-2
Помогите разобраться с компьютером.
11 Комментариев в Лига Сисадминов  

Проблема в том, что после установки пакета шрифтов, скачанных в интернете, шрифты во всех браузерах изменились. Искал в инете решение проблемы, не нашел. Предлагается зайти в настройки шрифтов браузера,  но там все шрифты проставлены стандартные, а в браузере, например на странице майла, шрифт заменен на похожий на Crash.


Вот так это выглядит. Особенно заметно в окне поиска.

Помогите разобраться с компьютером. Проблема в том, компьютер, вирус

Кто может подсказать, как от этого избавиться?

6
Сообщество интересных веток и комментариев Пикабу.
1 Комментарий в Создайте сообщество  

Предлагаю создать сообщество , в которое можно будет загружать интересные ветки комментариев на Пикабу. В посте, после скриншота ветки, как обычно должна быть ссылка на комментарий или на исходный пост. Думаю, будет интересно собрать все ветки в одном ссобществе.

-4
Главное в жизни - быть самими сабими.
8 Комментариев  

https://www.youtube.com/watch?v=6aLp064Yf1M

Видео старое, но БМ молчал.

1
Бренды, получившие шанс на вторую жизнь
4 Комментария  
Бренды, получившие шанс на вторую жизнь бизнес, история, длиннопост, истории бизнеса

Как говорят в австралийской компании Blue Star Line, в 2018 г. желающие смогут прокатиться на «Титанике‑2», точной копии легендарного лайнера. Новый корабль будет оснащен современными навигационными и спасательными средствами и отправится в плавание сначала по южным морям, на всякий случай успокаивают публику создатели нового «Титаника». Но в этих уверениях, кажется, нет необходимости: за билетами на лайнер уже выстраивается очередь.


Надо сказать, это не первая попытка возродить «непотопляемый» и затонувший в первом же плавании «Титаник». Завораживающий магнетизм самой идеи объясняют и популярностью голливудского кино, и неким, возможно, болезненным, но сильным увлечением темой катастрофы и смерти, на которой строится целая индустрия, предлагающая сильные впечатления от походов, например, в музей Джека-потрошителя, в тюрьму Алькатрас и т. п.


Вообще на кладбище брендов – бесчисленное количество надгробий: большинство переживших ту или иную катастрофу марок гибнет безвозвратно. Скажем, у авиакомпании Pan American или магазина музыки Tower Records, несмотря на культовый статус в прошлом, мало шансов на возрождение. Но из этого правила, как и из любого другого, есть исключения. И тогда мы имеем дело с брендом-зомби.


Они бывают разные. Одних, как растворимый какао Ovaltine, достают с пыльных полок в условиях кризиса, пытаясь сыграть на ностальгических настроениях потребителей. Другие прекращают существовать на домашнем рынке, но возрождаются на зарубежных. Так, вторая по величине американская пончиковая франшиза Mister Donut, проиграла в начале 1990‑х своему конкуренту Dunkin’ Donuts и ушла с рынка в США, но в то же время начала разворачиваться в Японии на волне интереса к западной культуре, для которой, кстати, очень характерна ностальгия. В общем, как сказал еще в 1998 г. ныне покойный американский комик Джордж Карлин, «у Америки нет понятия «сейчас». Наша культура состоит из сиквелов, повторов, римейков, возрождений, переизданий, перевыпусков, адаптаций, юбилеев, памятных дат, старого доброго радио и коллекций ностальгических пластинок».


Старое кружево


Ключевое условие успешного возвращения бренда-зомби – место в коллективной памяти потребителей. Некоторые «реаниматоры» полагаются на недавние воспоминания. К этой группе можно отнести возвращение в 2012 г. новой версии бешено популярной в 1999‑м интерактивной игрушки Furby. В иных же случаях обращаются к памяти настолько давней, что хранится она только среди узкого круга людей, с пиететом относящихся к легендам прошлого. Характерный пример – волна реанимации европейских домов мод XX в., начавшаяся в конце 2000‑х.


Большинству покупателей имя Мадлен Вионне ничего не скажет, но для истинных знатоков моды Вионне – кутюрье Марлен Дитрих и Греты Гарбо, королева кроя в промежутке между двумя мировыми войнами, придумавшая так называемый крой по косой, когда выкройку располагают на ткани по диагонали, благодаря чему получается платье со стройнящим силуэтом и минимальным количеством швов. Ее последняя коллекция вышла в 1939 г. Но за возрождение бренда Vionnet с энтузиазмом взялись современные фэшн-бизнесмены. Сначала в 2006 г. француз Арно де Люмен, семья которого владела правами на марку с 1988 г., объявил о скором выходе новой коллекции Vionnet, а спустя три года права на бренд перекупил Маттео Марцотто, наследник итальянской текстильной династии. Затем судьба легендарной торговой марки оказалась в руках казахской газово‑нефтяной принцессы Гоги Ашкенази. Но даже при смене владельцев (и дизайнеров) некогда похороненный дом высокой моды продолжает жить в новом тысячелетии.


В 2007 г. итальянский бизнесмен Диего Делла Валле приобрел модный дом Schiaparelli и спустя несколько лет решил вернуть к жизни этот некогда знаменитый люксовый бренд. Эльза Скиапарелли, конкурентка Коко Шанель, поражала воображение Парижа 1930‑х такими модными новшествами, как женские шорты и разноцветные молнии. Даже само понятие pret-a‑porter, массовое производство моделей высокой моды якобы придумала она. Но в условиях скудного, чтобы не сказать аскетичного, потребления после Второй мировой войны в 1954 г. Эльза Скиапарелли была вынуждена закрыть свой бизнес.


От французской марки люксовых сумок Moynat, основанной еще в 1849 г. и названной в честь единственной в свое время женщины-дизайнера сумок и чемоданов Паулин Мойна, к 1970‑м осталось только имя. И так было, пока бренд не купил владелец LVMH Бернар Арно, сделавший возрождение Moynat личным проектом.


Весной 2014 г. киномагнат Харви Вайнштейн объявил о намерении вернуть к жизни закрытый еще в конце 1950‑х модный дом Charles James, основанный британским дизайнером, заслужившим славу первого американского кутюрье.


Наконец осенью 2015 г. права на бренд Paul Poiret (Поль Пуаре – французский Пикассо моды, разорившийся еще во время биржевого краха 1929 г.) выкупила корейская компания Shinsegae International.


Назад в будущее


В основе стратегии восстановления старых брендов лежит экономический расчет. Создание и раскрутка марки с нуля требуют миллионных инвестиций и многих лет. Возрождать к жизни известную марку – все равно что начинать гонку на полпути к финишу: узнаваемость, а часто и безусловная лояльность клиентов уже налицо. Это особенно актуально для автопрома, активно пользующегося наработками 100‑летней давности, когда новые имена в автомобилестроении появлялись с периодичностью современных мобильных приложений. Иногда речь идет о возвращении к собственному прошлому компании. Хрестоматийный пример в этом смысле – Volkswagen Beetle, не только самый заметный, но и самый любимый автомобиль XX в. С момента его премьеры в 1949 г. в одной Северной Америке было продано 20 млн машин этой марки, но в 1977 г. производство «Жука» прекратилось. Спустя 20 лет Beetle, как известно, неожиданно воскрес в форме переосмысленной классики. Beetle конца 1990‑х сочетал современную функциональность с ностальгией по прошлому.


Бывает, что в качестве «зомби» выступает просто забытое название, которое, как надеются производители, даст второе дыхание бренду. Lincoln Motor Company, основанная бывшим менеджером подразделения Cadillac в GM Генри Лиландом в 1917 г. в Детройте, самостоятельно просуществовала всего несколько лет. В 1922 г. компанию на грани банкротства купил Генри Форд, озабоченный растущей конкуренцией с General Motors, которая на тот момент превосходила Ford Motor благодаря своему модельному ряду. С тех пор Lincoln, как стали называть марку люксовых авто, сократив название приобретенной компании, стала собственностью Ford Motor и, по мнению многих, потеряла часть своей привлекательности. В 2012 г. компания Ford, как и весь автопром, переживавшая острый кризис, решилась на пересмотр своих активов и, в частности, закрыла подразделение Mercury, а возродила бренд Lincoln Motor Company. В рекламе новых авто появился Авраам Линкольн, в честь которого Генри Лиланд изначально назвал компанию. Сыграла на руку производителям и совпавшая по времени премьера байопика Стивена Спилберга о жизни президента США.


Если уж на то пошло, Bugatti тоже с уверенностью можно отнести к «зомби»-брендам. Со дня основания компании в 1909 г. логотип EB (инициалы основателя марки Этторе Бугатти) на фирменных голубых болидах означал скорость, мощность и роскошь, а также количество наличности, необходимое для оплаты всего перечисленного. Но бизнес Bugatti подорвала Вторая мировая война: его завод в Эльзасе разбомбили, да и кому был в то время нужен «люкс»? В 1953 г. компания прекратила существование. Несколько попыток возродить бренд в течение следующих десятилетий не принесли больших результатов, пока в 1998 г. марку не выкупил Volkswagen. Венцом разработок новой команды стал Bugatti Veyron – гиперкар, официально представленный публике в 2005 г.


Во многом похожая история произошла с маркой Maybach: компания Вильгельма Майбаха, выпускавшая автомобили класса люкс с начала 1920‑х, во время Второй мировой перешла на производство авиационных двигателей и так и не вернулась к машинам. В начале же 2000‑х Daimler-Benz воскресил марку Maybach, выпустив модели Maybach 57 и Maybach 62 (цифры соответствуют длине авто в 5,7 м и 6,2 м. Но эта реанимация обошлась слишком дорого: на каждом автомобиле Maybach концерн Daimler-Benz терял около 300 000 евро, и в 2012 г. было объявлено о свертывании выпуска продукции под данным брендом – этот «зомби» снова отправился на кладбище до новых лучших времен.


Жизнь после жизни


Бренды-«зомби» в некоторых случаях имеют с оригиналами лишь отдаленное сходство. Новые владельцы кофейного бренда Brim, крайне популярного в США в 1980‑х, но забытого уже в 1990‑х, например, наплевали на то, что раньше под этим брендом продавали кофе без кофеина, и ныне торгуют кофеварками. Фирма Bell & Howell, основанная в 1907 г. в Иллинойсе двумя киномеханиками, около 80 лет производила кинопроекторы и фотоаппараты. В начале 2000‑х компанию поглотила немецкая Bowe Systec, а в 2011 г. частные инвесторы Versa Capital Management выкупили бренд и возродили его, – но уже для производства оборудования для почтовых отделений, не имеющего ничего общего с кинопроекторами.


Американская сеть Linens 'n Things, основанная в 1975 г. на идее торговли качественными, но доступными товарами для дома (в основном текстилем) процветала несколько десятилетий. Рецессия 2008 г. довела компанию до банкротства, но уже через год бренд Linens 'n Things появился в новом обличье – как интернет-магазин, торгующий, впрочем, тем же товаром. Napster, один из немногих цифровых «зомби», тоже принципиально изменился. Сервис, позволявший пользователям бесплатно обмениваться музыкальными треками, придуманный бостонским студентом в 1999 г., прославился как первый и потому бешено популярный файлообменник, который после нескольких исков от звукозаписывающих компаний по решению суда в 2001 г. закрыли и обязали к выплате миллионных штрафов. Но имя и логотип Napster успела выкупить на аукционе по случаю банкротства компании некая фирма Roxio. Сменив нескольких владельцев, бренд в результате возрожден как вполне легальный музыкальный сервис, предлагающий музыку для скачивания по платной подписке.


(с)Анна Коппола

http://ko.ru/story/item/131954-inogda-oni-vozvrashchayutsya

Показать полностью
-1
Социальное предпринимательство: прибыль на благотворительности
2 Комментария  
Социальное предпринимательство: прибыль на благотворительности бизнес, саморазвитие, бизнес-идея, длиннопост, истории бизнеса

Блейка Майкоски не назовешь самым богатым и влиятельным бизнесменом в мире, зато он с легкостью мог бы завоевать приз зрительских симпатий. Дело не только в по-голливудски фотогеничной внешности предпринимателя, хотя и она немало помогла ему в жизни. Сердца миллионов покорили идеи социального предпринимательства Майкоски.


За девять лет идеи Майкоски принесли его компании по производству парусиновых тапок незамысловатого дизайна TOMS Shoes около $400 млн и, как выразилось одно издание, «чистую карму». Более того, его бизнес стал примером для подражания, породив моду на так называемые бренды с совестью, старающиеся быть или хотя бы выглядеть хорошими.


Пионерами того, что сегодня называют социальным предпринимательством, считают Роберта Оуэна, владельца текстильной фабрики из Уэльса, который предоставлял своим рабочим массу социальных привилегий еще в начале XIX в. и заложил основы кооперативного движения, и Флоренс Найнтингейл, открывшую в Англии в 1860-х школу сестер милосердия из чистого альтруизма. Одним из первых детских садов авторитета дошкольного образования, итальянки Марии Монтессори, Casa dei Bambini, был открыт в 1906 г. в Риме для детей малоимущих родителей.


Но как феномен социальное предпринимательство, или социально ответственный бизнес, сформировалось только в 1970-х. Авторство термина часто приписывают американцу Биллу Дрейтону, который основал первый в мире фонд содействия социальному предпринимательству Ashoka: Innovators for the Public. Название фонда отсылает к императору Ашоке, правителю империи Маурьев в Древней Индии, прославившегося заботой о подданных.



Одним из первых бизнесменов, который взял за правило делиться частью прибыли с некоммерческими организациями, был Джеффри Холлендер, начавший 1998 г. производить экологичные чистящие средства: 10% прибыли до вычета налогов его компания Seventh Generation отдает НКО, занимающимся охраной окружающей среды. Интернет-магазин подержанных книг Better World Books, основанный тремя выпускниками Университета Нотр-Дам в Индиане в 2002 г., часть своего товара и прибыли регулярно жертвует организациям по борьбе с неграмотностью. Идеи бангладешца Мухаммада Юнуса, выросшие из понимания социальных потребностей обездоленных, принесли ему в 2006 г. Нобелевскую премию мира. Примерно тогда и начался бум социального предпринимательства, заметную роль в котором сыграла TOMS Shoes.


Это уже серия


С ужасами нищеты Блейк Майкоски столкнулся уже взрослым, за пределами США. Сам он рос в достатке, будучи представителем американского среднего класса, причем его верхушки. Отец Блейка Майк Майкоски – хирург-ортопед, мать – автор кулинарных книг. Блейк родился в 1976 г. в техасском Арлингтоне. Там же начал играть в теннис, и так хорошо, что Южный методистский университет в Далласе принял его на учебу как спортивного стипендиата. Но выступать за alma mater на теннисных турнирах долго не довелось – спортивная карьера Блейка закончилась из-за травмы сухожилия.


Уже на втором курсе колледжа он основал свою первую компанию – EZ Laundry. Это была служба стирки и химчистки с доставкой, идею которой подсказало отсутствие прачечной на территории университетского кампуса. Майкоски, которому было тогда всего 18, работал по предоплате, собирая заказы у студентов и отвозя их в одну из местных химчисток. Для раскрутки своего бизнеса он воспользовался помощью университетских красавиц, уговорив их носить футболки с надписью I’m an EZ girl.


Спрос на услуги Майкоски был бешеным. EZ Laundry открылась в еще нескольких университетах. В распоряжении Блейка теперь было 40 собственных сотрудников и восемь грузовиков, прибыль приблизилась к впечатляющей для студенческого бизнеса отметке в $1 млн. Но Майкоски не собирался до конца жизни заниматься стиркой чужого белья. Он продал компанию и переехал в американскую столицу кантри-музыки Нэшвилл, где открыл агентство наружной рекламы Mycoskie Media, которое в основном занималось маркетингом музыкальных фестивалей, и тоже довольно успешно. Через год после открытия прибыльное агентство заметил американский гигант наружной рекламы Clear Channel и сделал Майкоски предложение, от которого тот не смог оказаться.


Еще одна строчка в биографии бизнесмена – кабельная телесеть Reality Central в Лос-Анджелесе, соучредителем которой он стал вместе с Ларри Неймером, основателем кабельного канала E!. Предпосылкой к этому стала неожиданная для Майкоски карьера телезвезды. Привлекательный внешне Блейк Майкоски сначала участвовал в телешоу холостяков на телеканале FOX, а затем вместе с сестрой Пейдж прошел кастинг в реалити-шоу CBS The Amazing Race, где пары участников носятся по свету (на разнообразных транспортных средствах и пешком) в погоне за призом в $1 млн. К финишу в Аргентине Блейк и Пейдж опоздали на четыре минуты – приз ушел другой команде. Но именно в этой стране Майкоски нашел идею для нового успешного проекта.


А где же Том?


Поражение в телеигре было обидным, но не испортило впечатления от Аргентины. В 2006 г., развивая уже четвертый по счету стартап (онлайн-курсы вождения для подростков), Майкоски все же решил провести там долгий отпуск. Время пролетало за игрой в поло и уроками танго, пока в кафе Блейк не познакомился с американкой, работавшей волонтером по программе предоставления помощи бедным, и не загорелся этой идеей. Вместе с волонтерами Майкоски взялся развозить бесплатную обувь по аргентинским деревням. Его поразило число босых людей, в особенности детей, с порезанными и воспаленными ступнями. Волонтерская организация, к которой Блейк присоединился, собирала в Америке обувные пожертвования (в основном малоношеный секонд-хенд) и отправляла в страны третьего мира с высоким уровнем бедности. Но волонтеры не могли контролировать ни количество, ни размер присылаемой обуви. Так что слезы тех, кому не досталось ботинок или достались не подходящие по размеру, были обычным делом. Майкоски сначала хотел заняться сбором пожертвований детской обуви самостоятельно, считая, что сумеет организовать дело лучше. Но потом ему пришла в голову идея коммерческого предприятия, которое делится с нуждающимися частью своей продукции: на одну проданную пару обуви одна должна уходить на благотворительность. Для этого, конечно, себестоимость обуви должна была быть низкой. Блейк подумал о традиционных аргентинских парусиновых тапках – альпаргатах поло (он и сам с удовольствием прикупил себе такие). Название компании тоже далось легко – Майкоски назвал ее поначалу Shoes for Better Tomorrow («Обувь для лучшего завтра»), потом название трансформировалось в Tomorrow's Shoes, а потом и в аббревиатуру TOMS. Поддержку Майкоски нашел у своего инструктора по поло Алехо Нитти. Тот стал его партнером по бизнесу, взяв на себя поиск обувщиков и материалов. Пустовавший сарай в доме родителей Нитти стал местом производства первых партий тапок.


Мода на добро


Конкретного плана по распространению тапок у Блейка Майкоски не было. Но удача снова ему сопутствовала. Когда звонки и электронные письма не дали результата, он решил обойти бутики Лос-Анджелеса лично. В первом же из них, American Rag, менеджер по закупкам пришла в восторг от самого изделия и благотворительной подоплеки, поняв, что и то, и другое можно продать, и заказала для своего магазина 2200 пар. Майкоски ничего не оставалось, как соответствовать запросам первого розничного клиента, хоть это и означало авральный поиск материалов и рабочих. Блейк Майкоски срочно продал свою онлайн-компанию за $500 000 и вложил деньги в TOMS.


Слух о новом бренде постепенно распространялся, хоть на тот момент штат компании в США состоял из самого Майкоски и двух помощников, а офисом служила съемная квартире Блейка (этот факт он долго скрывал от своей квартирной хозяйки). Особенно помогла хвалебная статья известного фэшн-критика газеты Los Angeles Times Бут Мор. За ней последовали материалы в Vogue, People, Elle. Парусиновые туфли за $40 внезапно вошли в моду – их рекламировали фэшн-издания и демонстрировали знаменитости, в частности, Кира Найтли, Скарлетт Йоханссон и Тоби Магуайр. Контракты с TOMS заключили pозничные сети Nordstrom и Urban Outfitters. За лето 2006 г. компания продала 10 000 пар обуви и в октябре того же года раздала первую партию TOMS аргентинским детям. История с благотворительностью составляла дополнительную, а может, и основную ценность товара Майкоски: потребителям нравилась идея, что, купив лишнюю пару обуви, они могли обуть босых детей в Аргентине, Эфиопии, Южной Африке и т.д.


Позже эйфория от благотворительности прошла, а модель социальной помощи Майкоски стали критиковать за неэффективность: гуманитарная помощь, дескать, приносит скорее вред, чем пользу, – малоимущие лишь подсаживаются на нее, а общество не развивается. В ответ на критику Майкоски заявлял, что как раз создает для жителей бедных стран рабочие места, открывая производство в этих странах.


Как водится, появились и подражатели. Производители зубных щеток из бамбука Smile Squared начали раздавать свой товар детям Гватемалы, проект Blanket America в 2009–2011 гг. снабжал бедняков лоскутными одеялами из расчета одно купленное одеяло на одно отданное. Компания Roma Boots, основанная выходцами из Румынии, дарит неимущим резиновые сапоги, Love Your Melon раздает шапки детям с онкологическими заболеваниями, Mitscoots – рукавицы, шарфы и носки бездомным. Не менее 40 компаний было основано на внедренном Майкоски принципе «один к одному». Тягу покупателей к необременительному альтруизму продолжает развивать и сама компания TOMS, производящая уже не только обувь, но и очки (прибыль идет на офтальмологические операции бедным), сумки (акушерские наборы для стран третьего мира) и кофе (питьевая вода).


(с) Анна Коппола

http://ko.ru/story/item/132430-monetizatory-sochuvstviya

Показать полностью
-1
Сообщество по бизнесу и саморазвитию. Возьми и сделай!
2 Комментария в Создайте сообщество  
Сообщество по бизнесу и саморазвитию. Возьми и сделай! бизнес, саморазвите, саморазвитие

в этом сообществе будут публиковаться важные и интересные статьи по бизнесу и саморазвитию.

-6
Запрос на создание Сообщества Пикабушников Тюмени
6 Комментариев в Создайте сообщество  

Прошу создать сообщество пикабушников Тюмени.

Объединимся,Тюмень?!

Запрос на создание Сообщества Пикабушников Тюмени тюмень, Тюменская обл

если можно, то адрес http://pikabu.ru/community/tyumen

Ура! Рекламы нет :)


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь