олег встал.


- Стой! – окликнула бабушка. – А теперь слышишь?


Олег прислушался.


- Нет, теперь не слышу.


- Ладно. Иди к отцу.


Пока отец собирался, Олег помог бабушке спустится к машине. Не успели они отъехать, как вернулась мать и тут началось. Того не положили, этого не взяли. Мать пулей полетела в комнату и спустя десять минут спустилась с огромной черной сумкой.


Ни Олег, ни отец не спрашивали, что там. Молча, затолкали сумку в багажник и поехали в больницу.


День выдался тяжелым.


Давно Олег не проводил там много времени с бабушкой. Он помог ей разместиться в больнице, где этот противный плач, вновь прорезался в сознании. Но слабый. Едва заметный. В этот раз Олег никому не сказал.


Он хотел еще остаться с бабушкой, но она прогнала его со словами: «Вот вернусь домой, там и поговорим. А здесь нечего».


Понедельник закончился.


Всю неделю лил дождь. На выходных выглянуло солнце, но тут же скрылось за плотной пеленой туч.


Бабушка все еще была в больнице. Состояние стабильное.


Несколько раз Олег звонил Наташе и договорился встретиться на выходных. Но из-за плохой погоды, встречу перенесли на понедельник.


Опять понедельник – тяжело вздохнул Олег и открыл глаза.


Он встретился с Наташей. В этот раз она была хорошо одета. Застенчиво и стеснительно улыбалась.


Наташа изменилась для Олега. Не внешне. Внешне, она оставалась все так же хрупка и привлекательна, но Олег, после прочтения ее откровений, теперь смотрел на нее по-другому. С легкой ноткой жалости.


Он думал о том, а как собственно вернуть дневник законному владельцу. Вывалить сходу не получится.


Надеюсь, она была в шоке, и испытывал стресс, отчего подумает, что куда-то дела свой дневник.


Они стояли под козырьком дома, где живет Наташа, когда Олегу позвонила мать:


- Олеженька, - глотая слезы, сказала мать. – Бабушка умерла.



Егор Куликов

Показать полностью
32
О сериале "Ходячие мертвецы"
38 Комментариев  

Смотрю сериал "Ходячие мертвецы" не потому что интересно, а потому что раз начал надо досмотреть. В голове созрела вот такая диаграмма. Постоянно перематываю почти всю серию по одной причине

О сериале "Ходячие мертвецы" ходячие мертвецы, диаграмма, сериалы

Сериал скатывается хер знает куда

94
В обозримом возможном будущем
42 Комментария в Лига Престолов  
В обозримом возможном будущем Игра престолов, сериалы, плио, Джон Сноу, Дейенерис Таргариен, будущее
В обозримом возможном будущем Игра престолов, сериалы, плио, Джон Сноу, Дейенерис Таргариен, будущее


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь