3
Конституционный Суд РФ разъяснил нормы Гражданского кодекса РФ о возмещении сверх ОСАГО.
33 Комментария  

Закон об обязательном страховании гражданской ответственности  (ОСАГО) владельцев транспортных средств является специальным нормативным правовым актом и регулирует исключительно эту сферу правоотношений. Являясь дополнительной мерой защиты прав потерпевшего, этот закон не исключает распространение действия общих норм Гражданского кодекса РФ об обязательствах из причинения вреда на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред. Поэтому при недостаточности страховой выплаты на покрытие ущерба потерпевший вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет виновного лица путем предъявления к нему соответствующего требования.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 судам даны были разъяснения включать в состав реального ущерба расходы на восстановление автомобиля, если для этого понадобились новые материалы. Однако впоследствии судебная практика пошла по другому пути, и размер выплаты ущерба страховщиком или причинителем вреда стал определяться только в соответствии с Единой методикой. В результате оспоренные нормы стали рассматриваться как не предполагающие возмещение вреда в полном объеме с непосредственного причинителя вреда.
Такое понимание оспоренных норм не учитывает различное предназначение мер защиты прав потерпевшего. Это приводит к несоразмерному ограничению его права на возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, нарушению конституционных гарантий права собственности и права на судебную защиту.
Закон об ОСАГО и основанная на нем Единая методика не препятствуют включению в рамках гражданско-правового спора по ГК РФ  полной стоимости ремонта и запчастей в состав подлежащих возмещению убытков потерпевшего от ДТП. Суды при этом могут уменьшать суммы ущерба, если в процессе ремонта использовались новые  детали, узлы и агрегаты, которые имеют постоянный нормальный износ и подлежат регулярной  замене, а также, если виновник ДТП изыщет более разумный способ исправления повреждений имущества.
Оспоренные нормы не противоречат Конституции РФ с учетом данного истолкования.
Правоприменительные решения по делам заявителей подлежат пересмотру.

http://www.ksrf.ru/ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=3322

-4
Конституционный суд признал излишний формализм в действиях крымских должностных лиц при предоставлении гражданства РФ.
10 Комментариев в Республика Крым  

Жители Республики Крым и Севастополя, которые не могли доказать свое проживание на данных территориях по состоянию на 18 марта 2014 и в следствии чего получить гражданство РФ, при наличии волеизъявлении на это, теперь могут заявить о пересмотре решений ФМС об отказе в предоставлении гражданства на основании решения Конституционного суда РФ от 4 октября 2016.

В частности суд решил, что в целях решения вопроса о признании гражданина Украины, по состоянию на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов не имеющего регистрации по месту жительства на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя (т.е. на 18 марта 2014 года), гражданином Российской Федерации: под постоянным проживанием гражданина Украины на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя по состоянию на 18 марта 2014 года понимается его фактическое постоянное проживание на данной территории на указанную дату. При невозможности представления гражданином Украины уполномоченному органу регистрационных документов, подтверждающих факт его постоянного проживания на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя по состоянию на 18 марта 2014 года, такой факт может быть установлен судом общей юрисдикции на основании иных законодательно допустимых доказательств в соответствии с положениями главы 28 ГПК Российской Федерации.

Установление факта постоянного проживания гражданина Украины на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя по состоянию на 18 марта 2014 года осуществляется на основе совокупности доказательств, лежащих в области жилищных, трудовых, межличностных и иных отношений и свидетельствующих о том, что на указанную дату лицо выбрало территорию, на которой фактически постоянно проживает, как место своих приоритетных каждодневных жизненных интересов и своими действиями установило или выразило явное стремление к установлению с ней реальной связи.

Вступившее в законную силу решение суда об установлении факта постоянного проживания гражданина Украины на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя по состоянию на 18 марта 2014 года является достаточным и безусловным основанием для признания его уполномоченным органом в установленном порядке гражданином Российской Федерации.

Конституционно-правовой смысл части 1 статьи 4 Федерального конституционного закона «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя», выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.

http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision247212.pdf

1
Нелегкая доля: когда разногласия с застройщиком лишают квартиры
0 Комментариев в Лига Юристов  

Житель Подмосковья решил купить квартиру в строящемся доме. Однако просрочил платеж, и застройщик потребовал доплаты за каждый квадратный метр. При этом стройка затянулась на лишние полгода, из-за чего покупатель запросил неустойку. Стороны не смогли договориться, и стройфирма расторгла договор, а дольщик обратился в суд. Две судебные инстанции поддержали компанию, которая после взаимозачета претензий осталась "в минусе". В итоге дело дошло до ВС.


Дольщик vs застройщик – 1:1


В августе 2013 года Виктор Ломак* заключил с компанией "ТехноСтройОлимп" договор участия в долевом строительстве многоквартирного дома. По его условиям застройщик до 31 декабря того же года должен был передать покупателю ключи от однокомнатной квартиры. А тот, в свою очередь, обязался оплатить ее стоимость (сумма вымарана из актов) в течение трех рабочих дней после регистрации договора. В нем также было сказано, что цена квартиры может изменяться в случае увеличения или уменьшения ее фактической площади более чем на 1% из расчета 47 500 руб. за 1 кв. м. Если же покупатель нарушает сроки оплаты, стоимость каждого квадратного метра возрастает до 49 500 руб.

Управление Росреестра зарегистрировало сделку 9 сентября 2013 года, однако Ломак выплатил необходимую сумму только спустя неделю – 16 сентября. У застройщика тоже было не все гладко – он нарушил сроки строительства и сообщил о готовности объекта только в мае 2014 года. При этом потребовал от клиента дополнительно 86 260 руб. за просрочку оплаты. А поскольку площадь квартиры оказалась на 0,63 кв. м (1,5%) меньше проектной, дольщик, в свою очередь, направил в "ТехноСтройОлимп" заявление о выплате ему разницы в цене – 28 959 руб. – и неустойки за нарушение сроков.

В ноябре 2014 года компания вычла из своих требований сумму обязательств перед Ломаком, в результате его долг составил 57 301 руб. В том же месяце застройщик сообщил покупателю о расторжении договора в одностороннем порядке и возвратил все выплаченные им деньги. Тогда Ломак в январе 2015 года обратился с иском в Бабушкинский суд Москвы (дело № 02-0981/2015). Он потребовал признать незаконным одностороннее расторжение сделки, обязать застройщика исполнить договор, а также взыскать с него неустойку в сумме 392 500 руб., проценты за пользование чужими деньгами, штраф и компенсацию морального вреда.


Просрочка по стечению обстоятельств


Истец утверждал, что просрочил оплату из-за долгой выдачи договора после его регистрации. Он был приглашен для его получения 16 сентября 2013 года, тогда как штамп в документе указывал на регистрацию еще 9 сентября. При этом Ломак сразу после сдачи дома в эксплуатацию в июне 2014 года написал заявление на имя гендиректора стройфирмы, в котором объяснил просрочку независящими от него обстоятельствами и попросил не пересчитывать стоимость квартиры. Согласно почтовому уведомлению, адресат получил это заявление.

Однако судью Марину Невзорову не убедили доводы Ломака и она отказала ему в исковых требованиях (текст решения отсутствует в материалах суда). Тогда он в июне 2015 года подал апелляционную жалобу в Мосгорсуд (дело № 33-4439/2015), но и эта попытка оказалась безуспешной. Истец не доказал, что просрочил платеж по независящим от него обстоятельствам, указал суд апелляционной инстанции. Кроме того, согласно одному из пунктов договора, он не вправе требовать квартиру до полной оплаты долевого взноса. Причем на дату расторжения договора просрочка внесения остатка (57 301 руб.) была уже больше года. В итоге коллегия по гражданским делам МГС под председательством Натальи Расторгуевой сочла, что Ломак не исполнил условия договора, и оставила решение первой инстанции без изменения.


Претензии с отсрочкой в год – уже не претензии


Дольщик решил отстаивать свои права в Верховном суде. Коллегия по гражданским делам рассмотрела его жалобу в апреле этого года и нашла ошибки в выводах нижестоящих инстанций (дело № 5-КГ16-51). Во-первых, суды не выяснили, получал ли Ломак уведомление о регистрации договора 9 сентября 2013 года и была ли у него возможноть расплатиться вовремя. Во-вторых, после выплаты им долевого взноса и до окончания работ застройщик пользовался его деньгами и не предъявлял никаких претензий по поводу просрочки платежа и внесения дополнительных сумм. Спор возник спустя год, в период завершения стройки. При этом, по условиям договора, он мог быть расторгнут застройщиком в случае просрочки взноса более чем на три месяца, если предусматривался разовый платеж. Суды в нарушение ст. 198 ГПК не учли эти обстоятельства и не проверили обоснованность одностороннего отказа застройщика от исполнения договора, указал ВС.

Сторона соглашения, которая имеет право изменять его в одностороннем порядке, должна при этом действовать добросовестно (п. 4 ст. 450 ГК). Однако суды, признавая правомерным расторжение сделки из-за неуплаты истцом 57 301 руб., проигнорировали его жалобы на недобросовестные действия ответчика, сказано в определении ВС. Нарушения норм материального права, которые допустили обе инстанции, являются существенными и могут быть исправлены только за счет отмены их актов.

При этом "тройка" под председательством Вячеслава Горшкова для "соблюдения разумных сроков судопроизводства" отменила только определение апелляции и направила дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд (в материалах МГС оно не нашлось – прим. редакции). Таким образом, в случае пересмотра дела в его пользу дольщик сможет, наконец, получить ключи от квартиры, которую ждет в течение трех лет.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.


Источник: http://pravo.ru/story/view/130924/?cl=N

Решение Верховного суда: http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1443096

Показать полностью
6
Верховный суд выпустил обзор судебной практики по делам об ОСАГО.
5 Комментариев в Лига Юристов  

При наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только к страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность.


Пример. П. обратился с иском к страховщику о взыскании страховой выплаты, ссылаясь на то, что в результате имевшего место 7 апреля 2015 г. дорожно-транспортного происшествия его транспортному средству причинены механические повреждения. 2 июня 2015 г. он обратился к страховщику, у которого застрахована гражданская ответственность водителя С., виновного в дорожно-транспортном происшествии, с заявлением о страховой выплате, представив необходимый пакет документов, однако ответчик страховую выплату не произвел. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Апелляционным определением областного суда решение отменено, как основанное на неправильном применении и толковании норм материального права, исходя из следующего. В соответствии с пунктом 4 статьи 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. По правилам пункта 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» настоящего пункта; б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с названным Федеральным законом. Поскольку в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место 7 апреля 2015 г., вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» пункта 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО, истец П. вправе предъявить требование о возмещении вреда только страховщику, который застраховал его собственную гражданскую ответственность. Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», при наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только к страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность (пункт 1 статьи 14¹ и пункт 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). Таким образом, исковые требования П. предъявлены к ненадлежащему ответчику, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для возложения на страховщика ОАО «А», застраховавшего гражданскую ответственность виновного в причинении вреда, обязанности по выплате страхового возмещения в порядке прямого возмещения убытков. На основании изложенного решение суда отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований П.


Потерпевший, имеющий право на предъявление требования о прямом возмещении убытков, в случае введения в отношении страховщика, застраховавшего его гражданскую ответственность, процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности вправе предъявить требования о страховой выплате к страховщику гражданской ответственности причинителя вреда.


Пример. К. обратился в суд к страховой компании «Р» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав в обоснование заявленных требований, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 29 октября 2014 г., был причинен ущерб принадлежащему истцу на праве собственности транспортному средству, управляемому на момент дорожно-транспортного происшествия А. Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия в соответствии с материалами административного дела был признан Т., управлявший транспортным средством, собственником которого является ЗАО «Е». Гражданская ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия была застрахована в страховой компании «Р». Гражданская ответственность К. застрахована в страховой компании «С», в связи с чем он направил заявление о прямом возмещении убытков и полный пакет страхового дела в головной офис страховщика, так как Нальчикский филиал ОАО «С» прекратил свою деятельность. Страховщиком – ОАО «С» не было принято никаких мер по его заявлению, а из разъяснений Российского Союза Автостраховщиков стало известно, что решением Центрального Банка Российской Федерации в страховой компании «С» назначена временная администрация сроком на шесть месяцев. Кроме того, 27 января 2015 г. данная страховая компания исключена из соглашения о прямом возмещении убытков. 7 февраля 2015 г. К. направил в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда, заявление и необходимый перечень документов для принятия решения по осуществлению страховой выплаты, которое было проигнорировано ответчиком. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении исковых требований К. отказано.

Разрешая дело по существу и отказывая в удовлетворении заявленных К. требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями пункта 10 статьи 12 Закона об ОСАГО, исходил из того, что обязанность по осуществлению выплаты страхового возмещения у ответчика не наступила, поскольку истцом не соблюден порядок обращения за страховым возмещением. С данным выводом не согласился суд апелляционной инстанции, указав на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, регулирующих возникшие отношения. При этом, оставляя указанное решение суда без изменения, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истцом предъявлены требования о страховой выплате страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в то время как имели место основания для обращения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, с заявлением о прямом возмещении убытков (пункт 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО). Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом предъявлены требования о страховой выплате страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в то время как имели место основания для обращения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, с заявлением о прямом возмещении убытков, основанным на неправильном применении норм материального права, указав следующее. Судом установлено, что заявление истца о выплате страхового возмещения было направлено К. в страховую компанию «Р» в связи с исключением 27 января 2015 г. страховой компании «С» из соглашения о прямом возмещении убытков. Из положений статьи 12, пунктов 4 и 5 статьи 14¹ Закона об ОСАГО следует, что обязанность по возмещению вреда, причиненного имуществу потерпевшего, возлагается на страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в порядке выплаты страхового возмещения потерпевшему либо в счет страховой выплаты по договору обязательного страхования страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков в соответствии с предусмотренным статьей 26¹ указанного Федерального закона соглашением о прямом возмещении убытков. На основании изложенного неудовлетворение требований потерпевшего, заявленных в порядке прямого возмещения убытков страховщику, исключенному из соглашения о прямом возмещении убытков, не препятствует обращению потерпевшего к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность причинителя вреда, с требованиями о выплате страхового возмещения, что не противоречит требованиям пункта 9 статьи 14¹ Закона об ОСАГО, предусматривающего предъявление потерпевшим, имеющим право предъявить требование о прямом возмещении убытков, страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, в случае введения в отношении такого страховщика процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности, требований о страховой выплате страховщику, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред. Между тем, отказывая К. в удовлетворении заявленных к ООО «Р» требований по основанию выбора истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права, суд апелляционной инстанции вопрос о восстановлении права истца при исключении страховщика, являющегося обязанным по осуществлению прямого возмещения убытков, из соглашения о прямом возмещении убытков, в отношении которого не введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве, и не отозвана лицензия на осуществление страховой выплаты, не обсудил и не указал надлежащий способ реализации истцом своих прав на возмещение причиненных ему убытков. Таким образом, вывод суда апелляционной инстанций о том, что К. выбран неверный способ защиты своего нарушенного права, сделан без надлежащей оценки обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, и свидетельствует о существенном нарушении судом апелляционной инстанции статей 56, 57, 67, 198 ГПК РФ. С учетом изложенного апелляционное определение Судебной коллегией признано незаконным и отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В то же время суды правомерно исходят из того, что в случае введения в отношении страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность потерпевшего, процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности, если решением суда с этого страховщика в пользу потерпевшего взыскана страховая выплата, либо страховщиком была осуществлена страховая выплата, а потерпевший не согласен с ее размером, потерпевший по истечении шестимесячного срока вправе обратиться за компенсационной выплатой только в профессиональное объединение страховщиков (Российский Союз Автостраховщиков).


Страховой полис является доказательством, подтверждающим заключение договора ОСАГО, пока не доказано иное. В случае установления факта поддельности страхового полиса и отсутствия доказательств, подтверждающих заключение договора ОСАГО, на страховщика не может быть возложена обязанность по выплате страхового возмещения.


Пример. Истец Т. обратился в суд с иском к страховой компании «М» о взыскании страхового возмещения, указывая на то, что 14 июня 2014 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место по вине водителя Е., было повреждено принадлежащее ему транспортное средство. Страховая компания «М», от имени которой значится выданным предъявленный полис обязательного страхования гражданской ответственности З. как владельца транспортного средства, отказала в выплате страховой суммы в порядке прямого возмещения, ссылаясь на фальсификацию страхового полиса. Судом первой инстанции установлено, что 14 июня 2014 г. водитель Е., управляя транспортным средством и двигаясь задним ходом, не убедился в безопасности данного маневра, в результате чего совершил столкновение с транспортным средством под управлением Т. При этом Е. исполнял трудовые обязанности по договору с индивидуальным предпринимателем П., а транспортное средство принадлежало на праве собственности З., у которого имелся страховой полис ОСАГО ССС № 0659002663, выданный от имени страховой компании «М». При обращении истца в страховую компанию «М» в порядке прямого возмещения убытков ему было отказано в страховой выплате с указанием на то, что договор ОСАГО с выдачей страхового полиса ССС № 0659002663 был заключен страховщиком не с З., а с другим лицом – владельцем транспортного средства ВАЗ 2109, гражданская ответственность З. в страховой компании «М» не застрахована. Суд первой инстанции, отказывая истцу Т. в удовлетворении иска, основываясь на заключении проведенной по делу технической экспертизы документов, указал, что представленный З. полис является поддельным, на момент совершения дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность З. как владельца транспортного средства не была застрахована, следовательно, у страховой компании не возникло обязанности по выплате страхового возмещения. Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и удовлетворяя иск к страховой компании, указал, что на данные правоотношения распространяется презумпция отсутствия у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара, следовательно, З. не мог знать о том, как должен выглядеть подлинный бланк полиса ОСАГО страховой компании «М». Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении норм материального права, указав следующее. Основанием для возникновения у страховщика обязанности по договору страхования является договор страхования, заключенный со страхователем (статья 927 ГК РФ). Согласно статье 940 ГК РФ договор страхования должен быть заключен в письменной форме. Статьей 969 этого же кодекса установлено, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования, за исключением договора обязательного государственного страхования. В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 15 Закона об ОСАГО обязательное страхование осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения со страховщиками договоров обязательного страхования, в которых указываются транспортные средства, гражданская ответственность владельцев которых застрахована. Пунктом 7 статьи 15 Закона об ОСАГО предусмотрено, что при заключении договора обязательного страхования страховщик вручает страхователю страховой полис, являющийся документом, удостоверяющим осуществление обязательного страхования, а также вносит сведения, указанные в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленные при заключении этого договора, в автоматизированную информационную систему обязательного страхования. Бланк страхового полиса обязательного страхования является документом строгой отчетности. В соответствии с пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» выдача страхового полиса является доказательством, подтверждающим заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности, пока не доказано иное. По смыслу приведенных норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации страховой полис является документом, удостоверяющим заключение договора ОСАГО, на основании которого возникает обязанность выплачивать страховое возмещение при наступлении страхового случая. На основании части 5 статьи 67 ГПК РФ при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. Из материалов дела следует, что факт поддельности полиса ОСАГО страховой компании «М», выданного на имя З., а также квитанции об уплате им страховой премии установлен судом первой инстанции, выводы которого не поставлены судом апелляционной инстанции под сомнение. Каких-либо доказательств заключения З. со страховой компанией «М» договора ОСАГО, а также уплаты им страховой премии в материалах дела не имеется, и суд апелляционной инстанции на такие доказательства не ссылался. В отсутствие каких-либо договорных отношений между сторонами возложение на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения противоречит приведенным выше нормам материального права.

Поскольку факт выдачи ответчиком страхового полиса З. не установлен, равно как не установлен факт обращения З. к данному страховщику или его агенту по поводу заключения договора ОСАГО, а также факт уплаты им страховой премии, то доводы суда апелляционной инстанции о том, мог ли знать З. о поддельности страхового полиса, не имеют правового значения для разрешения указанного спора. С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение Судебной коллегией признано незаконным и отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.


После исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, основания для взыскания каких-либо денежных сумм сверх согласованных сторонами отсутствуют. Потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании такого соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения только при наличии оснований для признания указанного соглашения недействительным.


Пример. Дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства под управлением П. и транспортного средства под управлением С. произошло 15 февраля 2015 г. Виновником аварии является С. Транспортному средству П. причинены механические повреждения. Транспортное средство было осмотрено 11 апреля 2015 г., и страховщиком, застраховавшим гражданскую ответственность П. (страховая компания «С»), выплачено 8702 рублей. 17 апреля 2015 г. при получении акта о страховом случае, акта осмотра транспортного средства от 11 апреля 2015 г. П. подписал соглашение, в соответствии с условиями которого размер страхового возмещения составил 8702 рублей. Полагая, что соглашение от 17 апреля 2015 г. противоречит действующему законодательству и нарушает его права, П. обратился в суд с иском к страховой компании «С», ссылаясь на положения части 1 статьи 15 ГК РФ, статьи 16¹ Закона о защите прав потребителей, части 3 статьи 16¹ Закона об ОСАГО, о признании соглашения от 17 апреля 2015 г. недействительным; взыскании страхового возмещения в размере 39 675 рублей, а также по иным требованиям. В удовлетворении заявленных требований было отказано. При разрешении спора судом установлено, что 17 апреля 2015 г. между истцом и ответчиком заключено соглашение, которым стороны определили размер ущерба, причиненный имуществу истца, определили порядок возмещения истцу ответчиком установленной соглашением суммы ущерба, а также определили последствия заключения данного соглашения. Ответчик, перечислив истцу определенную соглашением сумму страхового возмещения, надлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства по заключенному с истцом соглашению. Истец П. при обращении в суд ссылался на то, что соглашение об урегулировании страхового случая по договору ОСАГО было заключено под влиянием заблуждения, поскольку он не имел представления о размере реальной восстановительной стоимости транспортного средства. Отказывая в удовлетворении исковых требований П., суд исходил из того, что П., желая получить страховую выплату, обратился в страховую компанию «С» и представил для осмотра поврежденное транспортное средство. По результатам осмотра транспортного средства составлен акт осмотра по страховому случаю. До подписания соглашения П. мог обратиться к оценщику и определить действительную стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, вместо этого П., действуя разумно и добровольно, согласился с характером повреждений принадлежащего ему транспортного средства, отраженных в акте осмотра, со стоимостью их устранения, указанной в экспертном заключении оценщика страховщика от 4 марта 2015 г. на сумму 8702 рубля, следствием чего явилось подписанное им со страховщиком соглашение о размере страховой выплаты по данному страховому случаю в сумме 8702 рубля, которое заключено с учетом принципа свободы договора по волеизъявлению сторон и закону не противоречит. Подписанное П. соглашение, исходя из буквального его толкования, доступно пониманию гражданина, не обладающего юридическими знаниями, и не допускает каких-либо двояких толкований и формулировок. Доказательств заключения соглашения под влиянием заблуждения, обмана или под давлением не имеется. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правильно указал, что П., подписав соглашение о размере страховой выплаты, исходя из буквального толкования его содержания, согласился с тем, что сумма в 8702 рубля возместит убытки, причиненные повреждением принадлежащего ему транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия, и что указанная сумма является страховым возмещением по данному страховому случаю. П., заключив с ответчиком соглашение о размере страховой выплаты, реализовал свое право на получение страхового возмещения, и после исполнения страховщиком своих обязательств, предусмотренных соглашением, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Предусмотренных законом оснований для признания соглашения недействительным установлено не было.


Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.


Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа). 

В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО). Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно-транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя). При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО). Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой. Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).

В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства. На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.


Неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, подлежит начислению не только на сумму, составляющую стоимость восстановительного ремонта, но и на иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения.


Анализ судебной практики свидетельствует, что при разрешении требований о взыскании неустойки суды исходят из того, что неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, не подлежит начислению на сумму расходов по эвакуации транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия и т.п. Данный вывод судов нельзя признать правильным по следующим основаниям. В силу абзаца второго пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с названным Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему. В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 55 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2, размер неустойки за несоблюдение срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуральной форме определяется в размере 1 процента за каждый день просрочки от суммы страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю, за вычетом сумм, выплаченных страховой компанией в добровольном порядке в сроки, установленные статьей 12 Закона об ОСАГО (абзац второй пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО). Неустойка исчисляется со дня, следующего за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору. Под страховой выплатой понимается конкретная денежная сумма, подлежащая выплате страховщиком в возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью и/или имуществу потерпевшего (пункт 3 статьи 10 Закона № 4015-I, статьи 1 и 12 Закона об ОСАГО). Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 28 постановления от 29 января 2015 г. № 2, при причинении вреда потерпевшему возмещению подлежат восстановительные и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения (например, расходы на услуги аварийного комиссара, расходы на эвакуацию транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, хранение поврежденного транспортного средства, доставку пострадавшего в лечебное учреждение, восстановление дорожного знака и/или ограждения, доставку ремонтных материалов к месту дорожно-транспортного происшествия и т.д.). Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно-транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). В связи с изложенным неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, подлежит начислению не только на стоимость восстановительного ремонта, но и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения, являющиеся составной частью страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю.


Ввиду объемов обзора это только небольшая выдержка интересных вопросов. Полный обзор представлен здесь: http://www.vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=10895

Показать полностью
-4
Полезные правовые знания для автолюбителей.
25 Комментариев  

1. Александра Токарева лишили прав на два года и обязали выплатить штраф в размере 30 000 руб. Инспектор ДПС, остановивший водителя около трех часов ночи на одной из улиц Майкопа, заподозрил, что водитель, находился за рулем в состоянии опьянения. Проходить медосвидетельствование Токарев отказался. В итоге дело попало на рассмотрение в судебный участок номер 8 города Майкопа. 8 апреля 2014 года мировая судья Белла Сташ признала Токарева виновным в нарушении ч. 1 ст. 12.26 КоАП – невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Токарев оспорил решение суда. При обжаловании в Майкопском горсуде и Верховном суде Адыгеи он указал, что к нарушению не причастен: 24 марта 2014 года он не управлял автомобилем и протокол не подписывал. Сделал же это за него человек, похитивший и автомобиль, и права, рассказал в апелляционной жалобе водитель. При этом похититель, следует из материалов дела, находился в одной машине с пьяным Токаревым, вел транспортное средство и передал документы сотрудникам ДПС. В возбуждении уголовного дела было отказано, но в копии постановления оперуполномоченного версия Токарева подтверждалась.


Подобные доводы суды нижестоящих инстанций проигнорировали – в отличие от ВС, где дело изучил судья Меркулов. Доводы, представленные Токаревым, проверены не были, инспекторов ДПС, составлявших протокол об административном нарушении, в суд не вызывали, указывает он в решении, делая вывод, что в ходе производства нижестоящие суды не исследовали юридически значимые обстоятельства дела, а значит, и их постановления подлежат отмене. Производство по делу об административном нарушении следует прекратить, решил судья, "в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты".


http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1380384


2. Дмитрия Павлова лишили прав на три года и назначили штраф в размере 50 000 руб. за нарушение ч. 4 ст. 12.8 КоАП – 21 октября 2014 года водителя повторно задержали пьяным за рулем. Решение приняла мировая судья судебного участка № 1 Канашского районного суда Чувашской Республики Людмила Калинина, на рассмотрение к которой и попало дело Павлова. Однако в ходе судебного разбирательства выяснилось, что копия протокола о правонарушении отличается от документа, представленного ДПС: уже в отсутствие водителя инспектор ДПС вписал в протокол слово "повторно", исправив, соответственно, запись о нарушении – с ч. 1 на ч. 4 ст. 12.8 КоАП. При этом никаких свидетельств того, что Павлову пытались вручить исправленный протокол, нет – то, что никто не пытался это сделать, подтвердил в показаниях и сотрудник ДПС.


Павлов попытался оспорить решение суда первой инстанции, обратившись сначала в Канашский райсуд, а затем в Верховный суд Чувашской Республики. Результатов это не дало – в райсуде судья Ольга Григорьева указала, что "обстоятельство, что изменения в протокол об административном правонарушении были внесены инспектором ДПС в отсутствие самого Павлова, на законность и обоснованность вынесенного по делу судебного решения не влияет". Согласились с ней и в чувашском ВС. Однако Верховный суд РФ решил: заявитель прав. Во внесении изменений в протокол без информирования водителя судья Меркулов увидел нарушение ст. 28.2 КоАП и, соответственно, нарушение права на защиту. Доказательства, полученные с нарушениями закона, в суде использовать нельзя, напомнил Меркулов в решении. При таких обстоятельствах постановления нижестоящих судов должны быть отменены, заключил он и постановил производство по делу прекратить.


http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1376282


3. 21 февраля 2015 года Мелика Алыева из Татарстана остановил инспектор ДПС. Пройти медосвидетельствование на опьянение водитель, у которого, по словам сотрудников ДПС, изо рта шел запах алкоголя, отказался. За это Алыева привлекли к административной ответственности. Судья Ренат Тухватуллин Судебного участка по Буинскому судебному району Республики Татарстан, куда попало дело, 11 марта 2015 года лишил водителя прав на полтора года и оштрафовал его на 30 000 руб. Оспаривать решение Алыев отправился сначала в Буинский горсуд, а после неудачи – в ВС Татарстана. В жалобах он указал, что к ответственности его привлекли не по правилам: по закону отстранение от управления автомобилем, как и оформление результатов медосвидетельствования, должно проводиться в присутствии двух понятых. Если понятых нет, то можно заснять процесс на видео – такая возможность указана в ч. 2 ст. 25.7 КоАП. Сотрудники ГИБДД отправили Алыева на освидетельствование и задержали его автомобиль – но о понятых, как и о проведении видеозаписи, забыли.


Приведенные аргументы суды оставили без внимания – за исключением ВС, где в итоге и оказалось дело. В решении судья Меркулов указал, что обстоятельства указывают на нарушение КоАП, а значит, и составленные ГИБДД протоколы являются недопустимыми доказательствами по делу и не могут использоваться в суде. "Установленный… порядок направления на медицинское освидетельствование соблюден не был, требования… при возбуждении дела об административном правонарушении нарушены", сказано в решении ВС. Проанализировав дело, судья постановления нижестоящих судов отменил, а производство по делу об административном правонарушении прекратил.


http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1378904


4. Вечером 25 марта 2014 года инспектор ДПС остановил на 202-м км трассы Омск – Тара Алексея Галашова, который управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. 28 июня 2014 года мировой судья судебного участка № 91 Куйбышевского района города Омска привлек Галашова к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП, с лишением прав на три года и обязанием уплатить штраф в размере 50 000 руб. Эту норму суд применил, так как ранее автолюбитель дважды привлекался к ответственности за вождение в нетрезвом виде: в августе 2011-го его на полтора года лишили прав по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ (невыполнение требования ПДД о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки), а в сентябре того же года таким же образом наказали уже по ч. 1 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния).


Попытки обжаловать последнее постановление в районном и областном судах оказались безуспешными, и водитель направил жалобу в ВС РФ. Второго ноября 2015 ее рассмотрел судья Коллегии по административным делам Сергей Никифоров, который заметил нестыковку: на момент составления протокола у Галашова в принципе не было водительского удостоверения, сотруднику ДПС, как следует из протокола, он предъявлял паспорт. Согласно информации ОГИБДД МВД России "Тарский" и базы данных АИПС "Водитель", срок действия водительских прав заявителя истек 6 ноября 2013 года, а новые он получил только 29 августа 2014-го. Это значит, что 25 марта прошлого года мужчина одновременно находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения и являлся лицом, утратившим право управления транспортными средствами на основании ч. 1 ст. 28 закона "О безопасности дорожного движения" (истечение срока действия водительского удостоверения). Как указано в постановлении ВС, эти деяния подпадают под санкции ч. 3 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния), а не ч. 4 той же статьи (повторное совершение нарушений, упомянутых в ч. 1 и 2, в старой редакции), как посчитали суды нижестоящих инстанций.

"Однако, поскольку санкцией ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ установлено более строгое административное наказание по сравнению с административным наказанием, предусмотренным санкцией ч. 4 ст. 12.8 данного Кодекса, переквалификация действий Галашова в данном случае невозможна, так как повлечет ухудшение его положения, что недопустимо", – сказано в постановлении ВС, которым предыдущие акты по делу были отменены, а производство по нему прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, в связи с отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.8 КоАП.


http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1392716


5. Житель Нанайского района Хабаровского края Дмитрий Сахно 12 мая этого года также был привлечен к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ с лишением на три года права управлять транспортным средством и штрафом в 50 000 руб. Основанием для этого стало совершенное им повторное нарушение – 22 февраля 2015 года мужчина находился за рулем нетрезвым. Оспорить постановление мирового судьи судебного участка № 59 Нанайского района в апелляционном и кассационном порядке он не смог, что и стало причиной обращения в ВС РФ.


Судья Никифоров с выводами коллег из нижестоящих инстанций не согласился. Он напомнил, что надлежащими доказательствами состояния опьянения водителя по делу о нарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года № 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ").

В материалах дела Сахно зафиксировано: сотрудники ДПС пришли к выводу, что тот нетрезв из-за "поведения, не соответствующего обстановке", поскольку алкотестер никаких отклонений от нормы не показал. Чтобы понять, пьян водитель или нет, его направили на медицинское освидетельствование, которое подтвердило наличие алкоголя в крови. Однако судья Коллегии по административным делам ВС, ознакомившись с актом медосвидетельствования, счел, что он составлен с нарушениями Инструкции по проведению медосвидетельствования. В пп. 11 и 12 этого документа сказано, что сначала врач должен провести "исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь". Если результаты отрицательные, а клинические признаки опьянения присутствуют, "отбирается проба биологического объекта для направления на химико-токсикологическое исследование".

Однако Сахно не проверили алкотестером, а сразу направили на анализ крови, который и показал опьянение. "Таким образом, порядок проведения медицинского освидетельствования в отношении Сахно был нарушен, действия медицинского работника по отбору пробы биологического объекта без исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь не соответствуют положениям Инструкции", – сказано в постановлении ВС от 6 ноября 2015 года, которое отменило акты судов нижестоящих инстанций. Производство по делу прекращено на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.


Из-за нарушения инструкции при проведении медосвидетельствования ВС 9 ноября 2015 года отменил и акты, вынесенные в отношении туапсинца Игоря Матвеенко, привлеченного к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП. В его случае исследование выдыхаемого воздуха проводилось при помощи алкотестера, который показал превышение допустимой нормы, но с нарушением п. 16 инструкции, в котором сказано, что пробы нужно отбирать дважды, с интервалом в 20 минут. Но Матвеенко попросили "подышать в трубочку" лишь один раз.


http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1388600

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1393512


6. Николай Савелов постановлением мирового судьи участка № 3 Ершовского района Саратовской области от 17 марта 2015 года был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. За совершение ДТП в состоянии алкогольного опьянения его на два года лишили прав управления транспортными средствами и оштрафовали на 30 000 руб. Ершовский райсуд и Саратовский облсуд оставили решение без изменения. Савелов обратился в ВС РФ с жалобой, в которой просил отменить вынесенные в отношении него судебные акты как незаконные.


Судья Коллегии по административным делам Никифоров при исследовании материалов дела снова нашел нарушения в акте медосвидетельствования. Примечанием к ст. 12.8 КоАП (внесено законом № 196-ФЗ, вступившим в силу 1 сентября 2013 года) установлено, что концентрация паров этилового спирта не должна превышать 0,16 мг (или 0,16 промилле) на один литр выдыхаемого воздуха.

Согласно акту медицинского освидетельствования Савелова от 25 августа 2014 года, концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе нормы не превышала. Но, так как исследование проводилось почти через 12 часов после совершения ДТП, эксперт сделал вывод, что, вероятно, на момент аварии "концентрация алкоголя могла составить примерно 2,0 промилле" (об этом говорится в решении Ершовского райсуда). В заключении судмедэкспертизы сказано, что алкоголь в организме человека подвергается окислению и выведению в соответствии с правилом Видмарка со средней скоростью 0,15 промилле в час, это и позволило медработнику предположить, что за рулем водитель был нетрезв. Несмотря на показания свидетелей, которые утверждали, что Савелов в тот день не пил, суды все же прислушались к теории эксперта.

ВС с этим не согласился и отменил ранее вынесенные постановления. Производство по делу было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.


На тех же основаниях ВС прекратил и производство по делу Петра Елисейкина, на два года лишенного прав на основании п. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. При измерении во время медосвидетельствования концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе с интервалом в 20 минут алкотестер показал сначала 0,18 мг/л, а потом 0,15 мг/л (нижний допустимый предел 0,16 мг/л). Судья Владимир Меркулов в своем постановлении указал, что в силу ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо подлежит ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности предполагаемого нарушителя должны быть истолкованы в его пользу. Поэтому ВС счел верным повторный результат измерения в 0,15 промилле и не нашел оснований для лишения Елисейкина прав.


У Сергея Ягодина, которому также было назначено административное наказание по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ при проведении освидетельствования алкотестер показал 0,16 промилле. "Следовательно, в рассматриваемом деле факт управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, не установлен", – указал в своем постановлении ВС, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.


http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1388580

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1392410

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1392678


7. Инспектор ГИБДД остановил жителя Калуги Михаила Р. на одной из улиц города ранним утром. Водитель пьян, решил инспектор: об этом свидетельствовали "запах алкоголя из полости рта, невнятная речь и неустойчивость позы". Мировой судья участка № 7 города Калуги привлек водителя к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, оштрафовав его на 30 000 руб. и лишив прав на год и семь месяцев. Такое решение поддержал судья Юрий Кравченко Калужского районного суда и заместитель председателя Калужского областного суда.


Обвиняемый же настаивал на том, что прав его лишили незаконно. В качестве аргументов он указывал, что медицинское освидетельствование на алкоголь было проведено с нарушениями. Ошибку допустила врач, проводившая освидетельствование, отмечал защитник Михаила Р. Так, согласно инструкции опьянение фиксируется в том случае, если в выдыхаемом воздухе оказалось более 0,16 мг/л алкоголя при измерении, проведенном с помощью одного алкотестера с интервалом в 20 минут, или при применении не менее двух разных алкотестеров – но в этом случае при каждом исследовании должны использоваться оба прибора. В случае с Р. исследования были проведены разными приборами, что подтвердила при даче показаний и проводившая измерения врач. Однако этот довод защиты суды проигнорировали. Обратил внимание на нарушения только судья Сергей Никифоров, рассматривавший дело в Верховном суде. Суд постановил удовлетворить жалобу Михаила Р., отменить решение и постановления судов нижестоящих инстанций и прекратить производство.


Проблемы с использованием алкотестера возникли и у другого заявителя – Александра З. из Липецка. Его также лишили прав на полтора года и оштрафовали на 30 000 руб. за управление автомобилем в нетрезвом виде. Но водитель свою вину не признал: он настаивал, что при медосвидетельствовании были допущены нарушения. В частности, врач проверил его не два, а три раза: в первый раз прибор показал превышение допустимой дозы промилле – 0,21 мг/л при предельном показателе 0,16 мг/л. При повторной проверке показатель был невысоким – всего 0,12 мг/л. Но сотрудники ГИБДД "стали возмущаться и требовать от врача дополнительных исследований", после чего водителя попросили "дунуть в трубочку" и в третий раз. Третье измерение оказалось не в пользу водителя: прибор показал 0,20 мг/л. Однако, по утверждению защиты Александра З., третье измерение само по себе незаконно, а интервалы между продувами составили менее предусмотренных в таких случаях 20 минут.

Дело попало на рассмотрение судьи Елены Емельяновой в участок № 3 Октябрьского округа Липецка. Судья доводы защиты отвергла. Непризнание З. своей вины она расценила "как способ защиты с целью избежать ответственности за совершенное правонарушение", а действия врача-нарколога, предложившего третье освидетельствование, сочла законными, "поскольку у врача-нарколога возникли сомнения относительно добросовестности действий лица, в отношении которого проводилось освидетельствование", говорится в постановлении суда. Доводы судьи Емельяновой поддержала и судья Ирина Тишакова Октябрьского районного суда Липецка. В решении по делу она указала, что не усматривает оснований к отмене постановления мирового судьи. Поддержал суд первой инстанции и Липецкий облсуд.

Однако Верховный суд рассудил иначе. Дело попало на рассмотрение к судье Владимиру Меркулову, который, изучив все обстоятельства, поддержал заявителя. Заключение врача-нарколога нельзя признать объективным, сделал вывод судья, поскольку была нарушена процедура освидетельствования. В результате суд удовлетворил жалобу, постановив отменить предыдущие постановления по делу и прекратить производство.


http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1398406

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1401276


8. 18 августа 2015 года инспектор ГИБДД остановил автомобиль под управлением Алексея Х. на Пятницком шоссе города Москвы. У водителя были явные признаки опьянения, отметил сотрудник, – запах изо рта и резкое изменение окраса кожных покровов лица. Однако пройти освидетельствование на месте, равно как и у врача, водитель отказался. Рассматривавшая его дело судья Наталья Брунеллер участка № 172 района Митино города Москвы привлекла водителя к ответственности, оштрафовав его на 30 000 руб., и лишила прав на полтора года. Позднее поддержал решение и Мосгорсуд, куда направил апелляционную жалобу Х.


Однако в ВС дело разрешили иначе. О направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется соответствующий протокол, напомнил рассматривавший дело судья Никифоров, при этом обязательно присутствие понятых или применение видеозаписи. Понятой удостоверяет в протоколе своей подписью факт совершения в его присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты. В случае же с Алексеем Х. понятых не было: в протоколе о направлении на медосвидетельствование сведения как о понятых или видеофиксации отсутствуют, в описи документов, находящихся в деле, никаких сведений о видеозаписи также нет. Сотрудник ГИБДД провел процедуру с нарушениями, сделал вывод судья Никифоров, а значит, протокол допустимым доказательством не является и о законности принятых по делу решений говорить не приходится. Жалобу Х. суд удовлетворил.


http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1403568


9. Ильдар Т., управлявший скутером, был задержан сотрудником ГИБДД 3 июня 2014 года. Водитель был пьян, его оштрафовали на 30 000 руб. и лишили прав на полтора года. Дело попало на рассмотрение мировому судье Николаю Карасеву участка № 1 по Верхнеуслонскому судебному району Республики Татарстан. Доводы водителя о том, что документы были составлены сотрудниками ГИБДД с нарушением закона, он отклонил и назначил Т. наказание. Поддержал коллегу и судья Вакиль Мухаметгалиев из Верхнеуслонского районного суда Республики Татарстан, отклонивший жалобу водителя. Солидарен с судьями оказался и Верховный Суд Республики Татарстан. Водитель настаивал на том, что ему нельзя назначить наказание за управление скутером в нетрезвом виде, поскольку он не подпадает под определение транспортного средства КоАП. В доказательство своих слов он приложил чеки и руководство по техобслуживанию и эксплуатации скутера, в котором указано, что рабочий объем двигателя скутера составляет 49 кубических сантиметров при необходимых для автотранспортного средства более чем 50 кубических сантиметрах. Но такой аргумент суд не устроил – жалобу отклонили.


Судья ВС Сергей Никифоров, рассмотревший дело, указал, что водитель, управлявший скутером, не мог быть привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, поскольку скутер действительно не подпадает под определение транспортного средства, данное в действовавшем на момент правонарушения примечании к ст. 12.1 КоАП (сейчас согласно Федеральному закону от 14 октября 2014 года № 307-ФЗ последствия за нарушение ПДД несут также водители скутеров и велосипедисты). Жалобу Т. суд удовлетворил, а все постановления судов нижестоящих инстанций отменил.


http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1401250


10. Андрей С., проходящий военную службу по призыву, был оштрафован и лишен прав на полтора года за управление автомобилем в нетрезвом виде. Дело об административном правонарушении рассматривала судья Светлана Политова участка № 40 Свердловского района города Перми. Она заключила, что водитель виновен в нарушении ч. 1 ст. 12.8 КоАП. С. с выводами суда не согласился. В апелляционной жалобе, направленной в Свердловский районный суд Перми, он указал, что освидетельствование проводилось в отсутствие понятых, а указанные в протоколе лица являются сотрудниками полиции. Рассмотревшая апелляционную жалобу судья Екатерина Казначеева эти доводы сочла безосновательными, а других оснований для отмены жалобы не нашла. Поддержали решение и в Пермском краевом суде.


Ошибку судей нижестоящих инстанций обнаружили в ВС. Судья Сергей Никифоров, на рассмотрение которого попало дело, указал на неправильную подсудность дела. Сведения о том, что С. – военнослужащий, были еще у мирового судьи и содержались в апелляционной жалобе, отметил в постановлении Никифоров, однако суды это проигнорировали. "Решение, принятое с нарушением правил подсудности, не может быть признано правильным", – отметил он, постановив удовлетворить жалобу.


http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1402028



Подборка по материалам подготовленным сайтом право.ру

Показать полностью
4
Поляки совсем отчаялись.
7 Комментариев  
Грузовик с запрещенными к ввозу в Россию польскими яблоками задержан в Пскове, после того как водитель самовольно пересек границу с Белоруссией и проехал 230 километров по территории РФ. Об этом сообщается на сайте Россельхознадзора.

Фура, перевозившая около 20 тонн польских яблок, первоначально была остановлена на пункте пропуска в Себежском районе Псковской области в ночь на 9 декабря. Товар предназначался якобы для транзита из Белоруссии в Казахстан через РФ. Такие перевозки по территории России запрещены. Когда таможенники оформляли процедуру возврата, водитель неожиданно покинул пропускной пункт, сел в автомобиль и переехал через границу.

Сотрудники ГИБДД организовали погоню за нарушителем. Водителю удалось проехать от границы 230 километров — до Пскова, где он был задержан. Полицейские вернули фуру на границу и передали ее белорусским таможенникам. Себежская таможня возбудила дело об административном правонарушении.

«Данный случай позволяет сделать вывод, что партия польской продукция не предназначалась для отправки в Республику Казахстан, а планировалась к реализации на территории Российской Федерации», — отмечается в сообщении Россельхознадзора.

Импорт яблок из Польши запрещен Россией в рамках продовольственного эмбарго. Российская Федерация закрыла границу для целого ряда продуктов из западных стран, которые ввели против Москвы санкции. Зарубежные товары в российских магазинах заменены продукцией отечественного производства. Помимо этого Россия договорилась о поставках продовольствия с новыми странами — торговыми партнерами.

http://lenta.ru/news/2014/12/10/apples/
-14
В России может появиться муниципальная милиция.
9 Комментариев  
Группа депутатов Государственной Думы РФ от партии Справедливая Россия подготовили законопроект о создании в РФ муниципальной милиции по типу шерифских офисов в США.
Согласно законопроекту, муниципальная милиция – муниципальный орган, предназначенный в пределах своих полномочий осуществлять охрану общественного порядка
на территории муниципального образования.
Основной составляющей их работы будет подчинение муниципальному образованию, а не МВД и избираемость начальника муниципальной милиции и участкового. Начальника избирают прямым тайным голосованием, а участкового – на сходах, собраниях, конференциях сроком на 5 лет. Предусмотрен ранний отзыв за совершение противоправных действий.
Правда одновременно данный законопроект содержит и ряд очень сомнительных норм. Например в муниципальную милицию будут брать всех, кого можно брать в полицию, а также тех у кого имеется погашенная судимость за преступление средней тяжести. Кроме того слова и действия милиционеров всегда буду законными и обоснованными пока кто-то не докажет иного.
Для финансового обеспечения в муниципальном образовании могут вводится специальные сборы с граждан и предприятий.
Правительству данный законопроект не пришелся по душе и ему был дан отрицательный отзыв, как не соответствующего Конституции и другим законам РФ.

Идея чем-то интересная, но исполнение как обычно бывает никакое.

http://asozd2c.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/E539ABADC90A749E43257D710037D71F/$FILE/621910-6.PDF?OpenElement
-6
СССР и США. Чей суд был гуманнее в деле разведчиков Абеля и Пауэрса?
2 Комментария  
Показать полностью 1 После того как ФСБ РФ рассекретила часть документов, касающихся советского разведчика-нелегала Рудольфа Ивановича Абеля, и судебно-следственные материалы по делу Фрэнсиса Пауэрса, а также были переведены на русский язык воспоминания американского пилота, стало возможным сравнить, как суды двух государств оценили доказательства, представленные обвинением, и к каким решениям пришли по двум аналогичным делам.
Дело полковника советской разведки Рудольфа Абеля рассматривалось судом присяжных в федеральном суде Нью-Йорка в октябре 1957 года. Однако в службе внешней разведки СССР имя "полковника Абеля" не значилось…

Эмиль Гольдфус, он же "Марк", он же Рудольф Абель, он же …
Один из кураторов агентурной сети советской разведки в Северной Америке, работавший под псевдонимом "Марк", легализовался в США как художник и владелец фотостудии в Нью-Йорке Эмиль Гольдфус. У него был связной. Он предал "Марка". Когда агенты спецслужбы США поставили "Марка" перед фактом предательства, он заявил после ареста, что является полковником Рудольфом Ивановичем Абелем, и отказывается давать какие-либо показания.
Рудольфом Абелем "Марк" назвал себя неслучайно – так звали его недавно умершего друга. Взяв его имя, агент советской разведки послал в Москву сигнал – он провален, но на сотрудничество с органами следствия, судом и спецслужбами США не пойдет. И в дальнейшем Вильям Генрихович Фишер, а именно так его звали на самом деле, ни шаг не отступил от выбранной линии поведения. В течение всего процесса он хранил полное молчание, общаясь только с адвокатом.
Как это повлияло на ход судебного разбирательства и вердикт присяжных?

Чего не знали об адвокате подсудимого присяжные заседатели?
Обвинения в отношении "полковника Рудольфа Абеля" строились главным образом на показаниях подполковника КГБ Реино Хэйханена – связника резидента (который вскоре после окончания процесса попал под колеса автомобиля). По законам разведки связник в направленность деятельности куратора никоим образом не посвящался. В сущности, следствие не сумело добыть доказательств, свидетельствующих, что Абелем собрана и передана какая-то конкретная секретная информация.
Джеймс Донован, адвокат Абеля, обращаясь к присяжным, сказал: "Оценивая показания этого свидетеля, постоянно задавайте себе вопрос: говорит он правду или ложь, причем, может быть, настолько серьезную ложь, что она может спасти его собственную шкуру. То, что он рассказывает, я полагаю, можно справедливо охарактеризовать как хорошо отрепетированную историю. За исключением „свидетельств“, представленных самым жалким из свидетелей, который когда-либо выступал в суде, в деле нет никаких доказательств, о том, что подсудимым передавалась информация, затрагивающая национальную безопасность и секреты США. Таких доказательств в деле просто нет. Однако на основании „свидетельств“ Хэйханена вам предлагают послать человека, возможно, на смерть…"
Присяжные, наверное, сильно удивились бы, если бы узнали, что адвокат Джеймс Донован, так горячо защищавший интересы иностранного агента, является … коллегой Абеля.

Защищая своего клиента, Донован выполнял "деликатное" поручение ЦРУ.
О том, что Джеймс Донован имеет отношение к американским спецслужбам, Рудольф Абель (будем называть Вильяма Фишера именем, сопровождавшим его до конца жизни), как профессионал, не мог не догадываться. Больно настойчиво юрист предлагал своему подзащитному стать посредником между ним и Центральным разведывательным управлением США, которое готово сделать провалившемуся разведчику предложение о сотрудничестве.
Действительно, Донован в свое время работал в военной разведке, и, судя по всему, вряд ли случайно именно он оказался адвокатом иностранного агента. В том, что суд не вынес Абелю смертного приговора, – несомненно, большая его заслуга. Однако будущие события показали, что дело тут, наверное, не только в гуманистических принципах, изначально заложенных в профессию адвоката. Очевидно, в ЦРУ уже тогда рассматривали несколько вариантов использования советского разведчика. И Джеймсу Доновану через несколько лет предстояло выполнить еще одно "деликатное" поручение ЦРУ…

Рудольфу Абелю предстояло выйти на свободу в 85 лет.
Несмотря на отсутствие прямых улик и доказательств, процесс по делу 55-летнего Рудольфа Абеля завершился вынесением присяжными обвинительного вердикта по всем пунктам обвинения – заговор с целью сбора и передачи СССР информации оборонного значения. На его основании судья постановил приговор – 30 лет тюремного заключения.
Партийное и государственное руководство нашей страны в те годы неоднократно заявляло, что СССР не ведет разведывательной деятельности против США. Поэтому в тогдашней прессе Советского Союза найти хотя бы упоминание о суде над "советским шпионом" Рудольфом Абелем было по определению невозможно. А передачи радиостанции "Голос Америки", которая транслировала на весь мир отчеты об этом процессе, в нашей стране целенаправленно глушились.
Однако советская информационно-пропагандистская машины заработала во всю мощь, когда над Уралом был сбит американский высотный самолет-разведчик Lockheed U-2, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом…

Почему пилот U-2 не катапультировался, а предпочел выбираться из кабины падающего самолета?
1 мая 1960 года U-2 пересек государственную границу СССР в двадцати километрах юго-восточнее города Кировабада Таджикской ССР. А через несколько часов был сбит под Свердловском (ныне Екатеринбург) ракетами класса "земля-воздух". При этом был сбит и советский истребитель, пилот которого погиб.
Поврежденный U-2 падал с высоты свыше 20 километров. Однако Пауэрс не воспользовался катапультой, и на высоте 10 тысяч метров и выбрался из самолета самостоятельно. При изучении обломков U-2 специалисты обнаружили в системе катапультирования взрывное устройство. Пауэрс знал об этом, но предпочел остаться в живых. Не воспользовался он, будучи задержанным на земле, и специальной отравленной булавкой.
Все его поведение на следствии и суде также свидетельствуют о стремлении, во что бы то ни стало уйти от высшей меры наказания и длительного срока заключения…

Фрэнсис Пауэрс – всего лишь "воздушный жокей" ЦРУ США?
В своих воспоминания он написал об этом так: "Короче говоря, я делал вид, что был не шпионом, а просто воздушным жокеем, которому платили за полеты по определенному маршруту и который включал и выключал аппаратуру, как было указано на карте, не имея понятия о последствиях своих действий и не испытывая при этом любопытства"…
Как на это реагировали государственный обвинитель В. Руденко (Генпрокурор СССР) и суд в составе Председателя Военной коллегии Верховного Суда СССР генерал-лейтенанта юстиции В. Борисоглебского и народных заседателей генерал-майора артиллерии Д.Воробьева и генерал-майора авиации А. Захарова?

Генеральный Прокурор СССР вспомнил на процессе атомную бомбардировку Японии в 1945 году.
Приобщенные к делу вещественные доказательства – полетная карта с нанесенным маршрутом (от Аральского моря до Мурманска) и пометками военных объектов, сделанных рукой Пауэрса, фотопленка со снимками важных промышленных и оборонных предприятий, воинских частей, аэродромов, записанные на пленку импульсы нескольких радиолокационных станций, относящихся к противовоздушной обороне страны, говорили сами за себя.
По заключению экспертов, сведения, собранные Пауэрсом во время полета в советском воздушном пространстве, составляют государственную и военную тайну СССР, специально охраняемую законом.
Вместе с тем государственный обвинитель В. Руденко, выступая в прении сторон, по традиции того времени сменил юридическую тональность на идеологическую, заявив, что "подсудимый Пауэрс не просто шпион, а особый и тщательно вымуштрованный преступник". Далее Генеральный прокурор продолжил в том же духе: "…Если бы его хозяева попытались разжечь новую мировую войну, именно пауэрсы, выкормленные и воспитанные ими в условиях так называемого свободного мира, были бы готовы первыми сбросить на мирную землю атомные и водородные бомбы, как это сделали подобные же пауэрсы в Хиросиме и Нагасаки".

Военная коллегия Верховного суда СССР при постановлении приговора вспомнила о "принципе социалистического гуманизма".
Политическая терминология нашла место и в приговоре Военной коллегии ВС СССР: "Агрессивное вторжение самолета-разведчика "У-2" в воздушное пространство Союза ССР 1 мая было преднамеренно подготовлено реакционными кругами Соединенных Штатов Америки, чтобы сорвать Парижское совещание в верхах, не допустить смягчения международной напряженности, оживить одряхлевшую и ненавистную всем народам политику "холодной войны".
Однако, несмотря на довольно грозную риторику, которая навевала мысли о вынесении смертного приговора, Военная коллегия "учитывая чистосердечное признание Пауэрсом своей вины и его искреннее раскаяние в содеянном, исходя из принципов социалистического гуманизма, руководствуясь статьями 319 и 320 УПК. РСФСР" приговорила его к лишению свободы на десять лет, с отбыванием первых трех лет в тюрьме. Приговор являлся окончательным, обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежал. (С судебно-следственными материалами по делу Пауэрса можно ознакомиться здесь).

Пауэрс после оглашения приговора сначала облегченно вздохнул, а потом ужаснулся.
Пауэрс вспоминает: "Моей первой реакцией на приговор было чувство безудержной радости. Будто я задыхался и вдруг смог глубоко вздохнуть. Меня не расстреляют! Лишь когда меня вывели из зала суда, я вдруг осознал всю тяжесть приговора. Десять долгих лет!"

"Тщательно вымуштрованный преступник" перед отправкой в тюрьму встретился с родителями, сестрой, женой и тещей и полакомился русской икрой.
Еще во время судебного разбирательства в МИД СССР разрешили приехать в Москву родителям подсудимого, сестре, жене и ее матери.
В своих воспоминаниях Пауэрс так описывает свидание с родными и близкими перед отправкой в тюрьму (Владимирский централ): "В комнате, куда меня ввели, уже находились мои мать, о
-5
Прошу подсказать по работе, если можете
4 Комментария  
Прошу не кидаться сразу тапками, да и другими подручными средствами тоже. Я молодой юрист из Санкт-Петербурга. По семейным обстоятельствам некоторое время назад пришлось уволиться с предыдущего места работы, сейчас устраиваюсь на новое место, но процедура требует времени, причем это время не имеет абсолютно точных рамок. Но так как вся жизнь общества основана на товарно-денежных отношениях к настоящему времени мои накопления близятся к концу (Сразу сделаю оговорку денег не прошу). В связи с этим у возникла потребность в поиске временной работы, но так получается что кроме юридической специализации я почти ничего не умею, но все юридические вакансии, которые я находил являются постоянными, а на работу вроде курьера или грузчика меня во многих местах не брали, когда узнавали мое последнее место работы - прокуратура. В поисках временной работы облазил разные сайты фриланса, какие мог найти, но на них либо нет работы по юридической специализации, либо отсутствует гарантия, что деньги за помощь получишь именно ты. В связи с, наверно многовато, вышесказанным я хотел бы поинтересоваться может кто-то подскажет еще проверенные сайты где можно найти предложение проектов по юридическим направлениям, либо может в Питере есть организации, которые могут помочь найти такую работу. Ну или на самый крайний случай может кому-то из Вас требуется юридическая помощь или консультация по гражданской специализации.
-4
Вот раньше в Советской России умели вводить санкции. Небольшой экскурс в историю.
2 Комментария  
Показать полностью 1 20 июня 1923 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров приняли совместное постановление "О бойкоте Швейцарии". Поводом для введения экономических санкций в отношении этой страны стало убийство в ресторане отеля "Сесиль" (Лозанна) Вацлава Воровского – полномочного делегата России, Украины и Грузии на международной конференции. Предпринятые Россией меры тяжело ударили по интересам известных швейцарских часовых фирм, у которых советское правительство намеревалось закупать часы, провозгласив, что "каждый работник социалистического государства должен с уважением относиться к времени всего общества в целом и каждого товарища в отдельности Для воспитания точных и аккуратных людей требуются часы".
Как следует из преамбулы постановления "О бойкоте Швейцарии", федеральное правительство этой страны заняло "крайне враждебную позицию по отношению к Союзным правительствам России, Украины и Грузии", выразившуюся в непринятии должных мер охраны жизни и безопасности полномочного делегата России, Украины и Грузии на 2-й сессии Лозанской международной конференции, в результате чего Воровский был убит, а двое его сотрудников ранены, а также в том, что швейцарские власти не дали Советскому правительству "удовлетворения, которого последнее требовало в связи с убийством т. Воровского, а на последнее представление Советского правительства вовсе не ответило". Кроме того, как говорится в документе, швейцарская сторона проявляет "явное попустительство по отношению к убийцам т. Воровского и к соучастникам убийства, не принимая против этих лиц тех мер пресечения, которые обычно принимаются против важных государственных преступников".
В связи с этим ВЦИК и СНК поручили Наркоминделу и консулам РСФСР прекратить выдачу въездных виз швейцарским гражданам, "кроме трудящихся, кои не несут ответственности за неслыханные действия Швейцарского Правительства", а Внешторгу и его органам за рубежом было предписано не вступать в торговые сделки с швейцарскими гражданами или представителями швейцарских фирм, а также не утверждать никаких сделок с ними. При этом из Швейцарии были отозваны все представители и агенты государственных хозяйственных органов РСФСР, все коммерческие переговоры были прерваны, а предложения по концессионной деятельности отклонены.
Тем не менее начавшийся 5 ноября 1923 года в кантональном суде с участием присяжных заседателей судебный процесс по делу убийцы Воровского – Мориса Конради, выходца из петербургской семьи обрусевших швейцарцев и бывшего белогвардейского офицера, а также его сообщника, закончился оправдательным вердиктом. Главный фигурант поведал судье и присяжным историю, в соответствии с которой во время красного террора он лишился отца, умершего после избиения в ЧК, одного из братьев, а его дядя, бывший купец 1-й гильдии, владелец кондитерских фабрик, был расстрелян властями как заложник. В последнем слове он сказал: "Я верю, что с уничтожением каждого большевика человечество идет вперед по пути прогресса. Надеюсь, что моему примеру последуют другие смельчаки, проявив тем самым величие своих чувств" Это произвело впечатление на швейцарское правосудие, и коллегия, невзирая на напоминание прокурора, что преступлением является убийство даже тирана, большинством голосом признала, что Конради действовал "под давлением обстоятельств, проистекших из его прошлого". Политизированная обстановка, в которой происходил суд, а также оправдательный приговор Советское правительство расценило как намеренное оскорбление и нежелание швейцарской стороны урегулировать конфликт.
Новым шагом СССР в усилении санкций в отношении Швейцарии стал отказ участвовать в работе различных международных организаций на территории этой страны. Так, в сентябре 1925 года VI сессия Лиги наций приняла решение о проведении в Лозанне конференции по сокращению и ограничению вооружений, при этом СССР был приглашен к участию в работе подготовительной комиссии. Однако Советское правительство заявило о невозможности командирования своих представителей в швейцарию "до разрешения конфликта с последней". В результате Советский Союз не принимал участия в первых трех сессиях Подготовительной комиссии по разоружению. Такая тактика СССР вынуждала Лигу Наций переносить ряд конференций в другие страны, что наносило альпийской республике ощутимый материальный ущерб.
Заметное влияние бойкот оказывал и на швейцарскую промышленность, лишенную возможности использовать советский рынок. Так, санкции затронули интересы крупных часовых фирм "Буре", "Мозер", "Нарден", "Докса", "Тиссо", "Ле Глоб", "Таван", "Омега", "Лонжин" и других, у которых СССР намеревался закупать до 400 тыс. штук карманных часов в год (прославленные фирмы были также готовы образовать совместное акционерное общество "Центрочасы" для производства в СССР будильников, ходиков высшего качества, стенных и настольных часов). Все эти обстоятельства и вынудили правящие круги Швейцарии в конце концов проявить некоторую уступчивость. В апреле 1927 года при посредничестве Германии советская и швейцарская стороны подписали в Берлине протокол, в котором содержалось заявление, что швейцарское правительство "всемерно осуждает" убийство Воровского и покушение на убийство его сотрудников, выражает в связи с этим сожаление и готово предоставить дочери Воровского материальную компенсацию (таковы были минимальные требования советского правительства).
В связи с подписанием этого документа ЦИК и СНК СССР приняли 4 мая 1927 постановление о прекращении экономического бойкота Швейцарии. Однако напряженность в отношениях между двумя странами сохранялась еще долго. Когда Швейцария в октябре 1944 предложила восстановить дипломатические отношения с СССР, Кремль уклонился от этого, заявив, что "швейцарское правительство до сих пор ни в какой форме не отмежевалось от своей прежней враждебной Советскому Союзу политики". Только после повторного предложения Федерального совета Швейцарии в марте 1946 года советское правительство выразило согласие обменяться посланниками.

http://pravo.ru/news/view/106416/


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь