24
Человек, который хотел все исправить. Глава #38
8 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 37

-------------------------



Глава 38



В этот поздний час на улице, по которой я стремительно передвигался, было удивительно тихо. Звук моих шагов эхом разлетался средь сонных домов. Стремительный бег казался неуместным в этом спокойном спальном районе.


В том, что я стремлюсь в очередной раз в точку, где все началось, было что-то безумное и, вместе с тем, неизбежное. Казалось бы, чего проще, остановись и просто не мешай ходу Времени. Пусть то, что должно случиться, пройдет без твоего участия. Пусть эта проклятая машина сгорит вместе с Бондом и этим дьявольским устройством, которое завернула твою жизнь в бараний рог. Но нет! Я бежал именно туда и именно для того, чтобы вновь исполнить свою роль. Мне вспомнилось, как Игорь, тот, чье тело я занял, в последние пару дней совершал нелогичные и непонятные для окружающих поступки. Он просто шел по намеченному курсу, совершенно утратив волю и, похоже, даже не осознавая, что и зачем делает. В отличие от него, я отдавал отчет своим действиям, но спросите меня сейчас: «Зачем ты это делаешь?» — и ответа у меня не будет. Самым большим моим желанием было разорвать эту бесконечную спираль событий, в которой я запутывался все больше и больше. И вместе с тем было четкое понимание, что не я породил ее, а она меня. То состояние, в котором мне приходилось сейчас находиться: в чужом теле и с Голосом в голове, было следствием всех произошедших событий. Временная аномалия – причина, а я – следствие. Устранив первое, автоматически уничтожу второе. Таково было мое состояние в тот момент. Человек, спешащий вновь запустить механизм своей вечной пытки, при этом горячо желая его сломать.


Все время, пока я бежал, Голос помалкивал. Лишь пару раз бубнил что-то вроде «Быстрее, быстрее». Запыхавшись, я свернул за последний угол и увидел подземный переход. Успел: машины еще не было. Переведя дух и держась за бок, в котором кололо, я пошел дальше уже обычным шагом, поглядывая наверх. В этот раз решил не спускаться в переход, а посмотреть, как все случится. Стоял метрах в тридцати от края насыпи, по которой шла автотрасса и с этого места мне были видны лишь крыши автомобилей, проезжающих в левом ряду.


Все произошло в тот момент, когда мне пришло в голову забраться наверх, к дороге, чтобы в подробностях узнать, как произошла авария. Только я об этом подумал, как услышал глухой резкий удар и визг тормозов. В следующее мгновенье появилась вылетающая с трассы машина. Она начала переворачиваться уже там, наверху. С силой ударив в металлический отбойник, ограждающий дорогу, смяла его и полетела вниз. Еще секунда, и помятый автомобиль с жалобным скрежетом упал на ступени подземного перехода. Трасса наверху неожиданно опустела.


— Ну, хорош смотреть, — прозвучал голос в моей голове, — Лезь в машину.


В этот раз я не стал предпринимать попыток вытащить Бонда, а сразу полез за ключом. Вытащив его, выбрался из салона и в нерешительности замер, глядя на брелок в руке.


— Давай, жми!


В интонации Голоса я услышал что-то похожее на насмешку. И все еще не решался нажать на кнопку. Что будет дальше? Я отменю аварию и просто пойду домой? А завтра ограблю магазин? А послезавтра напьюсь до обморочного состояния? А что потом – Голос в моей голове вычеркнет меня из этой истории и все, наконец, закончится?


Чувствуя мое смятение, Голос решил подбодрить:


— Не тормози, дружище! Все будет хорошо, точно тебе говорю.


Я смотрел на руку, которая начала мелко трястись. От осознания неизбежного прошиб мелкий пот, и пробирала дрожь. Голос продолжал:


— Смотри, Бонд сейчас начнет поджариваться! — пламя и в самом деле уже облизывало нижнюю часть авто под капотом, — Ты же не можешь этого допустить?


Становилось жарковато. Причем во всех смыслах этого слова. Я отступил на шаг от машины. Голос не отставал:


— Слушай, мы просто тратим время. Все равно ты ее нажмешь. Поверь, ты не первый мой, э-э, напарник. Я здесь уже в шестьдесят-какой-то-там-раз. И каждый раз приходится уговаривать. Представляешь, как это бесит?


Я попытался понять смысл его слов. То есть, я далеко не первый, кого он пытается заставить пройти весь этот круг еще раз? Но как? Кто же он, черт возьми?


— Жми, давай! — внезапно рявкнул Голос, — Сейчас салон загорится.


Нервы не выдержали, рука дрогнула и я, зажмурившись, нажал на кнопку. Раздался тихий щелчок. И ничего более. Все так же ощущался жар пламени. Я открыл глаза и убедился, что ничего не изменилось. Горящая машина по-прежнему лежала на боку рядом со мной. Я посмотрел на брелок в ладони. Еще раз нажал кнопку. Ничего! Для меня это стало шоком.


— Вот это поворот, да? — Голос был очень довольным.


— Но почему? — я продолжал ошарашено смотреть на ладонь с лежащим на ней ретенсером.


— Что почему?


— Почему он не работает?


— Потому что тот, что работает, лежит у тебя в кармане.


Я начал шарить по карманам, но ничего не находил. Голос, тем временем, снова начал командовать:


— Ты машину то потуши, не будь засранцем! Потом займешься своими делами.


Спохватившись, я подбежал к багажнику. Он был приоткрыт - очевидно, тут брелок как раз сработал. Распахнул его и к ногам тут же посыпались какие-то коробки и пакеты. Голос прокомментировал:


— Тут можешь даже не рыться, ничего интересного. Это все детали от оборудования, которое перевозили в Корпус. Тебе ценности не представляет. Огнетушитель там, у правой стенки, пристегнут жгутом на липучке.


Красный пухлый бочонок действительно нашелся в указанном месте. Сдернув его с держателя, я оббежал машину. Остановился у капота, выдернул колечко и нажал рычаг огнетушителя. Широкая белая струя с шипением ударила в пламя, сходу сбивая и гася его. Не прошло и нескольких минут, как с пожаром было покончено. Довольный собой, я громко выдохнул, утер пот и снова полез в салон, но Голос остановил меня:


— Да брось ты его. Он умер. Причем еще до того, как сюда свалился.


Я замер. Посмотрел на постаревшего Бонда, бесформенным мешком лежащего на водительской дверце. Сейчас, весь усыпанный мелкими осколками стекла, залитый смесью из огнетушителя, он и правда больше был похож на причудливую восковую куклу, чем на человека. Меня охватила злость. Выбравшись из машины, грубо спросил:


— А какого хрена ты меня гоняешь туда-сюда, если это его не спасет? Какой смысл был тушить его?


— Не люблю, понимаешь, когда горелым мясом воняет. А он дюже вонюч, поверь мне!


Эта сволочь в голове откровенно надо мной издевалась. Я сплюнул и отошел от машины. Голос решил не сориться и миролюбиво заявил:


— Да ладно, чего ты. Разве тебя не греет осознание того, что ты попытался совершить доброе дело?


Не дождавшись ответа, он вновь стал серьезным:


— Окей. Так, должен тебе сказать, что в дальнейшем количество возможных вариантов сильно сужается. Ты же понимаешь, что чем дальше мы с тобой идем, тем более уникальным становится наш путь. Наш – это меня с тобой. И я очень надеюсь, что ты, наконец, окажешься тем, с кем получится найти правильную дорогу.


— А если не получится, что будет? Что стало с остальными, которые были до меня? — задал я терзающий меня вопрос.


— Ну, там по-разному бывало, — уклончиво ответил Голос, — Но лучше нам попытаться сделать все как надо.


— Что именно сделать? Хватит говорить загадками!


— Да если б я знал. Открою небольшую тайну, только не падай. Ты у меня юбилейный – сотый!


— Как это?


— Ну, до этого было девяносто девять неудачных попыток. Очень хочу надеяться, что число «100» в этом плане окажется удачным.


Я промолчал, переваривая новую порцию информации. Всего за несколько дней меня провели через несколько состояний: человек, бесплотный дух и теперь вот непонятно кто. Попытка номер сто. И как к этому отнестись?


Где-то далеко послышался вой сирен. И снова Голос принялся руководить:


— Ну, все, хорош нюни распускать. У нас все получится! Я верю, и ты верь. Итак, сейчас у нас по плану встреча с Катей. Ретенсер держи при себе, его надо использовать в нужный момент. Полтора десятка неудачных попыток, пока понял, как выкрутиться, прикинь? Так что не запори все.


Не отвечая ему, я вновь принялся шарить по карманам в поисках ретенсера. Но его там не было! Тот ключ-брелок, что был в машине, до сих пор лежал в руке, но, как уже выяснилось, он был бесполезен. А другой, о котором упоминал Голос, пропал. Я шарил по карманам, напрягая память, когда последний раз его видел. У себя дом в коридоре, покрутил отверткой, собрал, нажал кнопку. И все. Потом шиномонтажка, там отключился, затем рванул сюда. Голос все понял по моим движениям, ему не нужно было читать мои мысли. Впервые его тон перестал быть спокойным, и он зазвучал громче обычного:


— Ты что, не подобрал его?


— А где я должен был его подобрать? — удивился я.


— На полу в шиномотажке! Ты же там провалялся сорок минут, баклан!


— А ничего, что я не просто так отдыхал, а в обморок грохнулся, — я отметил, что Голос был взбешен, и меня это обрадовало, — А ты, такой умный и всезнающий, как пропустил этот момент?


— Ты всегда брал его! Всегда! На полном автомате, поднимался, запихивал его в карман и потом только начинал обтирать кровавые сопли с лица! Ни хрена теперь не выйдет, без ретенсера тебя опять отправят в Корпус, придурок бл..! — выругался Голос. Он был очень раздражен.


— Не ори! — я тоже начал заводиться, — Ты не забываешь, что ты – это я? Это к вопросу о придурках.


— Короче. Беги отсюда, здесь сейчас будут и менты и фэбосы и оперативники Корпуса. Потом ругаться будем. Давай махом в шиномонтажку. Без ретенсера шансов нет.


Не смотря ни на что, тут я с ним был согласен. И снова несся, что есть духу по пустынным улочкам, только теперь в обратном направлении. В голове печально вздыхал Голос:


— Господи, ну с какими идиотами приходится работать… Как же вы меня все заколебали.

Показать полностью
40
Человек, который хотел все исправить. #37
16 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 36


-------------------------


Глава 37

Я решил послушаться внутреннего голоса и побежал в коридор. Нашел набор отверток и принялся разбирать брелок прямо там же, в коридоре. Из-за двери доносились громкие визжащие звуки вгрызающегося в металл сверла. Сначала не понял, что именно надо крутить, но Голос подсказал:

— Заднюю часть надави пальцем и сдвинь.

И правда, с легким щелчком задняя панель брелока отделилась и открыла небольшой отсек, в котором находилась батарейка и, чуть сбоку, шляпка винта.

— Откручивай, — продолжал командовать Голос, — Затем осторожно раздели две половинки. Смотри, чтобы ключ из корпуса не выпал, он тут что-то типа антенны.

Я выкрутил винт, вытряхнул его на ладонь и тут же выронил – тряслись руки. Крохотный черный винтик едва слышно стукнулся об пол, отскочил и тут же исчез. Я вслух выругался. Мне его никогда не найти, а дверь вот-вот вскроют. Предвосхищая мой вопрос, Голос сказал:

— Нет, этот винтик не важен. Но, если что, он под тумбочкой, сразу за ножкой.

После такой подсказки мне удалось найти мелкую пропажу практически сразу. Только засунул руку под тумбу, и пальцы нащупали винтик. Я аккуратно положил его на видное место и принялся разъединять брелок на две половинки.

— Ты, главное, не торопись. У тебя еще есть пара минут. Там хитрая защелка, просто сдави пальцами лицевую сторону с обеих сторон. Ага, вот так.

Голос комментировал мои действия настолько буднично и спокойно, что, волей-неволей, и мое напряжение стало потихоньку спадать. Наконец между двумя половинками появилась щель.

— Вот сейчас очень аккуратно! — предостерег меня мой внутренний собеседник, — В этом месте у тебя часто все рассыпается.

Я замер, выдохнул и аккуратно раскрыл черный пластиковый корпус. Раздалось тонкое «динь» и мимо моего лица что-то пролетело. Тут же последовал комментарий:

— Ай, это пружинка, которая ключ выталкивает. Даже не пытайся ее найти. Я пару раз ради интереса пробовал, но так и не выяснил, куда он улетает. Ключ теперь не будет сам выдвигаться, да и черт с ним.

Две половинки брелока лежали у меня на ладони. Одна, по сути, являлась крышкой с круглым отверстием под батарейку. Во второй же размещалась компактная электронная плата с микроскопическими деталями.

— Так, Игорек, теперь бери отвертку, вон ту, вторую слева, — Голос подождал, пока я выполню команду, — А теперь смотри на плату, внизу слева видишь нарисованный круг с полоской? Это ни фига не рисунок. Это регулятор, который можно крутить отверткой.

В этот момент из двери раздался жуткий скрежет, после чего все стихло. Я испуганно посмотрел на нее. Голос поспешил меня успокоить:

— Не боись! У Петровича сверло заклинило. Он его сейчас еще три минуты выбивать будет, но учти, как выбьет – дверь откроется.

— Петрович? Это кто? — задал я, несомненно, самый важный в данной ситуации вопрос.

— Слесарь местный, в соседнем подъезде живет. А, впрочем, ты с ним не встретишься, мы эти варианты даже пробовать не будем.

— Какие варианты? И кто это – мы?

— Мы – это ты и я. Ну, по сути, это только я. Потому что ты, это тот же я, только малость в предыдущей версии. Ты давай, отверточку-то в паз ставь! — несмотря на несмолкающую болтовню, Голос четко контролировал мои действия, — Сейчас нужно убежать. А поговорим попозже.

Я послушно ткнул отверткой в указанное место. Чуть шевельнув, вроде бы смог нащупать едва заметную бороздку. И сразу же услышал следующую подсказку:

— Теперь аккуратно крути против часовой стрелки шесть полных оборотов и потом еще примерно на одну треть. Лучше чуть перекрутить, чем не докрутить. Нам лишние прыжки не нужны, ну ты в курсе.

Из-за двери раздались резкие и громкие удары молотка. Я не отвлекался. Когда команда была выполнена, Голос продолжил:

— Поздравляю! Ты теперь умеешь настраивать этот проклятый девайс! Теперь давай собирай все обратно, а то он в таком виде не работает.

— А что я только что сделал? — собирая корпус, спросил я.

— Увеличил длину прыжка с десяти минут до трех с лишним суток. Я считаю, что, если бежать, так бежать конкретно и далеко. А ваши эти скачки десятиминутные, это все баловство.

Переваривая обилие новое информации и впечатлений, я собрал брелок, вкрутил крохотный винтик, и задвинул декоративную панельку. Ради любопытства нажал на кнопку, которая выдвигала ключ – безрезультатно.

— Если потрясти, то он вывалится, — Голос комментировал любое мое действие, — А вообще забей. Не покататься тебе в той машине.

Все это время я стоял в коридоре на коленях и только сейчас обратил внимание на то, как затекли ноги. Встал, размял их немного. Посмотрел на дверь, из внутренностей которой раздавались причудливые звуки. Когда мой наставник произносил следующую фразу, мне, ей-богу, показалось что он зевнул:

— Ну, все, чего смотришь? Сейчас Петрович еще пару раз стукнет молотком, потом громко поматерится, и где-то секунд через двадцать дверь откроется. Первым войдет участковый, за ним еще один из полиции, потом Петрович, но его почти сразу прогонят. Это если ты встречать их с распростертыми объятиями будешь. А если в драку полезешь, так они тебя втроем скрутят.

Он так буднично пересказывал варианты событий, что я невольно заслушался.

— А иногда ты в окно прыгаешь. Но тогда или коленом на обломок кирпича, или рукой в собачье дерьмо, под которым острый кусок ржавой жестянки, или спину прострелит. Ну, с различными вариациями, но что-то одно из трех. При любом раскладе не убежишь, поймают и побьют маленько.

С интервалом в полсекунды раздались два сильных удара молотком по железу. Внутри двери что-то со звоном обвалилось. Голос, как ни в чем не бывало, продолжал:

— И мебелью мы в них кидались, и денег предлагали, и сумасшествие симулировали. Особенно люблю, когда ты в драку лезешь, — он внезапно хихикнул, — Тебя с одного удара вырубают. В челюсть тебе прилетает справа. Но это знание никак не спасает, ты все равно пропускаешь удар.

В этот момент дверь начала открываться. Я сделал шаг назад. Не меняя интонации, мягко, спокойно, словно читая книгу ребенку перед сном, Голос сказал:

— Поэтому давай обойдемся без всякой самодеятельности и просто сделаем, как надо. Ну, и чего ты ждешь? Давай, жми кнопку.

Я незамедлительно выполнил команду. В последний момент перед тем, как сработал ретенсер, успел увидеть лицо участкового за распахивающейся дверью. И услышать веселое «Уиииииииииииииииии!» от Голоса в голове. Словно он не во времени перемещался, а летел по рельсам на американских горках. Похоже, я во всех своих версиях немного того… Вспышка.

Шиномонтажка. Тот самый вечер. Это все, что я успел понять. В голове стоял даже не шум, а ужасный гул. Перед глазами расплывались фиолетовые круги. Кровь шла из носа и ушей. Кроме того, онемел язык во рту и отнялись ноги. Я рухнул на пол. Откуда-то издалека, словно из другой вселенной, донесся тихий голос:

— Полежи, дружище, просто полежи. Примерно полчасика у тебя есть. Все пройдет…

Возможно, он говорил что-то еще, но в этот момент я потерял сознание.

Позже Голос привел меня в чувство. Кричал, как заведенный «Подъем! Подъем!», пока я не открыл глаза. Голова болела, но не смертельно. И еще оставался шум в ушах, а на лице запеклась кровь. Но в целом все было не так уж и плохо, по сравнению с моментом сразу после «прыжка».

Я посмотрел на часы, висящие на стене: 22:00. Надо же, какая пунктуальность. Кажется, в этот момент у меня должны были пикнуть часы на руке, но их давно уже не было. Кряхтя, я поднялся, взял первую попавшуюся тряпку и начал обтирать лицо. Но Голос снова командовал:

— Брось ее на хрен, времени в обрез! Чутка не довернул ты отверткой. Надо бежать.

— Куда? — спросил я, выходя из вагончика.

— А то ты не знаешь! Беги, давай! Пора уже с этим заканчивать.

И я побежал.


Показать полностью
40
Человек, который хотел все исправить. #36
18 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 35

-------------------------


Глава 36



Проснулся я часов в десять утра. С диким похмельем, жуткой головной болью и ломотой во всем теле. Сжав руками голову, простонал:


— Боже, никогда больше не буду так пить!


Звук собственного голоса сначала озадачил, а потом вдруг до меня дошло. Сейчас мои слова не были неслышным эхом в чужом сознании, они прозвучали в реальном мире. И мои руки – я поднял перед собой ладони – они двигаются так, как я хочу! Все еще боясь поверить, я аккуратно сел в кровати. Повернулся в одну сторону, в другую. Затем и вовсе встал, и сделал пару шагов. Меня мутило после вчерашнего, все еще покачивало и немного шатало из стороны в сторону. Но, парадоксальным образом, я безумно радовался этому отвратительному состоянию. У меня снова было тело! Я его ощущал в полной мере, я им управлял. На радостях начал крутиться и желудок тут же среагировал. Я побежал в туалет, упал на колени перед унитазом и минут пятнадцать освобождал организм от вчерашнего пережора и перепоя. Блевал и утирал слезы радости.


Освободившийся желудок успокоился, и в целом мне стало значительно лучше. Прошла тошнота и неприятные ощущения. Я стоял в ванной, чистил зубы, смотрел на себя в зеркало и думал об Игоре. О том, Игоре, который до сегодняшней ночи был хозяином тела. В которое я так бесцеремонно вторгся и захватил. Нет, конечно, это было мое тело, но тот, другой я, ощущался совсем чужим человеком. Интересно, что с ним стало? Бедолага последнее время сходил с ума усиленными темпами. Следующая мысль, пришедшая в голову, внезапно поразила меня настолько, что я даже перестал двигать щеткой во рту. А что, если сумасшествие так и происходит: в голову человека вторгается другая личность и выживает хозяина. Вот жил-был человек, ничем не выделялся, а потом бац – и начинает совершать неадекватные поступки. И забирают его в дурку, потому что окружающие видят, что человек сошел с ума. А на самом деле этого человека уже нет. Есть другой, который его заменил. Да не, бред какой-то. И я продолжил туалетные процедуры.


Позже я сидел на кухне, пил свежезаваренный чай, и радовался тому, что не случилось описанное в отчете Кате. Хотя кто знает, что подразумевалось под «ликвидацией ПП». Может, они просто ошиблись?


Мои размышления за приятным утренним чаепитием прервал настойчивый стук в дверь. Интуиция подсказывала, что это полиция – больше некому. А вот память немного запуталась, пытаясь восстановить события. За какой грех меня пришли задерживать? За магазин? За банк? За нападение на полицейского? Сосредоточившись, я все-таки вспомнил, что было нападение в магазине. Всего остального пока не случилось. Быстро промотав в голове всю известную информацию об уголовном кодексе, пришел к выводу, что в магазине произошло не что иное, как разбой. А значит извинениями и обещаниями больше так не делать, обойтись не получится. Стук в дверь продолжался.


Так, что делать? Теперь я полноценный, так сказать, человек. У меня есть тело (черт, как это круто!), есть знания о будущем, есть чудо-штука. Кстати, о штуке, не потерял ли? Я аккуратно, на носочках, прокрался из кухни в коридор. Мало ли, может, там за дверью прислушиваются. Проверил карманы куртки. Ага, вот она, черная коробочка. Я вытащил ретенсер, зажал в руке. Прислонился ухом к щели между дверью и косяком. С той стороны тихо переговаривались двое.


— …не появлялся. Сказали, что сегодня не его смена.


Слова второго человека было не разобрать, он что-то спросил.


— Да, дали. Не отвечает, с утра названиваю, — ответил первый.


«Названивает он. Ну, звони, звони», — подумал я, вспомнив, что мобильный телефон приказал долго жить после первого же путешествия во времени.


В дверь снова постучали. Несколько секунд была тишина, потом голос в коридоре что-то неразборчиво пробубнил, и воцарилась тишина. Ушли? Или будут ждать? Блин, что делать-то? Повторять историю с побегом из участка очень не хотелось.


Выждав несколько минут, я открыл дверь. За ней стояли старые знакомые: участковый и следователь. По всей видимости, первый как раз снова собирался постучать в дверь – рука его была поднять, а пальцы сжаты в кулак. Похоже, они не ожидали, что дверь все же откроется и на мгновенье, как мне показалось, растерялись даже.


— Добрый день, господа полицейские! — я был образцом вежливости.


— Кхм… Здравствуйте, — участковый опустил руку и как бы незаметно поставил ногу так, что носок его ботинка уперся в дверь, не позволяя ее закрыть, — Кремин Игорь Владимирович?


— Он самый. Рад был познакомиться. До новых встреч!


С этими словами я улыбнулся и нажал на кнопку ретенсера.


Вспышка. Кухня. Стук в дверь. Я сидел за столом и смотрел на светящийся огонек на брелоке. Так, в общем, будем исходить из того, что полиция так просто не отстанет. Буду караулить под дверью, а потом может, и вовсе вышибут ее. Кто его знает, как там за подозреваемыми охотятся. Я еще раз прокрутил воспоминания о прошлом задержании. Нет, этот вариант мне не нравился. Совсем. Может, попробовать уйти через окно? Второй этаж, внизу газон, рыхлая земля, ноги, поди, не переломаю. Но вот беда, окна моей квартирки выходили на ту же сторону, куда и подъездные двери. Я осторожно приподнялся из-за стола и выглянул в окно. Заметив крышу полицейской «Газели», тут же сел обратно. Нет, окно тоже не вариант.


Следующие два часа я провел в напряжении, периодически подкрадываясь к двери и слушая, что там, в коридоре. Слышно ничего не было. Выглядывал в окно: «Газель» исчезла, но вместо нее тут же появился «Уазик», и уже никуда не уезжал.


Я предпринял еще одну попытку выглянуть в коридор. За дверь в этот раз никого не было. Но, когда, наскоро одевшись, вышел в подъезд, сразу попался. Хитрый полицейский ждал меня на лестнице между этажами. Я едва не налетел на него. Успел нажать кнопку и убежать в прошлое в последний момент. Оказался в квартире и с сожалением отметил, что негативные последствия «прыжков» никуда не делись: в ушах появился шум, правда, негромкий, а из одной ноздри потекла тоненькая струйка крови.


Сидя на краю ванны и прижимая салфетку к носу, я снова думал, как убежать и никак не мог решить эту задачу. Более того, до меня вдруг дошло, что если сейчас меня повезут в участок, то уже не будет тех благоприятных условий для побега, который были в первый раз. Тогда там шла какая-то разгрузка, и решетчатые двери на входе держали открытыми. Сейчас они наверняка захлопнутся сразу, как меня туда заведут и сбежать уже будет невозможно.


Тем временем в дверь опять постучали. И снова я тихо-тихо подошел к ней, чтобы послушать, о чем будут переговариваться визитеры. Но прислушиваться в этот раз не пришлось, так как вполне себе громко из-за двери сообщили:


— Игорь Владимирович! Откройте, полиция!


Снова стук. И дальше:


— Предупреждаю, что мы будем вынуждены вскрыть вашу дверь. Еще раз предлагаю впустить нас добровольно.


Ну вот. Значит, бежать придется не из полицейского участка, а прямо из собственной квартиры. Представил, как открывается дверь, и я прорываюсь через стоящих за ней людей. Сколько их там, интересно? Как минимум двое: участковый и какой-нибудь МЧСник с дверной «открывашкой». Но, скорее всего, больше. Нет, наверное, все-таки лучше через окно. Спрыгну и побегу сразу к гаражам за домом, там всяких закоулков много, может и удастся скрыться. А нет, так ретенсер даст вторую попытку. За дверью, тем времени, началась какая-то возня, что-то там упало на пол с металлическим стуком. Говорили о чем-то – не разобрать. У меня была самая обычная дешевая железная дверь. Им понадобится не так много времени: вырежут дырку у замка, подвигают ригели и откроют.


Значит, решено – окно. Я был одет еще с прошлой попытки сбежать через подъезд, поэтому сборов особых не было. Проверил деньги, ключи, среди которых был и тот, от квартиры товарища-моряка. Еще взял паспорт и засунул его во внутренний карман. На случай, если придется бежать совсем далеко. Спрыгну из окна на кухне, перед ним большой куст, хоть чуть скроет. Хотя, конечно, глупо надеяться на то, что удастся уйти незамеченным. Я снова осторожно выглянул в окно. Как раз в этот момент из полицейского автомобиля вышел человек в форме и закурил. Вот блин, выбрал же время. Ладно, попробую дождаться, пока назад в машину сядет. А пока, на всякий случай, я повернул защелку на окне. Теперь останется его только распахнуть и сигануть вниз. Как там учили, в армии? Ноги вместе, чуть согнуты в коленях, при касании с землей сразу валиться на бок. Тогда ничего не сломаешь. Окей, ждем. Я оглядел кухню. Взгляд остановился на деревянном держаке, в который были вставлены ножи. Нет-нет-нет, даже не думай! Больше это не должно повториться. За дверью в этот момент раздался металлический скрежет. Я облизнул пересохшие губы и снова выглянул в окно. Полицейский все еще дымил своей сигаретой. До фильтра он ее тянуть собрался, чтоли?


— Разбери брелок!


Что? Где? Кто? Я ошарашенно начал озираться, вжавшись спиной в дверцу холодильника. Голову пронзила внезапная острая боль и тут же прошла.


— Быстрее! Времени совсем нет! Возьми отвертки в тумбе в коридоре и вскрой гребаный брелок!


Теперь узнал. Это был мой собственный голос. Уверенный, волевой, голос в голове.


«Ну, е.. твою мать!», — это была единственная мысль, которую смог выдать ошарашенный мозг.

Показать полностью
31
Человек, который хотел все исправить. #35
14 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 33-34

------------------------------

Глава 35



Вот уже полчаса Игорь сидел за столиком в самом углу уютного заведения и поглощал жареное мясо, запивая его темным пивом. Парня было не узнать: живой, активный, ест со зверским аппетитом. Человек явно радовался жизни. Я ему мешать не собирался. Откровенно говоря, мне было уже на все наплевать. Ну, почти на все. Дела идут так, как было написано в Катином отчете. А, значит, завтра меня не станет. Но мне все еще предстояло помешать плану оперативников «ТрансТелекомСервиса», намеченному на сегодняшний вечер. Учитывая обстоятельства, у меня не было причин вмешиваться в предстоящий ход событий, но я все же решил, по возможности, помочь Игорю. Пусть он далеко не образец порядочности, как выяснилось. Пусть он жадина, хам и думает только о себе. Не смотря на все это, я ощущал потребность сделать что-то полезное напоследок. Просто потому, что перестал быть эгоистом.


Двери заведения распахнулись, впустив целую толпу пестро разодетых и раскрашенных людей. Это были футбольные фанаты. И зал, темный, теплый, сонный, внезапно заполнился гулом веселых голосов, засветился десятками огней, заиграл веселой музыкой, гулко застучал барабанами. Молодые и пожилые, толстые и худые, бедные и богатые – вся эта шумная толпа одной огромной семьей заполнила сразу все пространство.


К столику шел парень в красной куртке. Первый из тройки, тезка. Странно, что потом ни разу не появлялся. Катюха и Дэнчик встречались на моем пути неоднократно, а этот, с кривым носом – нет. Завидев его, я отметил тот факт, что рядом были свободные столики, но парень шел именно ко мне. В прошлый раз я таким внимательным не был. Ну, что ж, начинаем. Сейчас они будут меня спаивать, доводить, так сказать, до кондиции, в которой должен был сам все отдать.


— Зенит чемпион? — задорно спросил Игорь. Чужой.


— Конечно! — весело ответил Игорь. Мой.


И – понеслась!


Признаться, в глубине души я сожалел о том, что знаю, кто эти люди и для чего они здесь. Тогда, в первый раз, для меня они стали просто очень хорошими случайными знакомыми, с которыми прошла одна из самых ярких ночей в моей жизни. Катюха с Игорем и сейчас совершенно искренне веселились и пили так, словно находились не на боевом задании, а и правда отмечали победу любимой команды. Застенчивый Денис первое время вел себя очень настороженно, но вскоре расслабился и он. Мой же подопечный и вовсе отрывался от души. А ведь он тоже, по идее, знает, что за люди подсели к нему за столик. Хотя, чем дальше, тем больше я убеждался, что его память старательно отторгает любые воспоминания обо мне.


Веселье было в самом разгаре, народ постепенно пьянел. Я же оставался абсолютно трезвым и с интересом наблюдал за всем, что попадало в поле зрения. Тот, другой я, уже порядком надрался. У него были деньги и теперь он их с удовольствием тратил. Пил так, словно это была последняя пьянка в его жизни.


В какой-то момент случился интересный диалог с Катей. Ее друзья куда-то отлучились и она, как опытный психолог, решила использовать этот момент. Забавно выпятив нижнюю губу, она сдула растрепавшуюся челку, падающую на глаза и перегнулась через столик. Ее лицо было совсем рядом, и я уловил аромат ее духов, губной помады, пива и разгоряченной, чуть вспотевшей кожи. Стараясь говорить тихо, но при этом громче царившего вокруг гула, она спросила:


— А у тебя девушка есть?


— Неа! — весело ответил Игорь и отхлебнул пива.


— А почему?


— Потому что мне жена не разрешает!


И они вместе засмеялись над старой шуткой.


— Шучу! Я одинокий волк. Не нашел еще своей волчицы, — с пафосом заявил Игорь. Где-то в глубине его сознания я прикрыл глаза и покачал головой. Пикапер, блин, уровня «бог».


Катю, однако, фраза ничуть не смутила. Она продолжала атаку:


— И что мешает найти? Вон нас, волчиц, сколько!


— Работал я…


Дальше Игорь начал беззастенчиво врать о том, как он тяжко вкалывал на нефтяном промысле долгие годы, а теперь, буквально на днях, наконец, вернулся. И заработанного хватит на безбедную жизнь и ему и будущей девушке. Пьяная фантазия развернулась настолько, что я сам слушал его, раскрыв рот. Катя старательно делала вид, что впечатлена до глубины души. А может и правда оценила, если не финансовое положение (конечно, им было известно реальное положение вещей), то хотя бы размах вранья, которое Игорь городил для нее. Неожиданно он достал автомобильный брелок. Я напрягся. Так, шутки кончились. У меня никак не получалось вспомнить, как же в тот раз мне удалось сохранить его у себя.


— А хочешь, поехали кататься? — с этими словами он положил ключ перед ней.


Увидев ретенсер прямо перед собой, Катя прищурилась, и на мгновенье перестала улыбаться. Но, несмотря на выпитый алкоголь, девушка отлично себя контролировала. Улыбка вернулась на ее лицо, а тонкий пальчик принялся легонько крутить брелок. Поучительным тоном она произнесла:


— А пьяному за руль нельзя!


— Вот черт! Ну, давай тогда завтра покатаемся?


— А давай!


Игоря, что называется, понесло. Он увлекательно рассказывал историю про то, как на новой машине первый раз попался за превышение скорости. В подробностях описывал, как чистил салон, когда пролил дорогущий коньяк. И прочее, и прочее. Я слушал и балдел. Этот гад знал, что девушка никуда с ним пьяным не поедет, поэтому смело врал про несуществующий автомобиль. А Катя знала, что у ее собеседника есть только ключ, но с неподдельным интересом в глазах слушала его истории. Обоих абсолютно устраивал этот театр, который они разыгрывали друг для друга. И настолько здорово у них получалось, что я на какое-то время даже забыл про свои тревоги и просто с удовольствием наблюдал.


Алкоголь тем временем все больше затуманивал рассудок Игоря. Он по-прежнему был бодр и весел, но вместе с тем становился все более рассеяным, и все чаще его язык заплетался. Тем временем вернулись отсутствовавшие все это время парни. Тезка похлопал Игоря по плечу:


— Бро, в туалет не хочешь? В тебе уже поди канистра пива!


— О, точняк! — Игорь с готовностью поднялся и вышел из-за стола.


Когда он поворачивался, чтобы уйти, я мельком успел заметить, как девушка аккуратно, двумя пальцами, поднимает ретенсер со стола.


Стой! Ты забыл! Надо забрать!


Это был даже не крик, а эмоциональная команда, в которую я вложил все силы. Игорь резко развернулся и ловко выхватил брелок из пальцев Кати. И это было сделано с точностью, ловкостью и даже какой-то грацией, которые просто недоступны пьяному человек. В тот момент я готов был поклясться, что это было именно мое движение. Вместе с тем у Игоря подкосились ноги, и он едва не упал. Спасибо Денису, успел подхватить.


— Эгей, кому-то уже хватит, да?


— А вот ни хрена! Я пил, пью и буду пить! — пьяно рассмеялся Игорь.


Он спрятал ретенсер в карман и поглядел на Катю. Я увидел разочарование на ее лице, но Игорь, конечно, этого не заметил. Он погрозил ей пальцем и весело сказал:


— Нельзя нажимать на кнопку багажника! Нельзя его открывать.


— Да я и не собиралась… — попыталась улыбнуться девушка.


— Нельзя открывать. А знаешь почему? — он наклонился к самому ее лицу, сделал страшные глаза и продолжил: — Потому что у меня там труп! Оп!


И громко засмеялся. Затем махнул рукой парням и пошел в туалет. Очень хотелось посмотреть на лицо Кати, но, как назло, этот пьяный гад ни разу не обернулся. Когда он вернулся, она вновь была беззаботна и мило улыбалась.


Вечер незаметно перешел в ночь. Были еще тосты, танцы, пьяные песни. Но в какой-то момент я стал понимать, что тело Игоря перешло в автономный режим. Он практически не отвечал за свои действия. Он все еще держался на ногах, пил, даже продолжал что-то рассказывать, но речь все больше становилась бессвязной. И чем больше он терял над собой контроль, тем больше получал его я. Первый раз это проявилось тогда, когда понадобилось забрать ретенсер из рук Кати. В следующий раз уже ближе к полуночи, когда началась заварушка с короткой дракой. Ничего серьезного, просто кто-то сильно пихнул Игоря и он, будучи в дупель пьяным, с готовностью упал на пол вместе со стулом. Его новые друзья тут же кинулись на обидчика, но драку быстро растащили. Я почувствовал, как тело подхватывают несколько рук и усаживают обратно на стул. А еще четко ощутил чьи-то пальцы в кармане. Игорь, конечно, этого не замечал. По карманам шарил, кажется, его тезка, хотя могу ошибаться. В любом случае он ошибся карманом, а в нужный залезть не успел, потому что я сам сунул туда руку и сжал брелок. И это действительно сделал я. Позже была еще одна попытка с их стороны, когда после очередных тостов, два Игоря решили поменяться футболками. Я видел, как Катя аккуратно проверяет карманы снятой и забытой на стуле куртки. Такая милая, такая честная Катюха. Эх ты. Ретенсера в куртке она не нашла, потому что он в этом время уже лежал в кармане джинсов. И это тоже сделал я.


Игорь пил и пил, но все еще держался на ногах. На самом деле хозяин тела уже давно отключился, и в тот момент мне удалось получить минимальный контроль. Я бы в восторге! Не передать словами чувства, охватившие меня, когда я смог сделать шаг, другой и тело меня послушалось. Это все больше походило на дерганье марионетки за веревочки, но худо-бедно тело двигалось. И со стороны смотрелось вполне себе органично: пьяный и пьяный, что с него взять. Несчастные агенты в попытках споить Игоря до бессознательного состояния, сами упились, что называется, в хлам. Бедолага Денис блевал аж три раза. Один раз вместе со мной, за углом паба. В этот момент я, воспользовавшись ситуацией, спрятал брелок под досками забора.


Веселье между тем продолжалось. Теперь уже от души веселился и я. Да что там веселился, я был счастлив! Мне на прощанье дали тело! Оно было пьяное и непослушное, но все же я его ощущал вполне своим. Что еще можно пожелать обреченному? Это было божественно.


В завершении этой волшебной ночи были катания на лимузине. Продлились они, правда, недолго. Мы сделали круг по городу и вернулись к «Дохлому Еноту». Едва машина скрылась за поворотом, я вывернул карманы и пожаловался:


— Вот черт, кажется я ключ от своего болида в том драндулете оставил.


Заботливые «друзья» с моего полного согласия обшарили всю мою одежду, посочувствовали и тут же начали собираться по домам. Через пару минут вся тройка погрузилась в такси и унеслась в ту сторону, куда укатил лимузин. Возле закрывшегося «Дохлого Енота» осталось только лишь одно мое тело, которое сейчас больше напоминало зомби. Хохочущего зомби. Скрюченный, едва передвигающийся, и хрипло смеющийся над тем, как ловко обвел вокруг пальца всех на свете.


Ну, а потом я забрал спрятанный под забором ретенсер, тоже поймал такси и поехал домой. И уже под утро, чувствуя безмерную любовь к этому телу, я его помыл и уложил спать в чистую постель. Закрыл глаза. И уснул.

Показать полностью
28
Человек, который хотел все исправить. #33, #34
14 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 32

-------------------------


Глава 33



Дальнейшие события развивались слишком быстро. Игорь перехватил руку парня, повернулся к нему и ударил левой, попав в челюсть. Охранник рухнул, как подкошенный. Девушку охватила паника, она присела на пол и пронзительно закричала. Я в шоке наблюдал, как взгляд вновь устремился на нее, как тело перегнулось через прилавок, как кулак с силой жахнул по кассовому аппарату.


— Открывай! — потребовал Игорь.


Из-за собственного крика кассирша не услышала его слов. Тогда он, не глядя, сгреб в ладонь конфеты, жевательную резинку и еще какую-то мелочевку у кассы. После чего широко размахнулся и швырнул в ее сторону. Это возымело некоторый эффект: девушка перестала кричать и теперь лишь громко всхлипывала. Игорь повторил:


— Открывай! Открывай гребаный кассу!


Продолжая тихо рыдать, девушка подошла, открыла ключом лоток и тут же отбежала подальше. Во всем происходящем было что-то безумное. Глаза продолжали смотреть на нее, а руки собирали деньги и рассовывали по карманам. Когда касса опустела, Игорь быстрым шагом направился прочь из магазина. Я в недоумении наблюдал за его действиями. В них не было никакой логики. Мой альтер эго только что просто ограбил магазин и пошел домой.


Оказавшись в квартире, Игорь не разуваясь прошел на кухню. Сел на табурет, достал все деньги, смял их в большой комок и положил в центре стола. Выждав несколько минут, он сгреб мятые купюры в кулак и активировал ретенсер. Вернувшись на десять минут назад и получив копии похищенных купюр, засунул их в карман. Потом дождался, когда погаснет индикатор и повторил. И еще раз. И еще. Это продолжалось почти два часа. На мои слова Игорь не реагировал, повторяя одни и те же действия, словно робот. После очередного прыжка у него пошла кровь из носа. В ушах давно стоял шум, голова гудела, но лишь темные красные капли, упавшие на поверхность стола, остановили его. Словно придя в себя, он, наконец, снял куртку и ботинки, отнес их в коридор и теперь сидел на краю ванны, останавливая кровь. Неожиданно обратился ко мне:


— Эй, Голос!


— Я тут, говори, — ответил я.


— Голос, ты здесь?


— Здесь я, здесь! — в этот раз мой ответ был громче.


— Что с тобой? Почему так тихо? Ты наконец решил сдохнуть? — Игорь хрипло засмеялся.


Я мысленно поежился. Похоже, ретенсер влиял на него сильнее, чем на меня. То, что он сам решил заговорить, обнадеживало, но вместе с тем я был крайне озадачен:


— Как ты себя чувствуешь?


— Что? Не слышу.


Я повторил вопрос громче, почти криком. В этот раз он услышал и ответил:


— Отлично! Отлично я себя чувствую. Я все сделал, как ты хотел. И теперь ты не такой громкий. Это хорошо. Это хорошо…


— Слушай, прекрати говорить, как долбаный псих! По-твоему, я хотел, чтобы ты устроил разбой в магазине?


— Ты хотел, чтобы все повторялось. Весь день хотел. Весь день хотел.


— Чувак! Я весь день молчал!


— Нет, ты хотел! Ты хотел!


Эти его фразы с постоянными повторами выводили меня из себя. Он или правда свихнулся, или специально доводит меня. И я не знал, что ему еще сказать. Возникла неловкая пауза. Затем Игорь произнес:


— Я тебя не слышу. Значит, все правильно. Значит, правильно.


И на следующие мои вопросы уже не отвечал. Неужели и правда не слышит? И что же мы с тобой будем теперь делать? Я почесал затылок. Рука поднялась и почесала затылок. В тот момент это произошло настолько естественно, что осталось незамеченным ни мной ни им.


Приведя себя в порядок, Игорь отправился спать. Едва его голова коснулась подушки, он тут же захрапел. Я же вновь остался наедине с собой. Прошла половина ночи, прежде чем случилось новое событие, которое может показаться незначительным, но для меня было очень важным. Собственный храп, оказывается, ужасно раздражает, когда ты не спишь и слышишь его. Промучавшись несколько часов, я, забыв о своем нынешнем положении, попытался повернуться набок. И лежащее на спине тело, его тело, в этот момент действительно повернулось на правый бок. Храп прекратился. Но даже если бы он продолжался, я уже не обращал на это никакого внимания. Меня захватила мысль о том, что у меня есть возможность управлять этим телом. Остаток ночи прошел в попытках шевельнуть какой-нибудь частью тела. Однако, как ни напрягался, ничего не выходило. Лишь пару раз дернулись пальцы на руке, но это было столь мимолетное действие, что вполне могло сойти за совпадение. А мне так хотелось надеяться, что это не случайность.



Глава 34



Состояние Игоря утром можно было сравнить с глубоким похмельем. Проснувшись, он долго не мог подняться, борясь с сильной головной болью, которая появилась с пробуждением. Через какое-то время ему все-таки удалось заставить себя встать с постели. Он сходил в туалет, затем долго отмокал в душе. Когда немного полегчало, Игорь решил позавтракать и зашел на кухню. Обнаружив целую кучу мятых купюр, он замер и не двигался добрых пятнадцать минут, силясь вспомнить, что произошло вчера вечером. У него не получалось. Тогда он вспомнил про меня.


— Голос! Что это? Что я наделал?


Я принялся рассказывать ему про магазин, но он меня не слышал. Теперь уже совсем. Я даже кричал – бесполезно. В отличие от меня, его этот факт сильно обрадовал. Он весело поминал меня самыми нелестными словами, специально произнося их вслух. На некоторые гадости я отвечал. Иногда гневными воплями. Иногда даже матом. Он ничего не слышал. В итоге неверующий Игорь впервые в жизни вслух поблагодарил бога за то, что приступ сумасшествия оказался временным. По понятным причинам, я его радости не разделял. Теперь я был не только безучастным, но и безмолвным наблюдателем. Осталось перекрыть мне зрение и слух и мое существование окончательно превратится в пытку. А может, это и есть мое наказание за грехи? Ну, чем не ад?


Судя по всему, позже Игорь все же вспомнил, откуда взялись деньги. Настроение его испортилось, и он сидел, обхватив голову руками. Долго о чем-то думал. Я еще пару раз пытался его позвать, но связь пропала окончательно. Его внутренний голос теперь был не слышим.


Внезапно мне вспомнился Катин календарь с отчетом, в котором упоминался некий «ПП», мешавший оперативникам схватить меня. А ведь наверняка этим «ПП» был я. Мне удалось заставить Игоря нажать на кнопку при первой встрече с агентами. И, вероятно, как-то я еще смогу ему помочь. Но в памяти так же всплывала строка, в которой упоминался факт ликвидации «ПП». В какой же из дней это случилось? Вернее, должно случиться. По началу я не относил это на свой счет, но чем дальше, тем больше выходило, что это все-таки обо мне. Если представить, что утрата возможности общаться с хозяином тела, в котором я оказался заперт, это первый намек на мое уничтожение (или самоуничтожение?), значит, осталось уже недолго. Осознав это, желание что-то делать, пропало. Да и что я теперь мог? Только подглядывать чужими глазами и подслушивать чужими ушами. Игорь и был настоящим человеком, а я – всего лишь бесплотный сгусток сознания, случайно продолжающий свое существование. Вероятно, моя смерть наступила в большом ретенсере, но по какому-то стечению обстоятельств, я все еще ощущал себя живым. Похоже, скоро этому наступит конец.


Тем временем Игорь прошел через стадию переживаний и самокопания. Махнув рукой, он взялся за деньги. О да, как это на меня похоже: пострадать немного, затем смириться и найти утешение в приятном. Теперь он сосредоточенно занимался сортировкой наличности. Взял лист бумаги, на который выписывал номера купюр, разглаживал мятые бумажки и раскладывал в разные пачки. Спустя полчаса перед ним образовался с десяток ровных стопочек с деньгами. Сколько там было, не знаю, я не считал. Игорь разложил половину по карманам, остальное спрятал дома в шкафу. Затем начал куда-то собираться.


Ближе к обеду он вышел из дома и направился к автобусной остановке. Путь лежал мимо злополучного магазина. Издали заметив стоящий у входа полицейский УАЗ, Игорь развернулся и пошел в противоположную сторону. Добравшись окольными путями до остановки, он не стал ждать автобуса, поймал такси. После вопроса, куда ехать, Игорь вновь впал в ступор и долго не отвечал. Просто сидел в машине и хмуро смотрел на водителя.


— Парень, ты под кайфом чтоли? — видимо, таксисту подобные пассажиры попадались нередко.



Ответа не было. Я мысленно покачал головой, хлопнул себя по лбу и обреченно подумал: «Да вези его прямиком в дурку, чего уж». Спустя несколько секунд Игорь помотал головой, приложил руку к голове, и, запинаясь, произнес:


— Вези… Прямиком… — в этот момент его ступор прошел, — Вези меня в банк.


Он назвал адрес того филиала, в котором мне довелось разжиться миллионами. Водитель кивнул, и машина тронулась с места. Пока мы ехали, я прикидывал, что может случиться дальше. Очевидно, что Игорь все больше терял связи: со мной, с реальностью, с собственным телом. Неужели, в финале его ожидает состояние овоща? Мне стало жалко его. И себя.


Доставив пассажира по адресу, таксист получил щедрое вознаграждение. Я видел, как рука протягивает ему столько купюр, сколько было взято из кармана. После этого Игорь вышел из машины, зашел в банк, сел в одно из кресел в центре зала и замер. Для прихода лысого с портфелем, набитым деньгами, было еще очень рано. Насколько я помнил, он должен был появиться после пяти часов вечера, а сейчас было немногим позднее полудня.


Не шелохнувшись, Игорь просидел два часа, прежде чем к нему подошел один из охранников. Он вежливо поинтересовался:


— Добрый день. Вам нужна какая-то помощь?


— Нет, спасибо, — ответ был произнесен обычным будничным голосом.


— Вы кого-то ждете?


— Да, я кого-то жду.


— Хорошо, извините, — с этими словами охранник отошел и больше не беспокоил.


Прошло еще три часа. Я ощущал, как затекла спина, но хозяину тела это, похоже, ничуть не мешало. Наконец, в зале появился пузатый лысый мужчина с кейсом. Я его сразу узнал. Он прошел мимо и исчез из поля зрения – кассы находились за спиной. И ничего. Мы продолжали просто сидеть (он в кресле, а я у него в голове) и чего-то ждать. Спустя несколько минут лысый вновь прошел мимо нас, уже обратно. И вновь никаких действий. Я уже было подумал, что придется сидеть здесь до закрытия, как вдруг Игорь все же поднялся. Размял немного ноги и направился к выходу.


— И что? Для чего мы тут сидели полдня?


Мой вопрос ожидаемо остался без ответа.


Выйдя из банка, Игорь снова поймал такси. Следующим адресом был назван «Дохлый енот». Не «какой-нибудь душевный паб», а конкретное питейное заведение. Парень старательно двигался по пройденной программе. Иногда сбиваясь, иногда озадачивая окружающих странным поведением, но, тем не менее, упорно и целенаправленно.

Показать полностью
29
Человек, который хотел все исправить. #32
16 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 31

-------------------------



Глава 32


Работа на шиномонтажке, когда туда пришел Игорь, кипела вовсю. Он с ходу включился в общие дела и не отвлекался до самого вечера. Я ему не мешал. В плане новых ощущений, это был интересный день. Довольно любопытно наблюдать, как твое тело совершает привычные действия, а сам ты, вроде как, и не участвуешь в процессе. При иных обстоятельствах я бы не отказался от таких способностей. Нет, ну а что? Пришел на работу, запустил руки-ноги в автономный режим, и не заботься ни о чем. Хочешь, размышляй о вселенной, хочешь - спи. Да, вот насчет сна, конечно, как-то нехорошо вышло. Я же теперь не сплю…


День все тянулся и тянулся, изматывая меня бесконечным ожиданием вечера. Предпринять я ничего не мог, только ждать, когда мой второй я освободится от дел и пойдет, наконец, домой. Времени подумать обо всем на свете у меня теперь было более, чем достаточно. В конце концов, я пришел к выводу, что ничего кардинально мы изменить не можем. Даже с учетом того, что я знаю грядущие события и могу поделиться своим знанием, а Игорь может предпринять какие-то действия. Как ни крути, а ведь мне придется в результате встретиться с Бондом, оказаться в Корпусе и отправиться назад, в 14 сентября. Если этому не дано случиться, значит и меня здесь не будет. Но, что же это получается? Выходит, проклятый ретенсер завернул мою судьбу в петлю, из которой нельзя выбраться? Времени у меня было много, и я раз за разом вспоминал ключевые события и выстраивал их в цепочку, в которой искал слабое звено.


Авария, горящая машина, мертвый Бонд на водительском кресле.


Ретенсер. Активация. «Перемотка» времени на 10 минут назад. Машина не попадает в аварию, Бонд остается жив.


Грабеж в магазине. Это след, который выведет на меня полицию. Тоже ключевое событие.


Грабеж в банке. Играл ли он важную роль? Наверное, уже нет.


Встреча с тройкой агентов «ТрансТелекомСервиса» в пивном пабе. Да, это явно была не случайность и так же является ключевым событием.


Мое задержание полицией и последующий побег. Тут я не пришел к однозначному выводу. Сам побег, очевидно, был важным событием, а вот ранение полицейского – неизвестно. Если закрыть глаза на душевные терзания, повлияло ли оно как-то? Нет. Хотя, стоп! Я получил пулю в плечо. Но это, по сути, тоже каких-то критичных последствий не имело.


Что там дальше? Разговор с Катей по телефону? Ничего, кроме потраченного времени. А вот потом – меня схватили. Хитрый Андрей Николаевич вероятно, хороший шахматист. Я только сейчас попытался представить весь его план. Они гнали меня по городу, пока не вывели в удобный район. Вызвали туда полицию. И в финале Бонд лично включился в игру, искусно выиграв нужное ему время. Рассчитал все до минуты.


Но, по сути, кардинальное изменение любого из этих событий отменяло бы мою отправку в прошлое из капсулы большого ретенсера. Значит, они в любом случае должны произойти. Так или иначе. И я вновь буду вынужден дойти до конечной точки и отправиться в начало. Ну, только уже не я, а мы – нас же теперь двое. Стоп! «Конечная точка»! Момент отправки меня на десять дней назад и есть самый важный ключевой момент! Я еще раз вспомнил все, что случилось за эти дни. Да, именно в тот момент моя линия времени не продолжилась, а завернулась в кольцо. И если ничего не предпринять, будет сворачиваться и дальше, в бесконечную спираль. И, вероятно, уже без моего участия. Кто знает, как повлияет следующий перенос в большом ретенсере? Нынешний Игорь, в голове которого я обитаю, окажется в еще одном Игоре? А что будет со мной? Меня вычеркнут из этого мира или мы постепенно превратимся в кошмарную матрешку? В этом месте я окончательно запутался. Если бы у меня могла болеть голова, сейчас бы мне точно понадобилась пара таблеток анальгина.


Наконец, этот день завершился. Уставший и голодный Игорь медленно брел домой. Он спокойно вошел подземный переход, словно забыв, какой опасности здесь удалось едва избежать несколько часов назад. Посреди туннеля ему неожиданно стало плохо. Он пошатнулся, сжал руками голову, закрыл глаза и так шел дальше. Я обеспокоенно спросил:


— Эй, чувак! Что с тобой?


Игорь не ответил. Шатаясь, он продолжал идти вдоль стены, задевая ее локтем. Глаза были по-прежнему закрыты. Я почувствовал неладное. Что, черт возьми, опять происходит? Боли не было. Почему он держится за голову?


Через несколько шагов Игорь подошел к лестнице и запнулся. Казалось, он и не заметил, что носок ботинка ударил в ступеньку и тело начинает медленно заваливаться вперед.


— Ты падаешь! — в испуге закричал я, — Руки! Руки!


Глаза открылись, и руки резко вытянулись вперед в последний момент. Игорь упал, растянувшись на бетонных ступенях. Я машинально отметил вспышки боли: колено, локти, кисти рук. Но ничего серьезного, мелкие ушибы. А вот если бы продолжал держаться за голову, то наверняка бы приложился лицом.


Встав на ноги, он на секунду замер. Поднялся по ступеням, снова остановился. Потер пальцами висок, словно пытаясь что-то вспомнить. Затем, смотря в землю перед собой, тихим голосом спросил:


— Зачем ты это делаешь?


— Что делаю? — не понял я.


— Ты все равно не помешаешь мне.


— Ты о чем?


Вместо ответа Игорь сильно, до кругов в глазах, зажмурился, задержал дыхание и так стоял еще с полминуты. Затем резко выдохнул, широко открыл глаза и посмотрел на свои ладони. После достал из кармана брелок и долго разглядывал его. С парнем явно что-то было не так. В конце концов, он отдышался, пришел в себя и вновь зашагал по направлению к дому.


— Поговорим? — я все еще пытался наладить контакт.


В ответ послышалось злое бурчание:


— Заткнись! Заткнись!


Нет, так нет. Я не навязывался.


Игорь перешел улицу и направился к круглосуточному магазину недалеко от дома. Будь у меня сердце, оно бы сейчас бешено колотилось. Я никак не ожидал, что он отправится туда, где я совершил свою первую ошибку. Ведь ему все было рассказано, и он относительно подробно знал последствия. И, тем не менее, решительно направлялся именно туда.


Двери магазина послушно разъехались в стороны, гостеприимно впуская припозднившегося посетителя внутрь. Игорь прошел мимо охранника и сразу свернул к стеллажам с алкоголем. При этом задел бедром тележку и стоящие рядом пластиковые корзинки, которые с грохотом упали на пол. Это его ничуть не смутило, он шел дальше, словно и не слышал. На кассе девушка, болтавшая по телефону, резко замолкла и с открытым ртом проводила взглядом странного покупателя, пока тот не скрылся за полками с продуктами. Игорь шел, уставившись в одну точку и не оборачиваясь, так что я не видел охранника, который остался за спиной. Я все ожидал, что тот подбежит, схватит за руку, но этого не произошло.


Игорь остановился перед полками с водкой, коньяком и виски. Его глаза принялись изучать бутылки. До меня уже дошло, что именно он ищет, но все еще оставалось загадкой – зачем? Найдя, наконец, ту самую бутылку с дорогим алкоголем, Игорь направился к кассе. Когда он повернулся, я смог увидеть охранника. Тот молча складывал упавшие корзинки, но при этом не спускал нахмуренного взгляда с меня. То есть с Игоря, конечно. Беспорядок навел он, а стыдно почему-то было мне. Кроме того, я с тревогой ждал, что он будет делать дальше. Денег, которые были в тощем бумажнике, явно не хватило бы эту бутылку виски, а значит, платить никто не собирался.


Подойдя к кассе, Игорь протянул бутылку. Девушка улыбнулась и спросила:


— Пакет?


— Да. И, судя по всему, не один, — фраза была произнесена совершенно серьезным, спокойным голосом.


На лице кассира отразилось удивление, но она быстро справилась с ним. Провела покупку через кассу, достала пакет, положила в него бутылку.


— С вас двадцать четыре тысячи шестьсот рублей… Что-то не так?


Игорь пристально смотрел ей в глаза. Пауза затягивалась. Я понимал, что если до этого он просто мог показаться чудаковатым, то сейчас кассирша видела перед собой явного неадеквата. Надо было выручать парня. Я попытался достучаться до него:


— Брат, ты ее пугаешь!


Продолжая смотреть прямо в лицо девушки, Игорь закричал:


— Заткнись! Заткнись!


Она отшатнулась, плюхнулась на свой стул, снова вскочила и отбежала назад. Я не видел, но почувствовал, как охранник положил руку на плечо. Единственная мысль, которая появилась в этот момент в голове, была: «А еще говорил, это я раньше времени с катушек съехал…».

Показать полностью
37
Человек, который хотел все исправить. #31
10 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 29-30

-----------------------------

Глава 31


Игорь подошел к спуску в подземный переход и остановился. Благодаря моему рассказу, он знал, что с другой стороны агенты «ТрансТелекомСервиса» обследуют территорию, где впервые был активирован ретенсер. Я чувствовал, как усилилось сердцебиение. Вероятно, он сейчас решал, как поступить. Взвешивал все за и против, прежде чем сделать важный шаг. Мне в тот момент было гораздо сложнее. Он решал свою судьбу, а я отчаянно искал выход из клетки, в которую попал.


Наконец, парень спустился по ступеням вниз и твердым шагом направился через туннель. Я решил попытаться сыграть на его жадности:


— Слушай, ведь нет никакой гарантии, что отдав им то, что они ищут, ты получишь что-то взамен. Подумай, может, стоит для начала сделать что-то для себя? Не обязательно ведь повторять мои ошибки, можно пойти другим путем. Есть куча вариантов, например…


И тут я запнулся и умолк, заметив нечто, повергнувшее меня в шок. Игорь проходил мимо стоящей у стены инвалидной коляски. Я вспомнил, как давным-давно, в прошлой жизни, пробегая по этому самому месту, уже видел такое кресло. Тогда в нем лежала, кажется, скрипка. Сейчас же в нем сидел я. Сгорбившийся, с опущенной головой, но это была определенно моя фигура, мое тело.


Игорь, тем временем, совершенно спокойно прошел мимо, словно ничего не замечая. Смотрел он только прямо, на виднеющуюся впереди лестницу выхода из подземного перехода. Коляска с телом пропала из поля зрения, и я закричал:


— Стой! Стой! Ты не видишь? Обернись!


Вероятно, тревога в моем голосе прозвучала довольно убедительно. Игорь остановился, медленно обернулся. Обшарив взглядом пустой туннель, пожал плечами. Он не видел! Но кресло было там. И в нем был я. Внезапно оно медленно начало поворачиваться в нашу сторону. Что за черт?! Я в ужасе смотрел, как тело в коляске медленно заваливается на бок. Голова развернулась, и стало ясно, что это не мое лицо. Свое мне довелось наблюдать последний раз в зеркале душевой Корпуса: седина в волосах, седина в щетине, морщины у глаз, впалые щеки. Лицо человека в инвалидной коляске было молодым. И мертвым. Это был тот, другой я. Который смотрел вместе со мной, но, как уже было понятно, не видел ничего, кроме сырых обшарпанных стен и грязного пола. Кресло тем временем замерло, затем развернулось в противоположную от нас сторону. Тело в нем выпрямилось, словно поддерживаемое невидимыми руками. Внезапно, картина дополнилась: спиной к нам появился человек в синей форме, полностью закрыв собой коляску. Спустя мгновенье он сделал шаг и все исчезло! Я теперь тоже смотрел в пустоту. Игорь, тем временем, повернулся с твердым намерением продолжить прерванный путь. Я, спохватившись, закричал:


— Нет, нет! Иди назад! Пожалуйста, иди обратно! Надо увидеть, куда он пошел!


Парень поморщился. Украдкой огляделся, убедился, что никого рядом нет, и ответил:


— Чувак, ты походу раньше времени с катушек съехал.


— Инвалидная каталка! И тебя в ней увезут, и…


— Ничего там не было, отвали, — Игорь перебил меня — Я уже все решил.


Он подошел к ступеням, ведущим наверх. Я лихорадочно обдумывал увиденное. Что это было? Галлюцинация? Обрывок воспоминания из прошлого? Или будущего? Или будущего прошлого? Черт, как же все это сложно. «Думай, думай, думай!», — заставлял в очередной раз я себя соображать быстрее. В тот раз в переходе ничего такого со мной не произошло. И не могло произойти, парень в кресле явно живым не выглядел. Значит, это был не я. Стоп! «Не могло, произойти…», — вот оно, ключевое слово. Могло! Но не произошло, потому что событие было отменено.


Игорь поднялся по ступеням. Увидел агентов, напрягся и замедлил шаг. Они пока не обращали на него внимания.


«Думай! Думай! Думай!»


Что произошло? Может, я теперь как их гребаный Анализатор, могу видеть то, что должно случиться? Или стоп, то, что уже случилось? Е-мое, голова кругом. Надо срочно что-то предпринять.


До человека с ноутбуком, сидящего на оранжевом ящике, оставалось не более пяти шагов. Я ощущал, как Игоря накрыла волна паники. Видимой причины для этого не было. Как и тогда. Но паника была. Он поравнялся рядом с агентом и остановился. Тот вопросительно поднял глаза над экраном и сразу все понял. Медленно, словно боясь спугнуть жертву, отложил в сторону ноутбук и поднялся. Игорь протянул ему руку с раскрытой ладонью, на которой лежал ретенсер.


— Они тебя убьют. Прямо сейчас, — в моем голосе не было отчаяния или мольбы. В нем было холодная уверенность.


В этот момент напряжение достигло предела. Продолжая протягивать руку человеку в синей форме, Игорь нажал на кнопку. Как нажимает на кнопку пульта человек, переключающий канал в телевизоре. Вспышка.


Оказавшись у подъезда, ему удалось устоять на ногах и не упасть на скользкие ступени. Правда, он едва не наступил на лежащего рядом рыдающего мальчугана. Игорь осторожно обошел его, непроизвольно прикоснувшись к носу, который все еще был чуть распухшим. Подошла мать ребенка. Не дав ей произнести ни слова, Игорь пробубнил:


— Все в порядке! Ваш Венечка скакал, как ненормальный, пока не навернулся с верхней ступеньки.


И снова направился в сторону перехода. Мне оставалось лишь удивляться, как скрупулезно Время пытается восстановить свои линии, компенсируя аномальные вариации излишними, казалось бы, мелочами, вроде дословно совпадающих фраз.


Благодаря тому, что ему, в отличие от меня, удалось не повредить спину после этого «прыжка» из перехода, Игорь добрался до туннеля быстрее. Он бежал почти бегом, не произнеся при этом не слова. Я попытался что-то сказать, но был проигнорирован. Что у него на уме? Этим вопросом приходилось задаваться все чаще. Хотя вроде я должен был представлять.


Спустившись в переход, Игорь сразу увидел инвалидную коляску. В тот момент в туннеле была пара человек, идущих в разных направлениях. Пожилая женщина и пухлый парнишка, лет пятнадцати. Ничего подозрительного. Дождавшись, пока они скроются из глаз, Игорь подошел к креслу и остановился, разглядывая его. Теперь мы оба его видели. Про себя я отметил, справедливости ради, что сейчас оно выглядит более объемным, более цветным. Более реальным, проще говоря. Значит то, все же, было каким-то моим личным видением. На кресле лежала скрипка, а под ним – раскрытый чехол. Игоря привлек именно он. Склонившись над футляром, парень легонько ткнул его носком ботинка. Из одного края чехла в другой перекатился блестящий желтый цилиндрик. Это был патрон. Обычный пистолетный патрон, лежащий в обычном чехле от музыкального инструмента.


Игорь достал брелок, посмотрел на светящийся индикатор. Я снова подал голос:


— Пока светится, пользоваться нельзя. Ну, ты помнишь, надеюсь.


И снова ответа не было. Какой же я все-таки гадкий в этой своей прошлой версии. Пора бы уже понять, кто друг, кто враг. Пока не случилось чего-то, что нельзя исправить. Мне вдруг вспомнился весь клубок событий. Впрочем, да, уже и так произошло слишком много всего, чего исправить не получится.


Тем временем гадкий я усилием воли заставил себя успокоиться и вновь направлялся к выходу из подземного перехода. Поднявшись, он с каменным лицом прошел мимо псевдо-связистов, не замедляя шаг. Когда проходил мимо, я вновь уловил какие-то не очень ясные образы. Сначала не понял, почему так много людей, но потом дошло, что это те же агенты, просто помимо «оригиналов», в этом месте было так же по пароочке их копии. И не все спокойно топтались на месте. Некоторые бежали, бросались на невидимую жертву, у одного из них я заметил оружие. Это наваждение продлилось всего несколько мгновений и тут же пропало, когда Игорь отошел от входа в туннель. Из опаски привлечь внимание агентов, сейчас я промолчал.


В этот раз никто не обратил внимания на парня в куртке и джинсах, спешащего по своим делам. Игорь перешел на тротуар, добрался до первого дома и скрылся за его углом. Затем достал из кармана брелок и принялся ждать. Когда индикатор погас, он выглянул из-за угла. И снова момент я не упустил случая продемонстрировать свои способности предсказывать события:


— Смотри, смотри, сейчас забегают!


Он вновь поморщился, услышав мой голос, но, конечно смотрел. Агенты, словно в подтверждении моих слов, начали суетиться, быстро передвигаться от стены к стене и вообще развели бурную деятельность. Хмыкнув, Игорь сунул брелок в карман и пошел дальше, погрузившись в свои мысли.


Показать полностью
34
Человек, который хотел все исправить. #29, #30
6 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 27-28

-----------------------------

Глава 29


Я пообещал ответить на все вопросы, но только после того, как Игорь подберет выброшенный в форточку ретенсер. В конце концов, мне удалось его уговорить, и вот уже минут десять он бродил под окнами, раздвигая тонкие ветви кустов с мокрыми листьями. Даже куртку не надел, балбес, так и бродил в одной майке. Тем временем я вкратце пересказывал ему события последних дней. Поначалу хотел утаить некоторые нелицеприятные вещи, но в итоге рассказал, все как было. Ну, а что скрывать? Родной же человек, как ни крути.


Наконец, черная коробочка была найдена в комьях недавно перекопанной черной земли. Подобрав ее, Игорь вернулся домой. Растирая замерзшие руки, он поспешил на кухню и приложил их к еще теплому чайнику. Я почувствовал, как тело, продрогшее в утренней уличной сырости, покрывается приятными мурашками. Игорь щелкнул выключателем, отправив чайник на повторное закипание и сел за стол. Положил брелок перед собой, сложил руки на груди и заговорил:


— Так, давай подобьем итоги. Значит, эта штука переносит меня во времени на 10 минут обратно. При этом она делает копии вещей, которые находятся у меня в руках и карманах.


— Да, — подтвердил я, — Но при этом еще разрушает твой организм и привлекает внимание конторы под названием «ТрансТелекомСервис».


— И они отслеживают эту штуку, как ты назвал? Ретенсер? Вот, его отслеживают, когда он перезаряжается, так?


— Точно не уверен, но, похоже, что так. Сегодня, когда ты пойдешь на работу, в переходе встретишься первый раз с ними. Пока ты активировал устройство всего раз, им еще недостаточно информации о том, где тебя искать. Помнишь, я говорил, как в такое же утро, как это, произвел целую кучу «прыжков», пока разобрался, как эта технология работает. Вот тогда, похоже, меня и вычислили.


— А может, просто отдать им? — Игорь посмотрел на пластиковую коробочку.


Я вздохнул:


— Да, мне тоже приходила в голову такая мысль. Жаль, что я к ней тогда не прислушался.


— Ну, это ты, — возразил мой собеседник, — У меня-то пока все еще нормально.


— То есть голос в твоей башке – это нормально?


— А, может, они помогут мне от тебя избавиться?


Вот такого ответа я не ожидал. Мне стало немного обидно. Надо же, какая ирония судьбы: мой эгоизм играет против меня же. Я все еще отождествлял себя с человеком, в чьем теле стал узником, но что-то он постепенно переставал мне нравиться. Вот ведь, негодяй какой - «помогут от тебя избавиться»! Они то «помогут», не сомневаюсь. Я сделал попытку уйти от такого варианта:


— Брат, ты не знаешь этих людей. Я был для них всего лишь подопытной крысой. Думаешь, с тобой поступят по-другому? Учитывая то, что ты и есть я.


— Не-не-не, погоди! Ты-то здорово накосячил: и деньги украл и полицейского ножом ткнул. Я вот когда тебя слушал, реально в шоке был. Я бы никогда такого не сделал.


«Ну да, ну да…», — с горечью подумалось мне.


— Я же чист, — продолжал, между тем, Игорь, — Пойду сейчас, встречу ребят, скажу, так, мол и так, у меня есть ваша штукенция. Отведите меня к главному. Как его там?


— Андрей Николаевич Бонд, — со вздохом ответил я, помня об обещании рассказать все.


— Вот! С Андрей Николаичем, скажу, хочу встретиться.


— И посадит тебя Андрей Николаич в каморку с надписью «ПП1».


— Не посадит! Ты сидел там, насколько я понял, для лечения и подготовки к отправке назад, так? Так. Меня лечить не надо, спасибо тебе, предупредил. Отправлять в прошлое тоже не надо, потому что проблема решается сама собой. Ну, гонорар я себе выпрошу, конечно. А в качестве бонуса пусть их чудо-врачи вычистят тебя из моей головы. Судя, опять же, по твоим словам, Андрей Николаич человек ответственный и стремится исправить свои ошибки. А, как ни крути, ты – его ошибка. Вот и пусть и исправляет. Как по мне, это - отличный план, учитывая обстоятельства.


Чем больше говорил, тем увереннее звучал его голос. Быстро же человек привыкает к новому. Еще вчера он в ужасе прислушивался к моим словам, а сегодня планы строит, как выгнать из головы непрошенного гостя.


Я сидел огорошенный. Нет, ну вы посмотрите, какая сволочь! Но ведь так нельзя, нельзя! Будь я на его месте… И тут, внезапно, почувствовал весь ужас ситуации. Будь на его месте, я поступил бы так же. Похоже, договориться с этим человеком не удастся. Да и что я мог ему предложить, кроме тихого совместного помешательства в перспективе? Ничего. Чтобы продолжать нормально жить, он должен избавиться от меня. Я прекрасно понимал его позицию. И ненавидел за это. И себя тоже, за то, что без всякой задней мысли выложил ему свою историю, лишив себя козырей.


В тот день у меня появился еще один враг. Опаснее остальных — сбежать от него было невозможно.



Глава 30



Прошло четыре часа. Я молчал, а Игорь, как ни в чем не бывало, занимался домашними делами. Перемыл посуду, прибрался на кухне. Затем занялся собой: тщательно побрился, нашел, порывшись в шкафу, чистую пару джинсов, начистил ботинки. Я с удивлением наблюдал за его действиями. Нет, конечно, неряхой я не был, но так собирался последний раз несколько недель назад, на свидание с девушкой. Неудачное, кстати.


На часах было 12:45, когда Игорь набросил куртку, обулся и вышел из квартиры. Спустившись по лестнице, он слишком сильно толкнул дверь. С улицы тут же донесся детский вопль. Я хмыкнул. «Эта музыка будет вечной».


Сцена с орущим мальчишкой, и его не совсем адекватными родителями повторилась вплоть до мелочей.


— Ты че, урод, слепой? — кричала мамаша.


— Выы-аааа-аааа! — вопил ее сын.


Пока растерявшийся Игорь подбирал слова, подошел коренастый папа. Я с удовольствием наблюдал за разыгрывающейся драмой. Интересно, нажмет кнопку или нет?


Сердитый мужчина поставил пакет с продуктами на землю и подошел вплотную к Игорю, который медленно пятился назад.


— Ты что, тварь, с моим сыном сделал?


— Да, тварь, ты что с бедным мальчиком сделал, слоняра неуклюжая! — громко закричал я, неожиданно решив поддержать злого папашу.


Конечно, меня слышал только один человек. И это было замечательно. Я наслаждался ситуацией. Мужчина ухватился за воротник Игоря. Я почувствовал, как в его крови забурлил адреналин. Парень все еще надеялся объясниться:


— Погодите! Я ведь ничего ему не сделал!..


На него накинулось все семейство. Подключился и я. Не кричал, но мой голос он явно слышал лучше других. «Давай, жми на кнопку! Жми на кнопку! Жми!», — от моих советов за версту несло провокацией, но я и не пытался это скрыть. В какой-то момент Игорь не выдержал и, мотнув головой, послал меня матом:


— Слушай, пошел на х..! — и тут же получил прямой удар в лицо от разъяренного папаши.


Отшатнувшись, Игорь ударился еще не зажившим затылком об железную дверь. В глазах поплыли фиолетовые круги. Он едва удержался на ногах и стоял сейчас, держась за стену. На плитку внизу упали капли крови из разбитого носа.


Мама и сын мгновенно затихли. Папаша тоже остыл, отпихнул зажимающего нос парня от двери и почти миролюбиво произнес:


— Аккуратнее будь! И никогда не хами незнакомым людям. И знакомым не хами.


С этими словами он распахнул дверь и махнул рукой своему семейству. Через несколько секунд Игорь остался у подъезда один. Он присел на ступеньку и запрокинул голову, ожидая, когда прекратится кровотечение. Голова гудела. Но для него это была физическая боль, а для меня – просто понимание. Я знаю, что болит, знаю, насколько сильно, но ничуть не страдаю от этого.


Пока правая рука продолжала держаться за нос, левая начала шарить в кармане куртки. Нащупала шершавый пластик автомобильного ключа. Я решил подсказать:


— Сейчас уже поздно. Отмотаешь момент назад, окажешься в квартире. Но нос будет разбит. Хотя ты получишь уникальную возможность получить по морде еще разок.


— Заткнись… Заткнись! — прошипели губы, но пальцы все таки отпустили брелок.


— А все потому, что надо слушаться старших! — съязвил я.


— Это ты, что ли, старший? — пробурчал Игорь в ответ.


— Конечно. Я же тебя на десять дней старше, не забыл?


— Еще раз, пошел на х..!


Вот и поговорили. Боже мой, неужели я и правда такое хамло?


Игорь осторожно шмыгнул пару раз, проверяя нос. Кровь больше не шла. Он сорвал несколько влажных листьев с куста, растущего под окном, и кое-как обтер лицо и пальцы. Затем, встряхнувшись, сунул руки в карманы и зашагал в сторону дороги. Многое бы я отдал, чтобы узнать, о чем он думал в тот момент…

Показать полностью
37
Человек, который хотел все исправить. #27, #28
19 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 25-26

----------------------------

Глава 27



До самого дома мы шли молча, погруженные в собственные мысли. Звучит немного по чокнутому, правда?


Я обдумывал, как же установить контакт с хозяином тела. Это было нелегко, несмотря на то, что мне было известно о нем абсолютно все. Я придумывал разные варианты, затем прикидывал, что было бы, если в моей голове чей-то голос произнес ту или иную фразу. И каждый раз ответ был один: голоса в голове – признак сумасшествия. Поэтому я предпочел пока сидеть молча. Вместе с тем, стараясь сохранить рассудок Игорю (буду по имени величать, ну, не звать же его «Хозяин», в самом деле), мне надо было подумать и о себе. Несмотря на то, что за последние дни я уже был морально подготовлен к любым странностям, переход в нынешнее состояние выбил меня из колеи. Труднее всего было принять, что я теперь не Игорь. А он – не я. Два разных человека. Вернее, он человек и личность, а я просто – личность. Тело, в котором я провел всю жизнь, теперь было чужим. И мне, похоже, до конца дней отведена роль безучастного наблюдателя. Это как оказаться в одиночной камере, но при этом еще и лишиться тела. Попробуй-ка тут не свихнуться. Вот потеха то будет, когда в голове у Игоря начнут раздаваться дикие вопли обезумевшего меня. Не думаю, что в этом случае он сможет долго продержаться. Двойное сумасшествие – уникальный случай в медицине!


Между тем Игорь пришел домой. Стянул с себя сырую одежду и начал набирать горячую воду в ванну. На мгновенье он задержался у зеркала, глядя самому себе в глаза. Смотрел и я. Интересно, о чем он сейчас думал? В зеркале отображалось вполне себе симпатичное лицо молодого человека. Ни морщинки, ни седого волоска. Жаль, браток, уже совсем скоро ты постареешь на несколько лет.


Игорь забрался в ванну и, расслабившись в тепле воды, испустил довольный стон. Ему было хорошо, и мне было хорошо. Я подумал, что это отличный момент продолжить знакомство. И, стараясь чтобы это прозвучало спокойно и уверенно, произнес:


— Эй, бро! Внутренний голос приветствует тебя!


Испуг. Напряжение. Да, брат, я все это чувствую вместе с тобой. Как же мне тебя не напугать то до смерти? Игорь резко распрямился и сел в ванне, расплескивая воду. Он ошарашенно оглядывался по сторонам. Я решил довести дело до конца:


— Ты испуган. Знаю. Но поверь, ты не сходишь с ума. Все нормально.


Чем больше я говорил, тем больше понимал, как это глупо звучит. Игорь выбрался из ванны и вновь стоял перед зеркалом. Что ты ж ты там пытаешь разглядеть, друг? Я вдруг понял, что он задает себе сейчас массу вопросов, но читать его мысли мне было не дано. Ну что ж, придется доводить ситуацию до абсурда: просить человека поговорить с самим собой. Я вновь обратился к Игорю:


— Я докажу, что это не шизофрения, окей? Вот только если ты хочешь мне что-то сказать, тебе придется произнести это вслух.


Он продолжал молча смотреть в зеркало, сжав руками края раковины. А еще у него были стиснуты зубы так, что заныла челюсть. Я все чувствовал. Нет, похоже, это бесполезно.


— Блин, чувак, ну ты сам подумай! Да, голос в твоей голове. Но я ведь не призываю тебя сигануть в окно или взять нож и вырезать звезду на пузе. Или что там еще голоса из жутиков делают? Короче, чтоб ты знал, это все нанотехнологии, а с мозгами у тебя все в порядке. Не буду тебя пока больше напрягать, у тебя вон пот по лбу стекает. Захочешь поговорить, просто произнеси просьбу вслух. И не вздумай это делать на людях. Ну, ты понимаешь.


Игорь трясущейся рукой обтер лоб. Это выглядело комично, и я едва сдержал смех. Бедолаге сейчас только хохота услышать в голове не хватало. Ладно, подожду, пусть переваривает.


Он еще долго стоял там, в ванной. Тер виски, глаза, иногда напрягал слух. Я молчал. В конце концов, немного успокоившись, Игорь натянул шорты и вышел в коридор. Взял из куртки автомобильный брелок и пошел с ним на кухню. Там он включил чайник, заглянул в холодильник, после чего сел за стол. Что будет дальше, я уже знал. Но продолжал молчать, решив, что хозяин-барин, не хочет разговаривать, пусть все узнает методом тыка. В конце концов мне никто ничего не объяснял, сам разобирался что к чему.


Повертев ретенсер в руках, Игорь начал нажимать на кнопки. Помня свой опыт, я непроизвольно сгруппировался, готовый к прыжку из ванны. Вспышка. Все что я (мы) успел увидеть после «прыжка», это отражение лица в зеркале. Даже я немного испугался. А Игорь и вовсе резко отшатнулся назад, поскользнулся на мокром полу и упал на пол, от души приложившись затылком о край ванны. Я четко ощутил, как потухло его сознание. Со мной, на удивление, ничего не произошло. Видимо, есть некоторые преимущества в отсутствии связи с физическим телом. Я остался наедине с собой в неподвижном теле, лежащем в причудливой позе. Глаза были закрыты и все, что мне оставалось, это сидеть в полной темноте и надеяться, что этот растяпа не убился насмерть. С разбитого затылка стекала кровь, но голова была цела, шейные позвонки тоже. Я несколько раз пытался докричаться до хозяина тела, но все было без толку. Мне оставалось только смириться и ждать, сидя в темноте чужого сознания. Через несколько минут на кухне закипел чайник. Побурлив немного, он отключился и скоро затих. Теперь я сидел в полной темноте и тишине.


Игорь очнулся минут через сорок. Держась за голову и пошатываясь, он добрел до кровати, рухнул на нее и тут же уснул. Ну, хоть не помер. Я был доволен и этим. Чуть позже открылась еще одно не очень приятное свойство моего нынешнего положения: я не мог уснуть. Ну, то есть, не было не то что усталости или желания подремать – не было такой потребности в принципе. Мне пришлось провести самую скучную ночь в жизни, сидя в темноте и тишине. Бодрствуя, но при этом не имея возможности что-то делать. И это было очень тяжело. К утру я уже был уверен, что вариант сесть в тюрьму в том, теперь таком далеком мире, был совсем неплох.



Глава 28



Будильник разбудил, как обычно, в половине седьмого утра. Игорь открыл глаза. О, боже, свет! После ночных бдений просто увидеть белый потолок и люстру уже было сродни празднику.


Между тем, руки обхватили голову, раздался сдавленный стон. «Ну, да, болит. А что ты хотел? Так приложиться об чугуняку. Надо бы коврик там уже какой-нибудь положить», - подумал я, сочувствуя страдальцу, но вслух ничего не сказал.


Следующие полчаса Игорь провел в ванной. Крутился перед зеркалом, пытаясь осмотреть затылок. Кровь уже давно запеклась, да и было ее не очень много. В память о вчерашнем падении осталась ссадина и большущая шишка. В конце концов, он махнул рукой и пошел на кухню. Ну и правильно, чего заморачиваться, я бы поступил так же. Давай, иди завтракай.


Вскоре забурлил кипящий чайник, и зашипели вылитые на раскаленную сковороду яйца. Телевизор рассказывал про погоду. «Сегодня снова ожидаются проливные дожди, но вы все равно не грустите, жизнь на самом деле ярче, чем эта серая погода за окном!». Игорь чему-то усмехнулся. Покончив с едой, он бросил грязную посуду в раковину, сходил за отвертками и вернулся на кухню. Покрутил брелок в руках, осматривая со всех сторон и, вдруг произнес:


— Эй, голос. Ты тут?


Это было несколько неожиданно, я даже немного растерялся. Игорь приподнял брови и напряг слух. В нем зарождалась робкая мысль, что вчерашнее помутнение было случайным и однократным. Извини, брат, придется тебя разочаровать:


— Да куда я, на хрен, денусь? Тут я.


Игорь нахмурился. Чуть помолчал. Но, видимо решив, что для обычного психического расстройства, ответ в голове был слишком дерзким, решил продолжить диалог:


— Я схожу с ума?


— Пока еще нет, — я попытался его успокоить.


Игорь посмотрел на черную коробочку в руках. Его пальцы водили по кнопкам, но пока не нажимали.


— Ты говоришь со мной из этого брелока?


— Нет, брат. Из твоей головы. Понимаешь, я – это ты в прошлом. Как бы… эй, ты что делаешь? — я увидел, как Игорь посмотрел на форточку.


Резко поднявшись из-за стола, он подошел к окну, распахнул его и замахнулся рукой с зажатым в ней ретенсером.


— Стой-стой-стой! Эта штука… — мы проводили взглядом улетающий вниз брелок, — … нам еще пригодится.


Наступила неловкая пауза. Оба молчали. Затем синхронно вздохнули. Ну, он вздохнул полной грудью, а я так, ментально.


— Ну вот. Выбросил хорошую вещь, — первым нарушил молчание я, — А это, между прочим, секретная разработка. Иди, подбирай.


Игорь сморщился, зажмурился. И тут его прорвало:


— Что? Какого черта? Что происходит?


— Все очень сложно, но давай попробую объяснить.


Внезапно я ощутил себя на месте Кати. Мне предстояло объяснить непонимающему человеку вещи, в которые трудно поверить.


— В общем, не дергайся, а просто послушай пока. Я не шиза и не психоз. Я – это ты в недалеком будущем. Меня отправили назад в прошлое, чтобы э-э… В общем, чтобы кое-что исправить. Но так как чертовы разработчики сами толком не знают, как работают их технологии, меня зашвырнуло в твою черепушку. По идее-то я, наверное, должен был или не пережить этот скачок или вытеснить тебя из тела. Короче, не скажу точно, что должно было произойти, но произошло вот так. Ты это, давай, смирись и глупостей не делай. А то я тебя знаю. Сам такой был.


Он внимательно слушал, а мне все больше нравилось ощущать себя наставником. Кто он? Обычный парень, которого еще учить и учить жизни. А я уже прожжённый ветеран экспериментальных событий! И от полиции мне доводилось убегать, и от секретной конторы с супер-технологиями. Так я нас обоих воспринимал.


— Как… Как к тебе обращаться? — наконец подал голос Игорь.


— Хм. Хороший вопрос. Впрочем, зови, как хочешь. Учитывая то, что мы, в общем-то, один человек. Но, думаю, если ты будешь считать, что разговариваешь сам с собой, в дурку мы отправимся быстрее, чем положено.


— То есть все равно это закончится психушкой?


— Это да, даже не сомневайся! Вопрос лишь в том, как долго тебе удастся прикидываться здоровым.


Я откровенно издевался над ним, но с добрыми намерениями. И цель была достигнута: нервное напряжение потихоньку исчезало, тело расслаблялось. В голосе собеседника появился интерес:


— Ну, допустим, все так и есть. Допустим, ты Терминатор, отправленный в прошлое, чтобы уничтожить Сару Коннор моими руками. Что будет после того, как твое задание будет выполнено?


Меня покоробило от аналогии с известным фильмом. Мой альтер эго попал в точку. Вот только уничтожить полагалось не мифическую Сару, а его самого. Но это было их целью, а не моей. Так что таки да, я гребаный Терминатор, но тот, другой, который должен всех спасти. Старый, но небесполезный.

Показать полностью
40
Человек, который хотел все исправить. #25, #26
12 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 24

-------------------------

Глава 25



То самое чувство: зажмуриваешься, в голове за долю секунды словно проносится сквозняк, а когда открываешь глаза – уже оказываешься в другом месте, в другом времени. За прошедшие дни я даже стал испытывать некоторое чувство ностальгии по «прыжкам», несмотря на то, что последние сопровождались весьма неприятными ощущениями.


Но в этот раз я был поражен ощущениям после того, как ретенсер выполнил свою работу. Судя по всему, он перенес меня всего на 3-4 минуты: старые знакомые спокойно стояли поодаль и ожидали окончания моей «молитвы». Возможно, именно короткий интервал сыграл свою роль, но не было и намека на головную боль или шум в ушах. Наоборот, меня буквально окружило чувство абсолютной отрешенности. Я не ощущал ни малейшего неудобства. Представьте, что у вас ничего не болит, нигде не зудит, абсолютно ясное зрение и слух, кристально чистые мысли – таково было мое состояние. Словно и вовсе лишился тела - этой оболочки, которая доставляет столько проблем. Ощущения были столь необычными, что я в прямом смысле слова не мог ничего сделать. Просто стоял и наслаждался новыми чувственными отражениями себя. Именно наслаждался, полностью погрузившись в состояние совершенного комфорта. Так и прошло время, которое я себе сэкономил.


— Ты там что, библию про себя перечитываешь? — голос Бонда был четким и ясным, как будто он стоял рядом, в кабинке.


Но еще более удивительным был мой голос, ответивший:


— Готов. Поехали!


В этот момент я окончательно охренел, других слов не подобрать. Это был не мой голос. То есть он был произнесен моим ртом, звуки были сформированы моим горлом и языком, но это сказал не я. У меня для этого момента были заготовлены совсем другие слова, но произнести их не успел. Тело опередило меня.


— Давай, запускай уже этого Гагарина!


Денис подошел к пульту, начала вращать диски. Я увидел, как мои руки вцепляются в дверные ручки. Ощутил крайнее напряжение, охватившее тело. И это тоже было удивительно, словно это не ты, а скафандр, в котором находишься, съеживается, покрывается капельками пота, разгоняет кровь. И тогда я не выдержал и пронзительно закричал:


— Стойте! Остановите! Что-то не так! Не надо!


Крик получился безмолвным. Никто меня не услышал. Но реакция была. С удивлением я смотрел, как мои руки отпускают дверцы, как хватаются за голову. Мои глаза закрылись. Боли не было, и одновременно с этим я понял, что она есть – резкая вспышка жуткой головной боли. Не у меня, у тела. Боль и сильный испуг.


Глаза открылись. Теперь я сидел на полу кабинки, все еще держась за голову. Денис удивленно смотрел на меня сквозь стекло, но молча продолжал настраивать ретенсер на отправку пассажира в нужное время. Подошел Бонд и, глядя на меня, скрючившегося на полу, с ухмылкой произнес:


— Что, сынок, паника? Расслабься, скоро все пройдет.


Он повернулся к Денису и коротко кивнул головой.


Снова раздался тот самый свистящий звук, и мир погрузился во тьму.



Глава 26



Часы на руке негромко пикнули ровно в 22:00, отмечая окончание рабочей смены на шиномонтажке. Он выглянул в окно, обвел взглядом пустую стоянку перед нашим вагончиком, и начал собираться домой. На смену одежды, уборку инструмента и оборудования ушло минут десять. Он накинул свою потрепанную куртку, натянул шапку и вышел на улицу. На дворе поздний сентябрь создавал картину, от которой даже на заядлого оптимиста нападает тоска: темнота пустых улиц, мерзкий моросящий дождик и холодный ветер в лицо.


Домой, как всегда, Он отправился пешком. Я сидел тихо, забившись в угол Его сознания, боясь побеспокоить. Он шел к подземному переходу, над которым произошла авария. Вернее, произойдет. С этого все и начнется. На то, чтобы осмыслить случившееся, у меня было несколько минут.


Перенос в прошлое на целых десять дней меня не убил, но совершил нечто более ужасное. Я теперь находился в своем теле, пользовался всеми его органами чувств, но не мог управлять им. В мозгах, в сознании этого тела нас было двое. И мне была отведена роль гостя. В памяти всплыла Катина теория о кинотеатре. Черт, похоже, я приперся на чужой сеанс и уселся в кресло, уже занятое другим зрителем.


Тихо-тихо, боясь Его напугать, я произнес:


— Игорь, я тут!


Трудно представить более идиотское обращение из глубин подсознания, но попробуйте-ка, поставьте себя на мое место в тот момент.


Игорь замер на месте и принялся озираться по сторонам. Я почувствовал, как напрягся его слух. Забавно это – видеть и слышать чужими глазами и ушами. И при этом не знать, о чем думает хозяин тела. Его мысли для меня были недоступны. Вероятно, решив, что ему послышалось, Игорь пошел дальше. До перехода оставалась пара минут ходьбы.


Дождь усилился. Пара капель упала за шиворот и потекла по спине. Руки подняли воротник, а ноги перешли на легкий бег. Игорь бежал к переходу, желая поскорее укрыться под его сводами. До меня вдруг дошло, что мимолетная задержка минутой раньше, может стать для него фатальной. Я вспомнил, как помятый автомобиль рухнул прямо за моей спиной, меня тогда спасла буквально доля секунды. И, уже в полный голос, я вновь обратился к себе самому:


— Беги в переход! Беги изо всех сил! В переход!


Очевидно, этот призыв был больше похож на внутренний голос, чем предыдущая попытка познакомиться. Как бы то ни было, Игорь прибавил скорости. Все прошло как по расписанию. Едва он начал спуск по ступеням, как за спиной упал автомобиль.


И тут на меня снизошло очередное озарение.


Все предрешено. Ход времени неумолим. Любые попытки на него повлиять оборачиваются событиями, которые подтверждают, что ты, жалкая букашка, лишь делаешь то, на что был запрограммирован. А если пойдешь на кардинальные действия, сломаешь важный винтик в Системе, тебя просто не станет. В данном случае винтиком являлся ключ-брелок в автомобиле, который скоро охватит пламя пожара. Если позволить сгореть ретенсеру – будет уничтожена ключевая деталь. Без нее не случится последующих событий. И меня – НАСТОЯЩЕГО меня, обитающем в ЧУЖОМ сознании просто не станет. Ведь сейчас я – лишний элемент. Ошибка, возникшая в ходе работы Системы. Тем, кто изобрел и настроил этот механизм, можно было только восхищаться. Да, как и в любой Системе, могли возникать сбои. Но здесь все было построено так, что Ошибка, пытающаяся всё изменить, устраняла сама себя. Идеально.


Обдумывая все это, я наблюдал: как ноги выбивают ветровое стекло, как руки тянут водителя. Моему альтер эго было сейчас не до наблюдений, зато я спокойно разглядывал человека за рулем. Водитель был без признаков жизни. Почему-то мне было совершенно ясно, что он мертв. Сердце его еще билось, но, когда пальцы прикоснулись к руке мужчины и нащупали пульс, я совершенно четко осознал, что он мертв. Его мозг был мертв. Это ощущалось на недоступном ранее уровне восприятия. «Да я теперь гребаный экстрасенс!» — промелькнула шальная мысль. И продолжил наблюдать. Руки немного развернули тело водителя, до этого лежащего лицом вниз, и я его узнал. Это был Андрей Николаевич Бонд. Лицо сильно постарело, покрывшись глубокими морщинами, но узнать его было не сложно. Вот же ж, как оно получилось, товарищ Бонд. Я пытаюсь исправить свои ошибки, а вы свои. Но ваша игра заканчивается здесь, а моя еще продолжается. И, будьте уверены, я приложу все усилия, чтобы меня не постигла ваша участь. Один только момент смущал меня: если руководитель всего этого мутного проекта только что погиб, то что будет дальше? Кто теперь меня ловить будет?


Игорь тем временем все еще пытался вытащить тело водителя, несмотря на разгорающееся пламя.


— Да брось ты его! Это бесполезно… — надо было ему помочь.


Игорь отпустил мужчину и принялся оглядываться в поисках решения. Эх ты, дубина, все тебе надо подсказывать.


— Ключ бери! А, нет, погоди. Огнетушитель поищи, в багажнике, ага, — сейчас он воспринимал это как подсказки внутреннего голоса, — Да ключом он открывается! Да, давай, нажимай уже.


Кнопка была нажата, и мы отправились в прошлое на десять минут, теперь уже втроем: я, снова я и ретенсер. Привыкший к «прыжкам» я с улыбкой наблюдал за тем, как ничего не соображающий Игорь мечется по тротуару в попытках понять, что произошло. Прекрасно зная, в каком он сейчас смятении, я решил не беспокоить его своими комментариями. Зачем сводить человека с ума раньше времени? А мне есть, о чем подумать. Например, о том, что будет теперь, когда Бонда не стало.


Тем временем Игорь взобрался на склон и осматривал дорогу, в поисках автомобиля. Я выругался про себя. Черт, ну конечно! Паззл, рассыпавшийся несколько минут назад, вновь сложился. Рано я попрощался с Бондом, рано…

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь