-31
Это неловкое чувство когда
8 Комментариев  

Актеры играющие Лили и Маршала настолько шикарно друг другу подходят, что они были бы идеальной парой в реале. Но нет, они встречаются с другими(((

Это неловкое чувство когда Как я встретил вашу маму, сериалы, пара, безысходность
5
Сценаристка, феминистка, жируха, нитакая как все, работает в биовар.
63 Комментария в Mass Effect  
Сценаристка, феминистка, жируха, нитакая как все, работает в биовар. mass effect, Mass Effect:Andromeda, феминизм, омг

Фанаты надеются на фейк, но...сценарий в MEA ужасен, а романы, из-за которых многие и купили игру, это 4 коротенькие сценки с парой слов, где последняя сценка это сексас. После обещанных уникальных и эпичных романов, с реакцией окружающих, идеально сделанных сценах - ничего. Даже по сравнению с первой частью ужасно.

0
Анджей Сапковский не верил в успех CD Projekt RED и поэтому не получает денег с продаж игр
53 Комментария  

Так уж получилось, что после релиза Witcher 3, видеоигра про Геральта стала намного известнее на западе, чем оригинальная серия книг польского писателя Анджея Сапковского. По его собственным словам, во время интервью которое он дал западным журналистам, он не раз сталкивался с ситуацией, когда его работу принимали за банальный фанфик, а не первоисточник. Тогда, по его словам, он использовал весь словарный запас ругательств на всех известных ему языках. Также по словам Анджея он не получает никаких денег от успеха игровой серии по своей личной глупости. Дело в том, что когда еще никому неизвестная студия CD Projekt Red обратилась к нему с предложением о продаже прав на создание игры по мотивам его вселенной, он просто не поверил в их успех, и потребовал договор, по которому ему выплачивался бы крупный чек единоразово, вместо предлагаемых компанией схем с роялти.


"Они предложили мне процент от продаж. Я сказал "Нет, потому что не будет никаких продаж - дайте мне все мои деньги сразу! Полную сумму!" Это было глупо. Я был настолько глуп, что оставил все у них в руках, потому что я не верил в их успех. Но кто мог предугадать их успех? Я не мог."


Учитывая, успех Witcher 3 и достаточно большую популярность Gwent, то пан Анджей явно решил себя круглой суммы на банковском счету.

Анджей Сапковский не верил в успех CD Projekt RED и поэтому не получает денег с продаж игр Сапковский, Ведьмак, Игры, книги
40
"Любовь" от безысходности, а так действительно может быть.
96 Комментариев в Истории об отношениях  

Написала подруга, ужасно расстроена тем что ее бросил молодой человек. А ситуация вся была такой:

Они познакомились в универе, он был очень толстый. Она его полюбила за доброту и приятный характер. Они начали жить вместе и она заставляла его ходить в спорт зал и худеть, так что теперь он выглядит очень спортивно. Но вчера у них был разговор, где парень признался в том, что никогда ее не любил, а встречался просто потому, что он был толстый и боялся что девушки не захотят с ним встречаться. А теперь он отлично выглядит и может наконец признаться что ему нравится другой тип девушек. Собрал вещи и уехал.


У меня просто в голове не укладывается. Как такое вообще быть может. То есть, люди действительно могут быть настолько гнилыми, что похудеть им лень, а вот мучить других и себя им не лень. Также мне не совсем понятно, как подруга не разглядела что он ее не любит. Хотя с другой стороны, это ее первые отношения, и в толстом покладистом парне, который делает все что ты ему говоришь, довольно трудно разглядеть какой-то хитрый план.

-41
Ночные мысли.
50 Комментариев в Философия  
Ночные мысли. Философия, смерть, Природа, стереотипы, мысли на ночь

Как вы относитесь к смерти? А именно своей смерти и смерти своих близких. Имеются ли у вас какие нибудь абстрактные или объективные представления об этом?


Я считаю, что образ смерти, как негативной силы, просто невероятно глуп и является стереотипом. Спасибо христианству.

Смерть является частью природы, она просто не может быть отдельной силой, которая противостоит жизни, так как нет никакого противостояния, есть только природа. Поэтому все эти атрибуты смерти, вроде мрачности, темного цвета, постоянной грусти, черепов - весьма странны, так как являются ее последствием для живых существ, а не каким либо аспектом. А вот у жизни, как у красного цвета, и то больше объективности, так как кровь и внутренние органы красные.


Особенно меня удивляют люди, которые горюют по своим умершим и создают кладбища, создавая эмоциональные якоря, которые самих же тяготят. Мертвое тело не является тем человеком которого вы любили, в нем больше нет сознания. Тело нужно сжечь, чтобы оно больше никому не мешало. Вашего любимого нет, а вы же живете дальше. Никто в своем уме бы не хотел чтобы вы страдали от его утраты, особенно если он вас любит.

Особенно странно горевать христианам, так как по их мифологии мертвый отправляется в рай и они все равно с ним встретятся. Поэтому, нужно помогать скорбящим понять, что горюя по своим близким, они мучают только себя, тогда как нужно ценить проведенное вместе время и все хорошие моменты что вы дарили друг другу. И жить дальше.


Также мне совершенно непонятно, почему смерти боятся. Но тут нужно разграничить между дебилизмом - когда смерть ищут; и отсутствием страха перед смертью с точки зрения личности, когда человек понимает, что когда он умрет тогда и умрет. Ему будет просто все равно уже и на окружающих и на свои материальные объекты. А пока он жив, то и нужно заниматься своей жизнью и радоваться ею, так как жизнь все же коротка, а негативные эмоции только приближают смерть, что уменьшает время для самих радостей.

Хотелось бы узнать ваше мнение на сей счет. Естественно обоснованное.

Показать полностью
-118
Взгляд на атеизм со стороны верующего.
130 Комментариев  

Всякий раз, когда я разговариваю с атеистами, я удивляюсь, что ни один из них не способен извлечь выводов из истории атеизма. Своей позицией и способом ведения дискуссии мои собеседники демонстрировали, что они стали узниками собственной системы верований.


Иррациональность веры атеистов

Атеисты не реагируют на самые очевидные аргументы, которые вскрывают иррациональность их системы убеждений. Каждый из атеистов, с которыми мне довелось побеседовать, вел себя так, будто он являлся абсолютной копией других атеистов по образу мыслей и способу игнорирования фактов.


Создавалось впечатление, будто все атеисты, с которыми я общался, не знали, что именно атеистические системы привели к возникновению самых жестоких диктатур и к самым ужасным преступлениям в истории человечества. Ни одно маргинальное меньшинство (а к таковому относятся атеисты) за всю историю не совершило таких масштабных преступлений, как те, кто хочет создать мир без Бога. Кажется, что про устроенные атеистами акты геноцида знают все, кроме... самих атеистов. Ни один из них не сказал мне, что он просит прощения за преступления атеистических режимов и старается извлекать выводы хотя бы из современной истории.


Во-вторых, создается впечатление, будто атеисты считают, что люди, убежденные в существовании Бога, поверили в Создателя совершенно случайно, а не исходя из чувства исключительности человеческого существа, появление которого невозможно объяснить рационально как плод безличной и неосознающей себя материи. Вера атеистов в то, что человек придумал бога сам, столь же иррациональна, как вера в то, что человек придумал сам себя или мужчина придумал женщину. Разумный человек открывает существование Бога по мере осознания исключительности собственной человечности, которая изумляет его и качественно отличает от всех других земных созданий.


В-третьих, создается впечатление, будто атеисты не знают, что сущность атеизма — это не отрицание существования Бога, а отрицание существования человека, как существа принципиальным образом отличающегося от животных. Человек, который считает себя чуть более развитым животным, не задает себе вопроса, кому или чему он обязан своим существованием. Обнаружение Бога — это логичное следствие осознания исключительности человека. Достаточно испытать страх, чтобы поверить в существование каких-нибудь божеств или ложного бога, но необходимо открыть в себе чудо личности, чтобы задать вопрос о Бога истинного. В атеизме есть место лишь для карикатуры на Бога (вроде «опиума для народа»), поскольку в этой системе есть место лишь для карикатуры на человека — кого-то, кто является не более чем причудливым животным.


В-четвертых, создается впечатление, будто атеисты не понимают, что в их системе убеждений им приходится верить в то, что либо человек ничем качественно не отличается от животных, либо, если он все же отличается, этот факт можно объяснить только иррационально (например, как случайность или невероятное стечение обстоятельств в рамках процесса эволюции). Атеисты априори подразумевают, что материя создала сама себя, и во вселенной нет ничего кроме нее.


В-пятых, создается впечатление, будто атеисты не знают, что подавляющая часть людей открывает в себе качества, которые не позволяет заметить атеистическая система ценностей: способность к познанию правды, принятию осознанных решений, ответственности, любви, верности. Сознание, свобода и любовь — это особые человеческие качества, которых нет в мире животных, растений или минералов. Верить в то, что осознающий себя и способный любить человек происходит из безличностного мира — еще более неразумно, чем думать, что бабочка способна пробить своими крыльями бронированное стекло.

Иррациональность атеистической антропологии

Таким образом исходный пункт атеизма — не теологическая, а антропологическая проблема, то есть вера атеистов, что между человеком и животными нет существенной разницы. Атеисты верят, что наше сознание субъективно, свобода иллюзорна, а любовь — лишь вопрос биохимии. В основе атеизма лежит оторванное от действительности представление о человеке. По мнению атеистов, как животное не соотносит себя с Богом, так и человек не нуждается в таком соотнесении и не способен на него. Атеизм отчуждает человека от тех специфических свойств, которые позволяют нам действовать принципиально иным способом, чем животные. Атеизм — это система, которая не видит существенной разницы между антропологией и зоологией, инстинктом и любовью, влечениями и свободой, усматривая в человеке животное, а в животных человеческое начало.


Бывают люди, которые действительно находят в себе лишь сходство с животными и действуют, как рабы своих инстинктов, влечений, гормонов или внешних импульсов. Подобные люди не способны задаться не только вопросом о Боге, но и о себе самих. Человек, принявший атеистическую систему верований, считает иррациональным поведение тех, кто разумно мыслит, принимает ответственные решения и верно любит. Если бы животные обрели разум, во всем другом оставаясь животными, они тоже бы удивились, что люди способны действовать не только руководствуясь инстинктами или биохимическими раздражителями, но и как-то иначе.


Неудивительно, что общество, построенное на атеистических постулатах, создающих редуцированный и карикатурный людского образа, приходит к унижению человека — в особенности невинного и честного. Неслучайно политики-атеисты больше заботятся о богатых гей-активистах, чем о бедных безработных, а юристы-атеисты — больше о плачах, чем об их жертвах. В свою очередь, феминисток-атеисток больше интересует секс, чем дети, а экологов-атеистов — защита животных, чем защита людей.


Каждая атеистическая система ведет к какой-либо форме диктатуры, когда атеисты присваивают себе право принимать все решения и даже власть над человеческой жизнью: возможность решать, кого можно легально убить, а кого установленный ими закон будет защищать. Атеизм ведет также к идолопоклонничеству: в марксистском атеизме «богами» были коммунистическая партия и ее лидеры, а в либеральном атеизме ими становятся вожделение, удовольствие и деньги. В атеизме всегда есть что-то, что выше человека.


Иррациональность атеистической «прогрессивности»

Во все эпохи атеисты составляли в обществе меньшинство, но несмотря на это они думают, что они гораздо мудрее подавляющего большинства человечества. Они убеждены, что лучше знают, какие жизненные стратегии, связи и ценности нужны человеку. Атеистическая мысль в этом плане, как и атеистическая антропология, довольно примитивна. В прошлом веке они при помощи насилия и преступлений пропагандировали культ пролетарского коллектива, в XXI, уже более тонкими методами (в первую очередь при помощи подчиненных им СМИ), они пропагандируют «свободные» союзы. Продвигая эту идею, атеисты подтверждают, что им чужды принципы логического мышления: ведь в этом термине содержится внутреннее противоречие. В действительности не существует никаких «свободных» союзов, как нет квадратного колеса или зеленый цвет синего цвета. Человек способен придумать внутренне противоречивые понятия, но даже ребенку ясно, что у них нет эквивалентов в реальности. На самом деле то, что предлагают атеисты (особенно в отношениях мужчина — женщина) — это не свободные от связей союзы, а союзы, лишенные ответственности, любви и верности.


Атеисты называют свою концепцию жизни самой «научной», «рациональной» и «прогрессивной». На самом же деле их идеи заключаются в повторении самых архаичных и примитивных мифов о том, что человек может быть счастлив лишь тогда, когда в своих действиях он не будет отличаться от животного. Атеизм пропагандирует то, что просто, а не то, что ведет к развитию и радости. В итоге они предлагают легкий секс вместо сложной любви, легкий способ управления фертильностью (контрацептивы, аборты) вместо ответственного родительства, легкую «отключку» вместо сложной ответственности. В погоне за простыми решениями атеисты приняли даже такой иррациональный миф, что на какой-то фазе своего развития человек может не быть человеком.


Самый опасный миф атеизма — это вера в то, что тот, кто перестанет любить Бога, станет любить человека. Факты показывают совершенно противоположную картину. Первые места в списке палачей всех времен занимают именно атеисты. Не случайно, что в наше время атеисты глумятся над Христом, который любил и учил любви, но не нападают на преступников-атеистов и даже выискивают в их деятельности положительные аспекты.


На основе вышеприведенных фактов очевидно, что самое главное заблуждение современности — это уверенность, что атеизм является проявлением рационализма, а атеисты — неверующими людьми. На самом деле исходная точка атеизма — не отрицание Бога, а извращенный образ человека. «Рационалисты», «люди науки», «прогрессивные люди», «гуманисты» — вот любимые самоназвания атеистов: прекрасная демонстрация мудрости, что никто не может быть хорошим судьей самому себе.


Подавляющее число людей, который я встречал в своей жизни, не помещаются в рамки антропологии атеистов. Они открывают в себе такие способности, возможности, потребности и стремления, которых нет в атеистическом представлении о человеке, и которые отличают человека от животных. Животные эволюционируют, а человек создает историю. Животные много тысячелетий действуют по одним и тем же схемам, руководствуясь инстинктами, а человек обладает безграничными возможностями развития. Так долго, как большинство людей будет отличать себя от животных, атеизм будет оставаться маргинальным явлением. Но он останется опасным. Ведь человек представляет самую большую опасность для самого себя в двух случаях: когда он верит, что не отличается от животных, и тогда, когда он верит, что равен Богу.


Ксендз Марек Дзевецкий — кандидат психологических наук, сотрудник Университет им. кардинала Стефана Вышинского в Варшаве.

Показать полностью
-135
Предложение
31 Комментарий в Предложения по Пикабу  

Совершенно не секрет, что в постах постоянно кто-то выкладывает порно, чем нарушает правила Пикабу. Причем это делают часто и систематически, ради рейтинга и потому, что они знают что пост просто удалят, а плюсов они уже получили. Те, кто вызывает модераторов, так как следуют правилам, получают угрозы и их рейтинг опускается неадекватными пользователями, которые мало того что нарушают правила, так еще и поддерживают нарушение правил.

С этим нужно что-то делать и поскорее, чтобы пользователи знали, что на Пикабу следят за правилами и систематические нарушители будут наказаны. Я предлагаю давать в начале временный бан, после уже вечный. Так как Пикабу не то место где такое приемлемо и если у кого-то прямо чешется, то он всегда может уйти на сайты которые придумали специально ради таких любителей.

@moderator, @admin

-45
Письмо десяти академиков или как что-то разум победило.
46 Комментариев в Баяны  
Письмо десяти академиков или как что-то разум победило. Россия, политика, религия, антирелигия, безысходность, наука, википедия, длиннопост

«Письмо десяти академиков» («письмо десяти», «письмо академиков», официальное название «Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны?») — открытое письмо, адресованное Президенту России В. В. Путину, опубликованное 22 июля 2007 года. Было подписано десятью академиками РАН: Евгением Александровым, Жоресом Алфёровым, Гарри Абелевым, Львом Барковым, Андреем Воробьёвым, Виталием Гинзбургом, Сергеем Инге-Вечтомовым, Эдуардом Кругляковым, Михаилом Садовским, Анатолием Черепащуком.



Основные вопросы которые поднимает письмо:

В письме выражена обеспокоенность «всё возрастающей клерикализацией российского общества, активным проникновением церкви во все сферы общественной жизни», в частности в систему государственного образования. «Верить или не верить в Бога — дело совести и убеждений отдельного человека — пишут академики. — Мы уважаем чувства верующих и не ставим своей целью борьбу с религией. Но мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научное Знание, вытравить из образования „материалистическое видение мира“, подменить знания, накопленные наукой, верой. Не следует забывать, что провозглашённый государством курс на инновационное развитие может быть осуществлён лишь в том случае, если школы и вузы вооружат молодых людей знаниями, добытыми современной наукой. Никакой альтернативы этим знаниям не существует».



Внесение специальности «теология» в перечень научных дисциплин ВАК

В письме говорится о невозможности предложенного в марте 2007 года XI Всемирным русским народным собором внесения специальности «теология» в перечень научных специальностей Высшей аттестационной комиссии (ВАК), так как внедрение церкви в государственный орган противоречит Конституции РФ. В письме, в частности, отмечается, что давление на ВАК было и раньше, но теперь «это давление не скрывается».



Введение во всех школах России обязательного предмета «Основы православной культуры»

В письме поднимается вопрос о невозможности введения во всех школах России обязательного предмета «Основы православной культуры», так как это ставит сторонников разных конфессий в неравное положение. Этот вопрос также связан с резолюцией XI Всемирного русского народного собора, в которой, в частности, содержится просьба «о признании культурологической значимости преподавания основ православной культуры и этики во всех школах страны и о включении этого предмета в соответствующую область федерального образовательного стандарта».


В письме также отмечается, что иерархи РПЦ неоднократно обращались к правительству РФ с просьбами ввести такой предмет как обязательный. А патриарх Алексий II в своём циркуляре от 9 декабря 1999 года писал: «Если встретятся трудности с преподаванием „Основ православного вероучения“, назвать курс „Основы православной культуры“, это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе». Из чего академики, авторы письма, делают вывод (и обращают на это внимание президента РФ), что речь идёт не о культурологическом предмете, как это пытаются преподнести, а о введении в школах предмета «Закон Божий», как это было в дореволюционной России. Однако, заключают авторы письма, даже если речь идёт о культурологической дисциплине, в многонациональной многоконфессиональной стране такой курс вводить нельзя, так как это нарушает права сторонников других конфессий.



Что же получилось:

Если раньше эти вопросы обсуждались только между правительством РФ и представителями РПЦ, то теперь эти вопросы стали обсуждаться широкой общественностью. В этом смысле открытое письмо президенту Российской Федерации стало «информационным поводом» для обсуждения этих и других вопросов, связанных со взаимоотношениями церкви и общества.


Тем не менее, с 2012 года, в соответствии с приказом Минобрнауки России, предмет Основы религиозных культур и светской этики включен в школьную программу в качестве федерального компонента. А в январе 2015 года Высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки Российской Федерации утвердила теологию как новую научную специальность. Таким образом, мнение академиков, изложенное в письме, не смогло повлиять на принятие решений по данным вопросам.



Реакция православных деятелей и организаций

В ответ на письмо десяти академиков Русская православная церковь объявила, что «Русская православная церковь и в прошлом признавала и ценила науку, и в настоящем признаёт и ценит её».


Ряд православных деятелей выступил с критикой письма десяти академиков. В опубликованных материалах и публичных выступлениях встречаются личные нападки в адрес академиков РАН, обвинения в ненависти к Русской православной церкви, нарушении конституции РФ, выполнении политического заказа и противодействии тому, «чтобы люди и наше общество узнали бы собственную культуру» и т. п. В публикациях и выступлениях встречаются, например, такие выражения в адрес сторонников письма академиков и самих академиков, как «рудименты идеологии политических пенсионеров», «химера так называемого научного мировоззрения», «бессмысленные нападки воинствующего атеизма». Так, в частности, выразился замглавы ОВЦС протоиерей Всеволод Чаплин о точке зрения, высказанной членом Общественной палаты Вячеславом Глазычевым и в письме академиков РАН. Глава пресс-службы Московской патриархии священник Владимир Вигилянский (в связи с заявлением правозащитников «В поддержку письма академиков РАН») заявил : «…За словами правозащитников, по сути дела, стоит призыв к новым репрессиям на религиозной почве». Межрегиональное общественное движение «Народный собор» обвинило академика РАН Виталия Гинзбурга, одного из подписантов «Письма десяти», нобелевского лауреата, в разжигании религиозной вражды, и обратилось к прокурору Москвы с требованием привлечь его к уголовной ответственности (формальным поводом для этого послужил комментарий Виталия Лазаревича газете «Вести образования» в феврале 2007 года).


1 августа 2007 года протоиерей Всеволод Чаплин выступил с изложением своей позиции по поводу письма десяти академиков, сказав в частности: «Конституция России права, когда говорит о недопустимости установления обязательной или государственной религии или идеологии. В том числе, естественно, и материализма, позитивизма, агностицизма, атеизма. В том числе в высшей и средней школе».


4 августа 2007 года патриарх Алексий II, находясь в Ижевске, так высказался в связи с письмом академиков: «Церковь строго соблюдает конституционный принцип. Церковь не вмешивается в политическую жизнь государства, и государство не вмешивается в жизнь церкви».


13 августа 2007 года митрополит Кирилл пригласил к диалогу группу академиков, заметив, что за их письмом «скрывается желание изолировать Церковь».


14 сентября 2007 года позицию президента поддержал замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, высказав мнение, что в школах не нужно вводить обязательное изучение предметов по религиозной тематике (в том числе и тех предметов, которые говорят о религии скептически) и что нельзя заставлять человека быть верующим против его воли.


31 октября 2007 года секретарь Совета православных молодёжных организаций Москвы Вадим Квятковский сообщил на пресс-конференции, что ими собрано уже более 100 тысяч подписей в Москве, Подмосковье и других регионах в поддержку преподавания в российских школах предмета «Основы православной культуры»; отметил: «Мы хотим продемонстрировать мнение большинства, православных граждан, а не десяти академиков».


Диакон Андрей Кураев подверг письмо обстоятельной критике, однако отметил, что общественная дискуссия, развернувшаяся вокруг письма, может иметь положительное значение для внутренней жизни Русской православной церкви. Кураев считает, что ссылки в письме на Конституцию в вопросе отделения церкви от школы были справедливы лишь для советской конституции, а не для современной: «В Конституции России ни слова не сказано про пресловутое ленинское „отделение школы от Церкви“». Статья 14 Конституции РФ говорит о том, что Российская Федерация — светское государство, религиозные объединения отделены от государства. Статья 4 Федерального Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997) повторяет эту конституционную норму и конкретизирует её в приложении к образованию: «В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства […] государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях».


Дискуссия, возникшая в Русской православной церкви вокруг письма, содержала и критические отзывы в сторону общей политики церкви и заявлений отдельных её представителей по отношению к письму. В частности, игумен Петр (Мещеринов) резко осудил любые проявления хамства в реакции на критику в адрес подлинных или мнимых недостатков церковной жизни и призвал воспринимать письмо как отражение негативных процессов, происходящих в церкви — сращивании её с государством, политизации, отходе от целенаправленной собственно-церковной работы.


После публикации письма академиков его плюсы и минусы анализировал священник Георгий Кочетков. Он и протоиереи Максим Хижий и Димитрий Смирнов выступали с критикой введения в школы «Закона Божия». В процессе одного из обсуждений «письма десяти» Андрей Кураев согласился с тем, что «во многих школах происходит подмена понятий и практик: объявляют культурологическую дисциплину „Основы православной культуры“, а на самом деле начинается религиозная индоктринация детей. Это незаконно и нечестно».



Реакция представителей других конфессий

В заявлении мусульманской общественности России «Клерикализм — угроза национальной безопасности России» прозвучал протест против подмены духовного возрождения многонациональной и многоконфессиональной России реставрацией феодально-государственной монополии на веру, против нарастающего клерикализма, против подмены в обход конституции России культурологического школьного предмета «Основы православной культуры» религиозным вероучением. Среди подписавших заявление — Аширов Нафигулла, сопредседатель Совета муфтиев России, глава Духовного управления мусульман азиатской части России.


В поддержку «письма академиков» высказался руководитель аппарата ДУМ Нижегородской области Дамир Мухетдинов: «Не разделяя атеистического мировоззрения академиков, обратившихся к гаранту Конституции, мусульмане всецело поддерживают саму идею защиты Конституции от посягательств любой идеологической группы, клерикальной или антиклерикальной. <…> Именно эту позицию поддерживают и президенты Татарстана, Башкортостана, и Совет муфтиев России <…> Если есть Конституция, требующая отделения церкви от государства, равенства всех религий и равноудалённости как от власти, так и от школы — значит, надо её соблюдать!»


Марат Муртазин, ректор Московского исламского университета, заместитель председателя Совета муфтиев России, выступил за необходимость диалога традиционных религий и общества в решении нравственных, социальных, образовательных проблем общества. Он подчеркнул, что «если мы говорим об общеобразовательных школах, то в них, конечно, никаких обязательных религиозных предметов быть не может».


За поиск компромисса в вопросах распространения религиозных знаний выступила Федерация еврейских общин России. В её заявлении подчеркивается, что «веру не следует навязывать», однако религиозные организации должны иметь возможность «рассказывать о своей традиции, чтобы человек добровольно сделал свой духовный выбор».


Елена Леонтьева, координатор Московского буддийского центра линии Карма Кагью: «Мы, буддисты России, считаем, что специально, насильно в школах не нужно учить никаким религиозным предметам».


Иерархи Православной Церкви Божией Матери Державной, поддерживая авторов «письма десяти», заявили, что «в России по-прежнему есть истинная интеллигенция, наделённая чуткой духовной совестью, способная смело и бескомпромиссно отстаивать принципы гуманизма и демократии».


Яков Кротов, представитель УАПЦ(о), заявил, что богословы, претендующие сегодня быть учёными и получать степени через ВАК, тем самым унижают богословие, и выступил с резкой критикой принудительного обучения «основам православной культуры».


Реакция научной общественности

2 октября 2007 года, подводя итог заседания секции естественнонаучного образования Московского общества испытателей природы, секретарь С. В. Багоцкий подчеркнул: «…Большинство участников дискуссии, как верующие, так и неверующие, согласились с тем, что в существующей ситуации вводить в школы курс „Основы православной культуры“ не следует».


1 ноября 2007 года было распространено письмо академиков РАН Г. С. Голицына, Г. А. Заварзина и Т. М. Энеева и членов-корреспондентов РАН Г. В. Мальцева и Ф. Ф. Кузнецова. В этом письме они отмечают, что авторы «Письма десяти» не являются авторитетами в обсуждаемой области, и высказывают несогласие с тем, что существующие проникновение Русской православной церкви в общество содержит какую-либо угрозу. Отмечается, что добровольное изучение религиозной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях не нарушает законодательство Российской Федерации.


В феврале 2008 года опубликовано обращение к президенту РФ, под которым стояли подписи 227 докторов и кандидатов наук. В обращении выражается поддержка введению учёных степеней по теологии и преподаванию в школах дисциплин о религиях. По мысли подписавшихся, это обеспечит полноценную реализацию гражданами России своих культурных прав, закреплённых конституцией России и международными актами о правах человека. Оппоненты обвиняются в навязывании собственных религиозных или идеологических доктрин, нетерпимом отношении к православию и церкви. Обращение подверглось критике в СМИ, в частности, обращается внимание на «странности письма», в которых прямо не указаны авторы и инициаторы, а в заголовке стоит число 227, в то время как письмо подписало 225 человек (в подписях содержатся повторы), а также на агрессивный тон письма. В некоторых СМИ высказывалось предположение о связи инициаторов обращения с Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом.


После этого, в феврале 2008 года было опубликовано Открытое письмо представителей научной общественности к президенту РФ в связи с планами введения в школах курса «Основы православной культуры» (ОПК). К середине апреля письмо подписали более 1700 человек, из которых более 1100 имеют ученые степени (кандидаты и доктора наук). Число подписавшихся под данным письмом постоянно увеличивается в связи с тем, что подписи продолжают собирать через интернет: любой прочитавший данное письмо может отправить по электронной почте свою подпись организаторам акции. Авторы письма выступают с резкой критикой курса ОПК, выражают полную поддержку «Письму десяти», подвергают развернутой критике «письмо 227». Позиция подписавшихся сводится к следующему: введение ОПК неизбежно приведет к конфликтам в школах на религиозной почве; для реализации «культурных прав» верующих нужно использовать не общеобразовательные, а уже имеющиеся в достаточных количествах воскресные школы; теология, она же богословие, не является научной дисциплиной.


В поддержку «письма десяти» выступили сотрудники музея-заповедника «Рязанский кремль», отметив, что клерикализация в России идет в ущерб интересам отечественной культуры и образования.



Реакция участников государственного образовательного процесса

Декан факультета социологии МГУ, профессор Владимир Добреньков прокомментировал письмо десяти академиков: «Позиция Гинзбурга — это позиция не русской, а безбожной интеллигенции».


8 августа 2007 года президент Российской академии образования Николай Никандров заявил: «Я думаю, письмо — это лишь хороший информационный повод, но любые опасения здесь безосновательны».



Реакция правозащитных и общественных организаций

Ряд видных правозащитников и представителей общественности выступил в поддержку письма.


« Мы видим, как под видом религиозного возрождения, в нашей стране, по сути, формируется новая национально-религиозная идеология, пронизанная отрицанием демократии, ксенофобией и культом власти. »


Заявление Московского бюро по правам человека: «Московское бюро по правам человека выступает против диктата, с какой бы стороны он ни исходил, за конструктивный, содержательный диалог представителей академической науки и верующих любых конфессий, существующих в нашей стране, прежде всего, православия. Только такой диалог может принести добрые плоды».


Президент Российского гуманистического общества Валерий Кувакин выразил поддержку «письму десяти», заявив, что экспансия церкви может привести к социальному взрыву. Он подчеркнул, что «если мы хотим дать научное образование и если это образование должно быть нравственно приемлемо для всех, то мы должны исходить из принципов научности и принципов морали, которая объединяет всех нас, а не какую-то определённую конфессию».



Реакция официальных лиц.

3 августа 2007 года министр образования и науки России Андрей Фурсенко назвал опасения авторов письма «имеющими право на существование». Впоследствии Фурсенко заявил журналистам, что письмо академиков сыграло положительную роль, поскольку вызвало широкую общественную дискуссию, и что ряд представителей РПЦ придерживается такого же мнения.


4 сентября 2007 года Госдума отказалась поддержать инициативу подготовить проект заявления с осуждением позиции авторов письма.


13 сентября 2007 года на заседании Совета по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике президент России В. В. Путин заявил, что изучение в государственных школах предметов религиозной тематики нельзя делать обязательным, ибо это противоречит российской конституции. Подчеркнув, что он выступает за воспитание детей «в духе наших четырёх религий», президент сказал о необходимости «найти приемлемую для всего общества форму».

Зы, пост был удален так как не содержал в самом посте пруф. Вот он https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC...

Показать полностью
Письмо десяти академиков или как что-то разум победило.
15 Комментариев  
Письмо десяти академиков или как что-то разум победило. Россия, Политика, религия, антирелигия, безысходность, наука, длиннопост, википедия

«Письмо десяти академиков» («письмо десяти», «письмо академиков», официальное название «Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны?») — открытое письмо, адресованное Президенту России В. В. Путину, опубликованное 22 июля 2007 года. Было подписано десятью академиками РАН: Евгением Александровым, Жоресом Алфёровым, Гарри Абелевым, Львом Барковым, Андреем Воробьёвым, Виталием Гинзбургом, Сергеем Инге-Вечтомовым, Эдуардом Кругляковым, Михаилом Садовским, Анатолием Черепащуком.



Основные вопросы которые поднимает письмо:


В письме выражена обеспокоенность «всё возрастающей клерикализацией российского общества, активным проникновением церкви во все сферы общественной жизни», в частности в систему государственного образования. «Верить или не верить в Бога — дело совести и убеждений отдельного человека — пишут академики. — Мы уважаем чувства верующих и не ставим своей целью борьбу с религией. Но мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научное Знание, вытравить из образования „материалистическое видение мира“, подменить знания, накопленные наукой, верой. Не следует забывать, что провозглашённый государством курс на инновационное развитие может быть осуществлён лишь в том случае, если школы и вузы вооружат молодых людей знаниями, добытыми современной наукой. Никакой альтернативы этим знаниям не существует».



Внесение специальности «теология» в перечень научных дисциплин ВАК

В письме говорится о невозможности предложенного в марте 2007 года XI Всемирным русским народным собором внесения специальности «теология» в перечень научных специальностей Высшей аттестационной комиссии (ВАК), так как внедрение церкви в государственный орган противоречит Конституции РФ. В письме, в частности, отмечается, что давление на ВАК было и раньше, но теперь «это давление не скрывается».


Введение во всех школах России обязательного предмета «Основы православной культуры»

В письме поднимается вопрос о невозможности введения во всех школах России обязательного предмета «Основы православной культуры», так как это ставит сторонников разных конфессий в неравное положение. Этот вопрос также связан с резолюцией XI Всемирного русского народного собора, в которой, в частности, содержится просьба «о признании культурологической значимости преподавания основ православной культуры и этики во всех школах страны и о включении этого предмета в соответствующую область федерального образовательного стандарта».



В письме также отмечается, что иерархи РПЦ неоднократно обращались к правительству РФ с просьбами ввести такой предмет как обязательный. А патриарх Алексий II в своём циркуляре от 9 декабря 1999 года писал: «Если встретятся трудности с преподаванием „Основ православного вероучения“, назвать курс „Основы православной культуры“, это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе». Из чего академики, авторы письма, делают вывод (и обращают на это внимание президента РФ), что речь идёт не о культурологическом предмете, как это пытаются преподнести, а о введении в школах предмета «Закон Божий», как это было в дореволюционной России. Однако, заключают авторы письма, даже если речь идёт о культурологической дисциплине, в многонациональной многоконфессиональной стране такой курс вводить нельзя, так как это нарушает права сторонников других конфессий.



Что же получилось:

Если раньше эти вопросы обсуждались только между правительством РФ и представителями РПЦ, то теперь эти вопросы стали обсуждаться широкой общественностью. В этом смысле открытое письмо президенту Российской Федерации стало «информационным поводом» для обсуждения этих и других вопросов, связанных со взаимоотношениями церкви и общества.


Тем не менее, с 2012 года, в соответствии с приказом Минобрнауки России, предмет Основы религиозных культур и светской этики включен в школьную программу в качестве федерального компонента. А в январе 2015 года Высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки Российской Федерации утвердила теологию как новую научную специальность. Таким образом, мнение академиков, изложенное в письме, не смогло повлиять на принятие решений по данным вопросам.


Реакция православных деятелей и организаций

В ответ на письмо десяти академиков Русская православная церковь объявила, что «Русская православная церковь и в прошлом признавала и ценила науку, и в настоящем признаёт и ценит её».


Ряд православных деятелей выступил с критикой письма десяти академиков. В опубликованных материалах и публичных выступлениях встречаются личные нападки в адрес академиков РАН, обвинения в ненависти к Русской православной церкви, нарушении конституции РФ, выполнении политического заказа и противодействии тому, «чтобы люди и наше общество узнали бы собственную культуру» и т. п. В публикациях и выступлениях встречаются, например, такие выражения в адрес сторонников письма академиков и самих академиков, как «рудименты идеологии политических пенсионеров», «химера так называемого научного мировоззрения», «бессмысленные нападки воинствующего атеизма». Так, в частности, выразился замглавы ОВЦС протоиерей Всеволод Чаплин о точке зрения, высказанной членом Общественной палаты Вячеславом Глазычевым и в письме академиков РАН. Глава пресс-службы Московской патриархии священник Владимир Вигилянский (в связи с заявлением правозащитников «В поддержку письма академиков РАН») заявил : «…За словами правозащитников, по сути дела, стоит призыв к новым репрессиям на религиозной почве». Межрегиональное общественное движение «Народный собор» обвинило академика РАН Виталия Гинзбурга, одного из подписантов «Письма десяти», нобелевского лауреата, в разжигании религиозной вражды, и обратилось к прокурору Москвы с требованием привлечь его к уголовной ответственности (формальным поводом для этого послужил комментарий Виталия Лазаревича газете «Вести образования» в феврале 2007 года).


1 августа 2007 года протоиерей Всеволод Чаплин выступил с изложением своей позиции по поводу письма десяти академиков, сказав в частности: «Конституция России права, когда говорит о недопустимости установления обязательной или государственной религии или идеологии. В том числе, естественно, и материализма, позитивизма, агностицизма, атеизма. В том числе в высшей и средней школе».


4 августа 2007 года патриарх Алексий II, находясь в Ижевске, так высказался в связи с письмом академиков: «Церковь строго соблюдает конституционный принцип. Церковь не вмешивается в политическую жизнь государства, и государство не вмешивается в жизнь церкви».


13 августа 2007 года митрополит Кирилл пригласил к диалогу группу академиков, заметив, что за их письмом «скрывается желание изолировать Церковь».


14 сентября 2007 года позицию президента поддержал замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, высказав мнение, что в школах не нужно вводить обязательное изучение предметов по религиозной тематике (в том числе и тех предметов, которые говорят о религии скептически) и что нельзя заставлять человека быть верующим против его воли.


31 октября 2007 года секретарь Совета православных молодёжных организаций Москвы Вадим Квятковский сообщил на пресс-конференции, что ими собрано уже более 100 тысяч подписей в Москве, Подмосковье и других регионах в поддержку преподавания в российских школах предмета «Основы православной культуры»; отметил: «Мы хотим продемонстрировать мнение большинства, православных граждан, а не десяти академиков».


Диакон Андрей Кураев подверг письмо обстоятельной критике, однако отметил, что общественная дискуссия, развернувшаяся вокруг письма, может иметь положительное значение для внутренней жизни Русской православной церкви. Кураев считает, что ссылки в письме на Конституцию в вопросе отделения церкви от школы были справедливы лишь для советской конституции, а не для современной: «В Конституции России ни слова не сказано про пресловутое ленинское „отделение школы от Церкви“». Статья 14 Конституции РФ говорит о том, что Российская Федерация — светское государство, религиозные объединения отделены от государства. Статья 4 Федерального Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997) повторяет эту конституционную норму и конкретизирует её в приложении к образованию: «В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства […] государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях».


Дискуссия, возникшая в Русской православной церкви вокруг письма, содержала и критические отзывы в сторону общей политики церкви и заявлений отдельных её представителей по отношению к письму. В частности, игумен Петр (Мещеринов) резко осудил любые проявления хамства в реакции на критику в адрес подлинных или мнимых недостатков церковной жизни и призвал воспринимать письмо как отражение негативных процессов, происходящих в церкви — сращивании её с государством, политизации, отходе от целенаправленной собственно-церковной работы.


После публикации письма академиков его плюсы и минусы анализировал священник Георгий Кочетков. Он и протоиереи Максим Хижий и Димитрий Смирнов выступали с критикой введения в школы «Закона Божия». В процессе одного из обсуждений «письма десяти» Андрей Кураев согласился с тем, что «во многих школах происходит подмена понятий и практик: объявляют культурологическую дисциплину „Основы православной культуры“, а на самом деле начинается религиозная индоктринация детей. Это незаконно и нечестно».


Реакция представителей других конфессий

В заявлении мусульманской общественности России «Клерикализм — угроза национальной безопасности России» прозвучал протест против подмены духовного возрождения многонациональной и многоконфессиональной России реставрацией феодально-государственной монополии на веру, против нарастающего клерикализма, против подмены в обход конституции России культурологического школьного предмета «Основы православной культуры» религиозным вероучением. Среди подписавших заявление — Аширов Нафигулла, сопредседатель Совета муфтиев России, глава Духовного управления мусульман азиатской части России.


В поддержку «письма академиков» высказался руководитель аппарата ДУМ Нижегородской области Дамир Мухетдинов: «Не разделяя атеистического мировоззрения академиков, обратившихся к гаранту Конституции, мусульмане всецело поддерживают саму идею защиты Конституции от посягательств любой идеологической группы, клерикальной или антиклерикальной. <…> Именно эту позицию поддерживают и президенты Татарстана, Башкортостана, и Совет муфтиев России <…> Если есть Конституция, требующая отделения церкви от государства, равенства всех религий и равноудалённости как от власти, так и от школы — значит, надо её соблюдать!»


Марат Муртазин, ректор Московского исламского университета, заместитель председателя Совета муфтиев России, выступил за необходимость диалога традиционных религий и общества в решении нравственных, социальных, образовательных проблем общества. Он подчеркнул, что «если мы говорим об общеобразовательных школах, то в них, конечно, никаких обязательных религиозных предметов быть не может».


За поиск компромисса в вопросах распространения религиозных знаний выступила Федерация еврейских общин России. В её заявлении подчеркивается, что «веру не следует навязывать», однако религиозные организации должны иметь возможность «рассказывать о своей традиции, чтобы человек добровольно сделал свой духовный выбор».


Елена Леонтьева, координатор Московского буддийского центра линии Карма Кагью: «Мы, буддисты России, считаем, что специально, насильно в школах не нужно учить никаким религиозным предметам».


Иерархи Православной Церкви Божией Матери Державной, поддерживая авторов «письма десяти», заявили, что «в России по-прежнему есть истинная интеллигенция, наделённая чуткой духовной совестью, способная смело и бескомпромиссно отстаивать принципы гуманизма и демократии».


Яков Кротов, представитель УАПЦ(о), заявил, что богословы, претендующие сегодня быть учёными и получать степени через ВАК, тем самым унижают богословие, и выступил с резкой критикой принудительного обучения «основам православной культуры».

Реакция научной общественности

2 октября 2007 года, подводя итог заседания секции естественнонаучного образования Московского общества испытателей природы, секретарь С. В. Багоцкий подчеркнул: «…Большинство участников дискуссии, как верующие, так и неверующие, согласились с тем, что в существующей ситуации вводить в школы курс „Основы православной культуры“ не следует».


1 ноября 2007 года было распространено письмо академиков РАН Г. С. Голицына, Г. А. Заварзина и Т. М. Энеева и членов-корреспондентов РАН Г. В. Мальцева и Ф. Ф. Кузнецова. В этом письме они отмечают, что авторы «Письма десяти» не являются авторитетами в обсуждаемой области, и высказывают несогласие с тем, что существующие проникновение Русской православной церкви в общество содержит какую-либо угрозу. Отмечается, что добровольное изучение религиозной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях не нарушает законодательство Российской Федерации.


В феврале 2008 года опубликовано обращение к президенту РФ, под которым стояли подписи 227 докторов и кандидатов наук. В обращении выражается поддержка введению учёных степеней по теологии и преподаванию в школах дисциплин о религиях. По мысли подписавшихся, это обеспечит полноценную реализацию гражданами России своих культурных прав, закреплённых конституцией России и международными актами о правах человека. Оппоненты обвиняются в навязывании собственных религиозных или идеологических доктрин, нетерпимом отношении к православию и церкви. Обращение подверглось критике в СМИ, в частности, обращается внимание на «странности письма», в которых прямо не указаны авторы и инициаторы, а в заголовке стоит число 227, в то время как письмо подписало 225 человек (в подписях содержатся повторы), а также на агрессивный тон письма. В некоторых СМИ высказывалось предположение о связи инициаторов обращения с Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом.


После этого, в феврале 2008 года было опубликовано Открытое письмо представителей научной общественности к президенту РФ в связи с планами введения в школах курса «Основы православной культуры» (ОПК). К середине апреля письмо подписали более 1700 человек, из которых более 1100 имеют ученые степени (кандидаты и доктора наук). Число подписавшихся под данным письмом постоянно увеличивается в связи с тем, что подписи продолжают собирать через интернет: любой прочитавший данное письмо может отправить по электронной почте свою подпись организаторам акции. Авторы письма выступают с резкой критикой курса ОПК, выражают полную поддержку «Письму десяти», подвергают развернутой критике «письмо 227». Позиция подписавшихся сводится к следующему: введение ОПК неизбежно приведет к конфликтам в школах на религиозной почве; для реализации «культурных прав» верующих нужно использовать не общеобразовательные, а уже имеющиеся в достаточных количествах воскресные школы; теология, она же богословие, не является научной дисциплиной.


В поддержку «письма десяти» выступили сотрудники музея-заповедника «Рязанский кремль», отметив, что клерикализация в России идет в ущерб интересам отечественной культуры и образования.


Реакция участников государственного образовательного процесса

Декан факультета социологии МГУ, профессор Владимир Добреньков прокомментировал письмо десяти академиков: «Позиция Гинзбурга — это позиция не русской, а безбожной интеллигенции».


8 августа 2007 года президент Российской академии образования Николай Никандров заявил: «Я думаю, письмо — это лишь хороший информационный повод, но любые опасения здесь безосновательны».


Реакция правозащитных и общественных организаций

Ряд видных правозащитников и представителей общественности выступил в поддержку письма.

« Мы видим, как под видом религиозного возрождения, в нашей стране, по сути, формируется новая национально-религиозная идеология, пронизанная отрицанием демократии, ксенофобией и культом власти. »


Заявление Московского бюро по правам человека: «Московское бюро по правам человека выступает против диктата, с какой бы стороны он ни исходил, за конструктивный, содержательный диалог представителей академической науки и верующих любых конфессий, существующих в нашей стране, прежде всего, православия. Только такой диалог может принести добрые плоды».


Президент Российского гуманистического общества Валерий Кувакин выразил поддержку «письму десяти», заявив, что экспансия церкви может привести к социальному взрыву. Он подчеркнул, что «если мы хотим дать научное образование и если это образование должно быть нравственно приемлемо для всех, то мы должны исходить из принципов научности и принципов морали, которая объединяет всех нас, а не какую-то определённую конфессию».


Реакция официальных лиц.

3 августа 2007 года министр образования и науки России Андрей Фурсенко назвал опасения авторов письма «имеющими право на существование». Впоследствии Фурсенко заявил журналистам, что письмо академиков сыграло положительную роль, поскольку вызвало широкую общественную дискуссию, и что ряд представителей РПЦ придерживается такого же мнения.


4 сентября 2007 года Госдума отказалась поддержать инициативу подготовить проект заявления с осуждением позиции авторов письма.


13 сентября 2007 года на заседании Совета по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике президент России В. В. Путин заявил, что изучение в государственных школах предметов религиозной тематики нельзя делать обязательным, ибо это противоречит российской конституции. Подчеркнув, что он выступает за воспитание детей «в духе наших четырёх религий», президент сказал о необходимости «найти приемлемую для всего общества форму».

Показать полностью
-28
Из статьи Дискриминация атеистов в Википедии.
50 Комментариев  

В России признаки дискриминации атеистов выражаются в следующих фактах:


- Проникновение религии в систему государственного образования (например, в виде попытки внедрить, как один из шести модулей предмета Основы духовно-нравственной культуры народов России: Основы духовно-нравственной культуры народов России, обязательные уроки по «Основам православной культуры» в общеобразовательных школах).


- Попытки исключить из образовательных программ элементы теории эволюции или преподавать вместе с ней псевдонаучный креационизм как равноправную научную теорию.


- Включение теологии в список дисциплин ВАК (и тем самым фактически официально признание её наукой).


- Пропаганда православия как единственно правильного мировоззрения.


- Позиционирование православия как «государствообразующей» религии, а России — как православной страны.


- Пропаганда представления о религии как единственно возможном источнике морали, а об атеизме — как мировоззрении, разрушающем мораль.


- Попытки закрепить некоторые религиозные нормы на законодательном уровне (например, попытки добиться запрета абортов).


- Передача зданий и сооружений, находящихся в государственной собственности религиозным организациям (в основном РПЦ) в случаях, когда это ведет к выселению из этих зданий каких-либо других организаций (например, музеев).


- Реклама религиозных организаций за счет государства (например, участие священнослужителей РПЦ в официальных государственных мероприятиях).


- Пропаганда религиозной позиции в СМИ


- Попытки цензуры художественных произведений по религиозным соображениям.


- Закрепление ряда религиозных (православных) праздников как государственных.


- Присутствие религиозных символов в государственной символике (например, упоминание о Боге в государственном гимне России).



2 марта 2016 года Ставропольский суд приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении Виктора Краснова, которого обвиняют в оскорблении религиозных чувств верующих за комментарии о своём презрении к религии.


Казахстан.

По мнению Данияра Наурыза в информационном отношении фактически наложен запрет на тему атеизма. Также за разжигание межрелигиозной вражды был арестован Александр Харламов. Его обвиняют в том, что он в своих публикациях о христианстве и о различных религиозных течениях занимался пропагандой атеизма, чем оскорбил чувства верующих.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь