51
За неделю до... #5
6 Комментариев в Авторские истории  

Начало тут


Но почему? – промелькнул вопрос.

Я не хочу, чтобы она покидала меня. Надо что-то решать. Надо что-то делать. Нельзя так просто валяться в кровати и ждать, пока эти пресловутые семь дней истекут. Надо решаться.


Решаться на что?


Что можно сделать?


Олег старался придумать отговорки. Сам себя убеждал, что это не Наташин плач. Но рациональная часть его воспаленного мозга говорила обратное.


Ты знаешь кому принадлежит этот плач. Ты знаешь, что случится через неделю ты все это знаешь. Поэтому не стоит заниматься самообманом.


Но обманывая себя, ему становилось легче.


Олег думал, что надо бороться. Нельзя все оставлять самотеком.


Но как бороться с невидимым противником. Как противостоять тому, кто никогда и никому не проиграл. Как можно воевать со старухой с косой, которая каждый день посещает миллионы людей. Которая витает над каждой живой душой и ждет своего часа.


Если я такой особенный и могу предвидеть смерть за семь дней до ее наступления, может у меня прибавится еще пара способностей, и я смогу обходить эту самую смерть. Или выбирать кому жить, а кому умереть. Надо подумать над этим…


Нет, не надо. Это бред какой-то. – тут же обрывал он бессвязный поток мыслей.


Надо думать, правильно. Надо мыслить логически. Что у меня есть?


У меня есть сверхспособность слышать чужие смерти. Чувствовать ее за семь дней до наступления. По крайней мере, пока что все люди у кого я слышал, умирали. Не было ни одного исключения. Будь ты хоть самый здоровый человек на планете, если слышен плач, то будь готов через семь дней отправиться на тот свет. И не стоит жаловаться на судьбу. Никому судьба не досталась легкой и светлой. Даже самая хорошая судьба может неожиданно повернуться спиной. Они, наверное, со смертью работают на пару, - пошутил Олег и на лице показалась легкая ухмылка. Недобрая ухмылка.


От нервов его начало потрясывать. Мысли разбегались как тараканы на свету. Ни собраться, ни подумать. Ничего не получается делать в этом проклятом состоянии. Все мысли только об одном.


Как спасти Наташу?


Олег хмурился и сильно жмурил глаза от обилия мыслей. Он старался найти выход. Проклинал себя, что не изучил эту способность прежде. Почему он этого не сделал? Авось чего бы и вышло. Ведь он когда-то услышал плач впервые. Может сейчас он услышит смех ребенка… или что-то вроде того.


Он думал, думал, думал…


Он не сразу заметил, что Наташа проснулась. В ночнушке, она бесшумно поднялась с кровати и так же бесшумно скользнула в ванну. Олег провел ее взглядом, словно пытаясь навечно отпечатать ее образ в памяти.


Мысли до сих пор атаковали его воспаленную голову. Иногда он брал перерыв и насильно переставал думать, стараясь отвлечься. Смотрел на белый потолок с мелкими трещинками. Наблюдал за паутинкой в углу. Любовался снежинками за окном.


На некоторое время он даже позабыл об утреннем инциденте. Точнее забыл о той адской боли, которая пронзала его голову изнутри. О помутнении зрения и рассудка. Отныне все его внимание было сосредоточено на проблеме поиска решения. Каждый вопрос обрывался глухим тупиком. Куда бы ни уходили его мысли, все упиралось в непробиваемую стену, под названием – Так должно быть!


Но Олег отказывался в это верить.


Говорят, что выход есть из любой ситуации. Возможно и сейчас, этот самый выход, это решение, лежит где-нибудь на поверхности, как это часто и бывает. Надо всего лишь присмотреться. Или же наоборот. Абстрагироваться от реальности и решение придет само.


Он постарался проделать эту процедуру, насильно заставляя себя думать о работе. О родителях, о том, что надо бы заменить мебель в квартире. Чем заняться завтра, как провести время…


Но хватало его ненадолго. Он и сам не замечал, как с простых вопросов, перескакивал на назойливую тему скорой кончины.


- С тобой все хорошо? – спросила Наташа, ныряя под одеяло.


- Что? – словно из транса вышел Олег и резко посмотрел на Наташу.


- Бледный ты какой-то. Все хорошо?


- Да, все нормально. Просто… чувствую себя не очень.


- Съел чего-то?


- Нет. Все нормально. Мне просто надо еще полежать чуть-чуть.


- А мы сегодня вечером пойдем куда-то? – спросила Наташа, и голос ее мгновенно стал звенящим и игривым. Уж чего-чего, а выпрашивать она умела.


- Я как раз думаю над этим.


- Хо-ро-шо, - улыбаясь, сказал он. – Тогда не буду тебя отвлекать.


- Чего?


- Отвлекать говорю не буду! – громче сказала она.


- Ты сегодня хорошо спала?


Наташа удивленно посмотрела на Олега.


- Да. Неплохо. Как всегда, в общем. Ты кушать хочешь?


- Да. Буду.


- Я пойду, приготовлю чего-нибудь. Есть предпочтения?


- Нет.


- Я тогда тебя позову.


- Зови.


- Какой-то ты немногословный. Ну, я пошла, - сказала она, но продолжала лежать на кровати, ожидая, своего утреннего поцелуя.


Олег знал это. Он приподнялся на локти и как механическая машина, прислонился губами к ее губам и тут же откинулся на кровать.


Наташа заметила перемену, но списала это на плохое самочувствие.


Олег повернулся к окну и с новыми силами погрузился в поиски ответов.


Мимоходом он наблюдал сквозь прозрачную штору, как танцуют снежинки. Как легкий ветерок подхватывает их и кидает на прочное стекло. Как они пляшут на заснеженном подоконнике. И этот воздушный танец снежинок на некоторое время отвлек его от гнетущих мыслей, за что Олег был ему искренне благодарен. Словно за какие-то доли секунды ему прочистили мозг.


Он с новыми силами погрузился в раздумья. И вдруг замер. Замер не только физически. Остановился и безумный ход его мыслей.


Нельзя решать проблему, не предупредив об этом Наташу. Но поверит ли она?


Надо было сказать ей раньше.


Или я думал, что она будет жить вечно.


Олег начал думать о том, как бы сказать Наташе об этом. С какой стороны подойти, чтобы она поверила. Может быть Вадима подтянуть, он все-таки единственный кто верит в его способности.


Стоп. А может она не хочет знать дату своей смерти.


Или устроить ей незабываемую неделю?


Олег испуганно отогнал эту мысль, подумав о том, а что собственно будет дальше.


Неужели он не сможет больше любоваться Наташей. Гладить ее короткие волосы. Смотреть в ее широкие глаза. Вдыхать аромат ее тела.


Их совместная жизнь казалась такой незыблемой и твердой, и совсем скоро это должно закончиться.


Олег и сам не заметил, как крохотная слезинка сбежала по щеке.


Он быстро вытер глаза, дабы не заметила Наташа, повернулся на бок и уснул.


Проснулся он днем.


Наташа в своей причудливой позе, закинув ноги на стенку и свесив голову с кровати, читала книгу. Она всегда выбирала самые причудливые позы и говорила, что так ей удобней.


Олег огляделся по сторонам. Было тихо и спокойно. Ему вдруг показалось, что утреннее происшествие, не что иное как кошмар. Обычный сон.


- Я просыпался утром? – хриплым голосом спросил он.


- Ага, - не отрываясь от книги сказала Наташа. - Там твой завтрак уже остыл давно. Поспи ты еще немного и твой завтрак превратился бы в ужин.


- Я сейчас встану.


- Ну-ка, посмотри на меня. - Наташа уставилась на Олега своими большими глазами и долго смотрела не отрываясь. – Ну вот, хоть щеки розовые стали. А то утром бледный был. Страшно было смотреть.


- Что-то нездоровилось.


- А сейчас?


- Вроде бы все хорошо.


Олег встал, прошел в ванну, где нашел мокрое полотенце, которое использовал как компресс. Нет, к сожалению, это был не сон.


Он позавтракал, точнее пообедал блинами с малиновым джемом, запивая все это дело крепким черным чаем.


Во время завтрака, он продолжал думать о том, как спасти Наташу. Мысли наслаивались одна на другу и в голове получался полный беспорядок.


Единственное что он выудил из этой бесконечной смены мыслей, так это то, что нужен свежий взгляд на проблему. Новый взгляд. Возможно человека постороннего.


Он набрал Вадима и предложил встретиться.


- Ты еще что-то умеешь? – как бы с шутки начал Вадим.


- Нет. Но у меня есть важная новость. Это не телефонный разговор, - сказал Олег, поглядывая из кухни в комнату. – Нам надо встретиться.


- Сегодня?


- Чем раньше, тем лучше.


- Я на работе.


- Когда заканчиваешь?


- Как обычно, в шесть или семь. Но сегодня чего-то работы так много привалило, что даже не знаю. А на завтра никак не перенести?


Олег понял, что работы у Вадима не прибавилось. А вот встречаться с человеком, кто чувствует чужую смерть, он не желает.


- Вадим, это очень важно. У меня нет времени. Нам надо... мне надо.


Несколько секунд молчания.


- Ладно, - неохотно сказал Вадим.


- Хорошо. Так, когда ты сегодня заканчиваешь.


- В шесть или в семь. Сегодня реально много работы.


- Тогда набери мне как закончишь.


- Сделаю.


Олег спокойно вернулся в комнату, где Наташа в очередной причудливой позе, пялилась в книгу. Ему захотелось подойти к ней, вырвать книгу из ее тонких рук и сжать ее. Сжать так сильно, как никогда прежде. Обнять и не отпускать до самой…


Он не закончил мысль.


Он действительно подошел к Наташе, насильно отнял книгу и, не реагируя на ее мнимый протест, обнял что было сил.


- Нууу… - натужено сказала она.


- Ты же знаешь, как сильно я тебя люблю?


- Знаю, - тяжело отвечала Наташа. – Но если ты меня так будешь обнимать, то любить будет некого.


Олег ослабил хватку, но не отпустил.


- Милая, - сказал он и немного отстранил Наташу от себя. – Мы сегодня никуда не поедем.


Наташа по-детски завернула нижнюю губу и, сделав жалобными глаза, спросила:


- Почему? Причина?


- Мне надо к родителям ехать. Отец звонил, просил помощи. Эта причина тебя устроит?


- Устроит, - тихо сказала она. – Родители это святое. Жалко я так мало была со своими.


- И мне жалко, - сказал Олег, а в памяти отчетливо всплыл дневник и ее детский почерк.


- Знаешь, иногда я вспоминаю их, и мне становится до боли обидно, что я толком их не помню. Смотрю на фото и вроде бы все отчетливо. Это папа, а это мама. У мамы такого цвета глаза, а у отца такого. Вроде бы все помню, но стоит забрать у меня фото, и они расплываются как в тумане. Обидно как-то. И помни, - серьезно сказала Наташа, - я никогда не встану между тобой и родителями.


- Я знаю.


- Я ведь у тебя умная?


- Конечно. А еще ты красивая.


- Это я и без тебя знаю, - отмахнулась Наташа и со звонким смехом вывернулась из объятий.


Олег вновь схватил Наташу, которая некоторое время пыталась вырваться, но он крепко держал ее за талию.


Когда Наташа смирилась, Олег с аккуратностью археолога положил ее голову на подушку. Он встал и отдернул шторы.


- Посмотри, как красиво.


Они оба всмотрелись в причудливый танец снежинок. Было настолько тихо, что казалось, слышно, как снежинки сталкиваются между собой.


- Они все такие одинаковые, - тихо сказала она. – Но, когда присматриваешься, видишь, насколько они разные.


- Как и люди.


Время нещадно летело.


Стрелка часов перевалила за три, а они все лежали на кровати, любуясь волшебным танцем за окном.


Олег хотел, как можно четче сохранить этот момент в своей памяти. Настолько ему было приятно, что он не хотел нарушать тишину.


- Я безумно хочу остаться, но мне пора. – сказал он.


- Так быстро. Ой! – воскликнула Наташа, когда посмотрела на часы.


Олег попрощался и поехал к родителям.


Он купил кое-какие печенья к чаю и быстро оказался у квартиры.


- Чего это ты без звонка? – вместо привета спросила мать.


- По пути ехал, решил заскочить.


- Это правильно, - похвалила мать принимая у сына пакет.


- Это Олег? – послышался из комнаты голос отца.


- Он, он! – ответила мать. – Проходи, мы как раз чай собрались пить, - обратилась она к сыну.


- Вовремя, - выдавил Олег улыбку.


Мать с удовольствием закрутилась на кухне, раскладывая гостинцы в тарелки. Помимо печенья, что привез Олег, на столе возник суп, половина нарезанного батона и свежий салат из овощей.


На кухню, как кот на запах, пришел отец.


- Холодно там? – спросил он Олега и кивнул в окно.


- Хорошо.


- А где Наташа? Чего не привез?


- Приболела, - соврал Олег. – Простудилась слегка.


- Пусть выздоравливает. Да, сядь ты уже! – прикрикнул отец на мать. – Хватит тут мельтешить перед глазами. Нарезала уже столько, что роту хватит покормить.


Мать замерла, отложила нож в сторону и уселась напротив сына. Она подперла руками голову и с улыбкой на устах уставилась на Олега.


Спокойно есть, когда на тебя вот так вот смотрят, довольно сложно. Олег отложил тарелку в сторону, но, посмотрев, на мать и заметив какое ей это доставило разочарование, придвинул тарелку обратно и продолжил есть.


Олег старался поддерживать разговор во время обеда, но все его мысли блуждали в стороне. Он думал, как бы задать этот каверзный вопрос. Мама с папой, конечно, поймут сыночка, но все-таки будет немного странно если он так прямо скажет, что слышит чужие смерти.


Он понимал, что время не на его стороне. А сегодня еще надо с Вадимом встретиться, кстати, что-то он не звонит. Уже шесть, а обещал набрать в семь. Значит, еще есть целый час.


- Ты никуда не торопишься? – спросила мать, заметив, как Олег смотрит на часы и ерзает на стуле.


- С другом еще встретиться надо.


- Ой, весь в делах. Весь в делах, - довольно улыбнулась мать.


И после этой фразы стало тихо. Словно закончились темя для разговоров. Только монотонный голос диктора тихонечко бубнил в уголке. Олег еще раз взглянул на часы. Стрелки с какой-то невиданной скоростью неслись по кругу.


- Я тут на днях фильм посмотрел, - боязливо начал Олег. – не помню, как называется, но суть в том, что там у молодого человека книга была. У главного героя. Он прочитал эту книгу и видел у людей дату их смерти. Фильм конечно так себе, но вот идея мне понравилась. Я даже задумался. Хотел бы я знать свою дату или нет. Вот, как-то так… - нелепо закончил он, понимая, что ничего у него не вышло.


Олег с опаской осмотрел родителей. Те же, в свою очередь смотрели на него, и на их лицах читалось лишь две эмоции: удивление и непонимание.


- Чего это ты? – спросила мать.


- Просто фильм рассказываю. Тот, что меня заинтересовал.


- Странные у тебя интересы.


- Не в этом дело, - начал оправдываться Олег, не оставляя попыток выведать нужные ему ответы. – У меня интерес в самой идее. К примеру, сказали бы мне, ты умрешь тогда-то и тогда. Стало бы мне от этого легче, или лучше было бы если бы я не знал.


Отец подозрительно посмотрел на сына, затем перевел взгляд на жену и громко прокашлявшись, сказал:


- Кхм… если рассуждать здраво, то… - он задумался на минутку. – А черт его знает, как лучше. Я сейчас вроде как прикинул и все равно не определился. Если не знаешь, то живешь себе как живешь и горя не знаешь. А если бы мне сказали, что меня не станет такого вот числа. И, если это обязательно будет правда. То… - он вновь задумался и машинально почесал затылок. – То, думаю я бы что-то изменил. Я бы постарался вытащить из жизни все соки. Иссушить ее до последнего. Пить жизнь большими глотками и не смотреть ни на кого! – разгорячено закончил отец.


- Сиди уже, - усмехнулась мать. – Иссушил бы он ее.


- Да, иссушил бы. Все бы вытянул до последней капли.


- Ну и чего же ты не сушишь?


- Так, я ж не знаю, когда мне в могилу, - оправдался отец. – Без этого, кажется, что проживешь вечность.


- А ты как бы поступила? – спросил Олег у матери.


- Я?


- Да-да… мне вот тоже интересно послушать. – Поддержал отец и поудобнее уселся, уткнув руку в колючий подбородок.


- Я бы… я… - мать была не готова к такому вниманию и на некоторое время растерялась. – Меня отец сбил своим рассуждениями. Испил бы он. Иссушил бы. - она вновь задумалась. В кухне воцарилась тишина и только диктор никак не умолкал. – Конечно, зная сроки можно успеть сделать больше. Если тебе вдруг скажут, что через месяц тебя не станет, то ты вряд ли проведешь, хоть один день, лежа на диване. Постараешься что-то сделать хорошее. Помириться с родными. Попросить прощения… какую-то ты нехорошую тему поднял, - обратилась она к сыну.


- Мне просто понравилась идея, - отмахнулся Олег.


Внутри он был рад, что ему все-таки удалось выведать у родителей. Значит день прошел не зря. Кстати, сколько время?


Только он об этом подумал, как в кармане завибрировал телефон.


- Вадим звонит, - сказал Олег, доставая мобильник.


Он вышел в коридор.


Договорились встретиться через час.


- Мне пора, - сказал Олег, войдя на кухню.


- Передавай привет Наташе, - крикнул из кухни отец.


Мать была более вежлива. Она подала сыну куртку и при это постоянно приговаривала:


- Чего-то вы редко у нас бываете. Давайте на следующей неделе. Приезжайте вместе, я приготовлю чего-нибудь.


Как будто специально, - думал Олег, шнуруя ботинок.


- Обязательно приедем.


Олег пулей вылетел из квартиры, чувствуя невероятную тяжесть на душе.


Надо было ему ляпнуть, что они заедут через неделю.


Думая о своем и плавая где-то в собственных мыслях, он поехал на встречу.


- Давно ждешь? – спросил Олег, присаживаясь за столик.


- Прилично. – Сказал Вадим, хотя подошел совсем недавно. – У меня не так много времени, так что, если можно, то побыстрее.


- Хорошо.


Олег остановил пробегавшего мимо официанта и сделал заказ.


- Ничего у меня там не слышно? – натянуто улыбаясь, спросил Вадим.


- Я же говорил. Если что, то я сразу же сообщу.


- Ну, так, чего звал? В чем спешка?


- Дело в том, - стесняясь и боясь слов начал Олег. – В общем, я слышал плач рядом с Наташей.


- Ого. – Только и ответил Вадим. – Я даже не знаю, что сказать. Сочувствую.


Вадим даже пиво с едой отодвинул в сторону.


- А это можно как-то исправить?


- За этим я и приехал.


- То есть ты хочешь сказать, что я знаю, как ее спасти? Извини, но я вынужден тебя разочаровать.


- Я не за этим пришел. – Олег глубоко вздохнул. – Мне нужен человек с чистым, непредвзятым взглядом. Сейчас у меня главный вопрос. Стоит ли об этом говорить Наташе. И если да, то как?


- Конечно, говори, - не задумываясь, сказал Вадим.


- С этим ладно. Пропустим. Вопрос второй. Как ей это сказать?


- Подходишь и говоришь.


- А тебе не кажется, что это будет выглядеть странным и она мне не поверит.


- Тогда, расскажи ей все.


- Просто подойти и сказать?


- Ага, - Вадим все-таки дотянулся до хрустящих сухариков и закинул один в рот.


- Но…


- …никаких, но. – прервал Вадим. – ей, надо сказать. Ты ведь не зря можешь слышать этот крик. Как говорится, предупрежден, значит вооружен.


- Это да, но…


- … без, но. – Снова оборвал Вадим.


- Я тоже об этом думал. Вроде бы так даже лучше. Типа больше успеешь.


- Ну вот, сам плюсы нашел. А чего ты ей раньше не сказал?


- Я думал.


- Думал он. Надо было говорить сразу. Как мне.


- Ага, конечно. Я ведь не твой плач слышал.


Вадим отпил пива и в это время официант принес заказ Олега.


Олег вцепился в чашку горячего чая как в спасительный круг.


- Я так понимаю, основной вопрос ты решил? - спросил Вадим и посмотрел на часы.


- Не совсем. Я и сам предполагал, что мне надо будет ей сказать. Теперь мне нужна твоя помощь, чтобы ты подтвердил ей мои слова.


- Я?


- А кто? Ты единственный человек кто знает о моих способностях.


- Я прям как оруженосец при верном рыцаре.


- Короче, - сказал Олег и выставил локти на стол. – Я скажу ей сам. И, если она не поверит, то в дело вступишь ты. Так нормально будет?


- Нормально.


Олег замялся.


- Говори, - сказал Вадим, видя, как друг ерзает.


- У нас кроме слов ничего нет.


- Надо постараться убедить.


- Надо очень сильно постараться чтобы убедить человека в этом. А с Наташей надо вдвойне постараться.


- А как насчет твоих доказательств с этой, глухонемая которая?


Олегу не понравилось, как Вадим отозвался об Ольге, но он смолчал.


- Давно это было.


- Может быть хоть как-то использовать.


- Может быть… может быть.


Олег обхватил голову руками. Задумался.


Фоновая музыка стала громче. Видимо бармену нравилась эта песня и он решил не упускать возможности и послушать ее еще раз.


- Есть закурить? – неожиданно для самого себя спросил Олег.


- Ты же не куришь.


- Сегодня исключение.


- Тогда пошли.


Они вышли на улицу. Снег продолжал валить густыми хлопьями.


Олег долго обнюхивал сигарету, прежде чем закурил.


- Я боюсь этого разговора, - в сторону сказал он. – Прикинь, если бы я тебе такое сообщил. Как бы ты отреагировал.


- Ты же знаешь, я все продумал.


- Да-да… помню я про твой список.


- Подводя итог, хочется заметить, что ни к чему наш разговор не привел.


- А ты чего ждал? – задал резонный вопрос Вадим.


- Не знаю. Наверное, я надеялся на чудо. Шел к тебе с таким ощущением, как будто ты знаешь ответ. Я догадывался, что мы не найдем ответа, но где-то там… - Олег ткнул себя в грудь. – Где-то здесь, я надеялся, что ты мне поможешь. Спасибо что нашел время и приехал. Просто мне очень обидно, что я ничего не могу сделать.


- Ты можешь сделать ей незабываемые последние семь дней.


Олег вздрогнул от слова «последние».


Как легко он говорит об этом, - подумал Олег.


Интересно, как бы он заговорил, если бы я сказал, что услышал его плач. Каким бы светом сейчас искрились его глаза. Хм… а может сказать? Может проучить?


Они вернулись в помещение. Но оставались там недолго.


- Может счет? – с надеждой в голосе сказал Вадим.


Официант быстро принес счет.


- Я оплачу. – Опередил Олег.


Уже на улице, они крепко пожали друг другу руки и разошлись по разным сторонам.


Олег шел погруженный в думы. Но мысли его нисколько не отвлекали. Он как бы плыл в пространстве не касаясь реальности.


Пушистый снег падал с неба. Желтый свет фонарей нежно подсвечивал девственный белоснежный ковер.


Целый день прошел, подумал Олег. Иногда это кажется долго, но сегодня время пролетело как пуля.


Это значит 12 часов из... сколько там в неделе? Он начал высчитывать точное время и заметил, что эти мысли приятно отвлекли его. Для надежности он еще раз высчитал и вышло 168 часов. Отнять 12 и получится, что осталось 156 часов.


Кажется, довольно много. Но это ничто по сравнению с целой жизнью.


Олег дошел до метро, но спускаться не решался.


Метро – это всегда много людей. А толпы – это значит, что вероятность услышать крик будет намного больше.


Но поездка выдалась удачной. Один раз поезд остановился в тоннеле и как всегда возникла гробовая тишина. Слышна была музыка из чужих наушников, тяжелое дыхание людей и редкий скрип вагона. Затем машинист едва разборчиво предупредил о том, что поезд отправляется. Вагон качнулся и начал набирать ход. В окнах пролетели толстые кабеля и тусклые фонари.


Олег вышел из метро, стараясь быстро углубиться во дворы.


Что-то послышалось. Плач? Вроде бы плач… он ускорил шаг и проскочил людное место.


Показались знакомые дворы. Редкие прохожие встречались ему на пути. Снег умерил силу и теперь валил не так густо, как час или два назад. Вместо этого поднялся ветер, который подхватывал упавшие снежинки и долго крутил их в вихре. В углах домов намело высокие сугробы.


Олег шел по чистому снегу. Приятное чувство ностальгии поднялось в душе. Нетронутый ковер снега, который даже жалко портить. Протаптывая тропинку, Олег шел, оставляя за собой лесенку следов, которые через час исчезнут.


Впереди шел прохожий. Мужчина лет сорока, определил Олег, когда тот вышел под фонарный столб.


- У вас сигаретки не найдется? – спросил Олег.


Мужчина хмуро посмотрел на него, снял перчатки, сунул руку в карман и отдал пачку Олегу. Олег ухватился за край сигареты и вытянул одну.


- А прикурить?


Осуждающий взгляд прошелся по Олегу, мол: ни сигарет, ни огня. Мужик достал зажигалку и в этот момент волна детского крика накрыла Олега.


- Спасибо, - сказал Олег, жмурясь от боли.


- Все нормально? – спросил мужик, и голос его стал мягким и заботливым. – Все хорошо? – повторил мужик, но Олег этого не услышал.


Он постарался прочитать по губам и ничего не понимая, просто сказал:


- Да.


Олег огляделся по сторонам, но в пустом дворе кроме них никого не было.


- Подождите секундочку, - выдавил Олег, борясь с болью в голове.


Плач начал стихать и редкие звуки реального мира как через вату доходили до Олега.


- Точно все нормально?


- Да. Все хорошо, - ответил Олег и наконец-то смог услышать собственный голос. – Вы это… проведите последнюю неделю с семьей.


Егор Куликов

0
GAARA90 отправлено
Может это не для Наташи был плач.. А для...Гг...
0
vintly отправила
А мне вот что-то кажется, что совсем не на Наташину смерть был этот плач.
0
kambodga отправила
Я всё таки надеюсь,что Олег найдет способ спасти Наташу..И этот Вадим какой то мутный
0
 LePrikOn124 отправил
Вадим нормальное быдло :)
А Наташу ГГ обязан спасти.
0
 KISA.Larisa отправила
Вот уж правда выбор тяжелый: говорить или не говорить? Я, наверное, не осмелилась сказать....
0
 LePrikOn124 отправил
Я бы сказал.
Но есть шанс, что человек умрет именно из-за действий, которые решил сделать в последние 7 дней. Или самовнушение сработает. Тогда совесть замучает


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь