-15
На волне -50 градусник кончился...
9 Комментариев  

На волне постов -50 градусник кончился, "хрущевский холодильник" выдал волну огуречного рассола с вареньем.

158
Спонтанный пост. Кот.
19 Комментариев  
Спонтанный пост. Кот. длиннопост, спонтанный пост, кот, фотокомикс
Спонтанный пост. Кот. длиннопост, спонтанный пост, кот, фотокомикс
Показать полностью 9
10
Как я впервые побывал в морге
2 Комментария  

В ожидании очередного поста про морг от @HeadOfDarkness запилю свой о том, как я впервые побывал в морге. Вдруг кому-то будет интересно.


В девяностых в 10-11 классах школы был такой предмет УПК (Учебно-Производственные Курсы). Чтобы школьники могли, так сказать, с головой погрузиться в предполагаемую будущую профессию. Ассортимент был предельно не велик, как-то: слесарь-сантехник, слесарь-автомеханик, швея-моторист и медсестра. Обучение проводилось мастерами ПТУ, а ныне Лицеев, по субботам в течении учебного года. Ну, а практика во время летних школьных каникул.

Я подавал определенные надежды в биологии, медицина интересовала с пеленок и, наверное, поэтому пошёл «на Медсестру». Вместе со мной записался школьный друг Саня, так как слесарями он быть не планировал, а шить не хотел. И Андрюха. Потому что по приколу.

Честно проучившись целую зиму мы вышли высококлассными специалистами на мах отличающих аскариду от эхинококка и с огромным опытом иглоукалывания поролоновых жоп. Практику нам предстояло проходить в Неврологическом Отделении.

И вот стоим мы перед целым то ли заведующим, то ли главврачом этого отделения, заслушиваем речь про Кавказ, Войну, что надо срочно всем раздать автоматы Калашникова, ибо нехуй! Потом он глянул на нас и спросил, а хули мы это здесь делаем? И взяли ли мы сменку?

Сменка у нас оказалась и, по его звонку, за нами пришло Тумбочка. Пугающих четко прямоугольных размеров женщина. В двери она заходила боком. Вернее протискивалась на выдохе боком. Это было старшая медсестра. Или санитарка. Хуй его знает, кем она там вообще работала, но главной над всеми (временами даже над завом) она точно была.

Нас проводили в тесную и мрачную каморку, где попросили надеть сменку и халаты, напоили чаем с печеньками. Вместе с нами набилось пять-шесть медсестер и санитарок. По тому, что трое стояли было понятно, что мы явно занимали чьи-то места, а может, простите, дорогие медсотрудники, даже чаевничали с чьих-то любимых кружек.

В процессе нам провели инструктаж и чекистскими наводящими вопросами выяснили, что санитарками мы не будем, а медики из нас несколько посредственные. Ну, это и понятно. Гельминтами у них никто не страдал, да и поролоновых жоп не наблюдалось. Пришла Тумбочко с черным пакетом. Все вышли. Она зашла. Больше никто туда зайти не мог и все разошлись заниматься своими делами.

И вот стоим мы втроем в темном коридоре, в белых халатах и драных кедах. Хотя халат белым был только у Сани. Белым до голубизны, глаженым, несколько легкомысленно приталенным и красивой вышивкой «Татьяна» на кармашке. Мой был дико застиран и местами в разноцветной краске. У Андрюхи был ничё так халат, но манжеты доходили только до локтя, полы халата до жопы, а пытаться застегивать он его не стал. Потому как перерос он свою мамку на три головы.

Постояли минут пять и, от нечего делать, пошли всех лечить. Помогли деду бомжу – вынесли из отделения на лавочку у крыльца, чтобы он мог покурить на свежем воздухе. Сообщили персоналу, что женщина из 105 описалась. Андрюха под нашим наблюдением очень долго кормил маленькую, с прозрачным, едва розоватым лицом бабушку. Бананом. Банан одиноко лежал у бабушки на тумбочке, а она грустно, и несколько безвольно, смотрела на него. Бабушка была парализована. Впрочем, там большинство не могло ходить и себя обслуживать.

- Что, бабушка, банан хотите!? – разорвал тишину в палате Андрей.

- Внучка принесла, - слабо сказала она в ответ. И очень-очень добро одними глазами улыбнулась куда то вдаль.

Уловив «…и взгляд являл живую муку…», Андрюха ловко почистил банан и стал запихивать старушке в рот. Она откусила кусочек деснами, жевала, но было видно, что этот кусочек банана перекатывается у нее во рту, прилипает к нёбу, и никак не дается. Больно проглотив, она стала слабо отворачиваться от очередной попытки накормить ее, и мы оттащили Андрюху.

Сообщили медперсоналу, что в 107 и 109 палате пациенты описались, а в холле прямо перед процедуркой кто-то насрал на пол.

- Аркаша, блядь!!! – санитарка вытащила откуда-то мужика во фланелевой рубашке и банным полотенцем на бедрах. Принялась подзатыльниками тыкать его в растекающуюся кучу говна. Всхлипнула. Аркашу отпустила и он боком, на полусогнутых, как доктор Зольдберг из Футурамы, куда то съебал.

Убирать Аркашину кучу мы отказались и нам вынесли половину проссаного матраса. Показали как делать ватные шарики. Щипаешь кусочек, указательным пальцем правой руки трамбуешь его в отверстие свернутой трубочкой левой руки. Мы ржали, трамбовали, повышали свой медицинский стаж. К концу дня приготовили несколько тазов этих ватных шариков. Больше половины наши коллеги выкинули, но часть сложили в биксы для отправки в ЦСО. Руки воняли мочой.

На следующий день мы постигали искусство ватных шариков. Пока не закончился ненавистный матрас.

В среду мы разгружали машину с физраствором. Физраствора было много. Перетаскали из кузова грузовичка в отделение. Для перевозки по местам хранения бутылей с раствором нам выделили два кресла-каталки. Надо ли говорить, что мы тупо гоняли на этих инвалидках. Но раствор весь перевезли.

Как заслуженным ебантяям на следующий день нам выделили целый матрас. Мы сидели и думали о безнадежности всего здравоохранения и этой больницы в целом. Но на третьем тазу нас свистнул сам заведующий, и мы пошли перекладывать бабушку, которую давеча кормил Андрей, на каталку.

Переложить тридцать килограмм троим лосям труда не составило. Привезли в процедурную. Доктор попросил положить бабушку на левый бок, подтянуть коленки к подбородку, сам густо намазал спирт-йодом выступающие в районе поясницы позвонки безвольной старушки.

- Будем брать пункцию! – сказал он и вкручивающим движением вонзил огромной длины иглу между позвонками. Бабушка сильно дернулась. От неожиданности и слабого, но пронзительного крика, удержать тело мы не смогли.

- Ёб, вашу мать! Держите её! Блядь! – заорал доктор и подставил под металлическую, с разводами окислов канюлю иглы пробирку. Мы держали бьющуюся, тридцатикилограммовую, кричащую безнадежным приглушенным воем парализованную бабушку. Она была тёплой, но в ледяном поту. Андрюха нервно ржал.

В пробирку капала жидкость. Как берёзовый сок.

- Ну, вот и всё. И чего девочка раскричалась? Испугалась? – сказал доктор, разглядывая содержимое пробирки сквозь мутный свет окна, поблескивая заляпанными линзами своих очков. «Девочка» затравленно, с диким ужасом в выцветших глазах смотрела куда-то в сторону.


В великой задумчивости, набивая кулачки ватными ошметками, мы вдруг поняли, что пока нас небыло в тазик, с нашей кровью и потом дающейся продукцией, кто-то нассал.

- Аркаша! Блядь!!!

В пятницу, как только пришли, из каморки нас вытеснила Тумбочка с черными пакетами в руках:

- Не переодевайтесь. Не переодевайтесь, ребята, – сказала она, разглядывая содержимое пакетов: – О! Люди чудные! У них мать почти в коме, а они колбасу копченую тащат! А тут банан! Ага! Печеньки! А вы, ребята, это, в морг из подвала трупик укатите, и домой можете идти. О, чудные!

Каталка с завернутым в простынь телом отчаянно вырывалась из рук. Колёса скрипели и норовили развернуться против хода движения. На разбитом асфальте тротуара носилки подпрыгивали. Тело съезжало мне на руки. Было раннее утро и, хотя солнце уже вставало, было пронзительно холодно.

В морг со скрипучим треском старых петель открыли высоченные двери. Пахнуло чем-то затхлым, сухим и тёплым. Внутри стоял затертый до блеска металлический стол с мойкой с одной стороны. Из крана в мойке мерно капала рыжая вода. И вся мойка была рыжая от этих капель.

На подоконнике на тряпице лежали такие же рыжие сточенные ножи, пила, молоток, сломанные скальпели. Горшки с разросшимися пыльными растениями. В окнах цвела сирень, щебетали какие то птицы и всё не умолкали с ночи соловьи.

- Ну что. На трупа будете смотреть? – заговорщицки подмигнула санитарка.

Саня и Андрюха посмотрели. Я отчего то не стал. Дело не в «не решился». Просто не стал.

- Тёплая ещё! – сказала санитарка, закрывая лицо покойника обратно. Улыбаясь, испытующе глядя на наши рожи, ликуя над нашим трепетом перед происходящим.

Зачёт за практику УПК мы получили. В медицину учиться никто не пошёл.

14.11.16

Показать полностью
4
Юный падаван
5 Комментариев  

Сыну лет пять было. Прикупили диск "Звездные войны" для х-бокса, долго настраивали кинект. Игра началась. Идут диалоги типа:"О, юный падаван, подойди ближе..."  Сын с обидой:"Сам ты юный продаван!.. Пап, можно я лучше в жестокую игру поиграю? Я маме не скажу!"

Не зашли Звездные войны.

-28
Горячие новости
7 Комментариев  

Эй... у тебя шнурки... модератора.

А у тебя вся спина... модератора.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь