2415
Будни м/с-анестезиста. Про мам и пап.
335 Комментариев  

Родители, как и дети, бывают разные. В большинстве своем все понимающие, но вот вам немного случаев странного поведения родителей.


Ребёнок-инвалид. Тяжелый, без кислородного аппарата в принципе не может существовать. Ему год и он после рождения ещё ни разу не был дома. У нас в реанимации стоит исключительно его койка, а в общем отделении его мама скоро будет клеить обои в палате. Он то на ИВЛ, то на кислороде, третьего не дано, увы. Но его мама искренне недоумевает, почему мы его не можем вылечить и делает большие глаза, когда ей говорят, что он может умереть. От хосписа категорически отказывается. И всё потому, что ей бабушка-ведунья сказала, что если он доживет до трёх лет, то будет жить дальше. В общем, всё хорошо, что не аборт.


Поступает девочка 7 лет с ВИЧ. В принципе, по её состоянию и анализам, жить ей осталось не долго. Объясняем это опекунше. Она в истерике, ей надо что бы она жила. У неё 11 таких детей с ВИЧ. Она получает за них деньги.


Мальчик 7 лет, перитонит. 700мл гноя из живота на операции. После того, как очнулся ни разу не пожаловался на боль. Дышит прерывисто, терпит из последних сил. Потому что папа сказал, что жалуются только девченки. Ну он и терпел до перитонита 13 дней, как папа сказал.


Мальчик 12 лет. Поступает с открытым переломом руки, разрывом селезенки, практически в шоковом состоянии. Катался на санках зимой, а папа не заметил его на тракторе.


Мальчик 13 лет. Сахарный диабет 2 типа. Поступает к нам в гипергликимическом состоянии раз в 2-3 месяца. Мать пьёт, а он не хочет жить и периодически всё делает для того, что бы не видеть её пьяное тело посреди развалин квартиры. Звонит в скорую обычно соседка.


Отлавливает меня мать 5тимесячной малышки, которую оперировали пару недель назад. Говорит, что появилась сыпь. Иду смотреть. Ребенка она последний раз мыла три недели назад. Влажные салфетки решают.


Маленькой Маше годик. Она не естественно бледная, у неё сухая кожа, плохой запах изо рта. Мама 19 лет веган, приучает к этому дочь.  А папа служит по контракту.


Девушка 17 лет поступает с тяжелой пневмонией, падает в обморок. При обследовании - беременность 16-18 недель. Её мама просто сказала, что этого не может быть. Как по закону жанра мимо нас продефилировала мамочка 15 лет с годовалым ребенком на руках. Ну не может быть, так не может быть.


Ну и моё самое любимое. Во время дежурства в общем отделении с утра мы берем кровь из вены. Дежурная м/с держит ребенка, процедурная берет кровь. Ребёнок орёт благим матом, что для него нормально во время такой процедуры. Но мама распахивает двери каждые 5 секунд с криком "ну что же вы с ним делаете?!". Мы его едим. В 6 утра в процедурном кабинете мы его едим.


Всем адекватных родителей.

Показать полностью
349
Будни мед.сестры-анестезиста. Про отношения с коллегами.
25 Комментариев  

Как я уже писала ранее, свою работу в реанимации я очень люблю. Тут уж так получилось, что нашла в этом своё призвание. Т.к. в общем отделении не хватает персонала, то грустно посмотрев на свой квиток, было принято решение взять подработку. Коллеги по реанимации предупредили меня, что бы я не удивлялась отношению других мед.сестер, которые работают в общем отделении. Когда спросила в чём дело, мне ответили-сама увидишь. А на деле получилось вот что. Мы(реанимация) ничего не делаем. Сидим постоянно чаи гоняем. Больных у нас либо нет, либо мало. Да и детей то мы толком не видим, за зря зарплату получаем, да стаж год за полтора нам на халяву начисляют. Когда мне старшая сказала, что вот, у них то в отделении я хоть на детей посмотрю, то я вообще офигела. У них то много детей, а у нас 1-5. Столкнувшись с этим в своей больнице, я поняла, что так практически везде. Хочу объяснить.

У нас в городе две детских реанимации: инфекционная и наша. Для чего инфекционная понятно. А в нашу идут все остальные, плюс с районов. У нас пять коек. Две детские(от 6 мес. до 5 лет), два взрослых(от 6 до 17 лет), 1 открытый кювез(до 6 мес.) + Два закрытых кювеза. Да, бывают дни, когда детей вообще в отделении нет. Это редкость, но случается. Тут радоваться надо, что дети не нуждаются в реанимации, а не возмущаться. Про то, что детей мало, так тут один поступит и мы с ним сутками пляшем, не отходим. Говорят ещё, что вот, "не ври, что вы там жизни спасаете!". Тут без комментариев, к посту "уже не плачу". Сейчас так установилось, что в общих отделениях дети лежат с родителями, которые за ними смотрят. У наших детей нет никого, кроме нас. Родители пускаются только в редких случаях на 5 минут и на беседу с врачом. И это не от того, что нам не хочется их пускать, а от того, что они мешают работе.

Работа в общем отделении мне понравилась. Сейчас беру там пару суток на подработку. Весь день бегаешь, но зато ночью в большинстве случаев спишь. А в реанимации никто не отменял операции в три часа ночи.

Что хочу сказать: дорогие коллеги постовые мед.сестры, я уважаю вашу работу, порой вам бывает тяжелее, чем нам, но когда вы снова будете говорить, что реанимация за зря работает, то возьмите там подработку на палате и всё вам сразу станет понятно. У меня есть знакомая мед.сестра с х/о. Работала у нас пару месяцев, когда был дефицит кадров. Ушла, не смогла. Сейчас работает на посту и не жалуется. Всем адекватных коллег.

814
Уже не плачу.
31 Комментарий  

Время на часах 1:15. Сейчас в отделении всё спокойно. И даже никто бы не сказал, что предыдущие 7 часов были адом на земле. Началось всё дико. Прибежала санитарочка с приемника и сказала, что по скорой везут "утопленника". А дальше идёт просто смена слайдов. 1 - заводим аппарат ИВЛ. 2 - готовим кровать. 3 - залетает врач, а за ним скоровские с мягкими носилками, в которых тело. 4 - интубируем. 5 - ставим периферию и подключичку. И всё это на мантру "вдох-выдох". Ребенок выгибается в судорогах, несколько раз приходится перекалывать. И только "вдох-выдох, боже, не тряситесь руки". Какие-то отстраненные мысли типа "забыла надеть перчатки, плавки мокрые, наверное с бассейна, какой бледный". Да наплевать на них, только бы жил, только бы не выгибался так страшно. Миорелаксанты, противосудорожные, загружаем. Простынь в пятнах крови, куча использованных шприцов и наконец ребенок лежит спокойно и только вдох-выдох. ИВЛ. Врач-умничка, заинтубировал. Я-молодец, подкололась. Прошло только 5 минут, а кажется, что 5 часов. Телефон разрывается, звонят все. Родители, знакомые, коллеги, врачи других отделений. Через час уже был консилиум. Через пять-реанимационная бригада забирает ребенка в другой город. Еще через два уже никто и не скажет, что мы тут боролись за жизнь, как могли. Только батарея пустых ампул, которые завтра утром заберет старшая медсестра. И вроде хочется заплакать. Сейчас уже можно, никто не видит. Но не могу. Напарница будет спать до 4-х утра, если повезёт, то я пойду потом с 4-х до 7:00. Но глаза сухие. Только уставшие, красные. Я ещё помню тот случай, когда за слезы я получила только грубые слова. Это было уже давно. Тогда его, черного от копоти, привезли из горящего дома. Ребенок семи лет спрятался в диван и смотрел несколько часов, как горит всё вокруг. Тогда тоже сработали оперативно. Дышал сам, мы дали дополнительно кислород. Сатурация 86, маловато, но и это хорошо. Опять катетер, быстрее капаем, загружаем. Уснул. Пошла писать журналы, а у самой слезы текут непроизвольно. Он звал мать, но я уже знаю, что из того дома вынесли его и обгоревшее тело. И тут то мне и сказали не сметь плакать. Какая мне работа в реанимации, если я не могу работать из-за слез. На мои возражения, что я свою работу сделала и ребенок спит, мне ответили, что всё равно нельзя. Получу от старшей и от зав.отделения. Никого не волнует, что внутривенные у меня получались все лучше, врачи стали хвалить, а уверенность в себе расти. Все боялись, что из-за своих слез я не смогу делать свою работу. Сегодня я сделала всё, что могла. А завтра домой. Я просплю часов 12, встану и забуду все это, что бы работать дальше.

862
Будни мед.сестры-анестезиста
25 Комментариев  

Раз уж интервью с врачом-анестезиологом, то и я подключусь немного. Так уж получилось, что закончив фельдшерское, я не нашла в себе призвание идти работать на СМП, а вот в местной детской больнице меня взяли в реанимацию. Не буду рассказывать, как у меня проходила адаптация, как впервые ходила на операции(может быть потом, если возникнут вопросы), а расскажу про отношения между нами мед.сестрами и детьми.

В комментариях к интервью были вопросы про эмоциональное выгорание. Так вот нет. Не выгораем. Не знаю, как в других больницах, но что я, что мои коллеги, которые работают уже кто 10, а кто 20 лет, мы пропускаем каждого ребенка через себя. Да, трудно. Да, нервы становятся, как канаты. Но равнодушно делать свою работу не получается. Стоишь на операции в изголовье, так погладишь ребенка по волосам. Экстубация-делаешь все, что бы ребенку было как можно менее больно. Даже укол и тот стараешься сделать мягче. Как-то надо было ставить периферический катетер малышке двух месяцев, так настолько не хотелось делать больно, что с первого раза попали в вену-ниточку. Маленьких детей, если позволяет их состояние, то берем на ручки(да, мы люди, а не изверги, которые дитятку привязали и чай ушли пить).

Но мы не плачем. Так уж вышло, что всего один раз я позволила себе заплакать на работе, но за это я уже получила, вот и не плачу(про этот случай тоже возможно напишу, но если этот пост уж сильно не заминусуют). Теперь, если была трудная смена, то прихожу домой, сажусь курить и за 5 минут прокручиваю в голове смену, посижупотуплюпоплачу и иду спать.

Хочу сказать (не в обиду всем врачам-реаниматологам), что врач назначил лечение, посмотрел ребенка и ушёл в ординаторскую, а мы сутками с детьми находимся.

Вот такой вот пост. Всем здоровых детей.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь