-14
Блевотный пост.
23 Комментария  

Простите, что с утра... Несколько дней назад заметила,что у сынишки температура по вечерам, стал капризным, от еды отказывался. Все время показывал пальчиком в рот, типа, там нелады. Ну, думаю, очередной зуб собрался проклюнуться, сироп ему обезболивающий совала. Сиропу он был рад - вкусно, но только толку от этой вкусняшки не было. Вдруг поняла,что и мне не очень хорошо. Чай заварю себе - такое ощущение, что носки шерстяные заварила, хотя, молоко только открыла. Вот, думаю, суки, молоко, наверное, какое-нибудь соевое. Потом начались нелады с животом. Я на работу добиралась, все время судорожно отыскивая глазами горшки - туалеты на заправках, Макдаках и Ашанах. А вчера, заглянув в чайник, я нашла там... сразу даже и не врубилась. Этот мелкий редиска с полным отсутствием социальной ответственности, сунул в чайник губку для мытья посуды.Страшно подумать что за живность там обреталась.  Мы всю неделю пили иногда - отвар, иногда - настой этого говна.

60
Драгоценные слова.
21 Комментарий в Лига рок-музыки  

Занималась я облазыванием купи-продайных сайтов, хотела найти  постер Пинк Флойд и наткнулась на интересную дизайнерскую идею: текст, как часть интерьера. То,что здесь представлено, делает одна контора в Великобритании, ну, по-другому и быть не могло - английский рок что китайское кун-фу. Мне кажется, это выглядит невероятно стильно и, как идея, легко может быть позаимствовано. Любой рукастый человек в графическом редакторе сваять способен нечто подобное, но свое, свои драгоценные слова.

Драгоценные слова. дизайн, фанатам Pink Floуd, длиннопост
Показать полностью 4
1
Спасибо за синопсис.
6 Комментариев  
Спасибо за синопсис. трэш, карп, длиннопост

Переписка навеяна постом о некоторых аспектах любви к природе: #comment_83861713


Достоверно, конечно,неизвестно, но карп мог думать так:


Меня зовут Ли, и в том пруду, откуда я родом, других имен просто нет. Дедов дед Ли, старик, огромный, хитрый и ленивый, иногда, как будто в помрачении, начинал ругать молодежь, которая, по его словам, даже не в состоянии была осознать, что Ли - имя человеческое, редкое. Ли - имя китайца, который трудился чернорабочим Кувинского рыбхоза. Он и заселил этот замечательный пруд моей родней. Были еще другие - совсем другого вида рыбы, помельче и пучеглазей, кажется их звали Лии, по мне, слишком вычурно. Я научился воспринимать старческие россказни и нытье спокойно, не бросаясь доказывать обратное, но и не находя поводов для гордости, держа, как говорят у нас, морду камнем. Те, кто младше, еще живущие в чешуе максимализма, однажды пытались выяснить правду у уток, но были осмеяны и больше попыток не делали: утки хохотали так, что сбежались даже люди, глазели и смеялись вместе с ними.

Я пережил четыре зимы. Лежал в темноте под корягой и думал, и думал - а что еще оставалось делать?Думал о разных вещах: по чуть-чуть обо всем - о себе и своем доме, о еде, о толстой Ли, которая очень хороша, о людях, больших и маленьких, приезжавших на берег пруда чтоб разложить яркие полотна со снедью, смеяться, плескаться в пруду, мутя воду, иногда размножаться - мы все приходили посмотреть. Часто, лежа зимой в своем коконе, я думал о своей роли, о том зачем я появился в той травяной ямке, зачем пробирался к пруду, зачем уцелел в том месиве, когда пучеглазые Лии напали на нас, еще совсем малышей.


Дед деда Ли говорил, что карпы иногда уходят вместе с людьми, что это высшая цель любого из нас, но его идеология явно была без плавников, ибо сам-то он с царями уйти не стремился, не предполагал, для чего люди берут нас с собой, молчал он и о том, как избежать соблазна уйти туда, не исполнив своего долга по отношению к толстой Ли; и о критериях выбора карпа, достойного совершить такое путешествие старый пень ничего не рассказывал.


Это произошло в теплый летний день. Я сбежал куда попрохладней и глубже, по обыкновению ел, наслаждаясь комфортом: ловил ртом вкусные кусочки, валившиеся сверху: дед деда Ли, говорил, кажется, что их бросают человеки, когда бывают добры. С жадностью схватив один из них, я почувствовал острую боль и рывок такой силы, что движение воды вокруг меня слилось в один смазанный поток, изменились звуки, дышать стало трудней, боль в губе усилилась. Я шмякнулся с высоты плашмя на деревянные доски старого пирса, попытался плыть, но быстро понял, что не выйдет ничего. Меня схватил человек и избавил от крючка в нижней губе, приговаривая : "Хо-хо, какой!" Потом он сунул меня в мокрое одеяло. Дышать было трудно. Поток звуков и движений вокруг затопил меня, но занятость собственным выживанием мешала анализу.


Тряска закончилась падением в воду. Сквозь ее движение меня рассматривали четверо. Три человека и мохнатая тварь. Люди умилялись и хвалили поймавшего меня, тварь завывала. Затем человеки начали совещаться, звучали слова "завтра", "юбилей", "второе", "фаршированная". Я дышал, вяло шевеля плавниками, испуганный и сломленный. Потом свет погас и я остался наедине со своими мыслями.


Время остановилось, но дверь открылась. Самка человека схватила меня и унесла на кухню, где завернула в мокрую тряпку, сказав : "Заснет. Чтоб не трепыхался..." Затем она взяла мохнатую тварь за шкирку и закрыла там, где я ночевал и прокричала:"Сереж, мы с отцом в Ашан закупаться. К четырем будем. Пообедать не забудь!" Ушла.


Кто-то вошел на кухню, шаркая, рванул тряпку, закрывавшую мою голову. Надо мной склонилось лицо человека, меньшего, чем другие два. Оно было розовым, худым, подсвеченным красной крапью прыщей и большой болячкой в углу рта. Небольшой человек взял меня в руки и начал щупать: поднимать жабры, расправлять плавники, прикоснулся к глазу, засунул палец мне в рот. Он шевелил им там, открывая мои губы и явно размышляя о чем-то. Я был морально раздавлен обилием травмирующих событий и недостатком воздуха, чтобы чувствовать настоящий страх или ярость, был никакой. Человек, приняв, видимо, решение, сначала отложил меня на тряпку, для того, чтобы стянуть с себя штаны, затем он взял меня, направив мою голову по направлению к своему репродуктивному органу и прикоснулся моими губами к нему, поводил мной по его тонкой коже. Набрякшую розовую палку он вдруг начал совать в мой рот. Накатила боль и удушье, мое сознание вспыхивало и гасло с каждым ее движением, хрустнули хрящи челюстей. Я вдруг очень спокойно осознал, что умираю. Я понял свою роль в замысле. Согласитесь, когда понимаешь тайную жизнь шестеренок мироздания, грех терять лицо и опускаться до обвинений... кого? ...Кому? Голову осветило откровение такой силы, что попытка описать его словами не охватила бы и миллионной доли ее правды и красоты, одновременно с этим мое нутро наполнилось теплой жижей, человек издал хрипящий звук, как будто завидуя просветленному существу. Я увидел желтоватую площадку вытоптанной травы с костром посередине, выхватывающим у темноты несколько странных жилищ, и коней, стоящих неподалеку, и людей с круглыми лицами, сидящих у костра и ведущих разговоры, и звезды над этим пятачком тепла и дальше над тем что скрывала темнота. Темнота поманила меня и настала окончательно.

Показать полностью
73
Хрен с горы.
14 Комментариев в CreepyStory  

Я придерживась мысли, что отношения не должны быть излишне сложными, это высасывает из них жизнь. Но, мысленно обкатывать свою уверенность и претворять ее в реальность, подобно античным философам, как выяснилось, разные вещи. Меня угораздило вляпаться в такой длительный и муторный роман, что земля плыла под ногами. Мы расставались и снова сходились, пытались стать друг для друга не только сегодняшним днем, но и будущим, но ничего не получалось. Я ушла от него в начале лета. Сказать, что мне было плохо, все равно что просто промолчать. Червивое яблоко - вот подходящее описание моего душевного состояния. Сняла квартирку. Обустроила быт. Ходила на работу. Пила водку визави с плоским изображением лучшей подруги на экране монитора. Жила как во сне, тяготясь своей потерей и не имея сил, чтоб все изменить. А потом вдруг случился отпуск.
Руль я люблю. Люблю расстояния: как лошадям, собакам и детям, в течение дня нужно "выбегиваться", так и мне необходимо "выезжаться". И, так как розовые сопли жалости к себе мешали обдумать примерный сценарий моей дальнейшей жизни, я решила сбросить рутину и отправиться в путешествие. Куда? На моря, конечно! Четкого плана не было. Посмотрела карту - трасса "Дон" упиралась в Азовское море. На этом планирование завершилось. Предупредив пару друзей, я тронулась в путь. Хотела ехать - ехала, хотела спать - спала, хотела есть - ела. Ночевала на стояночных площадках у шоссе, прилепившись рядышком с какой-нибудь фурой. Явившись на Азов, в Ейск, остановилась на дикарской парковке, среди таких же самипосебепутешественников, приходящих в машины лишь спать, весь день проводя на пляже. Когда мне надоедало быть на одном месте, я перебиралась на другой участок побережья, а потом и вовсе, доехала до Черного моря и принялась дегустировать пляжи, останавливаясь в прибрежных городах от Новороссийска до Сочи.
Пара недель такой жизни выбила из моей головы всю любовную дурь и здорово утомила, если честно, но последняя декада отпуска еще была впереди и деньги еще оставались. Подтверждая гипотезу о синхроничности близких людей, как раз в момент моих размышлений куда двинуть дальше - домой иль к черту на рога,вдруг позвонила подруга и пригласила меня в гости. Да не куда-нибудь, а в Пятигорск, у нее там "летняя" квартира. Ну, в общем, а почему бы и нет? Я стартанула с Черноморского побережья в сторону Ставрополья. Сделала я это несколько истерично, не рассчитав время, так, что явилась в Пятигорск за два дня до приезда подруги. На отдых в городе денег у меня бы не хватило, так что я остановилась за ним, между Пятигорском и Ессентуками и продолжила активно бомжевать: купила в магазине пару книг и корм, поставила машину на площадке, располагающейся на вершине высокого холма и начала жить-поживать...
Первая ночевка на вершине прошла без особенностей,зато следующая по степени "крутизны" спорит с впечатениями от морей.
Расстелив постель, заблокировав двери машины и чуть-чуть опустив стекла окон, ибо ночь обещала быть очень теплой, я завалилась с книгой на заднее сиденье. Чуть-чуть поводив носом вдоль строк, тускло освещенных желтоватым светом лампочки под потолком, я поняла, что чтение в таких условиях не доставляет удовольствия и, закрыв книгу, решила просто полежать, глядя на поле какого-то злака, начинавшееся у основания холма, залитое лунным светом до самой дальней дали. Это зрелище так умиротворяло, что я не заметила как заснула. Я проснулась от стука в окно. Пытаясь спросонья сфокусироваться, я посмотрела на того, кто меня побеспокоил. Это был мужчина в возрасте слегка за 40, симпатичный и улыбчивый, одетый в джинсы и светлую рубашку с короткими рукавами. "Здравствуйте! Что случилось?" - спросила я. "Здравствуй," - сказал он улыбаясь - "Тебе нужно уезжать. Уезжай." Я была в недоумении, но страха не чувствовала. Человек, стоя за окном и общаясь со мной, сидящей сзади, говорил сверху вниз, закрывая торсом большую часть окна. И вдруг он шагнул назад и влево, выставив в пригласительном жесте правую руку, показав, куда именно мне надо ехать, и, когда он это сделал, я взглянула на пейзаж, который раньше был не виден. Я поняла, что нахожусь совсем в другом месте, не там, где я засыпала. Холм больше не был холмом. Автомобиль стоял не на заасфальтированной площадке, а на какой-то влажной и растрескавшейся почве, может - глине, может- иле. Вокруг не было растений, но невдалеке я заметила несколько голых коряг - корней или ветвей. Создавалось впечатление, что это берег и часть дна какого-то огромного водоема, немного подсохший после того как ушла вода. Мужчина продолжил настаивать, что мне пора уезжать. Почему мне надо было сделать это, я не поняла, а он не объяснял, только долдонил, что мне нужно туда. Жесты его были странные, слишком размашистые, как у плохого актера. Он улыбался, но улыбка была приклеенной. Я поняла, что в данной ситуации лучше подчиниться: вышла из машины, села за руль и поехала. Проехав метров двести по "берегу", я, вдруг, вырулила на шоссе. Вот тут меня настиг ужас, поскольку я не могла понять где нахожусь. Руки тряслись, я продолжала тупо ехать по дороге вперед и всматривалась в темноту, ожидая, вдруг фары выхватят какой-нибудь указатель. Через полчаса я, действительно, определила свое местоположение, увидев знак со схемой дорожной развязки и огни городка, лежащего впереди. Посмотрев карту, я развернулась и потратила остаток ночи, чтоб добраться до Пятигорска. Желания поспать больше не возникало.
Уже позже, за столом в гостях у подруги и ее родни, под водочку с селедочкой, я рассказала о своем ночном приключении. История имела успех, поскольку за столом вдруг воцарилась тишина, люди внимали, охваченные мистическим страхом и грели рюмки в ладонях, забыв выпить. Я ощущала себя центром вечеринки, однако недолго, поскольку злоязыкая бабушка Мила вдруг решила подвести итог моему повествованию и, сильно грассируя сказала:"Ирэн, кажется к тебе приходил хрен с горы!" Народ начал хохотать, я вместе с ним. История как будто обесценилась, но ведь она была! Или нет?..

Показать полностью
19
Новая жизнь.
1 Комментарий в Котомафия  
Новая жизнь.
69
В мире животных. Спецвыпуск.
12 Комментариев в CreepyStory  

Хочу заметить, что на Пикабу слово "личинка" утратило свой первоначальный смысл. Помочь вернуть его, а также несколько обелить репутацию битов крипоты  и королей рвотного позыва, я постараюсь в этом посте. Итак, встречайте: ОПАРЫШИ!

В мире животных. Спецвыпуск. Опарыши, крипота, Польза, длиннопост

Вики рада сообщить нам, что опарыш - это личинка мясной мухи. Его название происходит от слова "опара" - дрожжевого теста, которое способно сильно увеличиваться в размерах и даже "убегать" из емкости, где расстаивается. Так и эти товарищи - появляясь из яиц почти неразличимыми, через несколько дней вырастают в разы и начинают "разбегаться". Они не способны переваривать сложные вещества, поэтому предпочитают ферментированную (читай "гнилую") пищу.

Перечисление заслуг этих личинок перед человечеством я хотела бы начать с их вклада в мировой кинематограф. Опарыши превратились в атрибут ужастиков, наряду с такими блестящими их представителями, как зомби, маньяки, пришельцы, неработающие фонарики. Дело, возможно, в том, мы воспринимаем опарышей в четкой связи с их гниющей едой, жутко воняющей, несущей опасность. Так что разного рода ходячая мертвечина в кадре часто работает с мелкими белыми напарниками.

В мире животных. Спецвыпуск. Опарыши, крипота, Польза, длиннопост
Показать полностью 6
275
Задача по патанатомии.
134 Комментария в CreepyStory  

Смертная казнь через повешение была одним из самых популярных способов умерщвления осужденных почти во всех древних (и не очень) цивилизациях, наряду с сожжением и обезглавливанием. Все дело в дешевизне, легкости исполнения и, тут уж никуда не деться, зрелищности процесса (ютуба тогда не было). Такая смерть считалась тяжелой и позорной - агония повешенных длилась долго, а иногда, по желанию публики, и несколько раундов, человек находился в сознании и все это действо сопровождалось конвульсиями жертвы, непроизвольным отхождением мочи и кала, эрекцией у мужчин. Способов повешения наизобретали, в зависимости от целей, большое количество, но самым хрестоматийным и распространенным был такой: осужденного заставляли встать на возвышение - скамью,стол, лошадь, надевали петлю, закрепленную на виселице или балке, или ветке и выбивали опору, либо открывали специальный люк.

Перехожу непосредственно к задаче. Обычный средневековый европейский городской суд приговаривал к казни через повешение довольно часто. Это предполагало наличие профессионального палача, исполнявшего такие решения. Осужденные предпочитали отдать все имеющиеся у них средства, чтобы уговорить палача сделать для них кое-что. За что платили осужденные?

Задача по патанатомии. повешение, казнь, крипота, средневековье

Эту задачу задавал нам один из преподавателей патологической анатомии. Конечно,она замешана на особенностях анатомического строения шеи человека, но,по сути, ответ можно угадать и не зная анатомии.

47
Ребус
18 Комментариев в Специфический юмор  

Вспомнила студенческую историю. Миша и Паша, мои одногруппники, всю лекцию что-то рисовали, спорили, снова чиркали. На вопрос :"Чем вы так увлечены?", ответили, что придумывают ребусы. Мы им:"Ну и как успехи?" А они нам:"Нате, для начала!" На клетчатом листочке были какбохпослал нарисованы последовательно крест, потом - топор, потом - еще один топор и буква Б. Вот, что-то в этом духе:

Ребус Ребус, Шутка

Мы, конечно, больше хохотали, чем действительно пытались разгадать, ну так и ребус был придуман ради смеха. Тем не менее, у него все-таки было решение и оно -

КРЕСТОПОР КОЛУНБ.

-16
Своеобразный выбор названия.
3 Комментария  
Своеобразный выбор названия. Трамп, рекламный щит

Каждый день вижу эту рекламу по дороге на работу. Что хотел сказать владелец?

139
Прощальный поцелуй.
21 Комментарий в CreepyStory  

Странную традицию ночевок медсестер в женской палате ввела Инна – экзотическая красавица с цыганской фамилией и завидной жизненной стойкостью. Никто в здравом уме не принял бы ее за больную, и она сама посмеялась бы над таким предположением, но персонал и те, чьи кровати стояли в той же бетонной коробке, могли поведать, что Инна – из «стариков», пациентов, задержавшихся в отделении слишком долго. Со дня на день она ожидала письменного вызова из известной клиники для проведения операции, но, несмотря на все вложенные деньги, оставшиеся после продажи логистического бизнеса ее отца, несмотря на задействование «нужных» людей и рычагов, Инна оставалась в режиме ожидания, в неизвестности.

В этих условиях, чтобы не свихнуться, нужно чем-нибудь занять голову. Инна,к нашей безмерной радости, выбрала опеку среднего медперсонала – медсестер и медбратьев отделения, нищих, вечно голодных студентов местного университета. Истребовала для нас обеды у монструозной раздатчицы, объясняла нюансы работы, поскольку, из-за давности своего здесь пребывания, понимала в ней больше, чем мы, и наконец, главное – поставила в женской палате кровать для медсестер, совершенно справедливо мотивируя это тем, что в сестринской - сквозняки. А так как в сестринской, действительно, можно было обнаружить мамонта во льдах, мы согласились с таким порядком.


Жизнь катилась привычно, неспешно до декабря 2004года. Вместе с декабрем явилась бумага, направление на операцию для Инны, получив которую, она, исстадавшаяся, собралась и уехала настолько поспешно, что было не до прощаний и благих напутствий. И, спустя неделю после ее отъезда, в палате появилась Наташа. При знакомстве с ней можно было отметить необычное, но гармоничное сочетание внешнего облика с душевным наполнением, завершавшее образ рыболовного крючка. Наташа была мелкой, едкой бабенкой, сутулившейся, выбравшей для взаимодействия с миром сарказм. При этом она не была злой, просто она умирала и знала это.


Еще неделю спустя, во время моей ночной смены, я восседала на почетном месте за столом женской палаты, готовясь растерзать котлету, как вдруг, кто-то из женщин вскользь заметил, что Наташа что-то задержалась в туалете. Верите или нет, я сразу поняла, что она мертва. Выскочив в коридор, добежала до двери и, не спрашивая, выбила ногой дверь. Наташа лежала на полу в судорогах агонии. Внутренний порядок отделения запрещал реанимацию наших пациентов, но, на меня смотрели с ужасом и надеждой еще пять пар глаз и я не могла отделаться сухой строкой навязанного правила, поэтому я разыграла сценку с попыткой оживить, фактически, мертвого человека. Для реализации плана я вызвала врача отделения реанимации, вместе с которым мы погрузили Наташу на каталку, припустили бегом по коридору, забежали за угол и остановились. Оформление документов, перевозку тела Наташи в морг я завершила заполночь, чтобы, гарантированно, не столкнуться ни с кем из Наташиных соседок.


Заботы следующих трех дней немного притушили эмоциональный накал произошедшего. Во время моей следующей смены, после скромных поминок по усопшей, давших повод присутствующим пригубить по рюмке сухого красного, постоянные жители палаты выключили свет, чтобы лечь спать. Мне не спалось, я лежала с плейером в ушах, разглядывая сквозь немытое окно палаты больничный двор, освещенный гигантским прожектором, и вдруг почувствовала, что позади меня на кровать кто-то лег и, как будто предупреждая попытку к бегству, обхватил меня рукой. Рука выглядела как плеть из концентрированной темноты, тонкая, но тяжелая. От моей потуги подскочить, неудачной, как и последующие, наушники слетели с головы и лежали рядом, жужжа гитарным соляком. Я издала какой-то хриплый писк . По краю сознания скользнула мысль о приступе астмы и ингаляторе, забытом в сестринской. Говорить я не могла, и, от переживаемого ужаса, не особенно хотела, но шептала, как заведенная: «Ты кто? Ты кто? Ты кто?» Из-за спины раздался смешок. Панцирная сетка кровати, скрипнув, уменьшила кривизну, лишившись половины давящей сверху тяжести. Тонкая плеть, удерживающая мое тело, утекла в темноту. Несколько шаркающих шагов и передо мной , на стуле, на фоне яркого окна, уселся силуэт. Он был не мужским и не женским, просто, человеческим. «Ты кто?» - еще раз спросила я. «Наташа» - сказало нечто, едко хихикая, явно копируя Наташину манеру речи. «Зачем ты пришла?» - смогла я произнести. «Попрощаться!» - сказало оно. «Я боюсь!» - сказала я – «Уходи!» Существо как-то карикатурно изобразило огорчение, не переставая странно смеяться а потом сообщило: «Хорошо. Я пойду. Только, давай я тебя поцелую на прощание?» Встав со стула, тень склонилась над моим неподвижным телом и вдруг я почувствовала прикосновение к своим губам. Мертвенный холод пополз от губ дальше на лицо, парализуя мышцы, остановив даже движения глаз. Силуэт растаял, я обрела способность двигаться и, еле шевеля замерзшим языком, что-то шептать.


Я спрыгнула с кровати слишком резво, подскользнулась и рассекла бровь о край стула. Заливая кровищей себя и пол в палате, хрипя что-то невразумительное, я здорово напугала своих пациентов, и, решив, что не стану пугать их еще больше странным рассказом, сбежала.


Прошло время, многое забылось, потускнело, но тот ледяной поцелуй я помню очень отчетливо.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь