С тегами:

ветераны

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
178
Вот и довелось тебе, отец, ещё раз постоять за Родину
78 Комментариев  

Вчера, 26 марта, во время марша Национальной гвардии в Запорожье ветеран Великой Отечественной войны проявил настоящий героизм и отвагу, достойную воина Советской армии.

В местных СМИ появились с заголовком «В Запорожье во время празднования Дня Нацгвардии был замечен провокатор с коммунистической символикой», в социальных сетях «провокатора» уже назвали героем и самым смелым жителем города.


Когда-то давно этот мужчина давал воинскую присягу и перед совсем другим строем произносил слова «клянусь защищать Родину мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами».


Этой присяге он остался верен.


Источник

21
Концерт.
7 Комментариев  

Пошёл с ребёнокм на школьный концерт, посвещённый ветеранам афганской войны. После длительных выступлений детей дали слово одному из пришедших ветеранов. Весь в медалях, серьёзный, рассказывал детям о героизме, и в конце сказал:


- Там, на войне, либо ты его, либо он тебя, а тут, тут закон соблюдать надо.

3501
О заветах умирающих стариков
133 Комментария  

В школьные годы , 10 класс,  перед праздником победы, нас отправляли к ветеранам , мы брали у них интервью и потом рассказывали перед классом о подвиге людей, которые среди нас. Послали меня с одноклассником к дедушке, звали дедушку Иван Тимофеевич, воевал в ВОВ, потом был переброшен на второй фронт открывшийся на востоке, история не об этом. Иван Тимофеевич после ранения имел проблемы с почками и ходил с катетером и бутылкой примотанной к одной ноге, при этом не был обозлён на людей или страну, очень даже адекватный и умный дедушка. Так вот в конце интервью мы спросили: "А что вы хотели бы сказать нашему поколению в назидание?" Получили короткий, но искренний ответ , дословно:

1. Цените дружбу и поступки

2. Любите одну женщину

3. Не допустите такой страшной войны

После последнего предложения он расплакался, а мы поспешили удалиться. Через неделю супруга Ивана Тимофеевича принесла нам в класс конфеты и сообщила, что у мужа через 2 дня после нашего прихода остановилось сердце, но все эти два дня он прибывал в хорошем настроении после нашего визита , был рад и часто повторял, что (цитата со слов супруги) "Пришли не какие-то аболтусы для галочки и не чиновники с показухой, а ребята с не пустыми глазами"

Прошло 12 лет, а до сих пор верю, что мы подарили ветерану В последние дни его жизни хорошие эмоции, может и веру в людей, а он, дал нам очень мудрый совет.

20
Правда о лже-ветеранах
5 Комментариев в Чтобы помнили  

Скоро 9-ое мая праздник Великой Победы и тех кто пожертвовал собой ради нашего мирного неба все меньше и меньше но среди них и есть обманщики, мошиники и вообще нехорошие люди, остерегайтесь и разоблачайте их но будьте осторожны это может быть и настоящий Ветран

411
Ветераны.
34 Комментария в Оружейная лига  

Автор снимка Виталий Кузьмин

Ветераны. ветераны, Великая Отечественная война, СГ-43, пулемёт, Пулемётный расчёт, фотография, Оружие

Пулемёт СГ-43.

5
ВИП палаты для ветеранов
3 Комментария  

История произошла примерно 8-10 лет назад в канун дня победы. Тётя тогда работала дежурным врачом в обычной экстренной больнице.

Место действий: 1 городская больница города Краснодара.


В канун дня победы больницу по стандарту обвесили плакатами с «Ваш подвиг вечен», врачам раздали Георгиевские ленточки и по указанию сверху сделали акцию - всех ветеранов бесплатно кладём в ВИП палаты (живых ветеранов тогда было побольше, чем сейчас). Ну а врачам поручили по возможности отправлять их подальше и не занимать палаты для «избранных». К концу праздников оставалась свободной всего одна палата, заведующая предупредила, что в понедельник в неё планово ложится важный (платежеспособный) пациент и чтобы палату ни в коем случае не трогали. В вечер субботы в больницу по скорой привезли очень пожилого (90+) дедушку-ветерана, отправить его домой не вариант по состоянию здоровья, обычных мест в отедление кот наплакал и в основном в коридоре. До заведующей не дозвонились, начмед сказала, что не её проблемы и делайте, что хотите. Звонили даже главному, тот сказал делать что хотят, только без жалоб чтобы обошлось. Решили забить и положили его в ту палату, акция же, не в коридор же класть.


В понедельник в 8 утра телефон тетки чуть не взорвался от криков заведующей. Потом были «подарки» в виде неправильного графика дежурств (тетке сказали, что у неё дежурство, например, 6, а на самом деле 5 и получилось, что она не вышла на работу), дежурств во все праздники. Ну а от убийства спасла только адекватность пациента, который, узнав о ситуации, спокойно согласился лечь позже. 

38
Необычная открытка...
4 Комментария  

Собираю помаленьку открытки, посвященные 9 мая / ВОВ и вот как-то раз, просматривая кучу старых открыток, купленных на аукционе, наткнулся на одну вполне себе обычную и ничем не примечательную, подумал даже что пустая внутри, но когда я ее открыл... не каждый день в руки попадают вещи для таких людей...

Необычная открытка... 9 мая, открытка, генерал, победа, Ветераны, фронтовик, длиннопост
Необычная открытка... 9 мая, открытка, генерал, победа, Ветераны, фронтовик, длиннопост

Как оказалось, открытка была для генерала Абрамова Юрия Михайловича, возможно от боевого товарища или ученика из какой-нибудь академии, решив узнать что же это был за человек, я удивился еще больше...

Необычная открытка... 9 мая, открытка, генерал, победа, Ветераны, фронтовик, длиннопост
Необычная открытка... 9 мая, открытка, генерал, победа, Ветераны, фронтовик, длиннопост
Показать полностью 4
105
Рыжая Тома #4
14 Комментариев  
Рыжая Тома #4 Бессмертный полк, Случай из жизни, ветераны, Санкт-Петербург, бабушка, дружба, человек, отношения

Индекс:

Первая часть

Вторая часть

Третья часть


Годы шли, сын Томочки вырос, женился, они переехали. Сначала умерла любимая собака по кличке Малыш, потом она похоронила сестру Нину и продолжила жить одна.

Работала в совете Ветеранов и помогала всем, кто к ней обращался. Тома была щедрым человеком, поэтому давала своим клиентам не только консультации, но и деньги. Она считала людей самой большой ценностью на белом свете.


И вот казалось бы живи да радуйся спокойной старости, тяжело заболевает Томин сын. Много лет лечения, операций, но не спасли. И железная Томочка сломалась.


Инсульт, потом за ним еще один. И еще. Каждый из которых стирал по слоям память, личность, слух.

Она сама не хотела слышать. Это был добровольный отказ. Мир в котором не было ее ребенка, стал ненадобен.

У них с сыном были сложные отношения.


Тома - обладательница властного характера, ну и сын в нее пошел. Плюс на плюс выдал минус. Конечно, они любили друг друга. Но как-то совсем по-своему.

Последние годы Тома доживала с невесткой, которая к ее чести создала все условия, чтобы Тамара Алексеевна чувствовала себя максимально комфортно.


“Тебе сколько лет? А? Не слышу? Аааа, а мне — девяносто семь! И все никак не помру. А ты живи-живи, пока видишь солнце, ему надо радоваться.”


День начинался по одному и тому же сценарию:

Когда я приходила, то громко кричала с порога, кто пришел и зачем. Томочка частенько смотрела телевизор спиной к двери, и очень пугалась, если в комнату заходили без предупреждения. Мы кушали, прибирались, разгадывали кроссворды, стригли ногти, смотрели на поезда. Когда Тома уже совсем лежала, я включала ей мультик про кота Леопольда. Он ей очень нравился. Когда ей было получше, она показывала свои фотографии, письма. Она рассказывала, как в этой комнате они и Нина собирали соседей, а художник Н.А. Павлов подарил ей во-от ту гравюру.


Рыжая Томочка умерла в своей постели, окруженная любимой мебелью, картинами, книгами и воспоминаниями. Город никак не отреагировал на этот факт. Хоронили ее семьей, от союза ветеранов прислали только венок.

Мне на память отдали ту самую синюю вазу для революционных гвоздик и огромную гравюру Павлова.

Позже, я попросила у тетки разрешение воспользоваться архивом Томы, который она хранила в своем шкафу. Но выяснилось, что юрист - это до последнего. Папки надписанные «Секретно», оказались пусты. Скорее всего, она тщательно уничтожила все, что по ее мнению, могло попасть после ее смерти в плохие руки. Так что, мне повезло отсканировать только фотографии и получить доступ к письмам, а после рассказать про то, что жила на свете Рыжая Томочка. Очень любила свою семью, страну и дело которому посвятила всю свою жизнь.

Показать полностью
105
Рыжая Тома #3
14 Комментариев  
Рыжая Тома #3 Случай из жизни, ветераны, Санкт-Петербург, бабушка, эмиграция, дружба, Война, человек, длиннопост

Индекс:
Первая часть

Вторая часть


Тома очень любила красные гвоздики. У нее была синяя, со стершейся позолотой, керамическая ваза, в которой они особенно хорошо смотрелись. Самые лучшие цветы, революционные.


Она не была одиноким забытым ветераном, но всегда помнила, что не все такие. Что не ко всем приезжают родственники и друзья, не у всех есть хлеб и деньги на лекарства.

Деятельная натура Тамары Алексеевны требовала занятия посерьезнее, чем продажа газет и марок: она пошла в Союз Ветеранов и стала заниматься как раз такими, забытыми. Юридическая закалка пригодилась и спустя много лет, правда пришлось всему учиться заново, вооружившись уже другим законодательством. Это тоже была война. Совсем другая, но человеческих жертв было не меньше.


“Потому что все такие как Валя. Как земля носит?”


Валентина была самой старшей дочерью в семье и не разделяла взглядов партии. Еще до войны, она вышла замуж за, страшно подумать, мексиканца и уехала с ним навсегда. Там они перебрались в Америку. Муж Вали, может, и был человеком приземленным, зато знал куда и как вкладывать деньги. Пока вся Америка мучилась Великой депрессией, семья Вали жила в скромном, но устойчивом достатке. Когда развалился СССР, она стала искать сестер и братьев, но на контакт пошла только Нина. Для Тамары же, Валя была отрезанным ломтем, капиталистом и идеологическим врагом.

Можно посмеяться над этим, можно осудить, но я понимаю Тому. Всю жизнь она воевала за свой Мир. Мир, в котором каждый получает по своим трудам, проливала за это кровь и приговаривала людей к смерти. Подумайте над этим, когда в очередной раз захотите бросить в лицо человеку: “Да ваш Сталин убийцей был!”

Может и был, но почему за это должны отвечать старики? Они при всем желании ничего уже изменить не могут. Целое поколение обманутых людей.


“А главное, Нина туда поехала! Ты можешь себе представить!?”


Нина и правда ездила навещать сестру в девяностых. Ненадолго. Но отношения между Ниной и Тамарой испортились.


“Как она могла? В то время, как мы тут вдвоем не знали, как ребенка прокормить, во что одеть, как вылечить и на ноги поставить. Ой, даже говорить о ней не хочу, сразу чувствую себя плохо.”


Я пыталась выводить ее на нейтральные темы. Как отдыхали, какую музыку слушали, что носили. Через какое-то время пришлось крепко задуматься, что делать дальше. Она меня слышала все хуже и хуже. Я страшно злилась на тетку, которая, по моему мнению, не обращала на это никакого внимания. И вот как-то, гордая собой донельзя, я вручила Томе слуховой аппарат.


“Что это? Ааа, спасибо.” - сказала Томочка. Открыла ящик стола, где лежали уже три таких девайса, и отправила туда мой. Это был полный провал :)


“Да мой отец еще в Брусиловском прорыве участвовал. Знаешь такой?”


Из шкафа доставалась карта, расстилалась на столе с двумя тяжелыми тумбами по бокам. И начинался урок отечественной истории. Она никогда не путалась в датах, и год 1916 был для нее гораздо реальнее какого-то там 2010. Очень редко, она входила раж и начинала рассказывать про Великую Отечественную, про друзей-юристов, веселых танкистов и неунывающую пехоту.


“Нормальных там не было, что ты. Под конец уже такая злоба душила, за всех, кто умер в Ленинграде, в лагерях, в зверствах Одессы. Я тебе так скажу, если старик с пеной у рта рассказывает, что он снайпер и вот тут всех вертел, скорее всего был кашеваром при полевой кухне. Тот кто действительно шел грудью на штыки, тот молчит. Все слова на «Ура! В атаку!» ушли.”


Она сама стыдилась своих орденов и надевала их только на парад. Смеялась, что чувствует себя броненосцем в потемках.


“Кино любила. Знаешь какое раньше кино было? Целый праздник если картину новую привозили, особенно комедию. И цветы дарили простые, искренние. Что надрал о тебе подумав, главное чтобы охапка побольше, то и подарил. Главное, что подумал же. А сейчас вроде и смотреть много чего, телевизор есть, цветной, а все не то. Праздника нет. “


Я скачивала и записывала на диски «Волгу-волгу», «Веселых ребят», «Весна», покупала мандарины, батончики, гвоздики и мы устраивали Праздник. И знаете, это действительно было весело.

Показать полностью
0
Все обрыдаются
1 Комментарий  

- Затем ещё из Сафоново распоряжение пришло, что мол отцу за службу… Мы тогда поехали за ним туда, а там говорят – мы его отдали. И то, значит, не вернули, и это кому-то другому выдали. Мы писать сразу… Ну не сразу, послезавтра как приехали – я прямо на этом столе вот и написал. Почта не работала на выходных, она должна была, да Наталья слегла.

- Он вас четыре мясаца ждёт, - подала голос хозяйка.


Старик только отмахнулся от её слов, придвинул к себе вазу с сушками и «Москвичкой», зацепил одну конфету серо-жёлтыми пальцами, покрутил и бросил обратно в вазу.


- Мне-то не сама медалька, мне чтобы отцу написали, что было у него. А то каждый год там имена повторяют, да и на памятнике не обозначен… Обидно.


Сергей, стараясь дышать глубоко и медленно, снимал подсъем. Начал с крупняков рук – у стариков всегда хорошо было подснять руки, даже когда их лица были уже совсем безжизненными и больными, в их руках каким-то чудом сохранялись и жизнь, и характер. Затем Сергей подснял глаза, попросил старика посмотреть в камеру, а затем - на Белова, сидящего напротив и постоянно заглядывающего в телефон. Поймал хороший кадр в гуще чая – там на секунду отразилось лицо старика, задумчивое и печальное. Хотел подснять интерьер, и тут Белов дёрнул его за штанину и знаками показал на дверь, мол, нужно переговорить. Вид у него был взбудораженный.


- Мы покурить, - сказал Сергей. – Ненадолго.


- Идите, - старик кивнул, кажется, даже с облегчением. – Мне уже нельзя, я уже четырнадцать лет не курю.


- Пойдём, - Белов схватил его за руку, вывел на улицу, и, притворив за собой дверь, вновь уставился в телефон. – Чёрт. Сколько тебе всё собирать?


- Всё собирать? – Сергей достал сигарету из заднего кармана, задумался. – Если один, то за сорок минут. Но мы ещё натуру не подсняли и интерьер…


- Двадцать минут давай, хорошо? К чёрту их уже, если что - то из базы каких-нибудь натур надёргаем, и всяких занавесочек и скатертей, у стариков они всё равно одинаковые. В Москву едем, понял? – он зашагал к машине. – И бросай курить, и так зубы все жёлтые, как у животного.


Сергей посмотрел ему вслед, затем потрогал пальцем передние зубы, поскрёб их и, пожав плечами, не спеша докурил сигарету. Зашёл обратно в дом, наклонился и выдернул удлинитель. Светодиоды погасли, старики обернулись на него.


- Поедем натуру искать, пока светло ещё, - Сергей стал сматывать провода.


- Он вас так ждал, - благодарно сказала хозяйка. – Четыре месяца ждёт.


- Вот, значит, и дождался, - Сергей привычно распахнул сумки, быстрым взглядом оценил время сборки. Может, и в пятнадцать минут.


В машине Белов требовательно нажал на клаксон.


2

Светка была не выспавшаяся и недовольная. Как только залезла в машину, сразу же стала допытываться, куда подорвался Белов, но тот загадочно молчал. Сергей не спеша вёл машину, на уговоры и угрозы Белова ехать побыстрее никак не реагировал – уже стемнело, и на дорогах было полно пузатых, светящихся фур.


- Я вам всю ночь готовлю план съёмок, выбиваю бюджет, звуковика даже нашла, а они меня утром…


- Шесть вечера было, - сказал Белов.


- Они меня будят, не выспавшуюся, и сходу засовывают в машину, и даже не говорят ничего. Это как вообще, это в порядке вещей? Серег, ты с ним вообще давно работаешь?


- Порядочно.


- И что, он всегда такой?


- Ага, - Сергей посмотрел на Белова. – В голову как ударит моча, так и несётся куда-то.


- А ты и терпишь, - Светка засунула голову между сидений. – Катаешь его куда скажет, да?


- А мне-то что? Монтировать не я буду, сдавать материал тоже не мне. Мне бы только понять, куда мы едем – и что из техники брать.


- На улицу Полагушина, - сказал Белов. – Дом сорок один, там какая-то больница, кажется. – он, наконец, оторвался от экрана и торжественно показал им значок на карте, в форме то ли копья, то ли булавки. – Вот, что значит – связи! Первыми будем!


- Первыми где? – Светка устало откинулась на сидение. – Что снимать-то будем, дай хоть материала нарыть.


- А я уже нарыл, - Белов повернулся к Сергею. – Помнишь, больше года назад, мы хотели к 22 июня репортаж двинуть на «Звезду»?


Сергей на секунду помрачнел, затем кивнул.


- Ну помню. Что, уже?


- Почти! – Белов повернулся к Светке. – Короче, мы искали какого-нибудь офицера, чтобы повыше был, и вдруг поняли, что выше капитана уже нет. Что майоров, полковников уже…


- В смысле? Которые участники парада?


- Не участники парада, а вообще – никого. Что нет ни одного майора, который прошёл бы Вторую Мировую, представляешь? Которого бы успели и мобилизовать, и демобилизовать, обязательное условие. Ну мы тогда и стали искать – а сколько вообще осталось. Оказалось в итоге четырнадцать офицеров и двадцать четыре солдата, по документам, мы стали глубже рыть – а они почте все уже и умерли, просто числятся по базам разным. Вообще осталось всего семеро, подтверждённых. Но материал завернули, конечно, но я на отслежку поставил, и сегодня пришло сразу по двум подтверждение, что в прошлом месяце их схоронили, а в итоге - он опять поднял телефон. – Сегодня сюда доставили Никольцева Павла. А Чуев Григорий здесь уже три месяца.


- Это кто?


- Последние ветераны, - Белов повернулся и посмотрел на освещённую фарами дорогу. – И то, что их положили в один госпиталь, означает, что эту информацию можно считать официально подтверждённой.


Света некоторое время смотрела в окно на мелькающие во тьме деревья, затем вздохнула и достала ноутбук.


- Придётся в очередь выстраиваться, значит, надо все заявки и письма сразу подготовить, а то как только первое письмо уйдёт – вообще все узнают.


- Ничего, - сказал Белов. – У нас есть адрес отеля, в который заселили родственников Никольцева. Так что, сейчас, пока ночь, к ним и заедем.


- Так они спят, - сказал Сергей. – Наверное, подумают, что-то с дедом, или там прадедом случилось. Испугаются ещё.


- Вот и отлично, - Белов улыбнулся, и в лобовом стекле отразились его зубы. – Чем больше эмоций, тем лучше. Сделаем продукт, от которого все обрыдаются.


3

Сергей чувствовал себя неуютно. Семья Никольцева и сама оказалась весьма пожилой. Испугавшись, они стали давать интервью прямо в гостиничных халатах, но Белов мгновенно взял ситуацию в свои руки, вывел их в коридор, к лифтам, и велел надеть поверх халатов куртки. Таким образом из разморенных сном в тёплом номере людей они превратились практически в беженцев, живущих чёрт знает где.


Интервью они давали охотно, но неумело – и Белов, почувствовав кадры, взялся за них по-полной. Никольцевы, не подозревая, что к ним вскоре приедут все, у кого есть хотя бы канал на ютубе, рассказали им, что дед воевал, что у него грыжа уже много лет, что ранен не был, но в конце войны был сильный недовес, из-за чего несколько месяцев провёл в больнице. Что после войны несколько лет работал учителем в профучилище, затем с семьёй переехал под Рязань, где ему дали дом, и оттуда же его сегодня забрали в районную больницу, а затем – в Москву, в спешке и с семьёй. Почему - не знают.


- Он обычный человек, никогда положения особого не просил, - сказала женщина, то ли внучка, то ли невестка Никольцева, и Белов взглядом показал, что если Сергей упустил этот кадр, то неважно, что там ещё он успел сегодня снять. Сергей еле заметно кивнул, успокоив его.


Подсняли и то, как Никольцевы перебирают фотографии. На фотографиях самого ветерана не было, но это и не важно – Сергей снимал просто руки и лица. Затем попрощались, Белов записал телефоны и они с аппаратурой спустились вниз, к Светке, которая сидела в машине.


- Ну как? – спросила она, не отрываясь от ноутбука.


- Все обрыдаются, - Белов запрыгнул на переднее сидение. – У тебя как?


- Квадрик намыла, пока вы ходили, - сказала она. – Человек может быть через пару часов на Полагушина, час ещё на сборку.


- Чёрт, а вдруг они на первом этаже лежат? Тогда квадрик просто проваляется…


- Ну госпиталь тогда снимем…


- А это госпиталь?


- Да, какой-то сердечно-сосудистый. Я тебе в личку скинула двух людей, через контакт, они ответили. Какая-то сестра и охранник, готовы поработать.


- Вижу, - Белов уже был весь в телефоне. – Охранник говорит, оба лежат в одной палате, один плохой совсем, но оба ходячие. Плохо будет, если на кадре они в коляске, или наоборот?


- Ты там спец по тому, кто от чего обрыдается, - Светка, не глядя, приоткрыла окно и засунула в зубы сигарету. – Я тут пытаюсь у Чуева родственников найти, но, походу, никого не осталось. Никольцевы вялые?


- Да так, - Белов пожал одним плечом. – На крайняк сойдут. Баба плакать готова постоянно, так что хорошо получится в любом случае.


Сергей вёл машину и чувствовал себя лишним. Он подумал, что, если они и дальше продолжат снимать такое количество материала, предыдущих стариков придётся куда-то скидывать, а то и удалять. Второй жёсткий был на пределе, да и третьего ненадолго хватит.


- Аня на линии. Что-то знает, но немного, - Светка выкинула сигарету и закрыла окно. – Слать её?


- Шли. Хотя нет. Если найдёт нам разрешение и пустит вперёд – можем поделиться.


- Понятно, - Светка склонилась над ноутбуком, затем хмыкнула. – Не хочет.


- Сука, - сказал Белов. – Ну и пусть остаётся с хером.


Сергей посмотрел на навигатор. Тот говорил, что на Полагушина они будут минут через сорок.


4

- Последние из живых, лучшие из нас – сейчас ожидают вердикта, и весь мир, каждый, в чьём сердце теплится ещё благодарность и живёт память…


Сергей сделал несколько плавных, затем, на всякий случай – один дальняк с Беловым у госпиталя. Через несколько часов здесь будет не протолкнуться, а у них останутся кадры, на которых госпиталь выглядит заброшенным и никому не нужным.


Светка, разослав свои весточки, уже полтора часа сидела на телефоне и с кем-то ругалась. Пока что они смогли отработать только охранника, оказавшегося придурком, мямлящем что-то про то, как сам когда-то служил и ещё - главврача, который подъехал на рассвете и сказал, что ни один из пациентов до завтрака журналистов не примет.


Где-то на периферии мелькала Аня Звягинцева, уже почти подобравшаяся к ним вплотную. Она была знаменита тем, что выбивала разрешения каким-то своим, безотказным методом, поэтому счёт шёл уже на минуты.


- Есть! – закричала Светка, и Белов, замолкнув на полуслове, кинулся к ней. Сергей отключил камеру, привычно отметив заряд батареи и заполненность жёсткого, затем все втроём двинулись на проходную. Там Светка набрала кого-то, протянула трубку охраннику – и они оказались на территории.


- Корпус, какой корпус? – Белов подбежал к плану госпиталя на сером заборе, ткнул пальцем. – Здесь столовая, здесь два корпуса. Сами они в столовую не пойдут, так?


- Палим сестёр в чистом, - сказала Светка. – Понесут несколько, причём самым первым.


- А сколько вообще пациентов? – Белов осмотрелся. – Было бы круто, если только они вдвоём.


- Ребят, - Сергей махнул рукой в сторону одного из корпусов, из которого вышли двое работников столовой, все в белом, толкающие перед собой пустую тележку. – Не они ли?


- Чёрт его знает, - Белов взглянул вверх, на окна четвёртого этажа. – Как там квадрик?


- В пути, - Светка уже шагала ко входу. – Держитесь за мной. Серёга, камеру пока не свети.


На входе их остановила дежурная сестра, говорить с ними наотрез отказалась.


- Через Сидоренко, - повторяла она. – Только через него, ещё часа посещений не будет.


- А расскажите нам, что они кушали? Людям крайне важно узнать мнение главной сестры. – Белов включил своё обаяние, даже несколько раз громко восхитился чистотой корпуса, но всё без толку.


- Через Сидоренко, - твердила гусыня в белом.


Они вышли и закурили. Белов курить не стал, а только ходил рядом со входом, спрятав ладони подмышками. Он чувствовал, как уходит время.


- И что теперь? – спросил Сергей Светку. Та кивнула на свой телефон.


- Ждём крота, - она ткнула пальцем куда-то в сторону. – Там есть подъезд для каталок, нам туда.


Белов бросился впереди остальных и первый, с улыбкой, встретил молодую чернявую сестру, держащую рукой приоткрытую стеклянную дверь и поминутно бросавшую взгляды в коридор позади себя. Договорившись об оплате, они вошли в корпус.


Сергей включил камеру.


5

- И до самого, значит, конца. А в конце уже, значит, в апреле, я застрял под Кубинкой. Майор на меня орёт, говорит, восемь машин снабжения – и восемь застряли? А я что поделаю – там грязи было – ни в жизнь не видел столько. Хорошо ещё в деревню Рязанцев сбегал, там двух лошадей выписал. Вот что значит – лошадь, нет-нет, да лучше любого автомобиля окажется. Мы, значит, их запрягли…


Белов был на седьмом небе. Никольцев оказался добродушным, чуть полноватым стариком, напрочь лысым и с седой щетиной, покрывавшей дряблую шею. Он много и охотно разговаривал, отвечал на все вопросы, подтрунивал над сёстрами и вообще был похож на очень-очень старого Юрия Никулина. Сергей отснял второй жёсткий, вставил третий, почти отснял и его.


Чуев оказался совершенно другого сорта. Сухой, сморщенный, много кашляющий, он сразу же стал тихо и злобно на них скрипеть. От интервью отказывался, говорить о прошлом не хотел.


- Знаю я вашу херню, - он ткнул пальцем в Сергея. – Я ещё вчера узнал. Ждёте, кто из нас первым сдохнет.


- Григорий, вы первый день, а уже бурчите. – Никольцев погрозил ему пальцем. – Ребята репортаж о нас делают, хотят рассказать, каково было…


- Хер там, - Чуев посмотрел на Белова, задвигал беззвучно губами. – Не тут-то было. Я умру, а тебя по шоу таскать будут, вот чего. Только я тебя переживу, слышишь? Точно переживу. И на шоу их не поеду, мне уже сестра одна, коза, предлагала, ордена напялить для камеры за восемь тыщ. Говорит – звездой буду, что все у меня подписи просить тянуться будут. Сука.


- Дура, - еле слышно прошептала Светка, и стала громко разговаривать с Никольцевым, отвлекая его. Никольцев, было нахмурившийся от слов Чуева, вновь ожил и заговорил о прошлом. Сергей пальцем нажал кнопку записи и сделал крупный план.


6

У ворот их встретила Аня, вытаращилась на них, а потом потребовала предъявить разрешение, будто бы имела на это какое-то право. Белов её послал.


- Слышишь, Сергей! – закричала Аня им в спины. – Если принесёшь мне то, что у тебя на жёстких – возьму на постоянку и премию начислю! А ты, Белов! Все же знают, что ты никакой не Белов! Бельчиков ты, слышишь? Зачем фамилию поменял, Бельчиков, тебя же в военкомате потеряли!


Белов резко обернулся и раскатисто, протяжно выматерился, вызвав Анин смех.


- Бельчиков ты, и всё! Серёжа, звони мне!


Они залезли в машину, и Сергей включил радио.


- Пока ничего, - сказал он через некоторое время. – До радио ещё не добралось.


- Дай мне все жёсткие, - сказал Белов, уткнувшись в телефон.


Сергей взглянул на него, поморщился, и стал расстёгивать сумку.


7

Их репортаж вышел ещё до обеда, когда к госпиталю подъезжала всего третья машина, зато потом они повалили уже гурьбой. Охранник, напыщенный и важный, ходил здесь же и зачем-то записывал на бумажку номера всех автомобилей, охотно давая интервью вновь прибывшим. Каждый час выходил главврач и давал краткий отчёт. Всё хорошо. Пациенты чувствуют себя нормально. Интервью давать больше не хотят.


Белов ликовал. Он почти не вылезал из машины, обрастая пустыми пакетами из суши и недопитыми бутылками аква-минерале, и вёл краткие, простые беседы по телефону, состоящие, в основном, из цифр.


А потом Светка, вздохнув, протянула им на переднее ноутбук, и Белов, покосившись на экран, изменился в лице.


- Чуев или Никольцев? – спросил он. – Хоть бы Чуев, чёрт побери. Плохо будет, если Никольцев.


Но это оказался Никольцев.


8

Светка внезапно сдала. Она немного поплакала, а затем ходила потерянная рядом с машиной и всё пыталась узнать у той самой чернявой медсестры, от чего именно Никольцев умер, и не было ли это «результатом стресса», как она это сама называла. «Результатов стресса» она боялась жутко, и уже готова была даже куда-то бежать и перед кем-то извиняться, поэтому когда прессу пригласили внутрь, Белов, нехотя, оставил её у машины, взяв с собой только Сергея.


Все уже знали, где живёт последний ветеран, и располагались так, чтобы за диктором было видно если и не его окно, то хотя бы корпус. Белов, толкаясь и огрызаясь на конкурентов, занял лучшее место – его все теперь узнавали, и прекрасно понимали, что если их канал вдруг затребует материал с умершим уже Никольцевым, обращаться придётся именно к Белову. Поэтому, хоть и с тихим матом, ему уступили.


Сергей проверил звук, быстро настроил камеру. Человек с квадрокоптером так и пропал где-то на подъездах – говорят, его перекупили журналисты с Первого, но это и не было уже важно. Вокруг все в разнобой начали говорить вводные и вступительные, на первых порах практически повторяя друг друга. Пространство вокруг заполнилось патриотичными, пламенными восклицаниями и гордой, смиренной грустью.


Позади Белова, у входа в лечебный корпус, медсестра подбежала к главврачу и что-то сказала тому на ухо, почти выкрикнула. Тот оторвался от бумаг, и, даже не посмотрев на медсестру и ничего не переспросив, бросился к дверям. Медсестра потеряно огляделась, заметила камеры и, обхватив себя руками, кинулась за ним.


Белов заметил напряжение Сергея, обернулся и посмотрел на бегущего врача, на медсестру, мигом уловил ситуацию и, не прекращая говорить, изменил тон. Теперь он произносил слова слегка трагично, качая головой и поглядывая через плечо.


Кто-то вскрикнул, тонко и коротко, и Сергей поднял взгляд. Он абсолютно точно знал уже, куда ему смотреть и что он там увидит, знал это ещё до крика, ещё до встревоженной медсестры. Он инстинктивно знал, что увидит, кажется, ещё с того момента, как Белов заговорил о 22 июня, знал по блеску в его глазах, по низким облакам над дорогой, по грязи на крышке объектива, по дорожным знакам, переворачивающихся в отражении на лобовом стекле. Знал, что всё так и будет.


На подоконнике на четвёртом этаже, в напяленном поверх больничной рубахи парадном кителе, стоял Чуев. Он попытался удержать фуражку, но ветер содрал её с него и та канула вниз, царапая чёрным козырьком деревья. Чуев что-то закричал, еле слышно, он ткнул пальцем в толпу журналистов, будто обличая, а затем, почему-то обратно в палату. Серое небо над его головой сливалось с его старым, потускневшим лицом, и лишь белки глаз иногда сверкали вниз и в стороны, будто пытаясь вырваться из серости, в которой полностью погрязли. Снизу никто не произнёс ни слова, они все превратились в слух, будто старик читал им нагорную проповедь, а они, как послушные ученики, ловили каждое его слово, хотя ничего и не слыша. А затем, как по команде, все камеры ринулись вверх, объективы задвигались, ловя фокус и приближая картинку, и стало слышно, явственно стало слышно их глубокое, осторожное дыхание, сливающееся с ветром над их головами.


- Снимай, ты снимаешь? – Белов в восторге смотрел на старика, лицо его стало одновременно голодным и возвышенным, руки он вытянул слегка вперёд, будто благословляя Чуева. – Снимай, Серёга! Все обрыдаются!


Сергей опустил камеру и отвернулся, и увидел стоящих позади операторов и журналистов, которые все смотрели в одну точку, с тем же жадно-возвышенным выражением. Он посмотрел в одну камеру, затем в другую, подумав, что, наверное, его затылок попадает сейчас во все кадры, и что он беспощадно портит людям картинку.


Потом они все выдохнули.


Камеры и головы синхронно качнулись вниз и там замерли, а Сергей услышал треск веток, принявший ещё недавно фуражку Чуева, и негромкий, глухой удар о землю.


Сергей подкурил сигарету.


- Ты снял? – Белов, не поворачиваясь, смотрел вниз, ниже окон первого этажа. – Ты снял это всё? Скажи мне, что ты всё это заснял! – он всё-таки обернулся к Сергею, и лицо его дёрнулось, как от удара, когда он увидел опущенную, неживую камеру.


- Ты сейчас обрыдаешься, - сказал Сергей и, наконец, улыбнулся в лицо Белова, показав ему свои крепкие, жёлтые зубы.


© Евгений Шиков

Показать полностью
45
«Ветеран АТО» напал на ветерана ВСУ
30 Комментариев в Новости  

Во время заседания Общественного совета при Министерстве обороны Украины ветеран АТО разбил лицо главе Общественного совета — генерал-полковнику в отставке Виктору Палию.



Конфликт произошел во время обсуждения марша «Бессмертный полк», который предполагается провести в Киеве. При обсуждении деталей марша молодой «ветеран АТО» упомянул «колорадские ленты». В защиту Георгиевских лент выступил ветеран великой Отечественной войны. При попытке погасить конфликт удар в лицо получил ветеран вооруженных сил Украины — генерал-полковник Виктор Палий. http://www.5-tv.ru/news/115986/

11
Мега-льготы в нижегородских трамваях
3 Комментария  
Мега-льготы в нижегородских трамваях
1550
Из воспоминаний ветеранов-афганцев
73 Комментария  

Учился я тогда, наверное, классе в 6-7. К нам в школу по приглашению учителей пришли два мужика - ветераны афганской войны. Всех загнали в актовый зал. Мы тихонько ныли, думая, что сейчас станем свидетелями очередной тягомотины, но радовал факт отмены, как минимум, одного урока.


Мужики что-то сбренчали на гитаре, что-то спели и как-то незаметно втянули нас всех в разговор. Веселые были ребята, много шутили, улыбались. Это как-то не сочеталось с их внешним видом. Ребята были одеты в военную форму, грудь каждого была в нескольких орденах и медалях.


Помимо шуток, поведали они нам следующую историю. Один рассказывал, второй задумчиво слушал и молчал. Сразу предупрежу, что дело происходило 16-17 лет назад, поэтому точных цифр в голове не осталось, как и не осталось имен и названий мест.


1980-е годы. Горячий Афганистан. Разведка донесла о том, что в день Х через ущелье Х будет проходить группа боевиков. Командование отдало приказ уничтожить. Наши бойцы последовали на выдачу боеприпасов и необходимого оружия. Спустя какое-то время солдаты прибыли в указанное место и заняли позицию на вершине узкого ущелья. Разведка не подвела, в поле зрения нарисовались боевики - группировка из 15-20 человек. Внимание солдат привлек боевик, завершающий колонну. Он сидел верхом на ишаке, за его спиной красовался РПГ. Командир группы принял решение убрать первым именно его, поскольку, как вы уже догадались, этот гранатометчик больше всего угрожал успеху операции.


Выстрел в голову. Мёртвый горец свалился с ишака и при падении привел в запуск заряженный РПГ. Граната вылетела в скалу ущелья, вызвав обвал, похоронивший под собой всех оставшихся боевиков.

По возвращении на базу были сданы все взятые боеприпасы, кроме одного патрона.


В моей памяти не осталось лиц и имен тех парней, осталась только эта история. Носил ее с собой, мало кому рассказывал, и вдруг почему-то понял, что должен поделиться.

10
Ветеран войны покончил с собой после смерти жены
20 Комментариев  
Ветеран войны покончил с собой после смерти жены Екатеринбург, ветераны, Война, смерть

Ветеран войны покончил с собой после смерти жены, с которой прожил вместе 63 года.

Его тело нашли школьники.

Пруф: http://ngzt.ru/accidents/view/2704

1369
«Пусть живет в палатке»: РПЦ попыталась отнять дом у ветерана
180 Комментариев  
«Пусть живет в палатке»: РПЦ попыталась отнять дом у ветерана Произвол, РПЦ, ветераны, новости

Суд в Ставрополе отказал РПЦ в требовании отдать ей частный дом, откуда для этого пришлось бы выселить три семьи, в том числе ветерана ВОВ Раису Шимко. По мнению истцов, это было необходимо сделать в рамках закона о церковной реституции, так как в доме ранее жили монахини, а следовательно, его якобы можно считать имуществом религиозного назначения.

Первую попытку получить дом, как напоминает TJ, РПЦ предприняла еще в 2006 году, однако тогда по суду здание было передано государству, после чего живущие в люди приватизировали свои квартиры.

Церковь, тем не менее, продолжила попытки получить здание и, по словам внучки ветерана, Тамары Шимко, ее служители посоветовали ветерану «поставить палатку и жить в ней».

В дальнейшем местная епархия добилась наложения ареста на землю и расположенное на ней имущество, при этом не предложив альтернативы живущим там семьям. Единственным вариантом стало переселение ветерана в келью при храме под присмотр инокинь.

При этом сами жители были не против съехать из, как они заявляли, «халупы», но не имели такой возможности, так как городские власти также не предлагали вариантов. Епархия обосновывала свои действия тем, что «имущество было приобретено незаконно»: это утверждение основывалось на факте проживания в прежние годы в доме монахинь.

Тем не менее, 27 февраля в итоге суд отказал в иске епархии, посчитав, что одного факта проживания священнослужителей недостаточно для того, чтобы признать дом «имуществом религиозного назначения». Это решение, однако, представители РПЦ еще могут оспорить в вышестоящей инстанции.


https://news.rambler.ru/incidents/36213495-pust-zhivet-v-pal...


Россия - светское государство?

Показать полностью
16
И кто это ещё победил во второй мировой войне... Ребята, это какой-то мрак. Вот так в Рязани проживает ветеран ВОВ
14 Комментариев  

Рязанский район, Деревня Гряцкое, от самой деревни есть небольшое ответвление в несколько домов в числе которых дом Ветерана ВОВ Тарасовой Анны Ивановны и ей сейчас 96 лет, её дом №72. Фото сделаны специально пока лежал снег, потому что после того как он растает там не то что проехать, но и просто пройти невозможно. На фото сделаны пояснения, так вот есть маленькая "плотинка" а после неё идёт подъём ... вот этот подъём и становиться серьёзным препятствием на пути. Скорая помощь уже давно не может добраться до тех отдалённых домов. Местные жители не просят чтобы им накатали новую дорогу, а хотя бы что то сделали с самим подъёмом (засыпали щебнем либо применили что то иное). Давайте вместе поможет ветерану, у нас их так мало осталось!



инфа отсюда: http://dorogi-onf.ru/problem/3041/


#КартаУбитыхДорог

И кто это ещё победил во второй мировой войне... Ребята, это какой-то мрак. Вот так в Рязани проживает ветеран ВОВ Рязань, Ветераны
Показать полностью 2
-20
"Здоровья вам"
3 Комментария  

Каково же было удивление родственников, когда в канун Дня защитника Отечества, пришло поздравление от коммунистов их деду, ветерану Степану Григорьеву из Омска, который умер уже как 9 лет назад. Еще и пожелали "здоровья вам, благополучия и мирного неба над головой"!


ССЫЛКА

"Здоровья вам" политика, КПРФ, Ветераны, поздравление, Омск
-7
Интервью с ветераном, отбиравшим у япошек Курилы
4 Комментария  

С ветераном Михаилом Лаврентьевичем Кузнецовым мы поговорили очень просто и без придыхания. Лишь через два часа после беседы хлынули эмоции - немного запоздало понимание, с каким нередким (все же раньше их таких немало было, а иначе как бы победили в той войне?), но сильным простодушным чистым человеком довелось общаться.



Празднование 65-летнего юбилея Великой Победы прошло очень громко, масштабно. Многие телеканалы посвятили этой теме целые исторические циклы передач. Нам же хочется услышать лично Вашу историю.


Я родился и до 16 лет жил в одной из деревень Бакалинского района (Башкирской АССР, – прим. автора). Помню, как началась война, и всех мужчин деревни призвали в армию. Сначала молодых, потом все старше и старше – так до самых стариков. В начале Великой Отечественной мне было лет 12-13. Слишком еще молодой для сражений, а потому первые военные годы работал в колхозе – сеял хлеб, выращивал, пахал землю. Дело наше было очень важное – мы ведь армию этим хлебом кормили. Все тогда в этой работе участвовали, вся деревня. Знали, по-другому нельзя. Иначе не выжить.



Сколько Вам было лет, когда повестка пришла?


Мне как раз исполнилось 16 лет. Помню, мы в тот день работали в поле: убрали хлеб, обмолотили. Вечером пришел домой, умылся, только сел за стол, как мне повестку в армию приносят. Срочно нужно ехать. Что делать? До райцентра, где расположен военкомат, 40 километров. Всю ночь пришлось проскакать. Но все-таки успел, явился ко времени. Тогда ведь с опозданиями очень строго было. Да и совесть не позволяла опаздывать.


И все – с того момента начала моя военная жизнь. Новобранцев сгруппировали, посадили на поезд и отправили в учебку на три месяца.



И далеко?


Сначала полк наш находился в Уфе, в Зеленой Роще. Командир у нас был фронтовик, только после ранения. Бывалый, закаленный в боях. Воевать он нас учил в обстановке, близкой к боевой. А как только мы отучились, освоили азы военной подготовки – на войну. Но мы тогда были еще ребятишки, а потому на передовую нас сразу отправлять не стали. Дали оружие и поставили охранять склады с боеприпасами.



В какие войска Вы попали?


Я служил в пехоте. После того, как наши войска взяли Берлин, нас направили на Дальний Восток – освобождать Сахалин от японцев, а потом на корабле перебросили на Курилы. Вот там действительно было очень опасно. Одна высадка чего стоила: из-за мелководья было трудно подойти близко к берегу, пришлось десантироваться на шлюпках. Кстати, это был остров Кунашир. Тот самый, который сейчас японцы требуют им вернуть.


Мы, кстати, высадились без единого выстрела. Хотя плыли и думали, что нас сразу же перебьют. А японцы совсем не стреляли. Выходим на берег – никого. Идем по острову, а они уже сложили оружие и сдались без боя. Мы тогда очень удивлялись – ведь им ничего не стоило дать бой и всех нас перебить. И только потом выяснилось, что эти же японцы воевали на Сахалине. Причем вооружены они были винтовками, а наши солдаты – уже современными автоматами. И вот они тогда так сильно испугались автоматического оружия, что в этот раз сдались без боя.



Как складывалась Ваша судьба в первые послевоенные годы?


После того, как Япония капитулировала, мне пришлось еще четыре года служить на Курилах. Нужно сказать, климат там тяжелый. День и ночь идут дожди, порой со снегом. Мы вымокнем все насквозь, придем в помещение, а там не отапливается – холодно. Раздевались догола, снимали все, отжимали воду… и одевали то же самое. Потому как сменного обмундирования у нас не было.


В армии я прослужил 7 лет. Демобилизовался в 1950 году. Только долго не могли выбраться с островов – не на чем было до Владивостока доплыть. И вот закончилась служба, мы сидим на берегу, документы получили, пора домой, а выбраться не можем. Потом уже кое-как дождались корабля, который с Кунашира должен был идти на Владивосток. Тут уж мы обрадовались!



Прямая речь Михаила Кузнецова: зарисовки о мирной жизни


О разлуке с братом


Моего старшего брата, 1920 года рождения, как раз перед войной призвали. И он прошел всю Великую Отечественную. Даже есть его фотография у здания Рейхстага. Одно время думали, что брат и вовсе погиб: его однополчанин письмо прислал – якобы видел, как тот пал в бою. А его тогда, оказалось, в грудь ранило тяжело. Но, слава Богу, жив остался.


Когда я вернулся домой, и мы после долгой десятилетней разлуки впервые с ним встретились на вокзале, поначалу просто не узнали друг друга. Так сильно его война изменила, да и я повзрослел. Все-таки 10 лет – немалый срок.



После войны не так-то просто было найти хорошую работу


Мне какое-то время пришлось буквально ходить по городу в поисках вариантов. У меня спрашивали – есть специальность? А я в ответ: есть пара крепких рук и пара ног. Хочу работать!


В итоге все-таки повезло – устроился токарем на Уфимский моторостроительный завод (ныне производит двигатели для «сушек», - прим. автора). Потом защитил диплом, перешел в другой цех уже инженером-технологом. А когда в 1963 году перевелся на Октябрьский завод, выпускавший низковольтную аппаратуру, дела и вовсе пошли в гору. Сначала дали квартиру, а потом и по службе начали выделять. В итоге несколько лет перед пенсией работал начальником конструкторского бюро.



О секретах долголетия


Никогда не курил. В армии чуть перерыв – все в кучку и дымят. А я всегда в сторонке. Еще почти никогда не пил. На Курилах нам выдавали по 100 грамм в столовой – климат требовал. Это я выпивал, но сверх дозволенного - никогда. Что в армии, что потом – поддерживал физическую форму: занимался на турниках да на брусьях.



Уважайте старших!


Всегда был готов помочь молодым житейским опытом. Просил не материться, не курить. Но они, пока молодые, не ценят, не слушают. Зато, когда позже встречаешь их, благодарят: спасибо вам, дядя Миша, за совет и поддержку.


Пусть молодежь не ленится, не ругается и ведет достойный и здоровый образ жизни. Уважайте старших! Остальное приложится.


Май 2010 г.


Отсюда

Показать полностью
10
Когда понял, что этот мир не спасти..
8 Комментариев  

Живу в Республике Башкортостан, город Уфа. Дело было в далёком 2011. Знакомый подрабатывал - писал статьи для одной из местных газет. Будем звать его О. К сведению: занимается О. писательством, на момент произошедшего были напечатаны и выпущены в продажу уже 2 его сборника стихов/рассказов. Приближается 9 мая и ему поручили подготовить материал для статьи о ВОВ. Меня О. попросил сделать несколько кадров для статьи (в то время увлекалась фотографией). Дело хорошее, я согласилась.


В этот прекрасный праздник мы поехали на парад в Парк Победы для осуществления поставленных целей, очень удачно"поймали" одного из немногочисленных ветеранов (он пришел с сыном),все вместе присели на скамейку попросили рассказать для газеты о его жизни, о происходящем в тех роковых годах. Рассказывал, иногда ненадолго замолкал, продолжал - О. всё записывал.

Именно на этот парад должен был приехать президент Республики (далее ХРЗ). Наш уважаемый ветеран сказал о том, что очень хочет с ним поговорить после парада и что пришёл сюда только для этого, несмотря на  состояние здоровья (в какой-то газете вычитал, что ХРЗ. пообещал ответить на несколько вопросов ветеранов после выступления). Президент действительно приехал, поздравил всех с праздником (пишу очень коротко) и как-то незаметно скрылся из виду..уехал. Парад подошёл к концу, начали выступать разного рода ансамбли, танцевальные коллективы, певцы.  Я сделала пару кадров нашего ветерана, после чего он сказал, что немного подустал - мы проводили его до дома и сами разъехались по домам.


К вечеру О. скинул мне материал для статьи, и  мне  понравилось 😊  он немного укоротил рассказ, но ничего важного не упустил. Отправил так же и в редакцию на печать. И тут начинается то, после чего я прессу ненавижу всем сердцем.

Редакция внесла некоторые коррективы...Мягко говоря.. На самом деле единственное, что осталось подлинным - это ФИО и фотография ветерана. Конечно же оставили  несколько строчек о его жизни "немного" приукрасив. Остальная часть статьи была выдумана и уделялась тому, что президент Республики !лично! нашего ветерана поблагодарил, поздравил с праздником! Пожал руку! Wtf?!  Я и раньше знала, что газеты пишут "не совсем правду", но чтоб настолько!


В итоге газету выпустили. Мы собрались и поехали в гости отдавать экземпляр нашему ветерану в тот день, когда он праздновал свой 92 день рождения (так уж совпало). Мне было невыносимо стыдно.

Мы быстро его поблагодарили, поздравили с днём рождения вручили газетенку и ушли, хотя нас приглашали за праздничный стол (но всё равно успели сунуть в руку пакетик с угощениями).

Не представляю что он испытал когда прочитал весь этот бред..

Мораль? Она давно сгнила на строчках этих лживых газет.

С тех пор новости я не смотрю и газеты/журналы не читаю.

7
"Вот помню, как сейчас. Тогда в 74 были жуткие холода..."
7 Комментариев  
"Вот помню, как сейчас. Тогда в 74 были жуткие холода..."


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь