Авторские истории

2151 пост 4767 подписчиков
показывать просмотренные посты
432
Личный выбор
41 Комментарий в Авторские истории  

Родители Артёма были довольно деспотичны, что странным образом не сочеталось с тем пофигизмом, который они проявляли к будущему своего сына. Длилось впрочем это не долго. До тех пор пока он не определился с выбором дела всей жизни.

- Мама, - сказал он в один из вечеров. - Я решил стать художником.

- Только через мой труп, - просто ответила мать, не отрываясь от жарки макарон для ужина.

Так судьбы Артёмки была определена. Оказывается художник вообще не профессия и денег на хлеб так не заработаешь, а уж про колбасу и говорить нечего. И вот, очевидно отталкиваясь в своих суждениях от гастрономической направленности, Артёму сообщили, что он будет поваром. Дело нужное, жрать хотят все и всегда, а еще, как и полагается в наших широтах, можно еду и домой таскать с работы. Дело верное, пойдешь в кулинарный техникум. Про художку и думать нечего, там всё равно одни маргиналы учатся, пьют, курят и всякое такое. Они тебя плохому научат. Иди в общем, думай об этом.

Артём подумал и понял, что выбора нет. Он несовершеннолетний, хотя и с паспортом, но всё равно по нашим меркам получеловек, против родителей не попрёшь, придётся смириться. И пошел учиться.

Сравнить ему было не с чем, но и в кулинарном пэтэу курили и пили все. Да еще и в таких количествах, что большие представить себе сложно. Контингент тоже подобрался своеобразный. Гопники, умственно отсталые, двоечники, девушки облегчённого поведения и прочие аутсайдеры, которые по каким-то причина не смогли или не захотели доучиться до одиннадцатого класса. Артём за время учебы в школе хорошо отработал навык особо не выделяться, так что его никто не доставал. Главное время от времени посещать коллективные попойки. На одном из таких сборищ он, к своему удивлению, даже завел несколько более-менее приличных друзей. С ними и общался пока учился там, а после окончания контакт постепенно потерялся. У каждого началась своя сложная и запутанная жизнь. Кто-то стал играть в группе и даже в этом преуспел, кто-то стал видеоблогером и даже вроде как зарабатывает на этом, большинство же ушло в торговлю и стало продавцами-консультантами где попало, как часто бывает. Хотя кое-кто всё же нашел место по специальности, но это были единицы. И всё это, конечно, случилось после переезда в города побольше, потому что в их родном провинциальном городишке работы не было практически никакой. О поворах и говорить нечего.

Когда Артём высказал желание уехать, то услышал классическое:

- Только через мой труп.

В принципе он уже был свободным человеком,даже в армии успел отслужить, где ему пригодилась всё-таки его поварская профессия. Но против родителей Артём пойти всё равно не смог. Своих денег у него не было, накопить их, перебиваясь случайными заработками, тоже не удавалось. Мать давила морально тем, что они ему всё дали и живёт он в их доме и ест их еду и тому подобное и вообще у неё, оказывается, слабое здоровье, пожалей мать, не для того она его рожала, чтобы теперь он смылся непонятно куда. Отец в этой ситуации занял довольно отстранённую позицию, но предложил пойти к нему на завод помощником сварщика, там как раз Коля Федорин насмерть сорвался недавно с балок и теперь вот освободилось место. Делать нечего, пришлось согласиться, лелея надежду на то, что эта работа поможет накопить денег.

Работа была тяжелая, опасная и вредная. Платили за неё правда более или менее по меркам их городка, но потом доллар скакнул вверх и внезапно их труд стал стоить раза в два-три меньше. Руководство толком не определилось с версией того, почему рабочим стали недоплачивать. Сначала они услышали, что из-за разнице в курсе отечественный металл на отечественном заводе подорожал. Причём видимо весь, в том числе и тот, что уже был на складах. Потом речь зашла про уголь, который впрочем добывался тоже на родине. Цены на всё тоже выросли, а свой вклад в семейный бюджет Артём вносить был обязан. Копить на переезд не получалось. Через полгода у матери и правда случились неприятности с её сердцем, потребовалась дорогостоящая операция, которую полис омээс покрыть якобы не мог, а очередь на бесплатную на два года вперёд, короче - сто тысяч и сделаем завтра и соглашаться нужно сразу, потому что это еще по-божески и завтра будет вдвое дороже. Пришлось соглашаться и поскольку сбережения в семье были только у Артёма, он оплатил операцию. Матери стало лучше, но необходимо было оплатить пакет дорогостоящих препаратов и курс реабилитации. Пришлось взять еще полставки на заводе, чтобы как-то сводить концы с концами.

Тем временем прошло пять лет. Всё кое-как устаканилось, только денег свободных больше не было. Совсем. Мать окончательно восстановилась и как раньше танцевала у плиты, готовя борщ. Отец с сыном сидели за столом, принимая боевые сто грамм для аппетита. И всё бы было хорошо, но тут мать дернуло поделиться новостями, что одноклассник Артёма, Саша Коробейкин, тот, ну помнишь, который со смешной причёской, зубы кривые, ты понял, теперь стал художником известным, представляешь, своя выставка в Москве, по первому каналу в пусть говорят его показали. Красивый такой стал, статный. Одна картина у него, говорят, сто тыщ стоит. Вот что значит талант. А ты, эх дураком был, дураком и помрёшь. Но мы тебя всё равно с отцом любим, ты же знаешь.

Такого Артём стерпеть не мог. Конечно он помнил Сашку, этого заносчивого ботана, которому не раз прилетало от местных хулиганов, но после того как их определили в колонию для несовершеннолетних он стал неприкасаем. Оказывается его отец какая-то там шишка в прокуратуре. А поскольку мать его была завучем, оценки он тоже всегда получал по всем предметам отличные и его всем ставили в пример. Вот только рисовать он не умел от слова совсем. На уроках рисования он сидел и ковырял в носу, размазывая сопли по листу, все равно получая за это дела стабильную пятёрку.

- Мама, - взвыл Артём, бросив стакан на пол, тот разбился на тысячу кусочков. - Да ты забыла наверно, что я вот тоже хотел в художку пойти учиться, а ты тогда все мои карандаши и краски выкинула, а рисунки бабушке отдала для растопки печи. Помнишь? А когда я переехать тоже хотел, ты мне что сказала, помнишь?

Мать раскрыла было рот, чтобы начать кричать по поводу разбитой посуды, но внезапно приняла строгий вид.

- Не помню, давно это было, - ответила она, взяв в руки метлу и совок. - И вообще не было такого, я тебе сколько говорила, занимайся рисованием, а ты не хотел, забросил все. Да и правильно, получалось у тебя всё равно, скажем честно, не очень.

Она на секунду замолчала, взвешивая что-то в голове. Внезапно её лицо исказилось рыдающей гримасой и она закричала:

- И не смей так кричать на мать! Ты же знаешь, мне нельзя волноваться!

Она выскочила из кухни. Тишину нарушали только приглушенные рыдания из зала. Артём опустил руки и сел, схватившись за голову.

- Ну нельзя так, - грустно сказал отец. - Она ж мать твоя. Ну а что было, то было. Это был твой выбор всё таки, на других не сваливай.

Артём поднял глаза полные боли на отца и сжал кулаки.

- Да пошел ты на хуй, - прошипел он. - Миротворец, блядь.

Первый раз в жизни Артём ругался матом, но тогда это был единственный способ сказать о наболевшем.

Показать полностью
4
Медик
5 Комментариев в Авторские истории  

Степан сильно волновался. Это была его первая серьезная операция. Человек, сейчас беспомощно лежащий перед ним, либо будет жить еще очень долго, либо отправится на этаж ниже — в морг.

Надрез за надрезом. Аккуратно, как и учили. Мерный писк приборов настраивал на нужный ритм. Двенадцать часов — именно столько в среднем длится подобная операция. Когда он сделал последний шов и наконец отложил иглу с пинцетом, его спина была полностью мокрой от пота. Операция продлилась долгие десять часов…



***


Из операционной вышел доктор в маске. Молодая девушка - невеста, видимо, вскочила со стула, на котором уже успела задремать и с надеждой посмотрела на врача, судорожно сжимая сумку.

Степан устало привалился к косяку, медленно стянул с себя маску… Под ней обнаружилась улыбка человека, идеально выполнившего свою работу.

— Идите отдыхать, операция прошла успешно, молодому человеку ничего не угрожает.



***

Спустя какое-то время


Степан был абсолютно спокоен. Он просто делал свою работу. Уже на второй год он понял, что всех не пожалеешь: нервов не хватит, поэтому на время операции из него уходили абсолютно все эмоции. Через его руки прошли сотни пациентов и это уже не первая его операция. Были и успехи и неудачи в его жизни.

За пять лет рука Степана приобрела необходимую твердость, глаз четко видел мельчайшие движения скальпеля. Очередной, уже не раз выверенный, надрез… А секунду спустя всполошенный писк приборов. Мешает, не дает сконцентрироваться…



***


Из операционной вышел врач, стянул маску. Его лицо совершенно ничего не выражало, впрочем, это было его обычным состоянием вот уже три года.

— Сожалею…

Очень надеюсь на комментарии =)

6
Пятничная рассказявка №31 - Королевские игры
0 Комментариев в Авторские истории  

Его величество Карл Ульрих Элиза Гофранский, Альберт Четвертый, король Верхнего Затмора и Северной Углы, в четыре часа пополудню изволили предаваться меланхолии. В Малом Королевском парке, в Розовом газебо, монарх возлежал на кушетке, печально наблюдая далеко внизу столичную гавань. Короткие толстые пальцы лениво перебирали кусочки сушеных фруктов в вазе, словно не решаясь определить, какой достоин высочайшего рта. Тапочек с изогнутым носком свалился на пол, непочтительно обнажив монаршую пятку. Хотя многие назвали бы её “железной пятой”, которой низенький толстый человечек, смешно смотрящийся на огромном коне, вбивал покорность в свободных баронов сопредельных территорий. И делал это так успешно, что за время своего правления уже увеличил державу в добрых два раза.

Но сейчас Суровый Альберт печалились. И беззвучно вошедший в беседку маг остановился у самого входа, не давая повода спокойной печали перерасти в деятельный гнев.


— А, дорогой мой волшебник, тебя-то я и желал видеть. Нам печально, мой дорогой маг. Нам требуется квалифицированная помощь. Еще немного, и мы начнем новый поход, сожжем пару замков и добавим еще один щит с гербом в коллекцию. Но это так ... несообразно. Да, несообразно. Не слишком хорошо, когда обычные люди страдают, чтобы развеять скуку монарха. Хотя солдатам нравится. Да, нравится. Должно же это хоть кому-то нравиться, кроме меня.


Маг низко поклонился и, придерживая полы мантии, неспешным шагом обошел вокруг кушетки, на которой возлежал король.


— Я соглашусь, Ваше Величество, сейчас не время для новых походов. Держава сильна, но еще не “переварила” предыдущие полученные земли. Мы растянем войска еще больше…


— Ах, не надо этого словоблудия. Я наслушался этого с самого утра. Даже королева-мать, и та уговаривает меня не начинать очередной поход. А мне так скучно... Каждый день сплошные бумаги, министры - одни дураки, другие воры. И за теми, и за другими нужен глаз да глаз. И только появится свободная минута - приходит печаль. Хочется чего-нибудь эдакого.


— Вас замучила рутина, мой государь. Нет худшего врага для творческой личности, чем рутина. Как лекарство, я бы порекомендовал заняться слегка азартным, но безопасным делом. Скажем, какой-нибудь игрой.


Его Величество сморщилось, как от лимона.


— Глупости это всё. Карты - слишком случайны, если играешь не с шулером. А их я всех перевешал… В шахматы достойных противников нет, а петанк я ненавижу с детства. Да и достойно ли королю играть во всякую ерунду лично?


— Существуют и другие, более достойные игры. Тем более, можно не играть самому, а направлять своей мудростью игроков.


Король заинтересованно взглянул на мага.


— Позвольте, я расскажу вам про футбол…



Следующие несколько лет оказались спокойнейшими в истории королевства. Монарх с головой ушел в руководство королевской сборной по футболу. А чтобы было с кем соревноваться, поручал каждому проворовавшемуся министру организовывать свою команду. Причем, проигрыш королевской команды означал амнистию для владельца выигравшей.


Вся страна с восторгом наблюдала за королевским чемпионатом по футболу. Каждая провинция выставляла свою команду в надежде получить главный приз - освобождение от налогов на год. А какие баталии устраивали новоиспеченные фанаты! На второй год правители сопредельных держав создали свои команды. Во-первых, интересно, а во-вторых, кому бы не хотелось “надрать задницу” Альберту Суровому, пусть даже так, на футбольном поле. К тому же без риска разорения своей страны легионами Затмора. На второй чемпионат казна впервые в истории существенно пополнилась доходами от туристов, толпами приехавшими на финал чемпионата.


Но через пару месяцев после награждения победителей, мага вызвал к себе король. В достопамятном Розовом газебо, Альберт Суровый, король Верхнего Затмора и Северной Углы, уже не предавался праздности. Словно на пружинках, король, полный энергии и сил, облачался в малый походный доспех.


— Ваше Величество, - маг с удивлением уставился на своего владыку, - что-то случилось? На нас напали?


— Пусть только попробуют. Нет, я собираюсь в поход на Нижнюю Вольту. И ты соберешь своих дружков для магической поддержки.


Маг содрогнулся от ужаса.


— Но для чего, мой господин? Это ведь бедная, почти нищая страна. Зачем она нам?


Король чуть не подпрыгнул. Лицо его исказила гримаса безудержного гнева.


— Нищая? Этот негодяй, их герцог, отказался продать мне своего нападающего! Да, я предлагал ему чуть ли не равный по весу мешок золота за него! Нет, уперся, сам хочет чемпионом быть. Ну, я ему покажу, он у меня сто раз пожалеет, что полез в большой спорт…


Маг смотрел на гневающегося короля и думал, что совершил ужасную ошибку. Чего стоило предложить тогда королю городки? Или теннис? Ну или чапая на худой конец? И вдруг ему в голову пришла замечательная идея.


— Государь, - маг поклонился, - а, может, ну её, эту Нижнюю Вольту? Давайте поступим неожиданным образом.


Король нахмурился, но по привычке решил дослушать возражающего.


— Давайте создадим женскую футбольную лигу.


Гнев на лице Альберта Сурового сменился удивлением.


— Это как?


— Вы создадите чисто женскую команду, станете её тренером.


Маг подошел ближе, переходя на доверительный тон.


— Во-первых, ни у кого такого нет. Только команды грубых мужланов.


Голос мага очаровывающе вибрировал.


— Во-вторых, это красиво, государь. Вы только представьте двенадцать прекрасных девушек…


Взгляд холостого короля затуманился, и почти околдованный государь внимательно слушал мага.


— А знаешь, ты, наверное, прав, идея неплоха.


Король снял боевой пояс и бросил в угол. Владыка налил себе вина и, задумчиво глядя вдаль, опустился на кушетку.


— Позови-ка ты моего модельера, надо обдумать форму для моей новой команды.


Маг поклонился и вышел, пряча лукавую улыбку. Еще несколько лет спокойной жизни было обеспечено.



оригинал - https://vk.com/wall-93353356_468

Показать полностью
1
А ночью дивы дивные
3 Комментария в Авторские истории  

Тренируюсь в создании характеров персонажей. Это маленький текст, с незамысловатым сюжетом, который и не должен вызвать особых эмоций.
Я хочу, что бы вы мне помогли с характерами персонажей.
После прочтения, отпишитесь, какие мысли у вас вызвал каждый из героев, что вы думаете о них, и кто вам больше импонирует. Я только начинаю, а по этому, выбрал три простых образа. Друзья, я жду вашей помощи.

А ночью дивы дивные история, рассказ, ночь, характеры, опрос, Помощь, длиннопост

Из под густой пелены облаков, серебряным взором, на мир глядела луна. Трое учеников, среди ночи, пробрались на территорию школы.

- Может не стоит? - шепотом спросила Лиз.


- Ша, не скули. Иначе, хрен еще раз куда-то с собой возьму, - ответил Макс.


- Тише, он идет сюда, - прервал спор Виктор.


Не далеко от черного хода, альтернативного выхода в спорт зал, там, где заканчивается ковёр асфальта и начинается газон, растет высокая густая ива, которая, по обе стороны от себя, породила аллею деревьев по меньше. Именно на ней, и прятались сейчас друзья.


Пан Анджей, охранник польского происхождения, в третий раз обходил территорию школы. На эту скучную должность, он попал после года безуспешных поисков. Поэтому, мужчина всеми силами держался за нее.


Тем не менее, детей он не заметил. И как только он исчез из горизонта, Виктор дал добро двигаться. Они все слезли из дерева, и побежали к двери. Парень, осторожно достал ключи, открыл вход и впустил Макса и Лиз внутрь.


- Итак, - сказал Макс, - что дальше?


- Для начала, - повысил голос Виктор, - я закрою дверь. - И после того как он закончил, парень продолжил. - Я сделал копии из четырех ключей. В нашем распоряжении подвал, учительская, - он поднял руки, показывая на это помещение, - спортзал, ну и эта дверь, через которую мы вошли. Выбирай.


- Подвал, - улыбнулся Виктор - Однозначно.


- Я не хочу, - почти плакала Лиз. - Боже, зачем ты вообще меня в это втащил?


- Закройся. У тебя была возможность уйти. Теперь уже поздно.


- Чудесно. Я рад, что ваши отношения не портятся. А теперь пойдем. Святым светом, мы развеем тьму! - Провозгласил Виктор.


- А? - Не понял Макс.


- Просто идите за мной.


Дети вышли из спортзала, двери которого на этот раз, закрывать уже не стали. Пройдя два коридора, они спустились по лестнице к двери, которая вела в подвал.


- Готовы, друзья? - Спросил Виктор.


- Да - Сжав зубы, сказал Макс. Лиз же, просто неприятно поморщилась.


- Тогда узрите, то, что мир ещё не видывал! - Сказал Виктор и открыл дверь.


Вместо складского мусора, различных лопат, или веревок, их глазам открылось нечто другое. Длинный коридор, по обе стороны которого, в ряд, стояли колонны, заканчивался каменным алтарем, с какими-то вещами. Позади него, находилось несколько ящиков, и единственная, на весь зал, колонна, стоящая по центру.


- Какого дьявола? - Сказал Макс.


- Макс, я боюсь. Пойдем отсюда!


- Заткнись, Лиз. Здесь что-то интересное.


- Вообще, - растерянно вмешался Виктор, - я должен согласиться с малой. Это немного не нормально.


Но любопытство уже толкало Макса вперед. С неохотой, Виктор двигался позади. И со страхом, их догоняла Лиз.


- Чёрт возьми, Вик, что это за хренотень?


- Я не знаю, - тихо ответил парень.


В конце концов, все трое подошли к алтарю. Слева от Макса, стояла его сестра, а справа - друг. Они смотрели, на усыпанный белой пылью, каменный стол, на котором находилось несколько стаканов с густо-красной, янтарно-желтой, и болотно-зеленой, жидкостями. Кое-где лежали кости животных, высохшая от времени трава, листы со странными символами, а ближе к центру, там где алтарь касался колонны, будто царь, среди всего этого, на каменном пьедестале, стоял не большой серебряный цилиндр , верхушку которого покрывал маленький камушек, с вырезанным на нём странным символом.


- Ого, - только и сказал Макс.


- Это все что ты можешь сказать?! - Почти истерически закричала Лиз.


- За-крой-ся, - по слогам, проговорил ей брат.


- Сам закройся! Ты, вообще, видишь это всё? Я хочу домой. Умоляю, пошли отсюда, здесь темно, страшно, и сыро. Я больше ...


- Не скули! - Воскликнул Макс, и с размаха ударил свою сестру по лицу, да так, что та упала. Парень и не заметил, как тем самым, задел и сбросил ранее упомянутый цилиндр.


- Что ты сделал? - воскликнул Виктор.


- Хочешь за неё заступиться?


- Я не об этом, - парень показал на алтарь. - Ты ту штуку сбросил.


- Дерьмо. - Макс обернулся к сестре, которая лежала на полу и плакала. - Ладно, мы можем идти.


Он развернулся, и пошел к двери.


- Стало холодно, - отметил Виктор и пошел за другом.


Через несколько метров, Макс обернулся, чтобы позвать сестру, которая так и не поднялась, и застыл. Прямо напротив нее, стояла темная худая фигура, которая смотрела прямо на девушку. На несколько мгновений прозвучал ужасный низкий гул, и девушка закричала от боли.


Макс бросился к сестре, а Виктор, побежал к выходу.

Показать полностью
157
Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия.
28 Комментариев в Авторские истории  

Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Вернее про тарантула или про людей..


Порфирия.


Однажды сотрудник университета привёз с полевых работ для зооуголока биофака необычный подарок.

- Вот вам в ваш зооуголок - добродушно посмеивался большой парень Виталий, неторопливо вытаскивая из сумки спичечный коробок. Все сотрудники лаборатории сгрудились вокруг него, пытаясь рассмотреть, что в коробочке.


- Эээ нет, он очень шустрый и может сбежать - говорил между тем Виталий - лови его потом! Ёмкость давайте какую-нибудь.


- Да что там у тебя? - нетерпеливо спрашивала Даша.


И вот быстренько освободили небольшой аквариум из орг.стекла и парень, движением фокусника, ловко вытряс на дно малюсенького тёмного паучка. Даша разочарованно фыркнула.


- А ты не фыркай - тут же засмеялся Виталька - это тарантул! Ядовитый паук, между прочим - все более внимательно посмотрели на кроху.

- Ну, не так, чтобы очень ядовитый, не смертельно - добавил спец - но болеть укус будет долго, так что поосторожнее с ним.

- И посадите его в большую ёмкость - предложил он - чем больше вокруг него будет места, тем крупнее он вырастет.


- Чем кормить? - спросила ответственная Лена - так-то я знаю, но и ты ещё подскажи.


- Да всем подряд - улыбался Виталий - насекомые разные, кузнечики и всё, что поймаете. Когда подрастёт, мучных червей давать можно будет, ну а сейчас самых мелких насекомых..


- Тааак, студентов подключим для ловли блох - пошутил руководитель Родион Михайлович.


Заселение паучка доверили Елене, потому что к любому поручению девушка всегда подходила, вооружившись знаниями, вдумчиво и ответственно.

Некоторое время Лена покопалась в дебрях компьютера.

И вот уже красуется огромный круглый аквариум из орг.стекла, подключившиеся студенты, будущие биологи и зоологи, с азартом носят песок, землю, унизанную сухими травинками, необычной формы камушки и большие красивые коряги.

Появились даже, непонятно откуда взявшиеся, большущий кусок торфа и живой папоротник в горшочке. Часа через полтора дом для малыша был готов полностью.


- Это ж надо, как быстро и красиво вы всё тут оформили - удивлялся Родион Михалыч - вот это что, лианы сухие?


- Да не - смущался студент Серёжка - это я кору с сухого дерева содрал, потом помял её и свернул в трубочки..


- Ну что, высаживаем? - нетерпеливо спрашивала Даша.


И вот паучка из маленького аквариума вытряхнули в большой. Он сразу же, быстро перебирая лапками, спрятался под корягу. Вместе с тарантулом поместили и несколько малюсеньких кузнечиков для прокорма.


- А как назовём-то? - не унималась неугомонная Дашка - имя! Как имя твоё поучонок! - весело шутила она.


- Давайте назовём его Жора - предложил улыбчивый Виталий, который всё это время, пока готовили аквариум, пробеседовал с руководителем - эти пауки большие обжоры, только успевай подавать!


- Порфирий - вдруг выдала Елена - давайте Порфирием назовём.


- Порфирий! - звонко смеялась Даша - где только ты такое откопала! Уж лучше Жора-обжора..


Но, как это ни странно, прижилось именно имя Порфирий. Так и звали паучка, даже не уменьшая и не сокращая. Порфирий - и всё тут.

Правда, попозже, когда он подрос, оказалось, что это - самочка, поэтому и звать её стали - Порфирия. ))

Все ещё немного понаблюдали за жизнью в аквариуме-террариуме, но ничего не происходило, паучок не вылезал и люди разошлись по своим рабочим местам.


Тарантул рос не по дням, а по часам, как говорится.

Паучиха много ела, часто линяла и постепенно становилась всё больше, ярче и красочнее.

Под большой корягой она соорудила из земли и торфа гнездо, где укрывалась во время своих бесконечных линек.


Как-то само собой получилось, что наблюдать и ухаживать за ней стал студент Сергей, которому так понравилось сиё действо, что он решил поменять специализацию и стать арахнологом, изучать паукообразных.


Порфирия быстро привыкла к людям. Стоило только подойти к аквариуму, как она тут же выбегала из своей норы, получая за это различные лакомства на конце специального пинцета из пластика.

Люди часто брали её на руки, просто подставляя руку, на которую она и заползала..

Сначала маленьким паучком.

Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост
Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост
Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост

Потом огромным пушистым паучищем.  

Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост

А во время линьки Порфирия сидела в своей норке, которая становилась всё больше и больше и ничего не ела. 

Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост

Так прошёл почти год. Весь биологический факультет с увлечением наблюдал за ростом и развитием паучихи. Зооуголок постоянно посещали вечно гомонящие стайки студентов и их преподы, иногда прямо там проводились лекции.

И вот настало лето. Студенты отправились на каникулы и Сергей только иногда приезжал поухаживать за своей питомицей.

Многие сотрудники тоже отправились, кто в отпуск, а кто-то на полевые работы на природу.

В лаборатории осталась одна Лена.

И тут случилось сразу три события в жизни девушки:

Сначала к Елене в гости приехала её старшая сестра с детишками, Любой и Вадиком.

Потом - сотрудники привезли для зооуголка полозов с Капчагая.

И третье - девушка захотела порадовать своих племянников и показать им большеглазого полоза, она посадила его в специальную переноску, но случайно упустила змейку по дороге.

И тогда Лена решила показать гостям весь зооуголок.


- А почему бы и нет - думала себе Лена - им же будет очень интересно посмотреть!


И вот они втроём приехали на работу к Елене. Дети с любопытством и удовольствием рассматривали обитателей зооуголка, подержали в руках полозов. Сначала им больше всех остальных понравился сцинковый геккончик Паша, но увидев резво выбежавшего навстречу огромного, пушистого и голодного тарантула, они просто онемели от восторга. Порфирия как раз только что полиняла, была очень яркая и голодная после линьки.


Накормив всю братию мучными червями и добавив ещё несколько выловленных на окошке мух в рацион Порфирии, Лена, дав племянникам строгие указания, ушла по своим делам, а дети остались, чтобы ещё понаблюдать за животными.

Вообще-то Лена кормила всех и особенно тарантула после линьки, кузнечиками, саранчой, жуками, выловленными по дороге, но, дабы не травмировать нежные детские души видом паучихи, заплетающей кузнецов в паутину, решила покормить обычным кормом.


- Мучных червяков всё же не так жаль, как кузнечиков - думала про себя Лена, уже немного жалея, что привезла с собой детей.

- Ну что же поделаешь, такова жизнь - философствовала она - кто-то кого-то обязательно ест..


Ребятишки, насмотревшись вдоволь на немногочисленных обитателей зооуголка, немного заскучали.

И вдруг Вадик увидел в укромном уголке маленького прозрачного паучка, висевшего на тонкой паутине.


- Давай забросим паучка Порфише - предложил он сестрёнке - может им вместе не так скучно будет, чем по одному.


- Порфирии - поправила его Люба.


И они, аккуратно подцепив паучка на лист бумаги, сбросили его в аквариум.

Потом дети обедали вместе с Леной, ходили в сад на прогулку, ещё любовались животными, заметив ненароком, что паучок сплёл незаметную паутину в самом тёмном углу.

Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост

Так прошёл день и все отправились домой. По пути Люба с Вадиком рассказали своей тёте про паучка, чему Елена не придала никакого значения.

Утром следующего дня Лена пришла с банкой, набитой разными кузнецами, жуками и другими насекомыми, которых она наловила по дороге. Представляя, как набросятся любимцы на лакомство, девушка подошла в первую очередь к аквариуму с пауком.

Но что это!! Посреди аквариума неподвижно лежит кверху лапками большая мохнатая тушка! А рядом, присмотревшись, Лена увидела остатки маленького паучка.


- Значит, она сожрала паучка и умерла! - мелькнули мысли в голове девушки - как же жалко Порфирию! И что я скажу всем сотрудникам?! А Сергею! Ахх! Паучёк был ядовитым наверное.. Зачем только я взяла с собой детей!..

- Я сама во всём виновата! - сказала Лена вслух, горько заплакав.

Тут раздалось весёлое, разномастное:


- Здрасьте!

- Привет! - и в комнату ввалились приехавшие с полевых работ сотрудники вместе с руководителем.


- Ааа вот ты где! - веселилась Дашка - а мы приехали и везде всё закрыто!

Но тут они увидели заплаканное лицо Лены.


- Что, что случилось? - посыпались вопросы.

И вот все уже стояли вокруг аквариума и остолбенело смотрели на паука, валявшегося на дне. Даша попыталась перевернуть его, но ничего из этого не вышло.


Лена тут же всё рассказала - и про племянников и про паучка.


- Что ж вы такие экскременты эксперименты делаете - не требуя ответа, пробурчал Родион Михалыч.


- Ну ладно, что уж теперь - добавил он - бывает..


- Не ешь своих! - пошутил приехавший вместе с компанией работник Борис.


За день перебывали все сотрудники факультета биологии, которые ещё не уехали или уже приехали откуда-то.


- Вот кажется просто паук - рассуждал препод по микробиологии - а как жалко-то! Ведь с малюсенького воспитали! Хорошо ещё, сейчас не учебный год - добавил он, а то бы половина факультета здесь была.


- А так, к учебному году нового вырастим - грустно улыбнулся Родион Михайлович.


А к вечеру приехал Сергей, которому кто-то сообщил о происшествии.


- Ну как же так? Ну как же так! - повторял он, пытаясь скрыть слёзы и потирая красные глаза.


И вот зарёванная Лена приехала домой. Она не хотела рассказывать про паука детям, чтобы не расстраивать их, но они вызнали всё своими расспросами.

И весь вечер Любочка плакала, а Вадик задумчиво просидел на скамейке, грустно глядя куда-то вдаль.


В этот день Лена опоздала на работу, проворочавшись почти всю ночь и утром проспав всё на свете. Животных уже покормили, а аквариум с тарантулом стоял, заботливо прикрытый большой тряпкой.


- Девчонки, сходите уберите аквариум в сторонку - попросил Родион Михалыч - а то смотреть на него больно. Я переговорил с Виталькой, он через неделю привезёт ещё маленьких тарантулов.

- Будете снова воспитывать, жизнь продолжается - ободряюще подмигнул он.


И вдруг из зооуголка раздался громкий вопль, похожий на клич апачи из какого-то фильма про индейцев и в лабораторию влетел студент Сергей. Лицо его было покрыто красными пятнами, а глаза просто сияли от счастья.


- Она жива! - громко кричал Серёжка - живая она, представляете - живая!


Все гурьбой побежали в зооуголок. Там, на тонкой, сухой веточке, сидела, покачиваясь, Порфирия.


- Вот, кажется, просто паучиха - растроганно бормотал Родион Михайлович - а вот гляди ж ты, как легко сразу на душе стало..


Лена тут же сообщила по телефону своим племянникам, что Порфирия ожила, чем вызвала громкие крики и дикие скачки.


Весь день приходили люди, улыбаясь и поздравляя сияющих работников лаборатории.


- Ну это же просто паук - удивлялись все - откуда столько радости, почему на душе такой праздник!?


А Порфирия ещё дня три ничего не ела, сидела, задумчиво качаясь, на коряжке, на которую перебралась с веточки.

А потом стала сама собой. Много ела и часто линяла, вырастая всё больше и становясь всё красочнее после каждой линьки..


Племянники Лены ещё ни раз, пока были в гостях, приезжали к ней на работу, познакомились с Родионом Михайловичем, смиренно выслушав его поучения. И даже устроили, несмотря на то, что и так было чисто, небольшую уборку, сметя всю паутину, какую только смогли найти и выпустив нашедшихся паучков в сад.


- Чтобы случайно не попал какой-то паучок к Порфише - значительно пояснял Вадик.

- Да к Порфирии же! - счастливо улыбалась Любочка.


Вот такая история..


(Про зооуголок при университете и его обитателях, а так же про историю с полозом - предыдущий мой пост :) )


(Все фото из инета, но вполне соответствуют)

Про зверей или про людей — вот в чем вопрос... Порфирия. авторские истории, моё, тарантул, зооуголок, универ, паук, Дети, длиннопост

Для минусов комментарии внутри! ))

Показать полностью 7
1
Как мы секретное задание выполняли. я и Юрец
8 Комментариев в Авторские истории  

Работали мы с Юрцом как то на одну организацию. И дали нам задание наладить дипломатическую связь и выпросить в дар, если не грубо говоря- стырить, кое что типа реликвии у некоего подобия индейцев. Очень ценная вещь. Все происходило в степах Азии.

Нас замаскировали люди, знакомые с религией этих индейцев. Лицом в ослиные какашки и все такое прочее, короче мы полностью прошли обряд посвящения как в настоящем племени.


Выброска. 7 дней мы бродили по убийственной местности, равнина, ни животных, ни растений. Камни, горы как на ладони а до них на самом деле 20-30 км. Солнце сжигает кожу, и в то же время холодно, сильный ветер. По заданию мы не должны были выделяться в обществе индейцев, по этому у нас небыло ничего из этого мира, даже карты. хотя, аптечка была современной. Укомплектованность к заданиям –это отдельная история.


Очередным утром, проснувшись от головной боли причиной которой почти с самого начала задания были признаки горной болезни, я обнаружил что мы с Юрцом окружены. Я честно- был рад этому. Мы встретились наконец. Больше бродить по этим степам и можно реально свихнуться. Нас привели в деревню. Пару слов об окружении: все как в фильмах, самое совершенное во всем поселении это грузовик времен первой мировой, все остальное из камня и дерева, которого уже нет в этих краях.


Допросили у вожака, только мы с юрцом за эти недели в пустыне, забыли диалект, ничего сказать не смогли, вообще ели кумекали. Короче терпение вожака лопнуло. Приказал нас запереть. Если б мы хотели то из того сарая где нас заперли, можно было раз 300 сбежать. Но у нас было задание. На допросе мы увидели ящик, метр на половину, размером, и украшен он был не по обстоятельствам. Мы решили что виновник наших мучений – там. Ночью нужно было проверить. Юрец выбрался из сарая-тюрьмы и проник в сарай вожака, разведать ящик. Вернулся, подтвердил что это наш клиент, только сказал Юрец что эта штука тяжелее чем предполагалось конторой.


Прошло 3 дня, нас не кормили, наши торбочки отобрали еще в начале. Мы решили выбираться любой ценой. На экстренный случай контора разработала план: бежать на границу другого государства, типа как Китая. Мы просили вертолеты, маяки слежения, но над нами посмеялись. И вот что то зашевелилось, нас выводят, видим 2 лошади снаряжённые для нас, вручают паек каждому и давай досвидания показывают жестами.


Мы приметили что у сарая вожака на тот грузовик несчастный, семеро грузят именно тот ящик. Очевидно наш план изменился в ту же секунду. Дальше самое интересное.


Выхлопная единственного механического существа на 700 км вокруг, издает звук выстрела, и начинается цирк: лошади срываются, на одну из них успел взобраться я еще до начала этого. Племя за ними, все это с криками, воплями, пыль, паника, буря, безумие во всем поселении. Меня несет дикая лошадь прочь, я не мог этого позволить. Оказываюсь на земле. До грузовика метров 300. Подбегают человек 8, осматривают. И тут родилась гениальная идея. Я достаю из аптечки цифровой прибор измеряющий кислород крови, давление, и все жизненные показатели. Они заОхали, вундербах, дисплей светиться. Достаю суперклей из аптечки, каждому на палец капаю и даю им эту штуку смотреть. Когда они поняли что в ловушке, я уже бежал в подмогу Юрцу который уже за рулем грузовика. Бегаю я вообще плохо, но тогда, похудевший на 15 кг с начала операции, меня нес сам бог ветра. Запрыгиваю в кабину на ходу, юрец кинул на меня взгляд бешенный, видимо не ожидал что догоню, или думал индеец. Очевидно мы направляемся к границе. Тут заднее стекло кабины проломляется и в плече Юрцу вонзается стрела. Нет, это не орлиный глаз ее выпустил из лука, это кровожадный индеец своей рукой вонзил ее из кузова сзади. Тут же открывается моя дверь и неприятель, теперь уже, пытается залезть. Короче боремся, педаль прижата к полу, грузовик швыряет во все стороны, летим напрямик к пограничному посту, который в 200 км.


Прошло 3 часа, закат. Валим на всю, чудом держится машина. Видны огни пограничного поста. Просто по привычке смотрю назад и вижу табун преследующий нас. Расстояние трудно определить, пыль, тряска. Мы и так на пределе гоним. Нас догоняют.


Настигли нас наконец лошади, индейцы перебираются в кузов сзади, лезут через разбитую форточку в кабину, ножи в ходу, боремся, но граница уже в 500 метрах, там прожекторы направили на нас. Боремся, Юрец, руль держит ногой, виляем. Тут с ворот границы открывают огонь. Наших неприятелей как ветром сдуло. Мы счастливы, переводим дух. В 200 метрах сильно подпрыгиваем на яме в последний раз, дальше подобие дороги.


Пересекаем ворота, по тормозам, ловим кайф от спокойности и тишины. Нас тут ждали. Задание выполнено. Смотрю в кузов – а там пусто. Где же ящик. Может с глазами что, залезли в кузов, ящика там нуль как не крути. Вспомнили трамплин последний, до того ящик был на месте. Выбегаем на стену, прожектором ищем ту яму где последний раз подпрыгнули, уже солнце село. И видим этот ящик привязанным к 3 лошадям волочат в направлении своего поселка, все это в примерно 1.5 км и отдаляются. Отдали должное. Желания возвращаться в погоню небыло. Тем более мы истощены, порезаны на клапти, в жопу контору. Это то место, куда ни один из нас не вернется больше.

Показать полностью
676
Не зассал и подсветил
47 Комментариев в Авторские истории  

Я с девства питал слабость к мощным осветительным приборам. И даже одно время любимой игрушкой был кислотный шахтерский фонарь, откуда-то принесенный батей. И любовь эту я пронес сквозь года. Поэтому когда в конце 90-х на я попал на День Города в одном уездном городке, и увидел автомобиль с апм-90 на 130 зиле, то не смог устоять от соблазна. Зилок с прожектором стоял в сквере, неподалеку от городской площади, и гордо светил в небо, видимо олицетворяя торжество человеческой мысли над городским бюджетом.

К агрегату прилагались 2 солдата срочной службы и совсем зеленый лейтенант. Крутить здоровенную дуру прожектора им было откровенно скучно, поэтому пока солдаты лениво ворочали прожектор, лейтенант активно кадрил девчонок. Дождавшись пока он совсем скроется из глаз в темноте, мы с товарищем подхватив пару 2-х литровых сисек с Очаковым пошли договариваться с солдатами. Суть договора была проста как железный рубль: солдаты получают пиво, мы получаем возможность рулить мега-фонариком.

Мы минут 20 мы довольные как два слона, крутили прожектором во все стороны, воображали себя отважными защитниками ночного неба, бодро освещали облака и окрестные дома.

А потом я услышал её голос. Это была Алена, моя безответная любовь последних 3-х месяцев. Я познакомился с ней в какой-то общей компании и с тех пор безуспешно что называется подбивал клинья при любом удобном случае. Надо сказать что  Алена была девушкой очень симпатичной, фигуристой, да к тому же работала в какой-то местечковой телекомпании телеведущей.  И поэтому мне, в то время обычному студенту, в лучшем случае доставалась место в партере френдзоны.

И в этот вечер Алене доверили вести на сцене часть культурной программы, она как раз должна был объявить номер как-то танцевальной группы из местного ДК. И тут в роли форс-мажора случился я. Если честно уже и не знаю что мною тогда двигало, неразделенная любовь, желание привлечь внимание Алены, или 4 литра пива в организме. Но решение пришло мгновенно. Я резко опустил прожектор и направил в сторону сцены. С трехсот метров луч мощной, 3 киловаттной лампы, предназначенной для освещения аэродромной полосы, осветил людей на сцене как ядерная зарница.

Микрофон на сцене успел выдать в эфир отчетливое "Бля...", и замолк. Фигуры на сцене замерли. Пикантность ситуации придавали фигуры девушек из той самой танцевальной группы. Мощный прожектор просветил их танцевальные сарафаны насквозь, и народ вокруг имел удовольствие полюбоваться на силуэты женских тел со всеми анатомическими подробностями.

Через какое-то время люди на площади начали активно вертеть головами в поисках источника освещения.  Понял что сейчас нас будут бить, возможно ногами, мы с другом резко спрыгнули с зилка в ближайшие кусты и дали деру от туда. На площадь мы решили в этот вечер больше не возвращаться.
На моё счастье Алена не узнала кто ей тогда устроил такую подляну, и грешила на пьяных солдат.


З.Ы. На сцене никто от моей подсветки не пострадал, отделались зайчиками в глазах. А Алене я всё-таки вдул через несколько лет. Но это уже совсем другая история =)

Прожекторная установка АПМ-90

Показать полностью 1
0
#4 История шестая, снова похожая, в этот раз на третью (Из записок одинокого Кота)
0 Комментариев в Авторские истории  

"А тебе приключалось чувствовать "дежа епруве", когда, казалось бы, совершенно новая ситуация уже случалась раньше?


Это довольно странная история, но от этого не менее правдивая. Я, как обычно, вернулся домой после пар, собирался отдохнуть с книгой в руках, но этому помешал звонок друга. Он (между прочим знатный бабник) снова нашёл какую-то жертву, даже две (в узком кругу они назывались "неразлучницы"). И теперь моей основной задачей было отбить одну от другой, чтобы мой знакомый паук смог заманить эту одинокую и беззащитную девушку в свою паутину.

Я не раздумывал, согласился и был уже в пути. Через каких-то тридцать минут я познакомился с Валерией (её имя не будет скрыто, т.к. у друга ничего не получилось, ведь она девушка приличная) и постоянно улыбающейся Е. Но скорее это знакомство было театральным, ведь мы столько раз просыпались вместе, она была очередной моей сообразительной бывшей.

Да уж, не самая приятная встреча, но пути назад не было. После времяпрепровождения в баре два балласта (я и Е) отправились на улицу, понимая свою неуместность нахождения в этой компании. Следующий диалог был очень банальным и состоял из двух фраз:


- К тебе или ко мне?

- К тебе.


Так нелепо я остался у неё на два месяца и собирался уже уходить, но её болезнь задержала меня ещё на несколько недель. Таблетки, апельсины, термометр, бессонные ночи, и она снова на ногах. И я оставлял её одну также, как когда-то она оставляла меня.

Это был глупый звонок друга, глупое решение, и бесконечно глупый я."

Предыдущие истории:
#1 История последняя, последняя на момент написания
#2 История первая, ведь с неё всё и начиналось
#3 История пятая, так похожая на первую

P.S. Как некоторые уже стали замечать, истории коротковаты и содержательны по минимуму. Да, это так, но продолжать я буду, как и начинал, по причине удобства и единообразия. Впоследствии собранный воедино "цикл" будет расширяться и редактироваться. Большое спасибо всем за оценки и отзывы.


P.P.S. Привет ещё одному подписчику!


С уважением Ваш Серый Апельсин.

1
Проба пера. (Хенлир)
6 Комментариев в Авторские истории  

Плотно укутавшись в плащ фигура кралась по коридорам поместья. Прислушиваясь к каждому шороху и скрываясь в тенях она медленно, но верно приближалась к своей цели. Не издавая ни звука она добралась до поворота и замерла услышав неторопливые шаги пары эльфов. Резкий рывок назад и вот фигура уже прячется у оконного проема. Луч лунного света пробираясь сквозь листву окружающего дом сада освещает пару ярко-синих глаз, исхудавшее лицо и темную прядь волос выбившуюся из под капюшона. Несколько секунд замешательства прошли и она чуть приоткрыв окно и цепляясь за выступы на стенах полезла вверх.

“Сегодня последний день отведенного срока” - подумала она. Взобравшись на крышу она открыла поясной футляр. Именная гравировка “Стайни” предательски блеснула под звездами, отразив их свет на череду маленьких хрустальных флаконов. Похоже, других вариантов у нее не остается.


Ловко перебирая флаконы пальцами она остановилась на хрустальной капле светящейся гнилостно-желтым цветом и маленьком флаконе с зеленой точкой на крышке. Опустошив зеленый флакон и спрятав в рукаве каплю она поспешила спуститься и услышала разговор все тех же двух эльфов. И вот оно! Первый раз за последнее время удача повернулась к ней лицом. Маэдвэ собственной персоной стоял в коридоре и судя по всему общался с одним из помощников:


“Плевал я на этого баронета, Орей. Мне уже надоели отпрыски знатных родов съезжающихся сюда словно на охоту. Темные не самый простой противник, а эти идиоты надеются захватить их на чистом энтузиазме. Я уже устал от постоянного выкупа пленных, так что пусть с этими горе-охотниками разбираются их родичи. Я буду даже рад если парочку этих придурков прикончат.”


- “Милорд, боюсь ваше мнение на этот счет не совпадает со мнением правящей верхушки. Даже ваш сын проявляет некоторое беспокойство в связи с вашими решениями.”


- “Довольно! Уж со своей семьей я разберусь всяко без твоей помощи, Орей.”


- “Прошу прощения милорд.”


- “Прощен, а теперь проваливай”, с усмешкой сказал Маэдвэ


- “И не забудь распорядиться по поводу завтрашней охоты.”


Спустя пару минут, когда Маэдвэ скрылся за дверью спальни, а шаги Орея стихли, Стайни снова спустилась в коридор. Выждав пока эльф уснет она раздавила каплю в кулаке. Кровь от порезов смешиваясь со светящейся жидкостью из сосуда стала абсолютно прозрачной. Избавившись от осколков сосуда и приоткрыв дверь, она аккуратно провела рукой по дверной ручке оставив тонкий прозрачный след и также аккуратно закрыла дверь. У нее осталось примерно шесть часов чтобы убраться отсюда. Более чем достаточно…

Господа, хотелось бы получить обоснованной критики в свой адрес. Прошу сильно не гнобить за вероятные орфографические и пунктуационные ошибки, с языком в натянутых отношениях.

13
Война
5 Комментариев в Авторские истории  

Над головой летели пули. То с одной стороны, то с другой разрывались снаряды. Юная медсестра быстро ползла к одной из воронок, куда сполз раненый боец.

Лена... Ей было восемнадцать. Она только окончила школу, как пришла война и обрушила все ее планы. Посчитав знаковым ее сумбурное обучение началам медицины в школе, она пошла медсестрой на фронт – совсем молоденькая девочка с косами, серыми, как осеннее небо.

Лена за свою недолгую жизнь успела узнать и прочувствовать достаточно. Не каждая женщина переносила в своей жизни столько, сколько перенесла она. В том числе и первые горькие удары судьбы, первые утраты, первое счастье и первую любовь.

Эта самая любовь, не слушая долга, а лишь прислушиваясь к сердцу, прямо сказать, и привела девушку на фронт. Любовь к одному солдату, старому знакомому Лены. Она случайно узнала, куда его занесло, и, в надежде на встречу, девушка тоже отправилась в это страшное, опасное место – на фронт.

Лена все ползла и ползла к той воронке, низко прижимаясь к земле. Грудь отчаянно мешала ей ползти, и девушка все сильнее убеждалась, что война – не женская штука.

Добравшись до ямы, она спустилась в нее. Солдат с окровавленной грудью лежал, опершись спиной на скат земли, и тяжело и глубоко дышал. Лена подползла к нему. Сердце замерло, а затем бешено застучало в груди.
— Паша?.. Паша, ты ли?! – крикнула Лена. Солдат поднял на нее глаза.
— Ленка?
— Паша!

Из девичьих глаз потекли слезы. Впервые она встретила кого-то близкого и родного на этом поле брани. Да к тому же кого – его! Того, кого она искала!
Ленка прижалась к груди Паши, а затем, услышав его тяжелое дыхание, тут же отскочила.
— Сейчас, сейчас! Ты только потерпи немного! Сейчас!
Пальцы не слушались, руки не поддавались указанным движениям. У Лены все падало, все происходило совершенно не так, как должно было происходить! От этого Лена раздражалась. Но радостным, восторженным голосом она все время говорила:
— Вот! Вот! Сейчас! Ах, Паша! Паша! Господи! Хоть кто-то родной, кто-то знакомый! Паша, боже, как я скучала по тебе! Когда ты ушел воевать, я все приходила в тот парк, к нашему дереву. Помнишь его, наше дерево? Ну, то, на котором ты вырезал наши имена?
— Помню, помню, — едва слышно отзывался Паша.

И Лена тут же забывалась в воспоминаниях о былой любви, об их таких далеких прогулках в том парке, о той беззаботной жизни, о той любви, которую нарушила война.
— Паша, а ты еще любишь меня? – спросила Лена, оголяя его грудь. Он молчал.
— Паша? Ну что же ты?

Страшная мысль пришла в Ленину голову. Она тут же прислонилась ухом к груди и стала выслушивать ритмы сердца. Оно быстро-быстро билось. Ритм был какой-то неровный, неправильный, будто сбитый. Лена отвела голову от груди Паши и стала его осматривать испуганными глазами. Она не понимала, что же происходит: он жив или мертв? Она приложила руку к сердцу, чтобы ощущать биения. Оно сокращалось удивительно быстро. Лене стало очень страшно.

Вдруг пульс стал резко утихать, грудь вздрагивала все реже. Тут медсестричка испугалась еще больше. Уже ее сердце стало неимоверно болеть, будто его протыкали множеством игл. Она ужасно забоялась, но не за себя – за раненого солдата. Девушка вся обратилась в зрение и поглощала взглядом лицо, в котором угасала жизнь. Вдруг в Лене вспыхнула вся гамма чувств, какую она могла испытывать к этому солдату. Она вдруг схватила его за руку, зажмурилась и прошептала:
— Пашка! Паша! Пашенька! Любимый мой! Паша! Не умирай! Не умирай же!
Тут же в ее голове громом раздалась мысль: «Как же он выживет, если я, такая дура, не помогла ему?». Она тут же бросилась делать все сразу, чтобы только его спасти. Разве бы это помогло ему? Но она искренне верила, что помогло бы.

Осознав бессмысленность проделанного, Лена, захлебываясь слезами, вновь бросилась ему на испачканную кровью грудь, вновь стала повторять его имя, вновь стала просить его не умирать, даже целовать, веря, будто он, как в какой-нибудь сказке, услышит ее, почувствует ее любовь и оживет.

«Умер», — пронеслось в голове.

Чувство долга звало помогать другим, а не оставаться с мертвым. Она запомнила, где он лежит.

Лена достала из медицинской сумки блокнот и ручку и написала имя, год рождения и год смерти, в которую не верила, которая еще не наступила для нее, ведь его тело еще не остыло, хотя тепло стремительно уходило в холодную землю и к самой Лене. Девушка засунула эту бумажку поближе к мертвому телу, чтобы, если что, его могила не пропала без имени.

Последний раз посмотрев на мертвое, но такое прекрасное для нее лицо любимого, Лена, прислушавшись к свисту снаружи и уловив небольшое затишье, выбралась из воронки и поползла, укрываясь от вновь полетевших прямо над головой пуль.

Девушка дрожала от пожирающих душу слез, от той несчастной любви, от осознания несбыточности тех мечт, которые она грела. Вдруг Лена обернулась и, не увидев в воронке мертвого тела солдата, стала приподниматься выше. «Чуть-чуть выше это еще не страшно! Главное, не вставать в полный рост», — подумала девушка в собственное оправдание и приподнялась еще чуть выше. «И еще капельку. Где же он, где?».

Вот он! Вот же! Паша – прекрасный солдат, который чуть за двадцать лет сложил голову от вражеской пули.

Внезапно резкая, обжигающая боль прожгла голову. Со лба потекла кровь. «Паша, кажется, я ранена», — последнее, о чем успела подумать Лена.

Юная медсестра с серыми косами лежала на сухой земле. Мертвой.

Показать полностью
16
Человек, который хотел все исправить. #5
7 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1, Глава 2, Глава 3-4

---------

Глава 5


Поняв принцип действия чудесной вещицы и вдоволь наигравшись с прыжками в прошлое, я стал думать, как можно улучшить свою жизнь, обладая такой суперспособностью. Первое, что приходило в голову – это обычные грабежи. Причем в абсолютно наглой форме. В теории, я ведь могу просто подойти к любому человеку, вырвать сумку, бумажник - да что угодно – прямо из рук. А после нажать волшебную кнопку - даже убегать не надо. И вот я уже нахожусь где-то, где был несколько минут назад, а человек, лишившийся сумки, даже не поймет, как и когда она пропала. И, главное, не вспомнит того, кто похитил его вещь, то есть меня. Невозможно вспомнить человека, с которым первый раз встретишься только через десять минут. Или не встретишься? Ведь, если подумать, у меня уже будет вещь этого человека, так? Тогда зачем мне к нему подходить - у него-то ее уже не будет. Для всех в этом мире ситуация будет выглядеть так, как будто человек потерял свою вещь, а я ее нашел. Не подкопаешься. В теории все выглядело слишком просто. С точки зрения морали данные размышления, разумеется, смахивали на планирование преступления. Да что там смахивали, они и были планами самого обычного грабежа, признался я себе. Обычного, но абсолютно безопасного грабежа, при любом исходе гарантирующего отсутствие какого-либо наказания за содеянное. Ну, действительно, даже если меня схватят за руку, главное ведь успеть нажать на кнопку. Стоп! А ведь если меня буквально схватят за руку и будет прямой контакт, не швырнет ли меня в прошлое вместе с тем, ну, кто там меня будет держать? Значит, надо подумать о других вариантах.



Я провалялся до полудня на диване, закинув руки за голову и размышляя о том, как и где смогу незаметно и безопасно выхватить, украсть, стащить, забрать деньги, кошельки, сумки. Да, черт возьми, что мелочиться, можно так и автомобиль увести из-под носа не особо внимательного хозяина. Хотя нет, с машиной опять же непонятки, как произойдет перемещение в прошлое. Но есть ведь инкассаторы, загружающие деньги в банкоматы; продавцы с открытыми кассами, полными денег; важные и богатые дяди, идущие по улице с кейсами, в которых наверняка много ценного. Мысли постепенно перешли в категорию мечтаний, в которых я очень быстро обзаводился кучей чужих денег и наслаждался жизнью.



За всю свою жизнь я не совершал ничего противозаконного. Если не считать школьных лет, когда мы, дворовая шпана, таскали конфеты и фрукты с прилавков торгашей на местном рынке. Жил скромно и относительно честно, как мне кажется. У меня никогда не было работы, приносящей достаточно денег. Всегда жил от зарплаты до зарплаты, занимая и перезанимая деньги у знакомых. Неудовлетворенность собственной жизнью и зависть ко всем, у кого дела обстояли лучше – стали тем чувствами, к которым я уже давно привык. Много, очень много раз я думал о том, что нужно что-то менять в жизни. Но размышлять об этом всегда было проще, чем делать.



И вот теперь у меня был шанс все изменить. Нет, не шанс! Множество шансов! Бесконечное количество шансов и бесконечное количество попыток реализовать эти шансы получить деньги. Которых у меня никогда не было. И которые всегда были у других. И меня уже особо не волновали моральные стороны всех тех планов, которые сменяли друг друга и казались один лучше другого. В моих руках появилась власть над временем. Обладая властью, любой, можно не считаться с некоторыми нравственными нормами. В конце концов, решив, что если похищать деньги только у богатых, то ничего в этом страшного нет, я окончательно придушил слабые писки совести. Я хороший человек. И останусь им. Хватит терзаться сомнениями. Я просто хочу исправить свое финансовое состояние.

Показать полностью
3
«Голд Штейн». Глава 0: Объект 54.
7 Комментариев в Авторские истории  
«Голд Штейн». Глава 0: Объект 54. песочница, постапокалипсис, рассказ, история, re-empire, Приключения, длиннопост, фантастика

Оцените пожалуйста рассказ по постапокалиптической тематики. Создавался он для сайта livecraft(не в курсе стоит ли и можно ли ссылки давать тут) и одной вселенной(Re Empire), которая еще не создана. Среди моих знакомых и читателей сайта он как-то не попер, но хочется получить обратную связь.

Все произошло стихийно. Во всяком случае, так нам казалось вначале. Всего за несколько часов мирная демонстрация рабочих превратилась в настоящее кровавое месиво. Вряд ли наше правительство уведомляли заранее, что оружия на митинге не будет. В конце концов, у нас все равно не было никаких способов проверить это. И вот теперь я вынужден забаррикадироваться в грязном артиллерийском цеху с кучей напуганных до мокрых штанишек гражданских и небольшим полицейским отрядом. Даже не знаю, почему выбрал именно это место для своей кончины. С другой стороны, где еще погибать офицеру артиллерийского расчета? А ведь переговоры должны были закончится нашей победой, великим шагом на пути к примирению: администрация была согласна пойти на большие уступки. Эти злобные оборванцы все спланировали заранее, взрывы породили панику еще до начала выступления, наши чинуши ничего не успели сказать. Взрыв прервал мои размышления – стальные двери ангара сотряслись от чудовищной энергии, но выдержали. Следующий заряд будет сильнее. Баррикады из мусора и заготовок для снарядов были почти готовы, мы еще можем успеть. Правда без еды мы не продержимся долго, но это не важно. Атакующим нужна быстрая и решительная победа, иначе начнутся волнения уже со стороны лояльного власти населения. Может быть, все еще образуется?


– Капитан, передвинуть орудие ближе? – один из полицейских указал на старую лазерную установку, которая предназначалась для танковой системы ПВО.


– У нее надежная система наведения! У нас нет на это времени! Лучше подготовь гражданских! – Мне пришлось перекрикивать шум резака по металлу.


Но полицейский не успел ничего сделать, из его головы уже торчал длинный стальной прут, пробивший штатную каску насквозь. На этот раз подрывники противника справились с бомбой быстрее – сила направленного взрыва уничтожила крепления ворот, и осколки полетели во все стороны. Битва началась.


После семи часов непрерывного боя артиллерийский цех был взят. Двадцать человек, которые уцелели после взрыва, смогли убить больше бунтовщиков, чем все действующие силы обороны города вместе взятые. Из двадцати храбрецов сражение пережили лишь семеро, но вскоре еще двое из них отойдут в мир иной, ведь никто из грязных горных ублюдков не собирался оказывать помощь раненым. В бою меня взрывом отбросило на стену, и я потерял сознание. Когда очнулся, резня уже закончилась, а новый порядок был установлен. Боевые товарищи сняли с меня форму, чтобы никто из преступников не надругался над телом офицера. По именной нашивке случайные подчиненные узнали, что зовут меня Александр. Пленные из соседней камеры рассказали, что губернатора и старших офицеров расстреляли на главной площади еще днем. Всех, кто походил на европейцев или славян, задавал лишние вопросы, жестоко избивали и бросали в тюрьмы. Сопротивлялись в основном сотрудники полиции и солдаты, которых мятеж застал в казарме или других постах. Отступить с площади смог только мой отряд. Остальные были сметены обезумевшей толпой. Мирных жителей бои практически не коснулись, за исключением тех несчастных, которые пришли поглазеть или поддержать протестующих горцев. Поговаривали, что кровь, пролитая на главной площади, так глубоко въелась в асфальт, что смыть ее теперь невозможно. Через несколько дней солдат свергнутого режима перевели в тюрьму полицейского участка. Несмотря на отсутствие формы, меня быстро опознали и повели прямиком в комнату для допросов. По дороге я увидел, что камеры были переполнены заключенными: грязные, часто обнаженные, они старались не поднимать головы. Зловоние разносилось повсюду – трупы погибших разлагались прямо в камерах, никто не считал нужным позаботиться о них. Допросная представляла собой маленькую комнатушку в шесть или семь квадратных метров. Видимо, до катаклизма здесь затеяли ремонт, так как две стены были покрыты свежей краской, а оставшиеся две уже давно выцвели и хранили на себе следы жестоких пыток. Один из следователей дознания, видимо, имел специфичный юмор и нарисовал кровью своей жертвы смайлик на свежей краске. Был ли этот шутник союзником или являлся представителем восставших народов, я не мог знать. Посередине помещения стоял совсем маленький стол и два стула, располагавшиеся друг напротив друга. Вся мебель была забетонирована в пол. Несколько часов пришлось сидеть на жестком стуле. Руки ныли от тугих наручников. Со временем начало казаться, что рожица на стене усмехается именно надо мной. Допрос не состоялся. В какой-то момент пришли охранники и молча отвели меня в одиночную камеру. Только теперь они позволили себе хоть какое-то проявление эмоций: бросили заключенного на пол и несколько раз пнули под ребра. Смелые ребята, ничего не скажешь. Дверь закрылась за ними, и появилась возможность осмотреться. Биолюминесцентный фонарик давно сдох. Зато в камере было окно, через которое проникал ярко-красный свет аварийных ламп. Кроватью служила массивная бетонная плита с цепями. Не было ничего, что можно было бы постелить на холодную поверхность, даже старых тряпок. Трубы для вывода производственных газов были холодные – значит, рабочий процесс еще не восстановили. Скорее всего, действовал протокол чрезвычайного положения.


Чертовски холодно. Что они собираются делать? Если введено ЧП, то им придется разобрать город на камни и собрать заново, чтобы подчинить себе управление системой. Вряд ли среди них есть стоящие инженеры или хотя бы один толковый хакер, способный взломать консоль управления. Эти горные козлы ничего кроме выпаса овец и партизанской войны не умеют. А ведь раньше охранные системы были отключены. Значит кто—то успел спрятаться в командном центре. Если бы у них был доступ, то мы бы уже вернули власть над городом. Господи, никогда в тебя не верил. Черт возьми, да я и сейчас в тебя не верю. Но я согласен на любую помощь, лишь бы не подохнуть здесь. Никогда не хотел сгинуть в этой дыре. Лучше помирать в мучениях от старческого вируса, но дома – там хотя бы можно дышать полной грудью, без респиратора. Черт возьми, а ведь я мог оказаться в столице. Всего два дня до отпуска оставалось. Мне уже забронировали билеты. Если столица действительно уничтожена, я хотя бы подох бы рядом с родственниками. Брат как раз приглашал на день рождение. Черт! Мы так и не узнали, кто еще выжил, никто же не хотел рисковать людьми ради диагностики радиоантенны. Даже этими цветными гостями. Зачем они все это делают? Ведь никто не заставлял их умирать в шахтах как рабов – им выделили жилье и пищу, дали посильную работу. Кто же виноват, что они ни на что другое не годны? Чертов митинг. Речь шла только об условиях работы и гарантиях. Хотя они должны были понимать, что их квалификации все равно не хватит на что—то большее. А детям даже не запрещали учиться в школах. Да какая теперь разница? Чего они хотят от меня?


В таких мыслях провел я еще несколько недель. Новый начальник тюрьмы знал толк в изощренных пытках – лишенный общения, я медленно сходил с ума. Время от времени охранники заходили и молча избивали меня. Сначала я пел. В первые несколько дней особенно громко. Потом голос становился все слабее. Отчего-то вспомнился смайлик из комнаты для допросов. Я нарисовал ухмыляющуюся рожицу своей кровью. У меня получился какой-то гогочущий оскал, который в последующие дни стал моим единственным собеседником. К концу второй недели сил говорить уже не оставалось и я стал выстукивать ритмы известных мне песен пальцами. Без еды силы таяли на глазах, кожа облегала кости, одежда пропиталась потом, а тело источало запах собственных испражнений. На исходе четырнадцатого дня в комнату вошли трое крупных мужчин и несколько минут били меня ногами, пока какая-то женщина выгребала из угла засохшие фекалии. Весь этот спектакль был разыгран, чтоб оправдать неслыханную щедрость с их стороны – в углу стояла миска постной похлебки. Естественно, тару оставили на том месте, где раньше мне приходилось справлять нужду – хотели сломить волю, подавить самолюбие. Пальцы и лицо были разбиты в кровь, одно или два ребра сломаны. Но вся эта напускная сила казалась смешной. В комнате было жутко холодно, а значит, городская система управления до сих пор не подчиняется бунтовщикам. Жители скоро могут поднять бунт против новых хозяев. Без доступа к управлению системы жизнеобеспечения работают на минимальном уровне. Еда производится лишь для зарегистрированных в системе сотрудников безопасности и научного корпуса. А значит многим не хватает. Я злорадствовал. Голод объединяет гораздо лучше любой веры. Они, должно быть, в ужасе. Рано или поздно голодное население растерзает их на куски. Эта мысль согревала мне душу.


Вскоре вновь пришли двое мужчин. Они взяли меня за руки и потащили в душевую полицейского участка, а там раздели и окатили из шланга мощной струей воды. Я пытался кричать от боли, но из горла вырывался лишь хриплый шепот. Истязатели не обращали на это внимания, если не сказать точнее – им нравились мои мучения. Потом, истерзанного и униженного, меня одели в тюремную робу, связали руки и снова отвели в комнату для допросов. Там ожидал высокий, крепко сложенный, мужчина. На его плечах висел украденный офицерский китель с погонами полковника – офицера с более высоким званием в городе просто не было. Незнакомец стоял спиной к двери и закрывал свое отражение в зеркале. Охранники молча покинули комнату, и только тогда мужчина обернулся. Это был араб с примесью европейской крови, аккуратно подстриженной бородкой и карими глазами. Он долго изучал меня, а после сел в удобное кресло, сложив ногу на ногу и скрестив ладони, и наконец-то обратился на безупречном английском:


– Александр Голдшейтн, майор и исполняющий обязанности командира артдивизии города. Вы же знаете, почему все еще живы?


– Я капитан. Командир батареи, если быть точным. Не знал о своем преждевременном продвижении по службе. – не скрывая удивления, ответил я. Меня действительно должны были повысить из-за нехватки старших офицеров. Но это должно было произойти по окончанию митинга.


– Вы живы, потому что проявили храбрость. Похвальная черта для вашей породы, тем более для старшего офицера, – продолжал человек. Он говорил своим низким мягким голосом, как будто пытался загипнотизировать.


– Нам искренне жаль, что пришлось убить так много ваших соплеменников. Если бы люди губернатора вняли нашим доводам, можно было бы избежать кровопролития.


– Давайте перейдем к делу. Вы хотите убедить меня в том, что ваши действия оправданны. У меня иное мнение. Зачем я вам нужен? – поинтересовался я на всякий случай. Ответ был очевиден: чин старшего офицера предоставлял доступ к системам управления городом при отсутствии вышестоящих сотрудников города. Видимо, всех остальных убили раньше, чем узнали об этом.


– Вы майор. Числитесь как сотрудник безопасности. Нам нужен доступ к пищеблоку, а также к военным объектам. Вы официально признаете поражение и сдадите город в наши руки.


– А что взамен? Какие ваши условия?


Араб удивленно моргнул, развел руки в сторону и ответил, как будто других вариантов и быть не могло:


– Жизнь. Для вас и всего вашего народа. Что же еще?


* * *


Объект 54 не задумывался как великий ковчег для выживших в постапокалиптическом мире. Изначально ему готовили участь временной базы снабжения. Через год в недрах под базой обнаружили разветвленную систему тоннелей, оставшуюся от боевиков. А еще через несколько месяцев, при подрыве одного из ходов, обнаружили большие залежи железа. Кто бы мог подумать? Удачное расположение и геополитическая обстановка помогли маленькому поселению в кратчайшие сроки стать многотысячным городом. Правда, большая его часть находилась под землей. Террористы, которые ранее десятки лет воевали в этих местах, уже создали весьма развитую инфраструктуру подземного сообщения и даже приспособили обширные складские помещения. Что же, никто не стал отказываться от подобной любезности. Город, который постоянно находился у линии фронта, всего за несколько лет обзавелся своими заводами по производству машин войны: от артиллерийских орудий до собственного космодрома для запуска спутников и баллистических ракет. Никто и не подумал бы назвать это место раем – боевые столкновения следовали одно за другим, а печи крематория горели 24 часа в сутки, ядовитые испарения производств пожирали кожу и легкие людей. Этому месту даже не удосужились придумать название, так и осталось цифровое обозначение «54». Над землей база очень быстро стала напоминать музей высокотехнологичной войны – сотни защитных сооружений усеяли местность вокруг нее и защищали от любого типа атаки: космическое вооружение, тактическое и стратегическое оружие, радиация, авианалеты – все это было не страшно для обитателей подземелий. И платили здесь хорошо, даже слишком. Когда я попал сюда в качестве тренера для артиллеристов, под землей уже существовало 25 уровней, каждый из которых был около двух метров в высоту. При мне достроили 26-й. Были здесь и объединенные этажи со специальными солнечными лампами для имитации открытых площадей с парками. Но это подобие на настоящую природу никогда не заменит оригинала. Жизнь под землей без настоящего солнечного света и доступа свежего воздуха нельзя было назвать сладкой. Зато несколько лет такой службы обеспечили бы мне солидное состояние. Если хорошо вложить эти средства смогли бы обеспечить мне безбедную жизнь и сытую старость. А потом начался ад. Как по указке безумного злодея из фантастических фильмов, в небо взмыли тысячи ракет по всей планете. Связи между городами не осталось; скорее всего, мы оказались в самом удачном месте для выживания – слишком малы, чтобы иметь стратегическое значение и слишком сильны для слабых ракет. Как назло, именно в этот момент в городе царило сезонное предпраздничное запустение, а большая часть военного корпуса вместе со старшими командирами отправились на поддержку фронтовой линии. Губернатор был человеком строгим, но разумным, он разрешил войти в город местным жителям, которые, естественно, не были виноваты в нашей войне. Только мы почему—то забыли, что этих людей мы тоже когда—то завоевали, и они с тех пор считали себя униженными. Счетоводы из администрации прикинули наши возможности и заявили, что несмотря на тысячу китайских военнопленных, которые содержались в наших концлагерях, мы сможем выращивать достаточно синтетического продовольствия, чтобы выжить. Так что военных заключенных освободили после непродолжительных переговоров, формально заключив мир. Некоторые из жителей окрестных деревень оказались профессиональными боевиками и террористами. Они смогли убедить своих соплеменников требовать лучшей жизни на митингах. Прикрывшись общественными волнениями, они устроили переворот. Китайцы остались в стороне – как позже выяснилось, их офицеры знали обо всем и в этот момент обеспечивали повиновение гражданских лиц. Европейцев и евреев назвали потомками «золотого миллиарда», расой экспроприаторов и объявили недостойными человеческих прав. Так мы и стали рабами в изолированном городе без надежды на свободу, гордость и счастье.


Материал подготовили:


Автор текста: Андрей Имперский


Редактор: Блонская Виктория


Художник: Лола Дали

Показать полностью
11
Во дворах многоэтажек 2
6 Комментариев в Авторские истории  

Первую часть нещадно заминусовали. Ну да ладно, идем дальше.


Деньги, отжатые у Кирпича, не задержались у парней на долго. Всё было потрачено через неделю. Причем, не самым разумным способом.

Час ночи, суббота. Все четверо сидели в машине у входа в местный клуб "Кураж". Конечно, клубом это можно было назвать с большой натяжкой. Это было кафе, в выходные, превращавшееся в место отдыха разного отребья с района. Пацаны в шутку называли его "Арена", т.к. обычно ни одной ночи не проходило без драки. В основном, они посещали цивильные заведения в центре города, с более приятным контингентом. Но иногда, для прикола заезжали и сюда. Частенько цепляли здесь каких-нибудь телок и везли к Виталику на квартиру.

Из клуба вывалился какой-то наглого вида мужик 35-40 лет. Судя по внешности, застрявший в девяностых. Он был среднего роста, коренастый, пузатый. Одетый в черную кожанку, джинсы и туфли. Коротко стрижен, со щетиной на лице. На пальце красавалась золотая печатка. Пошатываясь, он подошел к машине, оперся рукой на багажник и начал блевать. Обблевал заднее колесо и крыло. Тельман вышел из машины. Слышь, ты бы отошел подальше от машины. И так уже колеса обрыгал - попросил он. Мужик поднял голову и, прищурившись, посмотрел на Тельмана. Ты че, еще мне указывать будешь, гнида черножопая? У Тельмана был подвешенный язык, и частенько он ставил людей на место, не прибегая к насилию. Но сейчас мужик просто не оставил ему выбора. Теля что есть силы засадил мужику справа в челюсть.

Тельман был из интеллигентной семьи. Его отец был азербайджанцем. С пяти лет жил в России, окончил местный медицинский институт. В данный момент работал хирургом и был заведующим отделением в областной больнице. Мама Тельмана была русской. Всю жизнь проработала на скорой помощи. Хотя Тельман изредка посещал собрания городской азербайджанской диаспоры и поддерживал хорошие отношения с местной азербайджанской молодежью, по большей части он считал себя русским. Так как все детство провел с русскими ребятами и лишь пару раз летал в Баку к родственникам.

В десять лет отец отвел Тельмана в секцию бокса. За девять лет тренировок он успел выполнить мастера спорта по боксу, выиграл несколько первенств России и взял бронзу на чемпионате Европы среди молодежи. Все поменяла травма. На одной из тренировок он порвал ахиллово сухожилие. Полностью восстановиться после травмы не удалось, и с серьезными тренировками было покончено. Теперь ему было 23. Сразу после школы он поступил в педагогический институт. Но там с учебой не заладилось, и он отчислился после первого семестра. В данный момент Тельман учился заочно на четвертом курсе на юриста.

Ростом он был под 190. На соревнованиях боксировал в весовой категории до 81 кг. Теперь же, когда на тренировки по боксу он ходил раз-два в неделю, а остальное время посвящал тренажерному залу, его вес составлял больше 100 кг.

От удара Тельмана мужика сразу сложило. Со стороны это выглядело так, будто его ноги подсекли. Он упал боком. При падении смачно ударился головой об асфальт. Теля оттащил его от машины в сторону и положил на бок. Все сели в машину и уехали. За произошедим наблюдали две сорокалетние бабы, курившие у входа и охранник Саня - знакомый парней.

Через полчаса Тельман позвонил Сане. Че там? Живой бык этот? Да вроде очухался, на такси уехал только что - ответил Саня. Ясно, давай на связи, братан.

Воскресение прошло как обычно. Ночь с воскресения на понедельник Тельман провел у Маринки. Они не были в отношениях, но иногда проводили время вместе. В десять утра раздался звонок. Это был Саня - охранник.

-Алло!

-Здарова!

-Здарова!

-Тельман, в кафе мусора пришли, просили видео с камер. Из-за мужика того.

-Понял. Что еще говорят?

-Ищут свидетелей. Приходили ко мне, я сказал, что ничего не видел.

-Понял, спасибо братан! Если какая-то информация еще будет, набирай, может позже сам тебя наберу.

-Хорошо!

Тельман сразу набирает номер Данила. Обрисовывает ситуацию. Тот говорит, что перезвонит.

Через час раздается звонок от мамы.

-Тельман, тут из полиции пришли, тебя ищут. Что ты натворил? - спрашивает она заплаканным голосом.

-Ничего мам. Не переживай. Все нормально. Я позже перезвоню.

Кладет трубку.

Еще через час звонок от Данила. Тот позвонил своим знакомым ментам, навел справки. Оказалось, что мужик, которого приложил Теля оказался мусором. Обычным опером. Скорее всего Тельману грозила статья нападение на сотрудника полиции при исполнении. Учитывая обстоятельства, отделаться штрафом и условкой вряд ли удавалось. К слову, судимостей у Тельмана раньше не было. И вообще, все делишки, которые они творили до этого момента, сходили им с рук. Но Данил проявил все свои навыки дипломатии. Ему удалось забить стрелку на вечер с ментами.

В семь вечера все четверо стояли на парковке. Подъехал форд фокус, из него вышли три мужика, одним из которых был тот самый. Выглядел нормально, ни ссадин, ни синяков на лице.

Долго выясняли, кто прав, кто виноват. Но, по сути, это было не важно. У мусоров были все козыри на руках. Вопрос стоял так: либо 300 касарей, либо дело. Вариантов не было - пришлось согласиться. На следующий день Данил передал деньги мусорам. Сто тысяч вложил сам Тельман. Это были все его накопления. Еще сто - те, что остались от денег Кирпича. И сто дали пацаны - кто сколько смог.

Хотя Теля, можно сказать, легко отделался, вечером все сидели у Виталика на кухне с поникшим настроением.

Все они были из обычных семей. Со средним или ниже среднего достатком. Кроме Виталика. Его отец был полковником ФСБ в отставке. Ныне занимался бизнесом. Но Виталика особо не баловал, купил ему однокомнатную квартиру и давал десять тысяч в месяц на расходы, пока тот учился. Хотя, еще Тельман с Виталиком вдвоем держали автопарковку и небольшую шиномонтажку при ней. В месяц на двоих выходило около 80 тысяч, что было чуть выше средней зарплаты по городу. У всех были амбиции. Все хотели ездить на приличной машине и, как минимум, жить в собственной квартире, а не как тот же Тельман, в трешке с родителями. А кто-то и большего... После всей этой ситуации, давно витавшая в умах ребят мысль о том, что пора зарабатывать нормальные деньги, в этот вечер была особенно актуальна. Надо завязывать со всей этой х**ней - произнес Тельман, пора начать суетиться. Каждый по своему согласился. Но никто не имел какого-либо конкретного плана. Единственным, кто мог бы подкинуть идею, как сделать нормальные деньги был Андрюха.


Показать полностью
24
Звонок
12 Комментариев в Авторские истории  

Только только сотовые пошли в массы. Де­вчонки пищали при их виде. Мне было 20 лет и у меня был Эриксон. С антенной. Без единиц правда.

М­ой метод знакомства с противоположным полом тогда заключался в следующем. Я заход­ил в кафе. Пил пиво. Тыкал наугад ц­ифры и делал вид что разговариваю. Решаю­ проблемы. Причем разговаривал долго и г­ромко. На все кафе. Собирал взгляды дев­ушек и потом по накатанной дорожке.


Так я познакомился с Викой. ­


Она сидела в кафе с подружками, они пил­и растворимый кофе и ждали шашлык. Я вы­дул литра 3 Багбира.


Все это время разговаривал по телефону­ с каким то Китайцем. Договаривался о по­ставках джинсы в Астану. Фигурировали за­облачные цены в долларах, Пекин и слово­ Факью.


Был у меня и запасной план. На тот случай­, если штука с соткой с первого раза не ­прошла. Подходил к девушкам и спрашива­л зарядку.


На этот раз зарядка была у Вики. Попросил одолж­ить ее мне не надолго и пошел к бармену, чтоб­ включить в сеть. Когда вернулся Вика си­дела одна за столом. Подруги срочно куда­ то улетели. Улетела бы и Вика. Но у мен­я была ее зарядка. Заказали еще пиво и ­кофе. Разговорились. Учится на медик­а. Я конечно на юриста. Приехала покор­ять Астану. Я про то что уже покорил. Вы­ждав необходимое время, сходил за заряд­кой. Вернул ее Вике и предложил проводит­ь до дому. Жила она рядом с вокзалом. В ­районе городка Машинистов. Район темный.­ Временами опасный. Так что она без лиш­ней скромности согласилась. Мы пошли от кафе Эдиль, что стояло на ул. Кар­ла Маркса, по проспекту Победы пешком. Пр­иятный и не душный летний вечер Астаны. Город готовился к карнавалу. Д­о вокзала 5 километров и налево еще два.­ Все пять километров я врал. Она верила.­ Мне стало неудобно и я стал врать остав­шиеся два километра, но уже в другую сто­рону. Короче, подходя к дому где она сним­ала квартиру , я уже и сам запутался, ке­м был. То ли режиссером желающим все б­росить и уехать с цирковыми артистами, т­о ли Хозяином юридической конторы, защищ­ающей обманутых вкладчиков. Пару раз у м­еня закралось сомнение, что Вика меня воо­бще не слушает.Но задав наводящие вопро­сы убедился, что это не так. Вика меня с­лушала и более того, в конце даже ст­ала меня поправлять, если я путался в данных ­своей ахинеи.


Возле ее дома я провалился в колодец. ­Натурально не заметил открытой крышки и ­шагнул в трехметровую бездну. Отделался­ ушибами, порванными джинсами и садинной­ на лбу. Естественно Вика пригласила мен­я домой, чтоб измазать зеленкой. С момента нашего знакомства, мое падение было е­динственной правдой.


После зеленки, остался до утра. ­


А потом и до вечера...


Она уходила на раб­оту. Я смотрел телевизор. Она приходила ­с работы, я разговаривал с Китайцем по с­отовому телефону. По-моему уже даже при ­выключенном. Становилось, как всегда ску­чно, что то доподнительно выдумывать. Так мы­ прожили год.


За все это время Вика ни р­азу не спросила мой сотовый номер телефо­на. Ни разу не поинтересовалась, как я ж­иву и на что. Видать ей хватало расска­за длинной в пять километров по прямой ­и два на поворот.


В течении года Вика приносила различные дипломы и награды. Вешала их на стенку. ­Смотрела на них. Сразу же снимала и скла­дывала в папку. Довольно приличная колле­кция получилась в итоге. Она устроилась ­в иностранную клинику. За год ее два раз­а подняли по служебной лестнице. Она сле­тала в Рим и Таллин. Я же пил пиво, слуш­ал Радио НС и болтал с Китайцем. Вика п­риходила с работы. Готовила кушать. Прос­ила рассказать ей что нибудь. Я рассказы­вал истории из просмотреных мною за день­ сериалов. Раз в неделю мы ходили в кино­. Она была счастлива. А я понял,­ что у нас с ней нет общих интересов. По­ крайне мере у меня точно нет. Стал хами­ть, не приходить ночевать. Приводить дру­зей. Она и этого не замечала. Мне остава­лось или привести другую женщину или дву­х женщин для верности. Что в конце концо­в и сделал. Вика всю ночь плакала. На у­тро я ушел.Забрал с собой только сотовы­й.Остального у меня так и не появилось.­ Где-то через полгода уехал в Москву.И­ закрутилось. Вику больше не вид­ел.


Возможно она переехала в другой город и­ли вообще в другую страну.



Прошло 10 лет. К этому времени я стал н­аркоманом. Пил по 40 таблеток сомнола в ­день. И мне явно не хватало денег. С утр­а и до вечера это угнетало. У меня ­ стали появляться ненужные вещи в доме , в виде прода­нного холодильника и телевизора. Я стал ­обходится без компьютера и микроволновой­ печи. Потихоньку готовился жить без чуг­унной ванны и люстры.


Однажды утром, розыскивая очередную вещ­ь для продажи в своем ящике, наткнулся ­на старый, допотопный телефон. Это был м­ой Эрикссон. Конечно, цена ему была три ­копейки, но эти три копейки были мне поз­арез нужны.


Я взял его и прихватил с собой еще две ­книги. Ровно пол собрания Василия Шукши­на. С любимыми Калиной Красной и  Печки­-Лавочки.


В аптеке дали отворот поворот. В следую­щей тоже. И так от магазина Встреча до М­олодежного микрорайона. Покрутившись на ­пятачке возле входа в Молодежный универм­аг, я начал предлагать книги всем подряд­. И все мимо. Становилось совсем плохо. ­ В голове поднялся шум. В глазах двоилос­ь. Начинался синдром отмены. Пан или про­пал. И я пошел в стоящую рядом клинику М­икрохирургии Глаза.Там хоть умереть не д­адут. На входе в клинику стоял маленьки­й мальчик и ел мороженное. Ему я тоже пр­едложил купить у меня телефон и две книг­и. Он полистал книги и покрутил в руках ­телефон.


- щас, сгоняю за деньгами. Они у мамы в кабинете. 500 тенге могу дат­ь.


Я кивнул. Говорить уже не мог. Пацан ве­рнулся быстро. Протянул мне деньги и ­забрав пакет с товаром убежал обратно в ­клинику.


С трудом дошел до аптеки. Поглотил без воды ­10 колес сомнола. Полегчало минут через ­пять.


Жить дальше было можно. Только не понят­но для чего.


На следующий день в дверь позвонил курь­ер. Я расписался в получении посылки.


Наверное ошиблись с адресом. Хотя на кв­итанции стояла моя фамилия.


Открыв посылку увидел свой сотовый те­лефон. Рядом с ним лежала зарядка.


На небольшой записке, прикрепленной к те­лефону было аккуратно выведено гелиевой р­учкой. "Все также без зарядки ходишь. З­вони если что, номер ........"


Это была Вика...А может и кто то другой­. Когда мне было лет 20. Я часто разгова­ривал по этому телефону. Правда, как и сейчас, дозваниваюсь почему то только до Китайца.

Показать полностью
2
Криминальное чтиво
10 Комментариев в Авторские истории  

У пацана бритый затылок, волосики – как пух больного цыплёнка. Вставая на звук органа, придерживается за переднюю скамью.


Мать – посеревшая, возрастная, стирает слёзы уголочком платка. Благодарит несчастье. Если бы не на капельницу менять, ни за что бы шприц не выпустил, тьфу-тьфу-тьфу. Свят-свят-свят. Ей невдомёк, что через полгода упустит: уже для неё на лекарства, для него-то последнее продали, - пойдёт торговать, да не удержится сам.


(А говорят, не заразно… Говорят, от нервов всё. От чёрных бессонных ночей, и смотреть на фонарь перед подъездом – вдруг да вернётся кровиночка ненаглядный.)


Так и найдут, холодного, жёлтого, сведённого судорогой в оскале: не сочетается с химией в организме чёртово зелье. Ей, правда, и не узнать о том. Тем же, под утро – а может и позже, может – почуяло материнское сердце оборвавшуюся пуповиночку, а трупы таких никто по времени не считает: нихьт криминаль, аллес ин орднунг.


Я не знаю, я не могу вспомнить, кем кому приходился грузный похожий на Довлатова, поддерживавший пацана под вторую руку на ступенях костёльного крыльца. Видел я его до? Видел я его после? Или вовсе он мне примерещился заболевающему, коммунальный ангел продовольственных очередей и тряских трамваев, фальшиво вызвякивающих «Августина»? Точно одно, мужем он ей или не приходился, или так же где-то тихо погиб, шаря над левым карманом в стылой электричке или сошедшей в кювет фуре.


Галдящей узлами драке будогощинских тёток за сорок хрущёвских метров он не покажет по лестнице вниз.


А может и одна, брошкина или вдовица, отрывала от скудной библиотечной зарплаты крупицы, чтобы было всё у сыночки. Стыдно и заискивающе улыбалась завлабам и стэнээсам, протягивающим к восьмым мартам и новым годам нищенскую седую бабаевскую плитку: мэнээсы с лаборантами такого себе позволить не могли, сами прибегали кипяточком одолжиться: чай в столовой было дорого.


И может один из этих завлабов, застав слёзы, чем мог – тем поддерживал, не рублём, а плечом. Но это порой выходит важнее.


Или кто из прихожан с божеским милосердием был тогда рядом, а больше не смог, может и вовсе был проездом или командировочный.


Я выпустил тогда их из виду: плыли красным и сухим от менингита стены палаты. Хотелось дышать, но никто не давал мне воздуха.


Уже к марту, когда я начал выходить, талый запах и проклёвывающиеся зеленым на проталинах ассоциируя с собственным выздоровлением, в предмете пересудов местных кумушек узнал эту трагедию, виденную мельком и не осознанную до конца.


Как раз делили, грызлись за квартиру заборо-плетне-юродные сёстры, было не важно, которая-то победила. Я бы их не различил даже поставь рядом. Въехавши, наполнила визгами двор. Соседние дети начали приносить домой с прогулок густо просоленные удобрениями афоризмы с редуцированными гласными и инвективным содержанием.


Позже будогощинскую переселенку зарубил кухонным тесаком в алкогольном делирии клочкобородый богоданный супруг, но в этой истории нет ничего красивого, печального и поучительного.


Квартира сколько-то пустовала, и неизвестно в чьей находилась собственности, потом её купили и въехали совершенно другие люди. Приличная семья: востроносенькая чертёжник из КБ и молчаливый, похожий на воспитанного медведя, буровой инженер.


Кстати, покойники им совершенно не мешали, благо в квартире никто не умирал: библиотекарша -- в больнице, сынок её -- в подвале заброшенного детсада, будогощинку -- муж гонял по двору до самой трансформаторной будки.

Показать полностью
24
Механический сон
5 Комментариев в Авторские истории  

Никогда не любил свою работу. И всё что с ней связано тоже терпеть не мог. Долгую дорогу на маршрутке среди других сонных и несчастных тел по утрам ненавидел. Дорога домой тоже была испытанием. Всё к чему прикасались мысли о своей профессии покрывала черная плесень. Она росла, заполняла всё вокруг, каждый аспект моей незатейливой жизни.

Чтобы как-то справиться с этой липкой тьмой я пытался отгородиться от неё, выключать себя, забывать всё что было, когда приходил домой и вешал пальто на вешалку. Ничего не было, просто утро превратилось в вечер и я снова могу продолжить чтение своей любимой книги, послушать музыку, поиграть на гитаре. Времени на жизнь было мало, но его хватало. Со временем это вошло в привычку и не нужны были больше усилия воли, чтобы окунуть свой мозг в сумрачное механическое состояние небытия. Утром тебя будит будильник и ты встаёшь, стараясь делать вид, что никуда не торопишься, одеваешься, пьёшь кофе, берешь с вешалки пальто, открываешь дверь и засыпаешь. Просыпаешься только, когда вновь открываешь ту же самую дверь и заходишь. Мир сузился до маленькой жилой зоны, но ты рад тому, что тебе удалось спасти от тьмы хотя бы его. Это было удобно и просто, хотя и печально.

Однако демон не захотел так просто сдаться и согласиться даже на подобный компромисс. В один из дней зазвонил телефон. Я ни с кем особо не общался, так что это был телефон, который никогда не звонит. Я отложил Бодлера на журнальный столик и взял трубку.

- Алло.

- Привет. Это с работы. Тут такое дело, не телефонный разговор. Я зайду?

- Э... А кто это? Кхм. Знаешь, я сейчас не дома, не могу сказать когда буду.

Металлический смех в трубке.

- Ты дома, я знаю. Жди через пару минут.

Гудки.

Я был растерян. Никому и никогда я не давал свой адрес. И кто это вообще? Голос казался смутно знакомым. Неприятный голос. Что это вообще может значит, что если механический сон, в который я себя погружал никакой вовсе не сон и я, сам того не помня, умудрился автоматически завести каких-то друзей в этом проклятом месте. Еще и таких беспардонных. Я в ужасе схватился за голову. Раздался стук в дверь. Снаружи стоял человек в точно таком же как у меня пальто. Он зашел и снял шляпу. Я в ужасе отшатнулся.

Это был мой двойник. На лице его была кривая ухмылка. Под мышкой у него был объёмистый плоский свёрток обвязанный бархатной черной лентой с бантом.

- Узнал? - спросил он.

- Кто ты? - спросил я. - Как это возможно?

- Не бойся, - ответил он. - Я это твой механический сон. Я делал всё, что не нравилось тебе. Долго, очень долго. Но ты же понимаешь, что это не могло быть бесплатно.

Я сглотнул ком, подступивший к горлу.

- Чего ты хочешь?

Он опять рассмеялся.

- Твою жизнь, конечно. Она тебе самому всё равно не нужна. А вот мне пришлась как раз в пору, так что не жадничай. Я тебе оставлю немного места здесь.

Он рывком сорвал упаковочную бумагу со своего "подарка". Там оказалось старинное зеркало в тяжелой раме.

- Ты будешь жить здесь.

Я с силой зажмурил глаза и отвернулся, но это было не важно. Когда я их открыл, я понял что жить в зеркале мне предстояло не буквально. Я стал лишь маленькой частью сознания, к которой он никогда больше не прислушивался. Он слишком долго управлял мной и, незаметно для меня самого, навсегда выкинул меня на обочину. Мне больше не осталось места в этой заполненной тьмой оболочке. Лишь иногда во сне я снова живу, вспоминаю всё, лишь в конце понимая, что это просто очередной безумный сон.

- А был ли я на самом деле? - спрашиваю я себя.

Но тут звонит будильник.

Показать полностью
12
Деревенский цикл. Ч.1
8 Комментариев в Авторские истории  

Было прекрасное, жаркое лето. Погоды стояли чудесные. Я "отдыхал" в деревне у тёщи. Тёща баба хозяйственная, ко всем сельским приятностям относилась масштабно. То картошкой заставит два гектара засеять, то машину навоза вручную раскидать. А дабы обоняние мне городскому тетехе отбить, пару стаканов самогона поднесет. И к вечеру так наотдыхаешься, что еле ноги волочешь.
А тут время приспело за коровой в стадо идти. Забрал я нашу Буренушку, посмотрел ей печально в глаза, взял за веревку и повел домой. Плетусь неспешно в думы свои погруженный, а она сзади копытами перебирает. Вдруг топоток сзади ускорился. Это меня насторожило, я обернулся и вижу вставшую на дыбы и нависшую надо мной корову. Где то, в глубине моего копчика, повеяло холодком. Корова рухнула всей своей массой на мои плечи. Не выдержав ее вес и изрядно напугавшись я сложился пополам и с мыслями - лишь бы не получить копытом по голове - выкатился из под нее. Корова не почувствовав под собой достойной опоры, пошла дальше, как ни в чем не бывало. Поднявшись и убедившись, что кости целы и в принципе все нормально, если не считать маленько мокрые штаны, от того, что угодил в лужу, я пошел догонять корову. Оставшийся путь, корова еще пару раз пыталась повторить свой странный маневр, но я был настороже и пресекал ее попытки, либо грозным окриком с отборной бранью, либо активным нарезанием кругов вокруг странного животного, в целях ее дезориентации. Накопившуюся усталость, как рукой сняло. Доведя рогатую угрозу до хлева, сдал ее теще, облегченно выдохнув. После моего рассказа домашним, о непонятных действиях скотины, выяснилось, что ей подошло время встречи с рогатыми самцами.

11
Рассказ про моего брата Пашу,большого любителя черешни.
3 Комментария в Авторские истории  

Как хорошо жить за городом, а тем более в деревне. Так приятно просыпаться с первыми лучами солнца, открывать глаза и видеть, как хорошо за окном. И не важно, какая погода, какое время года на улице. Воздух чистый и приятный. Легко дышится полной грудью. Когда выходишь из дому, не хочется заходить обратно. Вокруг тихо, только монотонный крик петуха, кудахтанья кур или звуки другой домашней живности. Эти ощущения никогда не сравнятся с городской рутиной. А когда человек еще мал, все эти впечатления и радости воспринимаются в очень ярких красках и надолго остаются в памяти.



Ребенок, который живет в деревне, всегда чем-то занят. Это могут быть не просто развлечения, всегда найдутся занятия и по хозяйству. Но всё равно ничем не заменить игры и времяпровождение с друзьями, такими же озорниками. Связь между детьми, которые много времени проводят вместе, сохраняется навсегда. Это не только к деревенским относится, в городе точно так же. Когда остается много красочных воспоминаний: попадания в разные передряги, вылазки в лес, купание в речке, совместные походы на рыбалку, катания на одном велосипеде, — всё это сильно сближает. И как прекрасно, когда вокруг собираются прекрасные люди. Но иногда дружба в таком чудесном окружении проходит испытания.



Возможно, могло случиться и так…



Это был обычный день, небо затягивали серые тучи. Но это не повлияло на желание трех деревенских мальчишек побыть на улице. Они играли, веселились, даже успели сходить с удочками на речку, ведь в такое время рыба подплывает ближе всего к поверхности. Однако, погода брала своё. Компания друзей пошла домой к одному из мальчиков — Виталику. Но, уже подходя к дому, друзья все-таки попали под небольшой дождь. Поэтому ребята были вынуждены переждать его во дворе дома Виталика, под аркой из винограда, где они частенько любили побывать и незаметно уплетать ягоды.



Когда дождь прекратился, ребята решили погулять по двору. Там друзья Виталика, их звали Паша и Валера, заметили крупную черешню, которую осыпали огромные красные ягоды. Мальчики нехорошо посмотрели на хозяина дома. Было очевидно, что они что-то задумали. Паша и Валера полезли на дерево рвать черешню. Они специально начали плеваться косточками назло Виталику.



Он был очень удивлен. Ведь до этого его новые друзья вели себя хорошо, а тут на тебе. Да, именно новые. Три недели назад его родители купили в этой деревушке дом, так как нужно было помогать старенькой бабушке, во дворе дома которой ребята сейчас и находились. За все это маленькое их общение они показывали себя только с хорошей стороны. Виталик был рад такому приему, ведь он знал, как «прекрасно» относятся к городским. И поэтому очень обрадовался. Его двое друзей водили его по всей деревне, познакомили с другими ребятами. Виталик был очень хорошим и отплачивал ребятам той же монетой. А сейчас он был в растерянности. Но, взяв себя в руки, понял, что его водили за нос.



Парень рассвирепел от злости, взял уличную метлу и погнал ребят со двора. Он никак не мог стерпеть того, что стали вытворять его горе-друзья. А два хулигана вместо того, чтобы удалиться со двора, побежали еще дальше вглубь огорода. Виталик был твердо настроен проучить ребят, которые за долю секунды упали в его глазах. В результате началась потасовка между хозяином и «грачами», — именно так они назвали себя. До этого, сидя на дереве, мальчишки плевали одни косточки, так что это прозвище подходило им как нельзя лучше. Зародилась перестрелка горстями земли. После сего действия ситуация переросла в словесную перепалку.



— Пошли вон со двора! Как вам не стыдно так поступать? Мы же друзья! — кричал Виталик на нарушителей. Его щеки покраснели от злости.



— «Грачи» рулят! А ты здесь никто. Приезжий. С города он, расфуфыренный. Так мы с тобой и начали дружить, разбежался! — не унимался один из несносных мальчишек. Кричал Паша.



— Правильно. Ты как бельмо на глазу среди нас. Мы оборвали всю твою черешню, ты ведь всё равно такое не ешь, так ведь? — язвил Валера.



— Почему вы так? Я же не избалованный, не нытик. Я ходил с вами везде, пролезал с вами в любые дыры и не жаловался. Я что, не прошел испытание? — выразил свое непонимание Виталик.



— Какие еще испытания? Мы действительно таскали тебя с собой в надежде, что ты сдашься. Но ты упертый. Не смотря на это, ничего бы не подняло тебя в наших глазах. Ты не здешний, и этого не отнять!



— Если вы так — хорошо. Но сейчас вы выставляете себя настоящими подлецами. А если я залезу к вам в огород и начну топтать цветы, рвать плоды деревьев, будет ли вам приятно?! — отстаивал свою честь Виталик. Он стоял до последнего на своём.



— Ты не залезешь ко мне во двор, духу не хватит, ха-ха! — не унимался Валера.



— Конечно, ведь я не такой гад, как вы. Вы мне не указ. Я помогаю бабушке, а вы ничего не понимаете. Я догадываюсь, что оправдываться и что-то вам объяснять бесполезно, поэтому просто уходите.



Но двое хулиганов не хотели никого слушать. Паша и Валера залезли в кусты смородины, пытаясь еще напакостить, но только нацепляли гусениц себе на одежду. Виталик взял цапку и погнал «грачей» в сторону выхода, но, не заметив, попутно опрокинул лейку, наполненную доверху водой. Виталик оставил погоню и занялся ликвидацией потопа, однако это его уже не спасло. Его бабушка, услышав шум, вышла во двор и начала возмущаться по поводу разлитой воды. Она выгнала за шкирку Пашу и Валеру, а Виталик остался убирать погром. Бабушка сказала Виталику, чтобы он лучше выбирал себе друзей. Юноша усвоил урок и теперь больше будет присматриваться к своему окружению. Парень не унывал, ведь «грачи» всё же сделали для него услугу. Они познакомили его с другими ребятами деревни. Он был уверен, что еще найдет здесь настоящих и верных друзей.

Показать полностью
4
Век штормов
7 Комментариев в Авторские истории  

Привет, Пикабу!

Я давно наблюдал за здешним сообществом, а сегодня решил зарегистрировать собственную учётку, и вот по какой причине.

В моей голове уже годами зрела идея написания книги в жанре средневекового фэнтези. В ранней юности я довольно много читал, учился стрелять из самодельного лука, увлекался историей и компьютерными RPG. Лук, кстати, до сих пор цел – спасибо золотым рукам деда :) Без малого три года тому распробовал форумные ролевые игры, тогда же окончил факультет креативного письма. Два года назад, благодаря всё тем же форумкам, встретился со своей невестой (здесь она известна как @Zerret, - с её аккаунта я и следил за Пикабу).

Прошу простить, отвлёкся.

Идея для книги окончательно оформилась, когда мы с друзьями создали и описали собственный ролевой сеттинг. Поскольку слова любят публику, я бы хотел делиться с сообществом теми скромными текстами, которые будут получаться, на мой взгляд, более-менее сносно. Первый из небольших рассказов, своеобразный пролог, я публикую ниже в посте, и если читатели на Пикабу найдут моё творчество достойным внимания – по мере написания здесь будут появляться новые рассказы, и, возможно, потенциальные главы из книги.

Готов выслушать критику даже больше, чем похвалу.


За рейтингом и кармой не гонюсь, комменты для минусов внутри)

Век штормов ролевые игры, текст, рассказ, творчество, фэнтези, длиннопост
Показать полностью
9
Кусок текста (рассказа)
0 Комментариев в Авторские истории  

Собственно, текст ниже - кусочек графоманского описания моего же сна.

Критики ради, но знаю, что не шедевр.


Тропинка вывела к массивному зданию, напоминавшему не то восточный храм, не то мавзолей - огромный утопающий в зелени каменный паралеллепипед с полукруглым куполом в центре плоской крыши. Входами в здание служили четыре арки высотой во всю стену. Никаких дверей здесь не было, поэтому они решили войти.

Изнутри помещение напоминало церковь - противоположная входу стена была сплошной, вдоль неё шла сцена, по которой перемещались несколько мужчин в одеждах, напоминающих ризы священников.

Перед сценой стояли, сидели, ходили множество людей. Всё напоминало бы небольшой концерт или массовое собрание для решения важных вопросов, если бы не одежда "ведущих".

Бет для себя обозначила это сектой и не вслушивалась в разговоры. Но в помещении было теплее, к тому же здание было хорошим ориентиром, поэтому она решила отойти в сторону от толпы, позвонить Х (имя ещё не придумано) и договориться о встрече где-нибудь неподалёку. Она уже достала телефон, чтобы набрать номер, как вдруг через одну из арок на большой скорости вкатился огромный - с полтора метра - каменный шар и остановился возле сцены.

Бет показалось, что шар задавил несколько человек, но никаких следов от них или людей с повреждениями не осталось, только продавленная булыжником колея в земляном полу.

Толпа оживилась. Один из "священников" соскочил со сцены и подбежал к нише в стене рядом с Бет. Ниша начиналась выше уровня пола, образовывала собой подобие стола, и была заставлена подсвечниками, шкатулками и различными мелкими вещами. Не потратив и секунды на поиски "священник" схватил один из двух игровых кубиков, лежащих в нише, и, шепча "не может быть, не может быть", кинул кубик. Выпало три.

- Три! - Проговорил он достаточно громко, чтобы его услышали если не все, то многие. Впрочем, не очень уверенно. Толпа начала окружать его широким кольцом.

"Священник" ещё раз кинул кубик.

- Два. Боги не давали своего согласия! - Толпа ещё не успела загудеть, как в залу ворвался мужчина вида скорее бродяжнического:

- Кто начал Игру??? - Гневный крик растянулся по зале непродолжительным эхом. Мужчина не останавливаясь быстрым шагом прошёл к "священнику", толпа расступалась перед ним, словно вода.

"Священник" развёл руки и головой указал на кубик:

- Боги не давали согласия.

Словно не веря священнику пришедший сам кинул кубик.

Шесть.

Внезапно всё вокруг загудело, ещё несколько каменных шаров пронеслось сквозь арки, проломили сцену и стену за ней. Шум доносился и снаружи.

Спустя минуту всё стихло. В толпе стали выделяться люди, охваченные радостным возбуждением и наоборот те, кто расстроен происходящим.

- Игра началась, - упавшим голосом сообщим мужчина в порванном до лохмотьев кожаном жилете, только что выкинувший "шесть".

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь