3
Британская социальная реклама (впечатлительным подумать дважды, а то и трижды, перед просмотром)
22 Комментария  

Когда-то, шарясь на ютубе, наткнулась на этот ролик. Сказать, что осталась под впечатлением - не сказать ничего. Четыре минуты, казалось бы... А сидела потом в коматозе часа полтора. Никого не может оставить равнодушным, и подумать заставит далеко не дважды.

621
Дозорный с 12-го этажа. Фельдшер — о тех, кто вызывает скорую мешкам с листьями
18 Комментариев  

— Шо-о-о!!! Опять??? Да там три бригады уже было! Никого не нашли, — фельдшер с напарником вопросительно глядели на диспетчера.


— Езжайте, езжайте. Бабке с двенадцатого этажа виднее, валяется кто-то на газоне или нет. Если что, позвоните ей. Привет передадите.


— Она мне и без приветов уже по ночам снится в эротических снах, — бабка отличалась завидным постоянством, вызывая себе скорую регулярно, почти по часам.


Но сегодня её беспокоил некто, лежащий и замерзающий на мартовском газоне у неё под окном.


— Вот ведь старая ж...енщина, — подытожил напарник. — Поехали. Раньше съездим — раньше свалим.


***


— Уважаемая, — голос говорившего по телефону фельдшера истекал елеем. — Я вам не грублю. Я просто прошу вас выйти на улицу и указать место, где лежит мужчина.


В трубке опять задребезжал старческий фальцет.

— Да как вы мне можете говорить, чтоб я спустилась на улицу?! Я старая больная женщина. Я пять лет никуда из квартиры не выхожу. Сейчас я в комнату перейду и в окно вам точно укажу. Только трубку не кладите, чтоб вы слышали, что я говорить буду.


В трубке послышались характерные пошаркивания. Бабка начала свой неблизкий путь с кухни.


— Ага. Самый больной в мире человек, — слышавший разговор напарник грелся, пиная ногой чёрный мешок, набитый опавшими листьями. — Дочка не успевает её харчами снабжать. Уж и мы, и участковый врач сколько раз ей говорили: бабушка! нельзя столько жрать! От того и давление, и всё остальное. Не. Не понимает. Булимия у неё что ли? Держи!!! — и напарник ловким движением ноги направил мешок с листьями в сторону фельдшера, всё ещё держащего около уха телефон.


Фельдшер отреагировал молниеносно, и мешок полетел обратно. Так они разминались ещё некоторое время, пока шаги в телефонной трубке не прекратились. Движением руки фельдшер предотвратил очередной пас напарника и целиком переключился на разговор с бабкой. Но разговора не получилось. Бабка внезапно повесила трубку.


— Ну нет, так нет, — фельдшер сунул телефон в карман. — Бери. — Он указал напарнику на мешок. — Вот сюда положим, в кусты. Сдаётся, бабка мешок за человека приняла, а теперь поняла, в чём дело. Так что — в кусты. Чтоб бабкины одноклассницы не повторяли ошибки подруги.


***


— Жалоба на вас. Из самого высокого руководства, — диспетчер зубоскалил.


— Неужто? И от кого на сей раз?


— Ты последний на улицу ездил? Туда, где бабка из окна несчастного видела?


— Я. И на что пожаловалась старушка?


— Да не старушка — дочь её пожаловалась. В департамент. Что вы с коллегой лежащего на земле страдальца ногами забили, а потом забросили в кусты. Дочка уже весь Интернет заполонила страшилкой о врачах-убийцах. И такие комментарии пошли — закачаешься.


— А что ж дочка сама на улицу не вышла, раз такое дело? Мы бы на месте всё решили.


— А её в квартире не было. Ей мама всё по телефону во всех красках расписала. А остальное — дело техники и недалёкого ума. Но объясняться всё равно вам придётся. Надо же как-то отреагировать на бессмысленную жестокость убийц в синей форме?


— Ну надо, так надо, — фельдшер с деланой покорностью склонил голову. — Давай, что у тебя там на сей раз... Шо-о-о? Опять она???


— Езжайте, езжайте. Бабке с двенадцатого этажа виднее, кто там сидит на лавочке и замерзает. К тому же искусанный собакой.


***


Дядька в сером пальто и тренировочных штанах наслаждался жизнью. Он сидел на лавочке возле подъезда и украдкой, прямо из горлышка, потягивал пиво, косясь на окно второго этажа, чтобы не быть застуканным с поличным своей благоверной. Вокруг него, периодически тыкаясь носом в добрые хозяйские руки, кружил солидных размеров сенбернар, видно было, что он наслаждался прогулкой не меньше самого хозяина. И неуловимые лучи счастья исходили от этой мирной картины. Конечно, если смотреть на картину из окна машины скорой, а не с двенадцатого этажа.


***


— Надо будет ночью, как мимо поедем, мешок тот, с листьями, из кустов достать, — фельдшер с напарником возвращались на подстанцию. По телефону он уже разрулил ситуацию с предыдущим, а заодно и теперешним вызовами.


— Это ещё зачем? — напарник вопросительно вскинул брови.


— Положим на лавочку, где мужик сидел. Ну, тот, который собаку выгуливал. Эх-х. Ещё б туда собаку какую-нибудь бездомную приманить. А! Чёрт с ним! Шалить так шалить! Заскочим в магазин. Мяса купим грамм триста. В мешок засуну. The show must go on.

Автор: Дмитрий Беляков

Показать полностью
1151
10 забавных происшествий, которые могли произойти лишь на театральной сцене
32 Комментария  

1. «Гроза» Остpовского. Финальная сцена, героиня бросается в реку. Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. Но в этот день в суматохе их забыли положить. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy, зрители слышат оглушительный треск за декорациями. Актриса не теряется и выползает обратно со словами: «А Волга-то замерзла!»


2. Идет спектакль про Олега Кошевого. Актриса, играющая мать Олега, читает длинный пафосный монолог. Во время монолога падает занавес за сценой, за которым обнаруживается рабочий сцены, стоящий на табуретке и спокойно себе вкручивающий лампочку. Длинная пауза, зал замирает, гробовая тишина. Рабочий находит выход: «А Олег дома?»


3. Спектакль про Великую Отечественную. В одной сцене актеры изображали группу фашистов, причем одного из фашистов играл еврей по национальности. Так кто-то из-за кулис постоянно нашептывал: «Немцы, немцы, среди вас еврей!»


4. Столичный театр на провинциальных гастролях с чем-то шекспировским. В спектакле была сцена: над влюбленными в тихом саду пролетает купидон и мелодично напевает: «Я — купидон, любовь несущий...» Дома никаких технических сложностей с исполнением трюка не было. А в местном театре оказалось, что у каретки, к которой крепился трос с актером, слишком высокая скорость — актер просто не успеет произнести всю фразу в полете.


Техник, отвечавший за лебедку, не придумал ничего лучше, чем дождаться момента и резко остановить двигатель, чтобы дать возможность актеру произнести текст. И вот финал: сад, лунный свет, влюбленные смотрят друг на друга... В этот момент из-за кулис стремительной кометой в белых тряпках, роняя на головы актеров лук и стрелы, проносится херувим с криком: «Я — купидон... твою ж мать!»


5. Идет спектакль «Чайка» по пьесе Чехова. Как известно, в его финале должен прозвучать выстрел. Затем на сцену выходит доктор Дорн и говорит: «Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился». Пауза затянулась, и выстрела все нет. Дорн понимает, что нужно спасать положение. Он выходит на сцену и долго стоит, все еще надеясь на выстрел, которого по-прежнему не слышно. Тогда он произносит: «Дело в том, что Константин Гаврилович повесился». И тут раздается выстрел. Немного подумав, актер добавляет: «И застрелился».


6. Приезжает известный актер в провинциальный театр — играть Отелло. А Дездемона — юная дебютантка. Она, естественно, волнуется. И вот подходит дело к сцене ее убиения, она целомудренно лежит в кровати под балдахином, но... ногами не в ту сторону! Открывает Отелло с одной стороны балдахин — а там ноги. Ну что поделать, закрывает, томно изображает задумчивость. А Дездемона осознает, что лежит не в том направлении, и переворачивается. Открывает Отелло балдахин с другой стороны, а там... опять ноги!


7. Послевоенные годы, ГИТИС. Студенты часто подрабатывали в Малом театре в массовых сценах. Один из студентов играл «мишень» — в одной из сцен спектакля, где герой со сцены стрелял из лука, стрела летела за кулисы, а актер-мишень в этот момент быстро доставал другую стрелу, приставлял ее к груди и падал замертво.

Но в один день на спектакле присутствовали уважаемые политические фигуры, поэтому театре появлялись десятки новых «рабочих сцены» и «пожарных». И вот во время этой самой сцены бдительный «пожарный», увидев натянутый лук, выскочил из-за кулис, и стрела попала в него. А актер-мишень сделал все как всегда...


8. «Евгений Онегин». В одной из последних сцен Евгений прибывает на бал к своему старому другу и видит Татьяну (в малиновом берете). При этом звучит следующий диалог:


— Кто там в малиновом берете с послом турецким говорит?

— Так то жена моя.

— Так ты женат?

— Уже два года!


Но в этот раз все пошло не так. Во-первых, реквизиторы не нашли малинового берета и заменили его зеленым. А во-вторых, артист, игравший мужа Татьяны, и актриса, игравшая Татьяну, были братом и сестрой. Вот что из этого получилось.


Входит Евгений, подходит к другу и ищет глазами яркое малиновое пятно. Его нет... Находит глазами Татьяну:


— Кто там... в ЗЕЛЕНОВОМ берете с послом турецким говорит?

— Так то СЕСТРА моя! (растерявшись от вопроса)

— Так ты СЕСТРАТ?! (чувствуя, что происходит что-то не то, но до конца еще не осознавши)

— Уже два года!


Премьера была сорвана.


9. Актер во время спектакля «На всякого мудреца довольно простоты» забыл финальный монолог Глумова, а монолог немаленький, очень известный и актерски мощный. Но что сделал этот паразит — нельзя передать словами. Он сказал только одну фразу: «А вы, Софья...» — и с недосказанностью посмотрел на всех на сцене. Потом посмотрел в зал. И ушел... Как это было эмоционально!


10. Одного героя убивали практически в самом начале спектакля. В нем актер играл для души, а зарабатывал в основном ролью Деда Мороза на елках, о чем все знали. И график был весьма плотный, поэтому он старался по-быстренькому умереть и бежал на очередную елку. Умирал он, будучи застреленным, при этом старался упасть за кулисы, чтобы можно было сразу уйти.


Однажды коллеги решили над ним подшутить. Они специально разыграли сцену так, что ему пришлось падать, сраженным выстрелом, прямо посередине сцены. Что делать? Если останется лежать, не успеет на елку. В общем, пока коллеги разыгрывали сцену дальше, он нашел выход: начал потихоньку отползать к кулисам, в образе, страдая от ран. Но жестокие коллеги, заметив, пресекли попытку. Один сказал: «Добейте эту сволочь», а второй произвел контрольный выстрел в голову.



Источник: https://www.adme.ru/svoboda-kultura/10-zabavnyh-proisshestvi... © AdMe.ru

Показать полностью
930
"Вы звери". Фельдшер — о тех, кто перегораживает дорогу скорой
168 Комментариев  

(Ссылочка - собственно, та ситуация, которая сподвигла автора написать нижепредставленный текст. Теперь этих врачей хотят судить за халатность...)

Вам скучно жить? Вы хотите драйва? И чтоб без последствий? Добро пожаловать в Россию! Для вашего удовольствия у нас есть специальная служба, которая считается экстренной, но на самом деле совершенно безопасна и никому не нужна. Почему не нужна? Ну, так она же не к вам лично спешит, включив маяки и завывая сигналом? Не к вам. Значит — не нужна.


Поэтому смело можете перегородить ей дорогу и вытворять всё, что захотите. Медики ничего вам не сделают. Они на это не имеют никаких прав. А то, что кто-то нуждается в их помощи, — какая, в сущности, мелочь. Главное — это не к вам.


Максимум, во что вам обойдётся это удовольствие, — штраф за неуступление дороги машине со спецсигналом. Если, конечно, докажут.


Вам некуда выплеснуть эмоции? Вам надо изобличить и осудить? Но так, чтоб вам за это ничего не было? Опять же — к нам. В Россию. Опять же — скорая помощь. Медики не смогли уговорить водителя иномарки уступить дорогу? Не нужны нам такие медики, раз не могут общий язык найти с идиотом. Пешком поленились дальше отправиться? За что им только зарплату платят? Твари ленивые. Жалобу на них, раз чемоданы свои таскать по улице не хотят.


Бог с ним, с больным. Это же не вы. Это же не к вам. К вам-то они пулей полетят, когда жалоба до начальства дойдёт. И ящики свои понесут как миленькие. "И меня, если захочу, понесут на руках к машине, — считаете вы. — Да чёрт с ней, что стоит далеко, — не развалятся. Чем ещё им, медикам, заниматься? Только чаи пьют да на машине по городу катаются".


Что ж вы теперь-то стонете? Вам плохо? Звоните в скорую. Она обязательно приедет. Если, конечно, какое-нибудь быдло не перегородит ей дорогу. И если врачей не всех уволили по вашим предыдущим жалобам. Тогда — да. Приедут. Вовремя. Спасут. А как спасут, можете смело продолжать прыгать на капоты скорой помощи, куражиться, бить и резать медиков. Не вы же им должны — они вам.


А пока, всё, что мы имеем, — это смерть молодого человека, который так нуждался в нашей помощи. И всё равно, кого назовут виноватым, — он умер. Его не вернуть. Но это же не вы. Продолжайте в том же духе.


И мой вам совет: в следующий раз перегородите дорогу президентскому кортежу. Уверяю вас — такого экстрима вы больше никогда в жизни не испытаете. Клянусь Гиппократом. Да и мы вам больше никогда не понадобимся.


Вы звери, господа.

Автор: Дмитрий Беляков.

Показать полностью
289
"Они играют в ящик". Врач скорой — о том, что бывает с фанатами ТВ-целителей
13 Комментариев  

Как-то передали мне вызов: женщина, 63 года, болит живот. Через десять минут я выслушивал очередную историю из жизни столичных обывателей. Александра Николаевна, или просто баба Саша, давным-давно вышла на пенсию. Её время заполняли внуки, дети, старик-муж и телевизор, который она очень любила смотреть.



Сериалы о женских переживаниях занимали не всю эфирную сетку. И в промежутках баба Саша смотрела передачи о здоровье и укреплении его простыми домашними средствами. Они были для неё истиной в последней инстанции. Потому что лекарства — это сплошная химия, а химия вредна по определению. И так часто болит сердце, шалит печень, подводят колени и так далее по списку. К тому же лишних денег в семье никогда не водилось, а Митеньке к первому сентября нужно много чего купить.



И вот в один прекрасный день один телецелитель, который даже сейчас рекламирует по телевизору разные странные средства, задвинул бабе Саше такую идею. Нужно взять пять или шесть сушёных соцветий гвоздики, залить их горячей водой и настаивать в тёмном месте две недели. Принимая по полстакана два раза в день, можно избавиться от всех паразитов в организме сразу.



Откуда у бабы Саши в организме взялись паразиты и почему они не свели хозяйку в могилу, авторов передачи не интересовало. Рассуждали они от противного. Все болезни — от скрытых паразитов, и если вы в этих болезнях уже по самые брови, то пришло ваше время. И что может быть дешевле и эффективнее гвоздики. Она и то, она и другое, и третье. Её же ещё древние египтяне использовали. Так что это "есть наш последний и решительный бой".



Следуя инструкции, баба Саша продегустировала первую дозу. Настой оказался далеко не амброзией и явно отдавал тухлинкой, поэтому сидеть внутри не хотел и предпринял вялую попытку выпрыгнуть наружу. Это паразиты сопротивляются, решила смелая женщина. После второй порции под ложечкой засосало, и там появилась неприятная тяжесть. Наутро после третьей порции в желудке появились жжение и боли.



Через четыре или пять часов, когда боли стали нестерпимыми, мы с Александрой Николаевной и познакомились. Я выслушал всю эту историю. От промывания желудка, лекарств, а тем более поездки в больницу баба Саша категорически отказалась. "Там и без меня есть чем заняться", — здраво рассудила она. На мой вопрос о том, зачем же меня вызывали, был получен традиционный ответ: "А вдруг, если… Я хотела просто проконсультироваться. В общем, если станет хуже, то вызову".



На активный вызов (к больному, который отказался от госпитализации при остром состоянии, угрожающем жизни, через некоторое время снова приезжает скорая, это вызов называется активным) через три часа к бабе Саше ездил не я, но слышал, что боли прошли и чувствовала себя хозяйка неведомых паразитов вполне сносно. Поэтому не буду даже морализировать. Паразиты — они не в теле, они в мозгу, и вывести их оттуда нельзя. Их можно только выгнать.

Автор: Дмитрий Шишков.

Показать полностью
104
Вы станете убийцами, господа
90 Комментариев  

Мнение журналиста о грядущем (не дай бог) 3,14здеце.  


"Патриарх Кирилл подписал петицию о запрете абортов. Его позицию поддержал верховный муфтий. Правительство одобрило предложение Мизулиной о запрете бэби-боксов.


Ну, что вам сказать, ребят. Если вы одновременно запретите и аборты и бэби-боксы, вы начнете находить мертвых детей по помойкам и лесопосадкам.


Поздравляю. Вы станете убийцами.


Да-да. Именно так. В прямом смысле этого слова. Не косвенно и не опосредованно — а именно в прямом смысле этого слова. Если вы примете одновременно эти законы, вы — именно вы — заставите тех, кто мог просто сделать аборт, убивать своих уже родившихся детей.


Не подтолкнете. Заставите.


А сколько малолетних дур вы поубиваете и оставите инвалидами, когда они начнут народными средствами делать себе аборты по подвалам сами и попадать потом в реанимации от кровотечений и заражений, не подсчитает уже никто.


И если о всех ваших предыдущих человеконенавистнических законах еще можно было спорить, потому что там все-таки еще хотя бы теоретически можно привести довод об опосредованности, то здесь спорить будет уже совершенно не о чем.


Что происходит в ваших головах, я совершенно не представляю.



Убийцы.


Привыкайте к этому слову."


Аркадий Бабченко

39
Не спас. О том, почему в скорой умирают те, кто мог бы выжить.
9 Комментариев  

— Хоро-шо-жи-вёт-на-све-те-ви-ни-пууух... — фельдшер уже в тысячный раз произносил про себя слова этой песенки, пытаясь соотнести собственное дыхание и размеренный ритм движений непрямого массажа сердца.


Фельдшер качал больную уже двадцать минут. Всё, что она успела сделать, — это открыть ему дверь квартиры. Затем завалилась на пол в коридоре и перестала дышать. Больше в квартире никого не было.


Женщина, молодая, лет тридцати, умирала. Её сердце не билось, зрачки становились всё шире и шире, а фельдшер всё качал и качал. Он уже насквозь промок от пота, в душе появлялась обречённая пустота, а в голове тонким гвоздиком пульсировал мотив песенки, в которой Винни-Пух жил хорошо.


А жизнь была рядом. Совсем рядом. В стоящем справа рыжем ящике. Достаточно было открыть его, набрать шприцом из ампулы лекарство и ввести его женщине в вену. Но фельдшер был один. И некому было это сделать. Бросать реанимацию нельзя.


Ровно через двадцать минут зазвенел мобильный телефон бригады. Контрольный отзвон, если находишься на вызове больше 20 минут. Жизнь снова давала шанс. Можно было ответить, попросить помощь ещё одной бригады. Но фельдшер был один, и взять трубку было некому. Отвлекаться от реанимации нельзя.


А жизнь была рядом. Где-то на лестничной площадке слышались голоса. Можно было позвать кого-нибудь и попросить покачать, а сам он тем временем успел бы и лекарство ввести, и попросить подмогу через диспетчера. Но кто ж услышит крик из квартиры. А выйти на лестничную площадку некому — фельдшер был один.


Насчёт подмоги, конечно, сомнительно. Могли и не прислать. Зимой вот так же приехал, попал на инфаркт, попросил спецов (то есть спецбригаду) прислать — сказали: "Сам выкручивайся". Пофиг, что ты один. Так мужика и не спас. Генерала разведки, между прочим. При Советах коллеги генерала уже давно пустили бы карьеру главврача под откос. А теперь? Списали всё на диспетчера, да так, что она в реанимацию с инсультом попала. И всё. Ничего не изменилось. Как ездили по одному — так и ездим. Обмельчали нынче службы.



Опять зазвонил телефон.



— 30 минут. Ещё десять минут качаю, и всё. Время истекло, — фельдшер уже разговаривал сам с собой.


Через десять минут телефон зазвонил вновь. Автоматический контрольный прозвон бригады служил фельдшеру вместо часов.


— Всё, — фельдшер со странным спокойствием вышел на балкон, закурил, затянулся горьким дымом.


Затем вызвал полицию. Чуток остыв, вернулся в комнату. Автоматически заполнил документы. Телефон звонил ещё раз, но фельдшер уже из принципа трубку не снимал. Он знал, о чём его спросят, и знал, что он ответит. А посылать кого бы то ни было на три буквы сейчас почему-то не хотелось.


Полиция приехала быстро. Фельдшер на навигаторе нажал кнопку окончания вызова и тут же получил следующий. С тем же поводом, что и предыдущий: истерика. Вечером, на подстанции, его уже ждало распоряжение заведующего написать объяснительную — почему фельдшер не отвечал на телефонные звонки диспетчеров. Пахло взысканием.

Автор: Дмитрий Беляков.

Показать полностью
394
Десантники и арбузы. Фельдшер скорой — о работе в День ВДВ
12 Комментариев  

До начала 2000-х День ВДВ был ещё неофициальным. Но праздновался с размахом. Наученные горьким опытом владельцы палаток уже с вечера вывозили из них весь товар, а саму палатку закрывали, уповая на то, что в этот раз её не разгромят.


Уже с утра сотни десантников стекались в парк Горького, чтобы встретиться с друзьями, выпить водки, искупаться в фонтанах и поучаствовать в других традиционных игрищах: побузить, подраться, разорить пару-тройку ларьков с арбузами и прочей снедью.


Самые бесстрашные — с криком "За ВДВ!!!" — били себя по голове бутылками и в зависимости от результата либо шли гулять дальше, либо попадали в Первую градскую (благо, она рядом с парком) с сотрясением головного мозга и открытыми ранами на голове.


Также туда попадали битые, упавшие и сломавшие себе конечности. Но вторым диагнозом абсолютно у всех стояло "алкогольное опьянение".


В тот праздничный день торговец арбузами Азиз не внял голосу товарищей. Жажда заработать, пока все другие палатки закрыты, взяла верх над здравым смыслом. Уже потом наступило прозрение.


Потом — это когда все его арбузы были разбиты о головы и об асфальт, весы утонули в ближайшем фонтане, а сам Азиз, с синяком под глазом, в разодранном спортивном костюме, уворачиваясь от летящих арбузов и вспоминая все свои прегрешения, убегал под громкий рёв "За ВДВ!!!".


Дома, подсчитав убытки, Азиз взялся за сердце и вызвал скорую.


В дверь позвонили. Азиз открыл дверь... и начал медленно оседать на пол. Лицо его побелело от страха, а перед глазами опять, как и в парке, пронеслась вся его жизнь.


Но осесть до конца ему не дал фельдшер. Высокий, в синей скоропомощной форме, из-под которой выглядывала тельняшка с голубыми полосками, и в голубом берете, сдвинутом на затылок. Этот фельдшер-десантник ловко подхватил болящего под руку и усадил его на диванчик.


После нашатыря Азиз ещё раз посмотрел на медика. Тот стоял рядом, участливо вопрошая о самочувствии Азиза.


В тот праздничный день заведующий подстанцией не внял голосу рассудка и не дал фельдшеру отгул. Поэтому праздновать свой праздник, День десантника, приходилось прямо на рабочем месте. Пить, конечно, на работе нельзя. А вот надеть тельняшку под форму и берет на голову — нет такого приказа, по которому этого нельзя было бы сделать.


Это дежурство фельдшер запомнил надолго. Весь день, как и положено в праздники, уличные вызовы шли один за другим. Но пьяные и трезвые пациенты почему-то в этот раз не хамили, как обычно бывает, не угрожали жалобами и карами департамента. Они молча получали необходимую помощь, вежливо отказывались от госпитализаций и тихо уходили в неизвестном направлении.


Зато гуляющие компании десантников радостно кричали "Ура!" и махали руками, когда из громкоговорителя скорой раздавался сначала вой сирены, а потом девиз "Никто, кроме нас!!!". А из окна кабины высовывался по пояс медик скорой — в синей форме, в тельняшке, видневшейся из под лихо расстёгнутой рубахи, и в голубом, как небо, десантном берете — и махал им рукой в ответ.


Уходя с вызова, фельдшер получил от благодарного Азиза литровую бутылку "Абсолюта" — её после смены дружно уговорили за ВДВ.


Автор: Дмитрий Беляков.


P.S. От себя хочу поздравить всех причастных с праздником! Главное, чтобы головы были целы =)

Фото автора.

Десантники и арбузы. Фельдшер скорой — о работе в День ВДВ история, скорая помощь, врачи, десантники, день ВДВ, текст, длиннотекст, длиннопост
Показать полностью 1
391
"Халява, мэм". Фельдшер скорой — о том, как мигрантки приезжают рожать в Москву
114 Комментариев  

Получить в три часа ночи вызов на "больной живот" — это привычно. Непривычно было услышать, что живот заболел на улице в три часа ночи.


В карте вызова ни пол, ни возраст больного указаны не были. Хотя если это бомж, то без дополнительного осмотра определить пол и возраст навскидку бывает проблематично.


На площади у метро "Новогиреево" у палатки с мороженым сидела девушка лет двадцати пяти какой-то восточной национальности. Одна. Когда бригада увидела девушку, размер и форму её живота, её поведение, перспектива принять роды в машине замаячила сразу и беспощадно.


Попытки спросить у пациентки что-нибудь успехом не увенчались.

Ни удостоверения личности, ни медицинских документов — ни-че-го.


— Ладно, — сказал старший. — Быстро смотрим и ещё быстрее везём. Ближайший роддом необследованных не берёт. Едем на Фортунатовскую. Может, успеем. Дороги пустые.


Фельдшер обернулся к водиле:

— Шеф, если не успеем, назначу тебя главным акушером. Будешь тазик держать. Обещаю.


Молодой водила, который работал на скорой свою первую в жизни смену и шуток пока ещё не понимал, испугано надавил на газ. Старая, убитая "газель" рванула в роддом со скоростью 62 км/ч, которую не развивала уже последние два-три года. Если для водителя это была первая, то для "газели" — последняя смена перед списанием.


Бригада успела вкатить носилки в приёмное отделение, откуда роженицу сразу забрали в родильный блок.


— Девочка, — объявила вернувшаяся через три минуты медсестра. — Вы что ли привезли? Повезло ей. Где вы её взяли-то?


— У кинотеатра "Киргизия". Там палатка с мороженым недалеко стоит. Вот около неё и подобрали, — пояснила девушка-фельдшер.


— Что ж она там делала в такое время, да ещё одна, да ещё в таком состоянии? — изумилась больничная медсестра.


— А я почём знаю? — девушка-фельдшер пожала плечами и засмеялась. — Может, гуляла.


— Домой она шла, — не отрываясь от записей, произнёс старший по бригаде. — Увидела надпись "Киргизия" на кинотеатре — думала, граница. Вот и рванула напрямик. Чтоб, значит, на родине родить. Но не дошла. Поехали, — он взял напарницу за плечо и аккуратно подтолкнул к выходу. — А дочку, — тут он обернулся к медсестре — передай, пусть "Эскимо" назовёт. В честь палатки с мороженым. Или "Газелью".


Рожать в Москву приезжают со всего недалёкого зарубежья. Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, Украина — вот далеко не полный перечень стран, где родильный туризм в Россию приобрёл большую популярность.


Почему они едут сюда? Может, кто-то прячет так свои грехи. Ведь если там, на своей восточной родине, одинокая женщина окажется беременна, ей голову оторвут. А здесь она оставит ребёнка в роддоме и вернётся на родину, как будто ничего и не было. Может, медицина им наша нравится — надёжнее, чем у них там. А может, они наивно надеются, что родив здесь, гражданство получат.


И мы везём их в роддома. Пусть и не с улицы — со съёмных квартир, с рабочих мест — везём. Хотя бы раз в неделю — точно. Халява, мэм...


Автор: Дмитрий Беляков.

Показать полностью
1106
Сразу в рай
35 Комментариев  

Плохо онкобольному. Никто на скорой не любит такие вызовы. И сама болезнь, и та психологическая атмосфера в квартире больного, и то чувство, что чем-то существенно помочь ты не сможешь... Всё это оставляет гнетущий осадок собственной беспомощности и ненужности.


Дед реально умирал. Рак четвёртой степени. Без давления, без движения, находясь сознанием там, куда скоро и весь уйдёт навсегда. С кем-то разговаривал на непонятном языке, периодически открывая глаза, но уже ничего не видел на этом свете.


Вокруг — родственники, умоляющие сделать хоть что-нибудь. Не желающие понять сути происходящего.


Среда. Последняя среда перед Пасхой. Завтра Чистый четверг. Фельдшер был один. Да даже, если бы в бригаде было трое, как в советские времена, — что бы они сделали? Смерть беспощадна.


Но фельдшер всё равно поставил капельницу. Капельница для родственников — мерило врачебного долга. Есть капельница — значит, медик на совесть трудится. Нет — могут и жалобу написать. Плохо, дескать, работал ваш медик.


В капельницу было заряжено всё что можно. А может, и больше. Не знаю. Главное, чтобы в карте всё было написано по стандартам. Как будто все больные наши — стандартные. Но дед всё равно умирал.


— Что ж ты делаешь? — бормотал фельдшер, переводя капельницу на максимальную скорость введения раствора. — Мне ж писанины будет на полдня. И почему сегодня? Давай на Пасху. А? Говорят, кто на Пасху умирает, сразу попадает в рай. Давай, дед. Повремени.


Через пять минут дед задышал ровнее, артериальное давление пошло вверх и остановилось на отметке 100/60.


— Ну, как-то так, — произнёс фельдшер и, собрав пожитки, тихо удалился из квартиры.


Дед прожил ещё три дня и умер на Пасху, на рассвете. Констатировал его смерть тот же самый фельдшер. Душа деда точно в Раю. Ему фельдшер обещал. А Бог никогда не подставляет ребят со скорой.


Автор: Дмитрий Беляков.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь