С тегами:

апокалипсис

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
48
Привет вам, потомки. А у нас тут апокалипсис!
39 Комментариев  

Немного РенТВ вам в уши.

В Турции в храмовом комплексе Гебекли-Тепе археологи обнаружили резьбу на столбах, как считают ученые, рассказывающую о падении кометы и как следствии глобальном изменении климата примерно 12 тысяч лет назад, что так же подтверждает анализ ледяных кернов из Гренландии. На резьбе изображена птица которая держит шар - то есть возможно комета прилетела со стороны созвездия в виде птицы, а человек без головы - это последствие катастрофы. Ученые пока не предлагают переписывать историю человечества или какую-то ее часть, но все же что-то определенно с этим надо делать. С учетом того, что в древности люди не тратили свое время на изображение всякой фигни типа "что я сегодня сожру на завтрак", а фиксировали только серьезные события, то перед нами предстает полотно действительно эпических масштабов.

Привет вам, потомки. А у нас тут апокалипсис! Археология, история челочества, апокалипсис

Сама новость: https://phys.org/news/2017-04-ancient-stone-pillars-clues-co...

Более детальный доклад, для тех кто в теме здесь: http://maajournal.com/Issues/2017/Vol17-1/Sweatman%20and%20T...

И что теперь? - спросите вы. Не знаю, наверное мы все умрем.

106
Дедлайн Апокалипсиса
6 Комментариев в Истории из жизни  

Как всегда неожиданно на голову свалилась куча срочных дел, и я не успел вовремя сдать отчеты завучу за прошедшую четверть. Получил втык. Возвращаюсь после занятий домой, без настроения, думая о том, как бы побыстрее рассчитаться с долгами по отчетности и забыть. Неожиданно дорогу мне преграждают два паладина веры в виде бабок с брошюрами в руках. Бабки с укором спрашивают:

- Знаете ли вы, что грядет апокалипсис?


Я понял, что это мой шанс снять стресс и облегчить душу, поэтому остановился и душевно им ответил:

- Аппокалипсис? Я и его к сроку не сдал? Вы извините, совсем замотался. Вот разберусь с отчетами и сразу займусь им! Подождете немного?


Сказал и пошел дальше, чувствуя, как мне с каждым шагом становится легче. За моей спиной незримо мчались четыре всадника, и вполне зримо испуганно крестились бабки.

66
Общежитие для постъядерных миллиардеров и подземный город в Германии. Как люди готовятся встретить конец света.
17 Комментариев  

На прошлой неделе некто Горацио Вильегас, который называет себя «посланником бога», заявил, что еще в 2015 году предсказал появление Трампа в политике. Теперь же он пошел дальше в своих прогнозах, назначив на 13 мая начало глобального конфликта. Завершится война, по мнению Вильегаса, не ранее 13 октября 2017-го. Подобные предсказания были и раньше, нередко геополитическая обстановка складывалась так, что люди могли найти подтверждение своим опасениям. В популярной культуре это получило выражение в фильмах-катастрофах (при этом вина не обязательно лежит на человеке — астероид сойдет), привлекал аудиторию и «постапокалипсис».


В 1947 году ученые придумали «часы судного дня», мерило, отсчитывающее время до «полуночи» — момента ядерного катаклизма. Самое «детское время» они показывали в 1991 году, когда, как считается, завершилась холодная война, — 23:43. С тех пор минутная стрелка неумолимо двигается вперед, а в 2017-м достигла рекордного с 1953 года положения — 23:57:30.

Общежитие для постъядерных миллиардеров и подземный город в Германии. Как люди готовятся встретить конец света. длиннопост, бункер, Бункеры, апокалипсис, онлайнер, убежище

Земле грозят многие опасности: столкновения с астероидами, извержения вулканов, потопы, утечки вредных веществ и иные катастрофы…


Как все это отражается на жизни обыкновенных людей? В давние времена человек прятался от того, что его пугало, в норах, пещерах, выдумывал другие способы защитить себя от потенциальной, но далеко не всегда реальной угрозы. Потом настал черед потайных погребов, скрытых от посторонних глаз крепостей в отдаленных горах и так далее. В современном мире все осталось как прежде, разве что убежища становятся все более изощренными, технологичными и дорогими.


Мы выбрали пять наиболее интересных частных вариантов, позволяющих укрыться на время катастрофы — техногенной ли, природной или возникшей из-за ведения боевых действий. Так сложилось, что активнее всего это направление развивается в США, что сказалось на списке. Кстати, начиная с февраля 2017 года спрос на подобные сооружения вновь начал активно расти.


1. Дешево, но не очень сердито. В 60-х годах прошлого века американцы активно строили убежища из бетона, свинца и кирпичной глины. Материалы должны были сдерживать значительную часть гамма-излучения, многое зависело от толщины слоев, глубины размещения убежища. Правительство рекомендовало располагать их под землей и, в частности, в подвалах домов — это удешевляло постройку, а наборы «сделай сам» обходились в $100—200 ($800—1600 в нынешних деньгах с учетом инфляции). Это официальная цифра, в которую вряд ли можно было вложиться.

Показать полностью 24
29
Как правильно подготовиться к апокалипсису
10 Комментариев  

Межкомнатные перегородки сносишь на фиг. Вместо них лепишь новые, гипсокартонные.

В пустоту прячешь гречку. Гипсокартонишь в два слоя.

Первый - невысокими кусками. И сыпь туда крупу/кашу. После этого чистовой слой из полноразмерных листов и отделку.

Такая перегородка не будет простукиваться, как полая-пустая.Параноить, так с размахом!

Ещё можно под декоративные вещи всякие продукты маскировать. Например, сплести циновку из вермишели. Коврик придверный.

Придут злые люди раскулачивать, если догадаются, то побрезгуют.

А если не побрезгуют, то по любому при дележе макаронного коврика подерутся.

Оставив нам  запасы в перекрытиях и перегородках.

Имеет смысл освоить плетение из колбасы ( тонкой, охотничьей), из воблы.

В магазинах разливного пива уже давно в виде лапши всякую рыбу продают.

Еще можно фальшивые секции батарей отопления прикрутить. В них спирт хранить.

Светильники видели, где под действием тепла от лампы пузыри глицериновые всплывают? Там глицерин в спирту ( скорее всего в  изопропиловом).

Всё вылить!

Заполнить питьевым и киселём! Клюквенным!

И выпивка и закуска, и спирт кисель законсервирует, много лет можно хранить. И красиво.

Обои из лаваша, натянуть лаваш на подрамник и рисовать на нем картины.

Купить на трассе кукурузный керамзит. Не знаю, как правильно называется, вспененный такой, сладкий. продают мешками литров по 20.

Подкрасить, чтоб не желтый был и на чердак. Утеплить им всё.

Вату сахарную тоже на утеплитель.

Из сахара можно леденцов налить в форме лепнины.

Прилепить на потолок и закрасить.

Один хрен, чем то дыры в потолке( для размещения консервированной свёклы) маскировать надо.

Такой леденцовый сахар после можно на самогон перегнать.

Можно в оконный стеклопакет спирт налить. Не видно будет, только тепло хуже держит.

Можно в корпус большого водонагревателя ( электрического, накопительного) вставит маленький. Оставшееся место заполнить запасами. Растительным маслом, например. И воду греет ( не муляж, каждый мародёр поймет, что это водонагреватель) и нычка.

Можно над натяжными потолками что-то прятать. Там пара см имеется.

Приклеивать к потолку, а после натяжной потолок.Это ж сколько печенья так можно спрятать. Или шоколадок!

Мелкие цилиндрические предметы можно прятать в трубчатых конструкциях карнизов для штор. Витаминки, например...

И ващще, я как-то фильму видел, там у одной выживальщицы весь дом был прянично-леденцовый. Но она зачем-то детей жрала. Белка, наверно, не хватало. Углеводы наскучили.

И с ротацией был непорядок. Там Гензель откусил пряничка, а с ним диабет приключился. Видать, просроченный пряник был....

Как правильно подготовиться к апокалипсису выживальщики, схрон, юмор, апокалипсис, длиннопост
Показать полностью 1
28
До и после зомби-апокалипсиса
9 Комментариев  
До и после зомби-апокалипсиса
3212
Человек, переживший Апокалипсис
257 Комментариев  

Людгер Силбарис прославился как человек, выживший при извержении вулкана Мон-Пеле 8 мая 1902 года. В тот день вулкан обратил в руины город Сен-Пьер и уничтожил 30 тысяч жителей. Уцелело всего трое человек, одним из них был Людгер и его история самая интересная.


Людгера нельзя назвать хорошим человеком. Он был уголовником, любил выпить и помахать кулаками, за пьяные дебоши нередко коротал время в тюремной камере. Так случилось и 7 мая 1902 года. Его арестовала полиция и бросила в одиночную камеру - маленькое каменное помещение без окон, наполовину находящееся под землей, обращенное дверью в сторону моря. Именно тогда полиция спасла ему жизнь.

Человек, переживший Апокалипсис апокалипсис, вулкан, извержение, выживший, Удача, длиннопост

На следующий день начался апокалипсис.

Признаки извержение можно было засечь заранее, но в то время не существовала вулканологии как науки. Пеле взорвался и облако вулканического газа и пыли устремилось по склону горы вниз, уничтожая все в радиусе восьми миль. Сила потока была так велика, что стоявший на площади монумент, весивший несколько тонн, был отброшен на несколько метров в сторону. Температура достигала 570 градусов. Люди сгорали заживо, на них падали камни и обломки зданий, раскаленный пепел проникал в убежища и достаточно было одного вдоха, чтобы легкие сожгло изнутри.

30 тысяч жителей погибли за несколько минут, а город догорел через пару дней.

Человек, переживший Апокалипсис апокалипсис, вулкан, извержение, выживший, Удача, длиннопост
Показать полностью 2
245
У Норвегии теперь два хранилища на случай Апокалипсиса – для семенного материала и для архивных документов
50 Комментариев  
У Норвегии теперь два хранилища на случай Апокалипсиса – для семенного материала и для архивных документов Хранилище, апокалипсис, Норвегия, Арктика, архив

В бывшей норвежской угольной шахте 27 марта 2017 года было открыто второе высокозащищённое хранилище (Doomsday Vault) – на этот раз для сохранения данных в случае апокалипсиса.


Новое хранилище, получившее официальное название «Арктический Всемирный архив» (Arctic World Archive), наполняется книгами, документами и данными в других формах, зафиксированных на светочувствительной плёнке.


Мой комментарий: Для сохранения электронных данных также используется аналоговый носитель - плёнка. Управляющая компания говорит, что «фактически, мы сохраняем электронные данные в виде зафиксированных на плёнке больших QR-кодов».


Архив находится на острове Свальбард (Svalbard), в той же самой горе, что и «Глобальное хранилище семян» (Global Seed Vault, открыто в 2008 году), сохраняющее 1,5 миллиона образцов семян наиболее важных посевных культур мира.


Вход в международный банк генетического материала в Свальбарде («Глобальное хранилище семян» - Global Seed Vault, SGSV), расположенной недалеко от Лонгиербюена (Longyearbyen) на Шпицбергене, Норвегия (29 февраля 2016 года, Junge Heiko-AFP / Getty Images)


По мнению управляющей хранилищем компании по оказанию архивных услуг Piql, пленки способны сохранить информацию в течение срока до 1000 лет, благодаря уникальному местоположения – в угольной шахте поддерживается температура ниже нуля градусов по Цельсию. Шахта также достаточно глубока, чтобы защитить от воздействия ядерного оружия.


В распространяемой Piql брошюре отмечается, что услуги хранения доступны для всех стран, компаний и частных лиц, которые заинтересованы в сохранении информацию «для гарантированного доступа в будущем». К настоящему времени свои материалы передали на хранение Мексика, Бразилия и Норвегия. Согласно изданию «Живая наука» (Live Science, см. http://www.livescience.com/58497-second-doomsday-vault-opens... ), Бразилия представила важные исторические документы, такие как её Конституция, а Мексика отправила в хранилище документы, относящиеся к периоду инков.


Тара Джон (Tara John)


Источник: сайт журнала Тайм


http://time.com/4722651/norway-doomsday-vault-svalbard/

Показать полностью
47
Мать-Родильница
5 Комментариев в CreepyStory  

Мальчишкой я любил бродить в поисках приключений по развалинам города. Наш поселок находился всего в нескольких километрах от окраины, где уже начинались, серыми столбами перечеркивая небо, многоэтажные дома; так что дойти туда было - плевое дело. Мы с ребятами бегали по пустынным и узким улочкам, перекликаясь друг с другом; забредали в мрачные, как пещеры, подъезды, откуда тянуло многовековой вонью; а иногда, осмелев, проходили вдоль и поперек весь дом-лабиринт и рисовали на клочке бумаги его карту. И всегда мне казалось, что стоит сделать еще шаг - и случится что-нибудь невероятное, ужасающе непоправимое... миновать очередной угол в переходах лабиринта - и увидеть громыхающий костями скелет, с ног до головы увешанный электрическими приспособлениями... свернуть за угол - и увидеть человека с песьей головой... и угрожающий рев, и прыжок, и клыки вонзаются в горло...



Прошло чуть ли не тридцать лет, но сегодня мне кажется, что я тот же мальчишка, готовый в любую секунду замереть от страха - но теперь бредущий по улице в одиночестве. Ни звука, ни шороха... даже лая диких собак, из-за которых я обычно ношу с собой ружье, вот уже пару часов не слышно. И, может быть, как раз поэтому мне было особенно не по себе.


Стемнело. В воздухе появился едва ощутимый запах дыма и чего-то еще трудноопределимого, связанного с присутствием человеческого жилья. Я прибавил шагу. Очень заманчивой (не то слово) показалась возможность ночевать не на холодном полу, поминутно вздрагивая от пригрезившегося шороха, а хоть в каком-нибудь подобии постели, предварительно наевшись горячего.


Из окна первого этажа, на две трети забитого досками, показалась струйка дыма. Я шагнул в темноту подъезда, и запах еды - какой, неважно, главное, что горячей - окутал меня облаком, сопротивляться которому не было сил. Мне показалось даже, что я слышу женские голоса и детский смех... но нет, только показалось, очень уж сильно было желание их услышать.


Я поднялся по ступенькам и постучал в сколоченную из необтесанных досок дверь. Добрых пять минут пришлось дожидаться, пока откроют. Мрачная женщина со спутанными волосами, закрывавшими пол-лица, провела меня в комнату и жестом указала на связку соломы в углу; поджав ноги, я сел. Значительную часть комнаты, между прочим - большой, занимала неуклюже сварганенная печь, в которой потрескивали поленца и кипело что-то на редкость ароматное, как утверждал мой голодный нюх. Женщина молчала; за все время с момента, когда она открыла мне дверь, я, кажется, так и не услышал от нее ни слова. Всю прелесть ее пышных форм было трудно оценить из-за грязных лохмотьев, в несколько слоев покрывающих тело; босые ноги были тоже грязны, а обстановка затхлого помещения и впрямь напоминала запустение пещеры - впрочем, к грязи я давно привык. На бетонном подоконнике примостился неестественной худобы мальчонка с землистым, как истрескавшиеся стены, лицом. На вид ему было лет девять-десять. Прислушиваясь к бульканью похлебки в котле, я думал о странности положения, в котором оказался. Женщина даже и не собиралась спрашивать, кто я и откуда; впрочем, непохоже, чтобы здесь тяготились моим присутствием. Я был для них - вроде пустого места или вещи, подобранной на улице; хотя и это слишком смелый вывод, потому что по молчанию женщины вряд ли можно что-нибудь заключить. Немая она, что ли? Я механически достал из заплечной сумки сухарь и принялся его жевать.


Женщина пошевелилась, невнятно приказала что-то мальчонке. Тот поднял веки, соскочил на пол и голыми руками достал из печи котелок - густой пар валил из него, норовя обжечь мальчишке лицо, но тот, похоже, ни на пар не обратил внимания, ни на жар раскаленных стенок котелка, от которого мгновенно покраснели руки. А вместо этого, поставив котелок на низкий грубый стол, как ни в чем не бывало принялся разливать кушанье в деревянные миски.


Похлебка ароматно пахла травами; главным компонентом, разумеется, был картофель, а уж всякая там морковка, лук и укроп - только приложение. Мяса здесь и не ночевало, но для меня сейчас этот ужин оказался вкуснее самых изысканных блюд.


Учуявши запах, в комнату вбежали друг за другом три взъерошенных ребятенка, пол которых по причине лохматости невозможно было определить с первого взгляда, а по росту они казались близняшками. Я заметил, что они куда больше похожи на мать, чем первый мальчишка: светлые редкие волосы на его шишковатой головенке росли словно бы нехотя, у близняшек же - черная спутанная шевелюра, из-за которой не видно глаз.


Детишки уселись за стол и деловито принялись хлебать из мисок, а я, преодолев непонятную робость, спросил у матери:


- Это всё - твои дети?


- Н-нет, - ответила женщина глухо и с удивлением, словно бы сама к своему голосу прислушиваясь. Но, слава богу, не немая.


- Старший не твой?


- Да.


- Он приемыш?


Женщина подняла на меня мутно-серые глаза, и я невольно поежился под этим взглядом.


- Он - сын ЕЕ. Оригинальное известие. Можно подумать, я ожидал услышать, что пацана произвел на свет мужчина.


- Она - это кто?


Женщина отвела глаза:


- Матерь. - И сказала она это таким голосом, что мне почему-то расхотелось спрашивать.


- Остальные дети - твои?


- Да.


- А муж у тебя есть, красавица?


- Нет...


- Ушел - или погиб?


Женщина не ответила.


После ужина она, взяв свечу, отвела меня в другую комнату и, указав на лежащую в углу охапку соломы, сказала:


- Здесь - спи.


Я не возражал.


Приятно было ночевать в спокойствии и относительном тепле. И, несмотря на сырость, уснул я быстро.


Разбудили меня солнечные лучи, проникшие сквозь перекрытое осколком стекла прямоугольное отверстие - остальная часть окна была забита досками. Я вышел в большую комнату. Худой мальчонка сидел на полу, сомкнув острые колени, и напевал себе под нос что-то монотонное. Я приблизился к женщине, стоявшей у печи, и попытался всучить ей пару медных монеток, но женщина молча покачала головой и отстранила мою руку.


Что ж, ничего удивительного: им здесь в этой глуши и деньги-то не нужны. Натуральное хозяйство...


Я присел на солому.


- Сколько ему лет? - спросил, кивнув на мальчонку.


- Два лета минуло, - медленно ответила женщина.


- Сколько? - Я не поверил.


- Два лета. Они все быстро вырастают. ЕЕ дети. - Теперь я уже не сомневался: "ее" прозвучало с неподдельным благоговением.


- Ты хочешь сказать, что у нее много детей?


- Больше, чем домов в окрестности...


Женщина не врала. Женщина не была, по-видимому, сумасшедшей.


Я бросил взгляд на мальчонку - тот покачивался из стороны в сторону с монотонностью идиота - и медленно направился к двери наружу.



Поселок на краю старого города был относительно большой: две сотни семей, не меньше. Все они жили, естественно, на первых этажах; маленькие отверстия в окнах стандартно перекрыты осколками стекол. Я бродил вдоль домов, подсчитывая окошки жилых этажей. На улицах по-прежнему было тихо - хотя, конечно, еще раннее утро.


Останусь здесь, по-видимому, на несколько дней. Для Института сведения о таком необычном социуме могут представлять немалую ценность. Довольно интересная психология... Хотя - какой там Институт, какие там социологические исследования в ситуации, когда люди находятся почти на грани выживания... Даже наши родственники и те уверены, что мы занимаемся ерундой.


Вопрос: кто такая ОНА? Абстрактное ли понятие... здешняя ли богиня... или просто человек, вернее - существо... я это выясню.



Огороды тянулись за "спортивным комплексом", за торчащими среди буйной растительности "трибунами" и "вышками" - так назывались эти уродливые сооружения в старину... Женщины уходили на огороды спозаранку и возвращались, сгибаясь под тяжестью мешков с картошкой. Как на подбор неопрятные, малообщительные и крепко сбитые, вроде моей хозяйки. Полтора десятка коротких фраз - вот все, что мне удалось вытянуть из них за прошедшие несколько дней.


И при каждой "красавице", шла ли она на поле или с поля, неизбежно имелся хотя бы один ребенок Великой Матери - тощий, редковолосый и со взглядом идиота... Кто бы она ни была, она и впрямь была неутомимой роженицей, эта таинственная Мать. Во всяком случае, таких детей по всему поселку несколько сотен, одинаковых, как птенцы из одного гнезда, и различающихся разве что полом и возрастом - самые младшие из работающих в поле выглядели лет на семь, а старшие - на пятнадцать... хотя моя хозяйка утверждала, что им на самом деле от полутора лет до пяти, а до шестилетнего возраста они не доживают.


Они неплохо работали на поле, дети загадочной ЕЕ. Пожалуй, интенсивней и плодотворнее, чем их приемные матери... Не раз, выходя на огороды, я натыкался взглядом на согнутые спины ребятишек, торчащие там и тут, - и ни разу не заметил, чтобы хоть одна из них распрямилась. И мешки эти птенцы Матери таскали, судя по виду, тяжеленные... Зато женщины умели и отдыхать, посудачив друг с другом, над чем-то посмеявшись... молчаливыми, понятно, они бывали только со мной.


Единственной во всем поселке, кто не дичился меня, была моя хозяйка, Таисия. И я расспрашивал ее - ответы получал хоть и не исчерпывающие, но интересные.


- Кто она, ваша Матерь? Где живет?


- Я покажу тебе. Потом. Не сейчас.


- Какая она?


- Ты увидишь. Она - Великая.


Больше ничего вытянуть из нее не удавалось.


Судя по всему, Матерь была что-то вроде мутанта невероятной плодовитости. Мутанты - здесь? За тысячу километров от центра Катастрофы? Гадать можно сколько угодно, пока не увижу. Как же часто она рожает - один ребенок в несколько суток? И сколько пищи ей требуется? Что-то невероятное... Быть может, Матерь не одна - их несколько?


Последний вопрос я задал моей хозяйке - и получил ответ отрицательный.



Ночь. Тусклый огонек свечи.


Несколько дней во мне боролись желание и естественная брезгливость - но, наконец, желание победило. Полгода без женщины - не шутка...


От ее мягкого, в жирных складках, тела пахло грязью и травами; я сходил с ума от этого запаха и мял упругое тело - Таисия вскрикивала. Мальчишка у стены, поджав под себя ноги, смотрел на нас круглыми немигающими глазенками - вряд ли он понимал, что происходит. Дети Матери не умеют говорить. Они вообще не очень-то понимают людскую речь... кроме приказаний.


Похотливое пламя свечи. Ночь.



- Где ваши мужчины, Таисия?


- Мужчины? - проговорила она с удивлением, словно бы прислушиваясь к себе.


- У вас почти нет мужчин. Я видел в вашем поселке сотню женщин - и из них всего несколько, ну от силы десять, имеют мужей. Зато мальчиков много. От кого вы рождаете детей, Таисия? Молчание.



Каждый вторник, когда смеркалось, женщины водили на улице хороводы и, задрав головы к небу, хриплыми голосами горланили что-то насчет своей любви к Великой Матери, дающей жизнь всему живущему, и бесконечной благодарности к ней. На песню это было похоже мало, на стихи - тоже; но, в конце концов, много ли поэзии требуется от непритворного религиозного чувства?


Каждый вторник... То есть за десяток дней моей жизни здесь - уже два раза.



- Таисия, расскажи про Матерь. Когда она появилась? Откуда взялась?


- Она была всегда. Земля и Матерь - едины.


И я услышал легенду о прародительнице всего сущего, Величайшей Матери, из чрева которой вышли земля и небо; вечные, как горы, дома и живущие в них люди. Но утомилась Матерь, рождая и творя из рождаемого бесконечное разнообразие форм по своему усмотрению, и ушла в другой мир, оставив здесь своих дочерей - подобных ей, но меньших, и приказав им блюсти эту землю и заботиться о людях. И с тех пор живут Великие Матери в разных уголках земли, окруженные заботой и почитанием. Им служат, как служили бы их родительнице-богине, а за это Матери одаряют своих верных дочерей, отдавая им плоть от плоти - в услужение...


Конечно, все это было изложено не так гладко и простыми, грубыми словами, Таисия то и дело ненадолго замолкала и морщила лоб, пытаясь выразить свою мысль - и рассказ затянулся на добрых полчаса... но все равно легенда была любопытная, и я подумал, что фольклористам Института она пришлась бы по душе... если бы у нас были фольклористы.


"Она была всегда". Стало быть - с того времени, как существует этот социум. Может быть, с самой Катастрофы пятнадцать десятков лет назад.



В этот дворик между трех изъязвленных временем стен я как-то раньше не заглядывал. Здесь была свалка, место для отбросов. Сюда сносили, по-видимому, весь мусор из окрестностей - только пищевой, потому что другого и не ведали. И только кости - остальное находило применение на огородах. Груды, горы костей - маленьких, расколотых, обглоданных, почти потерявших свою форму... Сладковатый запах защекотал ноздри, в дальнем углу дворика рылась парочка упитанных крыс. Я сделал еще с десяток шагов - и замер. Эту кость я узнал бы с полувзгляда, слишком уж много пришлось повидать на своем веку. Бедренная кость младенца. Неправдоподобно маленькая, словно игрушечная. Я сделал еще шаг. Детские кости - теперь уже было ясно, что это они - валялись здесь повсюду. И пирамиды отбросов были сложены именно из них. Позвонки, ребра... голени... разжеванные, перемолотые. И осколки черепа. Тонкие, как лист бумаги. В диаметре он был - сантиметров пять, наверное. Даже у новорожденных таких не бывает...


Я зашатался, тошнота подступила к горлу. Шаг назад... другой... повернулся и почти бегом направился к своему дому. В скверное место я попал, однако. Надо убираться - может быть, не сегодня, вот-вот сумерки наступят... тогда завтра, на рассвете. Реально вроде бы бояться нечего: мне не сумеют причинить вреда, даже если не испугаются взрослого здорового мужчину... те, кто привыкли пожирать младенцев... Сплю я всегда чутко, да могу прекрасно и всю ночь бодрствовать... Но тем не менее страх, в котором было что-то иррациональное, овладел мною.


Господи, как же все просто! Великая Матерь действительно была благодетельницей этого поселка, она давала им скот на пропитание и рабочую силу. Обычного скота здесь никогда не заводили - хлопот много, да и зачем? Одно земледелие плюс уход за Великой Матерью; интересно, чем же они ее кормят, ведь если прикинуть, сколько она производит... но нет, не будем об этом, об этом потом... В каждой семье - по ребенку Матери: дешевый труд, и дожидаться, пока вырастет, недолго... а еще чаще съедают сразу новорожденных... и съедают "рабочий скот", когда он достигнет старческого возраста - жестковато, конечно, но и то мясо... Сколько же это всего получается - в месяц ли, в день? Плодовита Великая Матерь! Но нет, и об этом подумаем после.


Едва я переступил порог квартиры, Таисия метнулась ко мне, как зверь бросается на добычу, и серия хищных и горячих ласк ошеломила меня; не успел я опомниться, как мы уже лежали на грязном полу и я целовал ее, целовал неистово. Когда все закончилось, Таисия встала и, сноровисто обертываясь в свои лохмотья, сказала:


- Я ухожу к Аглае. Она сегодня готовит мясо. Пойдешь?


- Нет, - хрипло ответил я. Конечно же, я не забыл всего, что видел; даже в эти безумные минуты не забыл.


- Жаль, - сказала Таисия, пошатываясь, будто пьяная. - Мясо - это вкусно. Ты уверен? (Я кивнул.) Жаль. Тогда поешь похлебки - там в печке стоит.


Продолжая пошатываться, она надела верхний из своих слоев (как только ей под ними не жарко?) и неторопливо вышла. Я прилег на постель в углу. Ну что ж, по крайней мере, ясно, что Таисия мне зла не желает. А там посмотрим... В конце концов, до рассвета осталось всего около трети суток.


Стемнело. Я встал и, чиркнув спичкой, зажег свечу. Вернулся в угол и сел на постель, завороженно глядя на пламя. Сердце сжималось как бы в предощущении чего-то сладкого и тревожного. В круге света на столе лежали крошки, оставшиеся от моего сухаря; там орудовали тараканы. Вездесущие тараканы. Они гуськом поднимались по ножке стола, и теперь в маленьком кружке света не было, кажется, даже видно стола под бурой шевелящейся массой. Кажется? Фантазия разыгралась, мать ее... Тараканьи усы - стрелки часов - отмеряли вечность. Интересно, есть ли у тараканов своя Великая Матерь? И как часто они плодятся, и сколько тараканов бывает в одном выводке?


На улице послышались женские голоса. Я очнулся от своего оцепенения и, достав из объемистой сумки ружье, положил его рядом с собой на постель.


Таисия вошла, напевая песню, слов которой было не разобрать. Глаза у нее были пьяные - я почти видел это, несмотря на темноту.


- Как дела? - спросил я. - Хороший был ужин?


- Хороший, - ответила Таисия и, сев, прижалась к моему плечу. Какое горячее тело - очень горячее. - Хороший суп, бульон из трех родившихся... Нам выделили их с сестрой Аглаей на пару, но у сестры печь побольше, вот она и сказала: я приготовлю. Я наелась, дети наелись, малый наелся... Жаль, что тебя не было. А ты съел похлебку?


- Похлебка, - проговорил я. - Ах да, похлебка. - Я встал и направился к печке.


Густой картофельный отвар сегодня показался мне невкусным - может быть, потому, что остыл. Я прилег на лежанку, ощутил прохладный металл ружья. Главное, что ружье под боком... под боком... Мысли путались, и слипались глаза. Таисия сидела у меня в изголовье, положив руку на затылок. Я чувствовал, что засыпаю. Но спать нельзя, ни в коем случае нельзя. Где ружье? Вот оно. Нельзя, нельзя...



Она сидела на каменном полу, и громадная рыхлая туша каждые несколько минут содрогалась, извергая из себя младенца. Электрический свет заливал все пространство огромной комнаты - откуда здесь, сейчас, в нашей нищей современности взялось электричество? невероятно! - и в этом свете слабо шевелились, как червяки, красно-розовые тельца и не кричали... нет, они были слишком малы, чтобы кричать по-настоящему... а только пищали пронзительно, и ползли, и ползли... Их увлекала с собой волна, расширяющаяся от НЕЕ к стенам комнаты, и они ползли, и умирали от непомерных усилий и тесноты, превращаясь в посиневшие трупики, и тогда новый слой, появившийся из недр чудовища, покрывал их сверху, и снаружи оставалось вновь - только красно-розовое...


Я проснулся.



Серый рассвет проник в комнату. Я лежал, связанный по рукам и ногам, и ощущал слабость в каждой клеточке своего тела; я был сейчас - не сильнее младенца. Опять же - как все просто... Меня опоили снотворным, можно было догадаться. Я скосил глаза на Таисию.


- Что ты... собираешься... делать? - спросил едва слышно.



Она улыбнулась и нежно провела рукой по моим волосам.


- Не беспокойся. Ты ведь хотел увидеть Великую Матерь? Ну, так ты ЕЕ и увидишь. Мне очень жалко, правда. Я не хочу, чтобы ты покинул меня, но теперь ты станешь частичкой ЕЕ, а так лучше.


Две темные фигуры появились из дальнего угла, еще не тронутого солнцем, - и как я их раньше не заметил? Две копии Таисии, почти такие же, как она.


- Не затягивай, сестра, - сказала одна из фигур. - Пойдем.


- Погоди, Аглая. Дай мне проститься, я ведь его люблю. Слышишь? Я люблю тебя, ты хороший, но я сделаю то, что должна...


- Зачем? - спросил я.


- Матери нужна твоя плоть. Матери нужны мужчины, хоть иногда, иначе она рожать перестанет. Я бы сама хотела отдать себя Матери - но нельзя.


Она говорила задумчиво и словно бы по-книжному - я не улавливал в ее голосе интонаций прежней Таисии.


Я откашлялся.


- Скажи... когда вы приведете меня к Матери, я должен быть в сознании? То есть не спать, чувствовать себя нормально?


- Да, - с ноткой удивления подтвердила Таисия. - Матерь примет тебя именно таким.


- Хорошо. Тогда - может, ты дашь мне немного отвара? Я чувствую слабость, я не готов к ней... к этой встрече...


Поленца в печи слабо потрескивали.


Таисия кивнула:


- Я разогрею...


- Нет времени, - возразила Аглая.


- Это его последнее желание, - сказала Таисия. - Пожалуйста.


Минуты шли.


Таисия достала из печки котелок с отваром и, усадив меня на постели, принялась поить из ложечки, изредка - в перерывах между глотками - поглаживая меня по плечу. О, какими горячими, какими ласковыми были эти прикосновения!


Живительное тепло растекалось по телу. Отвар Таисии был удивительно бодрящим, я это помнил. Слабость прошла, как не бывало.


- Ты напился? - спросила Таисия.


Я кивнул.


- Поверни меня, пожалуйста. - Сейчас я видел только Таисию, но не Аглаю со второй приятельницей.


Таисия очевидно недоумевала - но просьбу выполнила. Теперь в поле моего зрения попали все трое. И тогда, глядя своей подруге прямо в глаза и применив всю силу воздействия, я сказал ей:


- Отойди от меня. Замри вон там, дальше.


Она подчинилась.


- И вы - стойте, не двигайтесь.


Женщины окаменели, их глаза сделались неподвижными, как у кролика под взглядом удава.


- А теперь - ты, Таисия, развяжи меня. - Она подчинилась опять.


Ощутив себя свободным, я принялся растирать затекшие руки. Потом собрал вещи, закинул сумку за спину и взял ружье. Женщины по-прежнему не шевелились.


- Пойдем со мной, Таисия. Ты покажешь мне, где живет Великая Мать.


Да, я попросту не мог уйти отсюда без того, чтоб хотя бы увидеть ее напоследок. Теперь, когда опасаться нечего.


Мы вышли на улицу. Когда нам встречались женщины, я смотрел на них долгим взглядом и отдавал приказание - и они замирали на месте, ожидая, пока мы пройдем мимо.


Таисия привела меня в спортивный комплекс, к двухэтажному зданию в тени высоких деревьев. Темными коридорами мы прошли в глубину здания и остановились перед проемом, и Таисия сказала:


- ОНА - там.


- Стой здесь, - ответил я и вошел в огромный зал. До Катастрофы здесь был, очевидно, бассейн - такое искусственно созданное углубление с водой, в котором купались люди, потому что обычных водоемов им отчего-то недоставало.


Я сделал шаг, другой. Остановился. Зал был хорошо освещен солнцем через пролом в стене, и по телу моему пробежала крупная дрожь. То, что сидело там, на дне бассейна, на глубине пяти метров подо мной, не было человеком. Оно не было даже мутантом - не бывает таких мутантов. Никогда. И я почувствовал, что, сколько я ни проживу, я не смогу подробно описать хотя бы для себя то, что я увидел, даже рассказать кому-нибудь про ЭТО в подробностях...


ОНО повернулось и медленно двинулось к моему краю бассейна, с трудом волоча гигантскую тушу, таща на себе десяток младенцев, бессильно повисших на десятке грудей... Копна волос полностью закрывала лицо, и были эти волосы - словно огромная грязная охапка соломы, разве что черная.


И я услышал - да, буквально услышал, - как ОНО царапается в дверцу моей души, и понял, что ОНО тоже обладает очень неслабым гипнотическим умением, правда - бессознательным... и что ЕМУ нет даже нужды поднять на меня глаза, чтобы это умение проявить.


И я понял еще, насколько нелепыми и детскими оказались все мои мысли насчет мутантов - здесь, за тысячу километров от центра Катастрофы. Нет, ОНО не было мутантом. Мутант, хотя бы отдаленно напоминающий человека, не смог бы рождать несколько сотен детенышей в год... на корм сотням семей и им же в услужение... Такой мутант не мог бы, получая пищу лишь изредка, без конца производить материю, бессчетное количество материи... Он не мог бы пожирать мужчин, оплодотворяясь ими, и держать под гипнотическим контролем целый социум. Какие сумасшедшие завихрения Духа и Материи происходили здесь, в этом бассейне? Какие невероятные условия должны были осуществиться в нашем потрясенном Катастрофой мире, чтобы создать ТАКОЕ... свести воедино Дух и Материю - в шелковой прохладе кровати, имя которой - Мироздание?


Волосы зашевелились и встали дыбом у меня на голове. Я чувствовал, всей кожей своей чувствовал - сверхъестественное. Странное чувство, смесь восторга и отвращения, овладело мною.


Мы искали, тысячи лет искали богов за пологом небес, в космических просторах - и никак не ожидали, что бог родится у нас, на Земле.


Я взглянул себе под ноги, на то тысячегрудое, что роилось внизу, и, не давая себе опомниться, радостно шагнул в бездну.


Как это, оказывается, просто - отдать себя, отдать без оглядки. Здравствуй, Великая Матерь. Прими и прости.


Марина Маковецкая

Показать полностью
85
Апокалипсис и его всадники
1 Комментарий в Скриншоты коментов  
Апокалипсис и его всадники
80
Косплей Zoey / Left 4 dead
26 Комментариев в Косплей  

Суровый челябинский косплей на Зой из Left 4 dead.

Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Косплей Zoey / Left 4 dead Косплей, zombie, zombie apocalypse, Зомби, апокалипсис, оружие, Zoey, left 4 dead, длиннопост
Показать полностью 6
34
Апокалипсис сегодня
7 Комментариев  
Апокалипсис сегодня
32
Карманные пони Апокалипсиса. Война и Болезнь.
4 Комментария  
Карманные пони Апокалипсиса. Война и Болезнь. пони, апокалипсис, болезнь, война, ручная работа, полимерная глина, Litmade, длиннопост

Куклы были созданы на заказ. Все аксессуары (маска, огнемет, огонь, крылья) съемные и созданы в ручную. Больше фото и другие мои работы в группе vk.com/litmade

Показать полностью 1
229
Последствия взрывов в Балаклее с беспилотника. Это апокалипсис!
90 Комментариев  

Опубликовано видео, запечатлевшее последствия пожара на складе боеприпасов в Балаклее Харьковской области.

На видеоролике можно увидеть постапокалиптический пейзаж, напоминающий декорации фантастического фильма. Строения разрушены до фундамента, а над выжженной землей до сих пор клубится дым.


Источник: https://www.youtube.com/watch?v=a2HnXnNnXk0

937
Каждому своё
26 Комментариев в Комиксы  
Каждому своё Комиксы, сон, работа, Учеба, Зомби, апокалипсис, утро, manteli

Группа автора - https://vk.com/bjornpine

457
End Of The World
27 Комментариев в Арт  
End Of The World арт, пейзаж, апокалипсис

Оригинал

408
Студийные фото автомобилей из "Безумного Макса"
19 Комментариев в Автомобильное сообщество  
Студийные фото автомобилей из "Безумного Макса" Безумный макс, авто, апокалипсис, длиннопост
Студийные фото автомобилей из "Безумного Макса" Безумный макс, авто, апокалипсис, длиннопост
Показать полностью 23
4306
Паровозик, который смог!
166 Комментариев  
Паровозик, который смог!
50
Bufo Marinus. ч2
23 Комментария в Сообщество фантастов  

Начало ТУТ


К сожалению, тогда он еще не знал, что станет пленником этого места на несколько долгих месяцев. Все выходы со стадиона оказались завалены искореженным металлом. Грандиозный спорткомплекс превратился в смертельную ловушку для десятков тысяч уцелевших любителей футбола. Первые часы кипела суматоха, истерили легионеры, тупо слонялись омоновцы, даже не пытаясь побороть всеобщий хаос. Толпа, захваченная паникой, не в силах выбраться из западни превратилась в бешеных лишенных разума животных. Юра сидел один в своем секторе, взирая, как эти идиоты топчут друг друга. Жаба согрелась у него на коленях и, кажется, успокоилась. Жаль, Генрих куда-то запропастился. Похоже, погиб задавленный безумными паникерами. Вздохнув, Юра принялся неторопливо доедать попкорн.


В первые дни люди еще ждали помощь. Менты взяли под охрану все кафешки и склады с запасами пищи. Выдавали понемногу и только тем, кто учувствовал в работах по растаскиванию завалов и переноске трупов. Пара футболистов и несколько важных персон из администрации попытались качать права. Командир ОМОНа вывел их в центр поля, и каждый получил по пуле из АКСу. Юрик тоже работал вместе со всеми. Полдня таскал начинающие разлагаться тела, полдня стоял в очереди за своей пайкой. Иногда удавалось забыться тревожным сном.


В этот раз, получив черствый кусок хлеба с ломтиком сыра и кружку воды, он собрался было насладиться трапезой, когда его резко дернули за плечо.

– Э, стой, епта! – наглым голосом обратился к нему кто-то.

Юрик поднял глаза. И зачем он свернул в этот темный коридор? Его окружили пятеро отморозков с символикой ЦСКА. Один из них, дегенерат с прыщавыми щеками сорвал у него с шеи зенитовский шарфик. Безумно гыкая, схаркнул на «розу», бросил на пол и принялся топтать своими «гриндерсами».

– Хавчик отдал быстро и пиздуй отсюда! – велел самый здоровый, чем-то похожий на гиббона, хулиган.

– Ребята, вы чего? – пробормотал Юра. – Я ж целый день не ел…

Как назло, поблизости не оказалось ни одного омоновца.

– Какой-то охуевший кузьмич попался! – долговязый тип в куртке-пилоте, хохотнув, выпустил в лицо струю дыма.

– Давай хлеб по-хорошему, или все ебало раскрошу, – лениво произнес гиббон, поигрывая широкими плечами.

– Ничего я вам не дам! – крикнул Юрик и начал медленно пятиться.

Удар широченного кулака прилетел, будто из ниоткуда. Юрик увидел вспышку и понял, что его оторвало от пола и несет по воздуху. Еда выпала из рук, когда он больно хрястнулся в стену. Фанаты налетели, как шакалы, принялись выдирать друг у друга хлеб с сыром и быстро запихивать в рот. Это было обидно, но в этот момент Юра больше переживал за Зюзечку. Он сунул руку за пазуху. Как там она? Не ушиблась? Вытащив, ласково погладил амфибию – свою единственную и верную подругу в этом жестоком мире.


– Э, Коляныч, гляди! – воскликнул долговязый. – Какая жирная лягуха у кузьмича!

– Ваще ништяк, – улыбнулся гиббон. – Из лапок супца заебеним!

Повинуясь непонятному порыву, Юрик размашисто лизнул Зюзю.

– Этот мудак щас ее схавает! – гопники бросились к нему.

Время замедлилось. Он увидел зеленоватые ручейки энергии, стекающиеся в тело. В уши ударил невидимый гонг. Юрик легко оттолкнулся от пола и взмыл в воздух. Пнув ближайшего фаната в рожу, отскочил в обратном направлении. Кровавым веером полетели осколки зубов. Затем оттолкнулся от стены в широком прыжке и очутился за спиной медленно замахивающегося Коляныча. Ощущая невероятную ярость, Юрик начал карать хулиганов. Ублюдки разлетались в стороны от жестких и сильных ударов его рук и ног. Спустя несколько секунд, все было кончено. Кто-то отползал, всхлипывая, кто-то жалобно матерился. Прыщавый валялся, не шевелясь, с разбитым о стену черепом.

– Бля, Коляныч, валим! – долговязый оттаскивал окровавленного гиббона. – Это псих какой-то!


Юрик поцеловал жабу и спрятал за пазуху. Он решил не преследовать фанатов. Пусть для уродов это станет уроком, подумал он. «УБЕЙ!» – чудовищный голос в голове ударил, как молот по наковальне. Ноги сами понесли вслед за двумя недобитками, улепетывающими во тьму длинного коридора. Они оглянулись и взвыли, прибавив прыти. Юрика несла Божественная Волна. Позабыв о дурацкой гравитации, он бежал гигантскими скачками, как мячик, отталкивался от упругих пульсирующих стен. Могучим толчком сбил с ног беглецов. Ближайшему – долговязому – впечатал ботинок в лицо. Гиббон поднялся, выхватывая из кармана нож-бабочку. Юрик хмыкнул и, наклонившись, вырвал руку из тела долговязого. Как дубинкой, принялся забивать главаря банды оторванной конечностью. Вот так прикол, весело подумал Юрик, вонзая плечевую кость в глаз Коляныча. Когда тот перестал дергаться, Юра почувствовал глубокое удовлетворение. Как от хорошо выполненной тяжелой, но любимой работы.


***


С каждым днем фанатские кодлы беспределили все больше. Что зенитовцы, что «кони» не участвовали в общественных работах, предпочитая грабить слабых. Говорят, даже жрали человечину. Это все беспокоило Юрика. Омоновцы не совались в фанатовские зоны стадиона. Их сил едва хватало, чтобы контролировать склады и пункты выдачи еды. Паек, кстати, с каждым днем все уменьшался, и недели через две после катастрофы менты, поняв, что спасения можно и не дождаться, прекратили благотворительность.


Как-то ночью Юрик проснулся от стрельбы. Он выглянул из укрытия – небольшой ниши под самым куполом стадиона. Костры из пластиковых стульев ядовито озаряли футбольное поле. Сотни людей орали и сновали взад-вперед. Из внутренних помещений доносились звуки длинных захлебывающихся очередей.


К утру не осталось ни одного живого омоновца. Хулиганье, опьянев от победы и крови, неистово веселилось. Резвились на трибунах, играли в футбол отрезанными головами в шлемах, жарили на кострах шашлыки из бывших служителей порядка. Аппетитный запах сводил с ума. Юрик проклинал себя за позывы голодного организма, глотая слюну, боясь выйти из убежища. Он не ел уже три дня. Хорошо только чувствовала себя жаба. Мух для нее удавалось наловить в избытке. Днем гопники сбились в отряды и принялись шерстить все закоулки спорткомплекса. Вытащили и Юру. К тому времени у него уже мелькали цветные пятна перед глазами от голода. Но Зюзю все равно успел спрятать, заслышав приближающиеся злобные выкрики: – «Ребзя, сюда! Здесь еще есть мяско


Пленников согнали и заперли в нескольких залах. Вонь экскрементов, немытых тел и стенания сводили с ума. Юрик забился в уголок бывшего фитнес-зала и попробовал погрузиться в сон. Но поспать не удалось. В зал с улюлюканьем ворвалась бригада фанатов, раздавая затрещины палками и дубинками.


– Поупитаней выбирайте, поупитаней! – командовал бугай с красными дикими глазами. – Вот этого бери и этого! И вон того!

Сидящего рядом с Юриком пухленького мужика лет сорока грубо поставили на ноги. Он подвывал, хватая ртом воздух.

– Не троньте Витеньку! – заголосила пожилая баба с растрепанной копной ядовито-рыжих волос.

– Заткнись, свинья! – рявкнул ближайший беспредельщик, толкая тетку.

– Мама, нет! – взвизгнул Витенька.

– Ее тоже берите! – приказал главарь. – В старой манде килограмм сто будет! Ну и этого недомерка до кучи! Хули так дерзко пялится!

Грубая рука подхватила Юрика за шкварник. Когда их волокли по переходам и коридорам, он понял, что все – настал последний час его никчемной глупой жизни. Сейчас их зарежет, как скот и сожрет это зверье. Больше всего было жаль даже не себя, а нежно прижавшуюся под курткой жабку. Как же Зюзя теперь без него? Хотя… чего уж теперь терять? В одном из неосвещенных переходов Юрик улучил момент, достал свою подопечную и несколько раз лизнул. Кажется, конвоиры ничего не заметили…


Их привели на футбольное поле. Здесь фанаты расставили столы. Во главе восседал бритоголовый мега-гопник со шрамом на полхари и в кожаной куртке на голое тело. Бело-голубой шарф небрежно обвивал могучую шею. Пленников пинками загнали в корявую клетку. Рядом зенитовец и «конь» деловито разжигали костер. Фанаты пировали остатками складской пищи, запивая найденным бухлом, кидались в жертв различным дерьмом и истерично хохотали. В общем, веселились по полной. Юрик ощутил в себе силу. Токсин экзотической амфибии поступил в кровь. Реальность немного плыла, но это было довольно прикольно. Он положил руку на пруток клетки. Казалось, приложи небольшое усилие, и он разломает всю конструкцию. От рыдающих рядом людей исходили желтоватые волны страха. Юра попробовал втянуть липкие эманации, но это вызвало отвращение. Тогда он принялся поглощать багровые всполохи злобы из окружающих врагов. Тугие потоки чужой ярости потекли в его тело, наполняя и пронзая каждую клетку, как подключенный к сети разряженный телефон.


Красноглазый бугай вдруг подскочил к клетке, треснул дубинкой по решетке, дико заорав и выпучив без того безумные глаза. Тетка осела на пол, хватаясь за сердце. Другие заорали в ужасе. Довольный собой бычара расхохотался. Но смех оборвался, когда он встретился взглядом с Юрой.


– Ну че, Сыч, – крикнул он, обращаясь к предводителю кодлы, – начинаем?

– Давай, Тяпа, шашлычком побалуй пацанов! – ответил бритоголовый и отхлебнул виски из горла, раскуривая сигарету.

– Предлагаю первым вон того хомячка! Тут мамка его, пускай посмотрит! Вот блять умора будет!

– Валяй, – махнул ручищей Сыч.


Мычащего Витю вытащили наружу и поставили на колени. Мать забилась в припадке, когда Тяпа достал увесистый тесак. Фанаты засвистели и захохотали в предвкушении. Юрик ждал. Что-то удерживало его от действий. Рука бугая взмыла в воздух, но тут Сыч выкрикнул:

– Погодь, бля!

– В смысле? Ты чо, Сыч? – поднял брови Тяпа, но убрал оружие.

– Да че-то заебала уже эта хуйня! – нахмурился главарь.

– Не понял… те че, жалко кузмичей стало?

– Ты, Тяпа, базар придержи свой! – оскалил кривые зубы Сыч. – А то и сам в клетке ненароком окажешься, епт!

– Да ладно… – склонил башку бугай. – Я ж это… ты ж сам сказанул насчет шашлыка!

– Я грю, что скучно че-то… каждый день мы их режем, колем, убиваем… постоянно одно и то же. Надоело! Никакого разнообразья. Развлекалова охота! Верно, пацаны?

– Точняк, Сыч! Дело говоришь! Скукота, бля! – подтвердили со всех сторон.

– О, придумал! – хохотнул главарь, хлопнув в ладоши. – А устроим-ка мы гладиаторские, блять, бои! Во зрелищче будет! Схватки, бои, азарт! Прям, как в футболе, епт!

– Ну, ты в натуре мозг! – уважительно сказал Тяпа.

Сыч запрыгнул на стол, распихивая пустые бутылки тяжелыми ботами, и крикнул:

– Ну че, кузмичи, кто жить хочет?

Рядом с Юриком дернулся тип, чем-то похожий на Газманова в молодости:

– Я хочу!

– Будешь бицца, волосатый? – прищурился Сыч.

– Да!

– Заебок! – обрадовался главарь.

Тут заголосили и остальные пленники.

– Мы тоже хотим жить! Да!

– Кароч, – объявил бритоголовый. – Победитель поживет ищчо до завтра! Слово пацана! Все слыхали?


Витенька, похоже, не веря своим ушам, медленно поднялся с колен. Его взгляд приобрел осмысленное выражение, а губы сжались в суровую нитку. Он встрепенулся и ломающимся голосом крикнул Сычу:

– Я тоже буду драться! Я всех побежу… победю! Вы должны выдать мне оружие! Слышите? Без оружия не интересно!

– Ладно, пухлик, держи епта! Смотри только не обосрись! – Тяпа положил ему в ладошку тесак, которым едва не разделал пять минут назад.

Витенька нервно притопывал, разглядывая острую сталь клинка, когда выводили волосатого. Тому выдали красный пожарный топор с длинной рукояткой.

– Йе-е-е-е!!! Начали, епта! – воскликнул Сыч и выстрелил в воздух из ментовского ПМ.


Волосач откинул роскошную прическу с глаз и, перехватил топор, быстро двинулся вперед. Толстяк заверещал, как ошпаренный поросенок, и бросился в атаку. Газманчик ловко ушел от неуклюжего взмаха, двинув топорищем в затылок. Ахнула мамаша. Гопота взорвалась ржачем. Витенька пробежал несколько шагов по инерции, но не упал. Завертел головой, отыскивая противника. Тот легко и непринужденно двигался по кругу. Не оставалось сомнений, кто одержит победу.

– Мочи жиртреста, волосатый! – крикнул кто-то из зрителей.

– Щекастенький, я отведаю жаркое из твоих ляжек! – подхватил другой.


Красиво крутанув топором, Газманчик снова увернулся от корявой атаки. Рысцой отбежал в сторону, крутанулся на месте и рывком бросился на толстого, отводя оружие в смертельном замахе. Но его подвел развязавшийся шнурок. Не добежав до цели, волосач смешно взмахнул руками и растянулся во весь рост. Виктор будто этого и ждал. С грацией японского якодзуна прыгнул в воздух и обрушился всей тушей на Газманчика. Затем вскочил, подпрыгнул и приземлился уже на жопу. Что-то явно хрустнуло. То ли ребра, то ли хребет волосатика.

– Ы-ы-ы! – безумно пропищал Витенька. Потные волосенки торчали во все стороны, драный пиджак топоршился.

– Хуясе, жирный мочит! – разинул рот бугай Тяпа.

– За тебя, мамулечка! – выкрикнул толстопуз и, оттянув за шикарный причесон голову, резанул по тощему горлу.


– Ваще ништяк! Давай следующего! – приказал Сыч.

– Ты! А ну, выходи! – Тяпа выдернул из клетки Юрика. – Че, обделался уже, дохляк? На держи, дрищ.

Он сунул ему в руки топор Газманчика.

Толстяк хищно раздувал ноздри, злобно глядя на Юру. Тот опустил топор и повернулся к вожаку банды:

– Я не буду драться!

– Говорил же, обделается! – заржал красноглазый.

– Те жить-насрать что ли? – спросил Сыч.

– Я не буду драться с этим! – Юрик кивнул на толстого. – Нет чести одолеть слабого противника. Пусть против меня выйдет любой из вас, ублюдки!

– Че ты вякнул, падаль?! – главарь аж подскочил на ноги.

– Да ладно, Сыч, – шагнул вперед Тяпа. – Дай мне распотрошить этого козла!

– Добро, начинайте! – разрешил Сыч.


Красноглазый отобрал тесак у Витеньки и, вытаращив зенки, пошел на Юру. Тот посмотрел на топор в своей руке. По нему пробегали светящиеся волны. Теперь Юрик видел сверкающий меч древних индейцев. Он поднял голову вверх. Дикий ор фанатов отступил прочь, и Юра услышал пульсирующие звуки барабанов, отбивающих боевую мелодию давно забытых народов. А среди туч над куполом стадиона ему показалась исполинская фигура. Миктлантекутли! Повелитель мира смерти, вспомнил Юрик. Божество кивнуло ему чудовищной головой. Он понял! Он сделает, что должен! Время вернулось в свои границы. Тяпа перед ним взмахнул ножом. Юрик нырнул под руку и одновременно вскрыл брюхо острым топорищем. Красноглазый, охнув, рухнул на колени, пытаясь схватить выпадающие потроха. Юра сделал неуловимый глазу разворот, и Тяпина башка слетела с плеч.


– О-о-о!!! Да ты ваще крут, мужик!!! – заорал главарь.

– Я дам вам зрелище, - просипел Юрик. Говорить получалось с трудом. – Но ты обещай, что не тронешь этих людей!

– Да гавно-вопрос! Задолбали эти кузмичи! Эй, пацаны, кто ищо хочет сразицца? Тя как звать-то?

– Юрик... Юрик Харитонов.

– Итак, кто выйдет против Неустрашимого Харитона, победителя Тяпы Безмозглого?! Аха-гха-гха!

Из толпы гопарей шагнул накачанный крепыш в красно-черной шапке-петушке.

– Ну я, типа, готов! Тяпа, хуле, бухой был, а я за здоровый образ жизни, епта! Тока эта… топор мне дайте, шоб все по чесноку!

– А! Это ты, Кефир! Ну, давай, покажи класс! Приветствуйте, пацаны, нового героя! Кефир-ЗОЖовец против Бесстрашного Харитона! Начали!


***


Это продолжалось долго. Не один день. И даже не одну неделю. Кровавые схватки пришлись по вкусу фанатскому отродью. Теперь Юрик жил, как король. Его кормили сносной едой из старых запасов и приводили лучших женщин. А вечером он лизал жабу и выходил на поле. Одного за другим он выпиливал тупых гопников, пополняя счет жертв во славу древнего бога. С каждым разом его сила росла. Желающих сразиться становилось все меньше. Хулиганы пытались ставить против него легионеров, но зрелище выходило жалкое и неинтересное. После тысячной победы, Юрик понял, что Бог Смерти удовлетворен. Больше здесь ничего не держало.


Темной ночью он собрал в узел провизию, лизнул и посадил за пазуху верную Зюзю, а сам полез по металлоконструкциям на верхотуру купола. Он уже видел, как редкие смельчаки пытались пройти этим путем наружу. Но силы оставляли их, а может, страх высоты заставлял разжимать ладони, и они срывались вниз на радость вечно голодных каннибалов. Тяжелей всего было преодолеть многометровый пролет с отрицательным углом наклона. Лезть пришлось практически по потолку. Он цеплялся за холодные двутавры, прыгал на руках со швеллера на швеллер или перекидывал ноги через сваренные уголки. Висел вниз головой, давая отдых забитым рукам. Юрик смог. Когда колючий ветер над поверхностью купола ударил в лицо, он захохотал от радости и пьянящего чувства свободы. Оплавленные в лунном свете похожие на истлевшие кости развалины простирались насколько хватало глаз. У ног лежал весь мир.


Чутье подсказало Юрику двигаться на Север. Долгая зима шла за ним по пятам. Были схватки с бандитами, безлюдные выжженные бомбардировками пустоши, и отравленные радиацией руины, сожженные и разграбленные мародерами деревни и поселки. Он старался обходить их и, спустя месяцы долгого пути, пришел в город, где была жизнь. Уже наступили лютые морозы, но жаба до сих пор была с ним. Юрик согревал ее теплом своего тела. Скупая слеза покатилась и застыла на щеке, когда он глядел на мирные дымки, поднимающиеся из труб и тысячи электрических огней. Он понял, что, наконец, пришел, куда нужно.

Но это – уже совсем другая история.


©Осквернитель

Показать полностью
37
К черту патч! Когда глобальная обнова?
8 Комментариев в Скриншоты коментов  
К черту патч! Когда глобальная обнова? Комментарии, человек, баг, апокалипсис, голос
Показать полностью 1
236
А вы готовы к Зомби-апокалипсису?)
47 Комментариев  

Как только я его увидел, они меня сразу заинтриговал и ввел в ступор. А все началось с обычного ролика на ютубе, как нечто похожее на багги крутило пончики и жгло резину на пустой стоянке. Немного смущал крупнокалиберный пулемет, установленный на пассажирском сидении. Вроде ничего подобного в фильме “Безумный Макс” не было!

А вы готовы к Зомби-апокалипсису?) апокалипсис, Зомби, 240Z, driverlife, длиннопост

Немного погуглив, я обнаружил, что машина родом из Пенсильвании, а водитель был настолько вдохновлен фильмом, что решил сделать пост апокалиптический шедевр. И подошел к этому очень творчески.

Показать полностью 17


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь