278
"Пьяный мастер" лейтенант Акаматцу Садааки
43 Комментария  

Сегодня я вам расскажу про, мягко говоря, не самого типичного Японского Аса, которого вкратце можно описать словами: алкоголик, дебошир, бабник, братуха-борцуха и настоящий профессионал. Причем, что характерно, профессионал во всех вышеперечисленных областях, а также в пилотировании самолета, само собой. Короче говоря, встречайте великого и ужасного Акаматцу Садааки.

"Пьяный мастер" лейтенант Акаматцу Садааки вторая мировая война, Лётчик, япония, Садааки Акаматцу, длиннопост

(На фото он демонстрирует как именно сбил американский истребитель)


В юности этот достойнейший джентльмен занимался борьбой и пишут, что даже был чемпионом. Но простого спорта ему было явно мало, поэтому в возрасте 18-ти лет он пошел добровольцем в Японский Императорский Флот, а после пары лет службы поступил в лётную школу, закончив которую, соответственно, стал лётчиком палубной авиации. Нужно отметить, что японская школа лётчиков сама по себе была местом довольно опасным. Только при подготовке могло пострадать до 50% набора. Все летчики, прошедшие курс обучения до начала войны, от­личались превосходной подготовкой и огромной самоуверенностью - они считали себя «королями воздуха».


После начала вторжения Японии в Китай он был направлен на континент и там в 1938 году принял свой первый воздушный бой. Ну, что сказать, дебют получился очень впечатляющий. В первом же бою Садааки записал на свой счёт целых 4 фрага. Если кто не в курсе, то поясню, что для лётчика-истребителя того времени, было вполне нормально вылететь на несколько десятков заданий до того, как будет сбит хотя бы один вражеский самолет. Но тут важно отметить, что первые 4 сбитых Акаматцу Садааки были официально подтверждены. А всё дело в том, что наш герой "мешки ворочать" не любил, зато любил рассказывать о своих подвигах, то есть, откровенно и нагло п*здеть. В том числе, он сообщал, что за всё время своего участия в Китайской кампании он смог уничтожить как воздухе, так и на стоянках аэродрома больше 200 китайских самолетов. Если поверить ему на слово, то получается, что Садааки вынес все военно-воздушные силы Китая. Так что, все основные подвиги, о которых будет рассказано ниже, были либо подтверждены сослуживцами Аса, либо непосредственно теми, кто от него огребал.


Так вот, спустя несколько месяцев проведенных в Китае, Акаматцу был переведен на авианосец Сорю. 7 декабря 1941 года японский флот в составе 6 авианосцев: Акаги, Кага, Хирю, Сорю, Сёкаку и Дзуйкаку. А также двух линейных кораблей: Хией и Кирисима — появились на траверсе у острова Оаху... ну в прочем, это классика, это знать надо. Нас же интересует то, что Садааки вступил в войну на Тихоокенаском ТВД буквально с самого первого дня и пускай, в день нападения на Перл-Харбор ему удалось лишь удалось только повредить один американский самолет, не сбив никого. Он довольно быстро наверстал упущенное и продолжил заполнять свою лётную книжку новыми фрагами. Но несмотря на боевые заслуги, карьерное продвижение Садааки шло со скрипом. Причина вам уже ясна, даже находясь в открытом море, на боевом судне, во время войны, Садааки умудрялся бухать как чёрт, и гауптвахта авианосца стала буквально его основной каютой. Но стоило кораблю бросить якорь в порту и у начальства Садааки прибавлялась еще одна серьезнейшая проблема - в каком борделе или кабаке искать одного из лучших Асов своей авиагруппы во время боевой тревоги или перед отплытием? Частенько бывало что Садааки тащили из кабака к его боевой машине в состоянии "малоподвижного тела", затем при помощи нашатыря более-менее приводили его в чувство, сажали в самолет и отправляли его в бой. И что характерно, что даже в таком "полуовощном" состоянии он умудрялся сбивать вражеские самолеты. 29-го мая 1945 года он именно в таком виде вылетел в одиночку против 75-ти американских P-51 Mustang, причем не просто вылетел, а вступил с ними в бой и сбил самолет 2-го лейтенанта Рафаса Мура из все той же 45-й истребительной эскадрильи. Янки остался в живых, он потом говорил: "Будь японец американцем, то за тот бой он запросто мог бы получить Почетную медаль Конгресса". А это на минуточку, высшая военная награда в США.  


Акаматцу за свою карьеру летчика морской авиации налетал более 8000 часов. В пьяном виде ас говорил о 350 сбитых самолетов, в трезвом - о 220. Никто не верил ни пьяному, ни трезвому Акаматцу. В его летной книжке имелись отметки лишь о девяти сбитых за время войны на Тихом океане «Хэллкетах», нескольких «Мустангах», одном «Либерейторе» и семи В-29 (один достоверно и шесть предположительно). Более-менее уверенно можно говорить о 30 сбитых Акаматцу самолетах.


И что самое интересное, несмотря на свою большую и чистую любовь зеленому змию, а также на абсолютно безбашенное поведение в воздухе, Акаматцу за всю свою карьеру ни разу не был сбит (вообще, в некоторых источников указывается, то что он был сбит 3 раза и 5) и даже ранен. Вот это в голове совсем не укладывается, но факт остается фактом. Умер он аж в 1980 году, причем даже не от цирроза, а от пневмонии.


Человек с таким характером и такой биографией не мог не стать легендой еще при жизни. Акаматцу очень любил порассказывать байки о своих подвигах за ящиком-другим сакэ. Чего стоит история о том, как он вскочил в кабину «Зеро» в кимоно и деревянных сабо! Сакаи Сабуро хорошо знал Акаматцу: «Не верти глупым историям - это все чепуха!»

Послевоенные годы стали для летчика-алкоголика большим испытаниям. Старые боевые друзья скинулись и купили ему небольшой само­летик "Пайпер". На этой машине ветеран многочисленных воздушных сражений вел поиск косяков рыбы в интересах компании Кочи Фишери, не оставляя при этом своего хобби - дружбы с бутылкой. Постепенно ас спивался, все больше друзей и знакомых отворачивались от него, нача­лись проблемы со здоровьем. Относительный покой пилот обрел в качестве хозяина небольшого кафе в городе Кочи.

"Пьяный мастер" лейтенант Акаматцу Садааки вторая мировая война, Лётчик, япония, Садааки Акаматцу, длиннопост

Mitsubishi J2M "Raiden" - самолет, на котором Ас летал с 1944-го года.

Показать полностью 1
645
Чтобы помнили... Для многих из нас, 31 декабря - это не только праздник.
49 Комментариев  
Чтобы помнили... Для многих из нас, 31 декабря - это не только праздник. Чечня, Майкопская бригада, Новогодний штурм, Война, видео, длиннопост

Ровно 22 года назад, когда вся страна встречала Новый год под звон бокалов и бой курантов, в Чеченской республике начинался "новогодний штурм" её столицы - города Грозный.  И в этих боях Российская армия понесла самые большие потери со времени окончания Великой Отечественной войны. Одним из самых трагических эпизодов в этом штурме была гибель личного состава 131-й майкопской мотострелковой бригады. Об этих событиях до сих пор ходит огромное количество мифов, среди который действительно встречаются реальные факты, произошедшие во время тех событий.

Главной задачей того трагического штурма было взятие «Президентского дворца Джохара Дудаева». Его выполнение было возложено на группировку войск «Север», командование которой осуществлял генерал-майор К. Б. Пуликовский. Самое интересное то, что точно не известна численность всех частей, входивших в состав этой группировки. Доступны официальные данные, которые, скорее всего, отличаются от реальных в большую сторону. Итак, согласно им группа насчитывала в своем составе 4097 человек, 82 танка, 211 боевых машин пехоты, 64 орудия и миномета.


В состав группы входили 131-я отдельная мотострелковая бригада, 81-й гвардейский мотострелковый полк и 276-й гвардейский мотострелковый полк, а также различные вспомогательные подразделения и части Внутренних Войск.


В сводный отряд 131-й бригады, который находился под командованием полковника И. Савина, входило 1469 человек личного состава, 42 боевые машины пехоты, 26 танков Т-72А и 16 артиллерийских орудий.


81-й полк, которым командовал полковник А. Ярославцев насчитывал 1331 человек, в том числе 157 офицеров. Необходимо отметить, что 66 человек из числа этих офицеров имели за плечами лишь военную кафедру гражданского вуза. Из техники в полку находились 96 боевых машин пехоты, 31 танк, по большей части Т-80БВ, но были и несколько Т-80Б а также 24 артиллерийские установки САУ «Гвоздика».


276-й полк под командованием полковника А. Бунина включал в себя 1297 человек личного состава, 73 боевых машины пехоты, 31 танк Т-72Б1 и 24 артиллерийских орудия.


Но не весь этот личный состав участвовал непосредственно в штурме Грозного 31 декабря. В тот день в город вошли не менее 400 человек из состава 276-го полка, 426 человек из состава 81-го полка, в том числе танковый батальон. От бригады — 446 человек, в том числе «колонна помощи».


30 декабря прошло совещание, на котором все части получили боевые задачи на штурм. Так, бригада должна была 31 декабря утром выдвинуться на старый аэродром и организовать там оборону. 81-й полк в качестве основной задачи получил захват перекрестка Маяковского—Хмельницкого, а в качестве последующей — блокирование здания республиканского комитета и захват городского вокзала. 276-й полк должен был просто занять подступы к Садовому и там ожидать дальнейших приказов.


Стоит отметить, что назначенный на 31-е декабря штурм города оказался для всех неожиданным, потому как не все части произвели пополнение людьми и военной техникой, и не все толком сработались между собой.


Тем не менее, приказы не обсуждались, а потому 31-го декабря утром части пришли в движение. Перекресток дорог Хмельницкого—Маяковского был захвачен уже к 11 часам утра, однако второй батальон не смог пройти через совхоз Родина из-за непрекращающегося огня боевиков, и приказом генерала Пуликовского был развернут назад. Там он приступил к выполнению новой задачи, что было сделано после продолжительного обстрела артиллерией домов микрорайона Ипподромный, откуда велся постоянный огонь боевиков.


В это же время 131-я бригада выполнила свою боевую задачу, заняв позиции на старом аэродроме на окраине города, и приступила к оборудованию оборонительных укреплений. Но вдруг неожиданно она снялась с места, один батальон пошел в сторону вокзала, а второй в сторону рынка. Полк пошел в сторону площади Орджоникидзе, где одна рота была оставлена в качестве прикрытия. Через некоторое время командир полка Ярославцев дал приказ начальнику штаба привести весь уцелевший личный состав и технику к вокзалу. Пока полк только выдвигался к площади Орджоникидзе, его колонны стала обгонять техника 131-й бригады, которая в это время шла к вокзалу. В конечном итоге, к нему почти одновременно пришли и полк, и 131-я бригада. Там полк занял товарную станцию, где организовал оборону, а 1-й батальон полка — непосредственно вокзал. Второй батальон пытался пройти, но был атакован боевиками и откатился к товарной станции.


Однако в 11:00 31-го декабря 1994 года поступила новая задача — сводным отрядом бригады войти в город и захватить железнодорожный вокзал. Сводный отряд под командованием полковника Ивана Савина вышел к пустующему вокзалу, и к 13:00 31 декабря 1994 года полностью выполнил боевую задачу, соединившись с подразделениями (мотострелковый батальон и танковая рота) 81-го мотострелкового полка. В 19:00 сводный отряд был атакован крупными силами боевиков и продолжал удерживать вокзал в полном окружении, ожидая подкрепления других частей и соединений. В ходе боя подразделения бригады понесли значительные потери: бригада потеряла 157 человек (из них 24 — офицеры бригады). Бригада потеряла 22 танка, 45 БМП, 7 автомобилей и все 6 ЗРПК «Тунгуска» зенитного дивизиона


Простите, товарищи пикабушники, за возможно подпорченное новогоднее настроение. Но я хочу, чтобы подвиг моих братьев не был забыт.

Чтобы помнили... Для многих из нас, 31 декабря - это не только праздник. Чечня, Майкопская бригада, Новогодний штурм, Война, видео, длиннопост
Показать полностью 1 1
7
Истории роботов из BostonDynamics
0 Комментариев  
-27
...но нет друзей
1 Комментарий  
...но нет друзей
156
После победы Трампа
18 Комментариев  
После победы Трампа
40
Все ушли на фронт
3 Комментария в Баяны  
45
Ночное чтиво
7 Комментариев  

Да, да, вот тут, на углу. Машина замедлила ход и плавно остановилась, оставив за собой две мокрые полосы в уже привычной декабрьской слякоти. Пассажирка спешно отсчитала деньги, пропела "С Новым годом!" и упорхнула в ночь. Владимир проводил взглядом её фигуру с огромной, замотанной в красную подарочную бумагу, коробкой. Рисованные звёзды искрились в свете уличных фонарей. Пурпурное сияние под неуютной серостью улицы словно задело что-то внутри, позвало за собой, в полную гостей квартиру, где уже ставят на стол последние тарелки с оливье, и разрывается от поздравлений и приветов телефон. Девушка скрылась за углом, и образ исчез перед глазами. Владимир вдохнул холодный воздух и захлопнул дверь.


Он работает в такси уже третий год, но на то, чтобы встретить за рулем Новый год решился впервые. Дома никто не ждёт, друзей видеть не слишком хочется, а нарядная Москва так и зовет прокатиться по украшенным, блистающим улицам. Так почему не совместить приятное с прибыльным?


Владимир откинулся на спинку сидения, увеличил громкость приёмника и, щёлкнул рацией - "Юль, это 2811, я свободен". У Юли приятный голос, хоть сегодня в нём и читается грусть от того, что приходится работать в такую ночь. "Поняла" - ответила она и продолжила щебетать, раздавая заказы. "На полпервого, от Садово-Кудринской до Петровского парка, просят некурящего водителя". Кто-то буркнул "принял". Эфир немного похрипел помехами и затих. Должно быть, последний вызов в этом году.


Мягко и незаметно пошёл снег. Владимир закрыл глаза, потянулся, уперев руки в руль, и улыбнулся той радости и безмятежности, что стремительно накрывала город вокруг. «Сказка, не иначе!». Как-то очень живо он представил, что дверь его машины открывает и садится на пассажирское сидение Дед Мороз. Посмеивается в бороду и просит ехать на вокзал. Дотуда рукой подать, но едут они долго-долго. Дедушка раздал все подарки и не спешит: рассказывает таксисту свои чудесные истории и напевает давно забытые песни. Конечно водитель не возьмёт с него денег. Настоящий Дед Мороз, расскажи кому... Владимир расплылся в улыбке, и захотелось сделать что-то по-детски правильное. Приклеить бороду, нахлобучить синюю шапку и мчаться к той, с которой мог бы сейчас быть. Еще можно успеть.


"Одиннадцатый, одиннадцатый... ответь..." - голос был мужским, незнакомым. Он появился в молчащем эфире и сразу утонул в треске помех. Владимир открыл глаза и пару секунд непонимающе смотрел на синий экран приёмника. "Наверное, приснилось" - подумал он, потёр руками лицо и посмотрел на время – 11:51. Эфир вдруг заскрежетал с такой силой, что заставил его поморщиться и быстро убавить звук. "Одиннадцатый, приём, почему не отвечаешь?" - теперь голос был слишком тихим, и Владимир снова стал крутить громкость. Юля молчала, молчали другие таксисты. Их голоса он узнал бы. А этого он раньше не слышал, сомнений тут быть не могло.


"Одиннадцатый, ответь, где обещанная машина?" - голос раздался вновь. "Это он что, мне? И с каких пор я стал одиннадцатым, а не 2811?" Владимир растерянно смотрел на синий экран приёмника. "Кто это вообще такой?".


- Кто говорит? Кого вы вызываете? - таксист держал в руках рацию и, нахмурившись, бил пальцем по спирали провода, заставляя её пружинить.



- Одиннадцатый, говорит 103-ий, это ты? Приём! - треск и электрический вой.



- Ну я одиннадцатый...



- Где машина? Приём!



- Какая машина? О чем вы, кто говорит? - Владимира этот странный диалог уже начал раздражать. По ту сторону выругались и это ему уже совсем не понравилось.



- Одиннадцатый, говорит 103-ий, 103-ий, как понял? Приём!



- Да понял я, что 103ий. Что за 103-ий такой? - таксист прокручивал в голове номера машин его коллег и ничего похожего не вспоминал.



- ....я от вокзала... как слы... ём!



- Плохо слышно, очень плохо.



На этом разговор Владимир решил закончить. То ли кто-то шутит, то ли уже успел отметить наступающий. В любом случае начальство за такое спасибо не скажет. Он щёлкнул переключателем и в динамиках зазвучал голос радиоведущего, усиленно изображавшего эйфорию от приближения боя курантов. "Надо уметь так врать, дней десять назад ведь записывали". Снег за окном машины стал сильнее: "дворники" справлялись с ним уже с трудом. "Всех ли я поздравил?". Тусклый свет телефона очертил лицо на какие-то пять секунд. "Конечно всех. Отца, маму… а больше некого поздравлять." Стало грустно.



Приёмник защёлкал, как потерявший ход мотор и через секунду закашлялся шипением. Но Владимир не успел протянуть руку и его потормошить.



"Одиннадцатый, это 103-ий, почему молчишь?! Приём!" Таксист в ступоре уставился на синее свечение. "Чушь какая-то...". На улице кто-то закричал "Ур-а!", начали уноситься в небо и рваться петарды. "Вот и Новый год". Мысль была отстранённой и несвязной.



- Кто это? - он услышал свой голос, напряжённый и даже испуганный.


Собеседник, казалось, глубоко вдохнул прежде чем ответить.



- 103-ий... я у тебя слышу взрывы, что у тебя там? Приём.



- Это петарды, Новый год же... - Владимир ничего не понимал и решил просто отвечать.



- Какой к чёрту Новый год?! - в голосе появилось недоумение.



- Две тысячи четырнадцатый...



- Что?! Какие петарды!? Ты вообще в городе?



- Конечно в городе.



Всё ясно - шутник. Должно быть, какой-то новый водитель тоже скучает в эту ночь. Не самые лучшие у него шутки.



- Я ничего не понимаю… - теперь в голосе было нечто большее, чем просто недоумение.



- Я тоже тебя понять не могу, уж поверь.



- Просто скажи мне, где моя помощь?



В этих словах собеседника прозвучала такая горечь и смятение, что Владимир невольно отмёл версию с шутником. Если только он пошел в таксисты после театрального… Снег усилился, и салон машины медленно погружался в тень за его завесой. Повинуясь смутному желанию, Владимир решил продолжить разговор.



- Послушай, объясни мне нормально, чего ты хочешь, я тебя не понимаю.



- Объяснить? ...Ну, смотри, мне обещали помощь уже очень давно, давно, понимаешь? У меня в колонне всё сожжено, очень много раненых, убитые есть. Я не знаю сколько, за машиной лежат, я не могу посмотреть, снайпера работают по нам. У меня на руках буквально один очень тяжёлый и патроны кончаются, мне нечем стрелять скоро будет. Вот, летят вертушки, я хочу, чтобы ты их на меня послал, пусть зайдут, дадут нам выйти, нам срочно надо…



Владимира словно обожгло. Эта боль в голосе, отчаяние и теперь эти слова… он всё понял. Голос продолжал звучать, а таксист вспоминал другой Новый год. 1994. Ему семь лет, он не может удержать себя за праздничным столом: скорей к ёлке, там, обернут в фольгу, лежит подарок. Если бы он не подсмотрел, как мать раскрашивает фольгу красками, то и правда поверил бы, что это настоящая подарочная бумага. Сейчас она гладит его по голове - "потерпи, Володенька, надо же дождаться двенадцати, тогда будем смотреть подарки".



За праздничным столом не хватает только отца. В праздничной суете мама часто смотрит в окно. Провожая её взгляд, мальчик видит его, стоящим на улице, нервно курящим и смотрящим куда-то в небо. Его отец офицер, и вообще-то он не должен быть с ними в эту ночь. Володя знает только, что его часть сейчас где-то далеко, и мама очень плакала, когда месяц назад отец сказал, что уедет. Но он сломал руку, когда катался с сыном на горке и остался дома. Последнюю неделю он почти не говорит, только смотрит новости и курит. Уже бьют куранты, мальчик бежит к столу и долгожданные подарки заставляют его отвлечься. Отец за новогодним столом так и не появится.



-…понимаешь, это не просто так, мы все здесь сдохнем, по мне бьют уже конкретно, с нашей стороны не отвечает никто, я не знаю или все мертвы или тоже уже нечем стрелять. Только что убили доктора, который с нами был. Срочно надо выводить отсюда нас, пусть кто-нибудь поможет…



Голос вырвал Владимира из воспоминаний и наконец, замолчал, ожидая ответа. Таксист машинально поднёс рацию к губам, но понял, что не может сказать ни слова. Ком подкатил к горлу, и стало сильно давить в груди. Он представил как где-то, на одной из пустых улиц, слыша хлопки петард и салютов, которые он принимает за стрельбу и взрывы, сидит этот его безымянный новый коллега. Ему должно быть около сорока, а может и все пятьдесят. И пусть этого не видно в обычный день, но он очень болен. Должно быть, шум новогодней ночи, треск рации и бог знает, что ещё вернули его в то время, когда он был на войне. И теперь ему кажется, что он где-то около вокзала, разбитого и горящего грозненского вокзала 1994-го года. Вокруг него всё полыхает и умирает его тяжелораненый друг. В его смешанной реальности позывной Владимира превратился в позывной того, кто может помочь. И Владимир решил попробовать это сделать. Надо вывести его. Не из под огня, конечно. Из его кошмара.



- 103-ий, это одиннадцатый, послушай, главное сейчас не паникуй. Мы всё что можем - делаем, чтобы тебя вытащить, рядом с тобой есть десантники, они сейчас к тебе идут. Успокойся и держись, понял меня?



- Одиннадцатый, десантники ко мне не выйдут, я вижу, как их район танками накрывает сейчас плотно. Еще кого-то ты можешь послать ко мне? Техника нужна, техника!



- Будет техника, будет. Тебе надо продержаться и собраться, держись, слышишь? Стотре… так, скажи, как тебя зовут?



Эфир затих, оставив только треск и скрежет. Таксист выругался. "Психоаналитик хренов". Снег за окном машины валил, словно его бросали лопатой. "Дворники" не справлялись, и всё лобовое стекло оказалось под сплошным покровом. В машине теперь была полная темнота. Только светился синий экран приёмника и огонёк сигареты, которую, сам того не заметив, закурил Владимир.



- Одиннадцатый, одиннадцатый, я ранен, больше живых нет…



"Чёрт!". Владимир решил больше не тянуть.



- Послушай меня, послушай. Сейчас 2014 год, ты не в Грозном, ты в Москве, сидишь в своей машине и это не взрывы вокруг, это люди празднуют Новый год и пускают салюты! Приди в себя!



Какое-то время эфир молчал и когда голос появился в нем снова, спокойный, тихий и совершенно отрешенный, Владимиру сначала показалось, что его слова возымели эффект. Но уже через секунду он понял, что это не так.



- Значит… значит десантников не будет и техники тоже. Я понимаю, некому… спасибо тебе за помощь. Я умру.



- Не умрёшь ты, слышишь? Ты не умрёшь! Мы с тобой может, ещё в Сочи съездим, Олимпиада ведь уже скоро совсем! – Владимир нёс полную околесицу, говорил, что первое приходит в голову, лишь бы его собеседник не перестал слушать.



- …Олимпиада? У нас, в 2014?



"Ну вот, кажется получается!" Владимир глубоко вдохнул.



- Да, у нас Олимпиада, вся страна уже года два готовится, уже скоро, ты же тоже это знаешь, сколько разговоров об этом!



- Расскажи мне о ней.



- Рассказать… уже сейчас туда съезжаются спортсмены, журналисты, туристы со всего мира. Я сам в Сочи не был, честно говоря, но говорят, там такую красоту навели, столько отстроили стадионов, гостиниц. А факел олимпийский, представляешь, побывал в космосе, на дне Байкала, по всей стране его пронесли! Теперь наш Сочи – один из лучших курортов!



Почему-то в этот момент Владимир представил, что он действительно говорит с молодым парнем, раненным и умирающим на холодной улице Грозного. Говорит и отвратительно врёт про Олимпиаду. Постыдно молчит про разворованное, про тухнущие факела. Про три теракта, которые уже произошли и дай бог, чтобы больше не было. Чтобы не взорвалось на самой проклятой Олимпиаде. Молчит про то, что снег для горнолыжных склонов мы покупаем у Израиля. Что символом Сочи стали Джамили и Назгули и про то, какие грустные глаза у снежного барса, оказавшегося в такой компании. Владимир говорил и ненавидел себя.



- Здорово… значит всё-таки осталась страна. Когда война закончится? Мы же победим?



- Ну конечно победим! Войне ещё месяц быть, нас тогда в Новый год прижали конечно, но мы быстро спохватились, и всех бандитов перебили. Ну что ты меня спрашиваешь, сам же всё это знаешь.



"Ну конечно победим… и не будут бандиты выкладывать в твиттер свои банкеты, не будут рваться бомбы в городах, не будет русских рабов на Кавказе, ты не зря умер, солдат!" Владимир никогда не чувствовал себя хуже, чем сейчас.



В голосе появилась решительность и ещё какая-то злоба. Было слышно, что человеку по ту сторону снега тяжело говорить, он как будто собрал последние силы.



- А тех… тех, кто нас сюда как толпу послал, на смерть, их накажут? Они заплатят за всё это? Ты красиво мне всё рассказал, спасибо тебе, только ещё вот это хочу услышать. Что с этими гадами будет?



- …накажут, накажут Андрюх, вычистят всех, а на их место хорошие, толковые офицеры придут.



"Придут, да… живой Буданов – генерал, живой Рохлин – министр Обороны. Да что там министр обороны! Президент!" Владимир затянулся сигаретой и обжёг пальцы.



- Хорошо… Я вижу, они выходят, сейчас сюда пойдут, мне им ответить нечем уже. Спасибо тебе, одиннадцатый. Прощай.



Таксист выругался. "Не помогло!"



- Андрей, Андрей, говори со мной, не пропадай, слышишь меня?! Андрей?!



"Дворники" словно очнулись и противно заскрипели по стеклу под толстым слоем снега. Щёлкнула рация и в эфире появился голос Юли.



- А вот и первый вызов в новом году! От Героев Панфиловцев до Сокола. Кто берёт?



- Юля, кто сейчас со мной говорил в эфире?!



- Никто не говорил, я тебя вызвала один раз, но ты молчал, решила, что занят или отмечаешь… А с кем ты мог говорить?



Владимир сидел в темноте, слушал скрип "дворников" и шорох снега. Вокруг машины ходили весёлые, празднующие люди. В эфир вернулась обычная Юлина болтовня и поздравляющие друг друга с Новым годом таксисты. Владимир курил. Он взял в руки телефон и набрал номер отца.



- Алё, Вов, с Новым годом, я уж решил, не позвонишь, мол, заранее поздравил и хватит.



- Да, пап, видишь – звоню. И тебя тоже с праздником. Пап, скажи мне, в твоей бригаде, в 1994-м году, в Грозном была колонна около вокзала, в которой все погибли, там еще рядом десантники под обстрелом должны были быть?



По голосу было слышно, что отец нахмурился и напрягся.



- Погоди… да, была такая. Зачем ты спрашиваешь?



- Кто на связи был у них, ты может его знал? Как его звали?



- Конечно знал. Только мои сослуживцы говорили, что на связи их почти не было. Появились, а потом исчезли из эфира и не отвечали. Хотя бой вели ещё долго. Старший лейтенант у них был на связи один. Никифоров Андрей его звали. С чего у тебя вообще такие вопросы?



- …потом расскажу, пап. С Новым годом.



Владимир, тяжело ступив в свежий сугроб, выбрался из машины и умылся снегом. Он словно оказался в другом мире. Всюду был свет, радость, улыбки и крики "Ур-а!". Мимо шёл мужчина, усадив себе на шею ребенка лет трёх-четырёх. Малыш держал в руках, видимо только что полученный подарок – олимпийского барса с грустными синими глазами.

Показать полностью
3
Посвящается началу учебного года
4 Комментария  
219
Бесстрашный танкист. В память о войне 08.08.08
13 Комментариев  

Это было в августе 2008 года...



В Цхинвали идут ожесточенные бои, многие дома разрушены или охвачены пожаром, в центре города уже стоят грузинские танки. Тбилиси рапортует о том, что большая часть территории Южной Осетии «освобождена» и передана под контроль силовых структур Грузии. Исполнительную власть в непризнанной республике предлагается передать Дмитрию Санакоеву, которого в РЮО считают предателем. Минобороны РФ заявляет, что пролитая кровь не останется без ответа.



Мыльников Сергей Андреевич – командир танка 141-го отдельного танкового батальона 19-й Воронежско-Шумлинской Краснознамённой орденов Суворова и Трудового Красного Знамени мотострелковой дивизии 58-й армии Северо-Кавказского военного округа, сержант.


Родился 8 февраля 1986 года в городе Свердловск (ныне – Екатеринбург) Свердловской области. Русский. Из семьи рабочих. В 2003 году окончил среднюю школу № 44 в Екатеринбурге. Учился в одном из колледжей Екатеринбурга по специальности «программист».


В октябре 2006 года был призван Чкаловским райвоенкоматом Екатеринбурга на срочную службу в Вооружённые Силы Российской Федерации. Служил в учебной танковой части в Елани, затем – в 19-й мотострелковой дивизии Северо-Кавказского военного округа во Владикавказе. В начале 2008 года написал рапорт о заключении контракта на военную службу.



В составе батальонной тактической группы под командованием своего командира танковой роты капитана Ю.Яковлева 8 августа 2008 года вступил в Южную Осетию для прекращения геноцида осетинского населения. При приближении к Цхинвалу 9 августа батальонная тактическая группа, в составе которой двигался командир танка сержант С.А.Мыльников, была атакована превосходящими силами противника. В ходе отражения атаки сержантом С.А.Мыльниковым было уничтожено 3 бронеобъекта (БТР и БМП).


Непосредственно в уличном бою в Цхинвале, имея задачу разблокировать окружённый батальон российских миротворцев подполковника К.А.Тимермана, экипаж танка Т-72 под командованием сержанта С.А.Мыльникова уничтожил 2 танка и 3 единицы лёгкой бронетехники. Своими действиями танкисты (всего 4 танка) обеспечили прорыв к окружённым миротворцам и спасли их от уничтожения.

Тем не менее, окончания жестокому уличному бою не было видно. Грузинская артиллерия и танки остервенело обстреливали позиции российских миротворцев. Танк сержанта С.А.Мыльникова действовал как кочующее огневое средство. Двигаясь взад-вперёд, он метким огнём поражал живую силу и технику противника. Машина получила четыре прямых попадания (два из пушки БМП и два из РПГ). В конце концов, экипаж покинул повреждённый танк, в котором уже окончился боекомплект. Кольцо вокруг городка миротворцев сжималось. Грузины расстреливали наши позиции с расстояния 40 метров. Подкрепление, шедшее на помощь миротворцам, было остановлено противником буквально в нескольких сотнях метров. В этих условиях комбат К.А.Тимерман принял решение отходить навстречу нашим войскам. Однако под ожесточённым огнём сделать это было невозможно. Противник непрерывно атаковал. Тогда сержант С.А.Мыльников вернулся в свой повреждённый танк и на максимальной скорости направил безоружный танк навстречу наступающему противнику. В рядах грузин возникла паника, оказавшиеся на пути танка свыше 20 грузин обратились в бегство, бросив свои боевые позиции. Это позволило российскому миротворческому батальону именно в этом месте организованно прорваться к своим, вынеся раненых и погибших.



Указом Президента Российской Федерации от 19 сентября 2008 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в Южной Осетии, сержанту Мыльникову Сергею Андреевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия – медали «Золотая Звезда».



В октябре 2008 года был уволен в запас. Вернулся в Екатеринбург. В декабре 2008 года поступил в Уральский государственный технический университет. С 2010 года член Общественной палаты РФ.


Является самым молодым живым Героем Российской Федерации. (На момент награждения)

Бесстрашный танкист. В память о войне 08.08.08 Цхинвал, Война, Южная Осетия, Грузия, длиннопост
Показать полностью 1
14
Когда опаздываешь на концерт Sabaton.
5 Комментариев  


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь