6
Топор
0 Комментариев  

Однажды дед Солин в ушанке и валенках колол дрова. Вечер был теплый и душный, мошки толкались столбом.

На завалинке сидели старухи, отмахиваясь ветками от комаров, и подтрунивали единственного “жениха” в деревне. И только Егориха пропела: “Паршивый поросенок и на ПетровкИ зябнет”, а Мотя Дергачева добавила: “Крови нет, говно не греет”, как дед Солин взмахнул топором, и зимняя шапка свалилась, топор слетел с топорища и, зловеще блеснув, острым углом воткнулся в лысую голову нашего реликта, прямо в самую середку. Дед Солин замер, полусогнув ноги, топор торчал в голове, как петушиный гребень, руки еще сжимали пустое топорище. Старух как ветром сдуло с теплой завалинки. Как проворные мышки, две из них вскарабкались по приставной лесенке прямо на чердак, не успели бы вы и бровью моргнуть, они уже кубарем скатились и “легче птичек” подлетели к своим товаркам, окружившим деда со всех сторон. В руках у них были клочья грязной паутины. И здесь бы вам посчастливилось наблюдать деревенскую операцию во всей феноменальной простоте.


Выдернув из рук старика злополучное топорище, две жилистые бабки зажали его под локотки, а самая решительная, схватив топор двумя руками, с хрястом вырвала его из бледного черепа и с размахом швырнула в крапиву. Все увидели аккуратную ранку, она медленно заполнялась темной кровью. Старухи, не теряя времени на медицинские прения, схвативши прутики, стали забивать в нее клубки паутины. Упихнув всю охапку, встряхнули рваную шапку, водрузили на место и завязали веревочки. Крови не пролилось ни капли. Вся трепанация произвелась без единого звука, как в немой киноленте. Дед Солин кротко вздохнул и в сопровождении женского конвоя тихонько двинулся в свою конуру. Через пару дней он уже охальничал, задирая бабок: “Все вздор, все пустяки, я старого закала кочерга”. Охотно снимал шапку, показывая свою рану. Она выглядела красиво и скромно, как у гениального Малевича: на полированном левкасном поле, цвета слоновой кости, черный супрематический треугольник.

15
Заливное
11 Комментариев  

Я была первый год замужем. Дочке было полгода. Муж доучивался на филфаке. Родители скинулись и купили нам кооператив.

Домашнего хозяйства я не любила. Селедку чистила в перчатках, потрошить курицу ходила к Тане Загоруйко в третий подъезд.


Раз приходит Анита Сорокина, соседка по этажу. И говорит: “Нам нужно срочно ехать в Ригу. Получили телеграмму от тети Ольды. Неотложное ЧП с наследством, а я как на грех купила сома, холодильника у нас нет, он пропадет. Возьми его себе, сделаешь заливное, очень вкусно”. И ушла. Жуткий сом лег на стол “от края до края”, свесив усы и хвост. Запахло “Речными заводями”. Надо было что-то делать. Что? Пришел мой двадцатилетний муж. Мы стали ходить вокруг стола и думать. Муж сказал: “Заливное — это, конечно, “требьян”, но как его приготовить? Наверное, нужно резать?” Мы застелили пол газетами, и муж спихнул сома со стола. И опять мы долго смотрели на белое брюхо и прищуренные глазки. Наконец муж надел мой фартук и взял серебряный ножик с витиеватой ручкой. Я ушла в комнату кормить дочку. Из кухни слышались возня и сопение. Прошло два часа.


Наконец появился муж, бледный, с окровавленным ножом. “Кажется, все кончено”, — сказал он. В кухне было страшно, как на бойне. Всюду кровь и рваные куски рыбы, каждый величиной с валенок. Голова лежала на блюде, утопая в крови. Наш дом был “хрущобой” без лифта и мусоропровода. Все что можно и нельзя мы спускали в унитаз, напор воды был бешеный, он с ревом уносил даже консервные банки. Голову мы решили утопить в клозете. Я с ужасом впихнула ее в стульчак и спустила воду. Рухнула Ниагара, и вода забурлила, забуксовала. Сом открыл глаза и посмотрел на меня, как Олоферн на вероломную Юдифь. Усы свисали на пол. В панике я все дергала и дергала спускатель, потом что-то случилось, и вода полилась на ноги. Я уже стояла по щиколотку в воде, а она все лилась и лилась. Сом не спускался, не уплывал и все смотрел. Муж силился вытащить его вилкой, но он выскальзывал и не давался, а вода лилась все сильней и сильней. Положение было аховое. Снизу прибежал Ольховский и стал орать, что его промочило. За ним явились Бибиковы с собаками и тоже с воплями: “Что случилось? У нас потоп!”


Я пыталась что-то объяснить, но меня никто не слушал. Уже все соседи толпились на лестнице. Я рыдала, собака лаяла, соседи ругались, муж успокаивал перепуганную дочку, пытаясь исполнить колыбельный романс Вертинского. Наконец Шнейдер всех перекричал, завопив что есть мочи:


— Надо вызвать электрика!


— Какого, к черту, электрика? Сантехника или слесаря!


(справедливо перебил Ольховский)


— Какой сантехник ночью? Надо звонить в аварийку!


(Скомандовала старуха Ефимова)


— Затопили весь стояк!


(Встряли Бибиковы)


Пришлось бежать целый километр к автомату. В трубку я кричала, что спустила голову сома в унитаз и начался потоп. В ответ меня обхамили:


— Ты что, пьяная? Проспись, зачем ты голову сама спустила в унитаз?! Сама спустила, сама и вынимай!


— Я трезвая, я не свою голову спустила, а голову сома впихнула, а она застряла в колене, то есть в трубе, и случился засор!


— Что ты мелешь? Как ты голову сама впихнула в колено? Что за бред!


— Да не САМА, а СОМА!


Долго пришлось втолковывать суть происшествия...


Вскоре приехали два веселых мужика в резиновых сапогах с крюками и металлическим шлангом. Соседи в мокрых тапках быстренько ретировались задом. А собака Бибиковых все не унималась. И дочка надрывалась, а муж уже не пел, а только возил кроватку по комнате туда-сюда.


Сантехник Петя перекрыл воду, а Вася уперся сапогом в бортик унитаза, крюком подцепил за губу голову сома и рванул “Олоферна” из керамического дупла. Она плюхнулась на метлахскую плитку.


Вода с рычанием втянулась в недра канализации. Унитаз опустел. Собака угомонилась. Дочка уснула, и я уже не ревела. Стало тихо.


Муж сказал:


— Большое спасибо. Извините за беспокойство. И протянул Васе и Пете последний трояк.


Долго я собирала воду совком из уборной. Потом мыла окровавленную кухню. Потом варила сома в ведре с лавровым листом и морковкой. Потом раскладывала все по кастрюлькам, мискам и тарелкам и уставила весь холодильник. И целую неделю мы, наши гости и соседи питались заливным. Аните досталась последняя миска. Она вернулась из Риги с наследством и купила холодильник. А я сама прослыла на весь дом мастером заливного сома. Голову “Олоферна” взяли Бибиковы кормить собак.


P.S. Воспоминания моей бабушки,решил поделиться.

Показать полностью
-18
Разработчики шутят
11 Комментариев  
Разработчики шутят
145
Что видит Tesla в режиме автопилота
26 Комментариев в Баяны  
Что видит Tesla в режиме автопилота
54
Такой боевик я бы посмотрел
17 Комментариев  
Такой боевик я бы посмотрел петух, треш, тренировка, бой, gifts, чтозафак, гифка

Найдено на просторах известной соцсети. Извиняюсь за размер,пикабу не хотел пускать,пришлось сжать

-31
Когда живёшь в однушке
15 Комментариев  
Когда живёшь в однушке
194
Люстра на все случаи жизни
10 Комментариев  
Люстра на все случаи жизни
13
Кто-то едет в Хогвартс
8 Комментариев  
Кто-то едет в Хогвартс Сова, Метро, Хогвартс
Показать полностью 1
36
Ученые нашли двухметровую акулу на Марсе
17 Комментариев  
Ученые нашли двухметровую акулу на Марсе
-19
Барсукъ в Казани
6 Комментариев  
Барсукъ в Казани


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь