31
Хозяин Ясной Поляны. 14 (предпоследняя) Две бутылки
3 Комментария в Авторские истории  

Часть первая "Некий Игнатьев А.В."


Утро началось как обычно для всех. И совсем необычно для меня.

Противный голос бабки разносился по коридору.


- Подъем! Подъем!


Снова звон ключей, тяжелые шаги по линолеуму и скрип открывающихся дверей.


В этот раз меня выгнали вместе со всеми.


Пока мы умывались и чистили зубы, персонал тщательно просматривал палаты на наличие тайников. Хотя, что-то спрятать было бы проблематично. В палате кроме кровати была еще и тумбочка. По крайней мере, у Игнатьева она стояла. В моей же палате была лишь кровать. Одна кровать и окно с решетками.


Я долго стоял возле умывальника, пытаясь дождаться Саню. Но он избегал меня. Он промелькнул в комнате отдыха на одну секунду и скрылся.


После завтрака включили телевизор, и больные расселись по местам. Складывалось ощущение, что здесь никто никого не лечит. Просто живут. Точнее просто существуют, поедая завтраки, обеды и ужины. А между делом смотрят телевизор.


Я занял привычное для меня кресло в отдалении от всех. Стена надежно защищала тылы.


Я ждал появление голоса.


Но вместо голоса пришел Семенов.


- Доброе утро, - сказал он, улыбаясь в бороду.


- Доброе.


- Как ваше настроение?


- Хуже некуда.


- Ничего страшного. По первому времени у всех так. Все через это проходят.


Знакомая фраза.


- Я разрешу вам встретиться с семьей, но при одном условии.


Я вопросительно посмотрел на него.


- Если вы обещаете вести себя хорошо и пить таблетки, которые я вам пропишу.


- Как прошло общение с полицией? – спросил я, оставив его без ответа.


- Все хорошо.


- Вот так просто?


- А как вы хотели?


- Не будет никакого расследования? Вот так просто – все хорошо.


- А какое может быть расследование, если он повесился. Неприятно конечно, что полиция к нам зачастила. Но я списываю это на случай.


- Вы слишком много списываете на случайность, отказываясь видеть закономерность. – Грубо заметил я и встал с кресла.


Семенов отступил на шаг. Видимо слегка припухшая щека напоминала ему о моем ударе.


- О чем вы говорите. Какая к черту закономерность. Полину кто-то задушил. Этого я не отрицаю. А вот Алексей сам повесился. Пришла к нему белочка вот он и решил свести счеты с жизнью.


Голос Семенова был обычным. Это не могло не радовать. Он все еще считает меня нормальным.


- Ну, так что насчет таблеток и примерного поведения?


- Я постараюсь.


- Этого мало.


- А вы и вправду не видите, что в вашем отделении творится нечто странное?


Семенов улыбнулся и в этот раз посмотрел на меня так, как всегда смотрит на психов.


- Вы сейчас мне опять будете рассказывать про голоса?


- Нет.


- Обычные больные. Обычное отделение. Не вижу здесь ничего странного. Ладно, мне пора идти. У меня дела.


Знаю я твои дела. Зарыться в своем шикарном офисе и целый день любоваться грамотами, попивая кофе с коньяком.


Коньяк – промелькнуло в голове.


Голос говорил, что ему трудно управлять пьяными людьми.


Мне срочно надо напиться, - подумал я и вспомнил, что в моем чемодане до сих пор покоится две бутылки отменного вина.


Семенов заметил, что я провалился в свои мысли, и тихонечко ушел.


Я вновь остался наедине с психами.


Надеюсь, что я так и останусь отдельно от них.


День тянулся невыносимо долго. И весь день я ждал, что меня посетит голос. Ждал его с нетерпением и в тоже время боялся, что он все-таки придет.


Он и вправду пришел. Ненадолго. Кинул лишь пару фраз, как бы напомнив мне, что я не забыт.


Семенов вернулся с толпой медперсонала и я подумал что пришли за мной. Но меня они не тронули. Даже косого взгляда не бросили.


- Забирайте на процедуры, - сказал Семенов, указывая на кровати с лежачими больными. – Я приду чуть позже.


Бравые ребята послушно выкатили кровати и шумно поволокли их по коридору.


Ближе к вечеру, когда большинство больных разбрелось по корпусу, я присел рядом с Игнатьевым. Его друг старичок с морщинистым лицом недовольно посмотрел на меня, но смолчал.


- Теперь мы с вами на равных, - сказал я Игнатьеву.


Я боялся, что он вновь кинется на меня. Боялся его сурового лица и глаз, налитых яростью.


Но Игнатьев был тем самым добрым старичком с обвисшим лицом и лохматой головой.


- Вы позволите? – спросил я.


Игнатьев исподлобья посмотрел на меня и указал на стул.


- Извините, что прервал такую интересную игру, - сказал я старичку, который продолжал недовольно коситься на меня.


- Мы уже закончили, - сказал Игнатьев, отодвигая шашки в сторону.


Я огляделся по сторонам. Все как всегда. Кто сидит перед телевизором. Кто пялится в окно. Персонал на своем обычном месте возле стены.


- Вы просили меня о помощи.


Игнатьев повторил мое движение, осмотревшись по сторонам.


- Вам надо уходить отсюда.


- Я задам вам пару вопросов.


- Нет. Не надо. Он снова придет, - прошептал Игнатьев и глаза его налились страхом. Голос, как и подбородок, начали дрожать.


- Кто он?


- Голос. Он снова будет сидеть в моей голове, - прошептал Игнатьев.


- Вы знаете, кому он принадлежит?


- Нет. Не знаю. Не хочу знать.


- Как долго он вас ломал? – спросил я понял, что Игнатьев знает, о чем я говорю. – Как это случилось?


Игнатьев вновь подозрительно посмотрел по сторонам.


- Не знаю. Это случилось давно. Вначале были кошмары и голос. Потом была боль и я понял, что больше не принадлежу сам себе. Мне страшно. Помогите мне.


- Вы ведь не сумасшедший? – на всякий случай спросил я.


- Нет. Как и многие здесь.


- Но вас все равно продолжают тут держать.


- Это его рук дело. Он управляет нами.


- Всеми?


- ДА.


Игнатьев постоянно с опаской посматривал по сторонам. Мне показалось, он даже уменьшился в размерах. Втянул седую голову в плечи и сильно ссутулился.


- Как вы думаете, кому принадлежит голос?


- Вы тоже его слышите?


Я запнулся. Мне не хотелось говорить правды. Но это ведь не Семенов. Это обычный больной, которому вряд ли поверят, если он расскажет об этом.


- Да. Я тоже его слышу.


- Тогда вы пропали. Как и все мы. Вам не выбраться. Смиритесь с этим.


- Он не сломал меня.


- Это лишь вопрос времени.


- Много здесь нормальных людей?


Я придвинулся к Игнатьеву ближе.


- Я не знаю. Может быть, и я уже давно ненормальный. Я запутался.


Игнатьев начал дрожать. Он косился по сторонам и отказывался смотреть мне в глаза.


- Кто здесь нормальный? – повторил я вопрос.


- Не могу. Не хочу. Уйдите. Уйдите.


Игнатьев повысил голос и медбрат, который безразлично подпирал стенку, посмотрел на нас.


- Тише.


- Отстань. Я ничего не знаю. Не знаю.


Медбрат отлип от стены и пошел к нам.


Я встал со стула и вернулся на кресло.


У Игнатьева я правды не добьюсь. В общем-то, как и у остальных. Здесь как будто все повязаны одним делом. Одним голосом. Одним Хозяином.


Медбрат что-то спросил у Игнатьева, затем кинул презрительный взгляд на меня. Но подойти не решился. Он вернулся к своему посту возле стены.


Чуть позже, когда я шел в туалет, в стеклянной двери на лестничную клетку я увидел знакомую мне фигуру.


Это Катя.


Как я был счастлив видеть нормального человека в этом здании.


Я прильнул к стеклу и несколько раз постучал. Катя не видела меня. Или не хотела видеть. Она уже спускалась, когда я стукнул сильнее и пугливо посмотрел в коридор – никто ли не увидел?


Катя обернулась.


Она поднялась ко мне и приложила ручку к стеклу.


- Нам нельзя видеться, - прошептала она мне.


- Почему?


- Никто не должен знать, что между нами что-то есть.


- Катя мне нужная твоя помощь.


Катя огляделась по сторонам.


Я последовал ее примеру и еще раз осмотрел помещение. Никого. Несколько тел слоняются вдали. Медбрат вместе с психами смотрит телевизор.


- Ты можешь зайти?


Катя еще раз посмотрела по сторонам.


Она хотела. Я видел ее сомнения. То прикоснется к карману, где лежит ручка от всех дверей. То пугливо одернет, словно ухватилась за горячее.


- Если они узнают, то вообще запретят мне здесь появляться.


- Никто не узнает, - успокоил я Катю, хотя сам был не уверен в своих словах.


Катя все-таки достала ручку и открыла дверь.


Мне безумно хотелось обнять ее. Прижать. Вдохнуть аромат ее волос. Хотелось ее поцеловать…


Но я лишь отступил от двери и поплелся в другой конец коридора, где не было персонала.


Выдерживая дистанцию в пять-семь шагов, Катя пошла за мной.


- Я так рад тебя видеть, - сказал я и впервые за несколько дней улыбнулся.


- Что случилось? Почему тебя здесь держат?


- Это все из-за нервного срыва. Что говорит Семенов?


- Он не любит говорить о тебе, так что я почти ничего не знаю.


- А слухи?


- Слухи ходят разные. Что ты слышишь голоса. Что у тебя поехала крыша. Много чего болтают.


Я не выдержал и взял Катину руку. Но она отдернула и спрятала руки в карманах.


- Не надо. Если узнают что мы вместе, то будет только хуже.


- Катя, ты была права. Здесь действительно творится чертовщина. Я слышал голоса, - сознал я. – Только не говори Семенову. Я не хочу, чтобы он знал. Он конечно врач, но дело в том, что врач здесь не поможет.


- Я же тебе говорила, - сказала Катя то, что я меньше всего хотел услышать.


- Давай не будем сейчас бросаться в прошлое. Мне нужна твоя помощь. У меня в доме, в чемодане, есть вино. Тебе надо его принести.


- Витя не надо…


- Что не надо? Ты не понимаешь, что здесь происходит. Мне срочно надо напиться.


- Я разговаривала с твоей женой, - стеснительно сказала Катя. – Она рассказала о твоем прошлом. Еще она рассказала о том, как у тебя были проблемы с алкоголем. Проси что угодно, но вино я тебе не принесу.


- Ты не понимаешь! – процедил я через зубы. – Если ты не принесешь мне вина, то я здесь сдохну.


- Витя… - повторила она и пугливо отступила на шаг.


- Здесь есть человек, - решил я объяснить ей всю суть. – Этот человек может проникать другим в головы и управлять ими. Его голос я и слышу. Но он не сможет мной управлять, если я буду пьяный. Пойми, я не просто хочу налакаться. Мне это жизнь может спасти. Ты мне веришь?


Катя молчала.


Она хотела бы мне поверить. Выражение ее милого лица говорило о том, что она готова принятья меня таким, какой я есть на самом деле. Но вот глаза… глаза говорили что она мне не верит.


- Ты мне веришь? – повторил я, надеясь услышать положительный ответ.


Катя отступила еще на шаг.


- Катя…


- Я хочу тебе верить.


Она начала медленно двигаться спиной к выходу.


- Ты ведь сама говорила, что здесь что-то нечистое.


- Говорила, - послушно сказала Катя, продолжая удаляться.


- Разве ты не слышала голоса?


Катя помотала головой. По ее щекам потекли слезы.


- Я не смогу принести тебе вино. Я люблю тебя, но не принесу.


- Катя!.. – сдерживая голос, сказал я.


Она вновь покачала головой.


- Катя не делай этого. Ты меня убьешь!


- Я не могу, - сквозь слезы сказала она, продолжая отступать.


Я сделал шаг ей на встречу и упал, скорчившись от невыносимой боли в зубах.


А голос в голове произнес.


- Не стоит просить о помощи невинную девушку. Ты ведь и ее можешь потянуть за собой. А путь у тебя будет нелегкий.


В глазах потемнело.


Сквозь плотный шум, я услышал, как Катя бросилась ко мне. Она плакала. Мне даже показалось, что я чувствую, как она хлещет меня по щекам.


- Не стоит этого делать. – Повторил голос и исчез.


Зрение возвращалось медленно.


Первое что я увидел, это была заплаканная Катя. В стеклянных дверях дальше по коридору, появилось много врачей. Втаскивали какие-то кровати, а из-за стены на меня смотрел Саня.


Его огромные глаза и коротко стриженая голова выглядывали из-за угла.


- Сволочь! – прокричал я во все горло. – Я убью тебя.


Тьма вновь поглотила меня.


автор

+1
 karbafos отправил
То самое чувство ,когда ты и есть Игнатьев А.В (фото пропуска)
+2
 GubastiKudryash отправлено

))

+1
 fobiel отправлено
Прям под сигареточку подъехал :-) спасибо!


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь