15
Родственная связь
0 Комментариев в CreepyStory  

1961 год. Аляска.

-Теперь ему не скрыться! – воскликнул шериф – мы накроем ублюдка и вынесем ему мозги!


-Потише, Стен, - устало пробормотал один из детективов – мы должны привезти его в сохранности до суда. Уверен, его приговорят к смертной казни. А если мы убьём его раньше, то одним увольнением не отделаешься.


Шериф, хоть и ничего не сказал, но немного остыл.


-Так, действовать четко и быстро. Самое главное, чтобы он опять не улизнул – начал детектив.


-Объект располагается в многоэтажном доме, на самом верхнем, десятом, этаже. Вход, выход один, мы его перекроем. Больше путей отхода, кроме как в окно, у него нет – доложил спецназовец SWATa.


-Что же, если всё готово, выезжаем – скомандовал детектив и начал собираться. К нему подошёл начальник полиции и спросил.


-Скажите мне, Хью, почему для поимки одного маньяка-отморозка мы подняли все вооружённые силы в штате?


Детектив вздохнул и пристально посмотрел на начальника полиции. Тот немного стушевался, но с виду оставался спокойным.


-Вы просто не знаете, что это за маньяк. Мы уже пробовали поймать его втроём, ещё в Вегасе. Теперь я здесь.


Вскоре машины уже ехали к одиноко торчащей посреди низких домиков и магазинов «свечке», в которой располагалась их цель. SWAT быстро занял позиции и детектив вошёл в дом. Подниматься по лестнице на десять этажей вверх он не стал, ещё успеет сегодня побегать. Лифт ехал чертовски медленно, детектив боялся, что маньяк опять улизнёт, хотя и сам понимал, что это всё нервы, сбежать из оцепления он не сможет. Наконец, лифт доехал до верхнего этажа и детектив вышел на площадку. У двери уже стояли спецназовцы, готовые вынести дверь по приказу детектива. Он подошёл к двери и приложил к ней ухо. Тишина… маньяк затихарился, было понятно , что приезд спецназа не стал для него секретом. Он был очень хитрый и расчётливый, обмануть такого было почти невозможно. Но детектив смог, от этого он чувствовал себя прекрасно. Убийца был у него почти в руках, осталось только придти и взять, но все равно оставалось чувство незавершённого действия. Детектив отлепился от двери и дал отмашку. Спецназовцы кивнули и качнули специальным тараном. Деревянная дверь с первого удара разлетелась в щепки, неизвестно о чем думал отморозок, поселяясь в столь ненадёжном жилище, видимо, времени на раздумья у него не было. Детектив осторожно вошёл в квартиру. Она была до жути обшарпанной, мебель почти отсутствовала, как и обои. Детектив вошёл на кухню. Убийца был там. Он сидел на деревянном стуле, слегка развалившись, сперва можно было подумать, что он заснул. Детектив осмотрел его издалека. Точно такой, как Хью видел его в последний раз – в коричневом плаще и фетровой шляпе, на руках были перчатки, на лице знаменитая маска, за которую его полюбили журналисты. Маска, по сути, не являлась воплощением искусства, это была простая маска из блестящего металла, вероятно хрома с никелем. Из отверстий на ней были только две прорези для глаз, столь глубоких, что сам глаза рассмотреть возможности не представлялось. Больше ничего на ней не было, никаких орнаментов, или рисунков, или даже выступов, маска была ровной и гладкой. Хью бросил взгляд на пол – там валялся вскрытый пузырёк и несколько таблеток. В душе появились смутные сомнения.


-Ричард Баркер, вы арестованы! Бросьте оружие и поднимите руки! – приказал детектив. Маньяк не ответил, продолжая полулежать на стуле. Хью, продолжая держать Баркера на прицеле, подобрался поближе и поднял пузырёк. Снотворное. Почти пустой. Неужели он покончил с собой? Видимо, решил, что не сдастся официальным властям. Хью стало немного досадно. Он мечтал вывести его в наручниках из этого дома. И что теперь? Его вынесут санитары на носилках? От обиды, Хью даже опустил пистолет и тихо выругался.


-Он, что, того? – подал голос один из спецназовцев.


-Вовсе нет мой друг! – раздался приглушённый голос сзади. Хью подскочил, но ничего не успел сделать. Маньяк резко развернулся, противно скрежеща стулом об деревянный пол. В руках у него была двустволка.


-Бум! – произнес Баркер и выстрелил в детектива. Картечь прошла по касательной, поранила ему бедро, и снесла голову спецназовцу. Хью упал, маньяк не спеша переломил ружье, достал гильзы и засунул два патрона в стволы. Когда в комнату влетели спецназовцы, он выстрелил из обоих стволов по дверному проёму, зацепив одного сватовца и оттеснив остальных. Далее он совершил трюк, который Хью запомню на всю жизнь. Он отбросил ружьё в сторону, схватился руками за ножки стула и наклонился назад. Прямо позади него было окно и он с дребезгом, вместе со стулом, перевалился через подоконник, на прощание крикнув присутствующим:


-Ауфидерзейн!


Этаж был десятый, так что конец его безумного падения был предсказуем. Хью, стиснув зубы, подполз к окну, оставляя за собой широкий кровавый след. Маньяк лежал на асфальте в неестественной позе. До него было очень далеко, и он был в маске, но Хью был готов поклясться – он ухмылялся.


Наши дни. Невада.


Очередной раскат грома заставил мистера Баркера вздрогнуть. Да, погода разыгралась не на шутку. А ему ещё возвращаться домой. Он же промокнет до нитки! Дверь кабинета начальника еле слышно открылась. Баркер поднял голову. Его начальник, Эбенезер Хью, направлялся прямиком к нему, Сему Баркеру. «Ну и имя у него»-мысленно усмехнулся Сем:«Прямо как у старика Скруджа». Фамилию начальника Баркера частенько путали с именем. Сам он своей фамилией гордился, часто рассказывая о своём деде, бесстрашном детективе Дезмонде Хью. Баркер такой гордости за фамилию не понимал, и считал Хью простым пижоном. Своего деда Сем плоховато помнил, он пропал ещё до рождения Сема. Эбенезер подошёл к столу Баркера и спросил:


-Сем, ты не мог бы поработать на выходных?


«Черт возьми!»- подумал Баркер, но виду не подал.


-Нет, я немного занят – неуверенно ответил Сем- идём с женой по магазинам.


-Угу – буркнул Хью и удалился. Конечно, Сем никуда не шел на выходных. Да и вряд ли он предпочёл бы прогулку по магазинам работе. Просто он хотел отдохнуть на этих выходных, сходить, скажем в гольф-клуб. И уж точно, он не хотел на этих выходных работать. И, пофиг, что подумает Хью. Баркер не очень уважал своего начальника, слишком уж он инфантильный был, эдакий выросший представитель золотой молодёжи. Ничего удивительно, когда у тебя дед известный детектив, а отец бизнесмен, испортится не мудрено. У Баркера отношения с отцом не складывались. Мать воспитывала его одна, потому характер у него был скверный. А деда он и не видел ни разу в жизни. Сем собрался с мыслями и приступил к работе…


Хью тем временем уже собрался домой. Его ждал друг, они вместе собирались пойти на гольф. Хью взял телефон и позвонил ему.


-Привет! Ну что, гольф в силе?


Из трубки раздалось кряхтение, потом шипение и наконец, друг ответил.


-Знаешь, я сегодня не смогу, давай на выходных?


-Ну ладно – согласился Хью. Он был немного расстроен отложившейся игрой, но не очень сильно. Положив трубку, он подошёл к портрету своего деда. Своей фамилией Хью гордился и отдавал должные почести. Открыв семейный архив, Хью увидел вырезку из газеты. «Странно, никогда её не замечал»-подумал Хью. Заголовок гласил, что детектив Дезмонд Хью поймал особо опасного преступника, Ричарда Баркера или как его окрестили журналисты «Железная маска». «Хм, Баркер… такая же фамилия как и у Семюэля. Забавное совпадение» - хмыкнул про себя Хью. Баркер… серый человек. Хью сейчас вспомнил о нём только благодаря его фамилии, такой же невзрачной, как и он сам. Ещё и тряпка вдобавок. С женой по магазинам…несомненно, на это нужно потратить выходные. Хью помотал головой. К черту Баркера, нужно идти домой.


******************************************************************************


Сем коротко размахнулся и ударил по мячу. Тот высоко взлетел в сторону лунки. Да, Сем всегда хорошо играл в гольф, только актуальным это увлечение стало когда Баркеру перевалило за тридцать. Он всегда мечтал поиграть в гольф с сыном, но у него родилась дочь, которая сейчас была уже почти совершеннолетней. А отца у Сема почти не было, поэтому никто его в клубы не водил. И Сем был вынужден играть в одиночестве. Сем вздохнул и побрёл к лунке.


-Неплохой удар, Баркер!


Знакомый голос заставил Сема обернуться. Позади него, стоял, усмехаясь, его начальник Эбенезер Хью. Баркер немного стушевался, но Хью неожиданно по-дружески похлопал его по плечу.


-Да не волнуйся ты так, Сем! Как будто я сам не понимаю, что значит сходит на выходных в гольф. А я и впрямь подумал, что ты пошёл таскаться с женой по магазинам – хохотнул Хью- ты что здесь один?


-Ну вообще-то да. А ты тоже?


-Ага, собирался с другом сходить, но он меня прокатил. Ну что, партию?


-Почему бы и нет? – осмелел Сем.


Они сыграли пару раз, переговариваясь, смеясь над шутками. «А он не такой уж и пижон» - подумал Баркер. Сем подошёл к лунке, сделал удар.


-Знаешь я тут недавно просматривал семейный архив… -начал он и тоже ударил, отправив свой мяч куда-то далеко.


-Да? И что же там? – Сем подошёл к мячу и сменил клюшку.


-Там был упомянут некий Ричард Баркер. Не твой родственник? – как бы невзначай спросил Хью. Он не знал, зачем ему это вообще нужно, но нужно же поддерживать беседу. Баркер оказался неплохим парнем.


-Да, нет. Моего отца звали Зак. А братьев у меня не было – пожал плечами Сем.


-Тогда может это твой дед? – спросил Хью.


Сем напрягся, было видно – он вспоминает очень давние события.


-Не знаю, я никогда его не видел – сдался Баркер и точным ударом загнал мяч в лунку.


Хью нахмурился. Это, конечно, не так важно, но всё потихоньку складывалось к тому, что Железная маска действительно дед Баркера. Довольно глупое совпадение, но похоже, это так. Хью присмотрелся к Сему. Похож ли он на своего деда? Хью был похож. Что касается Баркера…на хладнокровного убийцу он не тянул. В конце концов, Хью легко мог ошибаться, людей с фамилией Баркер в Америке достаточно. Хью глянул на небо. Уже вечерело, пора было домой.


-Эй, Сем, что-то мы заигрались! – крикнул Хью – пора бы уже домой.


-Ага – Баркер достал мяч из лунки – а я тебя сделал, Хью!


Тот не обратил внимания на подкол и направился в раздевалку. Баркер проследовал за ним.


-Знаешь, я вспомнил кое-что…


-По поводу чего? – не понял Хью.


-По поводу Ричарда Баркера – напомнил Сем.


-И что же? – заинтересовался Хью.


-Моя бабушка так называла своего мужа пару раз. Но о нём мне она почему-то не рассказывала. Наверное, он её бросил – поделился Сем – а что там про него написано?


-Дело в том, что он… - Хью несколько замялся. Всё таки, так ошарашить человека неожиданной новостью он не мог.


-Поехали со мной, я тебе кое-что покажу.


-Ну поехали – пожал плечами Сем.


Доехали они уже ночью. Хью опасливо покосился на Баркера. Не то чтобы он его особо боялся, вряд ли в нём проснётся жажда убивать. Он вообще с виду человек мирный. Но только с виду…


-Вот, смотри – он нашёл нужную вырезку и протянул Баркеру. Тот аккуратно взял листок и склонился над ним. Хью наблюдал за реакцией. Внешне он никак не поменялся.


-Хм – сказал он – думаешь этот Ричард мой дед?


-Все факты указывают на это – ответил Хью.


-Ты думаешь, что человек, который убил кучу невинных людей мой дед? – повысил голос Сем.


-Эээ, что с тобой? – осторожно спросил Хью.


-Зачем ты меня сюда привел? – Баркер продолжал повышать голос и поднял взгляд на Хью. Взгляд был совершенно безумный и очень страшный.


-Ты хотел поведать мне о своём великом предке? – Баркер начал медленно идти вперед. Хью начал потихоньку отступать назад.


-Вовсе нет, просто я подумал, что это не должно быть для тебя тайной… - попробовал оправдаться Хью.


-Что не должно быть для меня тайной? – Баркер угрожающе придвинулся вперед – то что твой дедуля убил моего?


-Он его не убил, Ричард сам выпрыгнул из окна – возразил Хью и тут он ощутил спиной поддонник. В груди у него похолодело и он начал беспомощно озираться.


-Молчать! – крикнул Баркер – Ты думаешь, я ничего не знал о своём деде? Ты серьёзно так думашь?


-Да – выдавил из себя Хью.


Баркер вдруг принял расслабленную позу и улыбнулся:


-Правильно думаешь. Я действительно ничего о нём не знал.


-Что? – не понял Хью.


-Расслабься, я же шучу! – хихикнул Сем.


Хью отлепился от стены и нервно хохотнул. Сем поддержал его заразительным смехом. Хью тоже рассмеялся. Так они и стояли у окна, смеясь над удачной шуткой. Отсмеявшись, Хью утер проступившие слезы.


-Ну ты даешь, тебе надо было артистом становится – сказал Хью.


Сем просто молчал улыбаясь. Тут его лицо резко изменило выражение и он произнёс:


-А что касательно деда: я знал о нём всё.


-Серьёзно? – удивился Хью.


-Конечно. Ни бабушка и мама рассказывать о нём не хотели, но я все узнал сам, когда подрос – ответил Сем.


-Понятно. И как ты отнёсся к этой новости? – спросил Хью.


-Да никак – пожал плечами Сем – просто смирился. Но, как говорят, сын за действия отца не в ответе.


-Ага – согласился Хью.


-Ну ладно- сказал Сем – ауфидерзейн, фараон!


-Что? – не понял Хью, но получить объяснения он не успел, ибо сильный удар в солнечное сплетение, сшиб его с ног и он полетел прямо в открытое окно. Баркер подошёл к окну.


-Что-то холодно сегодня – сказал самому себе он – надо закрыть. И это я заберу.


Схватив со стола газетную вырезку об одном из самых кровожадных маньяков своего времени, Сем насвистывая веселую мелодию, направился к своей машине…

Показать полностью
10
Трой и Рендел
0 Комментариев  

Детектив.

Я еле сдержал рвотный позыв. Я работаю, конечно, давно, но такого я ещё никогда не видел. С жертвы была снята вся кожа. Полностью. Он лежал в ванной, заполненной мутной жидкостью. Эксперты сказали, что это какая-то щелочь. Иными словами, маньяк погрузил его в ванную, дабы он мучился сильнее.


-Не думаю, что умысел был только в этом – оборвал мои мысли вслух детектив Джонсон – кроме этого, он хотел избежать занесения инфекции. Он хотел, чтобы Гебсон протянул как можно дольше.


Я просто покачал головой. Садизм налицо. Дело дрянь. Это уже восьмая жертва. И зацепок по прежнему мало. Эксперты старательно ползали по квартире, но я был почти уверен, что никаких улик не больше будет. Оставалось довольствоваться уже найденными вещдоками – набором инструментов, которыми было совершено свежевание, немного грязной посуды, неизвестно даже, кто из неё ел и старый дырявый плащ. Ничего, по сути эти улики не давали, разве что по ним можно доказать сам факт преступления. Я вздохнул.


-Нашел! Нашел!


Я вздрогнул от столь громких криков. Из ванной выбежал молодой парень с пинцетом в руках. Я приблизился. В пинцете был зажат волос.


-Это лежало в ванной. Видимо его он пропустил, когда подчищал здесь все, -возбужденно заговорил парень.


-Великолепно – пробормотал я – это даст нам возможность сделать ДНК анализ. Только по сути убийцу мы так и не нашли.


Начальная радость потихоньку ушла с лица эксперта. Я лишь развел руками. Убийца неуловим. Остаётся лишь надеяться, что он выдаст себя таким же неосторожным действием.


Маньяк.


Я упер руки в колени и отдышался. Очередная пробежка длинной в километр была труднее предыдущей.


-Ну же, Трой, хочешь, чтобы нас поймали?


Я поднял взгляд на вставшего рядом парня. Он был высокий, худой, с короткими каштановыми волосами, вечно небритый. Выглядит почти как я, только более неухоженный. Я знал – вижу его только я.


-Не нас, Рендел, а тебя – процедил я.


-У нас одно тело, малыш, ловят нас обоих – усмехнулся Рендел.


-Зачем ты его убил? – я выпрямился и посмотрел ему в глаза.


-Того требовали обстоятельства, Трой. Я не мог оставить его в живых – покачал головой Рендел.


-А зачем ты снял с него всю кожу и положил в щелочной раствор? – повысил голос я.


Рендел шикнул и опасливо огляделся. Напрасно, мы уже далеко от города. Но Рендел любит подстраховку.


-Просто все равно пускать его в расход, вот я и решил поразвлечься – развел руками Рендел.


-Ты просто псих – мрачно заметил я и пошёл дальше.


-Не забывай, я твоя вторая личность, в глубине души ты такой же псих, как и я – крикнул мне в след Рендел.


Когда Рендел проявил себя первый раз? Я уже и не помню. Кажется, ещё в школе. Но помню точно, он и тогда был кровожадный. Чертов псих. Сейчас на мне висят уже восемь убийств. Точнее висят они на Ренделе, но никто и разбираться не станет, сразу на стул. В нашем штате такое разрешено, черт возьми! Поэтому я сейчас бегу, надеясь хотя бы сбежать из штата и получить пожизненное. Хотя Рендел очень хорошо скрывается, подчищая все улики, о Бостонском Потрошителе говорят все каналы. А это означает скорое раскрытие…


-Расслабься, Трой! О Зодиаке тоже говорили все новостные репортеры, но его так и не поймали! – раздался хриплый баритон Рендела.


Я не стал отвечать, Рендел проявлял очень сильную активность в последнее время. Уж не поглощает ли он меня? Пусть хоть и поглощает, мне так будет лучше. Я, конечно, никакой вины за содеянное Ренделом не чувствую. Я даже не помнил, что он делал. Хотя Рендел обычно все рассказывал мне сам, причём, с большой охотой. Мать хотела меня сдать в психушку, но я сбежал в последний момент. Теперь, приходится бегать ото всюду, ибо я вне закона. По крайней мере, в родном штате меня разыскивают. Побег был не очень скромный…все таки сбегал не я, а Рендел. Точнее мы сбегали вместе…


-Так, я вижу здесь диссоциативное расщепление личности, только не совсем обычное – пробормотал доктор – его Альтер Эго очень агрессивно, проявляет явные наклонности к садизму. Мне кажется, у Рендела, а именно так он себя называет, даже имеется шизофрения.


-И что вы можете это вылечить? – спросила заплаканная мать.


-Шизофрению – вряд ли. Она плохо лечится и все осложняется тем, что ею болен только Рендел. Ваш сын, Трой, совершенно здоров. Мы даже не знаем, как вызвать Рендела. Он появляется спонтанно, никаких факторов, которые влияют на смену личностей не найдено.


-А откуда этот Рендел появился? – уже более спокойно спросила мать.


-Альтер Эго – последствие сильного стресса. При помощи гипноза мы нашли то событие, которое привело к расщеплению. Как вы помните, когда Трой упал в реку с дамбы, он пережил краткую клиническую смерть, потом его выбросило на берег. Однако сам Трой утверждает, что его спас Рендел. Что касается лечения, мы наши выход. Просто уберём Рендела.


-Так будет лучше – прошептала мать.


Тем временем в палате психбольницы сидели двое. Один просто лежал в углу, другой беспокойно ходил из угла в угол, прислушиваясь к разговору из коридора.


-Ты слышал, Трой? Они хотят убить нас!


Трой, лежащий в углу, поднял усталые глаза на Рендела.


-Ты ошибаешься, Ренди. Они просто хотят помочь.


-Вовсе нет. Нам нужно бежать, Трой! Ты хоть понимаешь, что для нас значит пребывание в психушке? Ты никогда не сможешь стать врачом, когда у тебя в карте написано, что ты помешанный!


Трой тихо ругнулся и обратил свой взгляд на Рендела.


-И что? Ты думаешь, отсюда можно сбежать?


-Конечно можно, - заверил Рендел – просто доверься мне!


-Окей – сдался Трой – действуй.


Из палаты номер 16 раздался крик. Санитары не заставили себя ждать и быстро подбежали к двери. Один из них заглянул в смотровое окошко.


-Что такое, пациент?


-Я ранен! – вскрикнул лежащий.


-Зови доктора, я зайду посмотреть – сказал санитар своему коллеге. Тот убежал по коридору, а санитар открыл тяжёлый затпор.


-Что с тобой парень? Вень порезал?


Пациент лежал на полу, в позе эмбриона, от него текла лужа крови. Руки он прижимал к животу.


-Чем ты здесь поранился? Все, вроде изъяли! – санитар наклонился к пациенту. Тот поднял на него взгляд и неожиданно ухмыльнулся.


-Вот чем – и рука выбросила вперед одноразовый нож. Несмотря на кажущуюся безопасность инструмента, тот легко вогнал его в горло по ручку. Пациент резко вскочил с пола и отряхнул пижаму. Конечно, для дела пришлось слегка порезать себя, но трюк сработал. Рендел побежал по коридору в поиске открытых окон. Поиск не увенчался успехом, все окна были на решётках.


-Что ж, если парадный вход закрыт, нужно ломится в черный – пробормотал Рендел и побежал на лестницу. Там ему встретился ещё один санитар, который был тут же отправлен в нокаут. Вход на чердак был легкомысленно открыт и Рендел, ухмыльнувшись, полез на крышу. В больнице уже слышались крики, должно быть нашли санитаров. Времени было мало и Рендел подбежал к краю. Пять этажей, это не шутка, нужно найти более безопасный спуск. Пожарная лестница исключалась, там его могли легко засечь. Оставалась труба водостока, на первый взгляд крепкая. Рендел свесился к края крыши и наступил ногами за крепления трубы. Водосток затрещал, но вес выдержал. Рендел перенес массу на ноги и резко перехватился руками за трубу. Такого напора водосток не выдержал, крепления по догами хрустнули и сломались. Рендел, матерясь, заскользил вниз по трубе, как заправский пожарный. Доехав до земли, он шлепнулся на задницу и резко вскочил.


-Твою мать, ты нас чуть не угробил! – возмутился Трой.


-Игра стоит свеч, мой друг! – ободряюще сказал Рендел – теперь мы на свободе и нужно сматывать!


-Если не забыл, там ещё и здоровенная стена – скептически ответил Трой.


-Насчет неё у меня тоже есть решение. Побежали!


Рендел побежал в сторону парка, куда больных выводили на прогулку. Добежав до проблемной стены, он остановился и осмотрел её. Крупная, бетонная, с декоративными пиками на концах. Именно эти пики и интересовали Рендела. Он быстро снял с себя рубашку, штаны, связал их вместе и закинул наверх. Пика продырявила импровизированное лассо и оно крепко зацепилось за стену. Рендел подёргал связанную пижаму и полез наверх. Самодельная веревка затрещала, но в отличии от трубы, вес выдержала. Рендел залез наверх, снял с пики свою одежду и спрыгнул со стены, рискуя переломать все кости. Приземлился он удачно и резко вскочив, побежал в глубь леса. Там он размотал свою веревку и оделся.


-Замечательно, у тебя дырка на заднице – сообщил Трой.


-Это не так страшно, малыш – весело ответил Рендел – нам теперь понадобится новая одежда…


Детектив.


Я разложил все восемь дел у себя на столе. Никакой связи между жертвами. Такое ощущение, что он просто встретил всех восьмерых на улице. Торговец наркотиками. В него воткнуто более сотни шприцов. Хозяин ломбарда. Убит декоративным палашом, сдающимся по скидке. Сантехник. Утоплен в луже, предварительно оглушён разводным ключом. Пожилая алкоголичка. Алкогольное отравление. Он заставил выпить её весь бар. Строитель. Залит бетоном. Ночная бабочка. Тут способ убийства вообще лучше не описывать. Её же сутенёр. Раздет, побит, брошен в лесу, где умер от переохлаждения. Таксидермист, последняя жертва. Освежёван, опущен в ванную с раствором гидроксида натрия. Способы убийства очень изобретательны. Можно подумать, что маньяк наказывает их за грехи, но тот же хозяин ломбарда или сантехник были чисты. Зачем все это? Непонятно.


-Может он просто утоляет жажду к убийствам? - предположил Джонсон.


-Он слишком изобретателен для тупого убийцы. Эти люди завязаны, но только вот чем?


-Они могут быть не связанны между собой, но все могут иметь связь с маньяком – подсказал Джонсон.


-Вот только бы знать с кем они встречались одновременно. Свидетельских показаний мало, есть только показание от пенсионерки, соседки таксидермиста. Она говорила, что на квартире с ним жил молодой человек. Но не увидеть, не услышать его она не смогла – он провёл там одну ночь. За которую и было совершено убийство.


-Я почти уверен, что маньяк – общий знакомый всех жертв. Все таки проверь их на совпадения.


-Ладно – я потер глаза – хотя это бесполезно.


Рабочий комп коротко тренькнул. Я подъехал к нему на своём креслице и посмотрел сообщения. Это была стенография, о побеге из психбольницы. Я хлопнул рукой по столу. Неужели я напал на след?


Сбежавший Трой Некель, пациент с раздвоением личности, при побеге серьезно ранил одного санитара одноразовым пластмассовым ножом. Скрылся в неизвестном направлении, разыскивается, так как его Альтер эго может быть опасно для общества. В письме указывалось, что сам Трой, гражданин законопослушный и не опасен как таковой. Я нахмурился. И как нам его ловить? И как понять, когда он Трой, а когда он Альтер эго?


Джонсон подошёл к компу и через плечо посмотрел письмо.


-Ты уверен, что это он?


-Почти. Но нужно проверить его насчёт связей с жертвами. Я в архив.


Через четыре часа изнурительной работы я вывел некую концепцию. Трой не был знаком не с одним из жертв. Но с ними был знаком Рендел Некель, вторая личность Троя. Связи были от дружеских, до коммерческих – у таксидермиста Рендел хотел снять квартиру. Видимо тот узнал, что он преступник и Рендел убил его. Скорее всего такие лица, как сантехник, строитель, ночная бабочка, не имевшие никаких знакомств ни с Троем, ни с Ренделом, были свидетелями его преступлений. Я собрал все документы и направился к начальству. Убийца вычислен, осталось только найти его и накрыть.


Маньяк.


Я сидел на диване, Рендел смотрел новости. Там опять показывали наше убийство.


-Черт, Рендел, ты потерял там волос! – разозлился я.


-Это лишь доказательство. Личность по ДНК вычислять не умеют – успокоил меня Рендел.


-Срочное сообщение от полицейского управления Бостона – сообщил новостной диктор- личность Бостонского Потрошителя раскрыта. Это некий Трой Некель, пациент психбольницы, на днях сбежавший оттуда. Причастность Некеля к убийствам уже доказана, все жертвы знали подозреваемого, а точнее его вторую личность, некого Рендела Некеля. Что интересно, Рендел Некель имеет официальные документы, удостоверяющие личность, выданные ему паспортным столом. Вторая личность подозреваемого вела отдельную жизнь, имела криминальные связи, несколько судимостей. Всем, кто располагает информацией о Трое Некеле или о Ренделе Некеле просим сообщить по указанному телефону.


Я медленно осел. Рендел взглянул на меня и тоже присел на диван.


-Как видишь, я старался не спалиться. Даже завел вторые документы. Кто меня сдал?


-Родственники или знакомые твоих жертв. Они как то узнали о твоём знакомстве с этими людьми. А на квартире таксидермиста, нас вообще увидела его соседка. А я говорил, что мы не сможем прятаться вечно.


-Ты слишком спокоен – заметил Рендел.


-Мне то что? Меня вернут в больничку, продолжат накачивать лекарствами. Я невменяемый, Рендел, любая экспертиза это подтвердит – ответил я.


-Не боишься, что повторится история Чикатило?


-Сейчас не те времена, Ренди – отмахнулся я – даже если там, мы уже почти не в Массачусетсе. Нужно ещё немного времени и мы в Иллинойсе. Там смертная казнь запрещена.


-Не боишься, что нас экстрагируют в родной Кентукки? Так часто делают, малыш – напомнил Рендел.


-Пусть так, я уже говорил, я невменяемый. Опасаться нечего. Видишь как все переменилось, теперь я тебя успокаиваю – усмехнулся я.


-Ты опять нажрался своих антидепрессантов – догадался Рендел – собирайся, нам пора в Иллинойс. Это не близко.


Рендел встал с дивана и тут дверь мотеля влетела в комнату и в номер ворвались спецназовцы. Один из них резко опрокинул Рендела на пол. Я вскочил с места, однако власть над телом была у Рендела, тут ничего поделать я не мог. В номер вошёл человек в штатском и наклонился к лежащему Ренделу…


Детектив.


-Ну привет, Ренди. Или ты Трой? – спросил я у лежащего.


-Ты обратился по адресу, коп – ответил маньяк – один вопрос. Как ты меня нашёл?


-Один из постояльцев услышал, как ты разговариваешь с самим собой в туалете. Ему это показалось странным и он сообщил в полицию.


-Черт, вот дерьмо. Трой, нас накрыли, ты слышал? – обратился он в пустоту.


-Конечно слышал – ответил он сам себе, но не хриплым голосом, а энергичным и молодым – я говорил тебе, что не нужно было здесь задерживаться.


-К черту, они всё равно напали на след – снова заговорил хриплым баритоном Рендел.


Полицейские с интересом наблюдали за этим театром одного актёра. Я нахмурился.


-Так, этого в участок, номер осмотрите – приказал я и все с тем же настроем пошёл наружу. Сводка не врала, Некель был настоящим психом. Переговариваться на два голоса - это я видел в первый раз. Его точно признают невменяемым. А из психушки он опять сбежит. Дерьмо.

Показать полностью
7
Демон во мне
7 Комментариев  

Отступление

Это моя первая криппи-паста, написана лет пять назад. Она мне самому не очень нравится, но друг посоветовал выложить её, чисто ради того, чтобы мои подписчики увидели, с чего я начинал. Потому даже не буду выкладывать её в сообщество. Баянометр говорит, что кто-то уже её выкладывал, но я думаю, мне как автору данной прозы это можно простить.


Я поудобней уселся в кресле. Спектакль начинался через пару минут, но ещё не все зрители расселись по местам. Место рядом со мной пустовало. Мне, в принципе, было всё равно, но не хотелось, чтобы во время спектакля кто-то ходил мне по ногам. Обратив внимание на сцену, я увидел, что актеры уже готовы к началу, а обернувшись, вдруг увидел своего соседа. Это был представительный мужчина средних лет, в строгом костюме со старомодной тростью. Он вежливо извинился и попросил пропустить его на место. Я, как мог, убрал ноги, он прошел к своему креслу и снова заговорил:

-Нечасто увидишь молодых людей в театре.


-Чувство прекрасного мне не чуждо – ответил я.


-Сергей Викторович – представился мужчина и протянул руку.


-Дмитрий – я пожал протянутую руку.


-Представление начинается, давайте побеседуем после – он указал тростью на сцену.


-Я не против – пожал плечами я и погрузился в прекрасный мир театра.


Время пролетело довольно быстро и вскоре прозвучал звонок, оповещающий зрителей о том, что начался антракт. Я посмотрел по сторонам, надеясь найти Сергея Викторовича, но тот куда-то пропал. Я пожал плечами и остался на месте. Как только прозвучал третий звонок, мой сосед появился так же неожиданно, как и исчез. Он не сказал ни слова, в ответ на мой вопросительный взгляд он указал тростью на сцену и сел на своё место. Я продолжил просмотр. Сергей Викторович мне конечно показался странным, но кого только не увидишь в театре. Представление закончилось, все актеры вышли на сцену и совершили традиционный поклон. Кто-то пошел дарить цветы, я же направился к выходу. Там меня ожидал мой новый знакомый.


-Вы не против, если я вас провожу до дома?


-Да, нет – пожал плечами я. Бояться мне нечего, все-таки взрослый парень, да и Сергей Викторович показался мне интеллигентным человеком. Мы с ним проследовали до моего дома. Из разговора я узнал, что он является преподавателем культурологии в местном университете и больше всего его интересует оккультизм и демонология. Он давно изучал традиции и обряды по этой теме и много знал про представителей потустороннего. Это все было, несомненно, очень интересно, но все-таки я в это все не верил.


-Нет, мне кажется это все придумки людей, которые просто хотели объяснить необъяснимое – скептически ответил я на очередную триаду Сергея Викторовича.


-Ну, подождите, вот скажите, вы в Бога верите? – не унимался он.


-Я хоть и не христианин, но существование высшего разума не отрицаю – ответил я.


-Ну и как же вы можете отрицать существование Сатаны, если не отрицаете существование Бога? Вспомните теорию черного и белого.


-Видите ли, существование Бога я не отрицаю, но никто ещё не доказал мне его существования – исчерпывающе ответил я.


-Хочу вам напомнить, что религия – это то, что не нуждается в доказательствах.


-Я в вопросах религии всегда теряюсь. Это все-таки не наука и не искусство.


-Религию относят к духовной сфере, значит, это скорее искусство.


-Тогда и наука – искусство – усмехнулся я.


-Можно и так сказать – подытожил Сергей Викторович и посмотрел на часы – уже без пяти девять. Что-то мы заболтались.


-Разве? – удивился я и посмотрел на небо. Уже было темно, проступили первые звезды и полная луна выглядывала из-за ночных облаков – в таком случае мне пора домой.


-Постойте Дмитрий. Задержитесь на пару минут – попросил Сергей Викторович.


-Что такое? – насторожился я.


-Вы точно не верите в демонов?


-Ну конечно, я же объяснил.


-Тогда спешу вас удивить. Демоны существуют. И один из них стоит перед вами – зловеще произнес Сергей Викторович.


-Что? Это шутка какая-то? – не понял я, но договорить не успел. Виктор Сергеевич, или кто он есть, взорвался фонтаном темной, густой крови, которая брызнула мне в лицо, попала на руки и начала дико жечь открытые участки кожи. Я, как мог, протёр глаза и увидел, что на местах, куда попала жидкость, наливаются темно-красные волдыри. Я поднял взгляд на Сергея Викторовича. На его месте стоял монстр – он был огромный, с совершенно отсутствующей кожей, весь в крови на голых, пульсирующих мышцах. Мордой он напоминал глубоководную рыбу – белые выпученные глаза, длинные тонкие клыки из пасти. На уровне ушей были рога, напоминающие коровьи, а на пальцах здоровенные острые когти. Чудовище взревело и огромным прыжком подскочило ко мне и перехватило за шею. Я уже приготовился к смерти, но монстр просто поднёс моё лицо к своему и дыхнул на меня гнилыми парами. Мне перехватило дыхание, в глазах потемнело, я закашлялся и потерял сознание.


Не знаю, сколько времени я лежал на дороге, но когда я очнулся, было всё так же темно. Сергей Викторович, уже не монстр, сидел на парапете и курил. Я медленно поднялся и сел. Никаких волдырей на коже не было. Может я упал в обморок по дороге, а все чудовища мне привиделись?


-Что произошло? – севшим голосом спросил я.


-Я не буду скрывать от вас правды, Дмитрий, и заранее хочу извиниться… - начал Сергей Викторович.


-За что? Что это было? Мне не показалось? – перебил я.


-Да, вам не показалось. Это древнее проклятье, я нарвался на него на одних раскопках в Персии. Древний демон Гильмеш поселяется в вашем теле, а когда наступает полночь, он высвобождается чтобы убить всех родных и близких своего носителя – вздохнул Сергей Викторович – от проклятья нельзя избавиться никаким другим способом, кроме как передать его кому-нибудь другому.


-И что, теперь эта хрень во мне? – опешил я.


-Думаю, да. Если процесс прошел верно – ответил Сергей Викторович – у вас есть родители? Девушка?


-Да, я живу с родителями – пробормотал я.


-В таком случае, вам лучше уехать отсюда. И поскорее – Сергей Викторович затушил сигарету, поднялся с земли и побрел в неизвестном направлении. Я обхватил руками голову. Как я могу так резко сорваться с места, ничего не объясняя? Да и вообще, нужно ли это? Может мне все привиделось, а мой собеседник решил надо мной подшутить. Я встал с асфальта, достал ключи и пошёл домой. Подъезд тускло освещался единственной лампочкой, свисающей с потолка на проводе. Я нажал кнопку вызова лифта и стал ждать. Тут появилось какое-то странное ощущение, будто меня кто-то сверлит взглядом. Я резко обернулся. Никого не было. Вдруг из-за спины раздался рев. Я вскрикнул, запнулся и упал. Это был всего лишь лифт – старые створки рычали не хуже любого чудовища. Я выдохнул, встал и поехал на свой этаж. Наверное, напряжение пережитого видения сказывается. Нужно успокоиться. Демонов не существует. Створки лифта опять раскрылись, напугав меня. Я вышел на лестничную площадку. Повернулся к двери. Ощущение сверлящего взгляда опять дало о себе знать. Я не стал реагировать, а просто открыл дверь и зашел в квартиру. Постояв пару минут в коридоре, я обернулся и посмотрел в глазок. Никого. Опять моё воображение. Но теперь я дома, а значит в безопасности. Я облечено выдохнул и начал раздеваться.


-Дима, это ты? – крикнула мама с кухни.


-Ага – пробормотал я в ответ.


-Есть будешь?


-Позже – уже громче ответил я и направился в свою комнату. Ощущение слежки прошло. Я окончательно успокоился и вошел в свою комнату и тут же опешил. Посреди комнаты стояла окровавленная девушка в белом саване. Она повернула ко мне лицо и я узнал в ней свою бывшую девушку.


-Алиса?


Она, ничего не отвечая, зловеще улыбнулась. Тут что-то громыхнуло и я отвернулся. Это был кот. Он шикнул на меня и побежал по своим делам. Я повернул голову: никого не было. Мне опять показалось. Может, я схожу с ума? Завтра нужно сходить к психологу. Я выдохнул и зашел в комнату. По-прежнему никого. Но мне не могло показаться, я видел её! Я, обхватив голову руками, упал на диван. Вдохнул. Выдохнул. Всему есть разумное объяснение. Мы плохо расстались, вот мне и мерещится. Точно. Я встал с дивана и пошёл в ванную. Нужно освежится, говорят, холодный душ от всякой ереси помогает. Я разделся, залез в ванную, врубил воду на полную. Полминуты наслаждался стекающими струями воды. Потом появился странный привкус на губах. Я открыл глаза, посмотрел вниз. Вместо воды текла кровь, много крови. Я вскрикнул, поскользнулся, упал головой прямо на трубу и проснулся. Я опять лежал на диване, в своей комнате. Видимо задремал. Не в силах больше выдерживать галлюцинации, я пошел на кухню. Ужин был готов, мама смотрела телевизор. Я сел за стол и принялся есть.


-Как театр? – спросила мама.


-Нормально – ответил я.


-Тут тебе Алиса звонила…


Я поперхнулся. Легка на помине.


-Что она хотела? – спросил я.


-Сказала, что хочет поговорить. Ты бы действительно поговорил с ней. Мучается ведь.


-Поговорю – пообещал я.


Ужин я продолжил молча. Многовато всего произошло со мной сегодня. Когда я вернулся в свою комнату, было уже десять. Я подошёл к зеркалу. Видок у меня был ещё тот. Я приблизил лицо к зеркалу. С отражением было что-то не так. Оно не синхронизировало что-ли? Я повернулся. Отражение повернулось. Я нахмурился. Отражение хищно улыбнулось. Мои брови поползли вверх. Послышался зловещий смех. Я завертел головой. Казалось смех идет ото всюду. Это уже были не галлюцинации, я явно слышал этот смех. Неужели во мне действительно демон? Мой взгляд упал на крестик, висящий на стене. Это должно помочь! Я схватил его и сжал в руке. В глазах потемнело, руку вдруг ощутимо зажгло. Я зашипел и бросил крестик. На руке был соответствующий ожог. Сомнений больше нет – эта дрянь действительно во мне.«Правильно мыслишь, человек»: послышалось у меня в голове. Я испуганно заметался. Нужно что-то делать! До полуночи осталось пару часов и тогда демон вырвется на волю и убьёт всех моих родных. Я собрал свои деньги, взял телефон и направился к выходу.


-Ты куда? – удивлённо спросила мама.


-К Алисе. Ты же просила поговорить с ней – нашёлся я.


-А не поздно? – спросила мама.


-В самый раз – протянул я. Так, стоп, я этого не говорил! В голове опять послышался смех. Черт, он становится всё сильнее! Я вихрем выбежал из квартиры. Нужно где-то перекантоваться. Может в гостинице? Точно, закроюсь там и ничего этот демон не сделает. А утром я придумаю как его вытащить. Виктор Сергеевич говорил, что есть какой-то способ избавится от проклятья. Мысли не лезли в голову и я занялся делом: выкатил скутер, завёл и поехал подальше от городской черты. Прошёл ещё час, перед тем, как я решил, что расстояние достаточное. Я остановился у придорожной гостиницы, видимо для дальнобойщиков. Но машин рядом стояло мало, поэтому особого внимания со стороны водителей можно было, не боятся. Я вошел в холл. Людей здесь не было вообще, одна девушка неопределённого возраста выполняла обязанности конферансье. Я подошёл к ней и тихо спросил.


-Номер на ночь, сколько будет стоить?


-Тысячу семьсот – скучающим голосом сообщила девушка.


Я полез в карман и тут увидел самого себя, сидящего на кресле, в углу. Он хищно улыбнулся.


-Зачем тебе платить эти деньги? Ты можешь взять у неё даже больше! Тебе даже не придётся её убивать. Только оглуши!


В горле у меня пересохло и я пробормотав что-то невнятное вышел из гостиницы и побрел вдоль трассы, по обочине. У меня оставалось максимум полчаса, я уже чувствовал как демон лезет наружу, пытаясь найти в моей душе всё самое мерзкое и расшевелить эти чувства. Он желал насилия, убийства, крови. Непонятно, зачем он выбирал столь интеллигентных людей в качестве носителей.


-Почему? Я отвечу тебе! В таких как вы всегда есть что-то такое, сокрытое за слоем напускной духовности. Неужели ты не хотел убить свою девушку за измену, в существование которой ты и сам не уверен?


Чертов демон, он уже вовсю копался в моих воспоминаниях и, похоже, нашел то, что ему нужно.


-Я все прекрасно видел своими глазами и все прекрасно понял – сказал я, глядя демону в глаза.


-Видеть ты видел, но вот остальное ты сам домыслил, я не ошибаюсь – поинтересовался демон. Он был все еще в моём обличие, но понемногу изменялся. Становился реальней.


-Вряд ли это тебя касается.


-Твоё право. У тебя мало времени! – напомнил демон и растворился в воздухе. Я шел вперед, еле переставляя ноги, надеясь убежать подальше от людей. В глаза ударил свет, я на секунду потерял ориентацию в пространстве, а когда глаза привыкли к яркому свету, я понял, что нахожусь на парковке загородного торгового центра.


-Твою мать… - простонал я и упал на колени. Демон уже вовсю старался выйти, а противостоять ему я уже не мог…


Молодой милиционер прочитал дело и положил его на стол. В ответ на вопросительный взгляд следователя, начал обрисовывать картину.


-В торговом центре «Сити-парк Град» было учинено массовое убийство. Неизвестный используя колюще-режущее оружие, природа которого не была определена ни на одной экспертизе, убил 257 человек, 46 ранил, далее скрылся в неизвестном направлении. Свидетелей крайне мало, все как один, описывают огромное нечто с большими когтями. Подозреваемых ничтожно мало – всего двое. Первый, некий Дмитрий Воронцов, сам признался в совершении преступления, обосновывая это тем, цитирую, что «в него вселился демон». Никакого оружия при подозреваемом найдено не было, ровно, как и его отпечатков в торговом центре. Так же, никто из свидетелей, подтвердить виновность Воронцова не может. Подозреваемый направлен на экспертизу, вполне возможно, что от пережитого стресса у него могут быть психологические травмы. Хочу от себя добавить, что причастность Дмитрия к делу крайне мала. Должно быть, парень просто свихнулся и винит во всем себя. Так часто бывает.


Следователь медленно кивнул и подал голос.


-А что со вторым?


-Вот этот вариант более вероятен. Бывший заключенный Сергей Петренко, находящийся на условно досрочном. Хочу заметить, что данный подозреваемый физически развит и вполне подходит под искажённое описание потерпевших. Орудия преступления при нём найдено не было, но я почти уверен, что это был он.


-Свою вину отрицает?


Молодой милиционер кивнул.


-Тогда это точно он. Вяжите. А парня этого отпускайте. Незачем его в каталажке мариновать.

Показать полностью
32
Дневник заражённого
31 Комментарий в CreepyStory  

Отступление

В этот раз совсем мало буков, я немного исписался, и тот же формат дневника. Сейчас работаю над продолжением большинства моих предыдущих рассказов, объединённым в один. Он будет довольно большим, но до Нового года обещаю доделать.


1 апреля 2016 год

Я начинаю вести этот дневник, потому, что я был заражён неизвестным науке вирусом. На данный момент, этим вирусом заражены более 70 % населения страны. По крайней мере, так сказали последний раз по новостям. Теперь, я буду описывать своё состояние, симптомы и этапы болезни. Надеюсь, эти записи помогут учёным хорошо изучить вирус и ,возможно, найти лекарство. Меня зовут Майк Фазерски, мне 36 лет, я работал хирургом в больнице. Мои родители – иммигранты из Польши. Не женат, детей не имею. Вот в принципе и всё, что я могу о себе рассказать. Сейчас, я сижу в канализации, а точнее, в техническом помещении, здесь много всяких инструментов. Рядом со мной Девидсон. Он говорил, что он бывший рестлер и его телосложение подтверждает эти слова. Мы встретились на улице, когда убегали от слепых тварей. Мы были вынуждены спуститься в канализацию, и одна из тварей, в погоне, стрельнула в меня чертовой иглой. А когда Девидсон забегал в это помещение, тварь резко врезалась в дверь, прищемив ему руку. Я еле смог его освободить. Рука Девидсона раздулась и посинела. Кажется, кость внутри раздроблена. Я кое-как достал иглу из плеча. Ранка несерьёзная, гораздо серьёзней, то, что мне попало в кровь. Анализ крови я сделать не могу, но я почти уверен, что я заразился.


2 апреля 2016 год


Мне намного хуже, чем вчера. Ещё вчера я смог открыть дверь, на которую напирало здоровенное слепое существо и высвободить Девидсона. Сегодня я на такое вряд ли способен. Меня тошнит, голова раскалывается. Ранка покрылась маленькой язвочкой. Девидсон в бреду, даже не просыпался. Но я сейчас ничем ему помочь не могу. Попробовал ползать по полу, но не смог.


4 апреля 2016


Я проспал целый день. Теперь я уже способен на малые телодвижения, но голова всё равно болит. Девидсон очнулся, пока я спал. Его рука совсем черная и от неё плохо пахнет. Для себя я решил, что как только мне станет лучше, я сделаю ему ампутацию. На счастье у меня есть немного водки из моих покупок. Я ведь шёл из магазина, уже прилично подвыпивший и вдруг увидел этих тварей. Они не разбирали дороги, потому что были слепы, втыкались во все стены, однако верно и очень быстро бежали в мою сторону. Меня спас Девидсон. Резко подскочил и потащил за шиворот к люку. Как оказалось, в канализации тоже были слепые монстры. Девидсон уже связанно говорит, но пока ещё слаб.


5 апреля 2016


Мы сделали неприятное открытие. Монстры никуда не ушли. Они шуршали за дверью, периодически вскрикивая. Никогда не забуду эти крики. Хоть эти твари людьми уже не были давно, крики у них были самые что ни на есть человеческие. Они не просто вопили, они выдавали даже членораздельную речь. Это было «Помогите!» и «Я ослеп! Я ничего не вижу!». Должно быть, генетическая память заставляет их говорить. Но от их слов всё равно становится жутко. Я уже чувствую себя вполне сносно и готов сделать операцию. Но вот Девидсон упрямо не хочет расставаться с рукой. Он заставил меня наложить шину и замотать руку ветошью. Это не имело смысла, ибо рука уже начала гнить. Дальше будет некроз и гангрена. Нужно его как-нибудь уговорить.


6 апреля 2016


Девидсон согласился на операцию. Потому что утром он обнаружил у себя под повязкой червей. Копошились прямо в ранках на отмершей черной плоти. Надеюсь, я успею спасти хотя бы его. Всё необходимое у меня есть. Роль скальпеля выполнит складной нож. Для дезинфекции прокалю его над костром. Водку дам Девидсону, чтобы не чувствовал боли. Сейчас проверим, на что я ещё способен. Кстати, у нас закончилась еда. Её и так было немного, в основном мои покупки.


7 апреля 2016


Девидсон всё ещё отсыпается после операции. Не скажу, что она прошла успешно, но Девидсон жить будет. Его рука лежит в углу, банально потому что её некуда выкинуть. Я первый раз снова взглянул на свою рану. Она вся покрылась язвами, и они переходят уже ниже локтя. Сама рана покрылась толстой коркой. Меня по-прежнему подташнивает. Но это мне даже на руку, ведь еды у нас нет. Вот Девидсону придётся худо. Твари больше не причитают. Или ушли или затаились. Это уже неважно, ведь я обнаружил, что дверь не открывается. Монстр с силой вколотил её в стену и засов погнулся. Мысль о том, что мы тут погребены заживо не даёт мне покоя.


8 апреля 2016


Как же хочется есть! Тошнота пропала и теперь организм заявил, что он не кушал уже как три дня. Его ведь не обманешь. Моё плечо полностью покрылось этой чертовой коркой, язвы заползают на грудь. Живот бешено урчит, но еды больше нет! Разве что… Девидсон спит, он не увидит. Да и не станет он её есть. А вот я сейчас готов на всё. Я буду осторожен. Вытащу всех червей.


9 апреля 2016


Девидсон очнулся и теперь, узнав, что еды у нас нет, упрямо долбит по двери. Он не собирается здесь оставаться, так он сказал. Я пока чувствую себя не очень хорошо. Вирус начал распространяться быстрее. Вся грудь в этих язвах. И самое страшное – несколько язвочек на шее. Он движется к голове. К мозгу. Хочет забрать мой рассудок. Черта с два. Я не собираюсь здесь оставаться. Кажется, здесь был лом. Или что-то вроде того. Надо помочь Девидсону. Не собираюсь я здесь оставаться. Вовсе не собираюсь.


10 апреля 2016


Мы открыли дверь. Твари действительно ушли, однако открылась другая проблема. Пока мы сидели здесь канализацию заполнили нечистоты. Видимо забилось где-нибудь. Вернутся старым путём к люку по суше мы не могли. Девидсону в этом дерьме купаться вовсе не полезно, это чревато занесением инфекции. Да и я не хочу плавать по этому дерьму. Нужно искать обход. Девидсон спросил, где его отрезанная рука. Я еле отвертелся.


12 апреля 2016


Девидсон заставил меня переплыть этот дерьморучей! Да и не просто переплыть, а с собой на горбу! Мы выбрались наружу, моя одежда воняет, как и я сам, а этот говнюк чистенький! Сейчас мы укрылись в каком-то здание. Девидсон спит рядом. Я специально не стал засыпать одновременно с ним. Я хочу его убить, прикончить, вырвать ему кишки! Но сейчас рано… я ещё слишком слаб. Терпение, мой друг, терпение.


13 апреля 2016


Корка покрыла всю грудь и живот. Язвы перебираются на соседнюю руку и ноги. Правую руку я им уже отдал. До шеи они идут медленно. Значит, у меня ещё есть время.


14 апреля 2016


Сегодня сделали вылазку за едой. Нашли немного и разделили, кажется, не поровну. Девидсон шел впереди меня, такой доверчивый, сукин сын! Так и хотелось свернуть ему шейку, провернуть, чтоб все позвоночки затрещали, захрустели как тараканы, когда их давишь ногами. Но у Девидсона шея сильная. А я всего лишь слабый врач. Я намного слабее него, хоть он и однорукий инвалид, но я слабее. Драться с ним опасно.


16 апреля 2016


Группа мутантов, рыскающих по развалинам, заставила нас уйти в ночь. У этих тварей были глаза и не только! У них были щупальца, много щупалец! Они ощупывали ими каждый миллиметр! У меня большая проблема. Язвы на шее слились в одну, огромную! До сих пор мне удавалось скрывать свои следы на коже, но теперь…я поднял воротник рубашки, но её всё равно видно, её, черт возьми, всё равно видно! Девидсон не должен узнать, нет. Иначе он попытается нас убить.


17 апреля 2016


Оно покрыло всю шею. Я не думал, что так быстро. Близится воссоединение.


18 апреля 2016


Я убил Девидсона! Не специально! Не специально, черт возьми! Это было состояние аффекта! Он, он увидел её и спросил, что это такое. Я растерялся. Не нашёл, что ответить. Тогда он схватил арматуру и попытался ударить меня. Но нет, нет,… оно дало мне силу, намного больше, чем у вшивого рестлера. Я легко перехватил эту железяку и отбросил вместе с этим сучьим потрохом!!! Как он покатился! Потом я прыгнул на него и голой рукой пробил ему живот насквозь! Он умер не сразу, пришлось добраться до его сердца… как оно трепетало в моём кулаке… я раздавил его, как вредного жука, клопа, гниду!!! Теперь грёбаный Девидсон мертв. А у меня есть много еды. Много.


20 апреля 2016


Что же я натворил… Я очнулся в луже крови. Рядом наполовину съеденный Девидсон. Я вроде помню, что сделал, но не понимаю, сделал ли это я? Эти язвы… они повсюду. На щеках, на лбу, одна на носу. На моём прекрасном носу. Кажется, я проиграл эту войну заразе. Теперь, она уничтожит мой рассудок и заберёт моё тело… похоже, это моя последняя запись. Пока я ещё не потерял рассудок, я прошу, умоляю, всех, кто встретит меня, уже другого меня, убейте, убейте не задумываясь. Ваш Майк.


Девидсон такой вкусный, особенно селезёнка

Показать полностью
7
Призрак из города-призрака
8 Комментариев  

Отступление

Сегодня у меня вышел не совсем стандартный рассказ, в не совсем стандартном формате, даже не скажу, что это криппи паста. Но я надеюсь, что вам, мои подписчики и подписчицы, да и мимопроходящим людям он понравится.


27 августа 2010 года

Привет, дневник. Я начинаю тебя вести, чтобы не сойти с ума от безделья и одиночества. Я сейчас нахожусь в печально известной Зоне отчуждения, а именно в городе Припять. Сейчас два часа ночи, и час назад я пролез под колючей проволокой и бежал по лесам настоящий марафон, под крики пограничников. Конечно, они меня заметили, но гнаться за мной не станут. Ибо я решил забраться почти в самое пекло. Ты спросишь меня, что может заставить человека нелегально проникнуть на запрещённую территорию? На то есть причины... Буду с вами откровенен, я совершил преступление. Убил очень серьёзного человека, за то, что тот пялил мою благоверную. Я конечно сам не безгрешен, но никто, чёрт возьми, никто не смеет трахать мою жену, будь он даже самым главным криминальным авторитетом в городе! Признаться, я совершил сей поступок в горячке. Однако, авторитет мёртв, моя крыша, в лице Тараса Хохла, у которого я был правой рукой с девяносто второго года, быстро слилась. Но и я сам не прост! Я быстро нашёл выход, не будь я Гриша Атом. Решение пришло быстро-в Припяти я родился. Теперь, решил, так сказать примкнуть к корням. Сейчас мне нужно найти место, где я буду жить. Здесь мне придётся провести долгое время. Очень долгое.


31 августа 2010


В качестве жилища решил выбрать свою старую квартиру, где я жил до эвакуации. Дом первый, на улице Огневой. Здесь всё как в детстве. Будто законсервировали. Припять меня несколько угнетает. Нет, от одиночества я никогда не страдал. В том то и дело, здесь я себя одиноким не ощущаю. Интересно, есть здесь такие же беглые преступники, как я? Вполне возможно, что есть. Но встречаться с ними я вовсе не хочу.


4 сентября 2010


Все предыдущие дни я сидел дома. Вообще, нужно стараться меньше выходить наружу. Еда у меня пока есть, а ловить лишнюю дозу я вовсе не хочу. Фон, тут конечно, не опасный, но... Я слишком хорошо знаю, как радиация действует на тело человека. Когда я вернусь, первым делом пройду процедуру очистки организма. Пока нужно справляться таблетками и, конечно, водкой. Этого у меня в избытке, так что здесь я не заскучаю,хехе.


12 сентября 2010


Сегодня произошло, то, чего я, чёрт возьми, никак не предусмотрел! Я ходил по городу, и тут из-за угла вырулил туристический автобус! Я прыгнул прямо в кусты, отбив себе все потроха. Нет знаю, заметили они меня, или нет, но больше я выходить наружу не стану.


21 сентября 2010


Помните я тут дал клятву не выходить на улицу? Так вот, забудьте. Продержался я довольно долго, но тут чертовски скучно. Ходил сегодня по улицам города, вспоминал знакомые места. Ещё я искупался в реке. Да, я схватил прилично, но в квартире воды нет, и с гигиеной здесь у меня большая беда. Я побрился и коротко подстригся перед выходом в Зону, но сейчас у меня уже отросли волосы и борода. Ещё от меня жутко воняет. Спросил себя, почему я здесь, уже в сотый раз. И в сотый раз ответил себе - здесь я хотя бы жив.


30 сентября 2010


Я тут уже месяц. С юбилеем так, сказать. Опять видел туристов, из окна. Не такой уж и заброшенный, этот город. Туристы начинают раздражать. Они мне, конечно, ничего не сделают, а вот перед военными могут пропалить. На самом деле, я вовсе не человек криминального мира. Я даже не сидел в тюрьме. Я бизнесмен, единственное, чем я занимался у Хохла, это налоговые махинации. Я помогал ему скрывать его огромные доходы, в обмен он делился со мною их частью. Вот и всё, что я умел. Теперь сижу, в старой квартире, пью водку.


3 октября 2010


У меня сегодня день рождения. Мне исполнилось сорок лет. Юбилей, конечно, но сорок лет не празднуют. Да и у меня тут атмосфера, совсем не располагающая к празднованию. Впервые задался вопросом, а сколько мне тут вообще нужно будет сидеть? Когда про меня забудут дружки авторитета и я смогу вернуться домой?


13 октября 2010


Хорошая новость - туристы перестали наносить свои визиты в город. Видимо, сезон закончился. Плохая новость - кончилась не заражённая еда. Теперь придётся прибегнуть к охоте, и травиться атомом. Я предусмотрел это и нес с собой еды, сколько мог, однако знал, что мне её всё равно не хватит. Поэтому я взял с собой лук. Стрелы можно сделать самому, если закончатся. Я попрактиковался на крыше. Стрелять из лука, не так просто как кажется. Не знаю, смогу ли я кого нибудь поймать. Но иначе, я умру от голода. Так что, выхода, как и входа у меня нет,хаха. Да, чувство юмора я все таки не потерял.


14 октября 2010


Охота удалась, если так можно сказать. Я убил зайца, использовав при этом девять стрел и пробежав по всему городу в погоне за жертвой. Заяц был зажарен на костре, я всегда любил жареное мясо, хотя жена вечно кормила меня своим варёным диетическим дерьмом. Ну ничего, теперь я накормил её и её дружка вредным свинцом. И ничуть не жалею.


21 октября 2010


Охотится теперь получается лучше. Недавно поймал аж двух волков. Кстати, до меня допёрло, что если поставить силки, можно поймать ещё больше мяса. Я раздобыл пару железяк и теперь активно занимаюсь телом. Еда ведь теперь у меня - сплошной протеин.


23 октября 2010


Сегодня повстречал мародёра. Он снимал батареи этажом выше. И пофиг, что они фонят. Прогнать его было не трудно, я просто постучал по батарее хорошенько и трусливый расхититель живо пустился наутёк. В принципе, я бы его одолел и в честной драке, на вид был дохлый, но зачем мне лишний раз светится, так?


25 октября 2010


Вот идиот! Этот мародер вернулся и привёл с собой подельников. Полчаса объяснял своим дружкам, что тут кто-то стукал по трубам. Требовал ломать дверь в мою квартиру. Я полчаса простоял рядом с дверью со стволом. Да, я взял с собой пистолет, как оказалось не зря. Но его подельники оказались люди крайне ленивыми и несуеверными. Я услышал, как незадачливому отвести звонкую оплеуху, немного поругались и ушли.


1 ноября 2010


У меня едет крыша. Конкретно едет. Сегодня гуляя по городу почувствовал на себе чей-то взгляд из окна высотки. Я повернул голову-никого. Снова пошёл. И снова чувствую взгляд. Я не выдержал и шмальнул в окно. Как прогремел выстрел! О нём наверное, узнала половина беларусских погранцов. Но самое страшное, самое главное было то, что я услышал вопль! Громкий вопль, даже выстрел переорал! Я попал! Я в кого-то попал! Это мог быть мародёр, а мог быть и военный. Я убежал оттуда со всех ног. Нужно срочно менять место дислокации, это я осознал сразу. Они слышали выстрел, значит они начнут прочёсывать территорию. Я пожалуй, даже знаю, куда я пойду. Где меня не найдут.


3 ноября 2010


Я надёжно спрятался и как оказалось не зря. Над Припятью два раза пролетали вертушки. Искали меня. Хрен они меня найдут. Потому что они даже не ожидают, что я там спрячусь, хехе. Скучаю по дому. Скорей бы вернуться.


9 ноября 2010


Решился на вылазку. К тому дому, из которого за мной следили. Там был след от выстрела на стенке, а трупа или крови не было. Странно.


27 ноября 2010


Выпал снег. Я валялся и играл в нём как ребёнок. Я и был ребёнком здесь. Пока не случилась авария. В шестнадцать лет, всю нашу семью, без имущества эвакуировали. Мы перебрались в Киев. Потом я уехал в Москву. Потом Союз распался. Но я уже тогда был смышлёным парнем. Быстро примкнул к Хохлу- мы были земляки. Начал работать на него. Потом открыл своё дело. А теперь всё пропало. Нет, нет, когда я вернусь домой меня не ждёт нищета. Я продал бизнес и всё имущество, теперь все деньги у меня с собой. Я мог бы положить их в банк, но мне нужно было подтянуть все концы. Не оставить на большой земле ничего своего. Пропасть, раствориться, стать призраком. Поэтому я и приехал в город-призрак. Надеюсь снег не радиоактивен.


1 декабря 2010


Зима началась, зима! Самое время срубить ёлку. Я кстати вернулся в первый дом по Огневой. Думаю военные утихомирились. Все когда нибудь утихомирятся, даже люди того, кто обслуживал мою женушку. И я смогу вернуться домой.


18 декабря 2010


Всё вокруг завалило снегом. Я пишу сюда, просто для того чтобы написать. Мне и сказать то нечего. Не сходи с ума, я прошу тебя не сходи с ума!


27 декабря 2010


Кто-то в час ночи стал ломиться в мою дверь. Она дрожала, скрипела, но выдержала натиск. Я сидел на карачках с пистолетом на вытянутой руке и боролся с испугом и желанием сигнуть в окно. Потом оно ушло. Я реально, чуть не обгадился. Было бы чем. Я забыл сказать – в связи с наступлением зимы животных стало меньше. Теперь я вынужден познать искусство маринования и солонения мяса. Кроме того, я сократил свои аппетиты втрое. И всё равно этого мало. Не знаю, переживу ли я эту зиму.


1 января 2011


С Новым годом, страна. Я сейчас очень слаб, зима превратилась в настоящую голодную спячку. Я почти не ем, всё время сплю, из-за слабости, голода и холода. Если на меня нападут, я даже отпор дать не смогу. А на меня уже пытались напасть, четыре дня назад. Это был тот, кого я подстрелил, я знаю. Он хочет возмездия. Но он его не получит!


7 марта 2011


Зима закончилась, звери вернулись. Я теперь ем от пуза, очень резко набрал прежде утраченный вес. Но я слышал такое часто бывает. Нужно прекратить обжираться. Да, еды много, но она не бесконечная. Весь день провёл за выделкой новых стрел.


1 мая 2011


Первое мая, улица хромая. День труда и всё такое. Пялился из окна на улицу и тут меня конкретно приглючило. Я как будто в детство вернулся. И по улице пошла первомайская демонстрация. Они веселились, махали флагами. Я обрадовался, побежал к ним, а когда выбежал на улицу, обнаружил лишь пустую улицу. Быть может это от голода? Или от водки, я пью её постоянно. Не хочу умереть от лучевой. Лучевая болезнь-самая страшная. Просто разваливаешься на части. Волосы там вылезают, кожа лезет. Мои волосы на месте, хотя я хотел бы, чтобы они были покороче. Я превратился в настоящего лешего, у меня уже не осталось неношеной одежды. Я иногда купаюсь в реке, но это наносит урон моим аминокислотам! Возможно, я уже не смогу иметь детей. Но мне и не от кого их иметь. Жену то я убил.


18 июля 2011


Лето выдалось жарким. Сейчас все отдыхают. Хохол наверное на Багамах. Любит он эти курорты-Турция, Египет, Мальдивы. Жалкий ширпотреб. Я на лето всегда отправлялся в Евротур. Большее внимание я уделял Восточной Европе. Знаете, какие в Сербии горы? Они прекрасны просто! Жалко, что такая страна распалась так жестко. Был там маленьким. Особенно Приштина понравилась.


27 августа 2011


Я уже год здесь. Не знаю, зачем я это написал, просто захотелось отметиться.


19 сентября 2011


Туристы сегодня подъехали к моему дому и пытались даже войти в мою квартиру. Хорошо, экскурсовод объяснил незадачливым, что ломиться в запертые двери не комильфо. Зря я убил свою жену. Она была,в общем, вовсе неплохой человек. Познакомилась со мной, когда я ещё был нищий. Мы с ней вместе поднимались. Возможно, она спала с этим, чтобы сделать мне карьеру. У нас сегодня годовщина. Раньше я забывал про это число. Сейчас вспомнил.


7 ноября 2011


Я пропустил свой день рождения. Только сейчас понял. Что я делал в тот день? По моему бегал за медведем. Не знаю. Сколько мне теперь? Сорок один. Не так уж много. Вряд ли я постарел. Они узнают меня, когда я вернусь.


28 декабря 2011


Опять холода наступают. Но я не дурак, теперь я хорошо запасся. Теперь я точно переживу зиму. Законопачусь здесь, так, чтобы было тепло, всё мясо сложу на улице. Буду потихоньку кушать.


23 февраля 2012


Зима в этом году отступила несколько раньше. Это даже хорошо. В последние дни город реально вымер. Я видел последнего человека ещё в прошлом году. Даже туристы перестали приезжать. Водка кончилась. Странно, что я вообще смог её настолько растянуть. Теперь я умру от лучевой болезни. Член у меня уже не стоит, сколько я не старался поднять его. Можно списать на возраст, но я то знаю точную причину. Ничего страшного, секс для меня уже давно не главное в жизни.


1 апреля 2012


Я решил вернуться. Шутка. Сегодня же первое апреля. Все шутят. Разыгрывают друг друга. А насчёт возвращения… я не думаю, что настало время. Просто, у меня будет только один шанс. Я не имею права его просрать. Я долго не решался сказать… У меня есть дочь. Внебрачная, от одной шлюхи. Я откупился от неё как мог и потом для себя решил навсегда забыть об этом инциденте. Надеялся, что смогу построить семью с своей женой. Я видел свою дочь, пару раз. Подслеживал за ней, не знаю почему. Ну я же не полный говнюк! Да, я её бросил, но для её же блага! Если бы, кто нибудь о ней знал, сейчас бы меня вовсю этим шантажировали. А так, я обеспечил ей неплохую жизнь. Всегда, всегда помогал деньгами, когда она в этом нуждалась. Когда я вернусь, я обязательно найду её. Уедем, куда нибудь, например в Белград. Будем там жить, я уйду на пенсию. И всё у нас будет хорошо.


1 сентября 2012


Сегодня наверное, моя дочурка идёт в школу. Она сейчас в одиннадцатом классе, я подсчитал. Если не ушла после девятого. Все мои мысли сейчас о ней. Единственный родной человек. Ради неё стоит жить. Отец мой умер от лучевой болезни. И вроде небольшую дозу схватил! Но нет, свалился. Мать потом не перенесла горя, умерла когда мне девятнадцать было. Тогда я и поехал в Москву.


3 октября 2012


С днём рожденья меня. Мне уже сорок два. Прилично. Я получается три года тут оставил. Интересно, как изменился мир, пока меня не было? Наверное много всего произошло. А я сижу тут, даже если конец света случится, я не замечу. Ну и хорошо. Лучше жить в неведение, так?


5 апреля 2013


Я так долго не делал записей, потому что дневник потерял. Очень долго я его искал, оказалось за стенку завалился. Эту зиму я переждал уже более спокойно, на опыте так сказать. Я уже как настоящий Робинзон, мать его! Великолепно с лука стреляю, а как на костре готовлю! Я смогу вообще реабилитироваться в внешнем мире? Там, очистка от радиации, потом к урологу схожу, это понятно. А вот психологический аспект. Где то слышал, что месяц изоляции наносит необратимые психиеские травмы. А я тут уже как три года. Я наверное с людьми общаться разучился. О возвращении к бизнесу и речи не идёт. Уйду на пенсию, досрочно.


29 августа 2013


Вот уже ровно три года я здесь. Удивительно, как я мог продержаться так много. Теперь я уже точно решил, в 2014 году вернусь. Время уже прошло, если меня убьют, пусть убивают. На меня нашла необычная ассоциация. Я как Робинзон-доброволец. Сам себя запер в этой ловушке. Да, я уже признал это, во всей этой ситуации моя вина, от начала до конца. Я допустил измену с её стороны, я убил их обоих и пошло-поехало. Я вспомнил фильм, «Олдбой», корейский. Мне очень понравился. Тогда было интересно наблюдать за мучениями главного героя. Теперь наблюдать за своими не очень. Но всё познаётся в сравнении. Я то могу вернуться в любой момент.


31 декабря 2013


Сегодня Новый год. Это будет последний год здесь. Не знаю зачем, я всё это время тщательно считал дни. Отмечал каждый в календаре. Частично из желания не потеряться во времени, частично из желания остаться в рассудке.


Когда теряешь ощущение времени, оно начинает нестись быстро, хотя тебе кажется, будто оно ползёт как улиточка. Я мог бы просидеть здесь слишком много, а этого мне не надо.


28 февраля 2014


Я сегодня бегу отсюда. Собрал всё, что у меня было и бегу отсюда. Я покидаю это место. Оно дало мне кров в опасной ситуации, спасибо и на этом. Как давно это было… Если они про меня не забыли, я сам пущу себе пулю в голову. Это не должно пройти зря, я точно знаю. Всё, что мне нужно – пересечь колючую проволоку. Там меня, наверное, признали без вести пропавшим. Нет, что вы, я восстанавливаться юридически не собираюсь. Пусть меня считают пропавшим. Всё, что мне нужно, это найти свою дочь. Если она не примет меня, буду ночевать у неё на коврике. Она поймёт меня, я уверен, стоит ей лишь рассказать, она поймёт. И мы вместе уедем в далёкие края! И будем жить долго и счастливо! Держись, Кристина, я бегу к тебе!

Показать полностью
16
Тьма
0 Комментариев в CreepyStory  

Отступление

На сей раз поменьше буков. Я таки удивлён, что на меня подписываются люди, видимо кому то нравится моя писанина. К сожалению, истории как то не особо читаются, думаю утопают в свежем и я попробую разместить их в сообществе.


На здание заброшенной больницы №3 легла тень. Солнце покидало этот мир, отдавая его во власти тьмы. И тьма, словно живое существо, медленно наползало на города, пожирала людей, перекрашивала всё в свой любимый чёрный цвет. Но тьма – это не только физическое явление, отсутствие света. Для кого-то тьма – это то, что заставляет делать ужасные вещи. Одним из них был Одержимый.

Одержимый отогнул краешек шторы и заглянул в окно. Тьма наступала, опять. Одержимый никак не мог остановить этот процесс, тут он был беспомощен. Пока он ещё не был Одержимым, а был тем, кем знали его все друзья, коллеги, родственники. Сейчас он был Александром Викторовичем, генеральным директором «Грант-групп», точнее одного из филиалов. Ему было немного за тридцать, свой бизнес он начинал с маленькой заправки и очень быстро поднялся, за счет пробивного характера. Но одна вещь не давала ему покоя – это грёбаная тьма. Она забиралась в уши, глаза, нос, лишала запахов, вкусов, красок. Единственное, что нужно было тьме – трупы. Жестоко растерзанные, очень медленно убитые трупы. Тогда она покидала его голову. И сейчас подходил час выплачивать долг… Александр, опять попытался не впускать тьму, включил все лампы, заперся в комнате без окон, куда тьма не могла проникнуть, но тщенно… Бороться со стихией? Это смешно. И вот, Александр снова сидит в углу своего мнимого убежища и надеется, что хотя - бы в этот раз тьма отпустит его. В том, что она его возьмёт, он не сомневался. И вот, лампа замигала и резко разорвалась снопом искр. Тьма пришла.


Медленно, но верно, группа из трёх человек продвигалась к заброшенной больнице №3. Темнота их вовсе не пугала, скорее была их главной целью, или главным условием, если правильно выражаться. Спор, заключенный намедни, был главным их двигателем. И вот, трое ребят направлялись к огромному зданию, о котором, как пожалуй и о многих заброшенный зданиях, ходили слухи не из хороших. Разговор между ними шёл сам собой, дабы занять время. Время перед очень тяжёлой ночью.


-Зря мы всё это затеяли, ребят… - пожаловался тот что пониже.


-Тебя никто не держит – заметил средний.


Высокий воздержался. Спорил ведь он.


-Вы уверены, что мы там ночь просидим? – снова возник низкий.


-А что там сидеть? Мы там походим, видеоотчёт пожирнее наберём – сообщил средний.


Высокий опять промолчал. Он вообще был довольно немногословен. И вот, троица дошла до главного пункта назначения. Парадного входа. Низкий помялся.


-Последний шанс у тебя, Стёпа. Беги отседова – усмехнулся средний.


-Пошёл ты, Рыжий – буркнул Степан.


-Входим? – наконец подал голос высокий. Голос был размеренный, громкий, соответствовал росту.


-Да, всегда пожалуйста – пожал плечами Рыжий и без церемоний толкнул дверь плечом. Та упала на пол с громким грохотом.


-Довы…вался – процедил Степан.


-Помолчи – шикнул высокий – а ты, олух, будешь шуметь, я тебя здесь оставлю.


-Ну-ну, снчало зовёт, помощи просит, а теперь огрызается – забубнил Рыжий.


Все трое вошли в здание. То, что оно пустовало, не вызывало сомнений. Все стены и пол были покрыты километровым слоем пыли, то тут, то там виднелись надписи непристойного содержания, почти всё ценное имущество было растащено. Типичная заброшка, высокий кстати не одну такую посещал. Но не в одной он ни разу не ночевал.


-Шикарное здание – оценил Степан – можно тусовки устраивать.


-Свои модовские наклонности дома оставь. Мне и так только вас разрешили взять – шикнул высокий.


Рыжий обошёл коридор кругом. Нужно было найти место, где они проведут большую часть времени, и откуда будет стартовать их видеоотчет. Всё-таки всю больницу обойти они не собирались, только знаковые места, дабы было понятно, что они не у себя дома. Особо они не экипировались, так, по мелочи. Они же здесь ночевать собирались, а не в игры играть. Поэтому основной вес играли спальники. Остальное – предметы освещения, видеоаппаратура и пожрать перед сном, но это Степан взял. Закончив свой обход, Рыжий вернулся в холл.


-Ну, в принципе у меня всё готово. Разместимся в регистратуре, поближе к входу, оттуда пойдём до северного крыла, зайдём к долбанной кукле, попом на крышу, по крыше до восточного, там пройдём пару палат, дойдём до затопленного подвала и снаружи поснимаем. Как тебе?


-Да мне ваще зашибись – невозмутимо ответил высокий – главное, чтобы понятно было, что за больница.


-Ну это я гарантирую. Давай гнездо вить.


Троица пошла в кабинет бывшей регистратуры и начала обустраивать логово. Это заняло не менее получаса, за это время темнота окончательно опустилась на город.


Одержимый несся на всех порах. Ему срочно нужно было свежее мясо, иначе тьма его не отпустит, она покроет его глаза, забьёт уши и ноздри, лишит осязания и он превратится лишь в куклу в руках этого нечто. Где взять жертв, Одержимый понятия не имел. Он просто двигался, ибо движение жизнь. Но судьба была благосклонна к нему в этот вечер, как и в последующие другие. Он пробегал мимо заброшенного здания больницы №3 и услышал громкий грохот. Потом голоса. В этой дыре определённо кто-то был! И их можно было убить и никто этого не увидит. В душе у Одержимого стало теплее. Но задача ещё не решена. Требовалось жестокое умерщвление. И Одержимый побежал к черному ходу.


-Ну ты, запускай шарманку! – прикрикнул выский.


-Запускают венерические болезни, а камеру включают, Бес – огрызнулся Стёпа.


-Стёпа, не зли меня – предупредил Бес – я хочу быстрее с этим разделаться и спать лечь. Нечего нам здесь шастать.


-Мне самому больно охота по этому склепу бродить – буркнул Степан – всё готово.


Стёпа поднял на уровень глаз камеру, довольно неплохую, что важно с ночным эффектом. Из-за угла вылез Рыжий.


-Вы готовы, ребятишки?


-Да, капитан - вяло пошутил Степа.


-Тогда идём. Раньше сядем, раньше будем.


И трио последовало за Рыжим, который в группе являлся проводником и экскурсоводом одновременно. Он повернулся к камере и начал свою заранее заготовленную речь.


-Итак, дорогие мои друзья, на ваших экранах вы можете видеть великолепные пейзажи Больницы №3, известной в узких кругах. Мы сейчас находимся в фойэ больницы, где некогда принимали пострадавших людей. Пройдёмте.


Рыжий, а за ним и все остальные пошли к лестнице.


-Здесь вы видите кабинеты приёмного отделения. В медицине я не очень, как и в архитектурном планировании больниц, так что не знаю, какой кабинет за что отвечает. Для меня это просто бетонные кубы. Теперь уже чертовски старые бетонные кубы. Но нас интересует северное крыло, а именно пациент палаты номер 248. Те, кто в теме поймут меня. Давайте же проследуем в это удивительное, северное крыло.


-Мне снимать, как мы следуем? – задался вопросом Стёпа.


-Естественно снимай – крикнул Бес, не столько из желания крикнуть, сколько из желания засветится на кадре, ведь Стёпа его практически не снимал. Далее проследовало долгое восхождение на лестницу, потом в переходную часть, которая по сути была нудной и ненужной, но являлась доказательством пребывания в больнице.


Одержимый уже знал, куда идут жертвы. Тьма подсказала ему. Она была здесь везде, хотя мясо и пыталось прорезать её своими фонариками. Но фонарик выхватывал лишь малую часть из того, что покрывала тьма. И тьма видела их. Одержимый зашел в палату 248. Внутри были пара сломанных кроватей, на одной из них лежал манекен. Манекен был чистый, незапылённый, даже одетый, хоть и дешёво. «Наверняка, какая-нибудь глупая сталкерская традиция», фыркнул Одержимый. Он резко столкнул манекен с кровати и сам лёг на неё. «Они войдут и тут я нападу», подумал он. «Нет, слишком просто, придётся искать новый, если всё пройдёт плохо», недовольно подумал Одержимый и встал с кровати. Нужно сделать ловушку на крыше. Если помучать их там, то тьма будет довольна. Одержимый нервно побежал на крышу.


Троица наконец завершила своё скучное восхождение и вошла в палату 248. То, что они там увидели, несколько обескуражило их. Манекен, или пациент палаты 248 лежал не на кровати, а на полу. Бес и Рыжий тут же бросились подымать его. Стёпа остался с камерой, посему поднимать не мог.


-Кто это его? – поинтересовался Степа.


-Явно ненормальный – буркнул Бес.


Внимание Стёпы привлёк пол, а точнее цепочка следов, идущая от кровати до двери.


-Смотрите, следы – сообщил Степан.


-Ну да, это же наши, дурень – ответил Рыжий.


-Да ножка побольше нашей будет – возразил Стёпа.


-Значит, здесь кто-то сталкеровал до нас – заключил Рыжий.


-Кто-то ненормальный – добавил Бес. К предрассудкам он относился с трепетом. Рыжий вернулся на своё место, перед камерой и продолжил декламацию.


-Премного извиняюсь, вышла накладочка. Как видите, один из нечестных членов нашего братства нарушил негласный закон. Гоните его, насмехайтесь над ним. Ну а тут у нас известный пациент 248. Лежит тут уже десять лет и не встаёт. Это печально, но ему тут похоже нравится. Давайте пройдём дальше на крышу, дабы увидеть прекрасные виды. Тавтология вышла, ну да ладно.


Группа вышла на крышу. Степан продолжил съёмку, теперь уже старательно крутясь вокруг своей оси, пытаясь заснять панораму. Панорама, надо сказать, была не очень примечательной: больница стояла в таком месте, словно её с самого начала постройки хотели забросить. Вокруг был жуткий пустырь, лишь вдалеке виднелась дорога. Раньше рядом стояли здания, но их снесли. Как не добрались до этой больницы – непонятно, однако стоит уже давно. В городе, наверное не осталось людей, которые здесь лечились. Конечно, как оператору, хоть и любителю, Степану был сей пейзаж неприятен. Но того требовал спор, пейзаж вокруг был главным доказательством, что видео не постановка. Поэтому Степан снимал, старательно снимал.


-Снимай, всю площадь охватывай – приказал Бес – а я пока отойду. Перетереть надо.


Бес собирался позвонить тому человеку, с которым он спорил. Дескать, вот мы, уже здесь. Это было, вообще, необязательно, но Бесу хотелось главного – он хотел сказать в трубку «Мы уже здесь, не хочешь придти, проверить?». Дело в том, что его оппонент ужасно боялся всех заброшек. Поэтому и не поверил , что Бес может ночевать в одной из них. Однако Бес был тертый сталкер и команду собрал хорошую, хотя один из членов, а именно Степан, сталкером не являлся. Однако Бесу нужна была качественная съёмка, а этот коротышка был лучшим, по крайней мере, из его знакомых. Обстановка была ему неприятна, но у Стёпы был должок перед Бесом. А Рыжий сам согласился. Он всегда был немного пришибленный.


Бес отошёл за угол и достал телефон. Тут, его боковое зрение выцепило некую фигуру. Бес повернул голову. Это был не Степа, слишком высокий, и не Рыжий, потому что он был ещё и здоровый как бык. Бес и сам был не слабак, однако здоровяк его несколько напугал.


-Эй, ты кто?


Ответом было молчание. Бес понял – это тот псих, что свернул манекен на пол. Неиначе.


-Эй, ты! – Бес начал подходить к здоровяку – я к тебе обращаюсь! Это ты скинул манекен?


И вдруг земля ушла из под ног, послышался треск и Бес полетел непонятно куда…


Одержимый улыбнулся. Жертва попала в его ловушку. Какой тупой оказался, даже под ноги не смотрит. Хотя с его хобби, лучше было бы делать это почаще. Здание старое, всё-таки. Одержимый развернулся и побежал к лестнице. Дружки этого могли услышать, как он с грохотом летит с третьего этажа. Одержимый вспомнил удивлённое лицо жертвы и сдавленно хихикнул. Что же, птичка в клетке, теперь пришло время потрошить тушку. Он, кажется, что-то говорил про манекен? Видимо, куклы ему очень нравятся. Что же, главное чтобы в больнице осталось необходимое оборудование…


Рыжий спешно подошёл к увлечённому работой Степану.


-Ты слышал что-нибудь?


-Ну да, треснуло что-то, больница старая ведь – отрешённо пробормотал Степан.


-Да, только я вот Беса найти не могу.


Стёпа оторвался от камеры.


-Неужто провалился?


-Как пить дать. Я даже дырку нашел. Только вот…


Рыжий подвёл Степана к найденной дыре. Она была почти сквозная, шла до второго этажа. Внизу виднелись лужицы крови, щепа, бетонная крошка, но вот Беса не было.


-Он сам что ли встал и ушёл?


-А что мог. Шоковое состояние. Он себе наверное все кости переломал. Надо его найти.


-Ну пошли на второй, по следам крови посмотрим – предложил Степан.


Одержимый принёс последний ящик. Теперь всего должно хватить. Конечно, всё основное уже растащили, но Одержимому нужны были только инструменты. И пофиг, что они ржавые. Жертва, которую он уже оттащил в подвальный морг, сейчас была без сознания. Ну, ничего, в процессе он проснётся. Одержимый взял большой нож, кажется что бы вскрывать грудную клетку. Одержимый в этом не разбирался. Зато он знал, как потрошить зверушек. Жертва, кажется проснулась. Что-то говорит. Впрочем всё равно.


Степан и Рыжий стояли над местом «крушения». Большой кусок фанеры, по нему расплылось пятно крови. Дольше кровь идет в сторону лестницы. Но идёт так, будто Беса тащили, а не он сам шёл. Ребята перегялнулись.


-Его, что, кто-то уволок?


-Должно быть. Помнишь, манекен лежал?


-Думаешь, тот псих? Да не. Это разные вещи.


-Но следы и там и тут свеженькие – заключил Степан.


-Пошли по следу и вздёрнем ненормального – решил Рыжий.


Степан пожал плечами и поднял камеру. Такой сюжет он пропускать не собирался. Бес, конечно, парень неплохой, но сюда он его привлёк путём шантажа. Так что Степан ощущал полное право на сатисфакцию. След был длинным, шел по лестнице и спускался в подвал, видимо в морг, или в болото, что там разлилось после прорыва. Собственно, поэтому больницу и забросили. Рыжий посмотрел на Степана. Тот продолжал снимать. Рыжий ничего против не сказал. Если придётся судить психа, видео будет лучшим доказательством. Рыжий знал эту больницу хорошо. И знал, что тут ещё остались вещи, которые могут порадовать юного натуралиста. Больница вообще ему не нравилась. Прежде всего своим географическим положением. И затопленным подвалом. Рыжий жутко боялся болот, после одного случая в детстве, и никак не думал, что болото может развернутся прямо в здание. В подвал он никогда не спускался и сейчас, когда он зашёл сюда в первый раз, Рыжий отчаянно держался у стенки, хотя до протухшей воды было достаточно далеко. Стёпа же беззаботно шагал у самой кромки и снимал зеленую жижу, хотя ничего интересного в ней не было. Следы вели в морг, там и заканчивались. Никаких звуков оттуда не издавалось, но это потому, что дверь была закрыта, а она была звуконепроницаема. Хотя бы частично. Рыжий рванул дверь на себя. Оказалось не заперто.


-Стёп, посвети! – шикнул Рыжий.


Степан поднял фонарь. Помещение, обитое кафелем, посередине стол. Луч медленно скользнул по столу, и тут выхватил тело, лежащее на нём. Рыжий вскрикнул. Это был Бес, вне сомнений. И он был мёртв. Вне сомнений. Все внутренние органы были извлечены и лежали в тазике рядом. Рыжий подошёл поближе и откинул рубашку. Живот был зашит грубым шнурком, из-под шва торчало тряпьё. Глаза были тоже извлечены, вместо них в глазницах лежали два круглых камушка, на которых маркером были нарисованы две точки. Подобие глаз. На более подробный осмотр у Рыжего сил не хватило. Он отвернулся и его вырвало на пол. Степан стойко держался и снимал всё, что мог, никак не комментируя картинку. Настоящий оператор.


-Что за?.. Что за нахрен? – задыхаясь спросил Рыжий.


-Он, кхм, он сделал из него… - старательно выговорил Степан – куклу?


-Похоже на то. У него настоящий сдвиг на куклах. Пора сваливать отсюда. Быстрее!


Рыжий распрямился и направился к выходу. Степан пропустил его вперёд, последний раз повернув объектив в сторону Беса. Манекена Беса.


Рыжий решительно шел к лестнице. Больше он здесь оставаться не намерен. Этот чертов спор… он и сгубил Беса. Его противник правильно говорил. В заброшках по ночам прячутся психи. Всё. С этого момента он больше не сталкер. Даже поссать в заброшку не зайдёт. Рыжий был так увлечён своими мыслями, что незаметил, что он слишком близко подошёл к кромке воды, и что от стены отделилась темная фигура.


Степан, наконец оторвался от покойного Беса, однако услышал звуки борьбы снаружи. А потом плёск воды. Кто-то, кажется Рыжий закричал. Степан запаниковал. Псих снаружи, если он, Степан, сейчас выйдет, то маньяк и его убьёт! Степан вмиг забыл о друге, (хотя какой он ему друг?) и заметался по моргу в поисках места где можно спрятаться. Подходил только старый шкаф, с прорезями вверху дверцы. Степан, не долго думая, полез внутрь.


Одержимый поймал вторую жертву. Хоть он и попытался оказать сопротивление, но Одержимый справился с ним легко и кинул его в зелёную жижу. Мясо не сразу потонуло, оно осталось на поверхности, попыталось плыть к бережку, однако в такой густой жиже нельзя было шевельнутся. Точнее можно было, но от этого резко уходил глубже. Жертва закричала и впервые Одержимый решил послушать её:


-Зачем? За что? – задыхаясь завопило оно. Жижа доходила только до груди, однако мясо уже от паники теряло бесценный воздух. Ну-ну.


- Она того требует. Ей нужно – неожиданно для себя ответил Одержимый. Тьма позволила ему поговорить.


-Кто она? Что ты несёшь? – продолжила истерить утопающая жертва и снова попыталась плыть. И ушла по подмышки.


-Тьма – многозначно ответил Одержимый. По его разумению, это всё объясняло.


-Что? Тьма? – удивилось мясо и на секунду прекратило попытки выбратся – послушай, просто вытяни меня отсюда, прошу тебя!!! Я не хочу так умирать!


Одержимый покачал головой.


-Ты не знаешь Тьму. Ведь она выбрала не тебя. А меня. Я должен вершить её дела, чтобы она не покрыла всю Землю. Чтобы не лишила нас света. Ты же не хочешь жить во тьме? – Одержимый повернулся к жертве.


-Нет, нет, не хочу! – заверило мясо, видимо надеясь на спасение.


-Тогда умри – сказал Одержимый и рукой погрузил жертву с головой в грязь. Та забурлила, а когда он отпустил, жертва подняла голову и выплюнув комок грязи, завопила. Это никуда не годилось. Их могли услышать. Одержимый с новой силой погрузил голову жертвы в болото, теперь уже не церемонясь, засунув собственную руку в жижу по локоть. Мясо побурлило и замолкло. С этим достаточно. Кстати, где последний? У Одержимого для него был большой сюрприз.


Степан сидел в шкафчике и ждал когда голоса затихнут, чтобы он мог выйти. Вроде замолчали. «Он его наверное убил», - подумал Степа и тут же отогнал эту мысль. Сейчас его волновала больше своя собственная жизнь. Он приоткрыл дверцу. Фонарь разбился. Степа вынул камеру и включил ночной режим. На экране появилась зелёная вспышка и вдруг проявилось лицо. Степан вскрикнул и дверца резко захлопнулась, втолкнув Стёпу обратно в шкафчик. Послышался скрежет. Стёпан дернул дверцу. Заблокировано. Что за? Шкафчик начал заваливаться. Он что, его тащит? Он хочет скинуть его в болото, как мышеловку в воду! Он хочет утопить его! Однако шкаф потащили выше. Он выносит его из подвала? Зачем? Хочет скинуть с крыши, как скинул Беса? Тут, сквозь прорези в дверце Степан увидел звездное небо. Он на улице. А что во дворе больницы? Только большая яма, вроде воронки. Степан почувствовал как шкаф скатывается. Неужели он? Степан заорал, начал долбить в дверцу, однако никакого ответа не последовало. Потом послышался звук. Шарк! И на дверцу что-то упало. Шарк! И сквозь прорези посыпалось. Степан поднёс руки к лицу. Земля. НЕТ! Он закапывает его! Степан начал кричать, умолять, чтобы он его убил, но он не отвечал вообще. Только скидывал землю на него. Последний луч из прорези пропал. Из источников света осталась только камера. Степан оглядел шкаф. Его последнее место заключения. Камера известила писком о разряженной батарее. Мигнула три раза и погасла. И он погрузился во тьму.

Показать полностью
6
Новогоднее безумие
12 Комментариев  

Отступление

Итак, количество моих подписчиков увеличилось почти в десять раз. Теперь нужно быть быстрее, выше и сильнее. Вашему вниманию предоставлена история в преддверии Нового года. С Наступающим, господа!


С Новым годом. Я выкурил последнюю сигарету до фильтра и бросил её на пол.

Немного задержал ногу над бычком и раздавил дымящийся окурок. Можно считать,

что это было моё последнее имущество. А между тем на меня перли, сметая всё на

своём пути штук пять злобных ублюдков.

Как всё произошло? Хороший вопрос. Я ещё не совсем понял, что произошло. Будто

массовое помешательство. Мой нелёгкий денек 31 декабря начался с первой

маленькой неудачи. Этим утром я как обычно встал в шесть утра, дабы не опоздать

на работу. Да, я работаю на Новый Год, ибо в этот день мне платят вдвое больше.

Родных у меня нет, живу я один, поэтому травить душу, празднуя в одиночестве, я

не хотел. Зашел в ванную, на секунду задержал взгляд на зеркале. Каштановые

волосы торчат во все стороны, утренняя щетина как обычно присутствует на впалых

щеках. Я справил нужду и пошёл в подъезд курить. Начинать утро с сигареты –

последнее дело, но у меня без курева даже аппетита не было.

Лестничная клетка была пуста, что несказанно меня радовало. Люблю покурить в одиночестве, а вечные соседи торчат здесь круглые сутки. Я поднялся на пару ступенек и зажёг сигарету. Сделал первую затяжку… и тут услышал звук захлопывающейся двери. Я

чуть не подавился дымом и рванулся к своей квартире. Дверь была закрыта.

-Твою мать… - пробормотал я и начал усиленно дергать ручку. Напрасно, эта сучка

решила закрыться на замок. Я критично оглядел себя. Трусы в сердечко, футболка

с любимой рок-группой «the Offspring», домашний халат, тапки… И только пачка сигарет в кармане. А ещё зажигалка. Слесаря придётся ждать полчаса… Так я точно опоздаю. Но делать нечего. Пока мне нужно хотя бы позвонить этому слесарю. Я развернулся к соседской двери. Не знаю, кто там живёт… я особо ни с кем не общаюсь. Надеюсь, они войдут в моё положение. Я позвонил. Ответа не последовало. Хрень. Наверное, уже на работе. Я спустился на этаж ниже. С этими людьми я вообще вижусь в первый раз. Они могут легко принять меня за нарка. Я позвонил тем, что живут подо мной. Нуль реакции. Я снова повернулся к соседней

двери. Звонка там не было. Ого, придётся стучать. Я уже забыл те времена, когда

люди стучали в двери. Я легонько постучал три раза. Меня опять проигнорировали.

Да что такое! Я с силой ударил по двери. Та скрипнула и медленно открылась.

-Что за?.. – недоумённо произнёс я. Их ломанули что ли? Или здесь живёт какая-нибудь

пенсионерка, которая вечно забывает закрыть дверь? Так или иначе, это шанс

вызвать мне слесаря. Я медленно вошёл.

-Эй! Привет! Тут было открыто. Мне нужно позвонить, у меня захлопнулась дверь –

сообщил вглубь квартиры я. Ответом мне было молчание. Я прошёл внутрь. В прихожей никого. Я заглянул на кухню. Пусто. Реально выставили? Да не, всё шмотьё на месте… Я зашёл в одну из комнат и чуть не вскрикнул от неожиданности. Хозяин квартиры стоял посередине ковра и пялился в окошко, слегка покачиваясь.

-Экхм! – кашлянул я – Мужчина!

Мужик, медленно переступая с ноги на ногу, повернулся ко мне лицом. Увиденное

заставило меня попятится назад. Всё его лицо покрывали длинные продольные порезы,

глаза были выворочены, верхняя губа была разрезана пополам и мерзко трепыхалась

при каждом выдохе, кровь капала и сочилась на белую майку. В руке он держал

окровавленный кухонный нож и злобно сопел.

-Ыыыы! – издал звук мужик.

-Э, черт! - выругался я – какого хрена, мужик?!

-Ыррыры! – с надрывом зарычал мужик и направился ко мне. Я начал пятится, задел какую-то  вазу, уронил на пол. Хозяин квартиры прошёлся по осколкам голыми ногами, при

этом рыча ещё сильнее. Я уперся в стенку в коридоре и посмотрел на выходную

дверь. Потом посмотрел на своего соседа.

-Ну на хер! – вскрикнул я и рванулся к двери. Мужик с дикими воплями врезался в то

место, где только что стоял я и принялся избивать ножом стену, противно

всхлипывая. Я выбежал в подъезд, нажал на кнопку вызова лифта. Конечно, он был

на последнем этаже. Я развернулся и побежал вниз по лестнице. Этот чувак совсем

съехал с катушек. Сначала порезал себя, потом за других принялся. Правильно,

что я к нему раньше не заходил. Сверху послышались крики. Твою мать, он меня

нашёл. Я перепрыгнул через три ступеньки и, цепляясь халатом за перила, побежал

вниз. Дикий вскрик огласил округу, и в лестничном пролёте пролетело что-то

темное и непрерывно кричащее. Я замедлился и заглянул вниз. Сосед лежал в луже

крови и рефлекторно подрагивал конечностями. Я закрыл рот рукой. Что-то

ненормальное здесь происходит. Я медленно развернулся и пошёл обратно, в

квартиру этого мужика. Нужно вызвать ему скорую, а телефона у меня нет. Подойдя

к жилищу я вновь удивился – дверь висела на одной петле. Вышибать её, в

принципе, не нужно было, я ведь её даже не закрыл. Нет, он точно псих. Я поднял

трубку старого дискового телефона и набрал 03. Послышались гудки.

-Да, приёмная.

-Здравствуйте! – я постарался говорить как можно спокойней – у меня тут сосед с третьего этажа прыгнул – немного подумав, я добавил – и перед этим он порезал себе всё лицо.

-Назовите свой адрес и имя пожалуйста.

-Улица Летчика Колесниченко, дом 44 – сказал я – первый подъезд. Меня зовут Дмитрий. Ольховский.

-Так… а отчество?

- Эммануилович – раздражённо произнёс я – это что, так важно сейчас?

-Так положено. Ждите машину.

И опять гудки. Ну, я сделал всё что мог. Пришло время позаботиться о моей

проблеме. Я застыл с трубкой в руках. Ну да, ни одного номера слесаря, я

конечно, не помню. Да и зачем они мне? Я порыскал взглядом по квартире. Должен

быть справочник или газета… черт, я даже не знаю где взять этот номер. Вот оно,

поколение двадцать первого века. Ну по правде, я родился в двадцатом веке, но

сути это не меняет. Я ворвался в комнату в поисках компьютера. Ничего. Ну

конечно, откуда он у него. Я остановился и задумался. Ну и что теперь делать?

Вызывать МЧС? Они сломают мне дверь к хренам и я, естественно, не смогу никуда

уйти. Ситуация.

От нечего делать я вышел в подъезд и закурил. Осталось три сигареты. Черт, у меня

даже пачка не полная. Я мелено затянулся. Ненавижу Новый Год. Все придают этому

дню такое значение… А почему, собственно говоря? Просто календарная дата.

Давайте теперь новый месяц отмечать, или новую эру. Глупый праздник. Глупый

день.

Моё внимание привлекла фигура стоящего наверху человека. Может он сможет мне

помочь? Я вынул сигарету и выпустил клубы дыма наружу.

-Извините! Вы не поможетё мне? – обратился я к нему.

Мужик резво развернулся и взревел. На его лице не было порезов, зато пару синяков

присутствовало.

-Твою мать – прошептал я – да что с вами происходит…

Мужик сорвался с места и побежал на меня. Я выронил сигарету и слетел по лестнице

вниз. В спину мне слышалось дикое хрипение и неразборчивое ворчание. Я завернул

на второй этаж и тут поскользнулся на лестнице и шлепнулся на задницу. Мужик

схватил меня за полу халата и начал рывками притягивать к себе. Я заорал и

начал вертеться, как угорь на сковороде. Мужик взревел и сильно ударил меня по

лицу. Я вскрикнул и махнул рукой наугад. Удар пришёлся прямо в нос моему

оппоненту, благодаря чему тот был деморализован. Я, путаясь в халате, кое-как

вскочил на ноги и выбежал наружу. В лицо тут же ударил стойкий морозец, глаза

ослепила белизна снега, нападавшего за выходные. Из подъезда послышались крики,

и я понял, что нужно бежать. Поскальзываясь на снегу, я неуклюже понесся прочь

из своего двора, не разбирая дороги. У угла дома я увидел пару новых фигур,

дравшихся друг с другом. Завидев меня, они издали звук, похожий на тот, что

издавали мои соседи и рванулись за мной. Я, сбивая дыхание, нарастил темп,

отчаянно меся снег домашними тапками. Холодный ветер трепал мой халат, обдувал

мои голые ляжки и забирался, куда только можно. Я выбежал на дорогу и увидел вдали движущийся на меня автомобиль. Я остановился и замахал руками. Однако,

водитель вовсе не думал замедляться, а напротив, набирал обороты. Я отпрыгнул в

сугроб в последний момент, когда радиаторная решётка была практически у моих

коленей. Машина проехала ещё пару метров и врезалась в столб. Я медленно

поднялся на ноги, отплевываясь от снега. Дверь открылась, и из неё выскочил

такой же псих, как и четверо предыдущих. Он дико заорал и, шатаясь, направился

на меня. Я снова побежал. Жилой квартал заканчивался, и я выбежал к рынку,

который располагался рядом с моим домом. Моему взору открылась ужасающая

картина – вся дорога заставлена машинами, врезавшимися друг в друга, все лотки

перевернуты, стеклянные витрины разбиты, повсюду видны следы повреждений, будто

по рынку прошлась толпа вандалов. Периодически округу оглашали крики этих

психов. Новый сильный порыв ветра заставил меня вспомнить, что я стою,

практически голый, при минусовой температуре. Нужно срочно где-нибудь спрятаться,

иначе я скоро уже не смогу двигаться и замерзну тут на смерть. Я побежал по

рядам, проверяя каждый магазин. Этот разгромлен, здесь разбиты витрины… В одном магазине сидел один из этих психов и отчаянно колошматил себя по лицу. Что у них за странная жажда к членовредительству? Наконец я нашёл более менее целый магазин и забежал туда.

Кажется, это кондитерский магазин. Я закрыл дверь и перевёл дух. Здесь было не

сильно теплей, чем на улице, но хотя бы не дул ветер. Я прошёл внутрь

распинывая мусор. Магазин, что странно, был практически не разграблен. Я дошёл до стойки и крикнул:

-Есть кто-нибудь?

Тут из-за стойки кто-то выскочил и в лицо мне уставились два ствола.

-Какой сейчас год, отвечай быстро? – спросили меня на том конце.

-Эмм, 2017 наступает, а так 2016 – ответил я.

Стволы убрались, передо мной предстало лицо испуганного человека. Седой, небритый, с

большим носом. Наверное, хозяин магазина.

-Всё нормально? – спросил я.

Он посмотрел на меня и усмехнулся.

-У меня то всё нормально. А вот у тебя, похоже, проблемы – он кивком показал на

мои обнажённые ноги. Один тапок, я, похоже, потерял.

-Тебя выгнали из дома? – поинтересовался он.

-Да не, у меня там дверь захлопнулась – пробормотал я – где ты взял ружьё? Ты

охотник?

Хозяин усмехнулся:

-Нет, тут рядом магазин, охота и рыбалка. Оно даже не заряжено. Я пугаю им мародёров.

Можешь тоже попытать удачу, может, достанешь себе пару штанов.

Я оглядел всю округу и наконец задал главный вопрос.

-Ты не знаешь, что за хрень здесь происходит?

Хозяин поставил ружье на приклад и опёрся о стволы руками.

-Все долбанулись. Поехали, понимаешь? Это какой-то сигнал со спутника или вирус

бешенства… В общем, у них будто шило в заднице засело. Нападают на всё что

движется, когда никого нет колошматят сами себя. Не знаю, с чем это связанно – пожал плечами он.

-Интересно, а почему мы с тобой нормальные? – спросил я.

-Откуда я знаю? Наверное, мы особенные, хехе.

Я помялся на месте и направился к выходу.

-Уже уходишь? – спросил хозяин.

-Ага, пойду в этот самый магазин. Может и выберусь отсюда. Ты встречал других

нормальных?

Хозяин помотал головой.

-Ты первый.

Я погрустнел и открыл дверь.

-С наступающим! – улыбаясь, бросил мне на прощание хозяин.

И тут стена рядом со мной разорвалась снопом щепок и искр. Я вскрикнул и выскочил наружу, прикрываясь дверью.

-Какого хрена, мужик?! – завопил я.

Ответом мне был лишь раскатистый истеричный смех. Очень жуткий смех.

-Да какого! Мы же только что с тобой нормально разговаривали! – прокричал я, но

мужик меня уже не слышал. Он нажал на курки ещё раз, ответом ему был сухой

щелчок. Тогда он вскрикнул и бросил двустволку в меня. Я прикрылся за дверью и

захлопнул её. Послышался крик, в дверь врезались. Я огляделся в поисках

чего-нибудь чем можно подпереть дверь. Рядом на счастье лежала разорванная

палатка. Я подцепил один из шестов ногой и просунул в ручки двери. Хозяин

магазина продолжил долбить в дверь и изрыгать проклятья в мою сторону. Я зло

сплюнул на землю. Неужели все сходят с ума? Значит ли это, что и я сойду? Я

пнул дверь и пошёл в охотничий магазин. Делать нечего, нужно пытаться выжить,

пока я в рассудке.

В магазине была только военная и полувоенная одежда. Выбирать мне было особо не

из чего, поэтому я надел ближайший камуфляжный костюм. Из обуви были только

берцы и сапоги, я сделал выбор в пользу берцев. Изорванный халат я бросил в

угол. Немного подумав, достал из кармана сигареты, закурил ещё одну. Ещё я

рихватил хорошие туристические часы. Потерять ориентацию во времени я не хочу.

Оружия, как ни странно, уже практически не было. Уже разграбили. Или продавцы,

убегая прихватили. Я нашёл только пару пистолетов и те травматические. В

принципе, мне от этого не холодно не жарко, стрелять я толком не умею. Здесь

мало людей, наверное, потому что это окраина. Но в центре, я уверен, есть

группы выживших. В смысле, таких же нормальных как я. Нужно двигаться в центр. Я

вышел на улицу и вдохнул свежего воздуха. Что же, теперь мне намного лучше, чем

в начале. Ехать на машине было первой идеей, но я её быстро отверг. Улицы

забиты, да и снегопад не способствует. Делать нечего, я побежал.

По пути мне встречались ужасающие пейзажи. Везде погром, многоэтажки смотрели на

меня темными провалами выбитых окон. И самое ужасающее в новой действительности

– из окон периодически выпадали люди. Возможно, это были одни из психов с

жаждой насилия, даром что я уже видал как один из них прыгнул в лестничный

пролёт без видимых на то причин. Но, мне казалось, что среди них есть и

нормальные люди. Люди, которые не выдержали сложившейся ситуации, предпочли

смерть мучениям. Но это точно не для меня. Я боюсь смерти и ни за что не

покончу с собой.

Мои размышления прервал резко выскочивший на меня из подворотни военный. Он точно

был военным, бронежилет, каска, автомат – всё это было при нём. Я на секунду

застыл, приковав свой взгляд к его автомату.

-Ты из какой части, солдат? – хрипло крикнул мне военный.

У меня перехватило дыхание. Почему он называет меня солдатом?

-Что? – еле слышно произнёс я.

-Ничего! – заорал военный – Почему докладываем не по уставу?! Почему не отдаём воинское

приветствие старшему по званию?! Почему ты не в полной выкладке, боец? Часть оставил?

Наверное, он принял меня за солдата, потому что я одет в камуфляж. Недобрая ситуация

складывается.

-Я не солдат, товарищ… - я взглянул на его погоны – лейтенант. Просто я остался

без одежды и…

-Молчать! – крикнул военный и направил на меня автомат. В горле пересохло – Я решу что с

тобой делать, дезертир. А пока делай, что я говорю. Понятно?

-Да – с сиплым свистом ответил я.

-Не слышу! – опять заорал лейтенант и выстрелил в землю рядом со мной. Я вскрикнул

и отскочил в сторону.

-Так точно! – закричал я – так точно!

-Тот-то же. Пошёл! – военный погнал меня в подворотню, откуда сам выбежал.

Да в этом грёбаном мирке все решили сойти с ума! Какой черт меня дернул нацепить

камуфляж. Надеюсь, он скоро отпустит меня.

-Я гляжу, выправки у тебя никакой – говорил за спиной лейтенант – дух, наверное?

-Я не… - начал я.

-Заткнись – ударил меня в спину солдат – я не давал тебе команду говорить. Мне абсолютно

всё равно, кто ты. Возможно, ты даже и не солдат. Тогда я тебя мобилизую, с

этого момента. В любом случае, знай, что твоя жопа в моих руках.

Нда, дело хуже, чем я предполагал. Очередной псих, с поправкой на то, что этот умеет

разговаривать. Мы шли по темному переулку, лейтенант прикрывался мной, как

щитом, благо психи на нас не выскакивали. Мы дошли до задрипаного дома из

красного кирпича. Красная таблица с золотыми буквами на стене гласила, что это

штаб номер какой-то там.

-Видишь?

Что это? – спросил меня лейтенант.

-Штаб – озвучил вполне очевидную мысль я.

-Ага.

Там внутри радиостанция. Мне нужно связаться с командованием, для дальнейших

распоряжений – поведал мне лейтенант – но вот незадача, внутри полно этих

поехавших. От тебя трёбуется следующее – отвлечь их внимание на себя и увести

подальше отсюда. Это будет нетрудно, я проверял. Они срываются на всё, что

только видят.

Я помотал головой. Он что, хочет использовать меня в качестве пушечного мяса?

-Почему бы их не перестрелять всех? – спросил я.

За вопросом последовал очередной удар в спину.

-Патроны нужно экономить! – злобно прошипел лейтенант – неизвестно, сколько нам ещё

придётся вести службу в чрезвычайном режиме. А сейчас, выполняй прямой приказ

старшего по званию, рядовой!

С этими словами он затолкнул меня внутрь. То, что я увидел там, несколько

поразило моё воображение. Где то полсотни психов, наряженных в военную форму,

колошматили всё подряд. Стены, стенды с плакатами, цветочные горшки, предметы

интерьера, иногда и сослуживцы, всё это получало сполна. Как только я завалился

туда, все, как по команде, повернули головы в мою сторону. Военные, что

сказать. Ноги подкосились, я привалился к стенке. Один из психов, кажется

полковник издал воинственный клич. Все присутствующие повторили за ним. Я

развернулся и заломился в дверь.

-Они меня сейчас порвут, открой! – заорал я.

-Побежишь на меня, пристрелю! – послышалось с той стороны и дверь резко распахнулась. Я

побежал, что есть силы наружу. Все психи, что были внутри побежали за мной. Я

выбежал на улицу и спотыкаясь о уличный мусор попытался уйти от преследования.

Позади послышались потрескивания автомата. Значит, лейтенант действительно меня

прикрывает. Или направляет поток, что более вероятно. Я завернул за угол и

запрыгнул в ближайшую машину. Огромная группа безумцев пробежала дальше по

улице, неистово крича. Я перевёл дух. Что же, мне удалось уйти не только от

толпы психов, но и от одного психа с автоматом. По хорошему, мне нужно

сваливать отсюда, покуда есть возможность. Но я вышел из машины и направился

обратно к штабу. У парня могли быть какие-нибудь новости. Его радиола –

единственное, что может связать меня с внешним миром. Я зашёл внутрь.

-Лейтенант? – позвал я.

-Я здесь – послышалось из дальней комнаты.

Я прошёл на голос. В комнате на древнем столе стояла куча всякого оборудования, в

котором я не разбирался. На стенах было много всяких плакатов с радиотехникой и

различными инструкциями. Лейтенант сидел на полу и равномерно стучал микрофоном

по полу. Из динамиков слышалось шипение, изредка сквозь него проскальзывали

странные всхлипы и крики. Автомат покоился у солдата на коленях.

-Ни одна база не отвечает. Ни один штаб – поникшим голосом сообщил мне лейтенант –

Рим пал.

-Что? – не понял я – То есть, это всё не только в нашем городе?

-Это везде – сказал лейтенант – послушай.

Он вывернул какую то ручку на максимум.

Шипение ослабло, вместо него из динамиков послышались крики, аналогичные тем,

что издавали наши психи. Я посмотрел на лейтенанта. Он кивнул.

-Остались только мы. Но это не надолго. Все постепенно сходят с ума. И мы сойдём, рано

или поздно. Есть только один выход.

Он бросил микрофон в угол и подтянул автомат за ремень. Уперев приклад между ног,

он сунул себе дуло в рот. Я заворожённый зрелищем, никак не мог оторвать глаз.

Он поймал мой взгляд и направил ствол на меня.

-Хочешь, я сделаю это за тебя? Так будет легче, поверь – спросил он совершенно будничным

голосом.

Внутри всё похолодело. Я вжался в стену.

-Не надо. Пожалуйста – попросил я.

Лейтенант рассмеялся.

-Ты пожалеешь – заверил он – С Новым годом, кстати.

Ступор опустил и я рванулся к нему. Но было слишком поздно. Округу огласил оглушающий

выстрел.


Пикаба опять требует меньше текста, так что продолжение в комментах.

Показать полностью
10
Ночная смена
17 Комментариев  

Те, кто работал ночью, знают, что в ночной смене есть определённая романтика. Огни большого города, опустевшие улицы и редкие посетители. Во времена студенчества, а следовательно, тотальной нехватки денег, работал в ночную. И скажу вам, романтики здесь намного меньше, чем разного рода дерьма. Одна из таких дерьмовых ночей запомнилась мне больше всего.

Работал я в круглосуточном кафе, официантом. Ввиду своей нищеты, я был вынужден жить на окраине города и мне нужна была работа рядом с домом. Данное кафе располагалось на отшибе, за чертой города, рядом с трассой. Чтобы до него добраться, мне нужно было, всего-то, пройти немного по лесу. Поэтому это место было, как не зря, кстати. Понятное дело, что нашими клиентами становились, в основном дальнобойщики или вечерние водилы. Но их было не очень много и поэтому ночью я жутко скучал. После наступления одиннадцати, когда начиналась моя смена, из персонала оставалось человек пять и все они торчали на кухне, а я один стоял в зале. На каждого клиента я буквально набрасывался, чисто из желания поделать хоть что-нибудь. Я честно не понимал, зачем в придорожном кафе официант, но хозяин считал, что сервис превыше всего. Этой злополучной ночью я как обычно торчал в углу и считал количество плиток на полу и тут увидел как ко мне направляется мужик с крайне взволнованным лицом. К слову, у нас тут есть туалет и многие ночные гости посещают наше заведение, вовсе не для того чтобы вкусно поесть, а чтобы справить нужду. Я несколько раз ездил по трассе и знаю, что там проблем с туалетом, обычно нет, особенно для мужчин. Однако некоторые ценители, видимо, ввиду воспитания, не могли себе позволить мочится на колесо автомобиля и забегали к нам. Ночью, повторюсь, мне делать нечего и я слежу за каждым вошедшим. Так вот, этот мужик зашел именно для того чтобы посрать.


-Молодой человек! - взволнованно воскликнул он.


"Наверное, сортир забился" - подумал я и откликнулся.


-Да, что вам угодно?


Мужик подошёл ближе и я увидел глаза полные боли и страданий.


-Там в туалете, кто-то закрылся в кабинке и не выходит уже пол часа! - пожаловался он.


-Может, у него там, кхм, живот прихватило. Подождите немного - с максимально безучастным видом произнёс я.


-Я уже пол часа жду! - воскликнул он - и я стучал ему, а он не отвечает!


Опять, значит, кто-то заснул на очке. Такое уже бывало, дальнобои народ такой, спят мало. Кстати,я слышал, что если долго так сидеть, то будет геморрой.


-Ну ладно, пойдёмте, разберёмся - вздохнул я.


Мы направились к туалетной комнате. Мужик рядом дергался и тихо матерился. У нас в туалете одна кабинка и два писсуар. В чем я ему должен быть благодарен, так это в том, что он не родил шоколадку прямо в писсуар. Прецеденты были. Мы зашли в тубзик. Я дернул дверь кабинки. Действительно, закрыто. Я постучал. Нет ответа.


-Извините, с вами всё нормально? - как можно спросил я. Меня опять проигнорировали. Я вздохнул и опустился на коленки. Щель между полом и дверью была широкая, но недостаточно, чтобы я туда пролез. И точно, там торчали чьи-то ноги. Мудило, должно быть заснул у нас в тубзике. Шикарно. Я поднялся с колен и посмотрел на мужика. У него в глазах появилась надежда.


-Сейчас решим проблему - заверил я.


Как я уже сказал, дальнобои часто засыпают у нас в толчках. Нет, не каждый день, но раз в месяц такое случается. По этой причине, я знал, как действовать в подобной ситуации. Я зашёл в подсобку, захватил маленькую стремянку и швабру. Нужно просто залезть наверх и откинуть шваброй шпингалет. А дальше можно вломить сонному водителю. Обвешанный оборудованием я проследовал в туалетную комнату. Мужик всё ещё стоял там и героически терпел. Я поставил лестницу рядом с кабинкой и залез наверх. Спящий гость был в шапке, голова его лежала на груди, и лица его я не видел. Я хмыкнул и зацепил швабной засов. Он легко открылся, ибо его постоянно смазывали, как раз для таких случаев. Я спрыгнул с лестницы и открыл дверь кабинки. теперь самая сложная часть плана - разбудить водилу. Некоторые из них могут и попытаться вломить тебе, так что предприятие связанно с риском. Однако меня не запугаешь, поэтому я смело взял его за затылок и со словами:


-Проснись и пой! - поднял его голову. Раздался противный хлюпающий звук. На меня уставилась пара невидящих стеклянных глаз. Если мужик внимательно смотрел на моё лицо, то он увидел бы как с него медленно сходит ухмылка. Горло у спящего красавца было перерезано, что называется от уха до уха. Я отпустил башку и медленно отошёл назад.


- Твою мать... - прошептал я. Кто-то тронул моё плечо. Я с криком дернулся. Это был мужик, всё это время стоявший рядом.


-Это... а в туалет мне как теперь? - неуверенно спросил я.


Я уставился на него. Он, видимо, говорил на полном серьёзе.


-Какой, на х*й, туалет?! Иди, бл*ть, на улицу и под кустик сходи! - заорал я.


Мужик, ни слова не говоря, удалился. Я провёл рукой по лицу. До сих пор, у нас в кафе даже драк не случалось, а тут такое. Я откашлялся. Трупов я не боюсь, а вот того, кто это сделал, я побаиваюсь. Я вышел из туалета и направился в кабинет управляющего. Но половине пути я остановился и осмотрел зал. Там сидело шесть человек. Среди них есть убийца? Навряд ли, скорее всего он сделал дело и сразу же убежал. Или нет... Я отмахнулся от страшных мыслей и пошёл к управляющему. Он, как обычно сидел за бумагами. Наш управляющий, Дмитрий Алексеевич, парень, которому недавно исполнилось тридцать. Он тоже начинал с официанта и был нормальным мужиком. И ему так же, как и мне, приходилось работать по ночам. Но уже по другим причинам.


-Что там, Николай? Какие-то проблемы по оплате счета? - спросил он.


-Нет, Дмитрий Алексеевич. Там труп в туалете - выпалил я.


Управляющий аж подскочил на стуле.


-Что? Я не ослышался? - зачем-то спросил он.


-Нет. Там жмур с перерезанной глоткой, сидит на толчке - ответил я.


Дмитрий прокашлялся. Взял графин со стола, отпил прямо из горлышка.


-Пойдём посмотрим...


"Зачем на него смотреть?" - подумал я, однако проследовал за управляющим. Мы зашли в туалет Дмитрий уставился на труп. Он нахмурился и осторожно, двумя пальцами, приподнял голову дальнобойщика. Ему открылась та же картина, что и мне. Дмитрий издал булькающий звук и подбежал к писсуару. Его вырвало. Я смотрел на всё это заворожённо, не в силах оторвать взгляд. Управляющий вытер рот рукавом, с шумом вдохнул и сказал:


-Вызываем ментов.


Я побежал к телефону. Он у нас был один, стационарный, ибо мобильник в этих краях ловил крайне плохо. Я знал эту прекрасную особенность данной местности, поэтому телефон на работу не брал. Телефон стоял на кухне и предназначался только для персонала. Иначе бы к нам не только посрать, но ещё и позвонить бегали. Я снял трубку и услышал молчание в ответ. Из неё не доносилось гудков. Я пару раз нажал на рычаг, но тщетно. Связи нет. Я медленно положил трубку. Может провод за что-нибудь зацепился? Конечно, бред, но надежда умирает последней. Я выбежал на улицу и подскочил к задней стенке, где у нас были все провода. Мой взгляд нашёл нужный провод. Который был перерезан. Ужас охватил меня. Я огляделся вокруг. Слабые фонари по периметру кафе слабо освещали небольшую окружность территории кафе. Я быстро залетел в кафе. Там стоял Дмитрий, со смятением в глазах.


-Провод... перерезали... - выдохнул я.


-Твою-то мать... - прошептал Дмитрий. Он поводил головой туда-сюда и уставился на меня:


-Я закрываю кафе.


-С ума сошёл? - зашипел я - а если он всё ещё здесь?


-Кто он? - не понял Дмитрий.


-Убийца! - воскликнул я.


Управляющий не нашёлся. Его взгляд снова загулял по кафе. Мне это не понравилось. Такое ощущение, будто он пытается абстрагироваться от всего этого, типо это не с ним всё происходит. Я потряс его за плечи:


-Что нам делать? Что нам делать? - спросил я.


Дмитрий дернулся, будто очнулся ото сна, и вырвался из моих объятий. Его взгляд зафиксировался и он уверенно произнёс:


-Тут недалеко до ближайших домов. Я дойду туда, вызову полицию, а ты останешься здесь за главного.


-А, стоп, почему я остаюсь? - недоумённо спросил я - ты же управляющий, ты и смотри за кафе! А я пойду за помощью!


Дмитрий отреагировал на удивление спокойно:


-Не забывай, что ближайший путь идёт через лес, а где-то в округе бродит убийца, который перерезал глотку нашему другу и зачем - то телефонные провода.


Я заткнулся. Его правда. Идти через лес - большой риск, о котором я, ввиду своей ссыкливости, не подумал.


-Хорошо, я остаюсь здесь, а ты иди - согласился я и почувствовал себя говнюком.


Дмитрий кивнул, одел куртку и направился к выходу. Остановившись у двери, он обернулся и подозвал меня к себе. Я подбежал.


-Постарайся, чтобы никто не нашёл нашего спящего красавца до приезда полиции. Паника нам ни к чему - прошептал он. Я кивнул. Дмитрий вышел наружу и растворился во тьме. Я оглядел зал. По прежнему, человек шесть, все сидят спокойно, ни о чем не подозревая. И что мне прикажете с ними делать? По хорошему, нужно бы закрыть кафе и никого не выпускать, но посетители не отреагируют на это положительно, уж точно. Злить дальнобойщиков - плохая примета. Значит, нужно просто никого не впускать в туалет. Я зашёл в подсобку и взял табличку "туалет не работает". Гениально! Уверенный в себе, я повесил эту табличку на дверь и, довольный, отправился в зал. Всё оказалось просто, как никогда. В кафе зашли новые посетители, сели за столик. Я, как обычно, подошёл к ним.


-Добрый вечер, меня зовут Сергей, чего будете заказывать? - дежурной фразой поприветствовал их я.


-Да,да сейчас... - мужчина в кепке уткнулся в меню - значит я буду...


Тут, краем уха я услышал звук бухающей двери. Это была не входная дверь, потому что она скрипит и её давно надо смазать. Это и не дверь на кухню, потому что она не закрывается сама. Значит, это дверь туалета. На середину зала выбежал бородатый "воин дороги" с широко раскрытыми глазами.


-Там труп! В нужнике труп! - заорал он на всю округу.


Тупой ублюдок! Ну написано же, туалет не работает! На что он рассчитывал, навалить кучу и не смыв, убежать?


Посетители начали перешёптываться. Двое пошли в туалет, видимо, удостовериться в верности слов бородатого. Я глубоко вздохнул и пошел в кабинет управляющего. Схватив со стола ключи, я направился к входной двери.


-Что вы делаете? - спросил бородатый.


Я изобразил на своём лице подобие улыбки и произнёс заготовленную речь.


-Господа, оставайтесь на своих местах, полиция уже вызвана, в целях безопасности я закрою кафе.


Все находящиеся возмущённо и испуганно зашептали, а из кухни стали выглядывать повара.


-Что происходит, Серёг? - спросил один из них.


-Спрячься нахрен! - рыкнул я на него.


Буйство набирало обороты, один из посетителей выкрикнул "Какого хрена!", но мне было уже глубоко посрать на их мнение. Пока не приедут органы, я не выпущу отсюда никого. Я развернулся к двери и продолжил процесс закрытия кафе. И тут я что-то заметил снаружи. Оно было практически в тени, однако уголок выглядывал. Это был ботинок. Я резко дернул дверь, забыв о том, что я её закрыл. Грязно выругавшись, я провернул ключ на два оборота назад и вылетел из кафе. Точно, это чья-то нога. Я подлетел к лежащему телу и вытащил его на свет. Это был Дмитрий Алексеевич. С перерезанной глоткой. Полиция к нам, похоже не едет. И он был прав - убийца бродит где-то рядом. Я, не вставая, отполз обратно к двери, бешено вращая головой, пытаясь выцепить из непроглядной темноты хоть что-нибудь. Нащупав ручку двери я резко влетел в кафе и повернул ключ в замке на два оборота. Шумно выдохнув я развернулся к посетителям. Они внимательно смотрели на меня. Один из них спросил:


-Когда нас выпустят?


Я взровался. Слишком много за один вечер. Нервы у меня не железные:


-У нас тут уже два трупа и мы не можем вызвать полицию, где то в округе бродит е*нутый маньяк, поэтому мы будем сидеть здесь аж до самого ссаного утра, чтобы я мог отправится за помощью! - выкрикнул я.


Быдло снова зароптало. "Как не можем вызвать полицию?", "А я не могу сидеть здесь до утра, у меня рейс". Ну конечно, у них же дела, им никак нельзя сидеть здесь до утра! Я зашипел и резкими движениями отпер замок и распахнул дверь.


-Всё! Вы свободны! Отправляйтесь все по своим е*чим делам! Мне абсолютно посрать на ваши жалкие жизни!


Все замолчали. Никто выходить не хотел. Человек в кепке вежливо попросил:


-Закройте, пожалуйста, дверь. На ключ.


Я выполнил его просьбу и прошёл в кабинет управляющего. Теперь, видимо, я здесь главный. Временно, конечно. Что я знаю точно? Что Дмитрия зарезали на улице, сюда никто не входил. Хотя стоп... Эти двое, один в кепке, зашли после того как я закрыл сортир. Думал что закрыл. Мысли в голове начали беспорядочно метаться. Вдруг они и есть убийцы? Я начал рыться в столе, в поисках чего-нибудь, чем можно защищаться. Всякие бумажки, пачка сигарет... Всякое дерьмо. Ничего, что может защитить мою жалкую душонку. Мои поиски прервал звон разбитого стекла. Неужели посетители решили свалить отсюда досрочно. Я подорвался и выбежал в зал. Все храбрые дальнобойщики и водилы, которые были старше меня раза в два сбились в угол и с ужасом таращились на разбитое окно. В осколках лежал темный предмет. Я подошёл поближе. Это была голова Дмитрия Алексеевича. Мои нервы лопнули, наверное, ещё когда я обнаружил его труп, поэтому, на эту находку я уже никак не отреагировал.


-Что делать? - спросил один из водил, я уже даже не видел какой, да и мне было без разницы.


Я медленно повернул голову в их сторону.


-Мы можем все выйти наружу - заговорил я усталым голосом - и попытаться отловить этого психа и банально забить его толпой. Кто за?


Все молчали. Ну я так и думал. Идея-то, по правде, бредовая. Я уставился на разбитое окно. Неужели я думал, что кафе является осадной крепостью? Если психопат захочет, залезет сюда и перебьёт нас всех. Никогда бы не подумал, но оказывается, один человек может быть сильнее и опасней десятка взрослых мужчин. Секрет просто - человек этот псих, он непредсказуем и вооружён. И его все боятся, не исключая меня. Единственным выход, это повторить подвиг Дмитрия Алексеевича. Только с одним условием - мне нужно было выжить и привести помощь. Я зашёл на кухню, поймал ближайшего повара.


-Закроешь за мной - приказал я ему.


-Ты решил туда пойти? Хочешь, чтобы тебя тоже убили? - с опаской спросил он.


-Других вариантов нет - пожал плечами я. Видимо, адреналин уже настолько разъел мне мозг, что я уже перестал бояться. Хотя я боялся. Боялся здесь оставаться.


Повар пожал плечами, но отговаривать почему-то не стал. Впрочем, я знаю почему. Я накинул куртку - на улице было прохладно - взял фонарик. Потом, немного подумав, схватил кухонный нож. Драться я не умею, а это хоть какой-то шанс. Под заворожённые взгляды клиентов и сотрудников я вышел на улицу. Идти в лес - плохая идея. Лучшим вариантом было бы пойти на трассу и тормознуть кого-нибудь. Но стоять на обочине, когда рядом бродит психопат я не мог. Я оглядел округу. Темная, безлунная ночь, ничего не видно. Маньяк мог прятаться в двух метрах от меня, я бы его не увидел. Я глубоко вдохнул, подавил позыв кишечника и побежал через лес. Лес был густой и кажется, лиственный. Здесь была еле видимая тропинка, по которой я и ходил на работу. Узким лучиком фонаря я выхватывал эту полоску вытоптанной земли и бежал не останавливаясь. Я не слышал звуков преследования из-за собственных бухающих шагов. Когда меня крепко схватили за руку, я сначала подумал, что я за ветку зацепился. Но ветка не отпускала и я услышал учащённое дыхание. Это был он, вне сомнений и он поймал меня. Я резко рванулся и почувствовал как по животу легко резануло. Времени осознать, что пройди лезвие чуть ближе и мне крышка у меня не было и я начал активно вырываться, при этом издавая вместо нормальных криков какой-то тихий писк. Оппонент меня не отпускал и я слышал как лезвие рассекает воздух совсем рядом с моим животом. Тут я вспомнил про вторую руку, а точнее про нож, зажатый в ней и со всей силы ударил наугад. Маньяк вскрикнул и отпустил. Мыслей о том, чтобы добить его у меня не возникло и я побежал, не разбирая дороги. Пару раз я падал, и мне всё виделся гоняющийся за мной псих. Наконец, чудом, я выбрался из леса на знакомый пустырь. Увидев свой дом вдалеке я внутренне возликовал и побежал к нему в том же темпе, хотя на парах по физре я быстро сдувался на подобных дистанциях. Добежав до своей хрущевки я вбежал на пятый этаж и трясущимися руками открыл дверь. Мне всё ещё чудилась погоня. Я захлопнул дверь и закрылся на все замки. Опустился на колени и перевел дух. Полиция. Я чуть не забыл, за чем я сюда бежал. Я схватил с полки телефон и набрал 02. Послышались глухие гудки. Потом мне ответил диспетчер. Дальше все было как в тумане. Помню как называл адрес кафе, как говорил свою фамилию, как объяснял, что меня там уже нет. Вызов всё же приняли. Я легкой душой положил трубку. Потом посмотрел в окно. Нужно ли мне возвращаться туда? Я откинул это дикость. Зачем ещё? Я сделал всё что мог и возвращаться мне нет никакой нужды. Я залез на кровать и заснул, всё ещё сжимая в руке окровавленный нож...


Светало. Рядом с круглосуточным кафе стояла дюжина полицейских машин. Туда-сюда сновали эксперты. Кто-то делал фотографии. Подъехал серебристый мерседес и оттуда вышел седой следователь. Он прошёлся вокруг места преступления и подошёл к молодому сотруднику:


-Доброе утро, Сёма. Что тут произошло? Меня, буквально, из постели вытащили.


-Всё нормально, Федор Викторович. Я уже провёл некоторую работу и почти нашел подозреваемого - сообщил Семён.


-Зачем тогда меня вызвали, не понимаю... - проворчал Федор Викторович - ну выкладывай чего нарыл


Молодой полицейский развернул планшетку с бумагами:


-Тут целая резня произошла ночью. Одиннадцать трупов различной свежести. Клиенты и персонал. Даже управляющего пришили. Стоит отметить, что один из свидетелей выжил и дал показания.


-Как их убили? - спросил следователь.


-Всех зарезали.


-Что это за чудовище такое, что смог зарезать одиннадцать взрослых мужиков? - удивился следователь.


-А всё просто - пояснил молодой - сначала он прирезал одного в толчке. Его нашёл персонал. Телефонные линии оказались повреждены. Управляющий пошёл за помощью. Он прирезал его практически на пороге. Дальше закинул его башку через окно, чем перепугал народ внутри. Все начали потихоньку сбегать, а подозреваемый отловил всех по одному в темноте. Кроме одного. Он убежал. Дальше он зашел в кафе и убил троих оставшихся.


-Так, видео с камер сняли? - спросил следователь.


-Да, в них то и самое интересное. В сочетании со свидетельскими показаниями они дают прямые доказательства.


-Ну что на них не томи - раздражённо потребовал следователь.


-На данных записях мы видим, как официант, работающий той ночью, некто, Николай Первашёв, сначала заходит в туалет следом за первой жертвой, затем выходит, некоторое время ходит по залу. Дальше его внимание привлёк гражданин Михайлов Сергей, который и обнаружил труп. Он в дальнейшем покинул заведение, так что его показания не существенны в деле. После этого Первашёв сообщает управляющему Дмитрию Неклюеву о трупе, берёт телефон, думаю с целью вызвать полицию, выбегает наружу... думаю тогда он перерезал провод. Потом управляющий отправляется за помощью, Первашёв отправляется за ним, потом возвращается, вешает на туалет табличку о техническом перерыве. На его несчастье туда заходит недалёкий водитель, Семён Скрипников, и обнаруживает труп. Дальше в кафе поднимается паника, Первашёв закрывает его и делает вид, что обнаружил тело Неклюева... нужно сказать, спектакль он разыграл знатный. В происходящей суматохе никто на него и не подумал.


-Не отвлекайся, Семён - нетерпеливо сказал Федор Викторович - что дальше было?


-Дальше Первашёв идёт в комнату управляющего. В кабинете есть черный ход, Первашёв выходит через него, об этом говорят отпечатки на ручке двери...так - Семён перевернул лист - дальше в кафе влетает голова Неклюева...кхм... Первашёв залетает внутрь, опять разыгрывает удивление... Ну дальше он выбегает наружу. Потом начинается паника, и он добивает всех оставшихся.


-Дальше что? - спросил следователь.


-А дальше самое интересное! - ухмыльнулся Семён - Через час на пульт поступает звонок от самого Первашёва! Он добежал домой и вызвал полицию.


Федор Викторович нахмурился:


-Пытался отвести от себя подозрения?


Семён покачал головой.


-Я тоже так думал. Но с этим Первашёвым всё сложно... Он состоит на учёте в психдиспанцере, пару раз лежал в Орловке. Диагноз - шиза, но доктора были уверены, что он вылечился. Я думаю, он невменяем и судя по всему у него там в башке сложилась своя картина на всё происходящее.


-За ним выехали? - почесал щеку следователь.


-Да, я вызвал наряд и его уже повязали. Он мирно спал в своей квартирке с орудием убийства в руке. Даже не помыл его.


-Нда - протянул Федор Викторович - полный псих. Мне одно непонятно, Сема?


-Что непонятно, Федор Викторович? - удивился Семён - дело то плёвое.


-Не, другое - усмехнулся следователь - зачем меня вызвали, если ты всю работу уже сделал?


Семён хохотнул.


-Не знаю, Федор Викторович. Не знаю.

Показать полностью
6
Ты - то, что ты ешь.
10 Комментариев  

Отстпуление

С того момента, как я выложил своё творение количество подписчиков увеличилось вдвое и я почувствовал то, что ранее не испытывал - ответственность перед читателями. Представляю на ваш суд ещё одно произведение, заранее извиняюсь за большую размерность.


Ты - то, что ты ешь.


-По-моему, неплохая – сказал я, разглядывая курицу.

-Квох! – воскликнула птица.


-Хехе, недолго тебе кудахтать осталось – сказал Костя.


-Я думаю, для нас критичен только размер, а эта курица для препаровки как раз довольно большая – сказал я – можно брать?


-Да, давай – согласился Константин.



Темные углы прозектория озарили включившиеся ртутные лампы. Я развернулся, и зажав клетку между ног, прикрыл дверь.


-Где инструменты? – спросил мой друг.


-Должны быть в стерилизаторе – сказал я, доставая курицу из клетки. Нервная птица зароптала и попыталась убежать от моих рук. Я загнал её в угол и схватил покрепче.


-Нашёл. Давай быстрей, нам дали где-то час – напомнил Костя.


-Мы управимся, не парься – успокоил его я.


Я поднёс куру к раковине, включил воду. Подошёл Константин, щелкая ножницами.


-Держи крепче – посоветовал он и схватил её за клюв. Широкий надрез, курица захлёбывается в собственной крови, раковина обагряется. Костя сильнее тянет за голову и резким движением отделяет голову от тела полностью. Курица обделывается прямо на меня.


-Вот тварь – пробурчал я.


-Клади на стол – сказал Костя.


Я плюхнул обезглавленную птаху на специальный стол. Костя обмыл её водой из шланга.


-Это не отмыть – посетовал я, осматривая халат.


-Забей, давай приступать – друг протянул мне скальпель.


-Почему вечно я шкурю их? – спросил я, оттягивая кожу на шее курицы.


Вопрос ушёл в никуда. Константин достал фотик и снял грудные мышцы.


-Покажи нам свою душу, курочка – усмехнулся я и дернул шкуру со всей силы. Послышался хруст.



Мы стояли рядом со столом, где лежала распотрошённая нами кура. Вся требуха вынута, шкура снята – в общем, готовая к употреблению тушка.


-Грудка, чур моя – сказал я.


-Разделим пополам – фыркнул Константин – а то ты больно хитёр.


Я взял тесак побольше и одним ударом разрубил тушку почти пополам.


-Как, думаешь, а легко так же с человеком? – спросил я.


-В смысле? Препарировать человека? – не понял Костя.


-Да нет, перерезать глотку – уточнил я, протирая руки полотенцем.


-Думаю с человеком всяко сложнее – сказал Константин – ведь он намного больше и сильнее курицы.


-Смотря какой человек – возразил я и мы оба засмеялись.



Я достал курицу из духовки. Кажется, она вышла прекрасной. Всё-таки, то, что ты прикончил собственными руками всегда вкуснее.


-Ням – произнёс я и шлепнул грудку себе на тарелку.


Грудка аппетитно дымилась, призывая меня, наконец, употребить её в пищу.


-Ну что же, ты умерла ради правого дела – произнёс я, накалывая кусок на вилку. Аромат ударил в ноздри, я положил мясо в рот, проглотил… и тут я внезапно отключился.



Вокруг всё белое… мне мало воздуха… мало места… нужно выбраться. Я бью головой со всей силы по невидимой преграде. Раздаётся хруст. В нос ударяют совершенно новые запахи вместе со свежим воздухом. Ко мне подходит моя мама… курица? Она помогает мне выбраться, пускает под себя. Тут тепло. Вот я уже играю со своими братьями и сестрами на улице. Повсюду зерна, которые можно клевать, полное изобилие. Вот я в курятнике. Меня кормят намного чаще, взвешивают. Я уже довольно большой. Меня и моих братьев увозят. Я на рынке. Кто-то переговаривается. «Она достаточно большая» - говорит он. Меня запихивают в клетку. Везут, долго везут. Темное место… страшное… сырое. Клетка открывается. Я слышу как кто-то переговаривается. Меня хватают за крылья и ноги, так крепко, что я не могу выбраться. Подносят к раковине. Он подходит. В руках у него что-то блестящее. Мне страшно, сердце бьётся сильнее. Он делает резкое движение. Мне больно, чувствую как по шее что-то течёт. Мой кишечник расслабляется, я обделываюсь прямо на своего мучителя. Он дёргает сильнее и бросает меня на дно раковины. Всё вокруг заливает красным и в последние секунды жизни я вижу своё собственное лицо. Я говорю: «Вот тварь». И я умираю.



Я резко возвращаюсь в сознание и обнаруживаю себя на полу собственной кухни с вилкой в руке. Что это было? У меня галлюцинации или я реально увидел всю жизнь этой курицы? Я бы и мог принять это за странный трип, ведь я сижу на антидепрессантах, если бы не одно «но». Теперь в моей голове было как бы две памяти. Одна, основная, с которой я прожил всю жизнь. И другая, находящаяся в тёмных закоулках моего подсознания, но легко всплывающая при малейшем желании. И эти воспоминания были даже ярче чем мои родные, будто я действительно прожил ещё одну жизнь. Я встал, рассеяно озираясь вокруг. Курица дымилась до сих пор, видимо мой припадок не продлился и минуты. Я наколол ещё один кусочек на вилку. Опасливо положил в рот, проглотил. Нет, это не повторилось, я только опять вспомнил как меня убили, это было сродни ностальгии. Я посмотрел на курятину на своей тарелке. Я определённо узнавал в ней своё собственное тело. Очень необычное ощущение. Я откусил кусок. Ещё один. Бросил вилку, начал рвать курицу руками. С жадностью ел, пытаясь убрать следы своего преступления. Кости я скормил собакам.



-Ну что, Диман, ты добавил фото к нашей статье? – вырвал меня из пучин размышлений голос Кости.


-Я пережил вчера очень странное чувство – начал я.


-О, это уже интересно – сказал Константин – ты траванулся этой курой?


-Ммм, нет – сказал я – когда… когда я откусил от неё первый кусок у меня случился приход что ли… В общем, я получил все её воспоминания.


-Что? Как это получил? Впитал что ли, как горец? – спросил Костя.


-Да, это точное определение, долго его искал – обрадовался я - Только всё было без молний, я отрубился на секунду, мне показали диафильм с жизнью этой куры, а когда я очнулся я уже помнил все аспекты её жизни. Притом даже лучше своей собственной жизни.


-Необычно – удивился Костя – а ты не ощущаешь себя после это курицой? Не хочешь там кудахтать, нести яйца и всё такое?


-Неа, видимо моя личность сильнее – сделал вывод я – занятная суперспособность.


-Суперспособность? Ты думаешь ты экстрасенс или типа того? – спросил Костя.


-Других вариантов нет – пожал плечами я.


-А почему такого не случалось раньше? Ты ведь далеко не веган, это я знаю точно – спросил мой друг.


-Я тоже думал над этим – кивнул я – видимо, что бы получить воспоминания, я должен непосредственно участвовать в смерти подопытного.


-Да, эта гипотеза имеет право на жизнь – почесал подбородок Костя – но мы, как учёные всё должны проверить наверняка.


-И как же – поинтересовался я – опять курица?


-Неа, курица уже слишком избита – помотал головой Константин – помнишь тех лягушек? Которых мы мучили на физиологии?


-Да, их не забудешь, всадники без голов, хехе – посмеялся я.


-Нам нужно добраться до них. Ты же всегда хотел попробовать лягушатину.


Лягушки нужны были нам в простейших опытах с рефлекторной дугой. Мы капали на них кислотой, сдирали кожу, били током. Но перед этим мы их, конечно же, обезглавливали. Нужно сказать, что после этой процедуры своей прыти они не теряли. Многие даже пробовали вновь издавать звуки, но получалось нечто несуразное булькающее. Останки мучениц сбрасывались в ведро, потом утилизировались. Мы знали где это ведро находится и намеревались выкрасть недавний препарат.


-Как мы его отличим от других шести? – спросил я.


-Никак. Мы попробуем все подряд – сказал Костя.


-Умно – согласился я.


Костя водрузил ведро на стол. Там было несколько относительно свежих трупиков лягушек. Костя понюхал.


-В пищу пригодные – сказал он – как вам их подать, маэстро?


-Да пофиг, главное не сырыми – пожал плечами я.



Саша, девушка Кости, поставила передо мной тарелку горячих лягушачих лапок. Я привстал, заглянув внутрь. Выглядело аппетитно.


-Можете объяснить, зачем это всё нужно? – задала вполне резонный вопрос она.


-Ну, кажется я экстрасенс – объяснил я, разведя руками в стороны.


-Он получает воспоминания своих жертв, попробовав их мясо – уточнил Костя.


-Большего бреда в жизни не слышала – фыркнула Саша – если это опять какой-то стёб…


-Вовсе нет – возразил Костя – это научный эксперимент.


-Просто признайся, что ты решил таки поесть лягушатины – сказала мне Саша.


Я лишь пожал плечами и взял вилку.


-Только лапки? Ты уверен? – спросил я.


-Почему нет? Или для тебя принципиальна часть тела? – спросил Костя.


-Не знаю. Сейчас, похоже, узнаем.


Костя встал у стены и скрестил руки. Ему видимо не терпелось увидеть результаты эксперимента. Саша села на стул. Я взял одну лапку в руку. Понюхал. Закинул в топку. Прожевал.


-Ну как? – спросил Костя.


-Ммм, типо перепела или рябчика… не распробовал ещё – поведал я.


-Бля, я не про это – рассердился Константин – как ощущения?


-А, да ничего. Видимо, не та лягуха – сказал я.


-Чего вы хотите добиться? – не понимающе спросила Саша.


-Что-то вроде этого – сказал я и изобразил припадок.


Я взял вторую лапку. Раскусил. Они были очень маленькие, на один раз. Немного пахли тиной. И спиртом. Ничего. Я взял другую. Четвертая. Пятая.


-Последняя – сказал я.


-Быстрее – нетерпеливо сказал Костя.


Я проглотил последнюю лапку. И тут снова произошло это. Я падаю на пол и начинаю смотреть кино.



Вот я вылупляюсь из икры. Пока я маленький головастик, но я довольно шустрый, быстрее своих врагов. Я плаваю в воде, питаюсь, расту. У меня появляются лапы, отпадает хвост, я выползаю на сушу. Меня ловят. Везут в банке. Выносят в аудиторию. Ко мне подходит человек. Хватает меня за ноги. Зажимает голову в ножницах. Щелк. Всё погасло.



-Фак, ты в порядке, дружище? – спрашивает приглушённый голос.


Я встаю, отряхиваюсь. Костя сидит рядом.


-Ты будто передознулся и всё такое.


-Это было не совсем похоже на то, что ты показал – заметила Саша.


Я встал, отряхнулся.


-Это опять произошло. Это точно какой-то дар – сказал я.


-Ты видел жизнь лягушки? – спросил Костя.


-Точно.


-И как оно?


Я почесал подбородок.


-Нелегко. Было трудно выбираться на сушу.


Костя отодвинул стул, предлагая присесть. Я выполнил просьбу. Он присел рядом. Я пододвинул к себе тарелку и начал поедать остатки лягушек.


-А ты видел их смерть? – осторожно спросил друг.


-Ага, притом постоянно видел своё лицо в процессе. Это необычно. Смотреть на себя со стороны – чавкая, сказал я.


-Хм… я надеюсь ты теперь не решишь стать пацифистом там… или веганом?


Я хохотнул с набитым ртом. Кусок мяса вылетел изо рта. Я тут же его подобрал.


-Неа, нифига. Это трудно объяснить, но могу сказать, что эти двое воспринимали смерть… ммм – я задумался – как избавление.


Костя молча продолжал смотреть на меня. Я закинул ещё одну лапку в топку, громко хрустнул косточкой. Саша, всё это время терпеливо наблюдавшая за моими зверствами, не выдержала.


-Тебя дома не кормят?


Я отложил в сторону пустую тарелку.


-Да нет. Это один из нюансов моей способности. После этого трипа сразу хочется есть. Очень сильно.


-Интересный факт – сказал Костя.


-Как думаете, что мне теперь делать? Идти на телевидение? В газеты? – спросил я, вытирая рот.


-Из какого ты века, Дима? – спросила Саша – сейчас миром правит интернет.


-Какая разница? – резонно спросил Костян – что там, что там ты будешь выглядеть очередным клоуном и шарлотаном. Без правдоподобных пруфов эту историю никак не преподнести.


Я задумался.


-И ведь правда. Странно, что вы мне поверили.


-На что нужны друзья? – спросил Костя - а вообще, подтвердить твою способность, думаю, можно.


-Как же? – я напряг извилины – у меня никаких мыслей если честно. Я могу точно сказать, где жила эта курица и где плавала лягуха, но это звучит не очень убедительно.


Константин откинулся на спинку стула, погрузив своё лицо в неосвещаемую область кухни.


-Для этого тебе нужно получить воспоминания… - он свёл руки вместе – более разумного существа.


-На человека намекаешь? – осторожно спросил я.


-Ты же понимаешь, что ему нужно будет его убить и съесть, что не совсем законно, он ведь их не прикосновением получает – напомнила Саша.


-Расслабьтесь, я же шучу – засмеялся Костян и вернулся в привычное положение относительно лампы.


-Получается, у меня есть самый бесполезный дар на свете – разочарованно сказал я.


-Ну, он может быть полезным. При определённых условиях – сказал Костя.


-Замолчи – шикнула Саша.


-Ладно, друзья, спасибо за вкусный ужин – встал я со стула – я пойду к икс-менам. Может они подскажут мне, что делать в такой ситуации.



Я возвращался домой, когда было уже темно. Наверное, мой припадок длился довольно долго, вот я и задержался. Я зашел в темную подворотню и тут увидел это. Ограбление или гоп-стоп, проще говоря. Мужчина, интеллигентного вида, стоял один против двоих гоповатых грабителей. Я спрятался за углом дома. Как же я хотел ему помочь в этот момент. Я обрёл дар, или он всегда был со мной, не важно, я чувствовал, что я выше других, сильнее, а значит должен им помогать. Однако моя бесполезная способность никак не спасала меня от заточки под ребро. И я затрусил, стоял и бездействовал. Он отдал им всё, но им было мало. И один из них пырнул его ножом, чуть левее сплетения, как анатом, я знал, что там находится сердце, а второй сказал «быстрее, бежим». Он остался истекать кровью, они убежали. Я вызвал, всех кого только мог, однако он умер ещё задолго до того, как я к нему подбежал.


-Значит, вы являетесь свидетелем потасовки? – спросил меня опер.


-Конца потасовки – уточнил я.


-Да, я понял. Ожидайте повести в суд, в ближайшее время.


-А в какой морг его повезут – неожиданно для себя спросил я – хочу выразить соболезнования родственникам.


-Да? – удивился опер – скорее всего в пятый.


-Спасибо.


У меня в голове появился прекрасный план, как мне покарать этих двоих. Ведь воспоминания получаются необычайно четкими, и я всегда вижу лица своих убийц. И я принял посильное участие в его смерти.


******************************************************************


Это было невероятно кощунственно и непросто, но я заполучил кусок его мяса. И сейчас, он дымился на моей тарелке. Но всё ведь это пойдёт на благое дело?


Я видел заплаканные лица его родни. У него была жена, двое детей, они все явились на опознание. Я не захотел показываться им на глаза, мне было стыдно, и я подождал пока они уйдут. Дальше я подошёл к патологоанатому, спросил его про родню, повторил свою маленькую ложь, которую я изобрёл для опера. Врач сказал, они ушли. Я сказал, что я тоже имею некое отношение к медицине.


-Правда? – спросил он.


-Да, - я почесал глаз – я ветеринарный хирург, пока только учусь. Мне всегда было интересно вскрытие человека. Многих животных повидал изнутри, а вот homo sapiens ни разу.


-Ого – врач на секунду замолчал, я напрягся – а ты больший циник, чем многие кто здесь работает. Мне кажется, молодым врачам этого не хватает.


-Да, есть немного – я облегчённо выдохнул.


-Ну, посмотри, если хочешь. Только облачись предварительно – согласился патологоанатом.


Дальше было вскрытие, очень долгое и сложное, сложнее чем то, что я делал там на своих уроках. Не скажу, что мне было не интересно, просто я ждал конца. Долго и терпеливо, мне нужно было только одно. Любой материал. Мозги, мышечная ткань, немного кожи, хватает и маленького кусочка. Каждая секунда была испытанием для моей решимости, ведь я пошёл на невероятно отмороженное предприятие. И наконец, он закончил.


-Ну как тебе люди, Семен? – спросил он.


-Различий мало – сказал я – но было интересно.


-Очень на это надеюсь – улыбнулся врач и отвернулся, чтобы положить скальпель на столик. Когда он обернулся обратно, меня, как и куска мяса из тазика, стоящего рядом, уже не было.


И вот он передо мной, дымится. Я сварил его, варил как можно дольше. Человек очень волокнистый, а потому жесткий. Я облил так называемый стейк лимонным соком, полчаса отбивал его молотком, довёл до состояния безвкусной каши в кастрюле. Думаю, от готовки он своих свойств не потерял. Хотя я очень хотел, чтобы потерял. Я вообще не хотел есть человека, которого убили на моих глазах. Вообще никакого не хотел. Но я дал себе обещание. И если я этого не сделаю, я буду жалеть всю жизнь. А он явится ко мне во сне. Я накалываю кусок на вилку. Уже сам не верю, что это сработает. Зачем я вообще это делаю? Искупление? Разве я виноват? Да, я виноват, я знаю. И нужно идти на жертвы, раз уж решил поиграть в героя. Я кладу кусок в рот. Сжимаю челюсти. Зажмуриваюсь. Проглатываю.



-Постойте, я вам всё отдал! – отчаянно крикнул я.


-Уверен, что всё? – спросил, тот, что с ножом. Он придвинулся ближе и я отчётливо увидел его лицо. Второй, стоял на шухере и оставался в тени.


-У меня больше ничего нет, клянусь! – сказал я.


-Кольцо. Быстро – отрывисто сказал вооружённый грабитель.


-Оно обручальное… - прошептал я.


-Ты меня достал – сказал грабитель и сделал резкий выпад. Острая боль в груди, что-то тёплое стекает вниз. Я падаю, второй кричит «бежим,быстрее». Моя голова повёрнута в сторону угла дома и там я вижу стоящего себя.



Я встал с пола. Все припадки до этого были просто сказочкой, по сравнению с этим. Мужику было тридцать лет и он успел пожить, скажу я вам. От этого сильнее становилось его жаль, но в моей душе не было место жалости, она могла помешать несению возмездия. Теперь я точно знал лицо своего убийцы, а поступив с ним подобным образом, узнаю личность второго. Я направился к выходу, но вдруг медленно обернулся на лежащий на столе кусок мяса. После приступов всегда очень хочется есть.


Я выслеживал ублюдка очень долго. Всё, что я знал о нём – это его лицо, и то, что он обитает в неком районе, где произошло ограбление. Ходить и вглядываться в лица каждого прохожего – идея глупая. Но подключив дедукцию, можно было решить эту проблему, а с мозгами у меня всё в порядке. Преступник должен был сбыть награбленное. А я очень точно помнил, что они у меня забрали. Я обошёл все ломбарды в поисках заветного кольца. И тут меня постигла невероятная удача.


Все приличные места уже закончились, я спустился в самый гадюшник. Ломбард не имел вывески, я узнал о нём по слухам. Располагался он рядом с нелегальным казино. Я вошёл в полуподвально помещение и тут на лестнице встретил его. Чьё лицо я так хорошо запомнил.


-Чё надо? – забыковал он.


-Ничего – спокойно ответил я и уступил место на лестнице.


С чувством собственного превосходства он прошёл вверх. Я постоял минуту и вышел за ним. Следить оказалось крайне нетрудно, он шёл не оборачиваясь, спешил, видимо, домой. Я нагнал его в подворотне, похожей на ту, где он вершил свои тёмные делишки.


-Ну как, сбыл кольцо? – громко спросил я, остановившись.


-Нет – от неожиданности ответил он и развернулся – а ты чё за черт?


-Тот, кого ты убил – сознался я.


-Че ты гонишь… - начал он и тут струя из перцового балончика ударила ему в лицо.


-Ааа, гнида! – крикнул он и замахал руками.


Я выхватил нож, резко подскочил к нему. Он ударил вслепую, попал по лицу. Я зашипел. Он бросился на звук, обрушившись на меня всей тушей. Мы упали, он схватил меня за шею, начал душить. Я захрипел и ударил ножом по руке. Он закричал, отпустил меня. Я встал, он пошатываясь, встал тоже. Я бросился на него с криком. Он ударил наугад, попал по корпусу, попытался заключить меня в объятья, тут я ему и вонзил клинок прямо под ребро. Изо рта у него брызнула кровь. Я провернул, пошерудил там. Бандит забулькал и исдох. Я отошёл, немного ошарашенный от собственных действий. Но медлить было некогда. Я выдернул нож. Кровь брызнула во все стороны. К черту, эту одежду я всё равно сожгу. Я примерился. Что бы вырезать у ублюдка? Как ветеринар, я знал где хорошее мясо у свиней и коров – на щеках например. Думаю, с людьми это тоже работает.



На этот раз к готовке я подошёл с большей изобретательностью. Пожарил в собственном соку, с грибами и специями. Вышло изумительно. Даже и не скажешь, что человечина. Думаю нужно оставить немного его подельнику, Семену. Теперь я хорошо знаю его, ведь он был его другом детства, такая вот ирония. Было неприятно поглощать эту гадкую личность, но без этого полного возмездия не наступит. Я должен приносить на алтарь некоторые жертвы, можно сказать, что я теперь орудие. Я бы мог теперь поедать маньяков и похитителей и выдавать полиции информацию о местонахождении жертв. В открытую такое не провернуть, но секретные службы мною определённо заинтересуются. Я задержал палец над звонком на секунду и всё же позвонил. Пора втягивать моих друзей.


-Привет, Диман – сказал Костя – видал чё по новостям?


-Что же? – безучастно спросил я, разуваясь.


-Мужика ограбили, сначала. А теперь нашли его грабителя, без щёк – сообщил мне Костя – а я вспомнил, нам рассказывали, что щеки – самое вкусное и как раз твоя способность… - он поймал мой взгляд и остановился.


Я медленно кивнул. Мой друг проявлял чудеса дедукции. Не зря мы всё таки дружили.


-Неужели? – вырвалось у него.


-Всё сложнее – поспешил оправдаться я – я был свидетелем этого ограбления. И с помощью своих способностей нашёл грабителя и теперь знаю второго.


-Их было два? – спросил Костя.


-Ага. И теперь, я прошу вас помочь. Один я слаб, в прошлый раз всё не очень круто прошло – я потёр шею.


-Ох, твою мать – только и смог произнести Костян – что ты хочешь сделать? Съешь и его тоже?


-В этом нет необходимости – удивлённо произнёс я – я уже и так знаю о нём всё.


-Может сдадим его в полицию? – спросил Костя.


-У нас нет против него ничего. Ведь нет ни фотороботов убийц, никаких улик пока. Будет подозрительно, если я просто укажу на него. Ведь я убил его подельника.


-Черт, чувак! – воскликнул Костя – ты уверен, что тебя не найдут?


-Не должны – на самом деле я об этом не задумывался. Если на меня выйдут, я просто выложу, всё как есть. Доказательств у меня предостаточно.


-Так какая тебе нужна помощь? – задал Костя главный вопрос.


-Мы будем вершить возмездие – пугающим голосом произнёс я.


Однако, когда мы подошли к его дому, там было уже полицейское оцепление. Как я узнал позже, его заподозрили в убийстве лучшего друга, а потом он уже и раскололся по поводу ограбления. Очень боялся маньяка-каннибала, идущего по следу данного преступления.


-Ну и хрен с ним – с облегчением выдохнул Костя – так даже лучше.


-Может быть – задумчиво сказал я.


Я всё думал, а способно ли государство дать наказание адекватное преступлению. Ведь они отняли чью-то жизнь, однако сохранили свою. Один сохранил. В глубине души я был расстроен, что его нашли. Однако, по большей части, я радовался, что не придётся больше убивать.


-Не кисни, чувак – ободряюще сказал Костя – всё же, я считаю, если ты всё сделал по уму и на тебя не выйдут, ты поступил правильно.


-Спасибо за поддержку – улыбнулся я – по пиву может быть?


-Я не против – сказал Костя.


Пару недель после этого я жил обычной жизнью. Убедил себя в правильности поступка, не переживал больше по поводу своего внезапного каннибализма. Жил обычной жизнью. Даже две памяти, присутствующие теперь в моей голове не мешали. Я научился отодвигать их на задний план, чтобы не мешали. Кстати, теперь у меня было негласное образование экономиста. Понятное дело, оно было не от грабителя, и использовать его я счёл кощунственным. Однако, я теперь был грёбанным супергероем и им же и оставался и убрать это было некуда. И очень скоро мне пришлось по новой воспользоваться своей способностью.


Я сидел на кухне, ел куриную отбивную. Все эти кулинарные эксперименты не отбили у меня любви к мясу. Это одна из моих частей, то что делает меня личностью, просто так это не выкинуть. Я задумался, а что вообще делает человека человеком? Его пристрастия, привычки, воспоминания, жизненный опыт? Но вот я поглотил двух людей, но их души не оживают в моём чреве. Я чувствую, что они мертвы, а их воспоминания – те же гниющие трупы, только они не в земле, а в моей голове. От моих размышлений меня оторвали новости по телевизору. Там рассказывали про какой-то банк. Я присмотрелся. Это тот самый банк в котором у меня был вклад. И он закрывался. Я схватил телефон, набрал номер своего отделения. Автооответчик вторил информации полученной мною из новостей. Не скажу, что там было состояние, но там были приличные деньги. Мать его, это были мои деньги! Теперь они превратились в воздух! Я позвонил Косте.


-Алло.


-Слыхал новости? – нервно задышал я в трубку – наш банк закрыли!


-От дерьмо, у тебя же там были бабки на ипотеку – сочувствующе сказал Костя.


-Херня не приходит одна – пробубнил я – сначала этот дар, теперь это дерьмо.


-А ты не хочешь? – спросил Костя – не хочешь воспользоваться своим даром? Снова.


-Что ты имеешь ввиду? – настороженно спросил я.


-Ну, директору этого банка по любому выдадут деньги – сказал Костя.


-Это крутовато для меня – сказал я – я же не убийца.


-Расслабься, мен! – крикнул Костя – ты ведь уже сделал доброе дело своей способностью? Так почему бы и не сделать теперь кое-что для себя?


-Я думаю… я считаю – заговорился я – я перезвоню.


Я бросил трубку. Меня прошиб пот. Я ведь действительно могу воспользоваться своим даром. Есть убийцы, да. Но это простые люди, а я не простой человек, я совершенней. Homo novus. Новая раса. Наверное, я могу позволять себе некие вольности. Наверное или точно? Я резко встал и пошёл на выход.

Продолжение в комментариях...

Показать полностью
8
У смерти твоё лицо
13 Комментариев  

Отступление.

Я заметил, что у меня уже два подписчика, но я ничего не созидаю, а только высираю смишные комменты и на них набираю рейтинг. Обращаюсь к моим двум подписчикам - не знаю кто вы, возможно вы подписались на меня, чтобы ставить минус каждому посту, но всё же, это моя возможность обратиться к вам, сей контент для вас.


Рассказ за моим авторством.


Каждый раз, когда я подхожу к остановке, там стоит мой автобус.

И только я собираюсь в него сесть, он уезжает.


Так случилось и в этот раз.


Я подхожу к дороге и вижу на другой стороне этот долбаный сарай. Двери открыты, он будто издевается надо мной. Я прибавил темп. Автобус издал короткий «пшшш» и двери закрылись. Я побежал. Автобус сделал знакомый всем «крррг!» - так переключаются передачи в этих ходячих Ноевых ковчегах. Я выругался и побежал через дорогу. Автобус стронулся с места и медленно пополз. Я буквально взревел и прыгнул прямо к морде «маршрутки». Завизжали покрышки, сарай повело в мою сторону. Я на секунду встал, не понимая, что происходит и радиаторная решётка врезалась мне прямо в лицо. Сильный удар, падение на асфальт. Я отрубился.


Яркий свет в лицо. Надо мной склонились люди в белом. Они о чем-то переговариваются, но о чем мне понять трудно. Один из них берёт здоровенный резак и заносит надо мной.


-Нееееет!


Я вскочил с койки. Никаких врачей вокруг, вообще никого. Мне видимо приснилось. Я осмотрелся вокруг. Обычная больничная палата. Я здесь совершенно один. Рука в гипсе, нога просто забинтована. Голова побаливает. Я притронулся ко лбу и почувствовал, что на нём повязка. Черт побери, этот автобус меня сбил!


-Вот дерьмо – прошептал я.


Интересно, за мной приехали родители? Жена? В кино я видел, что в таких случаях они сидят рядом и держат тебя за руку. Но это в кино. В палату их, наверное, просто не пустили. А почему я один здесь? Меня положили в вип - палату?


-Хаха – посмеялся я над своей шуткой. Кто положит бедного студента в отдельную палату? Наверное в больнице много мест… Хотя тоже мало походит на правду. Тут я подскочил на месте, будто ошпаренный. Почки! Я резким движением поднял рубашку. Шрамов на спине нет, вся грудь перемотана, но это скорее от переломанных ребер. Это хорошо, а то почку угнать могут в любой больничке, я это по телевизору видел, ага. Я, кряхтя слез с кровати. Нога, сука! Болит. Но ходить могу, прихрамывая. Рядом, на тумбе лежала карта Дмитрия Рогожина. Это кто? А, это ж я. Наверное, у меня сотряс. Почему здесь никого нет?


-Доктор! – громко позвал я.


Никто не ответил. Ничего удивительного, всем пофиг на меня. Но я не собираюсь лежать в этой сраной палате как овощ. Тем более я писать хочу. Я вышел в коридор и проковылял к туалету. Судя по видам из окон и внутреннему интерьеру, я располагаюсь в главном и единственном во всём Воронеже здании БСМП. Ну, в принципе, правильно, куда ещё могли привезти сбитого человека. Справив нужду, я вышел в коридор. По-прежнему никого. Я прошёл до конца, поочерёдно заглядывая в каждый дверной проём. Везде пусто. Они на корпоратив ушли, что ли? А, к черту! Заберу свои вещи и пойду отсюда. Я подошёл к лифту и нажал кнопку вызова. Нихрена. Лифт вырубился. Ё-маё, десятый этаж! Раньше я мог сбежать с этого расстояния влёт, однако сейчас у меня сломана нога, кажется. Хотя я на ней ходить могу, наверное потянул или типо того. Сути это не меняет – спуск вниз будет равносилен подъёму на Эверест. Но делать нечего. Нужно спускаться. Я опёрся об периллу здоровой рукой и начал спускать вниз больную ногу. Так, вроде нормально. Теперь вторую. Перенесу её сразу на третью ступень. Я поднял здоровую ногу, и тут больная раздалась тысячей болевых ощущений. Клайву Баркеру с его сенобитами такого и не снилось. Я вскрикнул, нога подвернулась и я шлепнулся на очко, проехавшись, таким образом, до конца пролёта. Что ж, больно, зато эффективно. Кряхтя, я поднялся на ноги. Конечно, я могу преодолеть дальнейшее расстояние на заднице, но у меня всё ещё осталась гордость. Мало ли, врач какой увидит, как я тут катаюсь. Я поковылял к лестнице. Теперь-то у меня есть некий опыт, переносить вес на больную ногу я больше не буду. Лучше подогну её и, опираясь на периллу, попрыгаю вниз на здоровой. Сраные российские больнички, вечно у вас с сервисом задница. Нет, конечно, я сталкивался с различным дерьмом в медучреждениях, но чтобы так забить на пациента. Я мало когда удивляюсь, не удивился даже когда меня ПАЗик сбил, но сейчас я был глубоко поражён. Пофиг даже на меня, куда делись остальные пациенты? Тут же пусто! Целый корпус в коридор выселили? Если найду кого-нибудь на регистратуре, разнесу всё там нахрен. Прыжки на одной ноге давали небольшой результат, и я начал выдыхаться. Хреновый метод я выбрал. Однако в моей ситуации выбирать особо не из чего и нужно продолжать путь так, как начал. Последняя ступень выскользнула из под моей ноги… И тут я наткнулся на завал. Натуральный завал из всякого дерьма, вроде каталок, инвалидных кресел, там был даже стеллаж с лекарствами и разный мелкий мусор. Не уверен, что я здоровым мог бы преодолеть эту баррикаду, а теперь то и подавно. И в моей голове снова возник вопрос – какого хрена? В больнице никого нет, лестница завалена. Я невольно возвращался к мысли с почкой. Нет, серьёзно, походу меня привезли в заброшенную больничку, чтобы стащить почку, да видимо позабыли обо мне. А вид из окна довольно неясный, ночь ведь сейчас, да сколько больниц в России с похожими окрестностями? Нужно сваливать отсюда, пока не вспомнили. Мысли о возможности остаться без некоторых частей давали мне сил. Я развернулся в поисках другого выхода. Выход был один, и это была дверь с лестницы обратно в корпус. Что же, хотя бы на этаж я спустился. Возможно, тут есть ещё лестницы, обычно в больницах их по две – три на этаже. Я открыл дверь и вошёл в длинный коридор. Атмосфера запустения была сохранена и здесь. Я проковылял внутрь, пнул пакетик. Ртутная лампа надо мной замигала. Странно, если здание заброшено, то почему тут электричество есть? Хотя, они наверное включили его, потому что без него мой ливер не угнать. Я заглянул в соседний кабинет. Там было пусто, бумаги были разбросаны по полу, на светящееся стене, хрен знает, как она называется, висел снимок ноги. Меня одолело сомнение. Несомненно, это место заброшено, но такое ощущение, что совсем недавно. Из-за чего весь персонал мог покинуть больничку, вместе с больными? Очевидно, что при угрозе теракта или там землетрясения какого-нибудь. А меня, получается, забыли… Я зло сплюнул на пол. Вот сволочи, вечно так со мной. Ничего, когда выберусь из этого дерьма, засужу всех нахер! Если выберусь… Следов разрушения вокруг нет, значит, теракта не было и его либо не будет, либо он будет, но прямо сейчас.


-Вот говно! – вскрикнул я и рванул с места прямо, не разбирая дороги. Больная нога зацепилась за мирно стоящую в углу скамью и я упал, второй раз за этот день.


-Так, спокойно, спешка ничего не решит – сквозь зубы успокоил себя я и попытался подняться. Не так легко это сделать с одной рукой, я вам скажу. Вообще у меня было непреодолимое желание не вставать, а продолжить путь ползком. Но вертикальное положение гарантировало мне хоть какую-то скорость, ползание же займёт всю мою жизнь. Я, кое-как опираясь на гипс, поднялся обратно на ноги. Мне ещё повезло, что я на ходу. Как же много дерьма в современном мире! Черные трасплантаторы, террористы, маршрутки и все они хотят моей крови! С полным злости взглядом, я продолжил своё нелёгкое восхождение на Голгофу. Лестница нашлась посередине коридора, как я и ожидал. Она была относительно чистой, вроде. Ну что же, начинаем упражнение. Вновь уцепившись за перилку, как за спасательный круг я начал прыжки на одной ноге, немного помогая себе больной. Но из-за большой изношенности она начала побаливать даже при несильном нажиме и рассчитывать на неё особо не нужно. Тринадцать ступенек… раньше я бы пренебрёг количеством ступеней, но сейчас я буквально ощущал каждую. На половине пути я сдался. Это никуда не годится, подготовки у меня никакой, а весь день прыгать на одной ноге может только хороший эквилибрист. Я, не отцепляясь от спасительных перил, опустился на задницу. Делать нечего, так хоть и медленнее и позорнее, но так я хотя бы немного продвигаюсь. Я вытянул ногу вперёд и аккуратно соскользнул на нижнюю ступень. Так… Отлично и самое главное, совсем не больно! Я продолжил сползать вниз, подобно студню. Чистотой ступени не отличались, но я был в больничной пижамке, так что мне было всё равно, в каком состоянии её отдавать. Остановившись на пролётке я в очередной раз посмотрел в окно. Никаких признаков жизни снаружи. Был бы это теракт, здание бы оцепили. Я продолжал теряться в догадках. И самое главное – пейзаж снаружи был не что иное, как Юго-западный рынок, который и стоит рядом с БСМП. Только наша БСМП всегда работает и набита до отвалу, а сейчас тут пусто. Катаклизм? Эвакуировали весь город, остался один я. Ситуация нереальная, казалось бы. Я сделал широкий вдох и сразу же схватился за ребра. Не нужно забывать, в каком я сейчас положении и что времени на раздумья у меня нет. Я закряхтел и пополз дальше. Следующий этаж был чист от завалов, я уже подумал, что спущусь по этой лестнице до самого конца, однако, на пролётке от седьмого до шестого этажа меня встретила очередная баррикада. Зачем их кто-то вообще понагородил, мне непонятно. Я не мог перелезть через периллы, ибо между лестницами была неизменная сетка. Зачем нужны эти сетки? Я слышал одну историю на этот счёт. Одному мужику поставили смертельный диагноз. Рак мозга, кажется. Так вот, ночью он из-за безысходности положения прыгнул в этот пролет между лестницами с девятого этажа. Нет, врачебной ошибки не было, он действительно был смертельно болен. Но понятное дело, руководству такой расклад не понравился. И чтобы люди больше не кончали жизнь самоубийством в стенах медицинских учреждений, натянули такие сетки. Я снова принял вертикальное положение и поплёлся обратно в корпус. Если один раз прокатило, может и второй прокатит? Этот этаж был так же запущен, как и предыдущие. У меня начало создаваться впечатление, будто я хожу кругами. И ещё ощущение нереальности происходящего… Кое-как я доковылял до следующей лестницы. Обычная деревянная дверь с матовыми стеклянными окошками. С той стороны бил свет. Я прислонился к двери и перевёл дух. Тяжко ходить на одной конечности. Я подергал ручку. Закрыто. Я выругался. Есть ли здесь ещё выходы, или я заперт на веки? Надеюсь, что нет. Я уже начал разворачиваться, как моё внимание привлекла тень, мелькнувшая в окошке двери. Неужели я здесь не один.


-Эй! Эээй! – заорал я и забарабанил здоровой рукой по двери.


Тень повернулась. Точно, это человек! Силуэт дрогнул и приблизился к двери. Он встал вплотную в окну и я увидел его четкие границы. Вроде обычный человек, точнее его тень. Несмотря на то, что лампа на лестнице светила практически на него, он всё равно оставался черным как ночь. Наверное, это из-за стекла.


-Эй, чувак… или чувиха…неважно! Я тут застрял! Открой, если можешь! – закричал ему я.


Силуэт кивнул и отошёл в сторону. Послышался скрежет. Силуэт вернулся в поле зрения, он слегка пригнулся. Я обрадовался. Ну всё, я спасён! Этот парень или девушка вытащит меня отсюда. Мои радостные мысли прервал резкий удар по двери. Дерево скрипнуло, стекло хрустнуло. Я непонимающе посмотрел на тень.


-Эй, подожди, дай я отойду!


Но ему или ей было, похоже, всё равно. За этим ударом последовал удар ещё сильнее. Из окошка вылетел осколок, дверь покосилась. Я упал на пол. Дверь продолжила содрогаться под натиском ужасающих в своей остервенелости ударов. И тут я понял, что этот силуэт вовсе не пытается меня спасти. И что ничего хорошего встреча с ним мне не сулит. Я довольно резво вскочил на ноги. Больная ходуля тут же напомнила о себе, но страх был сильнее. Я в очень быстром темпе поковылял прочь, не разбирая дороги. За спиной я услышал, как разлетелось стекло. Парниша сейчас будет внутри, и уже я буду на месте этой несчастной двери. Я завернул за угол и увидел открытую кабину лифта. Наверное, он застрял на этом этаже, но тогда времени на раздумья не было. Я резко влетел в лифт и начал отчаянно жать на все кнопки. Шаги в коридоре, тем временем становились всё громче. Я продолжал нажимать на этажи, но лифт упористо не желал закрывать двери – такая система задержки, на случай если кто-нибудь кроме меня захочет прокатиться. Шаги стали совсем близкими и я увидел его. Он вырулил из-за угла, в руках у него был топор. Лампа над ним замигала и сразу же вырубилась, поэтому его лица я по-прежнему не видел, а видел лишь темный силуэт, как и на лестнице. Он, не издав не малейшего звука направился ко мне. Тут лифт звякнул и створки наконец начали закрываться. Я забился в угол, надеясь, что хоть это меня спасёт. Он сделал замах и тут створки резко запахнулись. Я шумно выдохнул. По двери ударили, образовалась небольшая вмятина. Хах, бесполезно, теперь-то он меня не достанет. Я медленно спустился на пол. Кто это был? Один из трансплантаторов? Возможно. Увидел, что я сбежал, теперь гоняется за мной. Ладно, хер с ним, хер со всем, мне уже абсолютно всё равно, почему действующая больница пустует и куда делся весь персонал. Когда что-то угрожает твоей жизни всё остальное отходит на задний план. Интересно, куда едет лифт. Я нажимал кучу кнопок. Вероятней всего, он остановится на ближайшем этаже. Мне и всё равно, главное, чтобы этот урод меня не достал. Лифт остановился на пятом этаже, двери начали открываться. Я не стану выходить, если уж есть работающий лифт, доеду на нём до первого этажа. Двери открылись наполовину, как вдруг остановились. Свет в кабине погас. Раздался глухой удар по потолку и лифт резко просел. Через открывшиеся створки я увидел половину пятого этажа и кирпичную стену. С мерзким скрежетом лифт начал опускаться, а по крыше опять стукнули. Запасной люк погнулся. Он наверху, твою мать! Наверное, перерубил трос! Времени мало, я резко впрыгнул в уменьшающееся отверстие. При обычных условиях я бы вылез отсюда за секунду, но не стоит забывать, что у меня одна нога и одна рука. Я приложился животом об угол стены, а лифт продолжил опускаться, грозя перерубить меня пополам. Я начал судорожно сучить ногами, пытаясь забраться в коридор целиком. Тут я услышал финальный стук, крышка люка упала на пол. Он внутри! Я ускорился, зацепился за ковролин, начал всеми силами втягивать свою тушу внутрь. Меня схватили за больную ногу, я запаниковал и с силой лягнул наугад похитителя. Удар пришёлся прямо в цель, ногу отпустили, но она тут же взорвалась искрами нечеловеческой боли. Я резко подтянулся и весь оказался в коридоре. И вовремя, ибо лифт резко сорвался в шахту. Вместе с эти ублюдком.


-До свидания, мистер Говнюк – свистящим шепотом попрощался с ним я.


Нога просто ревела. Я подтянул её к животу и принялся баюкать, как неспокойного малыша. Прошло где-то минут пять, прежде чем она перестала дико болеть, и начала болеть немного. Этого мне было достаточно, я, кряхтя поднялся на ноги. Прокатиться на лифте не удастся. Придется вернуться к старой подруге лестнице. Я пошаркал по коридору в поисках выхода. Ничего нового я здесь не видел, такое же запустение, как и на предыдущих этажах. Надеюсь у этого типа нет подельников. Иначе они придут за мной и отомстят за убитого собрата. Нужно сваливать отсюда максимально быстро. Я увидел знакомую табличку с указанием выхода. Страх за собственную жизнь подгонял меня, даже боль в ноге чувствовалась меньше. Это место будто проклято. Я даже кожей ощущаю присутствующее здесь зло. Наверняка, я не первый пациент. Тут полным полно умерших душ. И я могу в скором времени присоединиться к ним. Спуск по лестнице давался мне все так же трудно, но теперь скакал со ступеньки на ступеньку словно горный козел. Пофиг на ноющую ногу, я должен двигаться как можно быстрее. Я спустился ещё на пару этажей. Последующему завалу я уже даже не удивился. Это место будто придумано каким-то злобным гением, маньяком, который желает посмотреть как я метаюсь из одного конца больницы в другой. Конечно, это не БСМП, я просто перепутал больницы, они все так похожи. Эти завалы наверняка сделали бандиты, чтобы мне не было так легко отсюда сбежать. Я развернулся и пошёл обратно в корпус. Осталось три этажа, я уже близко. Поймал себя на мысли – а что я буду делать, если парадная дверь закрыта? Прыгну в окно, решетки можно открыть изнутри. Вроде бы. Главное чтобы внизу меня никто не поджидал… Глупо было рассчитывать, что они не выставили караул. Ладно, может пронесёт. Как же охота курить. Я бросил, уже как месяц не курил, сейчас снова захотелось. Если бы у меня были сигареты, я бы легко нарушил свой запрет. Но вещей у меня с собой не было, и думаю, я их себе не верну. Хорошо, что сейчас не зима, иначе в легкой больничной пижаме я бы далеко отсюда не ушёл. Интересно, сколько мне придётся пройти, чтобы дойти до ближайшей дороги? И какой шанс, что по дороге меня не нагонят бандиты? Я повертел головой, отбрасывая дурные мысли. Сейчас главное выбраться. Что буду делать потом, решу исходя из ситуации. Я вышел к следующему пролёту и тут увидел его. Лифт, похоже, остановился именно на этом этаже. Какое везение. Он протискивался между створками лифта, по-прежнему не издавая не звука. Наверное, он немой, ибо сохранять такую тишину при наличии голосовых связок невозможно. Я застыл на секунду. Он заметил меня и повернул голову. Все источники света рядом с ним не работали, и я все ещё не видел его лица, только темный силуэт. И ещё я видел топор у него в руках. Он выбрался полностью и решительно направился ко мне. Ступор наконец отпустил, я понял, что нужно действовать. Резко дернулся к двери, ведущей на пролёт. Подёргал ручку. Закрыто, твою-то мать! Я затравленно огляделся. Единственный выход – окно. В детстве я занимался альпинизмом, пришло время применить навыки на практике. Я подбежал к окну, дернул на себя. Хоть окно открыто. Я выглянул наружу, повертел головой. Наудачу, сбоку была пожарная лестница. Если смогу до неё допрыгнуть – значит, я вытянул джек-пот. Размером в собственную жизнь. На прощанье я обернулся на моего преследователя. Зрелище было завораживающим. Он медленно шёл вперёд по коридору, будто зная, что мне некуда деваться. А лампы над ним начинали по очереди взрывались снопами искр, как только он приближался к ним. Будто тьма следовала за ним. Это был не просто бандит… он сын самого Сатаны, не меньше. Я оторвался от ужасающего зрелища и вылез в окно. Свежий воздух подул мне в лицо, ветерок взъерошил волосы. Я оперся об кондиционер, установленный по окном. Он предательски затрещал. Главное допрыгнуть. Иначе мне крышка. Я сконцентрировался на лестнице, на секунду забыв о преследователе, о том, что меня сбили и похитили, обо всём. Звуки отошли на задний план, стали тихим бек вокалом к основному фону – шелестящему ветру. Я вдохнул, как мог сделать это сломанными ребрами и прыгнул. Кондиционер вскрикнул и подломился. Я пролетел пару метров подобно птице и резко врезался в лестницу. Руки тут же судорожно вцепились в ржавые поручни. Я пошатнулся, но восстановил положение и теперь уже крепко стоял на ногах. Послышался шорох и в окно выглянул он. Силуэт, одетый в тьму. Он внимательно посмотрел на меня, а я на него. Наши взгляды встретились, так близко я на него смотрел только через стекло на лестнице. Я буквально почувствовал это зло, которое сочилось из него. Мы смотрели друг на друга, заворожённые и ни один из нас не мог оторваться – меня гипнотизировала непроглядная темнота вместо лица, его же гипнотизировала близость жертвы. Но достать он меня уже не мог и даже не пытался, а просто смотрел на меня. На секунду меня отпустило и я, заплетающимся языком произнёс:


-Кто ты? Что тебе нужно от меня?


Он промолчал. Странно ожидать, что он заговорит со мной. Я оторвался от него и полез вниз. Он не ринулся обратно в корпус, дабы встретить меня снизу. Он продолжал смотреть на меня. Будто знал, что далеко я не уйду. Я спустился на землю и бросил прощальный взгляд на своего преследователя. Он по прежнему сверлил меня взглядом. И тут в моей голове зазвучал голос. Даже не один, тысячу голосов говорили мне одновременно. Сопровождением к этим голосам был взрыв боли. Я схватился за виски, пытаясь унять мигрень. Голоса говорили.


-Ты убежал, на этот раз. Но помни - ты задолжал нам! Ты должен нам жизнь! И рано или поздно мы вернём то, что принадлежит нам! – говорили мужские, женские голоса, голоса стариков и детей, хриплые и звонкие, высокие и низкие. Это были голоса мертвецов. Боль наконец отпустила и я поднял голову на него. Он стоял там и смотрел на меня. Я скривился и показал ему средний палец.


-Пошёл ты! – с надрывом проорал я – я ни хрена тебе не должен! Ни хрена! Понял?!


И тут он медленно кивнул и немного подался вперёд. Свет уличных фонарей попал на его лицо и я наконец увидел его. Я могу ошибаться… но это было оно! Точно оно! У него было моё лицо. И оно улыбалось. Улыбкой мертвеца. Я, испуганный и поражённый, развернулся и побежал. Впереди я видел дорогу, озарённую ярким светом. А ведь рядом с реальным БСПМ действительно есть траса, ведущая на Курск. Я побежал к этому свету, который был такой же яркий и непроглядный, как и та темнота. Свет постепенно начал обволакивать меня, я уже не видел ничего. Начали слышаться приглушенные голоса, и чем дальше я шёл, тем четче они становились. Я перестал ощущать положение тела в пространстве, боль ушла, осязания больше не было. На секунду я перестал чувствовать что-либо. Наступило блаженство. И тут чувства резко навалились на меня все разом. И боль в их числе. Я вскрикнул и подался вперёд. Белая пелена отступила. Я увидел, что я в больнице. Опять? Нет, на этот раз рядом со мной сидел врач и медсестра.


-Тихо, тихо, - испугался врач – спокойно.


Я затравленно завертел головой. Обычная больничная палата. Всё нормально.


-Что… что происходит? – шумно выдохнул я – где я?


-Вы в больнице, спокойно – доктор поправил очки – поздравляю, вы вышли из комы! Вы чувствуете сонливость? Усталость? Заторможенность?


Я вернулся в положение лёжа.


-Да. Всё это я чувствую. Сколько я провалялся здесь? – спросил я.


-Целые сутки. Бы были в тяжёлом положении. Такая махина вас снесла – посочувствовал доктор – но, не волнуйтесь, позвоночник не повреждён. Ходить сможете. Ноги у вас вообще сильно не пострадали.


Я поднял голову и посмотрел на ноги. На одной была точно такая же повязка, как и в моём коматозном сне.


-Весь удар пришёлся на руки. Вы же выставили руки вперёд, как я понимаю. Ну и голова пострадала. Ребра сломаны. Есть некоторые внутренние повреждения. Вначале у вас было просто ужасающее состояние, вы ходили от нас с чудовищной быстротой – поведал мне врач – но в какую-то секунду ваше состояние вдруг стабилизировалось и начало улучшаться. Будто вы, хехе, ускользнули от смерти.


-Думаю, так и было… – пробормотал я – я видел сон. Странный сон.


-Это нормально, в коме часто видят всякие кошмары. Мозг испытывает кислородное голодание и подаёт вам всякие страшные сигналы – пояснил доктор – ну ладно. Я вас оставлю. Если вам что-нибудь понадобится, зовите сестру. Ваши родные придут в пять часов. Вроде всё.


Доктор ушёл вместе с медсестрой. Я остался один. Я лежал и размышлял – действительно ли мой сон связан с тем, что я чуть не умер? Или это просто случайность? Взгляд мой гулял и я уставился на дверь. Обычная дверь, с маленьким матовым окошком. Прямо как в моём сне… И тут в окошке появился темный силуэт. Он указал на меня пальцем и провёл им по горлу. Я хотел было закричать, но вырвался только сиплый писк. Я почувствовал слабость и провалился в сон.

Показать полностью
Ура! Рекламы нет :)


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь