3313
Если в Top Gear не вернут знаменитое трио ведущих, то стоит рассмотреть этих парней
192 Комментария  
Если в Top Gear не вернут знаменитое трио ведущих, то стоит рассмотреть этих парней
9
Как горят 8000 спичек
7 Комментариев  

К посту http://pikabu.ru/story/spichki_4141055

Внутри ссылка на полное видео

Как горят 8000 спичек спички, огонь, 8000, гифка
62
Астраханский ансамбль "Сельские резиденты"
Ребята жгут. Простите, если боян.
17 Комментариев  
Помогите найти магазин видеоигр!
13 Комментариев  
Недавно тут в рекламных постах мелькал какой-то магазин видеоигр. Я помню зашел из любопытства, глянул, сравнил цены на пару игрулек - вроде норм по цене (только открылись, видать и демпингуют). А щас захотел купить Dungeons 2, а жаба давит в стиме брать. Хочу проверить, может есть где подешевле стима. Час уже мучаю гугл, никак ни название вспомнить не могу, ни адрес сайта. Не рекламы/плюсов ради, подскажите адресок. Так что-то вроде то ли diogames, то ли daigames, как-то так. Заранее благодарю! В топ выводить не надо, думаю и так найдется добрый человек.
635
Про Ивана
28 Комментариев  
Показать полностью 1 Топ–менеджмент фабрики "Конфил" решил пригласить Ивана работать грузчиком в ирисно–конфетный цех. Ему выдали комбинезон, который надо было стирать раз в две недели. Ему отвели шкафчик в раздевалке. Ему положили оклад: двести пятьдесят рублей за тонну. Ему дали огромную телегу–лайбу с отполированными за долгие годы ручками. Мастер провёл инструктаж:
– Бери, короче, тут, а вези эвон куда! Понимэ?
– Да!
У Ивана была трисомия по двадцать первой хромосоме, а проще – синдром Дауна. Кондитерская фабрика приняла его на работу и получила налоговые льготы.

Тонна – это три с половиной лайбы, которые надо прокатить по кафелю через цех на склад. Но ведь никто не станет грузить Ивану половину телеги. Поэтому он отвозит четыре телеги, а табельщик пишет три. А за день в его табеле стоит двенадцать тонн, хотя отвёз он четырнадцать. И вот в конце месяца он получает зарплату, покупает в магазине при фабрике конфет занедорого, а в ларьке напротив общежития берёт бутылку водки.

В общежитии у него друг. Зовут его Серёга, он ветеран–афганец, у него одна нога. Серёгу жена вытурила из дома, потому как запойный. Серёга принимает на грудь, закусывает гордостью фабрики, конфетой «Балерина»: нежная пралиновая начинка, с добавлением дробленого арахиса и кукурузных хлопьев, тончайшая нотка горечи уравновешена тёплым, глубоким послевкусием.
– Сколько получил–то?
– Трёху почти.
– Трёху, да? Ну и как тебе там? Нормалёк?
– Нравится. И ещё можно конфеты есть. Которые выпали.
– Погоди, я сейчас.
Серёга ушёл в комнату, и вскоре вернулся с пухленьким блокнотом и карандашом. Налил в стакан ещё водки и выпил не закусывая.
– Держи. Теперь так будешь делать. Телегу отвёз – чёрточку поставил. Ещё отвёз – ещё черточку. Усёк?
– Усёк. А можно галочку?
– Да хоть Любочку!

Через месяц сияющий Иван вручил блокнот Серёге. Тот расчистил место на столе и в минуту пересчитал корявые галочки.
– Пять восемьсот тебе заплатят.
– Тыщ?
– Тыщ–тыщ. Коньяку купи, усёк?
– Усёк!

Деньги Иван пересчитал трижды. Две тысячи пятьсот. Он сунулся, было, обратно к окошку, но очередь его не пустила. Он вышел под мелкий снежок, достал из кармана ириску, сунул в рот и заплакал.

Бухгалтерия. Монструозные кусты каланхоэ на окнах. Тётеньки.
– О–с–споди! Вам что, мужчина?
– Мне зарплата! Мне пять восемьсот, а мне две пятьсот!
– Ничего не понимаю!
– Мне Серёга сказал – к вам идти.
– Какой ещё Серега? Девочки, кто–нибудь что–нибудь понял?
– Вам зарплату недоплатили?
– Я.. Да!
– Вам в пятый кабинет, мужчина!
– А?
– О–с–споди! Аня, проводи!
Престарелая сиреневая девушка берёт Ивана за рукав и отводит как телёночка в пятый кабинет. Там ругаются, поднимают табели и говорят, чтобы он не отвлекал людей, что всё ему нормально заплатили и нечего тут ходить, какие все умные стали. А вечером, после смены, Ивана останавливают на проходной, обыскивают и находят в кармане три ириски и карамельку без фантика. А назавтра его увольняют по статье, потому что у нас не любят самых умных, особенно, если они дураки.

Серёга закусился. Он нашёл юриста, которому как–то летом ремонтировал дачу. Юрист составил исковое заявление и объяснил, что делать дальше.

Таких Ванек наша судебная система схрумкивает целиком, даже не смакуя нежную пралиновую начинку. Но у судьи была сестра, а у сестры была дочь с синдромом Дауна. Ивана восстановили на работе, заплатили все положенные неустойки и даже моральный ущерб. Топ–менеджмент решил быстренько все уладить, после того, как им позвонили из местной газеты и попросили комментариев – Серёга клал плитку в ванной у одного журналиста.

С тех пор прошло несколько лет. Серёга умер как–то глупо – замёрз на качелях под Рождество. А Иван жив. Говорят, что люди с синдромом Дауна – считают себя счастливыми.


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь