С тегами:

деревня

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
Утро с фильтром
1 Комментарий  
Утро с фильтром
22
Фейсбучный друг поделился воспоминаниями аккурат ко Дню Победы
3 Комментария  

В детстве меня часто спрашивали, отчего я заикаюсь. Или, если по-научному, отчего у меня логоневроз. Дети лишены лицемерных предрассудков взрослых. Особенно такой во всех смыслах гнусной вещи, как псевдоделикатность. Если им что-то интересно, то они просто подходят и спрашивают. И никаких гвоздей.


Жаль, с возрастом мы утрачиваем это замечательное детское качество — непосредственность. Я вот, например, у многих поинтересовался бы: «Послушай, братец, а почему ты, собственно, такой уебан?». Ну ладно, не будем сейчас про это.


Дети спрашивали, а я им отвечал, что заикаюсь я оттого, что на меня неожиданно упал шкаф. Тогда эта дикобразная версия казалась мне настоящей находкой. «Это ты ловко придумал», — хвалил я сам себя. Ну, шкаф все-таки… Не шуточки. Дети, ввиду упомянутой детской непосредственности, охотно мне верили.


Когда мы переехали с Преображенки в Орехово, то в новом детском саду я даже какое-то короткое время побыл локальным героем и популярной личностью. Комбинация редкого имени (Феликс, - прим. моё), дефекта речи, личного обаяния и умения лепить из пластилина маленьких солдатиков неожиданно вознесла меня на самые вершины общества.


В зависимости от ситуации использовались разные описания катастрофы. Например, девочке Ирочке я наврал, будто провел под обломками легендарного шкафа почти два дня, питаясь листьями фикуса и случайно завалявшейся в кармашке ириской «кис-кис». Так меня, мол, и обнаружили милиционеры-знатоки — Шурик, Пал Палыч и тетя... как ее… Зиночка, что ли. Я, мол, уже бредил от голода и пытался съесть собственную руку.


Как и было задумано, девочка Ирочка впечатлилась достаточно для того, чтобы тут же поцеловать меня в щеку. М-де… Интересно, где она сейчас и сколько еще циничного вранья пришлось ей выслушать за эти годы?


Потом весьма некстати объявился какой-то ушлый проходимец, умевший корчить рожи и шевелить ушами, и популярность моя несколько поблекла. Появление парня, у которого дома жил настоящий хорек, и вовсе отбросило меня на исходную, в гущу народных масс. Подумаешь, говорили дети, шкаф. Делов-то. Вот хорек — это да.


Всех нас скопом убрал один буржуа, который имел в личной собственности радиоуправляемую машинку иностранного производства. Скорее всего, даже не по радио, а просто на проводке с пультом. Точно не помню. Но все равно это было почти невероятно. Машинка… Ты нажимаешь на кнопочку, а она такая: «бж-ж-ж», и едет. Нажимаешь на другую, поворачивает. Двери открываются, крыша снимается. И еще фары горят... Пиздец... Сказочное богатство. Да, вступление что-то затянулось


Итак, логоневроз. Конечно, меня уже давно перестали спрашивать, отчего я заикаюсь. Деликатность не велит. Но, думаю, многим все равно интересно. А хотя бы даже и не интересно. История будет сама по себе достаточно поучительна и даже не лишенной известной доли драматизма.


Заикаюсь я действительно довольно давно, но не всю жизнь. То есть родился я, как и многие из нас, вполне нормальным. Ладно, допустим, на этот счет разные встречались мнения, но по крайней мере в том, что касается речевого аппарата — вполне нормальным. Пострадал же из-за собственного ослиного упрямства, стечения обстоятельств и советской пропагандистской машины.


Поехал я как-то летом в населенный пункт Гагино, Левтолстовского района, Липецкой области. К своей двоюродной прабабушке, известной в узких кругах как просто Алёна.


В состав московской делегации помимо меня входили так же: двоюродная бабушка Маруська, двоюродная сестра Катька и двоюродный дядька Володька. В общем, все двоюродные, один я как есть первородный и однородный.


Мотивы родителей, отправивших меня в это, мать его, Гагино, были в общем-то понятны и извинительны. Парное молочко, сметанка, маслице, яички там всякие из-под курочки, речка, солнышко, свежий воздух, хуё-маё… На повестке дня стояло оздоровление бледного городского организма. Хе-хе… Как ясно будет следовать из предлагаемого текста, цели были достигнуты какие угодно, кроме оздоровительных.


Нет, все вышеперечисленное в деревне Гагино имелось если не в избытке, то в достатке. Роза ветров над Левтолстовским районом такова, что гигант и флагман тяжелой индустрии, Новолипецкий металлургический комбинат, практически никак не обнаруживает своего близкого присутствия. Лето в Черноземье обычно солнечное и жаркое. Куры в хозяйстве бабы Алёны неслись по графику. Речка какая-то действительно имелась неподалеку. И даже пруд. А за молочко и сметанку отвечала корова черно-пестрой породы с печальными глазами и поэтическим именем Зорька.


Ну, приехал, осмотрелся по сторонам. Идиллия и пастораль. Коровы, козы, гуси, лопухи. Колхозники. Селяне, ёпт… Клуб, сельпо. Много незнакомых, красивых слов. Могу не без затаенной гордости сообщить, что в начальной школе я матерился не просто лучше всех во всей нашей параллели, а на голову лучше всех. Опустим несущественные детали. Приступим сразу к делу.


Напротив дома Алёны, через дорогу, жили некие Давыдовы. Рядом, по правую руку — некие Трусовы. Причем, именно ТрусОвы, а не ТрУсовы. Они почему-то невероятно щепетильно относились к этому обстоятельству. По уверениям Алены, за ошибку в ударении они могли запросто застрелить человека из настоящего кулацкого обреза. Она вообще советовала мне не подходить близко к этим Трусовым. А еще пуще к Давыдовым. Алёна была мудрая русская крестьянка и зря болтать не стала бы. К сожалению, вовремя я этого не понял.


У обоих почтенных семейств имелся целый выводок пацанят в возрасте от пяти до десяти лет. Естественно, я довольно быстро сошелся с туземцами. Алёна категорически не одобряла этой дружбы. Она пребывала в полной и непоколебимой уверенности, что давыдо-трусовская хебра в конце концов меня укокошит. Про ее крестьянскую мудрость уже упоминалось.


Вопреки опасениям Алёны, соседская молодежь меня не только не обижала, но даже взяла под этакий протекторат, отбивая у других деревенских гопников охоту подходить ко мне ближе, чем на расстояние броска кирпича. Болтался я с ними по Гагино сутками напролет и никаких трений между нами не возникало. То есть возникало, конечно. Но самого рабочего характера.


Вообще-то, Давыдовы с Трусовыми были не разлей вода и друзья до гроба, но иногда нет-нет да и всплывала промеж них какая-нибудь древняя, давно забытая межродовая размолвка. Прения начинались как бы с полуслова и буквально по теме: «Коровьи лужки не ваши! И никогда они не были ваши! Коровьи лужки наши!».


Эти сраные Монтекки и Капулетти могли совершенно внезапно побросать все дела и там, где стояли, сойтись в рукопашную. Однажды, например, они попиздились в клубе, прямо во время демонстрации кинофильма «Человек-амфибия». По абсолютно пустячному, на взгляд постороннего человека, поводу.


В общем, Давыдовы и особенно Трусовы были самые отъявленные негодяи во всей деревне. Все как на подбор будущие уголовники и закоренелые рецидивисты. И вот как-то под вечер рецидивисты позвали меня поиграть в интересную подвижную игру. Игра называлась «Партизаны и немцы» и представляла из себя локальную разновидность «Казаков-разбойников».


Сюжет и правила тоже почти (прошу обратить внимание на «почти») совпадали с классическими: партизаны прячутся, немцы устраивают на них облаву и приводят в действие план «Перехват». А что имелось в виду под «почти», станет понятно позже.


Я был сразу и без разговоров зачислен в партизаны. Тут бы мне, дураку, и призадуматься. Я же, напротив, остался доволен таким раскладом. Не насторожило меня и то подозрительное обстоятельство, что все самые авторитетные Давыдовы-Трусовы без раздумий предпочли встать под штандарты ваффен-СС. Это шло вразрез с моим городским патриотическим воспитанием.


По моим понятиям, быть партизаном почетно и завидно. А как же! Партизан, он же веселый белозубый парень в кубанке с красным околышем, в потертой кожанке и с трофейным «шмайссером» в руках. Партизан без каких-либо видимых усилий кладет фрицев в штабеля десятками. А уж если придется ему и самому погибнуть, то сделает он это как-нибудь по-героически. Например, в одиночку подзорвав целый фашистский бронепоезд. Вот он какой, партизан-то. Он как артист Александр Збруев — красавец, комсомолец и душка.


У моих новых гагинских друзей на этот счет имелось свое особое мнение. Более широкое, что ли. Стереоскопическое.


Короче, понеслась. Эсэсовцы сгруппировались за давыдовским амбаром, партизаны стреканули по палисадникам, гумнам, овинам и как там еще называют всякие деревенские постройки. Через условленное время облава началась. Все как положено, с построением в цепь и криками «Шнелле! Шнелле!».


У Трусовых в глубине сада стояла хибарка, в которой летом проживал их старший сын — патлатый парняга призывного возраста. Парняга считался местным хиппаном и нонконформистом. На том смехотворном основании, что к двери хибарки изнутри были прибиты четыре вырезанные из бересты латинские буквы: LOVE, а его портативный проигрыватель «Висла» день и ночь наяривал «Малиновки заслышав голосок» и еще песню, в которой имелись следующие раздирающие душу строки:


У ребенка другой есть хороший отец,

А таких подлецов нам не надо!


Сейчас я понимаю куцесть, если не сказать, пошлость музыкальных пристрастий призывного нонконформиста, но тогда он казался мне настоящим героем и титаном подполья.


Вот в избушке своего кумира я и решил схорониться. Кумир, как это нередко случается с кумирами, оказался свиньей. Он без всякого зазрения совести сдал меня карателям, едва те появились из кустов смородины. Пособник, хули… Коллаборационист. Слов я тогда таких жирных не знал, поэтому высказал ему все, что думал по его поводу на простом языке. С обильным использованием недавно усвоенных деревенских терминов.


Каратели скрутили меня и без лишних разговоров потащили к гимнастическому турнику. Там я был подвергнут суровому допросу: «Где есть находится ваш партизанский штаб? Отвечайт, руссиш швайн!». В ответ я лишь рассмеялся им в лицо.


Во-первых, в кино артист Александр Збруев никогда не сдавался. Даже перед лицом смертельной опасности. А во-вторых, я и не знал, что у нас есть еще, оказывается, какой-то штаб. То ли каратели упоминали о нем протокола ради и просто искали повод для расправы, то ли он действительно существовал, но меня в известность не поставили.


Тогда самый главный каратель (кто-то из старших Трусовых-Давыдовых), распорядился принести табуретку и веревку. Младшие прихвостни исполнили все в лучшем виде. По тому, как сноровисто они мастерили виселицу для героя-партизана, становилось понятно, что занимаются они этим делом явно не впервые.


Ну поставили меня, значит, захватчики на табуреточку, петелечку накинули, последний раз попросили одуматься, не губить свою молодую жизнь и рассказать чистосердечно про партизанский штаб. Я, все еще уверенный в том, что это лишь игра в «Казаки-разбойники», только с местным туземным колоритом, повторно рассмеялся им в лицо. Даже, кажется, чего-то там успел вякнуть про Советскую родину.


Тут-то табуреточку у меня из-под ног и выбили. Ну я и повис как груша. Все чин по чину: захрипел, засучил ножками, лицо постепенно стало приобретать багровый оттенок.


Каратели, эти колхозные сучата недоделанные, крича от ужаса, бросились врассыпную.


Небольшое лирическое отступление. Так уж странно устроена человеческая память, что ничего этого лет до двадцати пяти я вовсе не помнил. Вообще не помнил. То есть отлично помнил Гагино, Трусовых, Давыдовых этих проклятых. Помнил, как меня укусил за жопу давыдовский боксер Рекс. Помнил хибарку хиппана и слово LOVE. Помнил деревенского тракториста с говорящей кличкой Нехристь. Помнил даже душераздирающие строки из песни: «У ребенка другой есть хороший отец / А таких подлецов нам не надо». А вот про то, что меня вздернули во славу фюрера и идеалов национал-социализма — забыл, как отрезало.


Только много позже, когда мне осторожно рассказали про этот прикольный случай, я стал его потихоньку вспоминать. Сначала по кусочкам, потом все больше и больше. Но до той поры не помнил абсолютно ничегошеньки. Потому, кстати, и сочинял детям про упавший шкаф.


Болтаюсь я, стало быть, в печальном одиночестве. И остается у меня, честно говоря, в запасе ну… Хрен его знает. Ну не четырнадцать минут, это точно. Секунд тридцать-сорок. Если вдуматься, это совсем не много.


Вдруг сквозь туман вижу: по палисаднику, вдоль плетня идет мой дядька. Тот самый Володька, про которого я вскользь упоминал в самом начале.


Идет себе Володька куда-то по своим делам и ни хрена меня не видит. Уже почти прошел. Мне становится как-то вообще... Уныло испускаю дух. Настраиваюсь на торжественный лад. Почти уже Володька прошел, да не совсем. Ни с того, ни с сего он обернулся. И увидел своего любимого племянничка в петле, как какого-нибудь пошляка и декабриста Пестеля.


Наверное, он изумился. Я готов спорить на серьезную сумму денег, что он очень даже изумился. Я бы даже сказал, что он просто-напросто охуел. Но на мое счастье, взял Володька себя в руки довольно быстро. Все-таки только что демобилизованный десантник-разведчик — это вам не балерина Волочкова. В крылатой пехоте таких не держат. Последнее мое личное воспоминание такое: Володька кувырком сигает через плетень и крынки в крапиву.


В общем, с тех самых пор я и заикаюсь. Ну так еще бы не заикаться после такого. Посмотрел бы я на того, кто бы не заикался. Однако, пострадал, можно сказать, за Родину. Все ж таки уважительная причина, потому и прошу снисхождения. Я и сам, если честно, терпеть не могу разговаривать с заикой. Смотришь на него, и думаешь: «Да вот хули ты тут му-му за пи-пи!».


© Феликс Кулаков

.

Показать полностью
13
Патруши.
7 Комментариев  
Патруши. фотография, деревня, атмосфера

Простое фото на телефон. Живое и атмосферное, в бутылке березка, ей 5 лет.

2489
Байки бурной молодости. "Пошли повоем!"
84 Комментария в Истории из жизни  

Дело было на преддипломной практике в глухой сибирской деревне. Жил я «на квартире» у бабки в большом крестовом доме. В запечке обитала сама бабка, а в большой комнате квартиранты. Я и мой сверстник, школьный учитель физкультуры, таким мудрёным способом косивший от армии.

Сидим мы вечерком с Олегом на лавке у забора, ляпота… Делать ничего не охота. Подходят местные старшеклассники.

- Чё делаете?

- Сидим…

- А чё сидите?

- А чё делать? С бабкой Санта-Барбару смотреть? На рыбалку идти – пока дойдёшь, стемнеет. В клубе танцев сегодня нет. Пить надоело.  В соседнюю деревню съездить – мотоцикл сломался, чинить лениво…

- Пошли с нами!

- Куда?

- Повоем!

- ???

- Пошли, это прикольно!


Как оказалось, в нескольких километрах от деревни археологическая экспедиция местного педа занималась хера… тьфу ты, некромантией. В смысле – курганы раскапывали. Штук тридцать девчат, пяток ботанов, несколько преподов…

Потихоньку подползаем по мху к краю леса. Почти стемнело. Стоят на опушке палатки, вокруг, как граница лагеря, натянут шнур с разноцветными флажками, что на праздниках в городах вывешивались. Горит костёр, на нём что-то варится, рядом кто-то пытается на гитаре тренькать, кто-то свежепостиранные лифчики на верёвке вешает… Идиллия…


- Аввууууууу! - взвывает пацан рядом со мной.

- Ав-ав- ууууу! – другой

- Уууууууу! – с переливами басит третий

В лагере жмутся к костру. Бородатый дядька с топором в руке, как оказалось – руководитель экспедиции, пытается успокоить подопечных. Худой очкарик подхватив двухметровую хворостину с палец толщиной подошёл к флажкам и тычет ей в темноту, срывающимся голосом повторяя – «Кыш! Пошли отсюда!»

- Ууууууу! – на разные голоса переливаются пацаны. Периодически утыкаясь в мох чтобы отсмеяться.


Когда в боку от смеха уже колоть начало, решили с Олегом сходить познакомиться… Обошли лагерь с другой стороны (пацаны продолжали выть). Подошли, познакомились… Нас накормили, напоили, оставили ночевать. Куда же идти в темноте, через лес со злыми волками? Они тут почти каждую ночь так воют! Да… Красивые были девушки, жаркие…


Лет через двадцать захожу на городской форум и натыкаюсь на обсуждение.

-Да, а ещё мы ездили на север, на раскопки. Интересно было, но иногда страшно. Особенно волки. Они каждую ночь почти приходили к лагерю и выли! И глаза в лесу светились! Жуть! Их даже местные боялись, мы двоих спасли. Они не успели засветло в деревню вернуться, а ружьё не взяли. У нас заночевали.

- А волки на вас не напали?

- Так мы же с Антоном Иосифовичем ездили! Он всё знает! Мы флажки вокруг лагеря повесили, и ни один волк к нему так и не подошёл. Волки никогда на флажки не идут, их даже ловят так!

Показать полностью
6
Французская деревенская школа , 1949 г
7 Комментариев  

Во французских деревнях в одном классе учились дети разного возраста, как в России до революции.


Учительница была важным лицом в деревне и завидной невестой, поскольку получала государственное жалование.

Но часто учительницы умирали старыми девами : подозрения претендентов в меркантильных намерениях мешали им найти достойную партию.

Французская деревенская школа , 1949 г Франция, Детство, дети, деревня, школа
805
Хочешь комфорта - эволюционируй
29 Комментариев  
51
ВЕЛИЧЕСТВЕННОЕ
5 Комментариев в Авторские истории  

- Все вот эти твои деревенские мужики и бабы - не бывает таких!

Когда он входит ко мне без приглашения и без стука, дома становится очень громко.

- А какие бывают?

- Такие, как я.

- Ок, - говорю, - слелующий рассказ про тебя напишу.

Он вдруг понимает, что я не вру. Смотрит и молчит.

- А что напишешь?

- Правду.

- В смысле?

- Напишу, что тебе бабы не дают. И, что ты, вместо того, чтобы работать целый день, мелочь сшибаешь ходишь. И пьешь на халяву...

- Это неправда.

- Что именно?

- Что бабы у меня нету. Есть одна...

- Ладно. Верю. Русские женщины сердобольные...

- Слушай, а у тебя....

- Не дам.

Дальше следуют препирания и подходы. Миша, так зовут моего гостя, пытается давить на жалость, обещать невозможное, уверять в несбыточном. Я отбиваюсь. Привык. Давно бы прогнал этого здорового детину, если бы не его страсть к чтению и критике.

- Ладно. Нет денег. Ладно,верю. Дай что-нибудь почитать.

- Что тебе дать?

- Не такое, как у тебя. Что-то величественное хочу. Чтобы жизнеутверждало.

Я вынимаю толстый том и отдаю ему.

- Вот. "Противостояние" Кинга. Тебе понравится.

Он берет том и уходит. Я провожаю его чтобы посмотреть, какая погода и стоит ли идти на рыбалку...

Тепло и солнечно. Меня ждет река.

Вечером я опять встречаю Мишу . Пьяный, он спит в пыли под мостом. Я даже не пытаюсь поднять его. Просто прохожу мимо. Видно все же нашел деньги.

Неделю спустя он опять заходит ко мне. Возвращает книгу.

- Прочел-прочел. Хорошо пишет. Прям, как проглотил. Вот и ты бы так.

- Как?

- Величественно. Утверждающе надо... А то все мрачно, аж живот сводит.

Я киваю. Знаю, что он скажет дальше:

- Сосед, дай полтинник!

8
В деревне
8 Комментариев  
В деревне деревня, Природа, длиннопост
В деревне деревня, Природа, длиннопост
В деревне деревня, Природа, длиннопост

Ездил к тете сделал пару фото

Показать полностью 3
10
Крышу не починил...
7 Комментариев  

История из деревни

Есть у нас в Тамбовской области деревня Безукладовка (мы называли ее Распиздяевка). Жил там один кадр...ну, вернее как - жил он в основном на Зоне, а сажали его за изнасилования бабушек. Геронтофил, в общем. И вот проходит по Распиздяевке слух, что любитель "бабушкиных пирожков" возвращается домой после очередной отсидки. Так то у нас двери обычно не закрывают, но по всей деревне кипиш - бабульки вешают пудовые амбарные замки, думая обезопасить себя от этого "гиганта секса". И не зря... Как говорится "горбатого могила исправит" - решил этот "герой" возобновить свои похождения. Да неужели амбарный замок препятствие для "супермена"?? Залезает этот чувак на крышу дома одной бабуси, разбирает шифер, через чердак забирается в дом - вот она - вожделенная жертва! Изголодавшийся зэк набрасывается на старушку, срывает с нее одежду, та орет - "Не спеши, сынок! Вся твоя будеть!"... Ну а дальше как обычно - суд, дорога дальняя, казенный дом, горе-любовник отправляется на свое теперь уже постоянное место жительства.

Односельчане потом подкалывали бабусю - "Ну ты хоть расскажи, как понравилось?" Она: "Ой, да я бы и заявление забрала, если б он мне крышу обратно починил..." Занавес.

P.S. Фраза "не спеши, сынок, вся твоя будет" еще долго потом употреблялась у нас в разговорах, ибо нарочно так не скажешь, да и сама история непридуманная.

5
Как выжить ребёнку в деревне
8 Комментариев  

Погода в Петербурге исправилась, неожиданное солнце светит в окно, так что ещё одна ностальгическая история из детства, весёлая.

Если вы читали мой предыдущий пост про злую старуху-отравительницу, казематы и неизвестного принца (спасибо @Kirill332 за такое шикарное определение) вы знаете, что в мои 3 года моя семья переехала из Санкт-Петербурга в глухую деревню Шапчино в Витебской области республики Беларусь.
Там у нас был небольшой домик с русской печкой, огромный огород, яблоневый сад и большое-большое поле для картошки. В этом огороде и поле мы работали с тех пор, как они появились в наших владениях. Мы - это мой старший брат, старшая сестра и самая младшая я. Папа не особо где-то что-то работал, он был генератором идей и руководителем процесса. Он искренне считал, что лучший отдых - это смена деятельности, а праздный ребенок - опасный ребенок. Поэтому, когда другие дети развлекались, как могли, я завистливо на них смотрела, окучивая кабачки или пропалывая петрушку.
Но были, конечно, просветы в этом царстве эксплуатации детского труда.
В детстве моим самым близким человеком был брат. И росла я таким полумальчиком. А в дом напротив к жившей там бабушке приезжали два внука на каникулы - Саша и Серёжа. Мы были примерно одного возраста и всё свободное время проводили вместе в опасных детских развлечениях.
Опасных, почему-то, для меня.
Развлечение первое:
1) Недалеко от дома был сгоревший дом, рядом с ним росла липа. У нас там был штаб. Сколько времени мы провели на этой липе - не вспомнить. Я, как самая маленькая, долезала до высокой толстой ветки и не лезла дальше. Ребята, конечно, залезали и выше. И постоянно меня подначивали, мол, ну че ты как девочка, что ты боишься, и всё такое. Однажды, не выдержав давления коллектива, я полезла выше и долезала почти до самой макушки, но тут тонкая ветка подо мной сломалась и я грохнулась вниз спиной прямо на железное ведро, волею судеб валявшееся под липой.
Помню, упала, вдохнула, а выдохнуть никак.
Ребята спустились быстро, отнесли меня домой. Я пришла в себя по дороге, дома мама с глазами по пять рублей пробегала вокруг, и.... всё. На следующий день мы опять спокойно лазали по липе, просто я чуть крепче держалась за ветки.

Развлечение второе: Сеновал без сена.
2) Стандартный колхозный коровник, длинное здание с треугольной крышей. Под потолком - балки. По ним, в теории, ездит трактор и сбрасывает на пол стоги сена. На практике же сено там было только однажды.
На эти балки умные дети попадали легко: сбоку от коровника росла бузина, ее ветки касались верхнего окна сеновала. Мы залезали туда и ходили по балкам.
Первые балки были плоские, остальные - с круглой поверхностью, как обычные бревна. По ним я не ходила и не ползала. И всё было ок.
Но в тот раз, когда привезли сено, чудесные друзья - братишка, сестрёнка, Саша и Серёжа - прыгали с балок в стоги сена и хохотали. Им было чертовски весело, а я сидела на плоских балках и хотела тоже. Они звали к ним, я боялась-боялась и сдалась. И вот долезала я до середины где-то здания, прямо подо мной - стог сена и минута отделяет от полёта и счастья. Я встаю на балку и прыгаю головой вниз.
И промахиваюсь мимо стога, втыкаясь головой в бетонный пол.
И вот сижу я на полу, держусь рукой за голову (а мне лет 6 вроде, или 5), из головы хлещет кровь, но мне смешно, я сижу и смеюсь. А ребята прыгают с балок в сено и такие потом потирают голову: "Уууууу ". И тоже смеются.
Но потом очухались, отнесли меня домой. Скорая, мама с огромными глазами, зашивали голову.
И потом мы снова полезли на сеновал. Меня не особо чему-то учила жизнь.

О, ещё мы любили играть в земли. Это с ножом. Не помню уже, как в них играть, вроде нож втыкается в землю и в зависимости от того, как он воткнулся, отрезается себе территория. Весело тоже было.

Очень много текста получается.

В следующий главе будет про спасение котёнка и больницу. Про спасение мышонка и больницу. Про то, как мы шифер взрывали на поле, где был сенокос. Про ничейный сад, оказавшимся чейным. И про велосипедные гонки.

Показать полностью
155
Когда все как все, а ты нет
8 Комментариев  
Когда все как все, а ты нет теленок, корова, деревня
Когда все как все, а ты нет теленок, корова, деревня
2091
Сорочий подарок
77 Комментариев  

Сегодня затеял уборку двора. Под ёлками обнаружил много кусочков алюминиевой проволоки. Вначале недоумевал, а потом вспомнил, что на наших ёлках есть сорочьи гнезда (которые периодически отжимают совы :).

Вот это только то, что упало. А сколько еще наверху?

Сорочий подарок деревня, сорока, ёлка, гнездо, алюминий, проволока
28
Ещё одна история про кота на крыше, но со счастливым концом.
4 Комментария в Истории из жизни  

Только что пересказал историю друга здесь:

http://pikabu.ru/story/kot_sdelal_nerealnoe__ubilsya_pri_pad...


А кот из этой истории - полная противоположность предыдущему. Свидетелем этого события стал уже я сам. Ситуация похожая - кот сидит на коньке бани, высота которой порядка пяти метров, выцеливает стрижей. Тут один проходит перед ним на бреющем. Тот со всей дури сигает вперёд, но также упускает птичку. В следующее мгновение происходит что-то, не поддающееся законам физики - кот делает полицейский разворот в воздухе и с такого расстояния успевает долететь до конька и зацепиться за него. При этом, казалось, он находился на одной высоте с коньком. Взгромоздился на прежнее место и продолжил с невозмутимым видом охотиться.

-2
Кот сделал нереальное - убился при падении с сарая.
6 Комментариев в Истории из жизни  

Считается, что кошки - сверхловкие и сверхцепкие создания, просчитывающие свои движения на шаг вперёд. Нелегко заставить их потерять равновесие или ошибиться. Но, тем не менее, конфузы бывают. Примеры тому - множество подборок с придурковатыми котами (или их придурковатыми хозяевами, изобретающими ловушки для своих любимцев) на Ютубе.

Но часто ли бывает такое, когда кот, по умолчанию здоровый и не под валерьянкой и не после наркоза, совершает фатальную ошибку при планировании манёвра? Нечасто... Вот у нас в колхозе однажды такое случилось. Далее со слов друга.

Соседский кот сидел на коньке сарая, на ласточек охотился. Высота - как у среднестатистической избы, порядка пяти-семи метров. Трёхметровые зандровые леса крапивы внизу. И вот, значит, кошак выбрал подходящую цель, и сиганул. Только вот птичку не поймал и скапотировал в крапиву. Из крапивы он так и не вышел - нашли его мёртвым со сломанной шеей.

Возникает закономерный вопрос: как так-то?! В городах, говорят, кошки и с восьмых этажей на землю сигают, и ничего. Правда, они чётко видят, куда приземляются, ибо густой высокий сорняк на клумбах не растёт. Но, как говорится, раз в год и палка стреляет. Самоуверенный кот посчитал, что при падении в крапиву угадает момент касания, но, видать, рановато выпустил шасси и описал бросок через пупок с захватом правого яйца... Глупое животное, в общем!

135
Деревенские приключения.
10 Комментариев  

Приключилась эта история когда мне было лет 13-14, мы недавно переехали в деревню, где раньше жил мой отец. Дома на нашей улице представляли собой кирпичные коттеджи, разделенные на двух хозяев стенкой, общим чердаком, 3-5 комнатные жилые помещения с разными входами и земельными участками от 13 до 30 соток, примерно. Контингент поселения 50/50 нефтяники-вахтовики и колхозники.

Отец прилетел прошлым вечером, a на следующий день мы по традиции мы делали шашлык. Что-то где то глухо бабахнуло, кто-то где-то громко ругался, потом прибежала жена коллеги отца по работе, они сели в машину и уехали. Отец приехал уже поздно ночью, они с матерью о чем то болтали и смеялись.

И только на этой неделе я вспомнил и попросил рассказать что же случилось в тот день. Далее со слов отца:

Сергей(пусть будет Сергей), сотрудник отца по работе. Делал шашлык и изрядно напившись, зачем то полез на чердак, там знатно огребши от шершней или от ос, пошел догоняться алкоголем, который по древним сказаниям блокировал действие яда. Бурлящее его естество требовало мести. Вооружившись дезодорантом дочери(дихлофоса не было видимо) он полез их травить и снова пал в неравном бою с насекомыми. Приняв противоядие Сергей схватил ружье и ринулся на чердак, дважды выстрелив он начал получать пиздюлины с новой силой. Убегая от крылатых пидарасов, он забыл воспользоваться лестницей и сломал ноги. Пока его жена ходила за моим отцом, дабы отвезти его в больницу, пришел сосед и передал, видимо от жителей чердака, за попорченную крышу, 2 шт по ебалу, и один штука по ребрам, попутно поломав адресата, а так же сломал ружье, за подпорченные труселя и психику малых детей. К моменту прибытия в больницу, Сергей превратился из высокого, худощавого, скуластого русского парня, в мордастого китайца повстречавшего медведя-рестлера.

Заживают болячки на таких людях, лучше чем на собаках, так что Сергей уже через две недели снял гипс и заделал крышу без происшествий.

5
Немного о бессмертных.
5 Комментариев  

Ехал я как-то по поселку, слева канава за ней кусты и овраг, справа барак двухэтажный.

Еду неспешно, как навстречу вылетает девятка убитая, пыль столбом, из окна рука с бутылкой пива торчит, несется не сбавляя скорость. Я к обочине прижался чтоб бешеного пропустить как тут из-за барака сквозь кустики вылетает бессмертный лет 13 на скутере, проскакивает поперек дороги в считанных сантиметрах передо мной и девяткой, и с криком скрывается за кустами в овраге.

Я в ахуе, "пацанчик" из девятки тоже. Никогда до этого не курил, но сигарету у водителя девятки стрельнул. Пару раз затянувшись и успокоившись, полез в овраг искать недоделанного Валентино Росси, но нашёл  только побитый скутер и левый тапок.

2575
Деревенский пранк
25 Комментариев  
Деревенский пранк крокодил, инфаркт, получить, можно, пранк, деревня, длиннопост
Показать полностью 1
56
Как дед абрикосы воровал
8 Комментариев в Истории из жизни  

Каждые летние каникулы я проводила в деревне у бабушки с дедушкой. Ночевала на участке под открытым небом, смотрела ночами на звезды, слушала шелест листвы и пение сверчков – романтика. Идиллию несколько омрачали полчища комаров да пёс, который имел привычку будить меня часа в 4 утра, залезая грязными лапами на постель. Но всё равно это было самое счастливое время.


Практически все соседние участки были заселены, так что постоянным атрибутом летнего отдыха были толстые жопы в купальниках, вопли, запах шашлыка и периодическая ругань. Но соседний участок был необитаем, хозяева приезжали пару раз в год. Вся земля была покрыта сорняками и зарослями ежевики, но в этом диком уголке росло потрясающее старое абрикосовое дерево, плодоносящее крупными, сочными плодами, которые осыпались, не дождавшись хозяев. Дерево было огромным, и, чтобы добраться до плодов, нужно было долго карабкаться. Разумеется, на виду у соседей все это делать стремались, да и мент на пенсии, живший в соседнем доме, тоже сдерживал открытое хулиганство.


Поэтому однажды на рассвете мой дедушка, вооружившись верёвкой и вёдрами, отправился на промысел. Не пропадать же добру! Пёс же как раз решил, что мне тоже самое время проснуться, как следует извалялся в грязи и полез ко мне в кровать. Спросонья я заорала что было сил (а голос у меня громкий): «Ты куда полез, скотина такая! А ну пошёл вон отсюда!» и со спокойной душой завалилась спать обратно.


По словам деда, он в этот момент чуть с дерева не свалился.


А абрикосы были вкусные, и набралось их килограмм двадцать. Не без кирпичей, как я теперь думаю.

107
Хорошо в деревне летом
4 Комментария  

Деревенька как деревенька. Много таких. Вот только загорают на берегу пруда некоторые не по-деревенски совсем. Гошка с Генкой. Расстелили верблюжье одеяло старое, загорают и на тонконогих девчонок смотрят, а Светка с Ольгой им на мостике отсвечивают. Это Гошка им втер, что стоя у воды загорать лучше получается, вот они и стоят. А Гошка с Генкой смотрят, когда девчонки на мостике стоят, на них смотреть удобнее, а Гошка в Светку уже четыре года влюблен летом.

Он бы и зимой влюблен был, но зимой они не видятся, а учатся в разных городах. Этой зимой будут в седьмых классах учиться.


Генке Ольга нравится. Ишь, как красиво стоит, думает Генка, как будто нырять собирается «рыбкой». Сейчас прыгнет.


- Не, Ген, не прыгнет, - встревает Гошка в Генкины мысли, - она плавать не умеет.


- А твоя Светка, - обижается Генка, - а твоя Светка тоже только по-собачьи плавает.


- Нет, ты лучше скажи, зачем девки лифчики носят? – Генка уже не обижается, а философствует в меру сил, - Ольга четыре года назад без всякого лифчика купалась. Сейчас-то он ей зачем?


- Ген, а ты ее и спроси, - Гошка устраивается поудобней, - вдруг расскажет?


- Дааа, спроси, - возмущенно протянул Генка, - сам спрашивай. Она хоть и в лифчике, а дерется как без него.


- Чего делаете, мужики? – к пруду подошел зоотехник Федька – двадцатитрехлетний парень, почитаемый Генкой и Гошкой уж если не стариком, так вполне солидным и немного глуповатым человеком, - я тут у Куркуля ружье сторговал немецкое, айда на ферму испытывать.


- Врешь, Федька, - не поверил Генка, - нипочем Куркуль ружье не продаст, оно ему от отца досталось, а тому помещик за хорошую службу подарил.


- А я слышал, что Куркуль ружье в том разбитом немецком самолете нашел, что в войну золото вез. Ружье взял, а золото перепрятал, - возразил Гошка, - но тебе, Федька, он его все равно не продаст. Жадный потому что. А у тебя столько денег нет.


- Продаст, не продаст, здоровы вы рассуждать, как я погляжу, - надулся Федька, - я ведь и один ружье отстрелять могу. А вы сидите тут, на девок пяльтесь. Последний раз спрашиваю: идете, нет?


- Идем, идем, - Генка свистнул, а Гошка махнул рукой обернувшимся девчонкам: ждите, мол, у нас тут мужские дела, скоро придем. И они пошли.


До старой летней фермы недалеко совсем – с километр. Зимой там пусто, а на лето телят пригоняют из совхоза. Сейчас день, телята на выпасе, ферма пустая. Голуби одни комбикорм жрут. Одна такая сизая птица мира больше килограмма в день сожрать может, а их тут сотни. Не любят их за это в деревне. Конкуренция. Комбикорма совхозным телятам не хватает, у скотников своя скотина по дворам есть просит и голуби еще. Никакого прибытка с голубей – одно разорение. Вот поэтому Федька на ферму и пошел ружье отстреливать. Хоть и пьяный, а пользу для хозяйства блюдет.


Шли молча. Генка думал, дадут ли ему пострелять, и попадет ли он в голубя на лету. Гошка размышлял, откуда, все-таки, взялось ружье у Куркуля. И только Федька просто шел и не думал. Думать Федька не мог. Голова раскалывалась, в глазах плыли радужные пятна, и даже слюны не было, чтоб сплюнуть.


Насчет ружья Федька ребятам не врал: Василь Федорыч, старик, прозванный в деревне куркулем за крепкое хозяйство, большой дом и прижимистость, действительно согласился продать ему ружье "за недорого".


Раз в год, в начале июня, Куркуль уходил в запой. То ли входила в нужную фазу луна, то ли еще какая Венера заставляла его тосковать по давно умершей в июне жене, а может Марс напоминал о двух июньских похоронках, полученных им в разные военные года на обоих сыновей, но весь год Куркуль, можно сказать, что и не употреблял вовсе, а каждый июнь пил беспродыха.


Федька подгадал. Две недели назад он зашел к старику за каким-то, забытым уже, делом, да так и остался.


На исходе второй недели пьянки, Василь Федорыч достал из сундука, завернутый в чистую холстину, двуствольный Зауэр и отдал его Федьке. Бери, пользуйся. Я старый уже охотиться, а такому ружью негоже без дела лежать. Ружье без дела портится, как человек. А сто рублей ты мне в зарплату отдашь.


Федька, хоть и пьяный, а сообразил, что ему повезло. Как отдать сто рублей с зарплаты, которая всего девяносто он не сообразил, а что повезло – понял сразу. Забрал ружье и ушел, чтоб Куркуль передумать не успел. За патронами домой и на ферму пробовать. Мать пыталась было отобрать, видя такое пьяное дело, но он вывернулся и удрал. Ребят встретил по дороге. Голова раскалывается просто, а на миру и смерть красна и болит вроде меньше, поэтому позвал и даже уговаривал.


Дошли до фермы, ворота настежь, голубей пропасть. Вспорхнули было, когда Федька с ребятами в ворота вошли, потом опять своим делом увлеклись: кто комбикорм клюет, кто в навозе ковыряется.


Федька тоже с ружьем поковырялся, собрал, патронов пару из кармана достал. Зарядил.


- Дай стрельнуть, а? – не выдержал соблазна Генка, - вон голубь на стропилине сидит. И гадит. Не уважает он тебя, Федь. Ни капельки. Давай я его застрелю?


- Я сам первые два, - Федька прицелился, - вдруг чего с ружьем не так…



- Бабах, - сказало ружье дуплетом, и голубь исчез. Вместе с голубем исчез изрядный кусок трухлявой стропилины, а через метровую дыру в шифере, сквозь дым и пыль в ферму заглянуло солнце.


- Ну, как я его? – Федька опустил ружье.


- Никак, Федь. Улетел голубь. Ни одного перышка же не упало. Говорил же, дай я стрельну, или Гошка вон, - Генка покосился на приятеля, - он биатлоном занимается, знаешь, как он из винтовки садит? А ты мазло, Федь.


- Ах, я - мазло? Сами вы … – Федька, никак не мог найти множественное число от слова «мазло», - Сами вы мазлы косые. И стрельнуть я вам не дам, у меня все равно патроны кончились.


- Не, Ген, - Гошка друга не поддержал, - попал он. Картечью, видать, стрелял. Вот и вынесло голубя вместе с крышей.


- А у вас выпить ничего нету? - невпопад спросил Федька, поставив ружье к стене и зажав голову ладонями, - лопнет сейчас голова.


- Откуда, Федь? - Гошка повернулся к зоотехнику, - мы обратно на пруд пойдем, и ты тоже беги отсюда. А то Лидка с обеда вернется, она тебя за дырку в шифере оглоблей до дома проводит. И ружье отобрать может, и по башке больной достанется.


- Идите, идите, в зеленую белку я все равно попал, - сказал Федька вслед ребятам и засмеялся, но они не обратили на его слова никакого внимания. А зря.


Вечером, а по деревенским меркам – ночью у Гошки было свидание. На остановке. Эта автобусная остановка на бетонной дороге из города в город мимо деревеньки, стояла к деревеньке «лицом» и служила всем ребятам местом вечернего сбора и своеобразным клубом. Автобусы днем ходили раз в два часа, последний автобус был в половину одиннадцатого вечера, и, после этого, угловатая железобетонная конструкция с тяжеленной скамейкой, отходила в безраздельное ребячье пользование. Девчонки вениками из пижмы выметали мусор, оставленный редкими пассажирами, Гошка притаскивал отцовский приемник ВЭФ и посиделки начинались.


Обычно сидели вчетвером. Но сегодня к Генке приехали родители, Ольга «перезагорала» на пруду и лежала дома, намазанная сметаной. Пользуясь таким удачным случаем, вдобавок к ВЭФу, Гошка захватил букет ромашек и васильков для романтической обстановки.


Светка не опоздала. Они посидели на лавочке и поболтали о звездах. Звезд было дофига и болтать о них было удобно. Как в планетарии.


- А средняя звезда в ручке ковша Большой медведицы называется Мицар, - Гошка невзначай обнял Светку левой рукой, правой показывая созвездие, - видишь? Она двойная. Маленькая звездочка рядом называется Алькор, по ней раньше зрение проверяли в Спарте. Кто Алькора не видел, со скалы сбрасывали. Видишь?


- Вижу, - Светка смотрела вовсе не на Алькор, - Вижу, что ты опять врешь, как обычно. А у тебя волосы вьются, я раньше не замечала почему-то.


После таких слов разглядывать всяких Мицаров с Алькорами было верхом глупости, и Гошка собрался было Светку поцеловать, но в деревне бабахнуло.


- Стреляют где-то, - немного отстранилась Светка, - случилось чего?


- Федька у Куркуля ружье купил. Пробует по бутылкам попасть.


- Ночью? Вот дурак. Его ж побьют, чтоб не шумел.


- Дурак, ага, - и пьяный еще. Пусть стреляет, ну его нафиг, - согласился Гошка и нагло поцеловал Светку в губы.


Светка не возражала. В деревне опять бабахнуло, и раздался звон бьющегося стекла.


- Целуетесь, да? – заорали рядом, и из кювета на дорогу выбрался запыхавшийся и взлохмаченный Генка, - целуетесь. А там Федька с ума сошел. Взял ружье, патронташ полный с картечью и по окнам стреляет. Белки, говорит, деревню оккупировали. Зеленые. К нам его мать забегала предупредить. Ну я сразу к вам и прибежал. Пойдем сумасшедшего Федьку смотреть?


В деревеньке бухнуло два раза подряд. Пару раз робко гавкнула собака, кто-то яростно заматерился. Бабахнуло снова, громче, чем раньше, и снова звон стекла и жалобный крик кота.


- Дуплетом бьет, - с видом знатока оценил Генка, - до теть Катиного дома добрался уже. Пойдем, посмотрим?


- Сам иди, - Светка прижалась к Гошке, - нам и тут хорошо. Да, Гош?


- Ага, хорошо, - как-то неубедительно согласился Гошка, - чего там смотреть? Что мы Федьку пьяного не видели? Нечего там смотреть.


А смотреть там было вот что: Федька шел по широкой деревенской улице и воевал с зелеными белками.


- Ишь, сволота, окружают, - орал он, перезаряжая, - врешь, не возьмешь! Красные не сдаются!


И стрелял. Проклятущие и зеленые белки были везде, но больше всего их сидело на светящихся окнах. Гремел выстрел, гасло окно, и пропадали зеленые белки.


Федька поравнялся с домом тети Кати, где за забором, на толстенной цепи сидел Джек. Пес имел внешность помеси бульдога с носорогом и такой же характер. В прошлом Джек был охотничьей собакой, ходил с хозяином на медведя и ничего не боялся. Из охотничьих собак Джека уволили из-за злости, да и цепь его нрав не улучшила. Джек ждал. Раз стреляют, значит сейчас придет хозяин, будет погоня и дичь. И лучше, если этой дичью будет этот сволочной кот Пашка, нагло таскавший из Джековой миски еду. От мысли о Паше шерсть на загривке встала дыбом. Нет, утащить еду это одно, а жрать ее прям под носом у собаки – это другое. Прям под носом: там, где кончается чертова цепь, как ее не растягивай.


Возле калитки появился человек с ружьем.


- Гав? - вежливо спросил Джек, - Гав-гав.


Хозяин это ты? Отстегивай меня быстрей, пойдем на Пашку охотиться. Так понял бы Джека любой, умеющий понимать собачий язык. Федька не умел. Он и зеленых белок понимал с большим трудом, не то что собак.


- Белка! – заорал он, увидев собаку, - главная белка! Собакой притворяется. Сейчас я тебя. Федька поднял ружье и выстрелил.


- Гав? – опешил пес, когда картечь просвистела у него над головой, - совсем охотники офонарели. Кто ж по собакам стреляет? Стрелять надо по дичи. В крайнем случае, - по котам. Вот Пашка… Джек не успел закончить свою мысль, как над его головой свистнуло еще раз.


- Не, ребята, такая охота не для меня. Ну вас нафиг с такой охотой. Пусть с вами эта скотина Пашка охотится. Так подумал, или хотел подумать Джек, поджал хвост вместе с характером, мигом слинял в свою будку, вжался в подстилку и закрыл глаза лапой. Бабах! – снова грохнуло от калитки, и по будке стукнула пара картечин.


- Не попал, - не успел обрадоваться Джек, как снаружи жалобно мяукнуло, и в будку влетел пушистый комок.


- Пашка?! – по запаху определил пес, - попался сволочь. Вот как все кончится, порву. Как Тузик грелку порву. Пес подмял под себя кота и прижал его к подстилке. Кот даже не мяукнул.


Федька снова перезаряжал. В патронташе осталась всего пара патронов, а белок было еще много. Хорошо хоть главную белку грохнул. Здоровая была, надо потом шкуру снять, - на шубу должно хватить. Патрон встал наискось, Федька наклонился над переломленным ружьем, чтоб подправить. Что-то тяжелое опустилось ему на затылок. Белки пропали, и Федька упал, как подкошенный.


Куркуль, а это был он, потер правый кулак о ладонь левой руки и крикнул в темноту:


- Лидка, ты тут? Иди скорую ему вызови. Скажешь белая горячка у парня. Милицию не вызывай, я сам с участковым разберусь.


Лидкой звали председателя сельсовета и владелицу единственного телефона в деревеньке.


- Перестал стрелять вроде, - на автобусной остановке Генка поднялся со скамейки, - патроны видать кончились. Пойдете смотреть? Нет? Ну я один тогда. Целуйтесь себе.


Генка направился в деревню. А в деревне, в собачьей будке возле теть Катиного дома Джек привстал и обнюхал перепуганного кота. Хотел было разорвать и, неожиданно для себя, лизнул Пашку в морду. Пашка, обалдевший от таких собачьих нежностей, вылез из будки, потянулся и отправился по своим кошачьим делам. Не оглядываясь.


А утром, проснувшийся Джек, нашел возле своей миски, толстую мышь. На своем обычном месте, там, где кончается собачья цепь, сидел Пашка, вылизывался и, кажется, улыбался.

Показать полностью
7
5 мгновений весны
5 Комментариев  
5 мгновений весны фотография, город, деревня, весна, длиннопост, Красноярск
5 мгновений весны фотография, город, деревня, весна, длиннопост, Красноярск
Показать полностью 3


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь