С тегами:

Пришельцы

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
88
SETI: инопланетяне не идут на контакт, но мы их все равно найдем
109 Комментариев в Исследователи космоса  
SETI: инопланетяне не идут на контакт, но мы их все равно найдем космос, инопланетяне, Пришельцы, длиннопост

Некоторые исследователи из Института по поиску внеземных цивилизаций (SETI) считают, что лучшим способом обнаружения инопланетян является сканирование космоса и поиск лазерных лучей. В рамках одного из последних крупных исследований такого рода астрономы провели сканирование 5600 звезд на предмет наличия таких оптических сигналов и в итоге… ничего не нашли. Что это значит как для самой SETI, так и для дальнейшего поиска разумной внеземной жизни?


Описывая результаты нового исследования, принятые к публикации в журнале Astronomical Journal, астрономы SETI Натаниэль Теллис и Джеффри Марси из Калифорнийского университета в Беркли сообщают о том, что они не смогли обнаружить оптические сигнатуры развитых внеземных цивилизаций в 67 000 отдельно исследованных спектральных характеристиках 5600 звезд Млечного Пути. При этом астрономы подозревают, что около 2000 из этих звезд могут являться домом для теплых землеподобных планет, и из этого можно сделать два вывода: либо продвинутые внеземные цивилизации не имеют привычки посылать лазерные сигналы через космос, либо их вовсе не существует. Но не существует только там, где астрономы уже искали. По их мнению, мы должны продолжить поиск сигналов в других местах, расширяя как сами зоны поиска, так и ассортимент сигнатур, за которыми нужно следить. Другими словами, поиск инопланетян даже после таких неутешительных результатов одного из самых объемных исследований не прекратится.


И все же такие результаты не могут не расстраивать. В конце концов использование лазерных сигналов должно было стать эффективным, дешевым и относительно простым способом поиска и привлечения внимания развитых внеземных цивилизаций. И если бы инопланетяне использовали технологии нашего нынешнего уровня, то они могли бы передавать искусственные инфракрасные, видимые и ультрафиолетовые сигналы в направление нашей звезды. Такие прямонаправленные сигналы определенно бы привлеки наше внимание своей мощностью или явными признаками своего искусственного происхождения, например, в виде необычной пульсации или бинарной последовательности, которую можно было бы интерпретировать как некую математическую постоянную (простые числа, число пи и так далее).


Еще до обсуждаемого сегодня исследования астрономы из SETI с помощью оборудования гарвардской Обсерватории Ок-Ридж провели анализ около 20 000 звезд на предмет наличия оптических сигналов, тратя на исследование каждого объекта около 10 минут. К сожалению, и это исследование ничего интересного не показало.


В попытке провести более глубокий и тщательный анализ космоса Теллис и Марси взяли в качестве основы данные, полученные 10-метровым телескопом Кека и его спектрометром высокого разрешения HIRES и собранные в период с 2006 по 2016 год в рамках проекта California Planet Search (CPS). Эти данные содержали информацию о 5600 звездах, подавляющая часть которых располагается на расстоянии не более 300 миллионов световых лет от нас. В итоге астрономы исследовали 67 708 отдельных спектральных показателей этих звезд, на каждую из которых пришлось примерно по 96 различных спектральных сигнала.

«Это исследование охватывает огромный объем данных, собранный телескопом Кека более чем за 10 лет и в большей степени в рамках различных проектов по поиску новых экзопланет», — объясняет астроном Университета штата Пенсильвания Джейсон Райт, не принимавший участие в новом исследовании.


«Исследование позволило по-новому взглянуть на сигналы от тысяч наиболее интересных для нас звезд и поискать именно лазерные сигналы. Такая работа в очередной раз является отличным примерном того, что SETI повторно анализирует информацию, которую другие научные команды могли просто «прозевать» ввиду огромного объема поступающих данных либо ввиду того, что эти сигналы могли быть ошибочно приняты за известные источники космического шума».


Вооружившись этими данными, исследователи решили поискать спектральные сигнатуры, которые, по словам авторов, «можно было бы рассматривать в качестве возможных сигналов от внеземных лазерных оптических установок». Основной интерес для ученых представляли сигналы мощностью от 3 кВт до 13 МВт. В отличие от радиосигналов, которые рассеиваются, проходя огромные расстояния, лучи лазера способны сохранять свою целостность на всем пути своего следования через космическое пространство.


«Мы подозреваем, что более развитые по отношению к человечеству цивилизации смогли бы построить лазерные установки, обладающие мощностью по крайней мере такого же уровня, как тот, что являлся объектом нашего исследования. Этот фактор рассматривался в отношении всех 5600 исследуемых звезд», — объясняют астрономы в своей работе.

SETI: инопланетяне не идут на контакт, но мы их все равно найдем космос, инопланетяне, Пришельцы, длиннопост

Пример ложного положительного сигнала. Кандидат на звание лазерного сигнала «внеземной цивилизации» был обнаружен при наблюдении за звездой TW Гидры (созвездие Гидры). Оказалось, что сигнатура принадлежит нагретому газу протозвездного диска, расположенного вокруг звезды



Для анализа объема данных, собранных за 10 лет, Теллис и Марси разработали алгоритм, способный (по крайней мере в теории) отсеять возможные сигналы внеземных цивилизаций от ложных сигналов, создаваемых естественными источниками, которыми чаще всего оказываются звезды. Если бы сигнал искусственного происхождения был направлен в сторону Земли, алгоритм смог бы определить его искусственность на основе необычного высокого содержания фотонов, что, как правило, неестественно для обычного фонового излучения звезд. Алгоритм был настроен таким образом, чтобы сразу показывать превышение обычного уровня излучения.


«Мы искали неестественные повышения уровня «яркости» в спектрах, относительно тех уровней, которые уже присутствуют в их излучении. Обнаружение сигнала, который соответствовал бы инструментальному профилю оборудования HIRES телескопа Кека, недвусмысленно означало бы, что мы наблюдаем именно лазерный свет. Если бы речь шла об обычном звездном спектре, то мы бы наблюдали только термически уширенные эмиссионные линии. Это одно из преимуществ при использовании того же Кека, так как он обладает достаточным спектральным разрешением, способным отличить два этих показателя».


Выборка была очень либеральная, но в итоге практически сразу же были отсеяны 5023 звезды. Исследователи буквально вручную изучали каждый полученный результат, все сокращая и сокращая список звезд с ложными положительными сигналами. Самыми распространенными источниками ложных положительных сигналов оказывались космическое излучение, гамма-лучи, радиофон самой обсерватории, молекулы в земной атмосфере, а также излучение самих звезд. В итоге список полностью иссяк, и Теллис и Марси пришли к неутешительным выводам.


«Мы не обнаружили ни одного лазерного излучения, идущего от планетарных регионов возле 5600 исследованных звезд», — делятся неутешительной статистикой ученые в своей работе.


Такие выводы явно не обрадуют тех, кто по-прежнему предполагает, что развитые цивилизации могут тысячи и миллионы лет посылать сообщения возможным соседям. Так как в случае, если даже у самой малой доли из этих 2000 (или около того) изученных звездных систем имелись бы потенциально землеподобные планеты, на которых существовали бы какие-то технологически развитые цивилизации, направляющие в нашу сторону мегаваттные лазерные лучи, то мы должны были бы их уже заметить.


«Эти результаты понижают планку вероятного существования достаточно развитых цивилизаций, способных на передачу лазерных сообщений. Разумеется, это только лишь один из видов коммуникаций, но мы считаем, что для создания направленных коммуникаций лазерные технологии являются одними из самых эффективных», — говорит Теллис.


Однако ученый признает, что лазерные коммуникации, в свою очередь, только для нас могут казаться такими эффективными, ввиду нашей относительно молодой цивилизации, и, вполне возможно, во Вселенной кто-то мог придумать более эффективные способы передачи сообщений.


«Мы должны продолжать пытаться поймать сообщения. Тем не менее мы считаем, что наши результаты показательны и указывают на то, что в нашей галактике, видимо, не особо распространен вид лазерной передачи сообщений».


В общем, пока все сводится к двум наиболее убедительным предположениям: либо другие развитые цивилизации молчат как партизаны и не хотят указывать на свое присутствие, либо они вовсе не существуют. Также возможно, что технологически развитые цивилизации на самом деле действительно очень редки, по крайней мере в нашей галактике, или, например, весьма ограничены в своих возможностях, не позволяющие им отправлять сообщения, которые наши ученые смогли бы уловить.


Как признают сами авторы исследования, «мы можем начать сомневаться в тех аргументах, которые ставятся в противовес известному парадоксу Ферми». И ведь действительно, когда результаты все новых и новых исследований приходят к аналогичным выводам, тишина космоса становится все громче и громче с каждой попыткой обнаружить разумную внеземную жизнь.


Казалось, пора бы уже сдаться, но исследователи не намерены этого делать. Напротив, они готовы расширить свои поиски. В рамках проекта Breakthrough Listen теперь ученые сосредоточат свое внимание на звездах, которые не рассматривались или мало рассматривались в рамках предыдущих исследований. Речь, помимо всего прочего, идет о серых карликах, а также других типах. Помимо поиска оптических сигналов, исследователи из SETI попробуют найти другие признаки присутствия разумных внеземных цивилизаций. Этими признаками могут быть определенные типы микроволнового излучения, нейтринное излучение, признаки наличия дайсоновских мегаструктур, сигнатуры промышленных отходов, искусственные и блуждающие космические среды обитания и так далее.


Если инопланетяне существуют, то мы их найдем. Рано или поздно.

Источник

Показать полностью 1
46
Дайс (часть третья)
36 Комментариев  

Первая часть

Вторая часть


Мези аккуратно копала влажную после дождя землю, насвистывая себе под нос нечто современное и фальшивое. Тим копал рядом. Над ними свистел прохладный августовский ветер, желтые и багряные листья крутились между серым небом и черной, в полосках желтой травы, землей.

- Я с тобой удивительно увлекательно провожу время. - Немезида остановилась, чтобы заправить за ухо выбившуюся косичку с вплетенными в нее перьями. - Я даже не знаю, что из развлекательных мероприятий мне понравилось больше. Демонстрация меня как особь женского пола на встрече клуба по изучению инопланетников...

- Я же тебе говорил, раздеваться не обязательно.

- Нет, уж, демонстрировать так демонстрировать. Или визит к реликтовому рептилоиду, который продал мне, как выяснилось, твою любовь. Не красней, мне очень понравилось, я проревела над ней дня три... Или тот концерт на затопленной силосной станции. Честное слово, ничего захватывающей в моей жизни не было, а что заблудились потом, это ерунда.

Мне еще никогда в жизни не было так весело. Или вот это. Ну кому в голову еще могла прийти мысль хоронить робота? Только тебе.

- Понимаешь...- Тим вылез из ямы и стал сгребать землю от края - Тут стечение нескольких факторов. Во-первых окончательно и бесповоротно сломался Автомой. А во-вторых, мне попалась тема для курсовой «Погребальные обряды и спектр эмоций, которые испытывают родственники покойного». Вломиться в крематорий мне не позволяет проклятая застенчивость, да и представляешь себе реакцию родственников на меня с самописцем?

- В БСМП ты уже как родной. Ноги-сломаны, руки-сломаны, голова-сломана. Чего там тебе еще не ломали? - Мези услужливо помахала лопатой обрызгивая себя и Тима грязью, - вот родственники и устроят комбо.

- Вот я также почему-то тоже решил. Ты не думай, я не мухлюю. Когда Автомой заглох, я двое суток сидел и записывал свои ощущения, опрашивал домашних, вызвал фотографа на постмортал-сессию. Все как полагается.

- И как ощущения?

- Сначала было нормально, а вот когда мы с Ратрекой стали его разбирать чтобы правильно утилизировать аккумулятор и прочие опасные детали - поплохело. Вроде головой понимаешь, что это машина, робот, что из таких же роботов построен дом, а грустно и очень плохо. Рыдал, но к открывашке подключился и все записал.


Мези чихнула и, утерев нос так, что на лице осталась земляная полоса, важно пожала Тиму руку:

- Ты настоящий профессионал. Только давай в следующие выходные я тебя куда-нибудь поведу.

- Согласен. По-моему достаточно глубоко, пойдем за усопшим.


Выпотрошенный робот лежал в кабине трактора, который им одолжил Ратрека. Его камера была прикрыта большой, вручную отчеканенной монетой. Никто уже не помнил, откуда пошла традиция хоронить вместе с биоразлагаемыми корпусами роботов такие сувениры, но придерживались ее повсеместно.

Тим вытащил из грузового отделения легкий гроб, и они с Мези уложили покойного. Немезида, напевая, украсила Автомоя венком из павших листьев.

- Спи спокойно, герой вкусных обедов и чистого дома. Как жалко, что из тебя нельзя сварить суп.

- Мези!

- Ну, что? Я проголодалась. Работа на свежем воздухе положительно влияет на аппетит.


Когда они опустили гроб в могилу, заморосил мелкий холодный дождь.

- Ты был последней ниточкой связывающей меня с довоенной жизнью, ты кормил меня, стирал и застревал на порогах, потому что программа ориентирования в пространстве сбоила. Иногда ты будил меня в три часа ночи и пытался накормить, путая ночь и день. Но я все равно очень-очень тебе благодарен. - Тим бросил в могилу горсть земли.

- Теперь ты.

- Гхм. - Немезида снова чихнула и вознеся глаза к небу тоненько провыла: - Когда ветра новых заводов подхватят то, что там у тебя вместо души и отнесут ее на место перерождения, или ты прорастешь цветами и травами и вольешься в тело оленя или отдыхающего топоида, вспомни о тех кто смазывал тебя и доставал из подвала, а у тебя только один аккумулятор шестьдесят кг весит. Нормально?

- Замечательно. Давай закапывать, а то у меня уже ноги промокли. - они выключили эмоциональные считыватели, которые были закреплены поверх наладонников, и снова взялись за лопаты. Позже, Тим расшифрует данные и, на их основе, построит эмоциональную кривую.


В трактор они вернулись основательно простывшие.

- Зоя нам наваляет, с соплями и к ребенку.

- Сначала вылечит, потом наваляет. У тебя первый семестр когда начинается?

- В октябре. Я написала во-от такую работу по зимородкам и кукушкам. Со снимками, знаешь, голограммами и почасовыми записями. Это кукушка проснулась, это она умывается, это она ругается на новости, это она потеряла тапочки…


Тим завел трактор и они, развернувшись, выехали с просеки на грунтовую дорогу. Мокрые ветки деревьев шлепали по высокой кабине.

- Ты прилетишь на каникулы?

- Обязательно и звонить буду по тридцать раз на дню, приеду, а я тебе уже надоела.

- Это невозможно. В джунглианском языке даже слова такого нет. - Тим показал девушке язык и, повернув джойстик, вывел машину на шоссе.


- Ратрека, замерзли как на Энцеладе. Эту дрожащую, сразу на печь.

Мези и правда клацала зубами, обогреватель в тракторе был традиционно сломан. Ратин зашипел и замахал на них всеми лапами на которых не стоял:

- Тиховытолькоуложили…

Ребята на цыпочках прокрались в большую комнату с печью и закрыли за собой дверь.

- Что? Опять все плохо? - Тим отобрал у девушки мокрую обувь и одежду. Немезида залезла на теплую лежанку и растянулась там со счастливым вздохом.

- Слушай, я не знаю, что с ней творится. Злющая такая, на ребенка кричит, лишний раз не подойдет, меня из спальни выгнала, плачет постоянно. Говорю, давай к врачу съездим, кричит что сама врач.

- Я знаю. Это она у тебя в послеродовой депрессии. Сейчас согреюсь немножечко и за рюкзаком схожу. Если сканер подтвердит, ей надо будет все-таки доехать до больницы. На коленке, самопальной открывашкой я ее корректировать не буду. У нас за это больно бьют словесными розгами и могут отчислить. Слушай, я понимаю что вопрос странный, но у тебя человеческих носков нет?

- Есть, но только Зоины. Ты в них не влезешь. Повесь на печку, быстро высохнут.


Зоя и правда выглядела не важно. Она сильно похудела, осунулась, под глазами залегли черные круги.

- Будь проклята сама идея обзавестись потомством. Ну, что? Как твоя работа над курсовой?

- Потихонечку, осталось всего-ничего, ты не могла бы побыть подопытным кроликом? Я запишу твои мета-данные для большего веса опрошенных.

- Если это можно делать лежа, то с удовольствием. С этим вечно орущим младенцем у меня только два желания: лежать и чтобы меня никто не тормошил.


Женщина легла на диван поистине ратинских размеров и закрыла глаза. Тим засуетился, подключая ее к сканеру.

- Я быстро. Сейчас….

- Тим... - обеспокоенно топтался рядом Ратрека.- что-то твой сканер, на сканер не похож. У Зойки в поликлинике совсем другой.

- Что ты хочешь от студента. Откуда у меня деньги на профессиональный сканер? Что собрал, все мое.

Тим вглядывался в помехи и круги, распределяя на наладоннике последовательность команд.

- Вот это видишь? Это шкала аутодеструкции. Шесть из десяти. Ей срочно нужна коррекция. Надо будет - вези силой. Иначе мы рискуем навсегда потерять ту Зою, которую знаем.

Ратрека молча кивнул.


Лето пролетело, как один миг. Маруська пошла в ясельки. Не то что бы она сама туда пошла. Перед институтом Тим сажал непоседу в переноску и сдавал воспитательнице. Мези улетела в свою Вселенную, но они часто перезванивались и общались по видеосвязи. Бабушка с дедушкой стали еще более серебряными. Дедушка стал больше спать, а бабушка стала чудить. Изводила домашних придирками, истерила, постоянно забывала, куда положила ту или иную вещь. Когда она умудрилась заблудиться по дороге из ближайшего магазина, Пат-до-ту качая головой сказал:

- Ну все. Кудеш.

- В смысле? - не понял Тим, который возился в гостиной с очередным вариантом портативной «открывашки».

- Не знаю, как сказать это на примитивном языке всекосмического общения. Кудеш - это когда отмирает то, что нажито за жизнь. Ты перестаешь узнавать ралну, ралну перестает узнавать тебя.

Юноша отложил в сторону контактный утюжок.

- Деменция, что ли?

- Теперь я тебя не понимаю.

- Приобретенное слабоумие. Болезнь, которая осталась только в учебнике по истории психиатрии.

Бабушка, шаркая, вышла из своей комнаты:

- Куда я положила крем для головы? Никто не видел мой крем?

- Ба, ты его в руке держишь.

Бабушка посмотрела на него грустными жучиными глазами и снова ушла к себе.

- Кошмар, пап. Как же мы без нее Маруську вырастим?


Клавдий Петрович внимательно посмотрел на своего второкурсника:

- Ту, не буду скрывать, что вы мне импонируете. Но то что вы предлагаете - это какая-то совершеннейшая, антинаучная ахинея.

- Ну, Клавдий Петрович, я же не предлагаю вам проводить этот эксперимент прямо на кафедре. Не маленький, все понимаю. Но неужели вам самому не интересно заглянуть в голову инопланетника. Это же будет настоящее открытие, докторская, вы представляете какую научную работу можно будет состряпать?

- Дорогой мой, моя докторская написана пятнадцать лет назад и успешно защищена. Это уже только если вы осилите. Но, возьми меня бездна, как же соблазнительно то, что вы предлагаете!

- Клавдий Петрович! Я уже и блок коррекции на чердаке собрал и конвектор, мне просто не хватает вашего опыта. Если не спасем бабулю, то хоть приоткроем неизведанный мир джунглианских тумблеров.

- И мертвого уговорите, юноша. Ладно, жди в субботу. Есть у меня кое-какие наработки и техника… Что вы улыбаетесь! Думаете одному вам приходят в голову гениальные мысли? Улыбается он.


Первым делом они усадили в испытательное кресло деда:

- Дедуль, мы ровным счетом ничего не знаем, что произойдет и просто хотим сделать пару снимков, что бы нам было на что опираться.

- А почему бы вам не сделать снимок сначала с Пат-до-ту?

- Он не подходит по возрастной группе. И потом, зная отца, и через что он прошел, мне страшно подумать, что творится у него в голове. Образно говоря.


Тим прикреплял датчики между прорехами панциря, потому что мозг инсектоидов находился в грудине.

- Возможны неприятные покалывания, подергивания конечностей, временная потеря слуха.

- Памяти и ориентации в пространстве, - подхватил Клавдий Иванович и потер виски — Надеюсь, мы не сотрем твоего дедушку, как личность.


Монитор Проникновения моргнул и засветился.

- Работает, здорово! - выдохнул Тим.

- Работает, надо же. - не разделял его оптимизма профессор.


Вместо привычного четырехугольника они увидели шестигранник. Тумблеры были разбросаны группами, располагаясь на зигзагообразной, но симметричной линии.

- Обалдеть. Так вот он, мир без эмоций.

- Да, к сожалению, весь цвет и силу переживаний можно ощутить только родившись человеком. Остальные просто перенимают наши модели поведения и говорят «я рад» или «я расстроен» только чтобы обозначить и донести информацию.

- Дедуль, как ощущения?

- Как на кол посадили и проворачивают. Жжется сильно. Еле терплю.


Тим провел рукой по сенсорному экрану обнажая слои подсознания. Все они были цветными многофигурными и разногранными. Щелкал звуковой оповеститель камеры.

Отпустив многострадального подопытного, профессор и его студент сели рассматривать снимки.

- У нас крайне ограниченная подопытная группа. Я понимаю, что вы настаиваете на чистоте проб, но кажется без Пат-до-ту здесь не обойтись. Нам нужно, как минимум, два относительно здоровых джунглианца, чтобы подвергнуть корректировке третьего.

Тим спустился по лестнице вниз:

-Па-а-ап! Ты нужен, как жертва науки. Дедушка это пережил, если что.


Спустя пару недель плотной работы, они разобрались какие группы тумблеров за что отвечают, выяснили что джунглианцы подвергаются корректировке и достаточно неплохо ее переносят, частично заблокировав Пат-до-ту военные воспоминания. И наконец, раздобыв крайне специфичный анестетик, были готовы вернуть всем горячо любимую бабушку.

Успешно проведя общий наркоз, Клавдий Петрович подключил открывашку:

- Как мы с вами и предполагали. На четвертом слое и далее идут отклонения от зигзага здоровья. Ну, попробуем подправить.

Тим дрожащими пальцами передвинул тумблеры в надлежащее положение. Руки предательски дрожали.

Все приборы показывали значения нормы. Но какая эта норма должна быть у джунглиан, никто не знал. Вся операция заняла считанные минуты.

- Ну, - Клавдий Петрович отключил технику и снял с рук стерильную пленку. - Теперь остается только ждать, когда бабушка проснется и порадует нас адекватным поведением.


Они сидели в гостиной, когда пожилая джунглианка вышла из комнаты и оглядела присутствующих. Потом ее руки заплясали в связной космолингве:

- А что вы на меня как на покойницу смотрите? После обеда заспалась, что ли?

Дедушка так сильно сжал руку Тима, что на человеческой коже остались кровоподтеки:

- У тебя получилось. Ты истинный сын моего сына. Воин, победивший Кудеш.

- Какой еще Кудеш? Да ты сам сбрендил, таракан старый. А когда это вы дом перестроить успели?

- Все таки, частичная потеря памяти присутствует. Главное чтобы остальные показатели в норме были.

- Я себя отлично чувствую и не представляю, о чем вы говорите.


- Представляешь? - делился потом Тим, заехав вечерком к Ратреке на пироги. - Какой интересный и неоткрытый мир таится в наших инопланетных друзьях. Может то, что считалось у них проклятием, порчей и прочими отклонениями, есть ни что иное как обычные заболевания психической природы, которые легко можно откорректировать? Конечно, мы стоим еще у истоков инопланетной психиатрии, но перспективы завораживают.

- Ты как эту свою технику копания в джунглианцах-то назвал? - посмеивался Ратрека, почесывая располневший от спокойной жизни живот. В его правой средней лапе лежала, глядя на мир зойкиными карими глазами, полуторамесячная девчонка. Отцовская лапа мерно покачивалась, и глаза постепенно закрывались.

- «Дайс», уж больно их психика многогранна. Совсем не то, чем кажется на первый взгляд. Мне б теперь Костяна изловить. Ты не знаешь, когда этот поэт с гастролей возвращается?

- К Новому году, вроде.

- Хорошо.


Тим, облокотившись на стол с остатками ужина, смотрел в высокое стрельчатое окно, за которым плясали редкие снежинки. Может, жизнь и совсем не то, чем кажется на первый взгляд, как любит повторять дедушка, но она явно не плоха. Потому что у ее игрового кубика достаточно граней, чтобы удовлетворить всякий, даже самый притязательный вкус.

Показать полностью
712
Про кота-муравьеда
63 Комментария  

Завел себе какое-то явно неведомое науке животное. То ли кот, то ли муравьед, ей-богу.
Эта тварь специально оставляет еду в своей миске и ждет, пока в ней заведутся муравьи. Потом приходит, слизывает всех муравьев и снова уходит ждать, пока их побольше набежит в миску.

Кто-нибудь видел такое уже? Может это у пришельцев деликатес, а я не понял?

55
Дайс (часть вторая)
44 Комментария  

Первая часть тут


- Как он? - обеспокоенно спросила Зоя, вытирая руки о клетчатый фартук.

- Ой, не спрашивай. Всю ночь пил что-то спиртосодержащее и ругался на Киплинга.

- Вот те раз. - Зоя присела на край табурета и облокотилась на стол. Ратрека сидел прямо на полу, нацепив на широкую морду линзы: он перебирал огородного дезинсектора. - А чем ему Киплинг не угодил?

- Книжку написал, «Маугли» называется. Про мальчика, которого волки вырастили, а он потом к людям ушел. Тим с пеной у рта весь вечер мне доказывал, что это чушь. Что Маугли не мог вот так поменять образ жизни. Это вам не перелинять. Что до самой старости, дескать, Маугли должен был принуждать жену жить в логове и питаться сырым мясом. Привык так, воспитан.

- Эк его Райка-то огорчила. Ну, пусть поспит. Отвезешь в город вечером.

- Да шут с ним, пусть уж проспится до завтра. Чай не стесняет. Рая то тебе звонила?

- Нет, а когда я набираю, звонок сбрасывает. И пусть... решила так решила, а Тима жалко.

- Ничего, он сильный.


Тим все это слышал. Он лежал на печи в большом и просторном доме своих друзей. За вчерашнюю пьянку ему было немного совестно. Зато во время распития с Ратрекой, пусть и каждый пил свое, национальное, произошел инсайт.

До того, как Рая порвала с ним, Тиму ни разу не приходило в голову, что с ним может быть неудобно. Мир был прекрасным и естественным. В нем можно было выбирать себе цвет волос и кожи, форму головы, прическу, разрез глаз. Все, чтобы чувствовать себя хорошо и свободно. Жители Фениксграда понимали, что каналы нужны не только плавать и ловить рыбу, но еще и чтобы по ним могли добираться на работу аквасы. Что провода стоит проводить под землей, потому что в небе парили плазмоиды и орнитоиды. И еще много таких, понятных для фениксградца, вещей. Вроде свадебного обряда по ратинскому обычаю, когда Зое пришлось пробежать стометровку за оленем, а Ратреке пришлось работать два года, откладывая зарплату на выкуп невесты. Без выкупа семье никак нельзя: за всех порядочных жен ратины привыкли платить. А потом у них был страшный скандал, потому что тесть по доброте душевной решил потом эти средства вернуть. Ничего, живут и счастливы. Первенца ждут.

И что особенно огорчало и расстраивало Тима, так это то, что Рая за все это время ни полусловом не обмолвилась о том, что он ее чем-то не устраивает или стесняет. Как-то это подло было, будто заранее спланировано. И от этого предательства не хотелось жить.


Потекли серые дни. Тим занимался ремонтом, пару раз съездил к родным на дачу, сходил с отцом на рыбалку, рассказал о разрыве. Пат-до-ту понимающе кивал:

- Главное сейчас - отвлекайся. Все будет на вкус как картон, но это пройдет. Мир полон живых существ. Где-то там обязательно ходит твое.

- Ну ты же не нашел свое существо, может и я такой же?

- Сын, в мой брачный возраст случилась война. В мирное время, я думаю, таких несправедливостей будет меньше. Не опускай руки и рассматривай все варианты.


Вот он и рассматривал варианты. Даже в бассейн записался, но серая вуаль не отпускала.


Колокольчик на двери магазина звякнул. Сионец повернул одну из трех голов к входящему:

- ААА! Тим Ту, что привело моего маленькх-хого друга?

- Шалом. Вот, не могу больше, заберите от греха.


Тим поставил на витрину большой зеленый в черноту конус.

- Какая прелесть? И что, по обычным рас-с-сценкам?

- Нет. Просто заберите. Там столько горечи, что боюсь она такая никому не нужна будет.


Сионец внимательно посмотрел на Тима всеми тремя головами.

- Нельзс-ся себя так недооценивать, мальчик. Обязательно придет в мой магх-х-хазин та, которая просто не сможш-шет жить без тебя. Ты же сам видел, как это проис-схх-х-ходит.

Юноша кивнул и вышел.


В средине лета Зоя попросила их с Ратрекой сходить за земляникой. Пищевые прихоти Зоечки были в приоритете и, оставив роботов и прораба-венерианца заниматься внутренними работами, Тим укатил на выходные в пригород.

Набрав полные кузова на промысловых полянах, они уставшие брели и переговаривались.

- Улетела, приезжала к нам неделю назад. Сказала что тут ее все достало, что она не видит себя как учителя на Силири и что ей опротивела экзотика. Хочет покоя, уюта и традиций. Ну мы ей доброго пути пожелали. Что тут еще скажешь?

- Это правильно, что улетела. Надо жить там, где хорошо.

- А ты как?

- Как давленная слива. Лежу, а вокруг мухи. Два месяца прошло, а все никак забыть ее не могу. Все детство вместе. Всю юность…

- Ой, можно подумать, она закончилась.


Тим вошел в бор и остановился под сосной.

- Глаза закрываю и вижу, стоит такая вся правильная, и коса пшеничная с плеча спадает. Красота.

- Ничего, будет еще красивее.

- Да где уж там. - Ту поправил за плечами короб. - С неба жены не падают, знаешь ли.

Это последнее, что Тим помнил с той прогулки. Потому что через секунду, со страшным треском ломаемых веток на него упало нечто, и со всех сторон окутала темнота.


- Нет, так-то я нормальная. Просто и ты меня пойми, шесть лет учиться и не видеть ни одной птицы, только имитацию. А у нас в Шеппорде таких хлипких деревьев нет! Все «во»! Я такой подлости не ждала от сосны, короче. Но и птицы не водятся. Что водится? Много чего, ящеры летучие, шары грозовые, бабочки во-от такие. Секунду, мама звонит.


Тим не мог отвечать этой странной черноглазой девушке, потому что у него была сломана не только челюсть, но и руки. Как он уже успел узнать, ее звали Немезида. Не потому что родители так поиздеваться хотели, мама-то у нее очень хорошая была, но по специфике работы постоянно в разъездах, поэтому Мези выросла в звездной системе Шеппорд, родине орнитоидов, у друзей матери. А те, когда пришло время, просто выбрали самое симпатичное и близкое по звучанию буквенное сочетание. Мези училась на орнитолога и хотела работать в зоопарке Фениксграда. Приехала собирать данные для диплома и не вылезала из окрестных лесов, пока ненадежные деревья не свели их с Тимом и Ратрекой. Немезида прискакала к нему на костылях, как только разрешили. Кормила жидкой кашей и болтала-болтала-болтала без умолку.

- Ты не переживай, Ратрека ездил вчера в твою стройку, нашел там какие-то косяки, но это исправят. Ты вот не думай, что я странная. Просто у нас на Шеппорде так принято. Вот это перья родительских цветов, их принято вплетать таким манером, а это не рванина, просто разрезы под крылья, но у меня-то их нет, но я так привыкла. Ты не устал? Хочешь про Шеппорд расскажу?


Нет, Тим не устал. И первое что сделал, когда ему сняли гипс, это пригласил Немезиду на свидание.

- Просто удивительно, как иногда культуры разных видов пересекаются. Раньше меня все приглашали в какие-то странные места. Ну знаешь, есть там. Или смотреть в экран. Это же и так можно сделать. А свидание. Это когда ты хочешь быть только вдвоем с человеком. Узнать его поближе.


Они сидели на дереве. Тим принес ей в подарок сушеных шеппордских червей. Мези была совсем не похожа на Раю. Смуглая, загорелая, похожая на юркого подростка.

- Я никогда раньше не видела джунглиан в живую. Что ты от меня хочешь? Дикий зверек. Они какие?

- По началу кажутся чопорными. Но это от их природной стеснительности. Потом, когда они тебя узнают получше, превращаются в самых близких и душевных созданий. Очень ценят семью. У них очень сложный культ поклонения предкам. Домашние алтари, храмы и куча обрядов. Я еще всех не знаю, по возрасту не положено.

- А живут долго?

- До ста, ста пятидесяти человеческих лет.

- Как и люди. А орнитоиды умирают лет в шестьдесят, знаешь? И из них потом варят суп на тризну. Да-да, сама в шоке была, когда узнала. И все родственники потом едят, а перья разбирают на память. А еще они очень вспыльчивые и болтают - ужа-ас. Не заткнуть, к вечеру голова раскалывается. Но мама говорит, что я так же болтаю, а я разве много болтаю?Кажется, совсем не много, только то, что думаю.

- Мне нравится.

- Слушай, а у тебя когда ремонт закончится, пожить можно будет? Гостиница страшно дорогая. Я помочь могу, вымыть все, вещи занести. Тебе еще поправляться надо.

- Конечно можно. Хоть сегодня. Только спать придется со мной и в гамаке.

- Да хоть на жердочке.

Показать полностью
59
Дайс (часть первая)
27 Комментариев  

Дедушка Тима любил повторять фразу: «жизнь есть не то, чем нам кажется». Раньше юноша как-то не задумывался над тем, что хотел сказать ему серебряный от возраста дед.

Все было хорошо. Он поступил на первый курс психфака, отец закончил свою тренерскую карьеру и пропадал с бабушкой и дедушкой на даче, туда же перевезли вечно жующую Маруську. Во-первых, маленькому ребенку нужен был свежий воздух. Во-вторых, что такое здоровая и активная гусеница, размером с эрдель-терьера, в небольшом доме, напичканном тонкой электроникой, рассчитанной на считку биоволн - это лучше не знать никому.


В отличие от человеческих детей, Маруся бродила во всех трех измерениях, и следы на потолке уже никого не удивляли. Убирать от нее что-то на шкаф было делом бесполезным. После очередного погрома, которые Марусенция устраивала в комнате студента, пришлось превратить поездку на дачу в ссылку. Маруська вопила, рыдала и отказывалась залезать в переноску, растопыривая в стороны свои коротенькие, по младенчески пухлые, лапки. Отчаянно дрыгала батонообразным крепким туловищем, так что Тим с Пат-до-ту еле с ней сладили.

- Сын, придется и мне ехать. Ты же видишь, старики портят младенца.

- Понимаю, пап.

- Дом под твою ответственность. Надо отстроить за лето комнату Марусе, расширить бабушкину и дедушкину половину, пристроить веранду. Справишься?

- Да.


Естественно, стоило карту с вещами, сопровождаемому отчаянными Маруськиными визгами, скрыться за поворотом, как Тим побежал на остановку.


- Рая, у нас прекрасный повод начать жить вместе! Так сказать, временное гнездо, но по-человечески.

- В смысле? - ошалела от такого поворота дел Раечка. Тим поймал ее на выходе из кампуса. Судя по тазику и мочалке девушка собиралась в студенческую баню.

- У джунглиан, когда двое хотят жить сообща, род выдает им гнездо. Пока они вместе, то могут спокойно там жить. Если продержаться определенное количество времени, то тогда уже и свадьбу им устроят, и прочие материальные и духовные блага. Ну, что? Айда ко мне на лето?

- Экий ты скорый. А что мои родители скажут?

- Райка! Тебе двадцать один год. Мало ли кто что скажет.

- Ой, кто бы говорил! «Я так делать не буду, у джунглиан не принято!», «ой, надо у дедушки спросить, не оскорбят ли действия род» Сам, хорош. За приглашение спасибо. Я подумаю.


На том и разошлись. Тим остался в недоумении. До этого Рая его изводила полгода просьбами снять квартирку и съехаться. Ладно, девушки - народ загадочный. Как говорится, было бы предложено. Не откладывая дела в долгий ящик, Тим поехал в мэрию получить разрешение и квоту на перестройку дома. Самым муторным было правильно оформить все документы.

- Вот вам буль-буль, буль-буль, буль. - пожилая аквитанка приложила к стеклу своего аквариума терминал, к которому Тим должен был поднести наладонник для получения копий документов.

- Потом вам в кабинет буль-буль-буль-буль. Возьмете номерок и буль-буль. Потом буль-буль-буль Нерва Иванович. Он сегодня в буль-буль.

- Что простите?- не понял космолингвы работницы юноша.

- Буль-буль, что ли для вас?! Тоже мне… Следующий!

Из мэрии Тим вышел заинтригованный. Нужный кабинет он нашел интуитивно по скучающей очереди. Лето в Фениксграде было временем ремонтов и стройки, но вот где искать после этого Нерву Ивановича, оставалось загадкой.


Наладонник Тима завибрировал. Номер на вызове был городской:

- Ту? Прос-стите, что мы вас-с отвлекаем. Прос-сто такое дело деликатное, я ужш-ш и не знаю к кому обратитьс-с-ся. Все по дачам расбежш-шались. - раздался в микрофоне смущенный голос сионца.

- Что случилось?

- Лучше будет обговорить это личш-шно.

- Хорошо, я подъеду. Через час вам будет удобно?


И сменив направление, в конце-концов город не большой, может быть и с Нервой повезет столкнуться, Тим поспешил в космопорт.


Магазин сионца всегда закрывался на месяц, и до первых чисел июня не работал. Что там происходило, никто не знал. Многие говорили, что даже сионцам нужен отпуск. Кто-то, что владелец впадает в спячку, совершает какие то эзотерические ритуалы... и много подобной ерунды.

На самом деле, причина такого затворничества была проста: сионец линял. Дело это было хлопотное и даже опасное для здоровья. И дабы оградить себя от различных стрессов, а посетителей от стремительно портящегося характера продавца, сионец просто закрывал на месяц магазин, чтобы сходить с ума от непрекращающейся чесотки в одиночестве.

Тим подружился с ним, учась в последнем классе школы. Успешно прошел у него трудовую практику, да и в принципе сионец был умным, начитанным, любил поэзию, юмор и играть в нарды, поэтому он быстро нашли общий язык. Тим был из числа тех немногих, кто знал, по какой причине одно из самых знаменитых туристических мест Фениксграда закрывается на весь май.

В магазин юноша зашел с черного хода, привычным движением перешагнув звонкое жестяное ведро, о которое регулярно спотыкался первые три дня практики. В магазинчике было темно, но из комнаты играла музыка. Значит, сионец уже в отходняке, ест мороженое пачками и смотрит душещипательные фильмы.

- Уважаемый, это я. Не бросайтесь тяжелыми предметами, пожалуйста.

- Вс-с-сего один рас было, всю ш-шиснь теперь попрекать будет.


Сионец ворчал довольно миролюбиво, и Тим рискнул зайти в комнату за прилавком. Громадина инопланетника, компактно утрамбованная в спальную нишу, была загорожена занавеской из прозрачных бусин.

- Поздравляю с взрослением. Вот. - Тим протянул пакет из молочного отдела.

- Ах, как это мило. У нас-с-с от умиления навернулись слезс-сы. - сионец двумя когтями взял пакет и зашуршал обертками.

- Вы когда уменьшаться будете? С каждым разом все больше и больше после линьки.

- На днях должна произс-сойти ус-с-садочка. В этом сезоне полегче прош-ш-шло. Взрослеем. Я что у тебя попрос-с-сить хотел. Там в углу пакет. Его надо упаковать и послать почтой вот по этому адресу.

- Тим увидел на столике исписанный листок бумаги.

- Понял. А что в пакете?

- Наша кожш-ша.

- Ух ты! А посмотреть можно?

- Только никому не рассказывай.

Кожа была тонкой и очень легкой, черные чешуйки отсвечивали лазоревым и изумрудным. Сионец осторожно сложил ее в несколько слоев, так что получился объемный сверток.

- Как красиво. Хотел бы я куртку из такого материала.

- Это нашим родителям. На память, как открытка. Пусть пос-с-смотрят, какие мы большие. У вашей семьи все благополучно?

- Да, все путем. - Тим запаковывал кожу обратно. - Ремонт затеяли, так я не понял где мне сегодня искать Нерву Ивановича. Придется завтра с утра к нему домой ехать, а так бы уже роботов и стройматериалы получил, пока все не расхватали.

- Он по средам в бассейне на процс-с-седурах-х, если поторопишься, успееш-шь.

-Спасибо, - обрадовался Тим.

-Услуга за услугу.


Вечером дом Тима уже обнесли звуко и пылепоглащающим барьером, и начали работу строительные роботы под присмотром очень кислого бригадира.

- Парень, выноси все во двор, под пленку. Тут, считай, дом полностью перестраивать надо, а у тебя заявка на пристрой. Мебель сильно мешать будет.

Не успел Тим соорудить временные чехлы хранения во дворе и обустроить себе спальное место в дедушкином сарае для сельхозинвентаря, как в дверь забарабанила Рая.

- Это ты меня вот так вот пожить пригласил? В ремонт?

- Я не думал, что все получится провернуть за один день. Это же всего на пару недель. Спать есть где, а помыться можем к Маленькой маме сходить.

Рая стояла в дверном проеме сарайчика с чемоданом.

- Знаешь что? Все. По-моему, это та самая точка. Когда ты красился в зеленый и рисовал на груди полосы, я терпела: инициация и все такое. Важно, понимаю. Одного не понимаю, почему ты во время этой своей инициации ко мне на факультет притащился. Когда ты с Марусей сидел вечерами и не мог меня встретить, я тоже понимаю. Сложная ситуация, ребенок без матери, кому как не тебе это близко. Когда ты мне прочитал лекцию о джунглианских отношениях, а потом вывернул на голову мне целую бадью какой-то отвратительной слизи, я тоже стерпела, хотя до сих пор этого не понимаю.

- Это не отвратительная слизь, а родовой катсах! Бабушка специально для тебя его делала.

- Даже не напоминай! Ты чудесный замечательный друг. Твоя увлеченность чужими культурами достойна уважения, но Тим, ты - человек. И я - человек. У нас другие ритуалы ухаживания. Цветы, кино, да банальный секс, в конце-то концов! Я, как дура, весь день приводила себя в порядок, мечтала что наконец-то мы останемся с тобой вдвоем, а у тебя в доме усатый венерианец, дюжина роботов, нет крыши и вместо нормальной кровати - гамак в сарае с граблями. Это очень экзотично, чересчур, я б даже сказала.

-Так можно ж и стоя.- Не понимал ярость Раечки Тим.- Если ты настроена настолько серьезно.

- Все, я хочу нормальных, человеческих отношений. Без слизи производства бабушки, свиданий на деревьях и секса в сарае. Не звони. Забудь, что я существую. И так уже весь факультет надо мной смеется.

Рая ушла, а Тим так и остался стоять, сжимая в руках ветошку, которой стирал пыль. А потом просто выключил свет и лег спать. Утро вечера мудренее. Ему надо было о многом подумать. Жизнь оказалась совсем не такой, какой казалась.

Показать полностью
90
Мы не одни!
21 Комментарий  
Мы не одни!
28
«Скорее всего, он внутри статуи...» - 2. Немного инфы и домыслов.
9 Комментариев  

По мотивам поста @ShaggyGrey,

http://pikabu.ru/story/skoree_vsego_on_vnutri_statui_4961594


Перед чтением настоятельно ознакомиться с данным постом иначе не поймете о чем это я. И tеще- с английским языком у меня беда, а с португальским пиздец беда. Поэтому большая часть поста на англ./порт.


Так же если Вас заинтересовала тема, рекомендую почитать про Герметизм, Алистера Кроули, Джонатана Ди, Тота, Джордано Бруно, Парацелса, Алистера Кроули, Мадам Блаватскую, Энохианский алфавит, Соломоновы ключи и протоколы допроса колдуна Стаменова. Призабавное чтиво.


Инфа и домыслы:


1. Страничка Бруно. Соц. сеть подберите сами (недолго же) bruno.borges.73594?fref=nf.


2. И да он все-таки пропал. Ищут его.

http://www.ac24horas.com/2017/03/28/filho-de-donos-da-maison...

http://www.ac24horas.com/2017/04/05/celular-de-bruno-borges-...


3. Бруно был отчислен из Государственного университета Философии Акко. Возможно дважды.


4. Пытался продать телек в феврале. Возможно чтобы скрафтить все это.

http://ac.olx.com.br/acre/audio-tv-video-e-fotografia/tv-son....

В итоге денег ему, как мы знаем, дал глюпый родственник.


5. Основные бурления происходят на бордах и в реддите. Но и новостники не обошли вниманием проблему межпланетных отношений

http://www.mirror.co.uk/news/world-news/student-mysteriously...


6. Вот что о нем говорят его знакомые и другие жители городка. Осторожно - ни капли русского языка.

6.1.

Показать полностью 24 1
273
Как я инопланетян встретил
18 Комментариев  

Дело было на заре перестройки. Тогда только-только истории про инопланетян появляться стали (шесть метров роста, вагоны взглядом разгружают и. т. д). Я пацаненком в колхоз к бабушке приехал. И в самом скором времени, задолбавшись рвать бурьян, рванул в посадку выбирать заготовку для рогатки. Что-то там в кустах ковырялся, тут поднимаю глаза... БЛИН!

Как в газете - здоровенный, весь в белом, глаза квадратные, стеклянные (а кругом ни души). Я как стоял на карачках, так и рванул на четвереньках, да все пытался заорать...

Картина - несусь с ветерком и пылью на карачках, и несвязно мычу. Рассказу никто, понятно, не верит. Бабушка с подругой переглядываются: "Во заливает!" Тут из посадки выходит ЭТО!!!..


Бабы матом: "... твою мать, пацана напугал!" Оказалось, мужик в полном комплекте химзащиты с поля в посадку помочиться пришел.

2362
«Скорее всего, он внутри статуи...»
311 Комментариев  

Интересно будет послушать ваше мнение..

Таинственное исчезновение бразильца, напоминающее сюжет из «Секретных материалов», заставило блогеров и СМИ строить теории о похищении людей инопланетянами.

«Скорее всего, он внутри статуи...» TJournal, мистика, Пришельцы, конспирология, загадка, Джордано Бруно, длиннопост, не мое, видео

27 марта 2017 года в бразильском штате Акри из собственного дома исчез 24-летний студент Бруно Борхес (Bruno Borges). Его родственники сразу же обратились в полицию и заявили, что в последнее время он часто просил денег на свой секретный проект, призванный «изменить человечество в лучшую сторону».

По словам родителей, Бруно пропал из дома после семейного обеда. Они пытались позвонить ему, но телефон был отключен. Его мать отметила, что Борхес «никогда не уходил так раньше».

Исчезновение студента факультета психологии так бы и осталось рядовым случаем, если бы на YouTube не опубликовали видео, сделанное в комнате Борхеса после его пропажи. Оказалось, что бразилец убрал из спальни всю мебель, а каждый сантиметр стен разрисовал зашифрованными надписями и непонятными символами. Некоторые из них были отрывками из Библии и фразами Леонардо да Винчи.

На стенах висели картины, которые рисовал сам Борхес. На одной из них он стоит рядом с инопланетянином на фоне космоса. Отец исчезнувшего студента отметил, что давно не заходил в спальню к сыну, потому что она была постоянно закрыта.

Показать полностью 5
608
"Комиксы на облаке" Космическая курсовая
52 Комментария в Комиксы  
"Комиксы на облаке" Космическая курсовая llceSarll, комиксы на облаке, Комиксы, Пришельцы, НЛО, летающая тарелка

Этот и другие комиксы автора - https://vk.com/llcesarllart

114
Курочка Ряба
50 Комментариев  

Зоя выросла.

Это стало понятно, когда папа перестал запирать медицинское крыло. Раньше он блокировал дверь, и пройти туда можно было только если система снимала правильную биометрию.

Зоин отец работал инопланетным хирургом-педиатром широкого спектра: должность хлопотная, ценная и редкая. Папу Зоя видела редко, но он всегда предупреждал:

- Зяка! В лабу - ни ногой. Потравишься, мне же тебя и лечить.

Мама тоже работала в отделении отца медсестрой и ассистировала при операциях.


В Фениксграде были еще педиатры, была большая Городская Больница, но все равно к Зоиному папе, с его частной практикой, очередь не иссякала. Потому что он лечил всех.

Двуногих, четвероногих, безногих. С клювами, щупальцами, крыльями, когтями и аморфных.

Всех детей, ни от кого не отказывался. Потому что к Жаресу Абигольдовичу шли тогда, когда другие врачи разводили руками.

Но сегодня папа разбудил Зою посреди ночи:

- Зяка, одевайся и быстро спускайся в операционную. Мама сегодня на дежурстве, а у нас экстренное. Быстрее. Скоро привезут.

Зоя училась на сестринских курсах, и раз папа позвал, значит действительно не было времени найти кого-то поопытнее. Пришлось задействовать практикантку.


- Где мои очки? Ты видела очки? - папа метался по приемному отделению. Зоя поднялась на цыпочки и сняла очки с папиной кудрявой макушки. И с чего ниберийцев с баранами сравнивают? Вовсе они не похожи на баранов. Ну рожки, ну лицо вытянутое. А так, люди-людьми.

- Ты их опять на затылок нацепил.

Входная дверь хлопнула. Вбежал Тим Ту, Зоин одноклассник и хороший приятель. Вид у него был встревоженный, а в руках юноша нес что-то большое и продолговатое, похожее на алюминиевый пивной бочонок. Предмет был завернут в детское одеяльце в лазоревых слониках:

- Доктор, помогите! Бабушка с дедом на даче, отец на сборах. Что-то пошло не так. Точно вам говорю. Не бьется. Билось, а теперь нет бьется.

- Зоя, возьми пациента и готовь к операции.

Девушка еле удержала увесистый сверток. По ощущениям, «бочонок» весил килограмм сорок.

Она уже собиралась идти, как вдруг поняла, что не знает, что делать.

- Пап, а как Это готовить???

- Как обычно, продезинфицируй, облучи и подготовь инструменты. Я займусь аппаратурой. Тим, успокойтесь и ждите.

Зоя сделала все, как ее учили. «Бочонок» не двигался и был идеальным пациентом, не задавал глупых вопросов, не плакал и не старался перевернуть все вокруг.


Жарес Абигольдович выдвинул из пазов потолка диагност, который постоянно доделывал и перепрограммировал, и помахал рукой:

- Все, иди-иди. Надеемся, все не так печально. Будет надо - вызову. Главное, правильно его настроить.

Девушка пошла в приемную, где на диванчике, уставившись в одну точку, сидел Тим.

- Это что такое?

- Не что, а кто. Маруська. Сестра двоюродная. Помнишь, я рассказывал у отца младшая сестра есть? Ну, которая бабушку с дедушкой за порог выставила? Это она нам почтой прислала. Бабушка как увидела, так и упала, где стояла. Яйцо первые три месяца жизни должно быть с матерью. Его надо греть, проветривать. А тут, запихали в мешок, бросили в коробку и отправили. Записку положила, что ей некогда, «работы много». Родители мужа на государственной службе, а вам делать нечего. Воспитывайте. Естественно, сразу же в больницу. Держали его там три недели. Но вроде все нормально. Стало дальше развиваться. Мы с отцом кювез купили, бабушка ухаживала. Уехали, главное, только на сутки. Ну, что может случиться за день? Я после ужина заглядывал лампу включить. Все нормально, живое, светится, ворочается. Через полчаса заглянул, а оно мертвое. Пока бы в больнице оформили, пока специалиста дождались… поэтому сразу решил к вам. Может еще не все потеряно.

- Вот оно как. - Зоя села рядом. - Я до этого только яйца орнитоидов видела, они совсем не такие. Маруська. Имя-то кто придумал?

- Бабуля. Ей очень человеческие имена нравятся, даже хотела Клеопатрой стать, но деда скандал закатил.

- Как они у тебя?

- Хорошо. Очеловечились совсем. Картошку сажать поехали. Весна! Огородный инстинкт. Главное, чтобы дедуля опять свои спасательные работы не проводил.

- Это еще какие?

- Ему, видишь ли, очень личинки майских жуков жалко. На деток джунглианских похожи, только маленькие. Он их собирает в банку и выпускает на волю, к соседям. Его чуть не побили в прошлом году. Еле объяснили, что не со зла, а по глупости.

- Это такие противные?

Тим строго посмотрел на подругу:

-Зойка, ты когда пеленки марала, тоже была не ангел. Все малыши по-своему мерзкие и, по-своему, милые. Это необходимая стадия и ее нужно пройти перед тем, как стать полноценным имаго.

- Как тебя только Рая терпит за такие выражения.

- Она не терпит, она любит. Одеялко вот Маруське купила, кроватку смастерила с верхом, чтобы ребенок не убился. Личинки знаешь какие активные? А если кто-то так заботится о членах твоей семьи, значит все не просто так.

- Да Рая так со всеми. Последнее отдаст. А детей, в принципе, любит. Она же учительница.

- Что же он там так долго?

- Это хорошо. Если меня не зовет, значит все можно исправить с помощью аппаратуры. Только когда совсем плохо, ему нужны ассистенты.

Они ждали два часа. Разговаривали, пили чай и даже задремали. Жарес Абигольдович, уставший, но довольный, вышел к ним, снимая с рук перчатки:

- Ну что я вам хочу сказать. Во-первых, с дитенышем все в порядке. Но еще двадцать минут и процесс был бы необратимым. Правильно сделал, что сразу сюда прибежал. Во-вторых, это первый раз, когда я реанимировал яйцо инсектоида. Успешно реанимировал. Это тянет на научный труд.

- А что случилось то? Я ж все по инструкции делал, поддон с соленой водой менял, досветку включал-отключал, переворачивал, проветривал.

- Ты тут не причем. В яйце закончился питательный субстрат. Ребенок задыхался и умирал с голоду. Я не очень силен в механике развития жизни джунглиан, но что-то мне подсказывает, что это из-за того, что яйцо развивается без матери. Я сумел поставить катетер и закачать раствор, насыщенный глюкозой и минералами. До вылупления его придется оставить здесь. Госпитализируем, да-с-с.

- Можно на нее посмотреть? И одеялко? Она его очень любит, лапками к слоникам тянется.

- Можно-можно. Только не долго, мне надо поспать хотя бы пару часов. Седьмой бокс.

Зоя пошла с Тимом. Яйцо изменилось: стенки стали прозрачными. Жидкость, в которой плавала большая личинка, люминесцировала. Девушку передернуло от отвращения, когда Это открыло свои громадные черные глаза и протянула в их сторону свои хилые лапки-отростки. «Бочонок» пульсировал, словно громадное сердце. В нем было сделано отверстие, из которого торчали шланги. По ним закачивался питательный сироп.

- Ты как, козявка? Ну и напугала. Держи своих слоников и будь паинькой. - Тим накрыл яйцо одеялом. Так что на виду осталась только голова.

- Я с ней принципиально только на космолингве говорю, пусть привыкает с рождения.

- Зой, ты присмотри за ней пожалуйста. Когда начнет вылупляться, надо срочно звать бабушку. Только она знает, что надо делать.

- А долго они вылупляются?

- Часов шесть.


И Тим ушел. Зоя, перед тем как лечь спать, снова зашла в седьмой бокс. Ну, да… непривычно. Когда глаза закрыты, еще ничего так, но когда смотрит, от омерзения хотелось бежать куда подальше.

- Да-а-а, Кислицина. - сказала сама-себе Зоя.- С этими атавистическими фобиями надо срочно что-то делать. Как же я работать буду?


Ратрека работал в фермерском хозяйстве, в сорока минутах от города. С Зоей у них сложилось как-то гладко и спокойно. Без эмоциональных всплесков и прочей романтической требухи. Нет, Ратрека был романтиком и, к тому же, обладал широким и щедрым нравом. Просто проявлял он это по-своему.

Например, как то оставил на пороге Зоиного дома обезглавленную тушу лося, ввергнув Зоину маму в часовую истерику. Та была убежденной вегетарианкой. Лося с удовольствием съели Зоя с Жаресом Абигольдовичем, но попросили Ратреку больше так не делать. Тот расстроился, потому что специально оформлял охотничью лицензию, летал на другую сторону планеты и там, голыми руками, добыл для любимой мясо.

В другой раз он саботировал работу Детской клиники, засыпав вход брюквой. Фурой брюквы. Действительно, зачем цветы дарить? Брюква - вот это вещь! Зоя смеялась до слез, складывая овощ в ящики и раздавая по соседям. Ну как можно было после этого не любить лохматого увальня? С голоду она с ним не помрет, это точно.

Би-инопланетные браки были нормой на Силири. Сама Зоя была рождена в семье землянина и ниберийца. Рас сходных, но в то же время разных. Папиных рогов не получила, за то от ниберийцев у нее были шикарные льняные кудри и янтарные глаза. Понятно, что собирали ее в пробирке и, временами, девушка задумывалась, а на кого будут похожи ее собственные дети? Окажется ли гибрид жизнеспособным? И как, собственно, рожать такого десятикилограммового младенца? Ведь браков человека и ратина еще не было. Они с Ратрекой будут первооткрывателями.


Однако, когда она закончила курсы и поступила в институт, то столкнулась с проблемой, о которой раньше даже не задумывалась.

- У Ленки с субботу танцы.

- Да? Зоя ты пойдешь?

- Нет, Лена ее не приглашала, опять собаку свою притащит. Мало того, что не развернуться будет, так еще это… запах и все обшерстит. И потом, ты же помнишь, они против нас воевали, это как-то неэтично.

«С дурами учиться не этично» - сердилась Зоечка, но не могла не признать частичную правоту сокурсниц. Ратины и правда были очень шумными, большими и в человеческих домах чувствовали себя неуютно.

- Как в будке, - жаловался Ратрека. - Дом - это же крепость. Забор должен быть. Потолки метров семь, чтоб головой не стукаться. А шерсть я вычесывать буду, обещаю.

- Да я уже привыкла. Автомой купим, они сейчас недорогие.

- А танцы я тебе устрою наши, деревенские. Там все танцуют, как душа велит. У нас баянист дядя Коля, знаешь какой? Во! Академический оркестр о десяти пальцах.


Дом Ратрека и правда строил. Ему помогали деревенские. Его работодатель, Кликса, периодически то леса подкидывал, то камня, то прочих стройматериалов.

- Мне неловко, Кликса Петрович. - бубнил Ратрека, топчась у стройки, - Мои родичи вас гоняли, а вы с такой душой.

- Полноте, голубчик. - Мурлыкал Кликса, - Великое дело вместе делаем. Эко-продукты выращиваем. Экологию бережем и приумножаем: синтетическое топливо для кораблей изготавливаем. А вы тут мелочитесь. И потом, вы ж молодой, семейный. Простор нужен, что я, не понимаю?

И тут Ратреке совсем становилось неудобно, потому что жена фермера верностью не отличалась и, раз в год, отбывала на юга с очередным хахалем.

- Что поделать, - разводил руками Кликса и печально теребил свой полосатый хвост:

- Март. Побесится и вернется. - вздыхал и шел кормить своих котят, которых ему стабильно рожала жена. Котята были какой угодно масти, только не отцовской.

- Ну ты посмотри, как на моего прадеда похож. Вылитый!

- Кликса Петрович! Он же черный и гладкошерстный. - хватался за голову Ратрека, когда начальник демонстрировал ему новорожденного.

- А глаза-то, глаза!

- И глаза голубые, а у вас карие.

- Зато разрез мой, вылитый прадед. - Убежденно твердил Кликса и нежно целовал мурлыкающего сыночка в лобик.

- Но притворитесь! Этот взгляд! Все может выразить так чудно! Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад.


Зоя смеялась и тыкала Ратреку кулаком в бок:

- Какой ты злой, нельзя быть таким. он же их любит. Да, его жена сильно не права, но Кликса Петрович достойно несет свое бремя.

Ратрека перевернулся на бок. Они с Зоей решили провести выходные в лесу, с палаткой. Большую часть времени они валялись на берегу озера. Зоя отдыхала, сдав последний экзамен, а Ратрека готовился к затяжным работам в поле.

- Почему жить с кем-то - это бремя? Это ужас какой-то. У меня папа всю жизнь с мамой мучается. Она ему все запрещает, не слушает, ругается. И это как-то само-собой разумеется. Я так не хочу.

- Ну мои ж родители так не живут. Душа в душу. Нет, иногда бывает на почве вегетарианства… но потом едят морковку и мирятся.

- А мы как с тобой жить будем?

- Замечательно, Рат. Я закончу в институт, возьму распределение в твою деревню, а там и свадьбу играть можно.

- А дальше? Ты сможешь жить без города? И без друзей?

- Почему сразу без друзей? Ты меня что, в башню заточить собрался? Райка с Тимом будут в отпуск приезжать. Детей своих подкидывать. Мама с папой. С деревенскими подружусь, я же буду местным врачом. Со всеми познакомлюсь. Ну что ты?


Зоя потрепала ратина за пушистую щеку.

- Да я вот думаю. Может ты мне человечка родишь? Девочку? Ратины, они, знаешь сколько едят в детстве? Тонны еды. А вы, люди, экономичные.

- Ой, рано еще об этом думать.


Когда Ратрека на грузовике отвез ее домой, там дым стоял коромыслом. В приемной слонялись два Джунглианца, на диване сидел, качаясь, Тим. Судя по тому, что он открывал и закрывал рот, он что-то говорил на джунглианском. Ратрека быстро выбежал вон: ратины совершенно не переносили визг инфразвуковых волн джунглианского голоса. Пат-до-ту объяснил, что Тим выполняет почетную должность: призывает души усопших предков, которые должны защитить мягкую новорожденную, стать ее скелетом до церемонии окукливания.

- Сложно-то все как, но интересно. Я переоденусь и спущусь.


Когда Маруся освободилась, то увидела три головы. Две с усами и одну с черными вихрами Тима. Они склонились над кульком из гигиенических пеленок, который был перевязан лазоревым бантом.

Жарес Абигольдович горячо тряс одну из четырех рук бабушки Тима, остальными она ему отвечала на жестовой космолингве:

- Бесценный опыт. Золотые руки. Такое сложное вылупление! Собранность, решительность. Вы спасли свою внучку.

Бабушка смущенно отнекивалась, стараясь укрыться от таких бурных восторгов. Зоя подошла к Тиминому дедушке, который держал на руках новорожденную. Из кулька торчала макушка, покрытая длинными золотистыми волосиками, из которых торчали маленькие розовые антеннки. На нее посмотрели любопытные черные глаза. Гусеничка забавно сморщилась и чихнула.

- Будь здорова, Маруся. - Зоя улыбнулась - Когда сухая, вполне себе миленькая.

- Это ты не слышала, как она вопит. - Осипшим голосом откликнулся Тим. - Уши закладывает. Кстати, Ратрека уже уехал?

- Вроде нет, у него еще дела.

Тим спешно набросил ветровку:

- Надо его перехватить и договориться об овощах. Нам их теперь нужно будет очень много. И молока. И зелени.


Проводив семью Ту до такси, Зоя подумала, что дети, это конечно прекрасно, но лично она подождет еще лет пять-шесть. Как-то не готова к самосвалам еды и цистернам молока. А главное, это же все потом убирать надо.

Показать полностью
43
Адамово Яблоко (2 часть)
36 Комментариев  

Часть первая тут


Вернувшись к себе, Тим первым делом позвонил Ратреке.

- Рат, ты не поверишь, что у меня случилось.

- Что? Жиглики дом сожрали? - сонно прорычал в микрофон ратин. - Вызови такси и дуй к нам.

- Нет, с домом все в порядке. Ко мне бабушка с дедушкой приехали.

- Ну да, и дрессированных змей привезли. И мегалодона в аквариуме.

- Правда, сели зайцем на транспортник с Трех львов. Туда, наверно, частным катером добирались, я постеснялся расспрашивать.

- А ты уверен, что это твои родственники? Может это джунглианские диверсанты?

- Не думаю, что на родине моего отца все настолько плохо с кадрами, что для диверсий на край вселенной засылаются старики.

- Отцу-то уже звонил?

- Нет, напишу сообщение, но о родителях не скажу. Он же все бросит и рванет быстрей сюда, а у них важные соревнования.

- Как знаешь, звони если будет нужна помощь.


Помощь не понадобилась, хотя Тиму пришлось нелегко. Бабушка и дедушка были с Материнской планеты. То есть джунглианистее джунглианцев надо было поискать. Пришлось долго уговаривать бабушку, что втыкать по периметру дома телескопические крашенные шесты, призванные оградить дом от дурного глаза и порчи, не стоит. Потому что газон и клумбы они с отцом сажали сами и очень ими дорожат.

Хотя, внутри дома он дал ей волю, убрав все памятные снимки в свою комнату.

Родственники привезли довольно много вещей, и домик преобразился с джунглианскими половичками, занавесками, подушками и ткаными полочками.


Два дня Тим уламывал их выйти на улицу:

- Фениксград - прогрессивный город, тут спокойно уживаются разумные существа со всех концов вселенной. Никто не будет тыкать в вас пальцами и насаживать на колья. Все делом заняты, и мне надо съездить в школу, чтобы узнать у Пал-палыча, что требуется для того, чтобы поставить вас на учет. Ну Отец моего отца, ну скажите Матери моего отца. Хоть в окно посмотрите: за минуту мимо вашего окна может пройти четыре вида гуманоидного типа и пять, не очень-то гуманоидного. Джунглианцев, кроме вас и папы, правда, нет. Так тем и интереснее. Ребята из моего класса с удовольствием с вами познакомятся.


Путешествие до школьных ворот выдалось коротким, но эмоциональным. Бабушка долго не могла заставить себя сесть в карт и постоянно меленько осеняла себя знаком треугольника. Дедушка держался лучше, но даже он учудил, проходя мимо спортивного поля: упал на мостовую, подминая под себя крылья бабушки, когда Физрук выстрелил из спортивного пистолета, открывая школьную гонку.

Тим нашел Пал-палыча в учительской. Кратко обрисовав ему ситуацию, он ввел в кабинет своих родных.

- Они совсем не знают космолингвы, потеряны и напуганы.

- Ох-хох-хох - Пал-палыч снял очки и потер щупальцем хобот. – Видимо, все совсем плохо на Заокраинах, если старики решились на такое путешествие.

- Это зверь? Маленький человек, он не опасен?

- Это мой учитель, родом из созвездия Океанидов. А худой такой, потому что на Силири недовезти родные продукты питания, вот и не похож на океаноидов.


Пал-палыч терпеливо ждал пока Тим закончит беззвучно разевать рот.

- Простите, рассказывал бабушке, что вас не стоит бояться.

- Тебе надо будет оформить на них пенсионные карты социальной поддержки и документы беженцев. Будут получать пенсию, как пострадавшие от режима на родной планете. Потом надо будет с этими документами подъехать в ФМС, написать заявление, чтобы они получали продуктовый паек согласно своему виду, там же получишь направление на медицинское обследование и заведешь им карты в поликлинике.

- Веселые у меня будут каникулы. Спасибо, Пал-палыч.

- Тебя Рая искала, зайди к ней в библиотеку. Она там первоклашкам мастер-класс по выращиванию зугов дает.


Рая сидела на мягком библиотечном полу, в окружении первоклашек и цветочных горшков. В горшках торчали большие, с кокосовый орех, семечки.

- Теперь набираем в пипетку немного состава номер шесть и капаем сверху.


Бабушка удивленно посмотрела на младшеклассников:

- Вы что, еще меньше можете быть?

- Ну, люди рождаются примерно вот такими - Тим развел в сторону ладони - и растем до определенного возраста. Кто-то выше, кто-то ниже. Это уже разумные особи. Хотя иногда сильно шалят.


Дети отвлеклись от своих цветов, восхищенно тараща глаза на инсектоидов. Рая обернулась.

- О! Привет! Дедушка дал мне два пакета зугов для кабинетов, а я решила мелкоту порадовать.


Крайнее семечко треснуло и вывернулось, обрастая цветным нитяным пухом. Из центра этого шара тянулись любопытные щупальца-глазки. Дети завопили от восторга, им вторили хлопки семечек. Вскоре во всех горшках красовались малиновые, синие, желтые, розовые и белые зуги.

Бабушка Тима обрисовала в воздухе треугольник.


- Это всего лишь цветы. Они очень забавные и предсказывают погоду. У меня тоже был такой в первом классе.

- Я вижу ты занят, просто хотела отдать вот это. - Рая протянула буклет.

- Встреча клуба через неделю. Хочешь, подготовим доклад о Пальчиковых шахматах.

- Совсем забыл. Спасибо, у меня тут нежданные гости. Познакомься, это моя бабушка, а это дедушка.


Рая подошла к инсектоидам и протянула руку:

- Здравствуйте, приятно познакомиться.

- Что ей надо? - бабушка пряталась за деда.

- Это Рая, моя подруга, она здоровается. Надо осторожно пожать ладонь пальцами. У людей так принято.


Дедушка вздохнул, растопырил усы и бережно пожал Раину ладонь тремя пальцами.

- Ну. Так что? Придешь?

- Постараюсь.


Неделю Тим таскал своих стариков по городу. Они сидели в очередях и ездили в подземке. Мальчик не думал, что будет с таким удовольствием показывать и рассказывать про родной город.

- Откуда у Федерации были деньги отстроить все в такой короткий срок? - спросил дед, когда они ехали на карте домой.

- Это не Федерация, а один конкретный человек. И зовут его Нерва Иванович. Магнат транспортной империи. Живет на Ополчения, шесть. Все свои деньги он вкладывает на благо Фениксграда.

- Получается, он ваш царь?

- Нет, просто очень хороший человек, которого все любят и уважают. А городом управляет избранный сенат, который подчиняется Главному Сенату на Венере.


Тим просматривал записи в коммуникаторе:

- В понедельник надо будет забрать из ФМС ваши документы, справитесь? Я маршрут в навигатор запрограммирую.

- Постараемся, маленький человек.


Дома их ждал Пат-до-ту, который полторы недели просидел как на иголках и рванул домой, стоило его команде пройти в финал. Какая уж тут церемония награждения, когда сын отвечает односложно и не включает громкую связь? Наверняка что-то случилось.

Бабушка всплеснула всеми двумя парами рук и бросилась обнимать потерянное дитя. Дед замер на пороге.


- Привет, пап. Я не хотел тебя беспокоить.

Пат-до-ту посмотрел на него лазоревыми глазами. Джунглианцы не умели плакать. Но когда они были сильно расстроены, менялся окрас радужки.

- Что ты. Разве это беспокойство. Я так рад.

- Что с ним? Почему он не говорит? Что это за штука?

- Пап, у нас проблема. Они совсем не говорят на космолингве. - Тим взял деда за трехпалую конечность и провел в гостиную.

- Я знаю. Переведи, что я очень сильно рад их видеть.


Вечер выдался долгий. Тим ворочался, он чувствовал себя лишним. Бабушка, когда узнала, что всеразговор был обязательным пунктом при усыновлении Тима, очень рассердилась. И мальчику пришлось все это переводить. Потом отец задал неудобный вопрос, собственно почему родители привезли почти все памятные вещи из их старого гнезда? И выяснилось, что младшая сестра отца вышла замуж и выкинула стариков из дома. У них была единственная надежда на то, что старший сын жив. Средства подходили к концу, и, если бы его не оказалось на Силири, им бы предстояло долго и мучительно умирать от голода.


И это тоже пришлось перевести. Потом возмущение Пат-до-ту, как они могли вырастить такое черствое и бездушное создание, его заверение, что он позаботится о своих престарелых родителях, заверения бабушки и дедушки, что они не будут мешать… И так до бесконечности.

В спальню вошел Пат-до-ту и присел на край постели:

- Не спишь?

- Да как-то не уснуть. Пап, они ведь не будут до конца дней через меня с миром общаться?

- Нет, я завтра же запишу их на жестовые курсы. Говорить они не могут, но читать с экрана вполне. За неделю, выучат.

- Они не считают меня своим внуком. Скорее, зверюшкой.

- Просто они тебя плохо знают. Не суди строго. Время сгладит все острые углы.

- Но для тебя я всегда останусь сыном?

- Всегда. Даже если мои родители будут против. - Тим вздохнул и закрыл глаза.

- А меня Рая в клуб пригласила, при институте. Пойду в понедельник.

- Это хорошо. Ты большой молодец, что поставил бабушку с дедушкой на учет. Мне пришлось бы платить штраф, просрочь они сроки пребывания.

- Мне Пал-палыч помог.

Тим засыпал, Пат-до-ту погладил его по волосам и вышел, прикрыв дверь.


- Не думал, что членов клуба так много!

Они с Раей заняли место в аудитории, которая оказалась битком набита.

- Клавдий Петрович читает очень интересные лекции про инопланетников, многие хотят его послушать.

- Клавдий? Профессор Клавдий, у которого я брал интервью?

- Да. Этот клуб - его идея. Я рассказала, что ты придешь, надеюсь ты подготовился.

- Немного информации у меня есть. И ты же знаешь, выступать перед слушателями не мой конек.

- Ничего страшного, убьем двух зайцев: и новое узнаешь, и ораторское искусство подтянешь.


Профессор Клавдий был так же по-юношески резв и бодр:

-Так! Все сели и успокоились! Я отбил нам помещение ровно на час. Придется побыть перелетным Кабачком, пока наше здание достраивают. На прошлой встрече мы подняли тему антропоморфных инопланетян, и уважаемая Октябрина Витольдовна прочитала нам доклад о рептилоидах. Благодарим вас еще раз, было очень интересно.

Пожилая женщина в первых рядах отвлеклась от вязания и смущенно поправила прическу:

- Ну что, вы. Я же про мужа рассказывала.

- Сегодня нам прочитает доклад ученица средней специальной школы №12 Раиса Терентиенко. Тема доклада «Жители аморфных созвездий. Как жить без рук и ног в социуме».


Тиму было интересно. Понятно, что для доклада Раечка мучила Костика. Всю душу из него вымотала, если судить по объему информации. Для себя он узнал много нового. Например, что Котик с возрастом будет все более и более силен в телепатии. Что у них крайне сложные семейные взаимоотношения, включающие многоженство и доминирование одного родителя над остальными. Что аморфы крайне редко покидают свои родные планеты, и случается это обычно либо, когда кого-то изгоняют, либо, когда из всей семьи остается только один родитель. Про питание и развитие, нрав и характер.


Напоследок Рая заявила:

- Я так же хотела представить моего одноклассника Тима Ту, который подготовил адаптацию джунглианской игры. Мы назвали ее «Пальчиковые шахматы».


Смущенный Тим вышек к микрофону, прокашлялся и, сбиваясь, начал:

- Культура джунглиан развивалась в кочевых условиях. У них нет крупных городов, только ритуальные и научные центры. Если можно так выразится, общество джунглиан разделено на касты. У каждой касты свои обычаи и игры. Мой отец принадлежал к касте воинов, и эта игра призвана была с личиночного возраста развивать логику и стратегию.


Тим снял с руки коммуникатор и подключил его к проектору.

- Я сделал несколько фотографий, чтобы проиллюстрировать свой рассказ. Начнем с того, что у инсектоидов всего шесть пальцев, итого двенадцать, учитывая дополнительные руки.


Несмотря на волнение, у него получилось удержать внимание присутствующих, и когда он закончил, некоторые уже складывали пальцами игровые фигуры.

- Что ж, Тим. Замечательный рассказ и популяризация редкой инопланетной игры. Мы бы могли выпустить брошюру с ее правилами. Вопросы?

Профессор Клавдий обернулся к залу.

- Откуда мальчик взял информацию?

- Меня воспитывает джунглианец Пат-до-ту. Он помогал восстанавливать город после блокады.


Мальчик отвечал на град вопросов и понимал, что люди в этом зале ничем не отличаются от его бабушки и дедушки. Они так же боятся джунглианцев, как и те их.


После лекции к нему подошел профессор:

- Я рад снова тебя видеть, Тим Ту. Мне очень понравилась ваша книга.

- Вы придумали очень интересный клуб. Мне бы хотелось к вам ходить. Профессор, вы же психиатр, правильно?

- Совершенно верно, молодой человек.

- А у инопланетян бывают психические расстройства?

- Кто ж их знает. Федерации только пятьдесят лет и, хоть мы и живем друг с другом, осталось еще много неисследованного.

- А на психиатра долго учиться?

- Восемь лет и потом еще три года ординатуры. Если тебе интересно, то, начиная с десятого класса, можно посещать подготовительные курсы и работать санитаром в больнице.

- Как вы думаете, у меня получится поступить?


Клавдий Петрович внимательно смотрел на Тима.

- Все зависит от того, насколько сильно ты хочешь помогать людям, которые очень редко благодарят за работу.

- Очень хочу.

- Тогда получится. Приготовь, пожалуйста, к следующей встрече доклад о быте и физиологии джунглиан.


Рая ждала его на улице. Мальчик вышел из дверей института и взял ее за руку.

- Ты даже не представляешь, что ты для меня только что сделала!

Девочка осторожно освободила ладонь.

- Отвлекла от домашней рутины?

- Больше. Вернула интерес к миру.

- Ну раз так, может отблагодаришь меня мороженным?

- Конечно.


Раечка взяла его под руку. Подходя к кафе, Тим вполголоса спросил:

- У тебя же все в порядке с ногой было, да?

Девочка покраснела:

- А как ты узнал?

- Ты лонгету на разные ноги после сна набинтовывала. Спасибо.


Стеклянные двери подсвеченного фонарями кафе закрылись за их спинами.


Индекс всех рассказов серии:

Накопить на конус (1 часть)

Накопить на конус (2 часть)

Тонкая работа

Винтажное чудо

Четыре жизни (1 часть)

Четыре жизни (2 часть)

Показать полностью
64
Адамово Яблоко (1 часть)
53 Комментария  

В лето перед девятым классом у Тима произошло сразу несколько потрясающих событий, которые перевернули его мир.

Первым было то, что в начале июня он упал с брусьев на городском чемпионате по легкой атлетике. Сломал ногу в трех местах и повредил позвоночник. До этого Тим Ту серьезно мечтал и планировал профессионально заняться спортом, посвятить этому всю жизнь. Случившееся поставило на мечтах о карьере спортсмена жирный крест. Несмотря на все достижения современной медицины, он все равно хромал и по ночам часто мучился от боли в спине.

Вторым событием было то, что Пат-до-ту натренировал свою команду ближнего боя до межпланетарного уровня и теперь подолгу уезжал на соревнования за пределами Силири.


- Сын, у меня командировка на две недели, - сообщил инсектоид утром, когда Тим вышел из своей комнаты, несмело опираясь на травмированную ногу.


С потолка в столовой, гремя и поднимая тучу пыли и штукатурки, упала люстра. Из дыры в потолке градом посыпались зеленые и желтые существа с гибкими глазками-усиками, которые ловко приземлялись на восемь лап и разбегались кто-куда.

- В связи с этим я хотел вызвать санитарную службу, пока жиглики не съели наш дом.

- Договорились, я напрошусь к Ратреке, - Тим закашлялся от пыли. - Все будет хорошо, пап. Подпиши разрешение на турпоход, пока не ушел.

- Ты уверен, что хочешь пойти?

- На все сто процентов, врач рекомендует расхаживаться, а все тяжелое понесет Ратрека. Если что, всегда можно вызвать школьный карт.


Тима душило отчаяние. Он барахтался в нем, не позволяя зыбкой трясине уныния засосать себя с головой. Столько работал, так тренировался, расписал свою жизнь после школы по пунктам, но его величество случай спутал все карты. Будь один, то наверное лег пластом и выл от тоски. Но это было не так: за Тимом стояли три тысячи предков, пусть не по рождению, но по духу. Историю каждого он знал наизусть и держал равнение на пример силы духа джунглианцев.


Рядом всегда был заботливый и понимающий отец, который, когда врачи вынесли свой вердикт «никакого спорта», сказал лишь:

- Когда меня лишили лицензии летчика, твердо встал на ноги и пошел в десантники. Все меняется, и ничто не остается прежним.


Был Ратрека, который, скуля и воя, провожал карт Красного креста от стадиона и бежал за машиной чуть ли не до самой больницы.


Были Зоя и Рая, которые приносили в больницу апельсины и рассказывали смешные истории, отвлекая от боли во всем теле. Поэтому он просто не имел никакого морального права распускать нюни.


Мама Ратреки, Каририна, согласилась присмотреть за Тимом, пока отец в отъезде. Она была полноватой ратинкой с красивой бледно-персиковой шерстью и, рядом со своим гигантом-сыночком, выглядела крохотной болонкой. Но Тим прекрасно знал характер и нрав Маленькой Мамы и знал, что при желании эта ратинка могла командовать полком, но ей хватает управления собственным универмагом.

Больше всех радовался Ратрека. Не знал, куда усадить приятеля и чем повкуснее угостить.


За два года старшей школы, с шалопаем и лентяем произошли разительные перемены: у Ратреки проснулся, мирно дремавший все эти годы, талант к прикладному труду. Надо было видеть, как грузный, тяжелый Ратрека, зажимая между толстыми и не очень гибкими пальцами инструменты, строгает, вырезает и полирует.

-Я чувствую душу дерева, - говорил Ратрека. И хоть изделия были далеки от совершенства, но начинающий столяр никуда не торопился.


Наконец, суматоха улеглась. Тим смог помыться в громадной ратинской душевой и поговорить с отцом. Его корабль уже шел на посадку. Отец ровным безэмоциональным голосом Всеразговора еще раз напомнил ему, какие инъекции впрыскивать при усилении болей и что нужно надеть фиксатор на ночь. За механическим голосом имитатора Тим чувствовал живое, почти человеческое, волнение родителя.

Ратрека уже устроился на толстом футоне, который пришлось подвинуть в угол комнаты, чтобы освободить место для кровати Тима.

- Прямо как в детстве.

- Да уж, - Тим одел ненавистный фиксатор и потушил верхний свет. По потолку мелькали отблески бегущего света картов.

- Ты уже решил по какому профилю будешь подбирать предметы на следующий год?

- Куда там? Совершенно не представляю, чем теперь заниматься. Мир стал серым.

- Тогда надо влюбиться!


Тим даже сел от неожиданного поворота разговора. Повернуть голову из-за фиксатора он не мог, поэтому пришлось крутиться всем корпусом, чтобы оказаться лицом к лицу с собеседником.

- С чего это вдруг?

- Ну, ты же знаешь, я не так много книг прочитал, особенно человеческих, но там прослеживается последовательность: как только кажется, что жизнь закончилась, и выхода нет, надо влюбиться. Сразу понимаешь, что раньше было не так уж и плохо.

- Ратрека, тебе нравится кто-то из девочек, и ты решил подбить меня на авантюру, чтобы не краснеть одному?


Ратин завозился под одеялом и лег, положив медвежью морду на передние лапы.

- Ну, допустим. И потом мы уже не дети, надо думать, с кем строить будущее. А то попадется как моя мама, и мучайся потом всю жизнь.


- Я все слышу!!!! - Маленькая мама рявкнула с первого этажа с такой силой, что оконные стекла второго жалобно звякнули.


- Вот я и говорю, - перешел на шепот Ратрека. - Папа ей слово попрек боится сказать, а я не хочу, как он «дададорогакать» всю жизнь.


Тим рассмеялся и снова лег на подушку:

- Рано еще думать об этом. Тут непонятно куда сам пойдешь, куда уж еще кого-то за собой тащить. Я пока в состоянии «созерцания», как любит говорить папа. Окуклился в промежуточном периоде.

- То есть, уговорить Зойку глядеть на водопад я должен сам? Она ж без Раи никуда не ходит.

- Идите втроем, что плохого то?

- От непонятливый, не надо мне втроем. Мне одна Зоя нужна, для отладки межличностных отношений.

- Ох, мне эти твои интриги. Просто нельзя подойти и сказать: «Зоенька, я по тебе сохну с третьего класса! Как подрастающая личность, хочу лучше узнать тебя, как предмет личного обожания.»

- Ага, а она: «Дурак!» И как по голове тебя спортивной сумкой шмякнет. Нет уж, нарушать брачные ритуалы себе дороже. Он, папка мамке положенную на три года совместных переживаний серенаду не провыл, так она его полдня потом по всему дому гоняла. Еле успокоили.


- Я все слышу!!!!


- Давай спать, Ратрека, пока Маленькая мама не поднялась нас воспитывать.


- Доброй ночи мальчики!!! -Привычно неслось с первого этажа на второй, а попутно, и на весь район.


В день похода они с Ратрекой встали еще до рассвета, уложили вещи и палатку, плотно позавтракали и еле отбились от мешка еды «на дорожку», который им собрала Маленькая мама. Были они у школьных ворот без пятнадцати шесть.


Высокая макушка Пал-палыча реяла на площади перед школьным зданием, похожим на стопку сложенных тарелок. Умастившись на ступеньке, дремал Костик, совершенно потухший и безразличный к происходящему. Рядом с ним в ряд сидели Рая, Зоя и Лиза. У флагштока толкались Нугул и Кирилл, остальные ребята еще не подошли.

- Не разбредайтесь с площади, скоро подгонят карт. Все прислали разрешения от родителей? - гундосил хоботом Пал-палыч, осторожно подбирая под себя щупальца, что бы на них не наступили.

- Ту, как твое самочувствие? Может все-таки пригласим с собой Нину Харитоновну?

- Она будет очень «рада» ехать на три дня в лес в свои законные выходные. Нет уж, Пал-палыч. Она так охает надо мной, что я стремительно начинаю чувствовать себя плохо. Увольте.

Тим отбился от присутствия в группе школьной медсестры.


- Привет девчонки, все в этот раз одели спортивную обувь?

- Не умничай, Ту. Уйдем вперед и быстрее тебя. - ляпнула Лиза и осеклась.

- Я не это имела ввиду… - она чуть отодвинулась от Раи с Зоей, которые нахохлились и были готовы перейти в наступление.

- Да я знаю, все хорошо. Никто не хочет чаю из автомата? Я как раз ковыляю в ту сторону.

- Прихвати мне, пожалуйста. - деликатно попросила Раечка - Черный, без сахара, но с лимоном.


Пока Тим ходил за чаем, на площадь подогнали полосатый школьный карт, а вслед за ним торопились, сгибаясь под рюкзаками, припозднившиеся. Пал-палыч размещал в карте сидения, подогнанные под нужды каждого ученика. Тим не мог сидеть рядом с Ратрекой, потому что его место была в самом хвосте карта: он там сидел вместе с Пал-палычем, чья голова иногда высовывалась в обзорный люк, когда тот совсем уставал сидеть, скрючившись в три погибели. Людей обычно сажали вместе, но их в классе всего только и было три девочки и он с Кириллом. Общались все ровно, конфликтов особых не было, ну разве что Костик полгода назад сцепился с хамоватым Нугулом из-за непотребных мыслей последнего в сторону Сафоны, белокурой нибирийки с крутыми янтарными рожками. Во время этой драки у всей школы раздавалось эхом в головах: «Повтори, кто овца? Это она овца?! Я тебе сейчас покажу овцу!». Костик, как все помнят, был плазмическим кубом размером метр на метр. Как при такой комплекции и полном отсутствии каких-либо манипуляторов и отростков, он поставил Нугулу фингал и сломал клюв, так никто и не узнал, но с тех пор противники обращались друг с другом более чем уважительно.


- Хочешь яблоко? - Рая протянула Тиму спелый, желтоватый плод. - Дедушка в саду с вечера набрал. Новый гибрид, но без кислорода пока отказывается плодоносить, хотя и растет.

- Спасибо. - Тим откусил мясистую кожицу. Яблоко и правда было очень вкусное, хотя и непривычной текстуры. За окном мелькали просыпающиеся городские улицы и горы космических кораблей в куполах радиационной защиты. Рая угощала всех дедушкиными яблоками и белым виноградом с черным освежающим нутром. Раин дед был академиком, специалистом генетически-адаптированной органики. Внучка хотела пойти по его стопам. Вместе они вырастили сад, который стал местной достопримечательностью. Даже с других планет прилетали за образцами и просто так, посмотреть.

- Ты сейчас у Ратреки живешь? - лукаво спросила Зоя, вытирая салфеткой черные от виноградного сока пальцы.

- А ты откуда знаешь?

- Я от криков Маленькой мамы вчера раз пять просыпалась, а «мальчики» она кричит, только когда ты у них ночуешь. Обычно, домашним адресуется послание «паразиты волосатые». Ну, ты ж ее знаешь.


Зоя жила за три дома от Ратреки, у нее была би-инопланетная семья. Мама-человек, а папа-нибириец.


- И как у них там? Мне всегда было интересно. Не дом, а настоящий замок.

- Обычный дом. Прихожая, гостиная, кухня. Спальни. Из гаража сделали мастерскую Ратреке: ему нужно было место для просушки дерева. Только все большое, как у великанов, чтобы головой о потолок не стучаться. Ты б в гости напросилась, что ли? Маленькая мама любит, когда есть кого кормить.

- Этого и боюсь, я после ее именинного пирога на последний день рождения ни в одно платье не влезла.

- Ты просто выросла, он какая дылда.


Зоя почему-то обиделась и отвернулась к окну.


До лагеря предстояло идти полтора километра. Не о чем и разговаривать, если у вас две или более ног. Из за деревьев проглядывал красивый купол, накрывающий аммиачную речку Смородину, созданную для жителей Плутона. Много рабочих жило и работало в космопорте Фениксгарада, и город постарался сделать им комфортное место для отдыха, ведь многие привезли сюда свои семьи. Маленький кусочек Плутона посреди обычного лесного массива.


Тим быстро отстал. Маршрут он знал и не боялся заблудиться: класса с четвертого ходили вместе с Пал-палычем и стояли лагерем на берегу Сыпучего озера. Ратрека брел рядом, мало ли что случится.

- Сколько с тобой ходили, никогда раньше не замечал, что тропинка настолько красива, - ратин пытался отвлечь Тима от грустных мыслей о собственной никчемности. - Надо все-таки иногда останавливаться и оглядываться по сторонам.

- Прости, без меня ты бы уже давно в озере купался.

- Можно подумать озеро куда-то денется. Вечером искупаюсь. А вот мешок с едой мы зря не взяли...

- Кстати, насчет нашего ночного разговора. Мне кажется, ты нравишься Зое. Или по крайней мере, ей нравятся ратины.

- Правда?

- Она спрашивала, как именно вы живете. При этом, не подходит к тебе, чтобы расспросить. Либо она застенчива, а мы оба знаем, что это не так, либо причина другая.


Ратрека так воодушевился, что побежал, нарезая круги по ближайшим полянам.


- Конечно, я могу ошибаться, но давай мыслить позитивно.


И Тим похромал дальше. Нельзя раскисать, вперед и только вперед.


Когда они добрались до палаточного городка, как раз звенел гонг к ужину. Пал-палыч всплеснул щупальцами:

- Наконец-то! Я уже хотел звонить в лесничество, думал случилось что.

- Все хорошо, Пал-палыч. Опытным путем доказано, что если идти со скоростью улитки, у меня даже ничего не болит. Но об ориентировании в лесу и эстафете, конечно, придется забыть.

- У нас много других мероприятий. И разные спокойные игры на траве для ограниченных в подвижности.


К Тиму подплыл по воздуху Костик: «Не огорчайся» - сверкнуло в голове. «Я, например, даже во всем этом поучаствовать не могу, все равно весело.»


- Да, уж, обхохочешься. - Тим устало оперся на дерево. - Ратрека, пойдем ужинать, потом палатку поставим.


Впервые лагерная жизнь протекала мимо. Тим просыпался к завтраку, а не за два часа до него, ел, гулял, пиная озерные камушки, читал, пытался ловить рыбу, купался, обедал. После обеда было веселее, потому что большая часть ребят, убегавшаяся за день, собирала дрова на вечерний костер, и можно было чем-то заняться. Брался дежурить по кухне, но вечным дежурным ему быть не дали, пришлось сменится.


Но как-то утром, прыгая с валуна, Рая растянула ногу. Растянула картинно, с охами, вздохами и слезами. Пал-палыч осмотрел пострадавшую, наложил лонгету и сказал, что ничего страшного, к отъезду в город пройдет.

- Вот, теперь мы в одной лодке. Ты хромаешь, и я хромаю. - Раечка селя радом с Тимом и похвасталась металлизированной лонгетой.


Мимо них, к летной поляне, пробежали остальные ребята. От топота Ратреки гудела земля. Опять вечером всем лагерем придется вычесывать из ратина репьи.

- Ну? А мы чем займемся? Ходить нельзя, может в каяке по бережку поплаваем?

- А если перевернется, что делать будем? Я-то еще выплыву, но тебя точно не смогу вытащить.


Рая легла на траву:

- Тогда расскажи мне что-нибудь?

- Что именно?

- Про джунглианцев, например. Про их планету, быт. Интересно же.


День с Раей пролетел незаметно. Они загорали, болтали обо всем. Тим научил ее играть в джунглианскую игру, в которой были задействованы только три пальца на каждой руке. Как у джунглианцев.

- Похоже на наше камень-ножницы-бумага. Только фигур больше, некоторые жесты можно использовать только определенное количество раз и система очков.

- С ума сойти как «просто».

- Ты попробуй, я не знаю, как перевести название на космолингву, многие слова в джунглианском просто не имеют аналогов в нашей речи. Мне нравится, только играть не с кем.


На удивление, Раечка легко запомнила правила, и они с удовольствием возились на песке, записывая ходы и поворачивая комбинации.

- Я бы назвала это пальчиковыми шахматами. Надо дедушке показать, ему понравится: удобно и «фигуры» всегда с собой.

- Как ты здорово придумала. Мне нравится, давай так и назовем. Первая адаптация джунглианской игры. В истории.

- Слушай, Тим, а ты слышал о «Клубе инопланетных культур»?

- Нет.

- Ну да. Он в мае открылся, а тебе немного не до того было. Короче, рассказываю.


Раечка села и стряхнула с ладоней песок.

- В мае, при институте Психического здоровья, открыли. Мы с Зоей записались, но туда ходила, в основном, я. Очень интересно, но я там единственная школьница. Было бы здорово ходить туда вдвоем. Подумала, если у больше нет тренировок, может тебе там понравится? Всегда можно узнать что-то новое и поделится своим. Те же Пальчиковые шахматы, например.


Рая смотрела в сторону и водила пальцем по песку. Тим смотрел на нее и не понимал, как человек может отрастить такие густые и длинные ресницы.

- Почему нет? Лето длинное, одурею дома сидеть. – ответил Тим, отогнав наваждение. - Будет здорово, спасибо что пригласила.


Раечка почему-то покраснела. Тим подумал, что она перегрелась и предложил перебраться в тень.


Остаток поездки прошел быстро и весело: они с Раей доковыляли до водопада и кормили белок. Выиграли соревнование по нардам и с треском продули в соревнованиях по «Городкам». Рисовали и лепили. Ограниченная подвижность стала необременительной. У Ратреки же с Зоей не ладилось, и каждый вечер, ворочаясь в своем спальном мешке, Ратрека вздыхал:

- Что-то неправильно делаю. Говорю: «какие ноги у тебя красивые, ты не думай, что только две это плохо. У тебя и одна бы неплохо смотрелась» А она сразу дерется! Ты знаешь, как больно дерутся ваши девчонки?

- Не знаю, меня ни одна не била.

- То-то и оно. Наверное, есть какой-то секрет. Вот к тебе же Рая пришла сразу.

- Да она от безнадежности, скучно полдня в одиночку на пляже сидеть.

- Ну-ну-у. - протянул Ратрека и улыбнулся зубастой пастью, будто знал нечто секретное.

- Ты знаешь что? Подари Зойке цветы. Это все девочки любят.

- Зачем?

- Обряд такой, собираешь цветы, без корней, в гармоничном цветовом сочетании, и даришь. Это как намекнуть на то, что хочешь сделать человеку приятное.

- Так просто?

- Да.

- Просто и бессмысленно. Ладно, попробую.


Когда уезжали в город, Зоя сидела, обнимая огромную охапку луговых ромашек и глупо улыбалась, не отвечая на вопросы.


Дом встретил Тима стерильной чистотой и сильным запахом дезинфектора. Домуправ починил потолок и даже повесил на место люстру. Автомой привычно катался по керамическим полам, наигрывая сам себе радио.

- Привет, старина. Постирай, пожалуйста, вещи. Я только сумку разберу.


Тим включил автоответчик на стационарном коммуникаторе и неспешно стал раскладывать по местам свой багаж. Сообщения были от отца, звонок от домовладельца с просьбой перезвонить. После из динамиков послышалось знакомое шипение:

- Тим Ту, это С-с-сионец. У нас-с в космопорте небольш-шое ЧП. Два джунглиантс-са, которые соверш-шенно не говорят на кос-смолигве. Я сразс-су вспомнил про твоего отцс-са и тебя. Пожалуйста, приедь, как только сможеш-шь.


Тим удивленно прокрутил запись еще раз. Ну да, наверное, сионец узнал, что отца еще долго не будет. Немногие знали про их с папой секрет. Не раздумывая, он схватил со стула ветровку и, крикнув Автомою, чтобы не трогал вещи и готовил ужин, поспешил на остановку.


Джунглианцы были пожилыми. Тим с любопытством разглядывал их серый от возраста панцирь и солидные наросты на головах, похожие на средневековые короны.

- Вот. Мы их устроили максимально удобно, но понятия не имеем что делать дальше. Приехали «зайцами» на транспортнике, чуть не умерли от обезвоживания. Космолингву не знают, другие языки тоже. Наверное, откуда-то совсем из глубинки. - оправдывался заместитель начальника космопорта.

- Сам понимаешь, если что, будет межгалактический скандал. Я лишусь места.

- Не переживайте. Сейчас спросим, может они просто заблудились.


Джунглианцы встретили его появление настороженно. Женская особь дотронулась до руки мужской и взволнованно спросила:

- Ты все еще думаешь, что он тут? Но если бы он был на этой планете и остался живым, он уже был бы здесь.

- Не переживай, мне так подсказывают сердца.

- Приветствую вас, Старшие. Меня зовут Тим Ту, мы рады вам на планете Силири.


Если бы прямо сейчас в здании космопорта взорвалась шоковая бомба, джунглианцы не выглядели бы более ошарашенными, чем в данный момент.

- Как такое возможно?! - воскликнула мужская особь.

- Как ты говоришь, тебя зовут?! Повтори? - воскликнула женская.

- Меня зовут Тим Ту. Это сложно объяснить, но да, я могу говорить по-джунглиански. Долгая история.

- Тим Ту, ты не знаешь Пат-до-ту? Мы его родители.

- Все нормально, - мальчик повернулся к замначальнику космопорта, - Это мои бабушка с дедушкой. Сейчас заберу их домой.

- Мы с отцом еще не принимали гостей, поэтому простите за беспорядок.


Тим спешно выносил из гостевой комнаты разобранную кровать. Джунглианцы спали в гамаках.

- Устраивайтесь, папа вернется через полторы недели. Вы, наверное, голодные? У меня есть специальные брикеты. Папа говорит, что это не домашняя еда, но вполне сносно.


Джунглианцы сидели на диване в гостиной и осматривались. На них смотрели фотографии, развешенные по стенам и стоящие на стеллажах. Маленький Тим, которого Пат-до-ту держит на руках. Пат-до-ту в форме, шагающий на параде. Тим с наградами за выступления, они вместе над именинным пирогом, к которому из-под стола тянется лапа Ратреки.

- Я тебе говорил, он жив. Если горит родовой огонь, то все в порядке.

- Я не совсем уверенна в его рассудке. Завести себе человека - это выше моего понимания.

- Давай дождемся пока он сам нам объяснит.


Тим устал и хотел есть, он поставил на обеденный стол две дополнительные тарелки и положил в каждую по закрытому брикету.

- К сожалению, человеческая еда вам не подходит. Папе делают специальную, на заказ из привозных продуктов. Чувствуйте себя как дома Мать моего отца и Отец моего отца.


Бабушка с Дедушкой несмело расселись. У Бабушки до самого пола свисали чудесные прозрачные крылья, похожие на крылышки стрекозы, только во много раз больше.

- Как говорят люди, «приятного аппетита».

- А у вас с отцом разве нет молельни, где сначала угощают души предков? - поинтересовалась Бабушка.

- Пока нет, отец вот уже три года грозиться ее сделать, но никак руки не доходят. Он очень много работает.

- Это так на него похоже.

- Вы не представляете, как он обрадуется. Он же мне все-все про вас рассказал.


Дедушка аккуратно вскрыл этикетку и попробовал брикет стесанными жвалами.

- Ка-Ро-Ту, это очень недурно, дорогая. Попробуй.


Некоторое время все ели молча. Тим выставил на стол корзинку с брикетами, джунглианцы не ели много дней и им надо было восстановить силы, чтобы не заболеть.

- Все очень необычно, маленький человек, но мы постараемся привыкнуть. Главное, что сын жив.

- Но молельню необходимо сделать. - ворчала Бабушка, ворочаясь в своем гамаке. - Как так можно жить? Без умывальни можно, без комнаты естественных отправлений можно, а без молельни - никак нельзя.

- Отдыхайте. Если что-нибудь напугает или понадобится, я в соседней комнате.


Вернувшись к себе Тим первым делом отправил позвонил Ратреке.

- Рат, ты не поверишь, что у меня случилось.


Продолжение завтра.

Читать первый рассказ про Тима

Показать полностью
149
Новое от Васи Ложкина
11 Комментариев  
Новое от Васи Ложкина
30
Короткометражка «Армия внутри»
3 Комментария в CreepyStory  

Трэй и Сэл оказываются посреди инопланетного вторжения, когда на Землю обрушивается дождь из метеоритов. Молодая девушка Сэл чудом остаётся жива, но заражается неизвестным вирусом. Целью пары становится поиск лекарства и спасение от неизвестной угрозы.

52
Четыре жизни (часть 2)
27 Комментариев  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо

Четыре жизни 1ч


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте. Мальчик любил торговую зону, несмотря на шум и суматоху. Космопорт никогда не спал, там можно было попробовать еду со всех концов вселенной, звучали всевозможные языки. Надо было внимательно смотреть по сторонам и под ноги, чтобы не влететь или не наступить на инопланетного гостя, который совершил пересадку в крупнейшем порту системы и сейчас спешил по своим делам.


Сионец дремал за прилавком. Был утренний воскресный час, и Тим специально подгадал время между пассажирскими рейсами и транспортником с Сириуса, чтобы не отнимать у старейшего жителя Фениксграда рабочие часы.


Некоторое время Тим стоял, привыкая к полумраку магазина. Справа и слева мерцали загадочные шары, квадраты и прямоугольники. На полках и витринах были расставлены бутылки и банки. В витрине, переливаясь всеми цветами радуги, сияли конусы.

- Встреча с прекрас-сным состоялас-сь?


Средняя голова открыла глаза и поднялась на гибкой шее, расправляя гребень.

- Да, у вас очень красиво. Здравствуйте, я Тим. Звонил три дня назад.

- Как же, как же, помним. - сионец поманил Тима в комнату за прилавком и заполз следом.

- Присаш-шивайс-ся.


Тим Ту крутил головой, потому что знал: его закидают вопросами в школе, как там у сионца дома. Где сидит, как спит, что ест?


Комната, в которой жил сионец, была не большой. Если не сказать, крохотной. Чисто вымытый пол устлан плетеными циновками, которые заменяли пришельцу стулья и кресла. У стены стоял диванчик с протертыми плюшевыми подлокотниками, кулер и буфет с морозильной камерой. За шуршащей тростниковой занавесью, прямо на полу, лежала большая синяя перина, а над ней висела выключенная ультрафиолетовая лампа и система Ика. У другой стены располагался кухонный уголок, раковина, варочная панель и духовой шкаф. Чайник же у сионца был самый-пресамый обычный. Эмалированный, в красный горошек.


Разлив по чашкам чай и поставив их на раскладной столик, сионец повернулся к гостю и скрестил все руки на животе.

- Мы внимательно тебя слуш-шаем.


Тим заробел и не знал, на какую голову смотреть.

- Здравствуйте…

- Уже здоровалис-сь. Не преш-шивай, за всю свою долгую ш-ш-шизнь мы не съели ни одного дитеныш-ш-ша. Хоть иногда хотелось.


Мальчик улыбнулся и взял чашку:

- Папа предупреждал, что у вас замечательное чувство юмора.

- А кто у нас-с папа?

- Пат-до-ту. Джунглианец.

- Надо ш-ш-ше, Пат усыновил человечх-хка! Я не думал, что он осмелитс-с-ся таки.

- Нам школа дала задание: собрать воспоминания ветеранов блокады. Мы хотим выпустить книгу к юбилею.

- Что там вспоминать? Одна война похош-ша на другую, как ни крути. Всегда сначала звучат лозунги прис-сваные вести к достойной цели, и всегда вс-с-се скатываетс-ся в примитивную рез-с-сню.


Тим включил запись и положил самописец на колени.

- Я хорошо знаю историю. Сионцы никогда не участвовали в вооруженных конфликтах. Вы, выше всего этого. Так почему?

- Мы сами не с-снаем. Мы привяс-с-саны к этому месту. Пусть лавка уже не та, но товар тот же. Вс-с-се жители Примимае были моими цветами. И я прос-с-сто не мог бросить с-с-свой с-с-сад.

- Папа говорил, что вы помогли создать вакуумный генератор для поддержания силового поля.


Сионец курлыкнул:

- С-с-скажет тош-ш-ше. Я прос-сто подсказал одному инженеру, как воплотить его идею в жизс-снь. Хорошая штука получилась. Только радиоактивная.

- Вы охотились на голубей и крыс, чтобы кормить сирот. А сами ели жигликов.


Пришельца передернуло от верхушек гребней до кончика хвоста:

- Не напоминай. Такая хадос-сть, с-с-словами не передать. Но протеин.

- Расскажите хоть что-нибудь, это же важно.


Сионец поболтал ложечкой в своем смолистом чае.

- На втором году ос-сады, когда нам пришлос-сь отступить к центру, нас неделю поливали из беспилотников. Кис-слота проходила через купол и разьедала вс-с-се, на что попадала. Мы не зс-снали где укрыться. Санчасть не справлялась. И тогда студенты вышли на улитс-сы с рогатками и стали из них сбивать бес-с-спилотники. Попадешь им в камеру, и вс-с-се: бесполезный кусок дюраля. Один из них, молодой, кажется Клавдий звали, поднялс-с-ся на баррикады и показал тараканам заднитс-с-су. Это их деморализовало на трое суток. Мы смогли найти новое убежиш-шще и перевес-с-сти раненых. Видишь ли, джунглианцы слишком вос-с-спитаны. А в некоторых ситуатс-сциях просто необходимо быть хамом.

- А почему вы сразу не ушли под землю?

- Кушать что? С-силовое поле удерш-шивало крупные снаряды, не давало пройти танкам и крупным биологическим объектам. Но мы прикармливали птиц и крыс-с-с, которые проникали сквозь него. На поверхнос-с-сти было опасно, но там была пища. И потом, от кислоты было не укрыться. Она проедала землю на три этажа внизс-с. Если умирать, то при свете солнтс-са.

Никто не думал, что война растянетс-с-ся на такое время. Думали, так, по кас-сательной. Но она просто до нас еще не докатилась. Страш-шное время.

- За вами же прилетал эвакуационный шаттл. Город уже был в осаде, но он смог сесть. Почему вы на нем не улетели?

- Потомуш-што мы его разобрали. Ты не предс-с-ставляешь, на что способна техника с-с-сиона! Он нам пришелся более чем кстати. С-с-старый генератор еле фурычил.

- Наверно, ваши родители очень расстроились.


Сионец улыбнулся сиреневыми губами:

-Расстроились не то с-с-слово. Первое, что с-сделал отет-с-сц, когда была налажена связс-сь, это шипел на меня час-са три. Я до сих-х пор выплачиваю ему субсидию за тот ш-шаттл. Но считаю он то же не прав: пос-с-сылать такую дорогую вес-с-щь и в такую заваруху.

- Вы же его ребенок. Он волновался, что вы умрете.


Сионец фыркнул и, нагнувшись через всю комнату, достал из буфета вазочку с печеньем, которую поставил на стол.

- Нас-с, какой-то там, вашей войной не убить. Магас-сина было ш-шалко. Этот гораздо меньш-ш-ше старого. Хотя, и очень похожш-шь. Зато, у меня пос-с-сле всех этих событий такие рецепты забвения появилис-с-сь… лучшие в галактике.

- Вы особенно опекали детей. Отец говорил, что они спали в карманах вашей мантии.

- Погибло столько взрос-с-слых. Все остальные были заняты делами. Нас-с никто не гнал, о нас-с заботились. Не дали умереть с голоду. Это самое малое, что мы могли с-с-сделать. Но мы не как твой отец: предали с рук на руки и с-с-сабыли. Так что не делай из благодарности героизс-сма.


Тим допил густой сионский чай, звякнул колокольчик на двери лавки, и мальчик поспешил откланяться. На прощание, сионец сказал ему: зс-саходи и отца приводи. Мы с-с-с ним старые приятели.

И вернулся к прилавку.



Фениксград еще до переименования был крупным учебным центром. На весь город - шесть институтов. Утром студенты заполоняли улицы и общественный транспорт. Больше половины населения Фениксграда еще учились.

Тим редко бывал в студенческом городке и сейчас немного заплутал, потеряв из вида шпиль Большого технологического.


В профессоре Клавдии было мало чего профессорского. Он не выглядел на свой возраст. Особенно сейчас, когда гонял мяч на баскетбольной площадке со студентами первого курса.

- Простите профессор, я заблудился и опоздал.

- А-а-а, так это ты Тим Ту?

- Да.


Клавдий вытер лицо полотенцем и крикнув на площадку: «Дальше без меня!» - отвел мальчика в сторону кафе:

- У меня время обеда, давай перекусим и побеседуем.

- Я не голоден, спасибо.


Они сели у окна. Тим смотрел, как мимо ходят люди, как голуби клюют крошки, которые им бросает хмурый молодой человек. Под его ногами стоял макет то ли космического корабля, то ли завода.

- Итак, что ты хотел спросить? Это школьный проект, не так ли?

- Да, мы готовимся к дню снятия блокады.

- Это очень похвально, молодой человек. Я весь во внимании.

- Расскажите о блокаде.

- Я был очень молод. Приехал учится во Всемирный Психологический. Золотой медалист, гордость семьи… в общем, глупый юнец восемнадцати лет отроду. Немногим старше тебя.

Сначала все воспринималось как игра. Ну, знаешь: «прибьем тараканов, где наши тапки!?»

Потом начались первые смерти. Планета была атакована неожиданно, никто не был готов. Крупные города еще оборонялись, но поселки оккупировали за неделю.

Я плохо помню голод, мы были настолько измучены морально, что физическое отошло на второй план. Все смазано. Страшно, когда открывалось второе дыхание. Люди выходили за силовое поле, обвешанные самодельной взрывчаткой, и бросались на укрепления джунглианцев и ратинов.

- Я учусь с ратином, он мой друг.

- Ты не представляешь, как я рад это слышать. Тогда скажи мне кто, что человек будет сидеть за одним учебным столом с ратином, я бы рассмеялся ему в лицо. А ты знаешь, что ратины потомки самой обыкновенной земной собаки?

- Нет, не знал.

- На заре космостроения, люди часто испытывали летательные аппараты на животных. Одна ракета на экспериментальном топливе разбилась на Рате. Так, спустя много-много миллионов лет появились ратины.

- Я не думаю, что Ратрек будет рад узнать, что он потомок собаки. Его и так дразнят некоторые несознательные.

- Мы отвлеклись. Осажденные вели себя достойно. Не было даже мысли, что можно сдаться. Мы прекрасно знали, что пленных наши противники не берут. В паузах между атаками мы устраивали вылазки. Были организованы санчасть, детский сад… у нас даже была школа. Огромным подспорьем, в те времена, были склады транспланетарной компании. Мы рассудили, что ответим за мародерство попозже, а пока, жизнь людей прежде всего.

- А это правда, что вы баррикадам... ну… Заднюю часть показали?


Профессор подавился кофе.

- Кто тебе про это рассказал? Вырежи эту часть из интервью, прошу тебя. Если об этом узнают студенты, моей репутации конец.


- Хорошо, я никому не скажу. А как вы спрятались от Средства Тотальной Зачистки?

- Был один джунглианец. Он отличался от остальных, задумчивый такой. Часто смотрел на то, как мы сражались с их дронами. Он не был пехотинцем, носил летную форму. Так вот, однажды мы увидели, как он показывает что-то в наши камеры слежения. Это была жестовая космолингва. Он рассказал о том, что ратины должны включить какое-то оружие невиданной доселе силы. И что мы должны спрятать женщин и детей под землю, настолько глубоко, насколько это возможно. В ту же ночь была объявлена эвакуация. Мы задействовали шахты для ракет. Они были очень глубокими: дышать там можно было, только если на тебя была надета система подстроенного дыхания. Мы спустились на дно и задраили люки.


Это была самая страшная неделя в моей жизни. Люки раскалились настолько, что мы не могли подойти к ним и на десять метров, защитные комбинезоны начинали плавиться. Без перевязок стали умирать раненные. Большая проблема была с питанием. Надо было задерживать дыхание, чтобы не надышаться токсичными газами. Мы думали, что эта шахта станет нашей могилой. Но время шло и, наконец, мы смогли открыть один из люков и выйти наружу.

Города не было. И леса не было, ничего не было. Сплошная пепельная пустыня и руины. Пепел сыпался с неба как снег.


Тим не сразу понял, что вокруг стало очень тихо. Все, кто были в кафе, замолчали и повернувшись к ним, слушали профессора.


- Но не было так же и армии джунглианцев и ратинов. Была искореженная техника, обожженные в уголь тела и экзоскелеты. Потом, конечно, на планету высадились новые отряды, но наш город официально считался уничтоженным. Никто не думал, что мы сможем восстановить экологию и снова его отстроим. А мы смогли. Все вместе, люди и инопланетники. Все, кто пережили этот взрыв. И я сильно надеюсь, что это научит новое поколение не называть ратонгов псами, а джунглианцев - тараканами. Как и они не будут называть нас мясом. И если мой рассказ поможет запомнить, через что приходится пройти для осознания факта, что все мы можем существовать в мире, то я буду очень рад.


Тим старательно обрабатывал текст. Он наспех пообедал и даже не слышал, как вернулся с работы отец. После увольнения он устроился инструктором по физподготовке, и у них стало гораздо больше времени для совместного досуга.


Инсектоид тактично постучался и заглянул в комнату мальчика:

- Тебе днем звонил Ратрек. Он был чем-то сильно расстроен.

- Все завтра, я зашиваюсь. Очень интересный проект получился.

- Я рад. Все, не мешаю.

И Тим услышал, как отец включил телевизор.


Школа утонула в предпраздничной суматохе. Ее украшали гирляндами, в парке собирали портативную сцену.


Рая, Ратрек, Тим и еще трое корреспондентов сидели в кабинете школьной газеты.

- Так. - Раечка хлопнула ладонями по столу. - Мы совершенно не можем ставить интервью с папой Тима. Это ни в какие ворота не лезет. Я-то думала, что он из Красных Быков.

- Это несправедливо. Благодаря какому-то джунглианцу люди и выжили.

- Благодаря им же, они и умирали!

- Что вы на меня смотрите? Я вообще молчу, после того что узнал. - замахал лапами Ратрек, на которого все обернулись в надежде, что он рассудит.

- Папа был первым, кто смог пойти против идеологии и воспитания. Он никогда не сможет больше вернуться домой, потому что Силири стала его домом.

- Такие, как твой отец, убили твою родную семью. Как ты можешь его оправдывать?

- Знаешь, Рая, я могу думать, что Пат-до-ту мой отец, и ближе его у меня нет никого на белом свете. А могу обозлиться на него и всю жизнь прожить с черным сердцем. Но на него злиться не за что: он верил и его обманули. Я уважаю его за то, что он нашел в себе силы и сделал все, чтобы исправить тот ущерб, который нанесли его сопланетники. Так что отец тоже ветеран, и он то же пережил блокаду и взрыв. Неважно, с какой стороны от силового щита он был. И его рассказ будет в сборнике!

- Здорово сказал. - поддержал друга Ратрека.


Уже после занятий они сидели на парковой лужайке, наблюдая как старшеклассники монтируют свет и заносят оборудование на сцену. Ратрека аж поскуливал от удовольствия, разглядывая на наладоннике высший балл по космолингве.

- Ну хоть в этом месяце на меня мамка рычать не будет.

- Она у тебя хорошая, просто ты балбес и лентяй.

- За то я друг хороший.

- Не поспоришь.


Они помолчали. Первым, как всегда не выдержал Ратрека.

- О чем думаешь?

- Помнишь, как в третьем классе, я тебя первый раз увидел?

- Помню. Сидит такой, уши в разные стороны и глаза, как две миски.

- Я ведь тогда сильно испугался.

- Серьезно?


Над поляной пролевитировал Куб-Костик и поднялся на сцену. Он должен был всем вещать стихи и хотел потренироваться.

- Ну представь, вваливается в класс медведь. Ну чистый же медведь, только лап шесть.

- А я думаю, неужели, человек адекватный… Привет, говорит «я Тим, садись со мной!»

- Это я со страху. Думаю, если по-хорошему, так может цел останусь. Это ж я потом узнал, что это тебя надо от всего защищать и вечно спасать из переделок.

- Подумаешь!

- Просто сейчас представил, что было бы, если б я дал этому страху волю. У меня не было бы такого замечательного друга. И папы бы не было. Знаешь, как я ревел, когда в первый раз его увидел?

- Догадываюсь. Джунглианцы страшно стремные, - сказал Ратрек и завилял своим пушистым хвостом.

- Все беды мира от страха. От того, что мы боимся чего-то нового. Надо рассказать это взрослым, чтобы еще одной такой войны не было.

- Всегда найдется тот взрослый, который скажет, что ты еще ребенок и ничего не понимаешь. Хватит того, что это мы с тобой знаем.


В их мозгу задребезжал неуверенный голос Костика: «Когда мы пепел поливали слезами наших горьких слез...»

- Костян, давай! Увереннее! - крикнул Тим лазоревому кубу, а сам шепнул Ратреку:

- Пошли отсюда, он эту волынку сейчас час гонять будет.

- Ай-да, наперегонки!


По тропинке парка, смеясь и толкая друг друга, бежало человеческое дитя и дитя ратина.


- Я считаю, что наша книга будет не полной без наших комментариев. – Запыхавшись, Тим остановился у школьных ворот и подождал друга. Вместе они пошли по улице в сторону остановки.

- Это уже прошлая жизнь, а в настоящей мы никакие не враги друг другу. И это правильно.

- Попробуй сказать это Раечке, она как раз сейчас поехала сдавать макет в печать.

- Не буду. Зачем ее расстраивать? Она же красивая.

Показать полностью
101
(не)парадокс Ферми
184 Комментария в Наука | Science  
(не)парадокс Ферми космос, технологии, Пришельцы, инопланетяне, наука, парадокс, длиннопост

На мой скромный взгляд, у нас нет никаких шансов найти, или связаться с инопланетянами.

(не)парадокс Ферми космос, технологии, Пришельцы, инопланетяне, наука, парадокс, длиннопост

Все достаточно просто. И нет ничего парадоксального. У меня есть пара ответов на парадокс Ферми.

Показать полностью 5
57
Четыре жизни (часть 1)
31 Комментарий  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо


Тим опаздывал на классный час. Тренировка заканчивалась около десяти утра. Занятия начинались в полдень, когда дети уже освобождались от многочисленных кружков и секций, но иногда учителя проводили сие мероприятие, чтобы дети не отрывались от общественной жизни.

Выбежав на обзорную площадку, он увидел, что Пал-палыч уже отвел шестой «А» в парк и рассадил на селекционном газоне. Педагоги считали, что сидеть в закрытом помещении вредно, поэтому все предметы, которые можно было делать на свежем воздухе, переносились в обширный школьный парк.


Когда мальчик пробежал лабиринт аллей и оказался на нужной поляне, Пал-палыч уже рассказал пятиминутку новостей и выступали докладчики.


- А! Вот и Ту явился.

- Прошу прощения за опоздание.

- Садись. Раечка, продолжай.


Отличница Раечка, которая за два года превратилась из гадкого утенка в прехорошенькую девчонку с пшеничными косами, фыркнула:


- Повторяю для спортсмЭнов. В этом месяце годовщина снятия блокады с Фениксграда. В связи с этим, в нашей школе будет проведен вечер для ветеранов-блокадников. Нашему классу школьный совет выделил почетное задание: собрать мемуары. Мы их напечатаем юбилейным тиражом и вручим в дар всем желающим.


- Что нам надо? Отобрать добровольцев, которые стали бы корреспондентами и взяли интервью. Обращаю ваше внимание на то, что «тяп-ляп» эту работу выполнять нельзя. Это нереальное свинство - выполнить это дело кое-как. Я сама не смогу быть журналистом, потому что задействована еще в пяти мероприятиях к празднику.


Тим, подперев лицо ладонями, любовался на тоненькую Раечку, чье платье из лунной тафты открывало стройные загорелые ноги.


- Ну? Нам надо шесть человек. По три ветерана на нос. Ребята, ну имейте совесть, я и так сплю по четыре часа в сутки. Не могу же я тащить всю общественную нагрузку. Пал-палыч, скажите им!


Пал-палыч присел с высоты своего трехметрового роста и поправил на хоботе очки:


- Дети, Раечка права. Предлагаю, для большей привлекательности задания, возможность исправить кое-кому оценки по родной речи. Ту, это тебя касается. Ты скоро забудешь космолингву со своим погружением в джунглианскую культуру. Не спорю, такой интерес похвален, и нам очень нужны специалисты-билингвики, но нельзя ограничиваться таким узким профилем.


Тим поднял вверх ладони в знак согласия, он действительно в последнее время интересовался только Семиборьем и джунглианской историей.


- Хорошо. Ратрека, тебя это тоже касается.

- А от уроков освободят?

- Нет, это внеклассное задание.

- Ну надо, так надо.


С грехом пополам, набрали нужное число вольных корреспондентов.

- Попали, - подошел к Тиму подошел Ратрека и, поднявшись на задние лапы, показал наладонник:

- Представляешь, прихожу я такой в городскую ратушу и прям в приемной: «а подайте мне сюда Советника Плюка». Представляешь, как и куда я полечу потом?

- А ты ему сначала позвони. Как все разумные цивилизации делают. Запишись на прием, скажи секретарше, что дело школьное и не терпит отлагательств.

- Дети! Тихо. На перемене все обсудите, дайте Косте рассказать свой доклад.


Все разом замолчали, потому что Костракес учился с ними первый год. Ему, родом с планеты Девяти солнц и так было не сладко, потому что с человеческой точки зрения, Костя был метровым кубом обладающим сильной телепатией. Общался он тоже мысленно, но от сильного стеснения сильно запинался, отчего у Раи болела голова. Во всем остальном Костя был таким же ребенком, как и все. Общительным и добрым. Слушая Костю, Тим одним глазом заглянул в свой наладонник. Первое же имя заставило его поперхнуться.


- Отец, я думал ты прилетел на планету после блокады.


Пат-до-ту перестал скоблить жвалами сублимированный брикет. Тим, в свою очередь, так и не притронулся к пюре с котлетами, которые приготовил Автомой.


- Нет, сын. Я был по ту сторону и попал в плен. Но то, что я увидел, заставило меня полностью пересмотреть свои приоритеты. Я с радостью отвечу на все твои вопросы, только давай сначала закончим трапезу.


В голове Тима не укладывалось. Нет, он знал, что джунглианцы в основном своем составе выступили против человеческого альянса, но были три планеты, которые объединились в союз Красного Быка и бились на равных, бок о бок, с людьми. А получается, что его отец, всего лишь предатель, перебежчик, враг. Привычный мир стремительно разваливался на кусочки.


Они сидели, как и обычно, на одном диване, только отстранившись друг от друга. Тим приготовил самописец, который записал бы речь Пат-до-ту и потом перевел ее в печатный текст.

- Ты, наверное, знаешь, что Силири - первая искусственно созданная и запущенная экзопланета. Секрет ее создания человеческий альянс держит в тайне и по сей день. Остальные обитатели четырех Вселенных всполошились: как так, какие-то млекопитающие, которые в большинстве своем пригодны только в пищу, и создали то, что не смогли Просвещенные. Страшно подумать, что вы еще изобретете и сделаете своими пятипалыми конечностями.


- Так получается, что война началась из-за страха? Реальной опасности не было?


- Да, мой дорогой. Ты не представляешь, какая была развернута агитационная компания. Снимались фильмы, где люди выступали в роли, этаких безумных монстров, которые уничтожают все, к чему прикасаются. К сожалению, человечество за свою историю натворило много ужасных и непоправимых вещей.


- Уничтожило Землю?


- Да, например, полностью убило свою Материнскую планету. Понадобилось всего два поколения, чтобы выросли такие как я. Сильные, безжалостные, считающие людей паразитами общества.


В ход шло все. Яды, огонь, холод. Но люди сражались и, предки мои, они были достойными противниками! И вот тогда мы стали бояться вас по-настоящему. Мы перестали брать пленных.


- И столкнулись с партизанами?


- Да, это древняя людская традиция. Как только что-то выходит из под контроля, они объединяются и подаются в леса. Не подумай, я сам родился в лесу, и наши джунглианские топи не чета вашим. Но это же какой-то кошмар, когда звездолет сбивают из требушета! Огромный, высокотехнологичный, напичканный разнообразной электроникой и магнитными захватами звездолет, выводят из строя обычным булыжником. Без системы наведения, как там у вас говорят?


- На глазок.


- Вот именно, мы так воевать не привыкли. Поэтому стали еще жестче.


- Пап. Выходит, ты мог участвовать в операции на Полуречной?


Джунглианец бесконечно долго молчал:


- Нет. Меня там не было. Нашу часть бросили на осаду Примимае. Город был защищен силовым полем, и мы никак не могли найти и уничтожить источник его питания. После многочисленных штурмов, неся большие потери были, силы джунглианцев приняли решение взять город в осаду.


Мы заваливали его бомбами. Оставляли микроволновое радиовещание включенным по четверо суток кряду, но осажденные не сдавались. Не поверишь, после года осады они давали концерты. Мы слышали пенье и музыку. Они развели лабораторных крыс на еду. Научились готовить концентраты для инопланетников, которые оказались заперты в этой смертельной ловушке. Мы травим газом, вы изобретаете какие-то немыслимые системы защиты из жести и валенка. Я утрирую, не смейся, но все примерно так и было. Руководство сходило с ума. Волна за волной, простые горожане, не военные, отбивали наши атаки.


- И тогда вы применили Его?


- Да. Тогда было решено использовать Средство Тотальной зачистки. Никто не знал, какова настоящая мощность этого дьявольского изобретения. Я тогда был на вылете, и когда взрывная волна прокатилась по планете, мой истребитель, в невообразимом штопоре, рухнул посреди Лаврентьевского леса. В шести километрах от партизанского лагеря. Экзоскелет был сломан в шести местах. Я потерял слух и зрение. Если честно, уже пел песнь предкам, потому что не надеялся выжить.


Пат-до-ту потер под халатом панцирь, в сетке залеченных трещин.

-Но меня не убили. Выходили. Я не знаю, какое найти сравнение для пережитого мной. Ну представь, что бы ты чувствовал, если бы тебя спасли жиглики?


- Глубокий шок.


- Мне вернул зрение обычный фельдшер, далекий от космической медицины. По старинке, как он говорил. «Все вы, скотины одинаковы, что двуногие, что четвероногие.»


- Тебя спасли партизаны?


- Да. Шестой взвод имени Терентия Маслякова. Я подружился с этими людьми, они не были зверями. В каждом из них жила глубокая мудрость и чувство сострадания. Но их всех убили во время авианалета. Никого ни осталось. Лес горел, а ты знаешь, мы переносим очень высокие температуры. Люди погибли, а я выжил.


- И перешел на другую сторону?


- Да. Нас учили не разрушать миры, а созидать. А вместо этого мы сами превратились в разрушителей. Примимае был уничтожен, но в его ракетных шахтах спаслись жители. И они не хотели покидать насиженных мест. Когда на Силири высадились корабли Альянса, их встретили до крайности истощенные люди и инопланетники, которые разбирали завалы и строили дома. И я был вместе с ними. Все дома в центре построены руками горожан. Примимае умер, но на его пепле вырос Фениксград.


- Значит, Полуречная тоже была уничтожена в результате Средства Тотальной Зачистки?


- Да. Она всего в трехстах километрах. Я не знаю, как ты уцелел, честно признаюсь. Но на тебе висел жетон с именем и местом приписки.


- Пап, поэтому ты не можешь вернуться на родную планету, да? Потому что дезертировал?


- Да. Я предал свой народ и приговорен к смерти, потому что считаю, что мы все можем жить рядом и находить общий язык. Как ты и Ратрека, например.


Тим задумался и придвинулся к отцовскому боку. Тот обнял его двумя правыми руками.


- И у тебя там остались родители?


- Да. И твоя тетка Рат-до-ту, она младше меня на двадцать лун. Была еще совсем личинкой, когда меня призвали в армию. Смешная такая, толстая.


- Неужели они не пытались искать тебя, как-то связаться?


- Дорогой мой, они живут на Материнской планете, там очень строгие нравы. Может быть, лет через сорок-пятьдесят, границы откроют, и ты сможешь познакомится с дедушкой и бабушкой. Но пока все что нам остается - это жить и ждать.


- И ты мне не рассказывал?


- На моей родине говорят: «ответы хороши, когда задают вопросы». Надеюсь ты не стал думать обо мне хуже, после всего, что услышал.


-Нет. Признавать ошибки и исправлять их - главное качество разумных рас. Так нам Пал-палыч говорил. Наоборот, теперь я горжусь тобой еще больше, чем прежде.


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте...

Продолжение завтра

Показать полностью
184
10 правил поведения при контакте с инопланетянами
48 Комментариев в Исследователи космоса  
10 правил поведения при контакте с инопланетянами космос, инопланетяне, Пришельцы, длиннопост

Людей, которые серьезно говорят о существовании внеземных цивилизаций, обычно считают или мечтателями, или писателями, или помешанными. Но по мере того, как люди все глубже исследуют вселенную, некоторые официальные учреждения, такие как Организация Объединенных Наций, считают разумным установить официальные правила на тот случай, если пришельцев действительно найдут. Перед вами десять правил поведения, о которых нужно знать на случай, если инопланетяне решат вступить с Землей в контакт или космонавты наткнутся на инопланетную цивилизацию. В противном случае можно и в тюрьму загреметь.


Космонавты должны проходить карантин по возвращении из космоса

10 правил поведения при контакте с инопланетянами космос, инопланетяне, Пришельцы, длиннопост
Показать полностью 9
73
Винтажное чудо
47 Комментариев  

Так получилось, что пикабушники попросили написать еще... и еще.

В общем, получился целый цикл рассказов, читаем новый, и кстати, не последний. Первые вот тут:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа


Цирк пролетал над городом.

Сделав круг, он выстрелил из боков своей тарелки цветными шутихами и конфетти. Жители останавливались, задирая головы или то, чем наградил их Создатель вместо них, и махали в небо руками, клешнями и щупальцами. Бумажные кружочки и блестки летели по улицам, город тонул в разноцветной зиме. Тарелка, покружив еще немного, села в космопорте, чтобы пройти санитарный и таможенный контроль.


Через пару дней в колокольчиковых полях вырос многобашенный ткане-пластиковый шатер, способный вместить всех желающих. За ним выстроился небольшой городок из гримерок и клеток с животными. Все это пахло навозом, карамелью и приключениями.


Тим весь извертелся на пятой точке, так ему хотелось попасть в этот закрытый от посторонних глаз глухим забором мир. Но отец был занят на работе и возвращался поздно вечером, когда Тим уже пил молоко, лежа в кровати, пока Автомой монотонным голосом читал ему сказку. Вдвоем их отец не пускал: робот был старый, довоенный. Еще до усыновления в семье Тима был такой. Он и дома-то путал программы и команды. Что будет, если вывести его на улицу, страшно было представить.


Сначала мальчик страшно боялся отца. Сам он был родом из глухой деревни и инопланетников видел только на картинках. Когда Тим впервые увидел, кто пришел его усыновлять, разревелся в голос.


Пат-до-ту был антропоморфным инсектоидом. Всех друзей Тима, кто остался в живых после обстрела деревни, разобрали родственники, и только у него не оказалось никого на всем белом свете. Пока не пришел Пат-до-ту.


У приемного отца были жесткие трехпалые руки и голова, как у медведки, с огромными черными глазами и усиками-антеннами. Чтобы усыновить Тима, ему пришлось пройти через болезненную операцию вживления Всеразговора, потому что мальчик был слишком мал для жестовой космолингвы. Пат-до-ту потом долго болел, и служба опеки приводила Тима в больницу его навещать. Наверное, боялись, что он от него откажется.


Мальчик как-то набрался смелости и взял его за палец. Он оказался холодным и шероховатым. Пат-до -ту посмотрел на него, и его жвальца шевельнулись. Коробочка на шее, которую вживили прямо в горло, мигнула и показала улыбающуюся рожицу.


- Тебе очень больно?

- Я солдат, сын. Нам надо уметь терпеть.


Голос был мягким, успокаивающим, и Тим сразу перестал боятся. А когда пошел в первый класс, то на перемене к нему подошел пятиклассник и спросил:


- У тебя отец офицер-космодесантник? Зашибись! Познакомишь?


Сейчас отец работал в Военном Министерстве, кем - не уточнял, ловко уводя разговор в другое русло.

А слушать его Тим мог часами. Он не помнил своих родных родителей, но о лучшем отце не мог и мечтать. Они клеили модели космических кораблей, собирали роботов, стреляли из пневматики на заднем дворе по банкам и даже ходили на рыбалку, хотя Пат-до-ту и считал это варварским занятием. Но свежий воздух и движение полезно для развития человека, поэтому инсектоид терпел из педагогических соображений.


И вот, как-то вечером, Пат-до-ту заглянул в детскую, где Тим уже осоловело моргал глазами под монотонное бухтение Автомоя. Отец помахал в воздухе двумя билетами, на которых были нарисованы синие львы Плутона. У Тима сон как рукой сняло, он вскочил на кровати, заверещал от восторга и запустил в потолок подушку. Они идут в цирк!


Это просто прекрасно - идти по улицам новенького, еще и пятнадцати лет от постройки не прошло, города. В новых высоких бутах с узором из хвостатых комет, держа за руку высокого, коло двух метров, и сильного отца, который обещал на обратном пути посадить его на плечи. Идти в припрыжку, громко напевая и перепрыгивая лужи. Навстречу, выныривая из за округлости холма, поднимался самый большой, самый лучший, самый интересный Космический цирк Братьев Чизелли.


- Папа, ты как билеты-то достал? Машка из четвертого «Б» говорила, что даже ее маме-сенаторше не дали. Все раскупили за часы.

- Я у тебя Сириус брал, так что это было не так сложно, можешь мне поверить.


И Тим задохнулся от восторга и счастья, и чуть не лопнул от гордости. Вот у него какой папа. Всем папам папа, хоть и не сенатор. Машка сдохнет от зависти в понедельник.


В вестибюле было очень много посетителей. Над всеми ними реяли головы сионца, одетые в разноцветные панамки со смешными ушками. Тот вертел ими во все стороны, пытаясь понять, где тут вход для его размеров.


Тим выпросил у отца световую вертушку, сахарную вату, мешок сладкой кукурузы и лимонад. Заняв наконец свое место в амфитеатре, мальчик почувствовал себя бесконечно счастливым.


- Папа, а почему ты не в форме?

- Я отдыхаю, сын. - инсектоид потрепал его по волосам своими жесткими, шершавыми пальцами, - Стоило за это пролить столько крови, чтобы потом видеть как ты улыбаешься и смеешься. Жизнь в форме - это и не жизнь вовсе. Служба. Нельзя, чтобы она становилась смыслом жизни.


И завертелось. Лунные акробаты, которые, казалось, могли согнуться гармошкой, сменяли многоруких жонглеров с планеты Метаморф. На арену выкатывались шарообразные слоны с Кропиоидных солнц и задорно махали всем бумажными букетами, а те самые, синие тигры слушались дрессировщика, как послушные собачки и рычали, попадая в лад с его флейтой.


Тим так и не притронулся к лакомствам: он был там, на арене. Инсектоид смотрел то на него, то на представление, задумавшись о чем-то своем и подперев треугольную голову рукой.


Наконец конферансье объявил:


- А сейчас, дамы и господа, наш гвоздь программы. Чудо, которое не может сравниться с телепортационной ямой и мышами-призраками Нептуна! Непревзойденный в своем искусстве, маг и чародей в шестисотом колене, наследственный предсказатель и иллюзионист — Петко Пжежич!!!


Тим много-много раз нажал свою кнопку аплодисментов на подлокотнике, а потом еще и сам похлопал ладонями. Так ему понравилось смешное имя фокусника.


Зажгли верхний свет, разрушив чарующую атмосферу циркового полумрака, и на арену вышел немолодой, сгорбленный временем человек в поношенной тройке. Он улыбался, потирая лысую голову и оглядывая зрительный зал.

- Ну! Здравствуй, славный Фениксград! Я тебе ужасно рад! Дальше не срифмовал, потому продолжу прозой. Работаю по старинке: сплошная ловкость рук и никакого мошенничества, воспринимаю нейронные токи ваших эмоций и задаю вопрос великой Вселенной! - фокусник подергал себя за уши, будто они были ручками настройки.

- Все, Вселенная на связи, задавайте ваши вопросы. И смелее. У нас четверть часа эфира.

- А я скоро выйду замуж? - крикнули откуда-то с верхнего яруса и смущенно захихикали.


Петко Пжежич закрыл глаза и ответил:

- Через два года три месяца и шесть дней. Вот за того симпатичного альдебаранца в третьем ряду, он еще не знает о том, что вы не встречаетесь с инопланетниками «потому что они стремные». Проживете с ним всю жизнь до глубокой старости, и будете очень счастливы, несмотря на то, что вас не примут семьи с обеих сторон.

- А когда будет конец Света!? - выкрикнул щуплый малец лет пятнадцати, подняв при этом руку, словно он находился в классе.

- Никогда. Так что, на твоем месте я бы сегодня урвал время у сна и подготовился к контрольной по физике. И вообще, завязывай ты с этими паранормальными пабликами: они предсказания найдут даже в миске каши, а Мир, он вечен. Дальше!


- Я разбогатею?

- У меня пропала собака. Где она?

- Кем мне стать?


Вопросы сыпались один за другим. Пат-до-ту наклонился к Тиму и прошептал, понизив громкость Всеразговора:

- Как думаешь, он правду говорит? Или это все подставные зрители?

- Как-то они больно искренне реагируют, тебе не кажется? Мне бы хотелось, что бы это было правдой. - Тим тоже вытянул руку, привлекая к себе внимание.

- Да, мальчик, слушаю.

- Я увижу еще когда-нибудь моих родителей? Я только родился, когда мою деревню стерли в пепел. У меня даже фотографии не осталось.


Петко Пжежич поманил его ладонью на сцену:

- Ты пришел в правильное место, в правильное время, к нужному человеку. Увидишь. Спускайся.


Тим обернулся на отца. Тот одобрительно кивнул.


Фокусник встал у него за спиной, положив ладонь на плечо мальчика.


- Смотри. Вот туда. - и показал на противоположный конец арены.


Весь зал ахнул и затих. На песок ступили четверо: чернобородый мужчина в стеганном комбинезоне с длинноствольным лазером через плечо и крепкая румяная женщина, которая вела за руки двух совершенно одинаковых, веснушчатых девочек лет семи. Тим сглотнул комок в горле.


- Что замер? Коммуникатор чай есть. Фотографируй.


Стараясь унять дрожь в руках, мальчик поднял руку с наладонником и включил видеосъемку. Родные, чьих имен уже никто не помнил, улыбались ему с того света, сумев пройти через призму времени.


Выключив запись, Тим поднял голову и прошептал:

- Спасибо.


У Петко были очень уставшие, серые глаза:

- Не за что. Может у тебя еще есть желание? Такое вот самое-самое.

- А можно я вам на ухо скажу?


Фокусник нагнулся и что загадал мальчик, зал не слышал.

- Приди домой и выпей три стакана воды одним махом. Утром сбудется.

- Только чтоб по моему желанию, а то неудобно будет!

- Хорошо.


Тим поднялся на свое место.

- А что ты у него спросил?

- Пап, если скажу, не сбудется же.


Фокусник продолжал:

- Смотрю, зал заскучал. Нехорошо как-то получилось, что я желание Тима исполнил, а ваши нет. Давайте так. Вы сейчас, каждый, подумаете о самом-самом сокровенном, о чем мечтали всю свою жизнь. А я это исполню.


Петко Пжежич встал посредине арены, раскинув руки как дирижер.


- Поехали, слева направо!


Зрители загудели. Вдруг кто-то вскрикнул:

- Волосы! У меня синие волосы! Как я всю жизнь хотел, посмотрите. Даже на руках синие!

- С ума сойти! Я умею играть на гитаре. Нет, вы не понимаете. Я знаю, как это делать, а ведь у меня нет музыкального слуха. Или есть!? Мне срочно нужна гитара!


Кто-то стал проталкиваться к выходу. И над общим гулом, где кто-то смеялся, а кто-то плакал от радости, обнимая своего обретенного питомца или радуясь вернувшейся на место руке, гремело шипение трех голов сионца:


- С-с-сдох-хла тетя Ф-фира-а-а! Ш-шас-с-стье-то какое!!! Наконец!


Мальчик тихонько спросил:

- Пап, а ты что загадал?


Инсектоид протянул ему руку. Она была теплой. Живой.


- Мне хотелось, чтобы твоя потребность в тактильности была... Я же знаю, неприятно обнимать меня из-за разницы температур. Это чудо. Настоящее.


И они дружно нажали кнопки аплодисментов.


Придя домой, Тим первым делом выпил залпом три стакана воды и, отказавшись от ужина, лег спать.

В школе, на физкультуре все столпились вокруг мальчика, потому что только он один успел посетить цирк до того, как его оцепили военные.


- Это надо было видеть! Смотрите, я даже видео снял. Мои родители.

- Слушай, ну это не чудо! Могли спрятать голографический передатчик в бортике. Ты задаешь вопрос, а оператор в будке командует: Быстро смонтируйте изображение и voila! – кисло прокомментировал второгодник Ратрека и, сев на пол, почесал лапой мохнатый бок. Ему было очень обидно, что он не попал на представление: родители посадили его на короткий поводок за двойку по алгебре.

- Хорошо, допустим. Но папа-то теплый. Мы градусником меряли: тридцать шесть и шесть.

- Ты уверен, что он у тебя живой? - вклинились в разговор отличница Раечка, которая спустилась с каната и подошла к группе освобожденных от занятий. - Джунглианцы не могут переносить такой перегрев долго.

- Да! Сутра был вроде очень даже живой. Шутил и ворчал радостно. Что-то кричал про уродов в белых халатах, которым теперь все это придется обосновать научно. Ты, лучше, вот это объясни!


Тим открыл рот, но оттуда донеслось только едва слышимое потрескивание. Ратрек бухнулся на пол и завыл, зажимая передними лапами висячие уши:

- Прекрати немедленно!!! У меня сейчас перпонки от этого шума лопнут!

- Вот так. Прости пожалуйста, Ратрек. Папа говорил, что с вами только жестами общаются.


Рая от удивления даже открыла рот:

- Ты сейчас на джунглианском говорил?

- Ну да. Просто это не честно как-то. Отец знает мой язык. А я его нет. Ты не поверишь, какие у них интересные сказки. Только вот переложить их на космолингву никак совсем. Получается… как торт из картона делать.

- Понимаю, ох завидую тебе страшно-престрашно. Но почему же цирк закрыли?

- Фокусник пропал. Вот и закрыли, ищут. - вздохнул Тим и пошел на беговую дорожку.


Отец пришел пораньше и сел рядом с сыном. Мальчик слушал аудиозапись джунглианской книги:

- Это так красиво, что невозможно передать голосовыми связками. Нет таких слов в человеческом языке.

- Мы всю историю были расой поэтов и воинов. Такая отрада слышать родную речь, я ведь так далеко от дома.

- А ты отвезешь меня на свою планету?

- Когда-нибудь ты поедешь туда, чтобы предать мое тело покою. Это делают все сыновья, по нашей старинной традиции. Думаю, тебе там понравится, хоть и придется не покидать скафандра.

- А фокусника нашли?


Отец отрицательно покачал головой и стал переодеваться.


- Пап, а он убежал не потому что ты там был? - подозрительно спросил Тим, в голову которого стали закрадываться сомнения.

- Ты уже большой. Думаю, сможешь держать язык за зубами.


Инсектоид завязал кушак халата и вернулся в гостиную с брикетом своей еды.


- Такие люди, как этот Петко, опасны. Одно дело, когда кто-то пожелает смерти противной, как сто чертей, тете Фире. А если кто-нибудь захочет убить сенатора, допустим? Такие люди не поддаются контролю. А значит, они несут угрозу обществу.


- Пап, но ведь он добрый. Очень добрый.

- Я достаточно разбираюсь в людях, чтобы понять это. Но это не понимает мое начальство. Поэтому мне пришлось уволится. Пусть разбираются дальше сами, а я не желаю мараться кровью невинного человека. - инопланетник потянулся и захрустел твердым брикетом, роняя крошки на диван.


Тим обнял колени и задумался.


- Такое настоящее Чудо, и тут же его объявляют опасным.

- Не переживай так. Представь, что некий неравнодушный, прекрасным хуком справа уложил поспать часового и вывел волшебника за кордон, посадил на ближайший корабль, где капитаном был старый друг этого некого, и уже вчера он улетел далеко-далеко отсюда. А там будет новый цирк, в котором он будет уже аккуратнее предсказывать и помогать. По старинке. Как умеет.


Тим застрекотал. Пат-до-ту улыбнулся переговорным устройством и обнял сына по-человечески, теплыми руками. Со стены на них смотрела фотография в новенькой рамке, на которой были изображены четверо: мужчина с черной бородой, полная румяная женщина и две девочки в одинаковых платьях. Вечерело.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь