49
Жил-был я. Папа. Семейные легенды.
4 Комментария в Истории из жизни  

Историю семьи собирала старшая сестра отца – тетя Вика. Поскольку она была моей крестной матерью, я привык называть её Лёлей. Так чаще всего называли ее и в нашей семье. Лёля собирала не только рассказы и воспоминания, многим историям имеется документальное подтверждение на уровне хотя бы состоявшегося факта. Историй много, я перескажу наиболее эмоционально окрашенные, иначе можно запутаться в деталях родственных отношений и потерять главное – стремление и заботу предков о своих детях и желание дать им лучшую жизнь, чем была у самих.

Отец родился в семье поволжских немцев, призванных в екатерининские времена. Они были из категории мастеровых и крестьян, стремившихся к лучшей жизни, поэтому главным девизом для молодых всегда было – «Стань мастером своего дела». В Поволжье предки вместе с другими переселенцами организовали чисто немецкое поселение Крафт, которое сегодня, кажется, называется Добринка в Саратовской области или рядом с этим селом. По крайней мере в Добринке родился мой отец младший из всех детей своих родителей.

К концу 19 века в селе Крафт почти все принадлежали к двум родственным кланам (если так можно сказать) Райхерты и Шнейдеры. Как говорила Лёля, в селе все друг другу были в той иной степени родственники, так как чаще всего женились на представителях противоположной фамилии. Так и мои - дед был из фамилии Райхерт, а бабушка из семьи Шнейдер. В основном это были крестьяне, мастеровые и торгово-купеческое сословия. Но в начале 20 века мои прадеды – Давыд Карлович Райхерт и Давыд Христианович Шнейдер, круто изменили жизни своих семей и покинули почти одновременно Российскую империю в 1899 и 1900 годах. Уезжали не только мои, все кто могли себе позволить, попытались уехать из России. Почему то немцам стало неуютно здесь еще до создания Антанты.


Шнейдеры отправились в Южную Америку, кажется, в Аргентину, а Райхерты в Северную в США. И там и там их никто не ждал, и всё пришлось начинать с нуля. По дороге начались первые потери. У Шнейдеров умерла старшая дочь, сестра-близнец бабушки Амалии, которая была старшей сестрой моей бабушки. Я несколько раз находил для бабы Мали (так я ее называл) остров в Атлантическом океане, где похоронили ее сестренку. Работали на плантациях как проклятые, однако за 8 лет смогли накопить только на обратные билеты в Россию. Райхерты также не нашли себя в Северной Америке, но по крайней мере мой дед Александр Давыдович там успешно окончил школу и получил профессию бухгалтера. Обе семьи вернулись в Россию в 1910 году и достаточно быстро восстановили свои хозяйства. Работали много, начавшаяся первая мировая война, конечно, не принесла ничего хорошего, новой хозяйства моих прадедов постепенно крепли. Последующие революционные события как-то минули особо страшными последствиями их село или о таковых предпочитали не распространяться. По крайней мере при первой советской переписи населения и получении документов прадед Давыд Карлович почему-то внес изменения в фамилию семьи и записал всех Рейхертами. Если б он знал, что лет через пятнадцать это станет смертельно опасной фамилией.


Приехавшие обратно предки поселились рядом друг с другом. Через некоторое время стало понятно, что старшие дети обоих семейств Александр Давыдович и Амалия Давыдовна симпатизируют друг другу. Процесс ухаживания затянулся на 5 лет, после чего состоялась помолвка. Всё шло к свадьбе, дед стал вхож в дом невесты, чем не преминула воспользоваться моя бабушка Мария Давыдовна, которая умудрилась забеременеть от деда. Амалия Давыдовна разорвала помолвку, несмотря на то, что дед на коленях вымаливал у нее прощение. Нравы были очень строгие. Бабушку выгнали из дома родителей за позор, но Давыд Карлович поселил ее в отдельном доме, который приготовили для несостоявшихся молодых, всё-таки она носила под сердцем первого внука – дядю Рудольфа. Деду присудили алименты 30 рублей в месяц. Едва родился племянник, Амалия Давыдовна вышла замуж за мастерового по фамилии Шульц и уехала из села. Деду ничего не оставалось делать, как принять судьбу. Однажды он принес алименты, предварительно разменяв деньги мелочью по 1, 2 и 3 копейки. Уже тогда он был главным бухгалтером только что образованного колхоза- немцы всегда были исполнительными по отношению к власти. Бухнув мешок с мелочью на стол, сказал:

- Считай, а я пока за ребенком послежу.

С тем и остался, чуть позже они с бабушкой по-тихому расписались, как было положено при Советской власти. У деда с бабушкой выжило четверо детей. Следующими родились девочки-близнецы, среди них и тетя Вика – моя Лёля. Как и Амалия Давыдовна, в возрасте 5 лет она потеряла сестру-близнеца, которая умерла от скарлатины. Следующим был дядя Ролянд, абсолютно не похожий на Рейхертов и скопировавший деда Давыда Христиановича по бабушкиной линии. Последним в 1938 году родился мой отец, которого назвали Анатолием – точная копия деда. Отца и деда скопировал и я, думаю поэтому бабушка Амалия безумно меня любила, меня и назвали в честь деда.

Продолжение следует....

+2
 Yakki отправлено
Автор, молодец. Историю своего рода надо знать и помнить. К сожалению, у нас долгие годы это не поощрялось.
+1
 KolyaKyrgyz отправлено
В школьные годы девушка у меня была немка по матери, и фамилия у них была Шмаль.
+1
 lilgal отправлено
У нас в Волгограде тоже немцев много, многие уехали в Германию, из Омска уехали почти все
-2
SPILBERRR отправлено
В середине рассказа какая-то муть. А так норм, для допроса покатит, подредактируем.


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь