58
О упертых баранах...
46 Комментариев в Автомобильное сообщество  

Сейчас потоком идут посты о том, как "*олбаебы" мнящие себя царями всего и вся, в том числе и общественных дорог, не пропускают экипажи скорой помощи. Как мы понимаем, с ними сталкивается не только скорая (в данном случае, думаю, надо на законодательном уровне запретить водить всем, кто не дает проехать машинам скорой и пожарным), но и мы, другие водители.

История великолепная по своей тупости и упертости со стороны владельца внедорожника ЛК Прадо. Приехала жена моя с заказа с видом, явно показывающим, что ей, что рассказать. Далее постараюсь передать историю со слов моей жены(насколько точно она всё описала, мне не известно, но там еще была её коллега и подтверждает слова).

На выходных они поехали в очередное садовое товарищество проводить работы, температура и погода были подходящими и можно было немного обрезать кустарник на участке Заказчика. "Поселение" несколько завалило снегом ранее, а всё, что было расчищено с дорог никуда не вывозилось, а лежало по краям этой дороги, снежными горами наваливаясь на заборы, стоящие вдоль неё.

Приехали, парковать негде, единственное место, небольшой расчищенный закуток напротив участка Заказчика. Там большие заледеневшие сугробы по краям (в паинте накидал примерную схему), причем тот, что впереди не скошен и довольно таки крупный.

О упертых баранах... авто, дорога, непроехать, текст, снег, paint, длиннопост
Показать полностью
38
Любимые клиенты 1
9 Комментариев в Офисные Истории  

Звонок от Заказчика сегодня по телефону:


З - "такой-то, такая-то компания". Подскажите, а кто вот нас по пожарке обучал?


Я - Здравствуйте. ДЛ обучал


З - а дайте ему трубочку мне по огнетушителям обсудить нужно


Я - ДЛ сегодня нет в офисе, будет только завтра утром. Что ему передать?


З - ничего, а ЮВ тогда дай


Я - ЮВ тоже нет на месте


З - ВА тогда давай


Я - тоже сейчас нет на месте, я передам, что Вы звонили


З - да, #лять где они?!!!


...бросил трубку. Пояснение: у этого Заказчика есть личные телефоны всех вышеозвученных лиц)

4
Про кота Тимона. Продолжение историй.
5 Комментариев  

Прошло уже почти две недели с тех пор, как мы приютили у себя шерстяного ублюдка Тимона, но он не перестает удивлять (почитать вот тут можно http://pikabu.ru/story/pro_kota_ili_nochnaya_istoriya_453689...) , раскрывая в красках все свои навыки и умения.


На днях, кстати, заезжала хозяйка его. На рассказ о его поведении сказала что-то типо «ну да, он такой, кот-гермафродит и немного тупой». Об этом, кстати, я забыл упомянуть – кот реально гермафродит и статный бисексуал, раньше месил самок и отдавался самцам, но теперь, после того, как отчекрыжили «хозяйство», лишь умело подставляет зад, как бы грубо это ни звучало. Собственно, поэтому я так часто называю его шерстяным пидорасом, ибо утверждение моё совсем не далеко от истины. Я еще моя леди начала называть его не Тимон, а Пинки – у кота розовый-розовый нос. Впрочем нормальное для него имя, ибо «Брейна» там не наблюдается от слова «вообще».


Насколько помните, ранее я рассказывал, что котэ «жить без нас не может», когда кто-то идет в туалет и начинает пищать мышью, дабы его величество впустили – писать вместе, как говорится, веселей. Теперь мы умножаем этот момент на то, что утром, кот рьяно желает захавать что-нибудь вкусное прямо вот тут, и прямо сейчас. Выполняя сиё условие, он прыгает на каждый стул и стол, мимо, которого утром доводится проходить, естественно продолжая по злоебучему пищать.


Так вот. Встал я утром, и начал наблюдать истеричную картину поведения кота - «ну ты же проснулся – ты видишь, как я хочу жраааааааааать». Нет, не вижу. И нет – не проснулся еще. Только вот до туалета дойду, а потом, быть может и дам поесть наглой хвостатой морде. Иду в туалет, мимо летает со стула на стул – кот. И захожу я в сам туалет, на ходу расчехляя хозяйство, как мимо проносится эта толстая шкура и прыгает…Куда? Верно – на толчок. Но подстава сработала на сто процентов, ведь крышка была поднята (обычно она закрыта, чтобы этот изверг не пил воду из толчка) и шкура, осознал в полете неизбежность бытия и приближение толчкового зева. Когда он заметил поднятую крышку, еще попытался развернуться, но только лучше залетел «в лунку». Ничего страшного – только лапы задние намочил. Но дал задел моему настроению на день.


Игровая история. Играли мы тут на днях с другом в Until Down (игруля красивая, но несколько разочаровала, хотя это другая история). Играем значит последний эпизод. Наглая глазастая шкура лежит на столе перед монитором, периодически вздыхая и, то и дело, съезжая передними лапами со стола. У нас, значит, идет эпический момент, когда в самой концовке, нужно девочкой блондинкой стоять и не двигаться. К слову, так вышло, что у нас все были живы….до этого момента, а ранее мы решили, что мадам – единственная, кого мы хотим спасти. Все Вы, ясное дело, уже догадались, что произошло. В самую напряженную секунду, хвостатый пидарас, «лапою могучую своею» решил ударить по пульту, занавес – мадам мертва. «Какого хера» воскликнул я, «это не я , я вообще не двигался» нервно сказал Серёга, и лишь котэ бросил своё фирменное мышиное «мя»…ну и съебался естественно, приметив наши недовольные лица...


Я не знаю, что еще вытворит Тимон, но буду держать в курсе. Пока еще не высыпаемся по ночам, но, по крайней мере, весело.

-1
Водя рукою по стене. Часть 10-11
6 Комментариев в Сообщество фантастов  

Часть 1 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_1_3984835

Часть 2 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_2_3987634

Часть 3 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_3_3997260

Часть 4 и 5 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_4_i_chast...

Часть 6 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_6_4022433

Часть 7 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_7_4022874

Часть 8 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_8_4087302

Часть 9 - http://pikabu.ru/story/vodya_rukoyu_po_stene_chast_9_4115399


Часть 10.


***Группа сопровождения 4.


- Система запущена. Группа какой-то второй код запрашивает.


- Сообщение капитан может принять? Старший группы отметил, что ранее Данченко никогда не упоминал чины группы, что вошла на Объект, пользовался только словами «им, они».


- Может.


- Передавай то, что я тебе сейчас скину.


- Принял. Новые вводные будут?


- Сообщу чуть позже. Передавай код и готовьтесь, возможно пойдете встречать. Данченко отключился.


Старший группы скинул код капитану на коммуникатор и встал со своего места.


- Готовимся парни, система запущена.


***Данченко 4.


- Почему кодом является дата рождения Вашего отца?


- Обратили внимание, да? Думаю, пришло время для последних откровений, генерал, это будет нелегкая правда. Данченко поднялся с кресла и, сплетя руки за спиной, начал медленно ходить по кабинету. - Как я уже говорил, мой отец был одним из создателей этой сущности, энергетического сгустка, что в документах именуют Объектом. Даже больше, генерал, можно сказать он стал лицом этой сущности. Из того, что рассказал мне отец, а этого вовсе нет в документах, проводя эксперименты по оживлению сознания с помощью огромного количества электроэнергии, однажды произошел несчастный случай, что и открыл им эту сущность.


- Они пытались оживлять умерших?


- Как бы это ни было банально, да, некая идея фикс для человечества. И, видимо, это была случайность, помноженная на определенные факторы. В процессе одного из экспериментов энергия ушла в тело подопытного и уничтожила тело, то есть оно исчезло полностью, раз и нету, ни детали или кусочка ДНК человека, что лежал на столе ранее. Никто не успел ничего понять, как вдруг на месте тела начал проявляться и нарастать некий небольшой сгусток в виде шара, внутри которого будто летали атомы, а снаружи он был покрыт мелкой дрожью тонких синих молний. Отец, как он говорил, стоял ближе всех и одна из молний, тонкой нитью, ударила в него, он потерял сознание, но даже не получил ожогов. Сгусток не проявлял агрессии и его начали изучать, вскоре обнаружив, что он растет, а также ведет себя, как разумное существо. Отец говорил, что первое время они и не подозревали насколько оно разумно и, как быстро впитывает в себя информацию. Помните я упоминал лицо сущности, генерал?


- Да, продолжайте.


- Так вот, на этом сгустке начали проявляться черты лица моего отца, судя по всему в момент первого удара молнией, сущность скопировала внешность, но так как не являлась физическим телом, просто передавала эти очертания внутри себя. Потом то уже и был построен Объект и одним из кодов запуска системы стала дата рождения отца.


- Для чего начали использовать Объект?


- Много всего. Идею с воскрешением отмели, сущность лишь поглощала трупы, впрочем, не только трупы. Сущность обучалась, и она могла переноситься по потокам электричества в пределах подключенной системы, собственно поэтому Объект построили в такой глуши – вдали от любых электромагистралей и инженерных систем. Важным еще было то, что сущность не только впитывала информацию, но могла и передавать её, быстро и почти безболезненно. Неожиданно появилась реальность воплощения мечты о мгновенном обучении, генерал.


Данченко остановился и довольно долго молчал, глаза его смотрели в какую-то невидимую точку на полу. Генерал ждал.


- А кто лучше всего впитывает информацию, генерал?


- Дети.


- Да, дети, генерал. Их мозг столь быстро и всецело познавал то, что давал им Объект, что результаты поражали. Разум взрослых уже сформирован и не готов к таким потокам передаваемой информации – все подопытные умирали. А дети…


- А из детей, можно было делать идеальных солдат, умных, смелых, расчетливых. Дать им в малом возрасте лишь ту информацию, что позволит четко выполнить задание в будущем. Генерал встал и, громко выпустив воздух из легких продолжил. – Детдомовцы, потерянные, их всех забирали, верно?


- Не только. Думаю, Вы знаете, что во всем мире реальная статистика пропавших детей засекречена, а если и нет, то очень сильно занижена. Генерал не моргая смотрел в пустоту стены, Данченко, поймав возможный ход его мыслей, продолжил – Знаю. Но уж в этом моменте не стоит злиться на меня, я виновен во многом, но не тут, быть может это кто-либо из Ваших предшественников, генерал, все-таки детей всегда использовали, Объект просто не стал исключением.


- Дальше.


- Детей нужно было много, так как порой Объект вел себя странно и поглощал их тела, а некоторые не выдерживали потока передаваемой информации. И тут мы подходим к самому страшному и весьма интересному, Генерал. Сядьте.


***Капитан 11.


- Вводи, капитан, не томи. Резко произнес сержант.


Капитан ввел полученный минутой ранее код, и они вместе нажали на кнопки. Поначалу погасло аварийное освещение, пространство вокруг наполнила гнетущая тишина, разбавленная лишь тихим гудением включенных серверов и старых экранов. Вскоре включился основной свет и раздались взрывы и звуки разбиваемого стекла древних ламп, стало чрезмерно ярко, и они с сержантом синхронно вскинули руки, дабы закрыть глаза от яркого света. Воздух вокруг затрещал и наполнился запахом озона. На миг капитану показалось, что перед своим лицом он видит лицо чужое, иное и статичное, не выдающее ни капли эмоций, оно смотрело на него, после чего все звуки стихли, а лицо растворилось в пахнущем грозой воздухе. Свет по-прежнему был ярок и освещал все пространство комнаты пульта управления, но глаза вскоре привыкли. В проходе, под чуть затененными лампами, застыли фигуры Обитателей, пустыми черными глазницами они смотрели в одну точку и дрожали телами, только в эти секунды капитан и сержант внимательно их рассмотрели, перед ними были уже не люди, но далекое подобие, те, кто десятилетия ожидали света и общения, те, что боялись и трепетали перед «отцом». Когда они повернули головы на капитана, он невольно отшатнулся в кресле и подался назад, а сердце его едва не выпрыгнуло из груди.


- Он проснулся, - сказал Сорок Шестой. – Теперь мы все в его власти.


***Группа сопровождения 5.


- Эй! Начальник! А чего ты гермо-дверь закрываешь, а нам ни слова не сказал? – Донеслось со стороны входа на Объект.


Стоящие у миниатюрного командного пункта недоуменно подняли глаза.


- Повтори.


- Вы там глухие там что ли? Нахрена, говорю, дверь закрываем, группу не ждем уже?


Старший группы нервно перебирал клавиши на клавиатуре, но ни одна не реагировала, остальные непонимающе, но, тем не менее, равнодушно наблюдали за этой сценой. Дверь медленно щелкнула, что подтвердила надпись на одном из экранов. Тихо выругавшись про себя Старший связался с Данченко.


- Прием.


- Слушаю.


- Система запущена, но у нас проблема…


- Говори.


- Гермо дверь закрылась.


- Не понял? – сзади был слышен взволнованный голос генерала.


- Как только система запустилась, дверь закрылась сама, но подозреваю…


- Пытайтесь открыть.


- Поехали, генерал – донеслось из рации. Оставшиеся слова удаляющейся фразы он не смог расслышать.


Часть 11.


***Обитатели.


Обитатели так и стояли неподвижно, вобрав в себя душный сырой воздух, прижимая тонкие руки к груди с такой силой, что казалось они вот-вот вдавятся в грудную клетку, как в какой-нибудь пластилин.


- Вы не сможете уйти – тихо сказал Сорок шестой, - он знает, что вы здесь, и он очень голоден.


- Да кто голоден то? Что творится, капитан? Надоело это уже – явно истерично вопрошал, только что полный энтузиазма сержант.


- Панику отставить! Сейчас разберемся.


- Чего мы разберемся то? Связи нет снова. На них посмотри! Если они так трясутся, нам впору стать тараканами и разбежаться по углам. – продолжал сержант ровно до того момента, пока не получил смачную пощечину по левой щеке. Помогло.


- Сорок шестой, ты можешь сказать, чувствуете ли вы на Объекте еще кого-то?


- Да, ваших друзей. Они в саду.


Сержант поднял глаза и удивленно смотрел на капитана, - Был не прав, согласен.


- Как они там оказались?


- Он взял их.


- Сорок шестой, дружище, пожалуйста, подробнее. Ты же всегда знаешь больше, чем говоришь. – четко и настойчиво сказал капитан, положа руку на тонкое белое плечо Сорок шестого.


Обитатель поднял вверх пустые глазницы и, казалось, улыбнулся губами и сверкнул несуществующими глазами.


- Они были в комнате, куда зашли, вместе, еще тогда – давно. Потом он напитался силой и перенес их в сад. Они там. - Капитан по-прежнему держал туку на тончайшем плече и ждал продолжения, - Он хочет есть, и он их заберет, как только наиграется. Он любит забирать детей из их кроваток.


Сержант и капитан выругавшись, с тяжким единовременным вздохом, переглянулись.


***Группа 2.


Вдвоем они продвигались по коридору по осколкам стекла и разбитой кафельной плитке, каждый шаг давал знать о себе раздражающим треском. Некоторое время спустя они оказались у большой раскуроченной двери – именно оттуда и доносился странный электрический гул.


- Что там, трансформаторная?


- Ага, у тебя все трансформаторные голубым светом светятся?


- Понял, вопрос неуместен. Но входить туда у меня желания нет.


Они двинулись медленно, держа оружие на готове. Голубоватый свет из помещения становился то тусклым, то более ярким. Один из бойцов аккуратно подобрал с пола, осколок стекла и медленно потянул руку с ним ко входу в проем. В отражении, тысячами ярких и необычайно тонких молний, сверкала на постаменте круглая сфера. Он повернул голову, пожал плечами и одними губами проговорил «людей нет». Второй кивнул и из-за спины сидящего вошел в проем, водя стволом оружия из стороны в сторону. Помещение было круглым и заполнено всевозможными приборами и проводами, на которых клубами лежали слои полувековой пыли. Странным было то, что все работало и светилось всевозможными диодами и экранчиками. По всей окружности стояли капсулы – часть была давно разбита, другая черна и выключена, но из некоторых лилось матовое успокаивающее свечение, цвета сферы, стоящей посредине комнаты.


- Ну и что это? Криогенная установка какая? – спросил боец, отбрасывая от себя, уже не нужный, кусочек разбитого зеркала.


- Объекту больше пятидесяти лет, какая к черту криогенная установка…


- Ну мало ли. Тогда вон и на луну летали.


- А сейчас на Марс. Осматривай помещение.


Они пошли по кругу – каждый со своей стороны, и заглядывали в камеры, по очереди, говоря, что обнаружили.


- Кости. По-видимому, детские.


- Тут тоже.


- А это интереснее. Тоже кости, но лежат не в камере, а рядом на полу.


- В работающих не видно ничего, стекло темное и мутное. Капсула холодная. Слушай, может ты и прав про криогенную установку.


Они подошли к пульту и сметали с него руками пыль, предварительно прикрыв носы и рты тканью костюма.


- Ничего не понятно. Вот тут номера, видимо от капсул.


На панели были расписаны все номера капсул от первой до двадцать четвертой. Снизу, чуть притопленные под каждой из цифр сверху вниз, красовались кнопки с надписями - «осмотр», «сон», «нагрев», «открыть», «закрыть».


- Ну вот, всё понятно. Открывай шестую – там есть свечение.


Один из бойцов нажал кнопку «осмотр» под цифрой шесть. Раздался звук выходящего воздуха, больше похожий на разочарованное фырканье, какого-либо огромного зверя. Свечение стало ярче. Второй боец подошел к капсуле и протер рукавом длинную стеклянную линию сверху вниз. Прищурив глаза и вглядываясь внутрь сказал – Тут будто льдом всё покрыто, только контуры вижу, там что-то про нагрев было, нажми. Вновь что-то зашумело и от камеры в разные стороны пошли еле видимые клубы морозного пара.


- Тут ребенок, девочка маленькая. Спит. Будем открывать? - боец отошел от камеры и не видел, как девочка медленно открыла свои белесые глаза. Зато он увидел, как в дверной проеме появился большой светящийся шар. Он не успел вскинуть оружие, как раздался звук грома и сотни молний ударили в пол и потолок, как часть из них потянулась к ним, жадно цепляясь за выступы и отбрасывая старую плитку, как на большом шаре проявилось человеческое лицо, контуры которого составляли нити молний, и исказилось в полной жажды, улыбке.

Показать полностью
122
Про кота или ночная история.
17 Комментариев  

Немного оклемавшись после обеда (уж очень хотелось спать, да собственно и по-прежнему хочется), я решил написать несколько строк про кота. Нет, не моего кота. Просто племяшка вчера попросила «взять на месяцок» эту дурнину, а так как годами двумя ранее, этот лобызала уже был вхож в нашу с девушкой скромную обитель, то я, подумав буквально пару секунд –согласился. Итог «первой ночи» - зря я согласился.

Без понятия, что делали с этим милым пушистым ублюдком эти два года, но его поведение изменилось до крайности. Если раньше это был спокойный, как слон, обычный тихий кот, который, даже когда просил жрать, не орал, то сейчас это демон, что не даст спать. Ранее он реально только жрал, спал и срал – ну обычная животина, типо хомячка, только больше – и меня это вообще не напрягало. Сегодня он заставил вспомнить года, когда я жил с родителями и наш кот ором пьяного Дон Жуана, уничтожал ночной покой всего подъезда. Кстати его зовут Тимон (хорошо, что Пумбы нет в подарок).


В общем этот хвостатый изверг начал с того, что с момента прибытия мяукал не замолкая, правда мяуканье было больше похоже на пищание мыши. Хрен с ним, - подумал я, - не так и громко.


Первые звоночки – он всегда просился в туалет, когда там кто-то был…посмотреть. Ночью этот паразит продолжит свое мышиное пение, располагаясь под кроватью, на которой мы спим, так что достать его оттуда и дать по мурчалу не представлялось возможным.


Где-то в час ночи он решил прыгнуть на книжный шкаф с подоконника. Что ожидаемо – толстая неповоротливая, но любопытная шкура – наебнулась, разбудив нас, чтобы много не спали.


Ночью у нас в квартире жарко и я сплю без одеяла. К чему это? – спросите Вы. А вот к чему. Около 3х ночи у шерстяного пидараса случился вселенский прилив нежности и он, прыжками здоровенного кенгуру, припрыгал на кровать, где с томным «мя-мя-мяу», завалился сбоку от меня. Всё бы ничего, но я, обычно, использую руку вместо подушки(мне так удобнее), а кот решил облизать мне подмышку…Премерзко и неприятно, скажу я Вам. За сие действо, хвостатый был изгнан с кровати, но продолжил по-мышиному орать.


Это не всё, около 4х котодаун, соизволил прогуляться по верхней кромке кровати и…правильно – наебнулся, вновь нас разбудив. Его еще и вытаскивать пришлось. Кровать стоит высокой частью вплотную к подоконнику, снизу справа – батарея(выйти нельзя), слева – стена, внизу – ножек нет, кровать цельная до пола. Хвостатый демон устроил истерику, тк не понимал, как оттуда выйти и пищал, пока его не окрикнули и он не увидел вверху дыру через которую и провалился.


Вновь пищать он начал уже в пол пятого, за что, я считаю – объективно, получил тапком по жопе, ибо мое титановое терпение подошло к концу. Шерстяной ублюдок обиженно убежал под кровать, он попищал еще минут 5 и благополучно заткнулся, дав мне поспать перед работой, оставшиеся 2 часа.


Теперь вопрос. Настя, если ты это читаешь, что, мать твою, ты с котом сделала, что он превратился в такого гада?

Показать полностью
2
До последнего. Часть 3.
1 Комментарий в Авторские истории  

Ранее, часть 1я и 2я - http://pikabu.ru/story/do_poslednego_chast_1_i_2_4445086

Настроение было отвратительным и голова, тяжелая после бессонной ночи, немного побаливала. Тем не менее, Олег спустился к завтраку, но обнаружил на кухне только, тоже явно чем-то недовольного, Тимо. Он что-то перелистывал на голографическом планшете.


«Кофе на столе, чай на полке над холодильником, если нужно заваривай. Кружки у мойки, бери любую, кроме той, что со снежным домиком – это Сан Саныча» - не отрываясь от планшета сказал Тимо.


«Понятно, спасибо. А где все?» - несколько озадаченно спросил Олег и двинулся заваривать чай. Синтетический кофе он не любил и не понимал – ничем не примечательный напиток в сравнении с хорошо заваренным, как в давние времена, чаем.


«Рано утром полетели в Хоррэ, там ночью вся деревня погибла. Давно такого не было»


«Я ночью видел в окно…»


«Понятно. Все слышали. Это в порядке вещей. Думаю, тела уже убрали» - равнодушно ответил Тимо на незаконченную фразу Олега, - «И ты привыкай к этому, как можно быстрее».


«Я постараюсь» - Олег залил кипятком заварку и сел за стол, - «Ты давно тут, Тимо?»


Тимо отложил планшет и приподнял глаза к потолку, ненадолго задумавшись, - «Лет шесть, наверное. Не долго. Не смотри так, это и правда не долго. У Сан Саныча уже двадцатый год пошел и ничего, даже не часто говорит, как ему здесь надоело».


«А разве сюда приезжают не на пол-года или год?»


«Да, бывает и раньше уезжают – не могут смотреть каждый день на то, что ты, видимо, увидел ночью. Но другие, как мы, например, порой остаются тут на всю жизнь» - Тимо поднял планшет и продолжил читать, сразу добавив , - «Пей свой чай и пошли. Мне нужно показать тебе город».



Они вышли из дома, и перед глазами сразу предстала трагическая картина, будто из фильма катастрофы, так любимых зрителями в старые времена, когда кино считалось интересным развлечением. Тимо оказался не прав, тела еще не убрали. Они лежали так, как запомнил Олег, только лицо мальчишки было очищено от песка. Рядом, облокотившись спиной к окровавленной стене, сидела женщина, взгляд её был направлен на тела. Она не плакала и не кричала, как делают пораженные горем люди. Просто смотрела, изредка поглаживая крючковатыми тонкими пальцами левой руки, голову мальчишки.


Олег смотрел на нее глазами и сознанием, Тимо, сразу заметивший его интерес, не мешал. Женщина не думала ни о чем. Только скрываемая горечь потери и, удивительное для Олега, согласие, витали в её мыслях. Иногда к ней подходили двое мужчин, но она жестом отгоняла их, давая понять, что еще не попрощалась. Олег тоже подошел к ней, она было махнула рукой, но остановилась, подняв на него свой утомленный и грустный взгляд. Олег сел рядом с ней по правую руку и молчал, он сосредоточился на её мыслях, не мешая женщине. Тимо присел на лавку напротив и наблюдал.


Женщина, не поворачивая голову, что-то произнесла на Арронтском наречии, Олег не понял ни слова. «Он даже не понимает, что разделяя со мной привычную боль, ничего не меняет» - пронеслось у него в голове. Он незаметно кивнул.


Посидев еще немного, Олег встал и, не отряхивая штанин от песка, кивнул наблюдавшему за ними Тимо.


Тимо встал с лавки, - «Пойдем, я покажу тебе старый город».


«Ты даже не спросишь, узнал ли я что-либо?»


«Нет. Потому что ты ничего не узнал, Олег. Я думал Сан Саныч тебе всё пояснил. Им не нужно твоё сострадание, от него нет толку ни нам, ни им. Ты должен читать их со стороны, незаметно. Услышать то, что ранее не услышали другие, может, повезет».


Они шли всё по тем же песчаным улочкам, среди тел, апатии и кровяных предсмертных рисунках на стенах домов. Тимо что-то рассказывал, но Олег почти не слушал его, а смотрел по сторонам, то и дело цепляясь за мысли, проходящих мимо Арронтцев.


Арронтцы молчали. Молчали друг с другом, молчали в мыслях. Складывалось впечатление, что каждое их слово и мысль требует от них невероятных усилий и осмысления. Пред Олегом представали живые существа, живущие, как машины, выполняющие автоматически каждое привычное действие.


Сколь страшно знать, что все мы умрем, думал Олег, и как, должно быть, безумно осознавать, что умрешь ты с страшных муках. День будет сменяться ночью в ожидании дикой смерти.


Неожиданно, занесенные песком улочки пошли вверх и стали сменяться ярко выраженными контурами древней брусчатки.


«Добро пожаловать в старый город!» - вскинув руки, голосом ведущего какого-нибудь бойцовского шоу воскликнул Тимо, и уже тише продолжил, - «Здесь начнется наша экскурсия. Слушай внимательно и запоминай, все вопросы позже». Тимо явно нравилось рассказывать и делиться своими знаниями, и он начал свой длинный исторический монолог.


«Старый город был обнаружен еще во время первого прибытия колонистов на планету, а возраст его насчитывает более трех тысяч лет. Определенно, можно сделать вывод, что цивилизация Арронта была гораздо более крупна и совершенна в те времена. Сейчас же мы нигде, ни в одном из уголков планеты не увидим таких современных сооружений. Деградация на лицо, но на то, как ты убедился, есть свои причины». Тимо показывал рукой в сторону величественных колонн, наверху которых, избитыми временем, стояли остатки каких-то статуй. «Посмотри! Каждый старый город на планете имел пять входов, и все они увенчивались такими вот огромными колоннами. Судя по исследованиям, на колоннах стояли фигуры Арронтцев, предположительно – великих представителей своей цивилизации или города, если вести речь не о столице. В столице, что ты сейчас наблюдаешь, на колоннах стояли короли. Десять королей, самых великих.


К большому сожалению, моему в том числе, информации о истории и культуре Арронтцев очень мало. Когда сюда прибыли Центавриане, тут не было ни сохранившихся библиотек, ни каких-либо культурных ценностей в домах жителей, ничего. Об их истории приходится судить только по остаткам этих, несомненно, величественных и древних городов. Пойдем!» - Тимо бодро шел вверх по брусчатке, песка на которой становилось всё меньше. Олег, завороженный развалинами и остовами древних зданий шел много медленнее, внимательно рассматривая каждый элемент сохранившегося декора и еле уловимые очертания рисунков на стенах.


«Ты очень медленно идешь, Олег. Нам много нужно успеть. Вот, взгляни туда» - Тимо показал рукой на некий пантеон, - «Храм. Там больше всего сохранилось».


«Как часто ты тут бываешь?» - неожиданно для Тимо спросил Олег.


«Часто. Это моя работа. Бывает брожу тут целыми днями. Другие сюда почти не ходят, я сейчас и о жителях, и о нашей команде. Только Виаль…» - Тимо заметил с каким интересом отреагировал Олег и улыбнулся, - «Да, только она, порой, составляет мне компанию. Но все больше просто ходит, водит руками по стенам .будто гладит их, и молчит. Может она, что-то слышит, как думаешь?»


«Может. Центавриане – сильные телепаты. Хотя я не верю, что стены могут впитать в себя воспоминания, точнее – мысли, те что она могла бы прочитать спустя столько лет» - почти не сказал Олег.


Они молча шли к пантеону, что на фоне развалин, выглядел нерушимым колоссом своего времени, сохранив все основные очертания и колонны.


«Красиво, правда?» - в восторге бросил Тимо, и не дожидаясь ответа продолжил, - «Давай за мной, тут даже вход не завален».


Внутри пантеон, играя с разумом в какую-то неведомую игру – казался еще больше, чем снаружи. Огромное свободное помещение тут и там было захламлено упавшими со свода камнями, впрочем, сам свод по периметру, как и тысячелетия назад, держали фигуры каменных исполинов. Многотонные глыбы пантеона лежали на их плечах, а сами статуи держали друг друга за руки, покорно склонив головы.


«Ты видишь эту красоту? Каждый раз, когда я вхожу сюда и смотрю на них, мною овладевает какой-то первобытный трепет. Великолепие, созданное древними, с годами рассыпается в пыль в руках современников. Ты можешь себе представить, как великие, построившие это, могли превратиться в тех, кто сейчас сидит на пустынных улицах?» - на одном дыхании, чуть ли не прокричал Тимо, и поморщившись и вскинул руками.


«Они живут в ожидании неизбежной смерти, что ты хочешь от них?» - говорил Олег, бродя между каменными исполинами, прикасаясь к каждому из них рукой, - «Быть может, именно тут и находится разгадка».


«Да куда там. Дроны пролетели в старых городах каждый уголок, каждый, хоть малость, сохранившийся дом или подвал. Нам удалось воссоздать модели городов, но что толку, информации по-прежнему чуть.


«Виаль ты тоже сюда водил?» - сменил тему Олег. Тимо прервался, искренне не понимая, какое отношение к истории имеют чувства Олега, возникшие к Виаль, ведь они все через это проходили. Прочитав мысли Тимо, Олег искренне улыбнулся. Немец был прав в вопросе возникших чувств, но его интерес вел совершенно к другую сторону.


«Моё восхищение этой девушкой, хоть мы толком и не знакомы, абсолютно не относится к вопросу. Что она тут чувствовала, Тимо? Как себя вела тут. Это место очень сильное, недаром так сохранилось».


«Я водил её сюда, но внутри она предпочитала оставаться одна. Но, прости, не могу ответить на твой вопрос – не знаю, она попросила меня уйти и не мешать».


«Тогда позволь и мне побыть одному. Или поработай на планшете, но не отвлекай меня какое-то время» - Тимо понимающе покачал головой, ворча достал планшет из сумки за спиной, разложил её на каменном полу и сел.


Место было необычайно, во всех смыслах необычайно. Олег буквально кожей чувствовал силу, мощь и злость, исходящую от каменных фигур, покорны склонивших головы. Но казалось, будь у них глаза, из них бы ручьями текли горькие слезы. Он сел посередине зала, на одной из глыб, и закрыл глаза.

Показать полностью
4
До последнего. Часть 1 и 2.
1 Комментарий в Авторские истории  

1.


«Что видишь?»


«Боль, страдания, слезы, утрату, отчаяние. Здесь вся пустота мира и ни капли радости»


«Да. И так на протяжении всей их истории, точнее всего того периода, что мы их знаем»


«Я читал об Арронте перед отправкой, но думал, что методички написаны, чтобы сильнее устрашить, дабы новички серьезней относились к своей работе. Вижу, что ошибался, даже больше, чем полностью»


Посол горько улыбнулся, скривив губы и чуть прищурив глаза. Складки на его и без того морщинистом лице, углубись ещё больше. «Нет, Олег. Можно мы перейдем к более неформальному общению? Тебе многое предстоит увидеть, а так мне проще будет всё пояснить»


«Я не против…» - Олег на секунду запнулся, и посол не дал ему договорить.


«Сан Саныч я, так и называй». Олег кивнул, продолжая смотреть по сторонам. Его взору представали пустые песчаные улочки с домами, чем-то отдаленно напоминающими старые глиняные строения ближнего востока планеты Земля. У дома сидели и лежали заплаканные женщины и дети. На тряпичных носилках мужчины переносили убитых и раненых. На желто-песочных стенах домов повсюду были видны кровавые разводы и отпечатки рук. Прямо под ногами ещё лежали тела, чей непонимающий стеклянный взор, полный ужаса, навечно отразился на лице.


«Смотри-смотри, впитывай» - Послышался спереди голос Сан Саныча. Олег в раздумьях, даже не увидел, как тот ушел вперед, - «Это лишь последствия». Посол наклонился к одному из трупов под ногами и, медленным и аккуратным движением ладони, прикрыл ему глаза. Он поднял голову, посмотрев вдаль по улице, и произнес, - «Ладно. Почти пришли».


К ним подошли двое Арронтцев и начали перекладывать труп на носилки. Олег было дернулся помочь, но ему на плечо легла тяжелая рука посла, остановив его порыв, - «Не трогай их, и не прикасайся без крайней необходимости» - Сказал Сан Саныч и потянув Олега за собой двинулся к зданию посольства. Несколько минут они шли молча и каждый раз, когда Олег поворачивал голову на плач ребенка, Сан Саныч тянул его за собой.


«Почему нельзя их трогать?» - спросил Олег.


«Потому что ты им ничем не поможешь, они всё равно умрут. А это для них привычная рутина. Помни – у тебя иная задача»


«Так мы же тут как раз, чтобы помочь!» - чуть громче, чем нужно воскликнул Олег и люди на улице повернули свои головы на громкий возглас.


«Тише. Посмотри! Так выглядит обреченный, полный вселенской боли, взгляд. Отрешенность, если пожелаешь. Им всё равно на твою помощь, ведь она ничего не изменит. Иди» - спокойно сказал посол и добавил, - «Мы тут, чтобы понять, Олег. Точнее ты. Я здесь давно, но, видимо, не пойму никогда»


Посол был прав. Олег был телепатом в современном инопланетном корпусе красного креста, основной задачей его были исключительно мысли, так он помогал психологам составлять программы для психического исцеления нуждающихся. С той же целью его направили на Арронт. Правда «направили» сильно преувеличено, вежливо спросили «не против ли он слетать в командировку на пару месяцев». Почему спросили? Потому что Арронт был довольно таки отдаленной планетой на краю галактики, жителей которой никто не хотел видеть. В обозримом космосе они слыли проклятой расой и связываться с ними никто не хотел, по этой причине и набирали добровольцев. В целом, проклятия и мистика для мира сверхнаук и безграничных возможностей это слишком сильно сказано, но для Арронтцев сделали исключение, ведь в других, на первый взгляд, необъяснимых случаях, объяснение как раз таки находилось. Планету обнаружили буквально сто лет назад и Центавриане сразу начали диалог. С течением времени поддерживали его лишь они и родственные им Земляне, другие расы не пожелали оставаться Арронта хоть сколько-нибудь длительное время. Самих Арронтцев в другие миры и вовсе не пускали. Полная изоляция в безграничной вселенной - одним решением межгалактического совета, целая планета была объявлена изгоем, без выяснения причин.


Подходя к посольству, Олег заметил сидящего на лавочке человека - старика. Он улыбался. Зрелище это было дикостью на фоне слез и страданий его окружающих. Сейчас уже Олег одернул посла за рукав. Посол нехотя развернулся.


«А, ясно. Это блаженный Ирэль. Центаврианин остался тут после обнаружения Арронта, среди первых колонистов. Помог вот, жителям». Олег смотрел на посла и ждал продолжения. Сан Саныч пристально посмотрел на Олега, цокнул языком и побрел к лавочке, на которой сидел старик. Провел рукой перед глазами, громко хлопнул перед ухом, и вернулся. «Он видел то, что предстоит в скором времени увидеть тебе. И он действовал не по инструкции, теперь слеп, глух и нем. Это тебе так, информация к размышлению, Олег» - закончил посол и уже с нескрываемой злостью двинулся с места.


Дом посла оказался вовсе не резиденцией или огороженным особняком, а обычным домом на той же улице, ничем не примечательным – как у всех. «Да, мы тут не шикуем» - сказал посол, заприметив удивление новичка, - «сама планета довольно таки бедна, а учитывая их ситуацию, роскошь бы выглядела кощунством». Олег знал, что на многих планетах послы красного креста пользуются влиянием и живут, ни в чем себе не отказывая. «Предвосхищая твой вопрос, Олег, я бы мог запросить царские залы, например, но мы тут на самом деле пытаемся, что-то делать» - искренне, как показалось Олегу, сказал Сан Саныч, - «Не разувайся. Проходи, я тебя познакомлю с нашей немногочисленной командой».


Они вошли в небольшую залу, где вокруг кучи бумаг, на полу сидели люди.


«Это Оксана – наш врач» - показал на миловидную и безумно уставшую женщину лет тридцати пяти, с заплетенными в косу каштановыми волосами, Сан Саныч.


«Здравствуй» - ответила она.


«Гируэн» - рука показала в направлении статного, с кожей цвета белого мрамора в крапинку, мужчины.


«Приветствую» - тихо произнес тот и дальше закопался в бумагах.


«Как ты догадался, он Центаврианин, по совместительству – психолог. Ему ты будешь докладывать всю информацию о мыслях Арронтцев» - Гируэн не поднимая головы кивнул.


«А я Тимо» - появился сзади человек с бутербродом и в замасленной белой рясе, протягивая свободную руку, - «Ударение на «о». Я историк».


«Он Немец, иногда я говорю, что он потомок Гитлера – он жутко злится».


«Естественно я злюсь» - жуя, проговорил Тимо, - «Во-первых, Немец я только номинально. Во-вторых, определенно, я не потомок Гитлера. В-третьих, хватит припоминать немцам, деяния, что имели место быть на Земле двести с лишним лет назад» - Сан Саныч хотел было перебить его, но не успел, - «Да, и последнее! Я родился не на Земле, более того, даже ни разу там не был. Нигде, тем более в Германии, понимаешь, нигде!» - последнее слово он проговорил медленно, по буквам, как показалось, даже наслаждаясь моментом.


«Ладно-ладно» - примирительно поднимая руки сказал посол, и даже чуть улыбнулся.


Олег стоял на месте, пристально смотрев на еще одну девушку. Она сидела на полу, держа в руках какую-то синюю папку, и тоже смотрела на него своими огромными изумрудными глазами.


«А с ней, видимо, ты сейчас знакомишься» - похлопал его по плечу Сан Саныч и тоже сел изучать бумаги.


«Меня зовут Виаль» - легким ветерком пронеслось в голове у Олега. Он вздрогнул и пару раз удивленно моргнул.


«Олег» - сказал он вслух. Все негромко засмеялись.


«Очень приятно познакомиться, Олег» - Вновь прошептала она в его голове и потеряла к нему интерес. Олег еще какое-то время стоял на месте и не мог оторвать глаз от Центаврианки, ему не мешали, лишь улыбались, изредка поднимая взгляд и кивая в его сторону.


2.


Всю ночь Олег не мог заснуть. В голове его столкнулись волны мыслей и берега размышлений. Странное, возникшее за секунды, неистовое влечение к загадочной Центаврианке, ежесекундно жило надеждой, что утром он увидит её вновь, а может и услышит голос, настоящий, не тот, что в голове. Далеко на второй план ушли проблемы тех, ради кого, собственно, он и прилетел на эту проклятую планету. Когда он увидел её, был ошарашен нежностью и чистой красотой девушки. При встрече, он хотел было проникнуть в её сознание, но она с легкостью и уверенностью закрыла ему путь, разрешив только общение. Такой сильный телепат, что он казался маленькой точкой тусклого света на фоне огромного солнца её возможностей. Впрочем, Центаврианцы отличались данной особенностью, телепатов среди них было очень мало, но в то же время, они гораздо эффективней использовали свой дар.


Из задумчивости и мечтаний его выхватили два пронзительных коротких крика. Он тут же вскочил с кровати и кинулся к окну. Крупный мужчина – Арронтец – был вдавлен в стену дома напротив, за руку он держал ребенка – мальчика, также вдавленного и искалеченного. По стене стекали капли крови и у самого основания впитывались в остывший за ночь песок, образуя темное пятно. Олег наблюдал, помня предупреждения посла. Вскоре тела Арронтцев медленно, будто их кто-то придерживал, отлипли от стены и с шумным хрустом упали вниз, подняв в воздух небольшие вихри пыли и мелкого песка. Олег, оцепенев от страха, молча смотрел на мужчину и ребенка. В горле стоял ком. На улице было пусто – никто не включил свет, дабы посмотреть, никто не вышел из домов. Смерть тут – рутина дня и ночи. Олег еще несколько минут смотрел на тела, что медленно засыпало, нагоняемым ветром песком, и сел на пол. Больше ночью никто не кричал.

Показать полностью
1
Грань. Части 8-10
4 Комментария в Авторские истории  

Части 1-2 http://pikabu.ru/story/gran_4314948
Части 3-7 http://pikabu.ru/story/gran_chast_37_4352079


8.

Разведчики вернусь в оговоренное место уже ночью, уставшие, как и их кони. Велимир только переглянулся с ними взглядом и все понял – они ничего не нашли. Он стоял, смотрел сквозь стволы деревьев в темноту леса и думал, - «Хорошо, что княжна сразу уехала в город, так проще и без истерик». Двое дружинников, коих он послал обратно к башне - не вернулись. На душе было гадко. «Не должны мы были травить Святогора» - пронеслось в голове, - «Сейчас платим кровью за подлость» - он почему-то был уверен, что более никто не вернется.


Велемир опустил руку в сугроб, взял большой ком рыхлого снега, протер лицо, и пошел в сторону прибывших разведчиков, к лагерю.


«Они, как в землю провалились, ни следов, ни звуков» - говорил один.


«И это в бесснежный день. Мы всю округу обскакали, как темнеть начало, так назад двинулись, кони жутко устали» - вторил ему другой.


«Рассказывайте, что видели. Всё, что показалось подозрительным и неестественным. Вы прекрасно знаете, за кем мы идем, нет толку просто скакать и смотреть!» - спокойно, но по окончании фразы повышая голос, ответил воевода. Разведчики не опустили головы. От костра позвали.


«Идите, поешьте. И вспоминайте всё, что видели, после доложите» - Велемир снова смотрел в лес. Ему казалось, что за ними наблюдают и не покидало стойкое ощущение, будто это они стали жертвой и охотятся на них, а не они ведут эту охоту. Что-то негромко треснуло на ветвях. «Не иди за мной» - пронеслось в голове. Велемир чуть не упал от внезапного головокружения, - «ты же знаешь чья это вина, правда знаешь!». Воевода вытащил меч и осматривался по сторонам, на него обратили внимание некоторые дружинники и тоже достали мечи – они привыкли доверять чувствам своего командира.


«Что такое командир?»


«Я что-то слышал. И предчувствие нехорошее» - ответил Велемир.


Он упал на колени, меч при этом не выронил, в голове вновь был отчетливый голос, -«я не сделаю ничего плохого, только оставь». Воеводу подняли за руки, он что-то нечленораздельно прорычал, харкнув на снег. «Едем?» - спросил дружинник. Воевода молча покачал головой.


9.


«Ты представляешь, они меня отравить хотели! Изверги! А ведь я просто приказ исполнял, княжна сказала – я делал. Мне же только найти вас надобно было!»


Леший внимательно слушал идущего рядом Святогора и ухмылялся тому, как быстро может развернуться жизнь человека. Вот он исполняет приказ, и ждет награды, а спустя мгновение предан и приговорен к смерти, как и он – леший, как и ребенок.


«Ты не серчай на меня, слышишь. Я ведь предупредил тебя, что дружина придет. Признаю, за мной грешок, мысль гадкая была ночью–порубить ребят твоих, но сдержало что-то, интуиция может или инстинкт самосохранения…» - все не замолкал Святогор. Он не чувствовал за собой вину, но осознавал ситуацию и был предельно честен с лешим.


«Не продолжай, я понимаю, я всё видел и не единожды был в твоей ситуации» - чересчур спокойно сказал леший, смотря под ноги, - «Каждый из нас делает всё, чтобы выжить, или чтобы дать выжить тем, кто нам дорог. Это правильно и естественно». Святогор на секунду остановившись, посмотрел на лешего, и понимающе покивал головой, а после протянул свою старую, иссушенную временем, ладонь.


«Ты мудр. И верно дело твоё правое. Позволь вернуть долг, пусть не тебе, но дитятке. Я догадываюсь, куда вы идете, там будет твое слово против слова этой гадюки, а я князя с пеленок знаю…» - леший пожал протянутую ему руку.


Они шли по зимнему лесу, иногда почти по колено в снегу, когда он, чрезмерно рыхлый, не удерживал людей, даже в снегоступах. Погода вновь поменялась и, как день назад, обильно падал снег, а солнце скрылось за гранитно-серыми тучами, что камнем давили сверху. Люди шли и молчали, но оборачивались на лешего всё чаще – он устал удерживать каждого, особенно с появлением Святогора.


«Как ты так быстро нашел след и догнал нас?» - спросил леший через плечо.


«Я живу в лесу, но след еле увидел. Уж не знаю, как ты так сделал, но дружина если и найдет нас, то явно не по следам. И есть у меня подозрение, что ты специально оставил, что-то за что мой глаз зацепился» - кряхтя, и шагая в снегу, ответил Святогор, - «Но они не далеко, ночевали совсем рядом. Думаю, ты и так знаешь. Так чего это я, ах да, ворон, он постоянно где-то рядом, если твоя птица за ними следит, то уж Велемир неладное почует, поверь мне»


«Он и без этого знает, что я рядом, я говорил с ним» - люди остановились, непонимающе смотря на лешего, он сказал это слишком громко. «Что значит «говорил с ним», начальник?» - спросил тот, что ночью говорил с лешим о вороне, - «Я видел, что ты птицу отправил, но сам-то ты в лагере был».


Договорить он не успел, со стороны раздался волчий вой – звери предупреждали лешего об опасности. Ребенок под шкурами заплакал, впервые в момента, как леший забрал его у лесавок. «Тише дорогой, тише» - мысленно успокаивал леший ребенка, но тот не реагировал – он боялся, и чары лешего не действовали. Казалось, что небо стало еще ниже и остановилось время. Миг глухой тишины и мир наполнился боевыми кличами, стуками копыт и лязгом доспехов – их окружали конники дружины. Они появились из ниоткуда, из полной пустоты, их было много.


Святогор стоял рядом и в руке держал свой топор, - «Ну и как твои зверюшки их пропустили?» Наемники сходились в круг и тоже держали мечи и луки наготове.


Из-за спин дружинников выехал воевода – «Отдайте ребенка и лешего, и идите на все четыре стороны, мы никого не тронем», - сказал он четко и громко, смотря при этом точно в наливающиеся яростью глаза лешего. «Повторю, если вы сразу не расслышали – убирайтесь! Нам нужны только ребенок и леший. Почему вы так удивлены? Он вам не сказал кто он?»


На лицах наемников читалось недоумение, но тут один поднял меч выше и сказал – «Да какая нам разница, мы взяли плату»…


10.


«Мамочка. Мамочка» - протяжным тонким и ласковым голосом раздавалось под сводами пещеры, - «Ну мамочка, не злись».


Лесавки обступили кругом женщину в зеленом платье, которое прикрывало тело, покрытое мхом и травами. Пышные волосы её, густой копной свисали с плеч, что чуть подрагивали под тихий плач.


«Мамочка» - голоса лесавок сливались в пение, успокаивающее и нежное.


«Вы отдали ему моего ребенка» - раздалось из-под рук, прикрывающих лицо, - «Отдали нашу радость и счастье. Как вы могли?». Женщина опустила руки и прекратила плакать, слезы тут же впитал мох, покрывший тонкими нитями её пальцы. Голос её стал грубее и злее. Лесавки отступили и больше не пени своими гипнотизирующими голосками.


«Мамочка, мы не хотели. Мы кормили Симаргла, мы любили его, не как других младенцев, а по-настоящему» - проговорила одна.


«Правда-правда. Но отец пришел в гневе и забрал его от груди, руку поднял, да удержался и не ударил» - вторила ей другая.


«Он страшен был, никогда таким его не видела. Зачем, говорил, забрали обратно ребенка. Уговор, говорит, был, а вы…» - поддакивала всем третья, но договорить не успела. Кикимора ударила её по щеке и тут же взяла за подбородок.


«А если я ударю, не удержусь? Будет ли тебе лучше, дочь моя?» На стенах пещеры, словно вены, запульсировали корни. Кикимора поднесла лесавку к стене и её тут же обвили корни, начав медленно сжиматься. Лесавка не кричала, лишь испуганно смотрела на своих сестер и мать, которая смотрела ей в наполненные страхом глаза.


«А если я буду в гневе, что ты сделаешь? Отдала бы так просто своего ребенка?» - ненадолго, пока корни продолжали сжимать лесавку и приподнимали ей лицо вверх, кикимора замолчала, вскоре продолжив, - «Готова ты будешь отдать за него свою жизнь?» Со земляного свода пещеры в рот лесавке полилась ярко-зеленая жидкость, лесавка хрипела и, как могла, выплевывала её.


«Мамочка! Не надо!» - закричали другие лесавки и бросились к корням пытаясь раскрыть их, раздирая пальцы о грубую колкую поверхность.


«Вот. Ребенка моего отдали, а сестру спасаете. А я всего лишь хотела видеть рядом с собой своего Симаргла, не желала его отдавать людям, я просто передумала» - произносила Кикимора мягчающим с каждым словом голосом. Она махнула рукой и отвернулась, тут же корни отпустили лесавку, червями исчезнув в мокрой земле.


Продолжение следует.

Показать полностью
13
Очередной выживший мальчик.
10 Комментариев  

На волнах постов про…расскажу несколько историй, как меня потрепала моя же любовь к играм и приключениям.


1) Начнем с детского сада. Тут всё донельзя банально, но очень запомнилось. В детский сад я ходил в закрытом поселке под «управлением делами президента» и всё у нас было круто, даже остроуглые ступени из мрамора у входа в сад….зимой. Ну мы же все с вами, будучи маленькими и игривыми любили бежать вперед родителей. И вот однажды, когда мама отводила меня в сад, я так забежал на эти ступени и, что естественно, поскользнулся и упал четко лбом на ступеньку. Не знаю хрустнуло ли что-то, но по лицу мамы точно можно было сказать, что звук она услышала не из приятных.


Крови было много, залил я всё крыльцо, но, что удивительно, даже швов не понадобилось. Лоб пересекала кровоточащая вмятая царапина и куча царапин поменьше. Когда же это дело застыло, то превратилось в огромную кровавую лепешку на лбу. Ходил я так с месяц, и под конец, когда болячка почти отрывалась, я подходил к детишкам поменьше и радостно спрашивал «хочешь покажу тебе свой мозг?». Никто не разделял моего веселья в моменты, когда болячка оттягивалась( детишки убегая начинали плакать), а потом смачно шлепала по лбу, но этого уже никто не слышал и не видел.


2) Было мне лет шесть-семь и мы с ребятами увлеклись…нда, метанием копья. Копьем у нас , как правило, была ровная палка с примотанным к ней длинным гвоздем. Так мы порой и «кидали палки» с утра до вечера. Иногда же соревнования были столь увлекательны, да и к нам подтягивались всё новые участники, что наши олимпийские игры мы проводили до более позднего времени, когда из-за угла дома можно было услышать свое имя в исполнении злого возгласа мамы.


В один из таких вечеров мы, как всегда задержались, и уже не было видно куда улетело копье, поэтому приходилось не бегать за ним, но еще и считать шаги. Как вы уже догадались, одно копье прилетело в меня(кто-то не услышал, или не захотел услышать, как я крикнул «остановитесь, я иду за копьем).


Боли почти не было, просто быстрый «тюк», руки на рану и домой, никто толком ничего не понял. Дверь дома у нас была открыта, и вот в неё вваливаюсь я, держа руками рану, а из под рук течет кровь. Мама, в очередной раз в шоке от моих приключений и чуть не теряет сознание в момент, когда убирает мои руки от раны. Отец бежит за машиной, несет меня в неё и вскоре, под мелькающие в окне столбы, мы в Видновской больничке, где мне зашивают рану под местным наркозом и всю операцию я вижу, ну как вижу – вижу как хирургической иглой мне собираются тыкать в глаз. Кстати больно так и не было, шок наверное, да и добрый дядя-доктор мне «100 пудово обещал», что папа на обратном пути купит мне шоколадку и газировку – мне этого было вполне достаточно для спокойного завершения операции и наложения 13 швов.


Копье попало мне в 1.5 сантиметрах ниже под левым глазом, о чем до сих пор мне напоминает небольшой оставшийся шрам и мама, которая периодически вспоминает тот случай – «я думала у тебя глаз вытек, столько крови было».


Чуть позже напишу еще – накопилось таких случаев довольно таки много.

Показать полностью
157
Остановиться на минуту.
15 Комментариев в CreepyStory  

Небольшая история из жизни, произошедшая со мной около двух лет назад, когда возвращались из поездки в Калугу, оформленная в тексте. Происходило на самом деле...но, быть может, лишь плод взбудораженной фантазии.

За окном мелькали то еле видимые редко посаженные деревья, то более густые подлески, в салоне негромко играла музыка, лишь чуть заглушая звуки снаружи автомобиля. Я сидел справа от водителя, сонно уткнувшись лбом в стекло. Если быть точнее - от "водительницы", вела автомобиль моя девушка, также как и я, порой, на миг прикрывая глаза.


«Давай я дальше поведу?» - спросил я, и в ответ получил только пару покачиваний головой из стороны в сторону, что по всей видимости означало «нет». «Давай. У тебя глаза уже слипаются, два ночи уже».


«Я же сказала нет, ты без прав» - ответила она резко. «Ну как хочешь. Держи, хотя бы пару глотков сделай» - протянул я ей открытую бутылку минералки, и дождавшись пока она сделает несколько глотков, забрал обратно. «Теперь я что-то писать хочу» - скорчив лицо бросила она, - «Сильно». Включив правый поворотник, мы остановились на неосвещаемой грунтовой обочине. Я нажал на кнопку габаритных огней и тоже вышел из машины немного проветриться. Девушка далеко не ушла, а присела прямо рядом с автомобилем. Я оглядывался по сторонам и вдыхал прохладный ночной воздух Подмосковья. Буквально спустя двадцать секунд, позади нас, метрах в тридцати остановился другой автомобиль с двумя круглыми фарами, мне показалось, что это была древняя «копейка». Как только авто остановилось, из него вышел мужчина, по крайней мере по росту и телосложению, что отсвечивалось в свете фар, это был мужчина. Вначале у меня промелькнула мысль, что он остановился, дабы нам помочь, ведь всякое бывает на дороге, вот и решил спросить всё ли у нас нормально. Он двинулся к нам, спокойно так, медленно, молча, будто не привлекая внимания, я даже хлопка двери его автомобиля не услышал. Спустя несколько секунд я разглядел его лучше. Стало холодно и я поторопил девушку, - «Давай-ка побыстрее родная» - благо дела она свои успела закончить, мы сели в машину и уехали.


Моё сердце так и оставалось в пятках, пока мы не вошли в квартиру и не закрыли за собой железную дверь на ключ. Прошло уже очень много времени, а я до сих пор так и не рассказал ей о том, что произошло в ту ночь. Как я в свете тусклых фар разглядел биту в руке того мужчины, как мы сели в машину, а буквально в пяти метрах от нас он остановился и смотрел нам в след. Как я несколько секунд смотрел назад, а он спокойно так закинул биту на плечо, развернулся, и черный силуэт неизвестного побрел обратно к своей машине.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь