65
Хроника 1917-го. Часть 3.
4 Комментария в Лига историков  

Здравствуйте.



Предлагаю вашему вниманию небольшую хронику событий, происходящих в России 100 лет назад.



В проложение поста: http://pikabu.ru/story/khronika_1917go_chast_2_4910801

Хроника 1917-го. Часть 3. революция 1917, февральская революция, история, политика, длиннопост
Показать полностью 19
144
Хроника 1917-го. Часть 2.
15 Комментариев в Лига историков  

Здравствуйте.


Предлагаю вашему вниманию небольшую хронику событий, происходящих в России 100 лет назад.



В проложение поста:

http://pikabu.ru/story/khronika_1917go_chast_1_4900680

Хроника 1917-го. Часть 2. революция 1917, февральская революция, история, политика, длиннопост
Показать полностью 16
108
Хроника 1917-го. Часть 1.
18 Комментариев  

Здравствуйте.

Предлагаю вашему вниманию небольшую хронику событий, происходящих в России 100 лет назад.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост
Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Зима 1916–1917 годов выдалась необычно холодной. Средняя температура в те месяцы составляла минус 26,5 градуса, а местами доходила до минус 43. Из-за таких морозов один за другим стали выходить из строя сотни локомотивов.

Работу железнодорожного транспорта, и без того нарушенную войной, осложняли еще и снежные заносы, которые некому было расчищать, так как миллионы мужчин ушли на фронт. В итоге к концу зимы на путях простаивали около 57 тысяч вагонов.


В феврале 1917-го в Петрограде начались перебои с хлебом. Хотя в городе было достаточно муки, топлива для пекарен не хватало. Кроме того, как указывал месяц спустя на допросе в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства командующий Петроградским военным округом в дни революции генерал Сергей Хабалов, "мука не перепекается, прячется про запас, если же перепекается — в хлеб для лошадей или продается в уезд". Он также жаловался комиссии на то, что "пекаря все забраны на военную службу". "Мы подали прошение о том, чтобы пекарей освободили, потому что с теми, которые остались, сладу нет, не работают, пьянствуют", — сетовал Хабалов.


В сложившейся ситуации городские власти стали обсуждать введение хлебных карточек с нормой отпуска по фунту (русский фунт – приблизительно 400 граммов) на человека в день. Слухи об этом утекли в народ, и население стало запасаться хлебом впрок, насколько это было возможно. Возле булочных стали выстраиваться "хвосты". Несмотря на условия военного времени, очереди оставались для петроградцев явлением непривычным и вызывали возмущение, а стоять в них приходилось и ночами, когда морозы были еще сильнее. "Сегодня утром у булочной на Литейном я был поражен злым выражением, которое я читал на лицах всех бедных людей, стоявших в очереди, из которых большинство провело там всю ночь", – писал в дневнике посол Франции в России Жорж Морис Палеолог.

"…дело было, конечно, не в хлебе…

Это была последняя капля…"


Василий Шульгин

депутат-монархист

Наконец в городе начались забастовки. 18 февраля (3 марта) из-за отсутствия топлива остановился Путиловский завод — не градообразующее, конечно, предприятие, но одно из крупнейших в городе и чрезвычайно важных и для него, и для страны в целом, особенно во время войны. Кстати, теперь улица, на которой находится бывший Путиловский завод (сейчас он Кировский), называется проспектом Стачек именно в честь событий тех дней.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Занимавший на тот момент пост министра внутренних дел Александр Протопопов, как это явствует из воспоминаний современников, да и из стенограмм его допросов в следственной комиссии, был человеком умственных способностей явно недостаточных для такой должности. А по некоторым данным, он и вовсе страдал психиатрическим заболеванием.


Жорж Морис Палеолог цитировал в своем дневнике министра иностранных дел Николая Покровского: "Я придавал бы этим беспорядкам лишь второстепенное значение, если бы у моего дорогого коллеги был еще хоть проблеск рассудка. Но чего ждать от человека, который вот уже много недель как потерял всякое чувство действительности и который ежевечерне совещается с тенью Распутина? Этой ночью он снова провел два часа, вызывая призрак старца".


Бездарный, если не сумасшедший министр, Протопопов прикладывал значительные усилия для того, чтобы спровоцировать шествие рабочих к Думе еще 14 (27) февраля и расстрелять это шествие из пулеметов. Однако лидер кадетской партии Павел Милюков обратился к рабочим в печати с открытым письмом, в котором призывал их не вестись на провокации Протопопова, и шествие не состоялось. Но это была лишь отсрочка взрыва.


Буквально за день до того, как разразилась буря, 22 февраля (7 марта) император Николай II выехал из Царского Села в Ставку в Могилев, как писал Милюков, "сохранив между собой и столицей только телеграфную и <…> еще менее надежную железнодорожную связь".


Более чем 150-тысячный петроградский гарнизон на тот момент состоял по большей части из резервистов и призывников второй волны, в основном крестьян.


Наконец, в эти дни резко потеплело почти на 20 градусов, как будто природа сама подталкивала людей выйти на улицы.


В городе сложились условия для "идеального шторма".

23 февраля (8 марта)

23 февраля (8 марта), в Международный женский день, на улицы Петрограда вышли тысячи работниц. Они выкрикивали "Хлеба!" и "Долой голод!". В этот день в стачке участвовало около 90 тысяч рабочих полусотни предприятий. Не имея топлива, заводы останавливались один за другим. На следующий день бастовавших рабочих было уже почти 200 тысяч, а еще через день, по разным данным, — от 240 до 300 тысяч, то есть до 80% от общего числа рабочих в городе. Занятия в университете тоже прекратились, и к протестующим присоединялись студенты.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Жители рабочих районов, в частности Выборгской стороны, стягивались в центр города. На митингах, например на Знаменской площади (которая теперь называется площадью Восстания) поднимали красные флаги и выкрикивали уже политические лозунги: "Долой самодержавие!" и "Долой войну!", а также пели революционные песни.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Жители рабочих районов, в частности Выборгской стороны, стягивались в центр города. На митингах, например на Знаменской площади (которая теперь называется площадью Восстания) поднимали красные флаги и выкрикивали уже политические лозунги: "Долой самодержавие!" и "Долой войну!", а также пели революционные песни.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Петроградские власти пытались избежать применения силы, так как видели, что солдаты и казаки не настроены разгонять толпы митингующих. "Я усиленно не желал прибегать к стрельбе", — вспоминал на допросе в следственной комиссии генерал Хабалов.


Тем временем императрица Александра Федоровна писала мужу: "Все жаждут и умоляют тебя проявить твердость".

25 февраля (10 марта)

Николай II телеграфировал генералу Хабалову:

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Николай II генерал-лейтенанту Хабалову.

25 февраля (10 марта) 1917 г.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

"Эта телеграмма — как бы вам сказать? <…> она меня хватила обухом… Как прекратить завтра же? <…> Что я буду делать? Как мне прекратить? Когда говорили "хлеба дать", дали хлеба — и кончено. Но когда на флагах надпись "долой самодержавие", какой же тут хлеб успокоит! <…> Царь велел: стрелять надо… Я убит был, положительно убит! Потому что я не видел, чтобы это последнее средство, которое я пущу в ход, привело бы непременно к желательному результату… <…> Я государю доносил, что я ничего сделать не могу. В ответ на это я получил на другой день извещение, что вместо меня назначен генерал Иванов <…> что генерал Иванов прибудет с войсками, чтобы я продержался до подхода Иванова".


Генерал-лейтенант

Сергей Хабалов

26 февраля (11 марта)

Полиция все-таки начала разгонять демонстрантов выстрелами. Было арестовано около ста "зачинщиков беспорядков".


Считается, что всего в дни революции погибло 169 человек, ранены были не менее тысячи. Справедливости ради нужно заметить, что большинство убийств было совершено в Кронштадте и Гельсингфорсе (Хельсинки), где матросы чинили расправы над офицерами.


Тем временем для усмирения бунта в Петрограде с фронта были сняты две дивизии и еще два батальона георгиевских кавалеров, составлявших личную охрану императора, которые и поступили в распоряжение генерала Николая Иудовича Иванова. С Северного фронта в направлении Петрограда двинулись два полка, считавшиеся лучшими на фронте. Однако они взбунтовались, так же, как и дивизия, снятая с Западного фронта, и оба батальона георгиевцев.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Заголовок из листовки “Начало конца” 25 февраля 1917 года

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Еще раньше приказы стрелять в людей привели к возмущению среди петроградского гарнизона. Солдаты сразу нескольких полков отказались "стрелять в народ" и перешли на сторону демонстрантов. С их помощью восставшие захватили Арсенал и "Кресты", освободив заключенных.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

На следующий день восставшие разгромили и подожгли петроградское отделение "охранки". Вместе со сгоревшими архивами отделения в Лету канули имена многих секретных сотрудников полиции. Ряд историков считают, что деятельное участие в поджоге принимали сами эти сотрудники.

Хроника 1917-го. Часть 1. революция 1917, февральская революция, политика, длиннопост

Продолжение следует ...



Источник:

https://1917.tass.ru/article/8-marta

Показать полностью 11
81
О реабилитации Сталина. Был ли советский период эпохой страданий?
90 Комментариев  

Здравствуйте.

Сегодня последний пост из цикла постов, посвященных мифам о преступлениях Сталина, СССР и советской власти перед человечеством.

Без эмоций и предвзятого отношения, но с точки зрения логики и здравого смысла.



В продолжении поста:

http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



Происходящие сегодня в российском обществе процессы часто называют «ползучей реабилитацией Сталина». Соглашаясь с такой оценкой, можно дать ей парадоксальное объяснение: ответственность за нынешнюю моральную реабилитацию И. В. Сталина несут диссиденты, демократы, либералы и правозащитники. Все те, кто на протяжении десятилетий культивировал миф о сталинских репрессиях.


Для того чтобы так демонизировать советский период, нужно было приложить немалые усилия. Если сегодня взять 10 случайных примеров «преступлений коммунизма», из них 5 окажутся притянутыми к коммунизму за уши, парочка будет изрядно мифологизирована, а один окажется мифом на 100 процентов.


Люди очень не любят, когда ими манипулируют. Это и есть «ползучая реабилитация Сталина». И темпы её в ближайшее время сокращаться не будут, потому что никаких попыток деидеологизировать проблему и рассмотреть её рационально не предпринимается.


Публикуя данный цикл постов я не ставил перед собой цели обелять сталинский период или советский проект. Я вообще сомневаюсь в необходимости обелять или очернять исторические явления — сплошь и рядом такие попытки оказываются дешёвой пропагандой, а не стремлением рассмотреть исторические процессы в их развитии. Взвешенная оценка всех действующих факторов, как правило, безэмоциональна, сами факторы являются этапами реализации программы или, в худшем случае, действиями по воле внешних факторов.


Исторические процессы, внешние факторы, мирное, а то и агрессивное взаимодействие с другими странами и внутренними силами, уровень развития общества — как производственный, так и моральный — формируют достаточно узкий спектр путей развития государства. Цена выбора векторов в нём — вопрос жизни и смерти.


Те из них, которые кажутся нам сегодня естественными, прошли проверку историей и доказали свою жизнеспособность. Обладали ли аналогичным свойством альтернативные пути? Здесь простор для жанра альтернативной истории.


Являлись ли избранные пути источником исключительных страданий для нашего народа и на кого возложить за это вину? Здесь мы вновь становимся на зыбкую почву сравнений. Как соотнести страдания Первой мировой, распада Российской империи, Гражданскую войну, «сборку империи», коллективизацию, прохождение по пути индустриализации в рекордные 20 лет, наконец, трагедию и героизм Великой Отечественной?


И одновременно программу медицинской профилактики и просвещения 20-х, многократное снижение детской смертности, ликвидацию безграмотности, массовое среднее и высшее образование, электрификацию всей страны.


Кто виноват в этой череде трагических и героических эпизодов? Николай II, большевики, история?


Можно вспомнить о многочисленных перегибах в ходе коллективизации, но без коллективизации не было бы индустриализации, без индустриализации не было бы Победы, без Победы не было бы всех нас. Но и необходимость коллективизации возникла не на пустом месте.


XX век явно не был золотым для народов России. Это был век страданий и героических свершений. Наполненный и болью и радостью, как никакой другой — для всей Европы и всего мира. Но главное — он состоял из последовательности множества событий, каждое из которых достойно отдельного изучения. Обвинять во всех бедах именно советский проект — как минимум опрометчиво. Особенно когда обвинения, определяющие отношение к собственному прошлому, строятся на мифах, искажающих историю до неузнаваемости.


Мои посты — не истина в последней инстанции. Это скорее приглашение к диалогу, к обсуждению темы, которая многие десятилетия не могла быть поднята в силу объективных причин. Но и дальше замалчивать её для нас — смерти подобно, она изнутри разъедает народ. Пора выявить причины и следствия этого процесса и, наконец, нейтрализовать их. Без гласного обсуждения, исключающего идеологические стереотипы, это невозможно.


Пора возвращать собственную историю. Дров наломано с избытком.



Источник:

http://trueinform.ru/modules.php?name=Book&pa=showpage&pid=5...

Показать полностью
49
Сталинские репрессии и современность. Развенчание русофобской идеологии и мифов. Продолжение. Часть 7.
103 Комментария  

Здравствуйте.

Пожалуй последняя информационная часть материала, посвященного мифам о преступлениях Сталина и сталинского режима перед человечеством.

Следующий пост будет последним.



В продолжении поста

http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



Эксплуатация мифа: склероз совести



Основная «фактура» чёрного мифа о сталинских репрессиях была выплеснута в общество в период перестройки и первые годы российской независимости. Сегодня можно констатировать снижение интереса людей к «лагерным откровениям». Многие устали от потока чернухи и стремятся отгородиться от этой информации. Соответственно, меняются принципы её подачи. Больше внимания уделяется поддержанию мифа в массовом сознании. Дальнейшая демонизация сталинского периода представляется совершенно избыточной, основные силы брошены на напоминание гражданам об ужасах 30 — 50-х годов.


При этом тема репрессий может быть «пристегнута» к любому событию или информационному сообщению. Типичным примером такого муссирования можно считать появляющиеся в печати с завидной регулярностью сообщения об обнаружениях всё новых и новых захоронений жертв сталинских «чисток». Так, 3 октября 2007 года рабочие, проводившие реконструкцию зданий «Шереметьевского подворья» в Москве, обнаружили при углублении фундамента останки 34 человек. Неподалёку в земле был обнаружен пистолет. СМИ мгновенно облетела информация об обнаружении на останках следов огнестрельных ранений.

https://ria.ru/incidents/20071004/82463189.html

или например

http://www.newsru.com/russia/04oct2007/ostanki.html


Уже сутки спустя, 4 октября, в СМИ прошло опровержение этой информации: «Следов насильственной смерти у останков 34 человек, обнаруженных при реконструкции „Шереметевского подворья“ в центре Москве, не обнаружено. Об этом ИТАР-ТАСС сообщил руководитель следственного отдела по Тверскому району Москвы Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Москве Сергей Балучевский. По его словам, в связи с этой находкой начата доследственная проверка».

http://izvestia.ru/news/412808

http://www.vesti.ru/doc.html?id=141324


Но маховик раскручивания темы уже запущен, радиостанция «Эхо Москвы», игнорируя опровержение, в то же время сообщает:


«Страшная находка в самом центре Москвы, почти у Кремля. На Никольской улице 8, рабочие реставрировали дом и при углублении подвала наткнулись на останки. По предварительным сведениям, в этом массовом захоронении было 34 человека. Как сообщалось, все они были убиты выстрелами в голову, причём с близкого расстояния. Те, кто осматривал останки, сразу предположили, что речь идёт о так называемой „расстрельной комнате“ и о том, что люди погибли в 30-х годах прошлого века во время сталинских репрессий».

http://echo.msk.ru/news/410787.html

https://www.gazeta.ru/social/2007/10/04/2216581.shtml


Ком новых «подробностей» разрастается. В сообщении радиостанции люди уже убиты выстрелами в голову, в сюжете впервые появляется «расстрельная комната» и упоминания о сталинских репрессиях. Сюжет продолжается комментарием специалиста:


«В центре Москвы, без сомнения, обнаружены останки репрессированных в советские годы», — сказал «Эху Москвы» историк, научный сотрудник «Мемориала» Никита Петров.

http://echo.msk.ru/news/410787.html


Он отметил, что для 30-х годов больше «характерен массовый характер репрессий и некая технология захоронения в загородной зоне либо кремирование на Донском кладбище». Вместе с тем историк не исключил того, что «единичные случаи закапывания прямо тут же могли быть». «Этот адрес довольно близок к зданию Военной коллегии Верховного суда, где, как известно, приводили приговоры в исполнение», — заметил Н. Петров. Он добавил, что наверняка это «не единственное место в Москве, где ещё будут обнаружены жертвы советского тоталитаризма».


Если в первой части сообщения те, кто осматривал останки, только предположили, что люди погибли в 30-е годы, то во второй у научного сотрудника «Мемориала» Никиты Петрова уже нет сомнений, причём, по его словам, наверняка это не единственное такое захоронение в Москве.


Версия получила научное обоснование и подкреплена авторитетом эксперта. Прозвучавшее ранее опровержение успешно забывается за новыми и новыми подробностями страшной находки. Пятого октября газета «Известия» выходит с заголовком «Возле Кремля обнаружены расстрельные подвалы НКВД?» (http://izvestia.ru/news/329389). В заметке говорится:


«В подвале Шереметьевского подворья (Никольская улица, 8) строители… обнаружили останки 34 человек и пистолет. …Судя по характерным отверстиям в черепах, обнаружена одна из так называемых расстрельных комнат НКВД, где в середине 1930-х годов расстреливали репрессированных».


Информация от «Эха Москвы» «все они были убиты выстрелами в голову, причём с близкого расстояния» трансформировалась в «характерные отверстия в черепах», слова эксперта Петрова — в вывод об обнаружении «расстрельной комнаты». «Известия» обращаются за комментарием к собственному эксперту, в результате чего массив «фактов» разрастается во много раз. В продолжении заметки читаем:


«По данным председателя историко-просветительского общества „Мемориал“ Арсения Рогинского, в доме № 8 по Никольской улице, где были обнаружены кости, располагался в те годы политотдел спецвойск НКВД. В здании наискосок через улицу (в доме № 23) находилась Военная коллегия Верховного суда СССР, где выносились приговоры „врагам народа“. Главный центр террора — здание НКВД на Лубянке — от Шереметьевского подворья отделяет несколько сот метров. Сохранились свидетельства, что Военная коллегия и здание на Лубянке были соединены тоннелем, для того чтобы обеспечить бесперебойный поток „врагов народа“ от места „следствия“ до места „суда“…


Слухи, что приговоры приводились в исполнение где-то в центре, ходили по Москве давно.


— Теперь мы получили их подтверждение, — уверен Арсений Рогинский. — …Вполне логично, что московские чекисты для расстрельной комнаты облюбовали подвал соседнего дома».


Одновременно с «Известиями» «Независимая газета» публикует заметку о жертвах репрессий на Никольской:

http://www.ng.ru/events/2007-10-05/8_nikolskaya.html


«В историко-просветительском и правозащитном обществе „Мемориал“ придерживаются мнения, что на Никольской найдены останки людей, расстрелянных в период сталинских репрессий в конце 30-х — начале 40-х годов XX века. Елена Жемкова, исполнительный директор общества „Мемориал“, сказала, что на Никольской улице, 8, в 30-е годы прошлого века располагался политический отдел спецвойск, а напротив, в доме № 23, находилась Верховная коллегия военного суда. „Верховная коллегия военного суда — это был штаб террора. В годы большого террора она приговорила к расстрелу более 35 тысяч человек“».


Тему подхватывают большинство СМИ, в течение недели сюжеты об обнаружении расстрельной комнаты выходят в газетах, на Первом канале, телеканале «Россия» и РЕН-ТВ. У комментаторов нет сомнений: обнаружены жертвы сталинских репрессий. В печати озвучивается предложение о создании мемориала на месте расстрелов и даже передачи здания бывшей Верховной коллегии военного суда под музей истории политических репрессий. Обращение общественных деятелей с таким призывом распространяют СМИ.


Больше месяца спустя, 19 ноября 2007 года, в газете «Известия» появляется небольшая заметка:

http://izvestia.ru/news/412808


«Возраст останков нескольких десятков человек, обнаруженных месяц назад при реконструкции Шереметьевского подворья в центре Москве, составляет более 100 лет.


Об этом сообщил руководитель следственного отдела по Тверскому району Москвы Следственного комитета при прокуратуре РФ Сергей Булучевский.


„Как установила экспертиза, возраст останков превышает 100 лет, то есть они относятся к XIX и XVIII векам, — сказал Булучевский. — Как установили эксперты, они принадлежат 74 взрослым и 9 подросткам и детям.


Вполне вероятно, что там мог находиться один из погостов или они были захоронены во время голода или мора“».


Обнаружение погоста XIX века, конечно, не идёт ни в какое сравнение с историей о расстрельных подвалах и тайных подземных ходах сталинского НКВД. СМИ теряют к событию всякий интерес. Нужно ли говорить, что большинство изданий не публикуют даже слов Булучевского о возрасте останков! И уж, конечно, им не посвящают отдельного сюжета центральные телеканалы. В массовом сознании страшная находка на Шереметьевском подворье так и остаётся следствием массового террора сталинского периода.


Подобные случаи не единичны, они носят именно системный характер. Обнаружение любых останков — при строительных работах или в ходе раскопок — отдельные СМИ и авторитетные эксперты склонны объявлять в первую очередь последствиями сталинских репрессий. Если впоследствии выясняется, что за «расстрельную комнату» НКВД приняли древний погост или это захоронение жертв Первой мировой войны, — тем хуже для истории.



Продолжение следует ...

Показать полностью
34
Сталинские репрессии и современность. Развенчание русофобской идеологии и мифов. Продолжение. Часть 6.
3 Комментария  

Здравствуйте. Очередная часть материала, посвящённого мифам о преступлениях Сталина и сталинского режима перед человечеством. А именно эксплуатация этого мифа.

И как всегда без  эмоций и предвзятого отношения, а с точки зрения логики и здравого смысла.



В продолжении поста: http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



Эксплуатация мифа: ГУЛАГ на службе идеологии



Исторические исследования с явно заданной идеологической подоплёкой появляются в печати с завидной регулярностью. В середине 2008 года издательством «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН) при поддержке РАО ЕЭС России была выпущена книга «Заключённые на стройках коммунизма: ГУЛАГ и объекты энергетики в СССР» (http://ru.calameo.com/read/0041267668f866e16d67e). Основная мысль работы выражена уже во вступительном слове: «Следует признать: советская экономика в целом и энергетика в частности во многом были созданы… руками миллионов ЗК — заключённых сталинского ГУЛАГа».


Как указано в издании, «строительство электростанций, линий электропередачи и других энергетических объектов было одним из важнейших направлений деятельности ОПТУ — НКВД — МВД с начала 1930-х годов, когда советская экономика принудительного труда приобрела заметные масштабы».


«Мы помним о том, как в беспрецедентно короткие сроки был реализован план ГОЭЛРО. О том, как электроэнергетика страны, наполовину разрушенная в годы войны, уже в 1947 году вышла на второе место в мире по объемам производства электроэнергии. Но есть и другая сторона правды… рабский труд, искалеченная судьба, а зачастую — собственная жизнь (узников ГУЛАГа)», — значится во вступительном слове.


План ГОЭЛРО пока является одним из немногих элементов советской истории, наряду с наукой, балетом и космонавтикой, которые до сих пор не подверглись демонизации и низвержению с пьедесталов. Похоже, пришёл и его черёд.


Книга нейтрально заявлена как «сборник документов и фотографий», о ней сказано, что авторы «впервые в российской истории провели подробный и беспристрастный анализ советской „лагерной экономики“ 30 — 50-х гг. XX века». Однако оценки, которыми грешат исследователи, позволяют усомниться в их беспристрастности: «Образ ГУЛАГа как электростанции, движимой слёзами жертв сталинского террора…», «Немалое количество реальных киловатт/часов реальных советских электростанций было оплачено кровью узников ГУЛАГа…» и т. д.


Многое объясняет тот факт, что «издание осуществлено при финансовой поддержке РАО „ЕЭС России“», причём «издательство благодарит А. Б. Чубайса, Л. Я. Гозмана и „Союз правых сил“ за содействие».


Составители сборника исходят из того, что:


а) все ЗК есть невинно осужденные режимом жертвы политических репрессий;


б) практика СССР по привлечению к труду ЗК была чем-то уникальным и шокирующим среди западных демократий;


в) в лагерях для ЗК условия снабжения и труда были направлены на массовое уничтожение узников ГУЛАГа.


«С точки зрения морально-правовых критериев, принятых в цивилизованных обществах, сталинский террор и его производное — экономика принудительного труда не могут быть оценены иначе как преступные, — сообщают авторы. — Основополагающим элементом экономики ГУЛАГа была сверхэксплуатация миллионов заключённых и других „спецконтингентов“ … с выделением минимальных ресурсов для поддержания их работоспособности. Энергетический сектор экономики принудительного труда не был исключением в этом отношении».


Общее впечатление от этих строк — рабочие лагеря ГУЛАГа мало чем отличались от лагерей смерти фашистской Германии. Собственно, к такому выводу и подталкивают общественность многочисленные «исследователи» демократической направленности. Недаром сравнения коммунистического и фашистского режимов стали в определённых кругах обыденной нормой.


В этом свете особенно интересно, кого подразумевают составители сборника под «другими спецконтингентами», чья эксплуатация на строительстве электростанций названа преступной «с точки зрения морально-правовых критериев, принятых в цивилизованных обществах». Авторы информируют: «В последний период войны значительную часть контингентов принудительного труда составляли военнопленные, интернированные и арестованные немцы».


Допустим, принудительный труд военнопленных немцев назван в книге «преступным» по небрежности составителей. Но исходя из каких соображений назван преступным труд зэков? Исследователь Л. П. Рассказов, рассматривая в 2002 году закономерности формирования пенитенциарной системы России, отмечает в своей статье (http://many.kabobo.ru/docs/5700/index-13602-1.html):


«Анализ развития института лишения свободы в России даёт основание утверждать, что важнейшим фактором… является экономический. В эпоху Петра I этот фактор заявил о себе в полную силу. Именно экономические соображения были решающими при определении места отбывания тюремного заключения и ссылки… Такими местами становились территории, где требовалась рабочая сила для сооружения различных объектов и выполнения прочих работ государственного назначения (порт Рогервик, крепость Трубецкого, города Петербург, Екатеринбург, Оренбург и др.).


Заданная Петровской эпохой экономическая обусловленность… сохраняла своё значение вплоть до рубежа 1990-х гг., т. е. включая новейшую историю. Это свидетельствует, по меньшей мере, о весомости данного фактора, а также, в определённой степени, о его объективном характере».


То, что одни исследователи склонны рассматривать как имеющее объективный характер, в исследовании РАО ЕЭС без обиняков определяется как преступное. При внимательном рассмотрении всё становится на свои места. Современные правозащитники и борцы за либерализацию пенитенциарных систем всего мира, осуждая труд заключённых, ссылаются на Конвенцию Международной организации труда (МОТ) об упразднении принудительного труда (Конвенция № 105 от 25 июня 1957 года) (http://base.garant.ru/2540466/). Видимо, на тех же основаниях объявляют преступной и «экономику принудительного труда» в ГУЛАГе авторы книги. В соответствии с правилами юриспруденции закон обратной силы не имеет, но это в расчёт не принимается.


Но если использование труда заключённых можно считать нормой, возможно, именно в СССР 30 — 50-х годов оно было сопряжено с невыносимыми условиями, нацеленными на массовое уничтожение людей?


«Концентрированным выражением бесчеловечности ГУЛАГа были высокая заболеваемость, инвалидность и смертность в лагерях», — поясняют авторы исследования. Несколько непоследовательно ниже они приводят обобщённые данные о смертности в ГУЛАГе — 3 процента. И совсем уж непоследовательно замечают, что «как правило, лагеря, специализирующиеся на строительстве энергетических и гидротехнических объектов, относились к разряду относительно „благополучных“. Так, Волжский лагерь… с самого начала своего существования демонстрировал сравнительно низкие показатели смертности: 1,5 %».


Уже смертность в 3 процента отнюдь не кажется шокирующей цифрой, и эти данные никак не соотносятся с концепцией планомерного уничтожения заключённых.


О быте и работе заключённых на строительстве, например, Беломорканала свидетельствует отрывок из статьи уже упоминавшегося Л. Рассказова: «Во время строительства канала администрация использовала различные методы повышения эффективности выполняемых работ: соревнование между бригадами, трудколлективами, шлюзами. Объявлялись всеобщие дни рекордов… Типичнейшим пропагандистским роликом был и художественный фильм „Заключённые“ о быстром и чудодейственном превращении преступников в передовых строителей нового общества».


Из самых простых соображений следует, что если заключённым крутили пропагандистские фильмы (специально для них снятые), то власти, во-первых, не готовили их уничтожения, а во-вторых, у заключённых было время для просмотра кинофильмов.


В другом месте своей статьи Л. Рассказов приводит фрагмент заметки начальника управления НКВД СССР по Дальневосточному краю Т. Д. Дерибаса, посетившего в 1934 году БAM ЛАГ. «Первое, что бросается в глаза, — пишет он, — это совершенно нечеловеческие условия труда. Корчёвку мелкого кустарника, пней люди вели „голыми руками и босыми ногами, и без рубашек, в одних трусах, без единой рукавицы“».


Понятно, что условия труда, возмутившие начальника управления НКВД, относятся не к отсутствию рубах. Зимой в Сибири в одних трусах не выжить, речь идёт о летнем периоде. Его возмущает, что люди без перчаток вынуждены корчевать кустарники и пни.


Наконец, возможно, радикальные оценки вызваны предположением, что все узники ГУЛАГа были невинно осужденными жертвами режима? Но основная масса зэков состояла всё-таки отнюдь не из «политических». В «Архипелаге ГУЛАГ» Солженицына много строк уделено тому, насколько мало среди урок было «политических» и каким издевательствам подвергались они, попав в камеру к уголовникам. Как исключение из правил приводит он историю двух офицеров-разведчиков, которым удалось отбиться в камере от уголовных, установив своеобразное статус-кво.


К сожалению, нигде автору этих строк не удалось найти попыток составителей сборника документов проанализировать численность «политических» и выделить их из основной массы заключённых. «Преступной» названа эксплуатация всех скопом, как слеплены в одну массу невинно осужденные и уголовники, а образ ГУЛАГа анализируется как обобщенное выражение «зла эпохи».


Утверждается, что именно на этом фундаменте построено советское экономическое чудо и, в частности, электроэнергетика страны.


Мы видим перед собой ряд утверждений, апеллирующих к уже созданному образу сталинских репрессий. Их негативный характер, через использование труда заключённых ГУЛАГа на стройках электроэнергетики (причём утверждается их исключительная роль), распространяется на советский экономический рывок 20 — 30-х. Общий вывод «всё построено на крови» не вызывает сомнений. Война с Советским Союзом продолжается и спустя 20 лет после его развала.



Продолжение следует ...

Показать полностью
29
Сталинские репрессии и современность. Развенчание русофобской идеологии и мифов. Продолжение. Часть 5.
18 Комментариев  

Здравствуйте. Сегодня не будет Сталина и сталинских репрессий. Сегодня речь пойдет о мифах, связанных с преступлениями большевиков и советской власти против своего народа.

А именно эксплуатация этого мифа.

Как всегда без визгов, эмоций и предвзятого отношения, и только с точки зрения логики и здравого смысла.



В продолжении поста: http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



Эксплуатация мифа: за что большевики отобрали у крестьян паспорта и пенсии?


В мае 2008 года на телеканале «ТВ-Центр» вышло в эфир молодежное ток-шоу на тему «Есть ли будущее у коммунизма». Доктор исторических наук, член общества «Мемориал» Ирина Щербакова выступила на нём с разоблачением преступной политики советского строя. В частности, исследователь рассказала молодежи об участи крестьян — даже паспорта колхозникам в СССР выдали лишь в 1974 году. Доктор призвала задуматься над этим фактом — до этого труд крестьян использовался фактически как рабский.


Утверждение произвело задуманный эффект. Многие в студии, как выяснилось, не знали об этом факте (в том числе и призванный судить дискуссию рок-музыкант Армен Григорян) и искренне ужаснулись. Сейчас трудно представить себе жизнь без паспорта. Проверки документов, авиабилеты, поликлиника и многое другое завязано на основной документ гражданина.


Но паспорта существовали не всегда, и отношение к ним, и нужда в их использовании в разное время были разными. Абсурдно возмущаться, например, отсутствию у сельского населения России начала XX века загранпаспортов — целые поколения наших предков проводили всю жизнь в одной деревне. За околицей, в ближайшей роще, начинался мир с большой буквы, а поездка на ярмарку в уездный центр была событием вселенским, к нему готовились месяцами.


Привычной нам сегодня паспортной системы до XX века не существовало вовсе. С XV века в Германии, а затем и в других странах Европы паспорт появляется в виде «дорожной грамоты» и служит целью отделять состоятельных путешественников от бродяг и разбойников. Существовали «чумные паспорта» (для жителей зачумлённых территорий, чтобы не допустить распространения болезни), «военные паспорта» (для ловли дезертиров).


В Смутное время «дорожная грамота» появилась в России, а при Петре I «проезжие грамоты» стали обязательны для путешественников — связано это было с введением рекрутской повинности и подушной подати. Позже паспорт стал использоваться как своеобразная «налоговая декларация», уплата податей или налогов отмечалась в нём специальными знаками. По месту жительства паспорт был не нужен, получать его следовало лишь при выезде на 50 вёрст от дома и на срок более чем 6 месяцев.


Нужно лишь добавить, что паспорта получали только мужчины, женщин вписывали в паспорт супруга. Запись в российском паспорте образца 1912 года выглядела так: «При нём жена Ефросинья, 20 лет».


Мы видим, что до 1917 года паспорта и в России, и в Европе отнюдь не были массовым документом, их роль постепенно менялась, но по-прежнему сводилась преимущественно к «дорожной грамоте», то есть к документу, удостоверяющему благонравность и законопослушность путешественника.


На эту проблему можно взглянуть с другой стороны. Так, либеральные исследователи оценивают паспорт как инструмент «полицейского государства». С их точки зрения, документ вводит контроль над гражданином, ограничивает свободу его передвижения. Паспортная система ставит человека в зависимость от чиновника, что не исключает произвола в отношении конкретного индивида. В этом смысле идеалом принято считать США, где внутренней паспортной системы никогда не существовало.


«Родоначальником единой паспортной системы для всего населения страны стала Франция. Это произошло во время Великой Французской революции 1789–1799 годов. С введением и укреплением этой системы возникло понятие „полицейское государство“, которое жёстко контролирует граждан», — пишет в методическом пособии «Право на жизнь, свободу, собственность. Беседы учителя с учащимися 8 классов» коллектив авторов либерального проекта «Школа — правовое пространство». (http://krotov.info/libr_min/11_k/or/olkova_1.htm)


С этой точки зрения становится вообще не понятно, в чём преступление коммунистов, оставивших крестьян без паспортов до второй половины XX века. И не следует ли, напротив, считать преступлением выдачу им паспортов в 1974 году (http://docs.cntd.ru/document/9003816). Впрочем, не будем забегать вперёд, разберёмся с паспортной проблемой.


Как вообще сложилась ситуация, при которой значительная часть населения СССР оказалась без паспортов? Казалось бы, советский режим просто обязан был пойти по французскому сценарию.


Однако большевики длительное время не восстанавливали паспортной системы царской России и не создавали своей. В течение первых 15 лет Советской власти в РСФСР, а затем в СССР вообще не было единого паспорта. Восстановление паспортной системы начинается лишь в 1932 году, когда ЦИК и СНК СССР принимают постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов» (http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3884.htm).


В постановлении указываются причины паспортизации:


«Установить по Союзу ССР единую паспортную систему на основании положения о паспортах»  «В целях лучшего учёта населения городов, рабочих посёлков и новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах и не занятых общественно-полезным трудом (за исключением инвалидов и пенсионеров), а также в целях очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов».


В документе устанавливается очерёдность паспортизации — «охватив в первую очередь население Москвы, Ленинграда, Харькова, Киева, Одессы… (далее список городов)» — и даётся поручение «правительствам союзных республик привести своё законодательство в соответствие с настоящим постановлением и положением о паспортах».


Цель введения паспортов в 1932 году, таким образом, — учёт городского населения и населения рабочих посёлков. Также ставится цель борьбы с преступностью. Введение паспортов на селе документом вообще не предусмотрено, однако вряд ли кто будет оспаривать несопоставимую по уровню криминогенную ситуацию города и деревни — показатели явно не в городскую пользу. Село же в СССР обычно обходилось одним участковым из местных жителей.


Паспортизация, как с целью учёта населения, так и в целях борьбы с преступностью, вводила понятие «прописка по месту жительства». Аналогичный инструмент контроля — с косметическими изменениями — сохранён в России по сей день под наименованием «регистрация». Он по-прежнему вызывает множество споров, однако его эффективность в борьбе с преступностью мало у кого вызывает сомнения.


Прописка (или регистрация) являются инструментом предотвращения неконтролируемой миграции населения, в этом отношении советское паспортное уложение — прямой потомок дореволюционной и в целом европейской паспортной системы. Ничего нового, как мы видим, большевики вновь не изобрели. И в современности мэр Москвы Юрий Лужков, отстаивая регистрацию в столице, опирается всё на те же принципы контроля миграции.


Однако именно на отсутствие свободы передвижения по-прежнему ссылаются сторонники «обиженных колхозников» периода СССР. «Но вот что интересно, — пишут авторы уже цитировавшегося выше учебного пособия „Беседы учителя с учащимися 8 классов“. — Паспорта вводились только для жителей городов, рабочих посёлков и совхозов. Крестьяне, которых стали называть колхозниками, были лишены даже права иметь паспорт. А не имея его, они оказались прикованными к своей деревне, к своему колхозу, они не могли свободно уехать в город, так как там нельзя было жить без прописки».


До окончательного абсурда доводит ситуацию статья про колхозы из «„Википедии“ — свободной энциклопедии»: «При введении в СССР 1932 г. паспортной системы колхозникам не выдавали паспорта, чтобы они не могли переехать в города. Чтобы вырваться из деревни, колхозники поступали в высшие учебные заведения, делали военную карьеру».


Вот до чего довёл крестьянина тоталитарный советский режим!


В действительности всё складывалось вовсе не так страшно. Паспорта выдавали желающим учиться в профучилище, поступить в институт, «делать военную карьеру», трудиться на вновь созданных предприятиях и т. д. По-другому и быть не могло: в ходе индустриализации требовались всё новые и новые рабочие руки, и их неоткуда было взять, кроме как из деревни.


Существовала определённая проблема «просто переселиться в город» — по двум причинам, и обе зависели не от наличия паспорта, а от наличия института прописки. Государство считало своей обязанностью обеспечить человека жильём и рабочим местом. Рабочее место, кроме того, требовало определённой квалификации (и здесь желающий мог повысить свою квалификацию в училище или вузе, ограничения отсутствовали).


С другой стороны, «просто переселиться в город» без работы и жилья, не имея квалификации и образования, сложно и по сей день. Конечно, появились новые ниши для желающих, свободная экономическая миграция даёт такую возможность, и каждый может, продав дом в деревне, попытать счастья в столице. Не исключено, что пополнив число бомжей на Курском вокзале.


Возможно, советская система кажется не такой гуманной, лишённой свободы и слишком заорганизованной. Но альтернатива у нас перед глазами, мы имеем возможность сравнивать. С одной стороны, гарантированное жильё и занятость, с другой — мечта об успехе. Сегодня этот вопрос каждый решает сам за себя.


Резюмируя, ещё раз остановимся на важных моментах. Паспортная система изначально, с момента своего зарождения, не предусматривала поголовной паспортизации всего населения. Она преследовала конкретные задачи: выявления бандитов на дороге, контроля по сбору податей и т. д. Напротив, либеральные исследователи считают поголовную паспортизацию признаком «полицейского государства».


Советская паспортная система не являлась уникальным тоталитарным изобретением большевиков. Осуждая её, следует, видимо, автоматически осуждать паспортную систему как дореволюционной России (и Европы), так и сегодняшнего дня.


Советская паспортная система 30-х годов, так же как и паспортные системы до неё, преследовала конкретные цели. Унизить колхозников или закрепостить их на селе — среди них не было. Как раз напротив, система была направлена на учёт и контроль городского населения. В силу чего и не охватывала население сельское. При этом сельскому населению, преимущественно молодежи, не ставилось ограничений в учёбе, военной карьере, работе на вновь созданных предприятиях. Паспорта в таких случаях выдавали.


Отсутствие паспортов у колхозников факт вопиющий, лишь если рассматривать проблему первых десятилетий XX века через призму современных представлений. Отсутствие паспортов у крестьян просто нелепо сравнивать с рабовладением. Утверждения мадам Щербаковой замешены на множестве передёргиваний и являются очевидным элементом чёрного мифа, который продолжают настойчиво вдалбливать в головы доверчивых граждан.



Смежной с «паспортной» является «пенсионная» тема, в рамках которой утверждается: только в 70-е годы советские колхозники начали получать пенсии. Здесь также присутствуют, мягко выражаясь, недоговорки. Право всех граждан страны на пенсионное обеспечение было закреплено в СССР ещё Конституцией 1935 года (http://mirznanii.com/a/27929/konstitutsiya-1936-goda-istoriy...). Реализация этого права была непривычна на позднесоветский взгляд (зато совершенно обыденна на сегодняшний), что давало возможность идеологам начиная с 70-х годов XX века утверждать, что именно решение Верховного Совета СССР от 15 июля 1964 года «О пенсиях и пособиях членам колхозов» (https://www.lawmix.ru/docs_cccp/2399), а также его изменения от 1971 года и стали началом пенсионного обеспечения крестьянства.


Если посмотреть на советскую историю со стороны, складывается впечатление, что со времён Хрущёва страна жила великими свершениями, стремясь доказать, что она достойна героев прошлых эпох. Будь то посадки кукурузы, БАМ или пенсии колхозников, они подавались как эпохальные решения партии и правительства, черта времени и гениальное решение нового генсека. Тому были, естественно, объективные причины, и экономические, и политические. Кроме удовлетворения естественного честолюбия, советские власти, столкнувшись с замедлением темпов роста экономики, раз за разом пытались стимулировать энтузиазм 20 — 30-х и 40 — 50-х годов.


Тем не менее пенсионное обеспечение колхозников существовало и раньше. Закреплённая в Конституции 1936 года норма о праве на пенсии была реализована через бюджеты самих предприятий — и промышленных, и сельскохозяйственных. Единого пенсионного фонда на тот момент не существовало, выплата социальных пособий по нетрудоспособности и старости возлагалась непосредственно на артели, которые должны были создать с этой целью социальный фонд и кассу взаимопомощи.


Выплаты пенсий колхозникам по старости или нетрудоспособности, оплата больничных, отпуска по беременности — также возлагались на саму сельхозартель, для чего в типовом уставе сельхозартели был предусмотрен Фонд пенсионного обеспечения, который должен был составлять не более 2 % от всей валовой продукции предприятия.


Часть колхозников имела право на государственную пенсию — до 1964 года она полагалась председателям, механизаторам, специалистам, инвалидам Великой Отечественной войны. С 1957 года право на государственную пенсию получили члены колхозов, ставшие инвалидами в связи с выполнением долга гражданина СССР по охране колхозной собственности.


По мере своего развития государство постепенно забирало социальные обязательства у предприятий и хозяйств, перекладывая ответственность за содержание пенсионеров на свои плечи. Так, рабочие и служащие были переведены на государственные пенсии в 1956 году. Колхозники были включены в единую систему государственного пенсионного обеспечения в 1964 года. Наконец, в 1971 году порядок исчисления пенсий рабочим, служащим и колхозникам был унифицирован, вся пенсионная система была сосредоточена в руках государства и финансировалась непосредственно из госбюджета.


Выросшее в 80-х поколение уже не могло представить себе иной ситуации, государственные пенсии воспринимались как естественная часть окружающей жизни, на чём и сыграли демократические пропагандисты 90-х, объявив, что большевики лишили крестьян не только паспортов, но и пособий по старости. Интересно, что, воспользовавшись этим приемом и развалив советскую систему пенсионного обеспечения (вместе с СССР), они тут же принялись за реформу, которая отбросила нас в социальном обеспечении на многие десятилетия назад.



Продолжение следует ...

Показать полностью
53
Сталинские репрессии и современность. Развенчание русофобской идеологии и мифов. Продолжение. Часть 4.
11 Комментариев  

Здравствуйте. Очередная часть материала, посвящённого мифам о преступлениях Сталина и сталинского режима перед человечеством.

Без эмоций и предвзятого отношения, но с точки зрения логики и здравого смысла.



В продолжение поста:

http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



Современная Россия: реабилитация продолжается


Распад СССР не остановил процесса увеличения числа жертв репрессий. Так как расширять это понятие в историческую перспективу было уже некуда (вся советская история первой половины XX века была объявлена преступной ещё Горбачёвым, а история второй начиналась с разоблачений Хрущёва), процесс пошёл вглубь. Законом от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» (http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1619/) Президент Ельцин включил в число репрессированных и подлежащих реабилитации лиц, «которые по политическим мотивам были»:


«а) осуждены за государственные и иные преступления;


б) подвергнуты уголовным репрессиям по решениям органов ВЧК, ГПУ — ОГПУ, УНКВД — НКВД, МГБ, МВД, прокуратуры и их коллегий, комиссий, особых совещаний, „двоек“, „троек“ и иных органов, осуществлявших судебные функции;


в) подвергнуты в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы, в том числе в „рабочих колоннах НКВД“, а также иным ограничениям прав и свобод;


г) помещены по решениям судов и несудебных органов в психиатрические учреждения на принудительное лечение».


Также, согласно закону:


«пострадавшими от политических репрессий признаются дети, находившиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, а также подвергшиеся другим ограничениям в правах и свободах в связи с репрессированием их родителей.


Признаются не содержащими общественной опасности нижеперечисленные деяния и реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения лица, осужденные за:


а) антисоветскую агитацию и пропаганду;


б) распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный или общественный строй;


в) нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви;


г) посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов».


Особенно впечатляют пункты об автоматической реабилитации нарушителей закона об отделении церкви от государства и школы, а также посягательство на личность и права под видом исполнения религиозных обрядов. «Закон о реабилитации» от 1991 года в этом смысле шагнул далеко вперёд по отношению даже к горбачёвскому.


С другой стороны, он содержит строки: «Не подлежат реабилитации лица обоснованно осужденные судами, а также подвергнутые наказаниям по решению несудебных органов, в делах которых имеются достаточные доказательства (виновности)». Но это юридическое прозрение 1991 года немногого стоит — все они были списочно реабилитированы ещё в 1990 указом Горбачёва.


Последние (будем надеяться) изменения в закон «О реабилитации жертв политических репрессий» были внесены Госдумой 22 января 2003 года (http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_40917/). Согласно этим изменениям жертвами политических репрессий на сегодняшний день также признаются дети, оставшиеся в результате репрессий без попечения одного или обоих родителей, а также супруга (супруг), родители лиц, расстрелянных или умерших в местах лишения свободы и реабилитированных посмертно.


Таким образом, на сегодняшний день формально, с точки зрения закона о реабилитации, жертвами политических репрессий, кроме собственно незаконно осужденных в сталинский период, считаются: пострадавшие от коллективизации, депортации, иных административных переселений, их дети, супруги, родители.


К тому, что общие подсчёты числа репрессированных вышли сейчас из моды, нужно относиться, видимо, как к большому благу. Заявленные Солженицыным 110 миллионов, в свете сложившейся чрезвычайно широкой трактовки понятия репрессий и их жертв, могут оказаться всерьёз заниженной цифрой. После чего жертвами коммунизма придется объявить всё население Советского Союза за всё время его существования и поставить, наконец, точку в этом вопросе.



Продолжение следует ...

Показать полностью
67
Сталинские репрессии и современность. Развенчание русофобской идеологии и мифов. Продолжение. Часть 3.
46 Комментариев  

Здравствуйте. Продолжаю выкладывать материал, посвящённый мифам о преступлениях Сталина и сталинского режима перед человечеством.

Как всегда без эмоций и предвзятого отношения, но с точки зрения логики и здравого смысла.



В продолжении поста:

http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



И новые миллионы


Записка Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями (http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/...), завершается конкретными рекомендациями в адрес ЦК КПСС. В проекте постановления говорится:


«Документальные данные, изучение многочисленных дел, опыт реабилитации, накопленный непосредственно после XX и XXII съездов КПСС, а также в самое последнее время, неоспоримо свидетельствуют: в период 30 — 40-х и начала 50-х годов имела место антиконституционная практика, носившая организованный характер. Её крайним выражением стали проводившиеся в этот период массовые репрессии, произвол, депортации. Репрессиям было подвергнуто 3 778 234 человека, из них 786 098 расстреляно. Депортировано 2 300 000 человек».


Проект, несмотря на год работы комиссии, «неоспоримо свидетельствует», причём депортации в нём уже поставлены в один ряд с политическими репрессиями.


13 августа 1990 года Президент СССР М. С. Горбачев подвёл черту советским изысканиям новых жертв И. В. Сталина, подписав указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20 — 50-х годов» (http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/68188). В нём говорилось:


«Тяжёлым наследием прошлого явились массовые репрессии, произвол и беззаконие, которые совершались сталинским руководством от имени революции, партии, народа. Начатое с середины 20-х годов надругательство над честью и самой жизнью соотечественников продолжалось с жесточайшей последовательностью несколько десятилетий».


Масштабы репрессий расширены вновь: если в записке 1988 года говорилось об антиконституционной практике 30 — 40-х и начала 50-х годов, в указе Горбачева прямо говорится о периоде 20 — 50-х.


«Массовые репрессии, — говорится далее в указе, — осуществлялись большей частью путём внесудебных расправ через так называемые особые совещания, коллегии, „тройки“ и „двойки“. Однако и в судах попирались элементарные нормы судопроизводства».


«Но и сегодня ещё не подняты тысячи судебных дел. Пятно несправедливости до сих пор не снято с советских людей, невинно пострадавших во время насильственной коллективизации, подвергнутых заключению, выселенных с семьями в отдалённые районы без средств к существованию, без права голоса, даже без объявления срока лишения свободы. Должны быть реабилитированы представители духовенства и граждане, преследовавшиеся по религиозным мотивам».


Новое расширение: в репрессии официально включена коллективизация, далее понятие распространено на преследования духовенства. То есть речь идёт уже не о сталинском периоде, а обо всей истории Советского государства. Фактически за год до развала СССР его Президент объявил страну преступной, созданной при помощи террора, путём «надругательства над честью и самой жизнью соотечественников».


Мог ли представить себе Хрущёв, к каким последствиям приведут спустя 40 лет его интриги, главной целью которых являлась легитимизация его собственной власти?



Продолжение следует ...

Показать полностью
75
Сталинские репрессии и современность. Развенчание русофобской идеологии и мифов. Продолжение. Часть 2.
27 Комментариев  

Здравствуйте. Продолжаю выкладывать материал, посвящённый мифам о преступлениях Сталина и сталинского режима перед человечеством.

Без истерик и визгов. Но с точки зрения логики и здравого смысла.



В продолжении поста: http://pikabu.ru/story/stalinskie_repressii_i_sovremennost_r...



Поздний СССР: официальный взгляд на репрессии. Новые миллионы



Объявленная при Михаиле Горбачеве «гласность» породила бум публикаций диссидентов и эмигрантов о сталинских репрессиях. В этих условиях Политбюро ЦК КПСС принимает решение провести новое расследование всех обстоятельств преступлений того периода.


В соответствии с постановлением от 28.09.1987 г. создается Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30 — 40-х и начала 50-х годов. Здесь проявляется первая странность этой кампании. В постановлении указано: «Передать в распоряжение Комиссии Политбюро материалы комиссий, изучавших эти вопросы после 1953 года, а также другие имеющиеся в ЦК КПСС…».


Даже если центральный аппарат партии не отдавал себе отчета в ангажированности выводов комиссий хрущёвского периода (что вообще-то странно), на независимое расследование такой подход не тянет. Речь идёт скорее о задаче «расширить и углубить» выводы 1953–1956 годов. Дальнейшая деятельность комиссии лишь укрепляет в этом мнении.


Уже 25 декабря 1988 года, спустя всего чуть больше года (!) со дня создания комиссии, появляется записка в ЦК КПСС «Об антиконституционной практике 30 — 40-х и начала 50-х годов». В ней, в частности, говорится: «Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30 — 40-х и начала 50-х годов, продолжает работу по реабилитации лиц, необоснованно осужденных в эти десятилетия. Эта работа способствует формированию новой нравственной атмосферы, возрождению общественной потребности в законности и порядке, уважения к конституционным и правовым нормам. В настоящее время уже пересмотрено 1 002 617 уголовных дел репрессивного характера на 1 586 104 человека. По этим делам реабилитировано 1 354 902 человека, в том числе по делам несудебных органов — 1 182 825 человек».


Темпы пересмотра и реабилитации поистине фантастические, полтора миллиона человек реабилитировано за 15 месяцев работы комиссии, по 67 тысяч дел в месяц, более чем по две тысячи в день. Масштабы реабилитации заставляют усомниться, проводились ли вообще по этим делам судебные заседания. Рассмотрение в течение года такого объёма дел парализовало бы всю судебную систему СССР. А если вопросы рассматривались списочно, в административном порядке, о каком возрождении уважения к конституционным нормам может идти речь?


Но достигнутые результаты не удовлетворяют комиссию. Далее в записке в ЦК КПСС указывается: «…требуют особого рассмотрения и оценки (вопросы) …об антиконституционности, противоправности „троек“, „двоек“, особых совещаний, списков и т. п. Значительная часть приговоров по репрессивным делам была вынесена именно этими, несудебными и неконституционными, органами. Но коль скоро подобные органы были изначально незаконны, то и любые вынесенные ими приговоры не могут считаться законными.


Подобная позиция обоснована и по юридическим, и по морально-политическим критериям. Поэтому, видимо, будет правильно, если бы Президиум Верховного Совета СССР вынес решение об объявлении всех перечисленных несудебных органов неконституционными.


Таким образом, все жертвы несудебных решений реабилитируются автоматически».


Вдумайтесь в эти строки. Комиссию не беспокоит, насколько обоснованно тот или иной человек был осужден. Она предлагает (и это будет впоследствии сделано указом Горбачева) списочно реабилитировать всех осужденных внесудебными органами, поскольку сами эти органы были незаконны. Но преступления-то совершались вне зависимости от правового обоснования деятельности тех или иных структур! Фактически реабилитация уравняла и шпиона, и террориста, и вора, и убийцу, и действительно невинно осужденного человека — все они были массово реабилитированы. Лишь на том основании, что приговор по их делу был вынесен не судом, вне зависимости от реально совершенных деяний.


Есть все основания утверждать, что задачей комиссии являлось не установление истины, а подгонка числа репрессированных под сотни миллионов, озвучиваемые в печати. Во всяком случае, других логических объяснений деятельности команды Горбачева в 80 — 90-е годы нет. При этом недостача репрессированных компенсировалась существенным расширением самого понятия сталинских репрессий.


Далее в документе видим тому явные свидетельства:


«Впервые массовые репрессии были осуществлены в начале 30-х годов. Решением Комиссии ЦК ВКП(б) о выселении кулаков, во главе которой стоял А. А. Андреев, органами ОГПУ было осуществлено выселение из европейской части СССР в северные районы и Сибирь в 1930–1931 годах 356,5 тыс. крестьянских семейств общей численностью 1 680 000 человек».


Понятие репрессий расширено здесь на период коллективизации, высланные кулаки приравнены к жертвам репрессий, что ранее было совершенно немыслимо хотя бы по идеологическим соображениям. Зато позволило увеличить общее число репрессированных более чем на полтора миллиона.


Уже на этом примере можно констатировать явную антисоветскую направленность комиссии при ЦК КПСС. Вряд ли её активные члены, среди которых вмиг ставший после развала СССР главным демократом академик Яковлев (занимавший на тот момент пост главного идеолога КПСС), не представляли себе последствий своих действий. Дальнейшее расширение понятия репрессий, распространение его на институциональные явления Советского государства, такие, как коллективизация, определившая облик советского типа сельского хозяйства, неизбежно вело к признанию преступными (или созданными на костях) огромной сферы жизни страны. Что мы, собственно, и наблюдали в 90-е.


Насколько можно называть преступной аграрную реформу? Аналогичная при Столыпине, несмотря на идиому «столыпинский галстук», была названа просто неудачной. Британское огораживание, согнав с земель крестьян и отправив многих на верную смерть от голода, дало тем не менее старт капиталистическим отношениям, создав рынок труда. Разные страны в разные периоды времени и при разных обстоятельствах проходили этапы аграрной реформы, и вряд ли можно назвать хоть один пример безболезненного преодоления этого рубежа. Крупные социальные и экономические изменения в жизни государства всегда бьют в первую очередь по крестьянству.


Во время Великой депрессии в США 5 миллионов американских фермеров были согнаны банками с земли за долги, лишившись всего, часто и жизни. До 15 миллионов людей остались без работы и средств к существованию.


Основную их массу согнали в трудовые лагеря, на строительство каналов, дорог, мостов, зачастую в необжитых и болотистых малярийных районах. Фактически люди работали за еду (зарплата на этих работах составляла 30 долларов, обязательные вычеты из неё — 25 долларов), но при этом никому не приходит в голову объявить преступным режим Рузвельта, а американское экономическое чудо — построенным на массовых репрессиях 1933–1939 годов.


В действительности комиссия идёт на явное передёргивание, смешивая воедино два совершенно разных исторических явления — уголовные преследования периода сталинских репрессий и государственную политику реформирования сельского хозяйства. Продолжение такой логики неизбежно ведёт нас к выявлению непрерывной череды преступлений в истории любой страны (и даже человечества). Обобщающим выводом может служить лишь «вся история человечества — череда кровавых преступлений и войн».


Искусственный характер этого соединения виден с правовой точки зрения. Если по приговорам сталинского периода возможна реабилитация с судебным пересмотром материалов уголовных дел, а сами авторы записки подчёркивают юридическую обоснованность своих действий, как быть с реабилитацией жертв коллективизации? Уже в современности Генпрокуратура РФ раз за разом отказывала в реабилитации Николая II как жертвы политических репрессий — в связи с отсутствием какого-либо приговора в его отношении. В середине 2008 года адвокатам удалось добиться положительного решения по этому делу, но назвать такой вердикт иначе, чем политическим, невозможно.


Фактором репрессий вновь воспользовались как идеологическим инструментом, но на этот раз объектом демонизации был уже не И. В. Сталин, а сам советский строй. В продолжении записки читаем:


«В 40-е и 50-е годы были осуществлены административные выселения отдельных категорий граждан Прибалтики, Украины, Белоруссии, Молдавии, Таджикистана и целых народов ряда областей и автономных республик РСФСР. В общей сложности 2 300 000 человек различных национальностей были выселены в восточные районы страны».


Распространив понятие репрессий на депортации, список удалось «обогатить» ещё 2 миллионами человек.


Характерно, что в начале документа, следуя примату права, незаконной объявляется деятельность внесудебных органов, а жертвами репрессий — все осужденные «тройками» и ОСО. В случае с административной высылкой в период коллективизации и депортаций внесудебным органом, следовательно, является сама Советская власть, ведущая политику произвола и беззакония. Не правда ли, знакомая идеологема?



Источники:


«История в документах. Россия XX век»



Продолжение следует ...

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь