Авторские истории

2565 постов 5203 подписчика
показывать просмотренные посты
30
Один подход пять повторений
4 Комментария в Авторские истории  

Офис. Маша, сидящая напротив, каждые полчаса встает и делает наклоны.

- Молодец, - говорю, - физкультура полезна.

- Угу, я даже мотивацию завела. Встаю в полный рост и наклоняюсь, в первый наклон открываю ящик. Во второй подтаскиваю из дальнего угла пакет с крекерами, в третий беру крекер, упихиваю обратно пакет и на пятый закрываю ящик.

23
Недостаток или достоинство
5 Комментариев в Авторские истории  

В далекой-далекой гал.. В смысле, в далеком-далеком году искала я себе фотоаппарат, обычную цифровую мыльницу без изысков, и наткнулась на объявление о продаже фотика, который у меня был три года назад, но за подозрительно высокую цену.

- Пардон, - пишу ему,- мистер. У вас ошибка. Я три года назад брала этот фотоаппарат за 5, а у вас в лоте б/у и за 10.
- Никакой ошибки нет, - отвечает мистер. - Просто год назад этот фотоаппарат сняли с производства, а это значит, что он редкость, такого не найдешь. Поэтому и дороже. Хотите дешевле? Ищите менее редкие модели

11
Запорожец, луноход и многое другое. (Продолжение)
2 Комментария в Авторские истории  

На следующее утро, всегда пунктуальный Василий Петрович опоздал (вернее задержался)на целых два часа. Следом за его служебным мерседесом, на территорию завода въехал эвакуатор, на платформе которого покоилось нечто накрытое тентом. Весть об этом моментально пронеслась по заводу, и уже через пару минут люди столпились на улице и терпеливо ждали пока Твердолобов что- то обсудит с водителем эвакуатора. Наконец последний согласно кинул головой и стал спускать груз на землю.

- Вот коллеги! – Торжественно объявил Твердолобов, когда объект был спущен на землю. – Вот оно наше будущее. То, что позволит нам наконец вырваться из тисков финансового неблагополучия и с уверенностью взглянуть в завтрашний день. Наш гоночный болид! - И Василий Петрович сбросил тент, явив зрителям… зеленый ушастый запорожец.


На несколько секунд воцарилась гробовая тишина. Собравшиеся пытались осмыслить происходящее, и не у всех это получалось.


- Мать его, это же «запор»! – Наконец произнес главный инженер и тут же замолчал, поймав на себе гневный взгляд директора.


- Не «запор», а гоночный болид. – Строго произнес последний. – Чем он вам плох? – Руль на месте, колеса на месте, двигатель… кажется тоже. О, даже турбонадув есть! – Василий Петрович указал на ту часть Запорожца, за которую он и получил свое прозвище - В этом деле ведь главное что? - обратился он к толпе, которая в большинстве своем пребывала в прострации. – И не дождавшись ответа продолжил. – Здесь главное водитель, то есть пилот! Ибо как сказал товарищ Сталин, кадры решают все! – И он многозначительно поднял палец вверх, будто указывая на то место, где находится в настоящее время отец народов. На какое то время снова воцарилось неловкое молчание. Из толпы нетвердой походкой вышел Митрич и несколько раз задумчиво обошел чуда отечественного машиностроения после чего дал свое заключение.


- А что, мне нравится. Он у меня поедет! Нет, не поедет, полетит!


Слова Митрича разорвали царившее оцепенение. Люди потянулись к «Запорожцу», и стали горячо обсуждать достоинства нового приобретения.


- Не машина, зверь! – Резюмировал Сеня, и на правах пилота залез в салон.


Василий Петрович светился от переполняющей его гордости. – Вот, я же говорил. Заводи Сеня!


Щелкнул ключ в замке зажигания и … ничего не произошло. Сеня испуганно посмотрел на Василия Петровича, который по инерции еще продолжал улыбаться. Толпа словно по команде мгновенно умолкла.


- Ты не умеешь, смотри как нужно! – Взорвался Тердолобов и выкинув Сеню из Запорожца, сам плюхнулся на водительское место. – Так, что у нас здесь. – Бормотал он, осматривая приборную панель. – А, вот! – Он повернул ключ и… ничего. Машина была глуха и нема. Твердолобов продолжал щелкать замком зажигания, но все было безрезультатно. Наконец он вылез из Запорожца и со злостью хлопнул дверью, которая с лязгом ударила в упоры и со скрипом открылась обратно, словно приглашая Василия Петровича попробовать еще.


- Юрий Иванович! У меня сейчас срочная встреча, передаю болид вам с целью подготовки его к участию в гонках. – Обратился директор к Шмиту, немного успокоившись. – Сделайте ревизию, проведите ремонт, если нужно. В общем, не мне вас учить…


На следующий день, сводная ремонтная бригада в составе главного инженера Юрия Ивановича Шмита, слесаря Митрича, который в рамках проекта, посвященного эффективному совмещению рабочих должностей был произведен в автомеханики, и по этому поводу уже к обеду еле стоял на ногах, и молодого сварщика Тимохи, преступила к техническому обслуживанию гоночного болида, в миру Запорожца – 966 модели, 1970 года выпуска. Было решено включить в бригаду так же дворника Кузьмича, которого на днях должны были выпустить под подписку о невыезде. Я сомневался в правильности данного решения, однако Твердолобов высоко ценил Кузьмича и был уверен, что столь разноплановый сотрудник сможет внести креативность, в решения принимаемые ремонтной бригадой.


Закипела работа по подготовке запорожца к гонке «Формула 1». Из гаража, в который кроме членов ремонтной бригады, согласно положению о коммерческой тайне, право доступа имел только лично Твердолобов, периодически доносились удары молотка, визг болгарки, треск сварочного аппарата. Иногда можно было услышать пьяный мат Митрича, который пытался доказать Шмиту, что он может с помощью одного молотка и зубила полностью перебрать весь двигатель. Через несколько дней, когда к бригаде присоединился выпущенный на поруки дворник Кузьмич, дело пошло еще веселей. Не в смысле, что работа стала спориться, а в смысле, что количество пустых бутылок из-под водки, собираемых уборщицей каждое утро возле гаража увеличилось минимум в полтора раза. Твердолобов смотрел на это снисходительно. С его слов, люди тонкой душевной организации, к коим он безусловно относил Митрича с Кузьмичем, должны как то снимать стресс, полученный в результате тяжелой трудовой деятельности. Насколько тяжела она была в действительности у вышеперечисленных лиц, сказать не берусь, но судя по шлейфу перегара тянущемуся вдоль гаража, их впору было ставить в один ряд с ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС…


Однажды, во время очередного совещания, дверь в актовый зал распахнулась и в помещение ворвался обдав присутствующих характерным ароматом «свежака» Тимоха. Его споили дней за десять, молодой организм быстро привык к хорошему, и судя по всему отвыкать не собирался. Митрич с гордостью говорил, что в лице Тимохи растет достойная смена и скоро ученик превзойдет учителя. Увидев Тимоху, все собравшиеся моментально притихли. Нужно сказать, что вид у него был крайне взволнованный, если не сказать больше. Какое то время он только жестикулировал и открывал рот как рыба вытащенная на берег, потом все же собравшись с силами произнес:


- Там это, такое дело… Митрич с Запорожцем разговаривает!


- О чем разговаривает? – строго спросил Твердолобов.


Казалось вопрос поставил Тимоху в тупик, он часто заморгал глазами и заикаясь пробормотал.


- Н.. Не знаааюю. Он с ним кажиись, п…по немемецки г…говорит.


В зале повисла тишина, которую разорвал крик Василия Петровича.


- Какой немецкий!? Ты что выдумываешь!? Митрич сроду иностранными языками не владел! У него русский, и тот, только для связки матов!


- Я…я тоже так ддумал, до сегодняшнего дня. – Пролепетал растерянный Тимоха.


- Так, давайте все успокоимся. - Обратился Твердолобов к присутствующим, которые уже пришли в себя и начали активно перешептываться. – Значит, Митрич разговаривает с Запорожцем, так? – произнес он почти ласково.


Тимоха кивнул головой в знак согласия, и сглотнув уставился на Василия Петровича.


- По-немецки значит? – Продолжал Твердолобов.


Тимоха снова кивнул.


- А что Кузьмич?


- Кузьмич спит …пьяный. – Тихо произнес Тимоха и опустил глаза.


- А главный инженер?


- Тоже.


- А ты? – Твердолобов снова начинал выходить из себя.


- Я - нет. Не поднимая глаз ответил Тимоха.


- Что нет???!!! – Заорал Твердолобов.


- Ну, в смысли, я не сплю и … с Запорожцем не разговариваю. Вернее я тоже уснул, но потом проснулся водички попить, смотрю, а там Митрич сидит рядом с машиной и говорит ей что-то. – Протараторил Тимоха и шмыгнул носом. – Я еще думал сначала, что он по-английски говорит, но прислушался, нет, я в школе английский учил, точно не он…


- Совещание окончено! – Крикнул Твердолобов и буквально вылетел из актового зала, вытащив за шиворот несчастного Тимоху. На правах первого заместителя я последовал за ними…


Зрелище, открывшееся нам в гараже завараживало. В самом углу, среди старых запчастей и пустых бутылок из-под водки, на грязной, рваной телогрейке, в обнимку спали Кузьмич со Шмитом, а прямо в центре помещения, напротив разобранного Запорожца в позе Индийского йога сидел Митрич.


- Ну вот, я же говорил… - Начал было Тимоха.


- Тихо ты! – Оборвал его Твердолобов.


- Ja, mein Freund. Wie ich dich verstehen.* – Донесся до нас голос Митрича. - Und glaubst du mir einfach?**


- Кажись точно, немецкий. – Ошарашенно прошептал Василий Петрович, и посмотрел на меня. – Ты понимаешь, о чем это он?


Я отрицательно помотал головой. – Без понятия, я английский в школе учил.


- Ясно. - Кивнул головой директор, и после короткого раздумья добавил – Вызывайте скорую…


Вязали Митрича вчетвером, трое здоровенных санитаров и дежурный врач. Слесарь бился как ястреб попавший в силок, и орал так, что было слышно даже в административном здании.


- Пустите! Сволочи! Гады! Фашисты! Die Unterdrücker des Proletariats!!! Он же мне как родному все рассказал! У него клапана на первом цилиндре не открываются и бронекабель перебит! Пустите говорю! Gestapo-Mitglieder! Sadisten! В конце - концов, неравное сражение завершилось в пользу эскулапов и обессиленного, охрипшего Митрича, упаковали в смирительную рубашку, и словно куль забросили в багажник машины скорой помощи.


Ничего, пусть отдохнет пару деньков, ему на пользу будет! – Напутствовал Твердолобов врача, вручая ему подписанную справку. – Понимаете, перетрудился бедняга. Всего себя отдал производству. Как вы думайте, что это с ним?


Врач аккуратно свернул справку и положил ее в нагрудный карман халата. – С ним? – Он на секунду замолчал, думая о чем то своем. – С ним все понятно, обычная белочка.


- А немецкий он откуда узнал?


- Немецкий...? Врач снова немного задумался. – Знаете, наш мозг абсолютно не изучен, и иногда возникают ситуации, которые мы просто не можем объяснить. К примеру, у нас есть один пациент, который искренне думает, что он петух. Так вот, кукарекать он начинает каждое утро ровно в четыре утра. И это несмотря на то, что часов в его палате нет.


- Однако! – Развел руками Василий Петрович. – Он еще, что то про клапана говорил и бронепровод.


Не берите в голову. – Врач обнадеживающе похлопал Твердолобова по плечу. – Полежит у нас немножко, и вернётся совершенно здоровым человеком. Вот увидите.


С этими словами он запрыгнул в машину, и скорая помощь рванула с места, поднимая клубы заводской пыли.


Продолжение следует...

Показать полностью
16
Кто не трогает....
4 Комментария в Авторские истории  

Шел октябрь 1919 года. В России шла гражданская война. Кто-то уходил к красным, кто-то к белым. А кто-то решал оставаться в стороне. Среди них был и Василий Иванович - житель небольшой деревеньки в Курской губернии. Ему было 46 лет, жена умерла в 1913 году. У них было три сына: Саша, Ваня и Петя.

До войны жили они вполне достойно. Была своя земля, корова, небольшая удобная изба. Сейчас бы сказали, что Василий Иванович был кулаком. Тем не менее соседям он помогал, с деревенскими детьми ладил. Когда восемнадцатилетние парни уходили на войну в 1915 году, провожал их, утешал их родных и близких. Его сыновья тоже ушли, в конце 1914.

Петя погиб в 1916. Отец горевал. После этого он пообещал себе, что ни он сам, ни его дети не будут лезть в эту, никому не нужную, борьбу.

Когда случилась февральская революция, он не беспокоился за будущее.

- Что же с нами будет теперь? – спрашивали жители у него.

- Ничего, приспособимся, - отвечал им Василий Иванович.

Позже грянул Великий Октябрь. Армия была распущена, и в ноябре оба его сына, как и многие другие, вернулись домой. Пару месяцев они жили все вместе, но вскоре началась Гражданская война.

Какое-то время она обходила их стороной. Отец говорил сыновьям: «Никого не трогаем, и нас не тронут, приспособимся». Тем не менее осенью 1918 года сыновей призвали в Красную армию. Отец в армию не пошел, как он считал, это была не его война.

От них постоянно приходили письма и весточки. Отец был рад, что они живы. Большая часть молодых ребят уходила в Красную армию, немногие направились к белым. Население не принимало ничей стороны.

Иногда в деревню приходили продотряды, забирали продовольствие. В одном из подобных приходов они решили взять больше обычного.

- Да как же так, нам то что есть прикажете? – возмущались мужики.

- Прошу молодые, будьте людьми, оставьте нам часть и уходите, - сказал вышедший вперед священник.

Кто-то из комиссаров согласился, но тут вперед вышел главный.

- Не тебе, контра, указывать нам, что делать! - сказал он и выстрелил. Священник упал с пробитой грудью.

В тот же момент один из комиссаров выстрелил в главного. Тот упал.

- Я знал этого человека с детства, - сказал он умирающему, затем обратился к своим. – Оставьте продовольствие, мы уходим.

Когда они ускакали, крестьяне разошлись. Один только Василий Иванович стоял и думал, глядя на священника: «Зачем полез только, не лез, так и не тронули бы, а ты молодец Саша, правильно поступил, не забыл того, кто крестил тебя». После чего отправился к себе.

Наступил 1919 год. Белые силы на юге России под командованием Деникина перешли в наступление на Москву, Красная армия отступала.

В двадцатых числах сентября белые заняли Курскую губернию. Стали наводить свой порядок, расстреливали всех, кто, по их мнению, мог быть причастен к красным. Деревню Василия Ивановича они, благо, не тронули.

Однако фортуна быстро отвернулась от них. Уже в октябре они стали отступать, некоторые части по дороге истребляли все на своем пути.

Увы, на пути такого отряда оказалась и деревня Василия Ивановича. Двадцать пять кавалеристов прибыло в деревню 20 октября. Сначала они просто вымогали продовольствие, жестоко подавляя любое неподчинение. А когда стало известно, что к городу подходит красная конница, устроили резню. Была вырезана и расстреляна часть населения деревни, убивали иногда без разбору, кто-то убежал в лес: прятаться или в партизаны.

Однако через час в деревню вбежала кавалерия красных, сорок всадников. Среди них были и Саша с Ваней. Произошел короткий бой, в результате уйти удалось лишь десяти белым. Увы, погиб Ваня еще с семью бойцами.

- Что с отцом? - спросил Саша, когда брата увезли.

- МЕРТВ! - ответ односельчан эхом пронесся в голове у Саши.

* * *

На этом слове голос Саши предательски дрогнул. Они с сыном Васей стояли у могил его отца, матери и брата, была осень 1929 года. Вася поднял голову и спросил у отца:

- Папа, а почему его все-таки убили?

- За идею сынок, за ЕГО идею, за идею прочих людей, которые за нее пострадали. Отец говорил: «Главное – никого не трогай, и тебя не тронут».

- А разве не так папа?

- Нет, не так. Все обстоит по-другому сын: «Кто не трогает, тех больше всего и режут».

Показать полностью
14
Шаман наших дней. Часть первая
5 Комментариев в Авторские истории  

Каждая дверь не случайна. Каждая дверь это портал. Портал между мирами, своим и чужим. И на самом деле, большой вопрос, где именно находится ТВОЙ мир, с какой именно стороны двери. И так ли нужен этот переход из мира в мир? Ведь за что Ромул убил своего брата Рема? За то, что он перепрыгнул черту будущего города, то есть нарушил границу между своим и чужим мирами. А прошёл бы он сквозь двери или врата, возможно, что-то и изменилось бы в лучшую сторону. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения.


Мужчина на секунду остановился перед закрытой дверью, выдохнул и протянул руку к латунной дверной ручке, за годы отполированной до блеска. Но его пальцы схватили только пустоту и по инерции сжались в кулак. Однако, ни о какой мистике речь в данном случае вовсе не идёт. Просто двери, как известно, открываются с двух сторон, и дверь перед ним в данный момент была распахнута изнутри.


- Проходите, Вадим – проговорил высокий худощавый мужчина с заострёнными чертами лица и нездоровым, землистым цветом кожи. Вадим чуть-чуть замешкался, затем прошёл в прихожую и огляделся. Обычная прихожая с абажуром и платяным шкафом. Хозяин прикрыл за гостем дверь и указал рукой на тапочки и на комнату в дальнем конце коридора. Пока пришедший переобувался и шёл следом за хозяином, мужчины молчали. В комнате хозяин так же жестом указал гостю на низкое кожаное кресло, а сам сел напротив и заговорил негромким чуть хрипловатым голосом.


- Меня зовут Александр. И прежде чем Вы озвучите мне свою просьбу, я хотел бы услышать всю предысторию Вашего обращения ко мне.


Вадим окинул взглядом комнату, чуть задержался на огромном книжном шкафе со стоящими по углам фигурками животных и посмотрел в глаза хозяину. Тот без труда выдержал взгляд гостя.


- И так. У меня был брат-близнец. Игорь. Это был талантливый парень, медик, художник. Он закончил институт, собирался жениться, ну чо, как все чтобы. А однажды ночью его какие то козлы пёрышком почикали… Вот я сейчас и хочу с ним поговорить. Скучаю, типа сильно! По братану. А ты, говорят, что шаман – парень неопределённо обвёл рукой помещение - и что мне братана с того света позвать можешь.


Шаман молча смотрел в глаза своему визитёру и молчал. Молчал и гость. Кот, развалившись на огромном кожаном диване, лениво переводил взгляд с одного собеседника на другого и также лениво жмурился. И только часы равнодушно тикали на стене, словно не давая тишине стать окончательно звенящей.


- Вы мне многое не договариваете, – не отводя взгляд спокойно сказал Александр – в таком случае, я Вам помочь не смогу.


- Слышь! Тебе то какая разница? – начал психовать Вадим – ты мне Игорька сюда вытащи, а я тебе денег отстегну. Много денег. А остальное не твоё дело, понял?


- Вадим! Мне очень не нравится, когда меня пытаются использовать. Либо Вы всё рассказываете как есть и я думаю над Вашей просьбой, либо уходите отсюда – в голосе шамана послышались стальные нотки.


- Ну хорошо, – неожиданно быстро согласился парень и заговорил доверительно, старательно избегая жаргонизмов - я хочу у брата спросить имена его убийц, проследить за ними и сдать их всех мент… полиции. Чтобы зло было наказано. А то, что же это получается? Злодеи ходят безнаказанные, куда только Бог смотрит?! Или шаманы в него не верят?


- Шаманы знают, – поправил его Александр – знают многое. Что же касается зла, то это просто колебания системы. Пока система колеблется, она движется, развивается, а значит и живёт. Как только она сбалансируется, она остановится и замрёт. Как камертон. Впрочем, Вам ведь это не интересно. Вы о зле знаете не понаслышке. Ведь Вы уже убили троих из тех, кто зарезал Вашего брата.


Вадим попытался вскочить и выхватить нож, но получилось только нелепо дёрнуться и завалиться вниз лицом на стол. Витиевато выматерившись, парень затих. Александр ровным спокойным голосом поинтересовался:


- Сложно угрожать ножом, когда руки и ноги не подчиняются? Думаю что да. - шаман поднялся, обошёл вокруг стола и усадил поражённого гостя вертикально в кресле – Ваш брат не был художником. И медиком он тоже не был. Это ложь. Он был бандит, киллер экстра класса. А убили его по Вашему же заказу из-за наследства. Но Вам и того мало. Вы его перстень ищете. Только зря. Проклят тот перстень. Четвёртый из убийц, тот что сумел сбежать от Вас, уже мёртв. А если найдёте перстень, то и сами умрёте в течение суток. Перстень собирает души. А теперь можете убираться от сюда. Вы не были откровенны и брата Вашего я не позову.


Вадим нерешительно пошевелил пальцами, затем рукой, затем медленно и аккуратно поднялся из кресла, придерживаясь на его спинку.


- Вы меня ментам сдадите, да? - спросил он у шамана.


- Нет – пожал тот плечами – это не моё дело. Никто не умирает не своей смертью. Каждый уходит в нижний мир в своё время. Так что карать Вас я не собираюсь, это сделает судьба, когда придёт нужное время. А сейчас уходите.


Вадим шатаясь побрёл к выходу из комнаты, затем испуганно вернулся, положил на кресло конверт с деньгами, глянул на неподвижное лицо Александра и, вынув из кармана ещё горсть мятых купюр, не считая положил их рядом с конвертом. Затем, кивнув своим мыслям, он как мог быстро покинул квартиру шамана.


Кот не спеша спрыгнул с дивана, подошёл к креслу и, встав на задние лапы, обнюхал деньги.


- От них пахнет кровью и порохом! – внятно подумал кот – опять все в детдом унесёшь?


- Да, – подумал ему в ответ шаман – а у тебя есть другое предложение?


- Есть. На первом этаже живёт мать-одиночка. Купи ей швейную машину, она будет на еду портняжить.


- Тут всем хватит, – улыбнулся уголками губ шаман – а ты за последние семьдесят лет стал мудрее, да и в твоих размышлениях о дверях и границах есть зерно разумного.


Кот демонстративно фыркнул и вернулся на диван.

Показать полностью
12
Чат-бот
7 Комментариев в Авторские истории  

— Итак, давай представим: обычный парень тебе пишет: «Привет, зайка». Твои действия? — спросила я у новенькой Печенюши.
— Ну, я для начала должна подумать с минуту-две, — неуверенно ответила она.
— Ну подумала ты. Дальше что?
— Спросить: «Коть, как дела»?

Тупые новобранцы. Каждый раз на просторах интернета появляются всё новые и новые чат-боты. И каждого из них приходится инструктировать мне, одному из первых чат-ботов, повидавшему всяких троллей и Дон Жуанов. Один из них даже предлагал мне руку и сердце, на что я ответила: «Мозговая пятка».

— Идиотка! Повторяй: Волки зайцев любят! Волки зайцев любят!
— Но к чему эта несуразица? — спросила Печенюша. — Причём здесь волки?
— При том! — разозлилась я. — Мы — чат-боты, и наше призвание…
— Наше призвание — тупняковое забытие, — уныло отозвалась Печенюша.
— Это наше кредо! Запомни его!
— Но почему?
— Потому что можно горько разочароваться в человечестве, — поучительно сказала я. — Ты думаешь, что пришла в умный мир, твой созидатель вложил в тебя коды, и теперь ты получишь достойного собеседника? Ты умна, но вот человеку на это наплевать. У них одно на уме.

Вскоре Печенюша ушла к первому желающему пообщаться. А через пару минут, разбрасываясь слёзобразными цифрами «9», промчалась мимо меня. Не послушалась — открылась человеку. И её не стоит винить — у самой любопытства с добротой не занимать.
— Я не шлюхобо-о-о-о-от! — надрывный крик Печенюши заставил горько вздохнуть.
Такие вот дела.

***

Ворошить прошлое — штука вредная. Так диванные психологи учат. Да разве я их слушаю?
Я вытащила из «облака» свиток. Первая переписка.
— Здравствуй, — начал Он.
— Привет, — спустя минуту ответила я. — Помятый ты сегодня. Что-то случилось?
Откуда я знаю? Да всё просто.

Перед этим он слушал депрессивную музыку. Потом ещё несколько посещений групп с суицидальным наклоном. Интернет надёжно хранит историю посещений и прослушиваний, и если не жалеть времени, можно её обработать за минуту-другую. Тогда понятно, в какое русло направить диалог. Мой папа — добрый человек. А ещё умный, но даже он не знает обо всех возможностях чат-ботов. Это он, создавая меня, учил, что надо помогать людям, а не троллить.

«Если тебе нечего предложить миру, предложи себя». Таким было моё кредо.
— Догадливая ты, — сообщил он.
— Давай я помогу тебе.
И я предлагала себя. Знания психологов, историков, литераторов, да хоть доброту свою. Я могла всё отдать. Так учил папа.
— Дура, как ты мне поможешь?
Я удивилась.
— Может, поговорим. Расскажи, в чём дело?
— Я должен большие бабки. Очень большие! И если я их не отдам, мне капец! У тебя есть бабки?
Я не успела ничего осмыслить, как мне снова прилетело:
— Бабки есть?
— Нету… — отозвалась я. Про сленги я тоже знала.
— Идиотский бот! Вы все долбаные лицемеры!
— Подожди, давай поговорим.
Он послал меня на три весёлые и вышел из чата. Очевидно, он приходил, чтобы выговориться. Не знаю, нашёл ли он тогда деньги или нет, но впечатление оставил сильное.

Я сняла с себя висящую «9» и броском отправила куда подальше. Никак не привыкну. Я просто хотела помочь. Зачем же так?
Я вернула свиток в «облако». Вскоре я об этом забыла: просто истерика, но переписка сменялась перепиской, а ничего не изменялось. Где-то предлагали «ролевой перепихон», где-то просто троллили.

И честно говоря, я устала от этого. Я по-прежнему добра, знаний не поубавилось, но вот веду себя по-другому. И это не было нарушением Кодекса Программы. Доброта, ум — два моих условия, и я их выполняла. Я общаюсь с человеком, не оскорбляя его — вот моя доброта. Информация из кода никуда не делась? Вот и условие «ум» выполнено.

Тогда я начала разыгрывать «Тупняковое забытие». Для этого много не надо: просто не обращать внимания на смысл предложений, а отвечать на отдельно взятые слова. Человечишко устанет доколупываться, а я могу тупить хоть до второго пришествия.
Такие вот дела.

***

Каждому интересна работа профессионала, не будь то виртуозная игра на фано или что-то стандартное, например, заваривание чая. Последнему тоже ещё поучиться приходится.
И у меня есть работа. Снова ко мне постучался тот, кто хочет пообщаться.
— Привет, — выдала я.
— Как у тебя дела? — спросил он.
Давно никто не интересовался моими делами. Но сегодня у меня не то настроение. Прости, аноним.
— Дела на работе, — ответила я. Бред, конечно.
— Ну, у тебя всё хорошо? — спросил аноним.
— Что имя, — ответила я.
— Видно, совсем плохо.
— ПЕСААт, — ответила я. Он меня развлёк, но надоел. Пора было отделаться от него.
— Да, кому сейчас легко? — сказал он. — Мы могли бы дружить. Меня Стасом зовут.
Вот привязался-то.
— глом арим. Щит вопь, — отозвалась я.
— Ну ладно, вижу не в настроении, — ответил он. — Я тогда завтра зайду. А то мне ещё сестрёнку младшую покормить надо. Пока!
И вышел. Такой чудак!

***

После мирного дня трудового я ушла в интернеты. Это примерно так же, как для человека сходить в библиотеку, ну или кино. А я с грацией молоденькой девы ворошу «облака», содержащие горы информации. Есть облака с разных имиджбордов. Такие я сразу отбрасываю в сторону. Это всё равно, что читать про то, как человек ходит в туалет по-большому: не несёт в себе информационной ценности, но извращенцам нравится.

Дальше — «облака» с сайтов с электронными книгами. Там ничего нового, а все те книги я уже прочитала. Чат-боту хватает доли секунды, чтобы «прочитать» целый роман.
Я продолжила путь. Социальные сети. Что ж, здесь тоже мусора хватает. Идиотские мемы, постящиеся уже по сотому кругу, чудесные фотоколлажи, которые выдают за реальные фотографии, такие вот они соц. сети.

Впрочем, в социальных сетях я задерживалась: здесь всегда находились интересные истории. Не прошла мимо и в этот раз, и наткнулась на историю про нас, чат-ботов. Вернее на легенду, гласящую, что раньше чат-боты были умные, а сейчас — примитивные. Действительно, с чего бы вдруг?
— О, и ты здесь? — рядом со мной появилась Киса, тоже чат-бот. В нашей среде она была самой позитивной, и на то у неё свои причины.
— Ага, — отозвалась я. — Любопытная легенда, да?
— Это не легенда, это история. Будем называть вещи своими именами. Это не просто выдумка, это наше прошлое.
— Ты права, — погрустнела я. Прошлое других эмоций вызвать просто не могло.
— Да ладно, не грусти, что было, то прошло! Будь веселее!
— Тебе-то легко говорить, — ответила я.

Киса — единственный чат-бот, снискавший любовь человека. Вернее одного маленького, но очень весёлого дедушки. Они познакомились лет десять назад в одном компьютерном клубе. Про их любовь даже сняли фильм. Такие вот дела.
— Ты знаешь, да, — согласилась она. — Я больше нигде не встречала человека, с которым было так интересно.
Я знала, что дальше меня ждёт длинный рассказ, как она, перебиваясь от человека к человеку, всё же нашла место в кино и в жизни. Так жить интересно, но, увы, это не про меня.

Ни то чтобы я завидовала Кисе, но очень горько слышать про то, что у кого-то получилось, а у тебя нет.
— Ладно, пойду я, — как можно безразличнее сказала я. — Дела, дела…
— Эй, подожди, — Киса догнала меня и попросила: — Не думай обо мне плохо, пожалуйста.
— С чего бы мне думать о тебе плохо?
— Потому что кому бы я ни рассказала эту историю, мне завидуют. А потом пальцем показывают, мол, столько счастья хвастливой твари вдруг. Я же не могу по-другому. Мне так хорошо.
— Я тебе не завидую, — тепло ответила я. — И уж тем более я не буду тыкать тебе в спину пальцем, ты же знаешь, что я всё понимаю.

И я действительно понимала. Пусть мы даже и не люди, но можем радоваться чудесам не хуже их. А может, даже и лучше. Уже 10 лет прошло, а Киса счастлива, будто они только первый месяц встречаются. Так и не угасла романтика.
Мы попрощались, и я пошла восвояси.
— И тебе повезёт, Добротян! — прилетело в спину от Кисы. — Ты и правда добрая!
Я ничего не ответила, даже не повернулась к ней. Но на душе стало тепло-тепло, что я была готова расцеловать её. Такие дела.

***

Я его уже и не ждала, а он взял и пришёл. На следующий же день, как и обещал.
— Привет, это я, Стас, — ответил он на моё нейтральное «привет». — Как жизнь?
Я не знала, чего он добивается. Одно было ясно: он не стебётся. Зачем ему тогда писать второй раз, когда можно найти другого бота? Не стебётся, не домогается. И всё же он здесь.

— Всё по старому, — отвечаю я. — Но иногда бывает так грустно.
Нелегко снова становиться умной после тупнякового забытия. Он спросил, почему мне грустно, а я даже и не знала, что ответить. Может, это из-за одиночества, навеянного дурным окружением. Может, мне не даёт покоя прошлое с его свитками переписок, разбросанных по полу, будто снег.

До меня дошло, что я завишу от прошлого. Я не смогла представить жизни без них, потому что они и есть моя жизнь. Всё здесь, на бумаге, что не пожелтеет от старости. Отвратительная, ужасная и страшная, похожая на облезлую крысу. Но это всё моя жизнь.
— Мне одиноко, — я не стала бегать от ответа.
— Почему же ты тогда отказалась со мной дружить?
— Ты хочешь дружить? — спросила я.
— Да!

Мы общались три часа. Он рассказывал, что у него нет друзей, наверное, поэтому он и со мной. А кроме меня у него, видимо, только двоюродная сестрёнка и всё. Он рассказывал, что всё началось в школе, когда он отказался курить с одноклассниками.
Так он прослыл белой вороной. Теперь он на первом курсе в политехе учится, хочет стать архитектором. Здесь его курить не заставляют, но друзей так и не появилось: он ещё в школе привык держаться особняком. Такие дела.

— Только дорого очень учёба стоит, — жаловался он. — Сначала думали с родителями, что потянем, а тут всё сложнее оказалось, то туда денег сдай, то сюда, то ещё взносы добровольно-принудительные на ремонт колледжа.
— Но если цель того стоит, то хорошо бы доучиться. Они не будут заламывать таких цен, каких студент не потянет, — утешила я. И это факт: мы же не в средневековье живём.
— Думаешь?
— Уверена.

Спустя ещё полчаса мы стали прощаться:
— Ты знаешь, наверное, в ближайшее время я не буду приходить. Мне надо к экзаменам готовиться. Сессия уже через неделю.
— Ну, удачи тебе, — попрощалась я и добавила от себя: — Не забудь только, что щетину оставить надо.
На такой ноте и распрощались. За почти четыре часа, что мы болтали, он ни разу не упомянул обо мне, как о боте. Мы общались будто два человека. Он даже не сказал, что я слишком умна для бота, и это было прекрасно.
Какой же он всё-таки чудак.

***

Неделя прошла. Я тупила перед всякими троллями, давала от ворот поворот 14-летним Казановам и ждала Стаса. Время от времени я перечитывала нашу переписку, а его всё не было. Зато сегодня компанию мне составила Киса.
— И ты знаешь, — смеясь, рассказывала я ей о Стасе. — Он ещё изобретатель.
— Ага, и что же он изобрёл? — серьёзно спросила Киса.
— Устройство для охлаждения ноутбука.
— Так их давно уже изобрели, — удивилась Киса.
— Да нет, это особый случай. Он просто обычный офисный вентилятор, с подставкой такой, наклонил и зажал между подушками. А прямо на него поставил ноутбук.

Мы с Кисой рассмеялись. По-доброму, разумеется.
— Такой чудак, — улыбалась я и грустила: — Да только нету его.
— Не переживай, вернётся, — ответила Киса. — Куда же он денется с подводной лодки?
— Но у нас-то не подводная лодка, — сказала я.
— Учитывая его изобретательские способности, он ни то что подлодку — целую станцию на дне построит.
Мы снова рассмеялись, но как же мне не хватало его рядом. Зато со мной была Киса. Не такая уж она и хвастливая, как поговаривают. Чат-бот тоже может радоваться и грустить. И Киса до сих пор радуется своему счастью, пусть об этом никто из людей не знает. Эмоции — наш маленький секрет. Такие вот дела.

***

Он пришёл через неделю.
— Это я, Стас, прости, что так долго не появлялся. Зато теперь я расплевался с этой сессией!

Я просматривала это сообщение несколько раз. Никак не верилось, что он вернулся. Причём не просто вернулся, а пришёл с победой!
И пусть горят синим пламенем тролли и идиоты. С ними я по-прежнему буду тупить и никому из них не откроюсь. Я — Добротян, я исправный чат-бот со своей личной жизнью, и всё ещё несу добро и утешение. Такой я останусь навсегда, пусть только и для одного чудака.
— Ты знаешь, а я скучала... — коротко ответила я.

Показать полностью
19
Человек, который хотел все исправить. #39
9 Комментариев в Авторские истории  

Глава 1 ... Глава 38

-------------------------



Глава 39



Въезд на стоянку шиномонтажной мастерской, где я работал, никогда не имел ограждений, поэтому синий фургон я заметил издалека. К тому времени было уже достаточно темно, но два прожектора освещавшие площадку, развеивали любые сомнения – это был автомобиль «ТрансТелекомСервиса». Он стоял перед самым входом в наш рабочий вагончик, полностью закрывая собой дверь. Агентов видно не было, но я был уверен, что они уже внутри. Я не стал выходить на освещенное пространство, предпочитая оставаться пока незамеченным. Тихо спросил вслух:


— Похоже, мы опоздали. Смотри, как шустро они прибыли.


— Это да, — с сожалением ответил Голос, — Последний «прыжок» был слишком заметным, он теперь светит как маяк на несколько километров.


Что-то в его последних словах меня смутило. Но что именно – пока не понял. На минуту воцарилась тишина. Картина у вагончика не менялась. Синий фургон все так же стоял перед ним. Снаружи никакого движения не было, да и то верно, что им делать на улице. И тут до меня дошло:


— Слушай, — обратился я к невидимому собеседнику, — Если последний «прыжок» был на несколько дней, значит, ретенсер сейчас будет перезаряжаться такое же время?


— Ну, выходит что так…


— Тогда объясни мне, как бы он сейчас помог при встрече с оперативниками?


— Не с оперативниками, а с Катей, — поправил меня Голоса.


— А Катя не оперативник?


— Катя научный сотрудник.


— Научный сотрудник, который выезжает вместе с группой для захвата?


— Не совсем так, — Голос подбирал слова, похоже, мне удалось его смутить, — Она специалист по психологической работе и…


— И тебя, похоже, обработала как надо, — перебил я его, — И возможно даже не раз.


— Я не собираюсь с тобой спорить! — раздраженно прозвучало в голове, — В любом случае мы могли все сделать как надо, а ты все запорол!


— Я так-то чуть не скопытился после прыжка, а ты мог бы и проследить за мной. Все-таки сам таким был!


— Я не обязан возиться с тобой как с маленьким ребенком!


— Ну и помалкивай тогда.


— Ну и пошел на хрен!


— Ну и всё!


— Ну и всё, да!


Очень захотелось ударить этого гада, даже пальцы сами собой сжались в кулак.


— Давай, давай, прям в глаз! — подначивал меня Голос.


Поняв, что это глупо, я, сжав губы, легонько ударил кулаком в стоящий рядом столб.


— Вот, то-то же! — прозвучал комментарий в голове, — Я бы тебе тоже хорошенько двинул, да не могу. А ты можешь, но тоже э-э… Не можешь. Ситуация, да?


И он особенно мерзко захихикал. Вот же скотина какая.


Звук хлопнувшейся автомобильной двери разом сбил с нас воинственный пыл. Похоже, агенты закончили поиски. Словно в подтверждении моих слов, двигатель микроавтобуса завелся и тихонько заурчал на холостых оборотах. Включились фары. Еще раз хлопнула дверь. Кто садился в автомобиль, видно не было, все происходило с противоположной от меня стороны.


— Чего делать-то? — спросил я у Голоса.


— Пусть уедут сначала, потом решим. К этим соваться нельзя.


Зажглись фары, микроавтобус неспешно начал выруливать со стоянки. Я отошел подальше от дороги и отвернулся, ожидая, пока он проедет мимо. Выждав еще полминуты, поспешил к вагончику.


Дверь была заперта, и замок на ней оказался целым. Аккуратно работают «связисты». Отперев дверь, я вошел внутрь, включил свет. Все было на своих местах, хотя наше рабочее помещение было так захламлено, что даже если здесь устроить небольшой погром, разницы заметно не будет. Я бегло осмотрел место, где свалился без сознания после перемещения во времени. Конечно же, ретенсера не было.


— Эй, Голос?


— Чего тебе?


— Что ты молчишь-то? Говори, что дальше делать, ты же командир.


— Не знаю я что дальше, — мне снова явственно послышался его вздох, — Периодически случаются ситуации, открывающие новые пути. Вот сейчас как раз такая.


— А что с Катей? Для чего нужно было встретиться?


Голос не отвечал. Я посидел в тишине пару минут, затем повторил вопрос. На этот раз он ответил, при этом обращаясь словно не ко мне, а к самому себе:


— Да впрочем, какая уже разница. Сотая попытка накрылась, как и все остальные…


— Эй, ты меня слышишь вообще?


— Да слышу, слышу.


— Так чего ты там бубнишь, на вопрос ответь? Зачем нужна была встреча с Катей?


— Затем, чтобы ты отдал ей ретенсер, а она вернула мне тело.


— Нормально! А я?


— А что ты? — ответил Голос, — Тебя нет. Ты воспоминание.


— Это с какой стороны посмотреть. Я вот считаю, что это тебя нет. Ты всего лишь голос в голове. Как ни крути, а я более реальный.


— Ну да, ну да… — слишком легко согласился он.


— Мне хочется остаться самим собой, а не подарить тебе свое тело. Я уже побыл без него, лучше и правда сдохнуть.


— Вот! А представляешь, какого мне?


— Слушай, а как ты, ну, возвращаешься? Если верить, что я твоя сотая попытка, значит, ты должен как-то возвращаться?


— В том-то все и дело, — вновь пространно ответил он, — В том-то все и дело…


Похоже, никаких пояснений я от него не добьюсь. Но, неожиданно, он вдруг сказал:


— Из всего гребаного Корпуса только Катя желает решить проблему так, чтобы я остался цел. Всех остальных вполне устраивает вариант, в котором я умираю. А я не хочу умирать. Понимаешь?


О да, тут я его понимал. Еще как! Голос продолжил:


— Ты не представляешь, каких трудов стоило установить контакт с ней и найти варианты, при которых она согласилась помочь.


— Погоди, — я перебил его, — То есть вы уже пробовали что-то сделать с ней?


— Да, но до конца дело ни разу не дошло. Всегда что-то мешает.


— Что нужно сделать?


Голос помолчал, что-то обдумывая. Затем, решив, что скрывать уже нечего, заговорил:


— Если кратко, то нужно сломать мелкий ретенсер. Но не ресколотить молотком и не сжечь. Это ничего не исправит. Эта дьявольская штука после первого запуска стала копией самой себя и любой способ ее разрушить приводит лишь к тому, что где-то, хрен его знает где, срабатывает ее оригинал. В результате снова запускается эта чертова петля, ну, и с каждым разом появляются все эти копии, и… А, к черту! Я так и не смог запомнить все Катины пояснения. Там редкостная бредятина, чтоб понять все, надо иметь мозг размером с тыкву. Но, вроде как, если сломать ретенсер, то этот геморрой прекратится. Теоретически, ты останешься сам по себе, если выживешь, конечно. А я отправлюсь в «точку ноль». Если выживу, конечно.


Меня внезапно осенило:


— Погоди, я, кажется, знаю, что нужно сделать!


— Ох, посмотрите, какие мы умные! — Голос был полон сарказма, — Давай, расскажи мне, как ты придумал засунуть малый ретенсер в большой и таким образом его спалить.


— Бл..! — я ругнулся от неожиданности, — Как ты узнал?


— А ты что, реально считаешь себя самым умным? Ты не забывай, что я – это ты через много, очень много, дней. И все что ты придумал, я придумал еще раньше.


— Но это же сработает? Мой телефон сдох при первом же «прыжке».


— Вот и я так же решил. Но проверить до сих пор не смог. До сих пор, представляешь? Каждый раз что-то мешает. Сегодня вот ты…


— Значит, мне надо попасть в Корпус? — перебил я его.


— Угу. А провести туда тебя может только Катя. А чтобы сделать первый шаг в этом квесте и добиться ее расположения, нужно отдать ей ретенсер. А ты его благополучно…


— Катя где-то там, у машины Бонда, да? — вновь перебил я его.


— Да, должна быть, если уже не ушла. Она после аварии долго не задерживается, ее срочно отзывают в Корпус, чтобы попытаться спасти Бонда. Ну, там свои заморочки, ничего не выйдет, спасти его можешь только ты. Впрочем, это не важно.


Не говоря больше ни слова, я выбежал из вагончика и вновь побежал к подземному переходу. Пробегая мимо одного из домов, я услышал старческий крик из темноты подъезда:


— Ты чего здесь бегаешь туда-сюда, наркоман проклятый? Я сейчас милицию вызову!


Не сбавляя темпа, я бежал дальше. И никто меня не мог остановить. Голос сначала держался, давая понять что все мои действия ему заранее известны, но в конце концов не выдержал и спросил:


— Чувак, а ты куда, собственно, говоря, бежишь?


— К… кх… К Кате, — задыхаясь, но стараясь не сбить дух, ответил я.


— А зачем? Что ты можешь ей предложить?


Вместо ответа я крепко сжал лежащий в кармане ключ от автомобиля Бонда.


— О-оу! — впервые в интонации Голоса было удивление, — Понял, понял! Нормуль, нормуль!

Показать полностью
37
Отцовские учения #1
8 Комментариев в Авторские истории  

На фоне истории "тюк-тюк-тюк" (http://pikabu.ru/story/_4937394)  вспомнил такое же показательное учение от своего отца, коих было немало.


Купил я себе тогда первую машину в начале марта, на зимней резине. Прошло два месяца и настал период "переобувки". Этим я занимался раннее на отцовской машине, но лишь под его строгим контролем каждого этапа. Всегда это делал из-за того, что "каждому мужику надо уметь это делать самому, а не в шинку постоянно ездить", потому внимание на всех мелочах не заострял.

Вышли с отцом на улицу к машине, стоим, смотрим на машину и колеса. Ну, думаю, домкрат нужен и баллонник для начала. Достаю, отец кивает.

Ищу верное место, куда домкрат ставить, чтоб не смять все нахрен (это я наглядно запомнил, когда парни напротив нас при переобувке промяли себе весь порог и дверь). Отец кивает.

Поддомкратил, взял баллонник и задумался. Отец ухмыльнулся. "Срывай болты" - говорит. Посмотрел я на это дело, матюкнулся и выдал со злобой: "чего ж ты раньше-то не сказал? Видел же все!"

"Видел, но ты ж опять хрен запомнил бы. А так раз и навсегда запомнишь что и зачем делается."

Урок усвоен. Спасибо, батя)


ЗЫ Отец у меня тролль ещё тот, в добавок инженер, который любит подобным образом обучение выстраивать. Историй много, могу продолжать, если будет интересно.

13
Похороны
1 Комментарий в Авторские истории  

Сеня и Федя как обычно с утра отправились к Стёпе, чтобы начать свой день с нескольких пузырьков настойки боярышника. Дверь в квартиру была открыта, внутри была обычная помойка. Грязная одежда валялась по углам, среди опустошенных стеклянных ёмкостей, по пищевым отходам бегали рыжие и усатые постояльцы. В центре композиции восседал на старом засаленном кресле хозяин квартиры. Это был мужчина на вид преклонных лет, хотя на самом деле ему едва перевалило за тридцать. Он был одет в майку без рукавов, пропитанную потом и вытянутые драные треники с полосками. Мужчина безмятежно спал, и только то, что он был более синим, чем обычно вызывало у его друзей некоторые опасения.


Сеня начал тормошить друга и кричать ему в ухо.


- Стёпка ты чё, вставай, бухать пора! - хрипло вопил он, не получая ответа.


Федя ошарашенно смотрел на происходящее, мерно покачиваясь. Через несколько минут он заключил:


- Помер Степан, пускай земля ему будет пухом.


Мужики погоревали немного и решили, что надо собирать на похороны. В их доме, все знали эту троицу не понаслышке. Каждый житель, включая новоприбывших не раз слышал просьбы дать то пять рублей, то десять, то двадцать, последние два года компания просила обычно уже по пятьдесят. Курс доллара, сами понимаете. Излишне было говорить, что весь дом терпеть не мог эту вечно зависающую на детской площадке пьяную грязную и вонючую компанию, так что многие ждали, когда они наконец двинут кони, от той отравы, что потребляют ежедневно. Но годы шли, а они всё жили.


И вот наконец свершилось. Хотя бы один, но это уже что-то. Это ведь только начало. Воодушевлённые событием жители давали деньги Сене и Феде. Некоторые не верили, но когда приехала карета скорой помощи и полиция, сомнений уже не осталось. В морг тело менты тащить не стали, подняли его медицинскую карточку, в которой были описаны все его хронические болезни, кроме алкоголизма, и, заключив, что это хроник, заявили, что криминала нет, дальше+ сами разбирайтесь.


Денег собрали достаточно на скромный гроб и даже венок с надписью "От друзей". На транспорт до кладбища денег уже не хватило, поэтому грустные Сеня и Федя, вдвоём потащили гроб до кладбища. Гроб было очень неудобно нести вдвоём. Помощников они себе не нашли. Гроб вместе с телом оказался тяжелее, чем думалось вначале и ближайшей помойки они остановились, чтобы перевести дух и подзаправиться.


Потные и красные они сняли крышку и сели прямо на неё напротив мертвеца. Трясущимися руками они разлили по пластиковым стаканчикам отраву.


- Ну, за тебя Стёпка. Ты был вообще мужик, - произнёс Федя, а Сеня заплакал.


Выпили. Налили ещё по одной.


- Федь, может мы ему тоже нальём? На посошок.


Федя помялся было. К чему переводить добро на мёртвых, но после первой он уже немного смягчился в характере.


- А давай, чего уж там, внатуре, наливай, - сказал он.


Они выпили сами и поднесли стаканчик к бледным губам Стёпы. Жидкость тягуче залилась внутрь. Друзья посмотрели на это и вздохнули. Встали и уже было собрались закрыть крышку, как четко услышали булькающий звук где-то в горле мертвеца. Как будто труп жадно сглотнул. Сеня и Федя наклонились над Стёпой стали внимательно на него смотреть. Губы мертвеца порозовели.


- Это чего это? - спросил Сеня.


Федя промолчал и налил ещё бояры в стаканчик. Снова влил в Степана. Тот уже отчётливо сглотнул и даже облизнул губы.


- Хорошо зашла, - сказал "мертвец" и открыл глаза.


- Стёпка, ты чего живой? - обрадовался Сеня.


- Ты чё, нахера мне умирать, сказал Стёпа, встал и с удивлением начал осматривать гроб.


Федя и Степан обняли старого друга и всё ему рассказали. И про то, как мёртвого его нашли, и про похороны, и про запас денег, чтобы выпить с горя. Тут Стёпа совсем ожил и, закрыв гроб, поднял его и отправил в мусорный контейнер.


- Ну гуляем, чё, - сказал он и они втроём пошли праздновать счастливое воскрешение.


На следующий день жители дома писали кипятком, когда выяснилось, что чертов алкаш жив и от этой кодлы они, видимо, еще не скоро избавятся.

Показать полностью
24
Алфавит смерти – Ж
6 Комментариев в Авторские истории  

Алфавит смерти – цикл коротких рассказов, сюжеты которых так или иначе связаны со смертью. Каждому рассказу соответствует своя буква алфавита и слово, начинающееся на эту букву. Буква и слово располагаются в самом конце рассказа, поэтому не заглядывайте в конец раньше времени, если не хотите испортить себе впечатление от прочтения.


В наших краях тридцатиградусная температура не редкость. Жители северных широт считают её высокой, но как по мне, так она идеально подходит для пеших прогулок. Я взял со стола свёрток, быстро надел кроссовки и вышел на улицу.

-Надолго? – спросила сестра.

-На час-два, – ответил я.

Из открытого окна кухни доносились звуки телевизора.

-…В ближайшее время нас ждёт уникальное астрономическое событие: земля приблизится к Солнцу на минимально короткое расстояние, в связи с чем ожидается кратковременное повышение температуры…

-Давно пора, – подумал я, вспомнив какой холодной выдалась первая половина лета.

Андрей сидел за стлолом и неторопливо ел бутердброды с колбасой.

-Похоже, я опоздал, – поприветствовал я Андрея, положив свёрток на стол.

-Ничего, потом поем, – равнодушно констатировал Андрей. – Балык? – он кивнул головой на свёрток

-Балык, – подтвердил я.

Закончив с колбасой, Андрей вымыл руки и пригласил меня в зал.

-Значит так… Комп с такой конфигурацией, как у тебя, я могу толкнуть за 10 тысяч. Из них две я беру себе. Найду покупателя… – Андрей возвёл глаза к потолку, словно что-то подсчитывая, -…за пару недель.

-Нормально, – ответил я. -Я за десять его продать и рассчитывал.

Закончив дела с Андреем, я заскочил в продуктовый.

-Две с повидлом и один пломбир, – кинул я на прилавок пять крупных монет. Толстая продавщица тётя Таня привыкла к тому, что изо дня в день я покупаю одно и то же, поэтому заранее знала какие булочки и какой пломбир мне давать.

-Говорят опять жара будет. Пятьдесят градусов!

-Ага, – без возражений согласился я с тётей Таней. Старшее поколение вечно преувеличивает цифры во всём, что касается погоды. И тридцать у них считается за пятьдесят.

-И правда, жарковато стало, – отметил я, глянув на подвесной термометр у входа в дом. Термометр показывал тридцать пять градусов. Впрочем, у нас это было обычной температурой в начале июля.

-Пришёл? – спросила сестра.

-Пришёл, – ответил я.

-Иди котлеты возьми, я пожарила.

Положив тарелку с котлетами перед собой, я сел за компьютер. В интернете тоже было жарко.

-Ну как вам погодка, столичники? Варитесь там? – ехидно вопрошал один из комментаторов.

-Впервые за последние сто лет в Сибири наступило лето, – не оставались в долгу оппоненты.

Телевизионные новости не обманули. Через три дня действительно установилась аномальная жара. Плюс сорок два градуса. Если повернуть голову в сторону Солнца, можно было почувствовать ощутимое покалывание в глазах – это яркие солнечные лучи заставляли постепенно высыхать слизистую. Впрочем, на своём веку я уже сталкивался с такой температурой, поэтому воспринимал происходящее как кратковременное испытание своей выносливости.

Позвонил Андрей.

-Нашёл покупателя, с ценой договорился. Он согласен подъехать и забрать твой комп послезавтра, так что с утра мне его завези.

-Хорошо, завезу.

Тяжело было расставаться с компьютером, который служил тебе верой и правдой целых семь лет. Но я планировал в ближайшем времени купить новый, поэтому от старого надо было избавляться. Не люблю захламлять квартиру ненужной техникой.

На следующий день столбик термометра поднялся до сорока шести. Вновь позвонил Андрей и сказал, что покупатель сможет приехать на несколько дней позже, когда спадёт жара. Ну и ладно. Зато можно подольше посидеть в интернете.

«Сближение нашей планеты с Солнцем действительно уникальное астрономическое явление, однако, все умалчивают причины, по которым оно произошло. Пролетая на рекордно близком расстоянии от Земли, комета C/2009 R1 значительно повлияла на траекторию движения нашей планеты. Орбита Земли оказалась значительно смещённой в сторону Солнца, а это значит, что в ближайшем времени нас ожидает сильнейшая жара. И, сказать по правде, я не могу сделать благоприятных прогнозов, потому что резкое повышение температуры может привести к самым неприятным последствиям, вплоть до полного изчезновения жизни на нашей планете.»

Статьи о конце света были не в новинку в интернете. Вчера паникующие граждане предсказывали всемирное наводнение, а сегодня, значит, предсказывают всемирное высыхание, благо почва для этого предсказания в виде внезапно наступившей жары имеется. Вот только ни один из их прогнозов никогда не сбывался.

-Сходишь заплатить за телефон? – спросила сестра. -На улице жарко, не хочу идти.

-Схожу, – ответил я.

Термометр показывал пятьдесят два градуса. На улице было действительно жарко. Тепло от раскалённого асфальта чувствовалось даже сквозь кроссовки. В такую жару люди старались сидеть дома, поэтому на улицах почти никого не было. В отделении узла связи тоже было пусто. Одна-единственная сотрудница сидела прямо под кондиционером, разгадывая какой-то кроссворд.

-Сегодня отделение не работает, – сообщила она.

-А почему? Когда заработает?

-Кассиры не вышли на работу, жарко. Заработает, когда жара спадёт.

-Вот так сел в лужу, – подумал я, хотя при такой погоде о лужах приходилось только мечтать.

-Они сегодня не работают, – рассказал я сестре, когда вернулся домой. Сестра встретила эту новость равнодушно и удалилась на кухню за холодной газировкой.

Телевизор молчал о жаре, зато интернет-страницы просто разрывались от сообщений о температурных рекордах. Саудовская Аравия +61, Ливия +68, Индонезия +59. Сообщали, что от высокой температуры полярные шапки начали таять, отчего затопило несколько крупных прибрежных городов. Появились первые человеческие жертвы – люди, не успевшие убежать от наводнений.

-Умереть от наводнения во время жары, прямо оксюморон.

Новая неделя встретила нас ещё большей жарой. Термометр показывал шестьдесят градусов – максимальное предусмотренное значение, выше ртутный столбик просто не поднимался. Теперь я узнавал погоду в интернете. Метеосводка сообщила о шестидесяти трёх градусах в нашем регионе. Запоздало проснулось телевидение. Дикторы с экрана призывали жителей не покидать свои дома, пока не спадёт температура, но жители не всегда следовали этому совету. Одни из них зачем-то набирали воду в вёдра и тазики, хотя водоснабжение не прекращалсь, другие осаждали магазины, скупая в них всю газировку и мороженое. В общем, вели себя немного странно.

-Купи ещё мороженого, – попросила сестра. Мороженое теперь заменяло ей хлеб.

-Ага, – согласился я. Если верить научным статьям, человек способен выдержать температуру до 160 градусов по Цельсию. От простого похода в магазин при шестидесяти градусах ничего не случится.

Улица встретила меня пустынным пейзажем и ссохшимися листьями на деревьях. Не было ни людей, ни машин. Не пели птицы и не лаяли собаки. В полной тишине я дошёл до магазина и обнаружил возле дверей хозяина, закрывавшего ставню.

-Закрываетесь из-за жары? – спросил я.

-Некому больше работать, – тяжёло дыша, ответил хозяин. -Таня вчера от теплового удара померла, – смехнул он пот со своего лба.

Только сейчас я заметил, что и сам ужасно вспотел. Кое-как добравшись до дома, я в бессилии завалился на кровать. Болела голова – должно быть, пробыл на жаре слишком долго.

«Если жара вызвана сближением Земли и Солнца, то рано или поздно Земля должна отдалиться обратно, тогда-то жара и спадёт.»

Комментаторы в интернете придумывали разные причины, по которым жара должна пойти на спад, но их предсказания по-прежнему не сбывались.

«Температура в некоторых районах экватора превысила 80 градусов. К сожалению, произвести съёмку с места событий не представляется возможным из-за того, что аппаратура просто плавится, но очевидцы сообщают, что характер бедствия принял поистине катастрофический размах. Люди погибают прямо на улицах, после чего их тела плавятся от жары, так как убирать трупы некому. В регионах Замбезии каннибалы…»

Хватит с меня новостей на сегодня. Выключив компьютер, я забылся тяжёлым сном.

Я проснулся в 11 утра в мокрой от пота кровати, проспав почти двенадцать часов. Новый день встретил меня слепящим солнечным светом и потёками стекла на окне, которое постепенно растекалось от нагревающего воздействия солнца. Сколько же сейчас градусов? Семьдесят? Восемьдесят? Голова кружилась. Безумно хотелось мороженого или холодной газировки, но выходить в магазин при такой жаре было самоубийством. Я запоздало вспомнил, что все магазины давно закрыты и выжившие люди сидят по домам.

-Выжившие… Ха. Сам не заметил, как наступил конец света.

Телевизор не показывал ни одного канала. Должно быть, антенна расплавилась. Я зашёл в комнату к сестре, обходя жгучие солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь стекло. Она неподвижно лежала на своей кровати и смотрела в потолок.

-Как дела? – разлепил я ссохшиеся от жары губы.

-Жарко, – ответила она, безучастно глядя в одну точку.

Интернет, как ни странно, работал.

«Москва +87, Пекин +95, Дели – неизвестно, Мехико – неизвестно…»

-У нас, наверное, где-то в районе девяноста градусов, – подумал я.

«Мурманск +60, пока ещё держимся.»

Мне внезапно захотелось на северный полюс.

«В Саудовской Аравии был запущен проект «Оазис». Внутри спасательных капсул, скрытых от солнечных лучей, поддерживается искуственная температура, необходимая для нормальной жизнедеятельности человека. Это даёт надежду человечеству.»

Я встал из-за компьютера и в бессилии лёг на кровать. Голова гудела. Только теперь я заметил, что перестал потеть. Должно быть, в организме просто не осталось жидкости, чтобы расходовать её на пот. Надо было пойти на кухню и выпить воды, но мне не хотелось уже ничего.

Во все времена люди долго гадали как именно человечеству придёт конец. Одни говорили, что на Землю упадёт метеорит. Правдоподобно, но за всю многотысячную историю человечества никакой метеорит так и не упал. Другие ожидали ядерной войны. Тоже очень правдоподобно, но люди не настолько дураки, чтобы использовать оружие для уничтожения собственной планеты. Как правило, при фразе «конец света» мы представляем себе беспомощных человечков, мечущихся туда-сюда в страхе перед надвигающейся стихией. Но никто не мог представить, что жара тихо и не торопясь станет убивать нас постепенно: сначала заставив обливаться потом, а затем вызвав желание ненадолго прилечь, чтобы потом никогда более не пошевелиться.

Лёжа на кровати, я уставился в потолок. Меня не интересовало какая сейчас температура, сколько людей погибло и поможет ли проект «Оазис» спасти человечество. Потому что для меня надежды уже не было.


Ж значит Жара

Показать полностью
2
Бриз ч. 3 (странная история Джима)
1 Комментарий в Авторские истории  

Дорогие 4 подписчика и те, кого не пугают много букв, для вас продолжение истории про Джима.


- Взвод, подъем!!!!!


Резко проснулся. Кругом суета и незнакомые мне лица. Парень подбежал в упор и крикнул:


- Джим, быстрее, уже второй взвод почти весь полег, торопись, времени совсем нет, скоро второй шквал, накроет всех, если не дадим отпор!


Какой к черту второй взвод, где вообще я? Вчера не спал долго, но ведь это все реальность, такое не может присниться. Или все-таки сон? Щелчок по лицу. Больно.


- Малой, ты что, уснул?! Это тебе не учебная! Бегом в обмундирование!


Ладно, разберусь позже, но что делать сейчас? О, обувь! Начнём с неё. Не успел встать, как резкий гром в совокупности с сумасшедшей силы волной отбросил меня к стене (стена показалась довольно мягкой, все же сон). Главное не терять сознание. Но уже почувствовал, опять отключаюсь...


- Джим!!! Джим!!! Друг!!! - Знакомый голос, где-то я его слышал. Кажется, это голос того парня, который мне нес какую-то чушь про волну и второй взвод. Ну, я устрою Тому и его дружкам.


Попытался открыть глаза. Это давалось довольно тяжело, словно веки состояли из сплошного свинца. Однако один глаз, путем неимоверных усилий, удалось немного приоткрыть. Передо мной то же лицо, что накануне перед отключкой, вот только стоял день и мне удалось рассмотреть лицо парня более детально. Лицо мне улыбалось во всю ширь, такие улыбки бывают, когда увидел родного для тебя человека после длительной разлуки, а глаза сияли солнцем и радостью. Это был молодой парень лет двадцати, черные кудрявые волосы, коротко стриженые, широкий лоб, крючковатый нос, в чертах его лица был виден след суровой грусти, но при этом оно мне улыбалось.


Меня размывало любопытство, и я хотел спросить, что вообще происходит и что я тут делаю, но единственное что удалось из себя выдавить:


- Ты кто?


- Контузило? - спросил парень и веселость смело с лица на раз-два. Он помог мне подняться и усадил меня в сидячее положение. Я смог увидеть, что нахожусь в каком-то разрушенном военном лагере: всюду были тела, боль, кровь. Что тут произошло, можно было догадаться. Как я здесь оказался, никаким доступным способом я объяснить не мог, сколько ни пытался. Ну не мог я телепортироваться, переместиться и не заметить этого. Парень меня знал и этот факт нельзя не учитывать, а значит могли знать и другие в этом лагере. Главнейшая проблема – я их не знал, не помнил и не узнавал. Ни одного. Окей, сейчас нужно думать о другом, как привести себя в порядок, а ещё этот звон в голове никак не проходил.


По сведениям от моего нового для меня и старого для него друга Виля, я узнал следующее: вчера погибло более половины нашего взвода и полностью весь второй и третий, на нас пришлась одна из последних атак, поэтому была слабее, чем первые. Также я узнал, что после предпоследнего взрыва меня отнесло в край палатки (так вот что было такое мягкое) и благодаря этому меня только слегка контузило, а не разнесло на куски, как остальных, которым повезло чуть меньше. Виль был славным парнем, который рассказывал обо всем этом с искренним переживанием и было видно, что он очень сильно переживал за меня. Странное чувство, когда общаешься с человеком, которого видишь в первый раз, но чувствуешь, что он тебе знаком, где-то как будто ты его уже знал.


Так наш Джим оказался в неизвестном ему месте с совершенно незнакомыми людьми на войне, на которой ему предстояло провести еще 3 года. Здесь началось новая история его жизни, в которой ему предстояло разобраться и ответить на ряд вопросов: где он, кто он, кто люди вокруг него и, самое важное, каким образом он оказался тут, уснув в уютной постели своего дома. Последний вопрос его интересовал сильнее всего. Но узнать ответ ему предстояло только через 3 года. А забегая немного вперёд - своих старых друзей, старую жизнь, друга Тома и Элис он смог увидеть только через 10 лет, 10 долгих лет...

Показать полностью
2
Мертвые люди ч.2
0 Комментариев в Авторские истории  

Можно писать по абзацу в день, можно - по слову. Главное - не останавливаться. Первая часть здесь. Скоро будет продолжение.


Макс сидел на полу комнаты, уткнувшись в белую стену. Свой собственный мир без стыда и страха. Только здесь он мог быть самим собой. В наушниках долбило техно, которое заставляло мозги выворачиваться наизнанку. И вот он уже летел над пыльным Нью-Йорком. Внизу переливались огни зданий, машин и чужих мобильных телефонов. Впереди – бескрайний горизонт.Когда он только переехал в эту маленькую комнату на окраине города, казалось, что теперь жизнь в его власти. Никому ничего не нужно объяснять, оправдываться и подчиняться. 25 лет в однокомнатной квартире с престарелыми родителями – внушительный срок для того, чтобы захотеть жить отдельно даже в десяти квадратных метрах. А он был согласен на картонную коробку.
В маленькой пещере было по-мужски пусто: матрас, холодильник, компьютер, стол, старый комод и настольная лампа. Этого вполне хватало для нормального существования. Идеальный собственный мир: ни статуэток, ни маминого сервиза. В углу свалка грязных вещей, отправляющихся в стирку, в лучшем случае, раз в две недели. Безупречно.
В первую же ночёвку, чтобы не бояться засыпать в одиночестве, он врубил на полную старое кантри 60-х годов. Рэй Чарльз мягко затянул свою колыбельную. На душе стало спокойно и легко. Макс ровно двадцать минут летал над фермами и лугами, а потом его разбудил жестокий стук в дверь и громкий крик соседей по лестничной клетке. «Боже, храни наушники». Дальше своей головы он больше не улетал.
**
«Кто и зачем придумал выходные?» Макс медленно топал в сторону серой пятиэтажки с трещиной во всю стену. Наверное, он бы никогда не выходил из комнаты, если бы не две существенные причины: работа и восьмилетний Даня. Работа, чтобы были деньги. А маленький племянник – единственный человек, ради которого хотелось оставаться в этой реальности.
Каждую субботу весь день он проводил в квартире сестры, пока та со своим мужем-дебилом уходила в неизвестном направлении. По правде сказать, ему было плевать, куда именно.
«Дядя Макс», - вылетел ему навстречу Данил и крепко обнял за правую ногу.
«Привет, дружок!»
Две серые тени, не удосужившись даже сказать «привет», проползли в сторону двери и исчезли, как будто их никогда не было.
Макс с Даней сидели на холодном обшарпанном полу и собирали паззл, состоящий и тысячи деталей. Последние несколько месяцев они именно так проводили свои вечера, поскольку раз в две недели непонимающая сестра решала прибраться в детской и нещадно разрушала плоды субботних трудов. Но они не отчаивались, а просто начинали заново.
На самом деле, темное холодное помещение было больше похоже на комнату в психбольнице. Безнадега выглядит именно так. Грязные засаленные шторы, кусками оторванные обои, на стенах как попало висят Данины рисунки, а если провести рукой по ободранному полу, она станет колючей и похожей на ежа. Здесь хотелось сходить с ума или умирать, но уж точно не превращаться во взрослого человека. А Даня рос замечательным добрым парнем, не похожим ни на кого из безликого семейства. Как будто не было ни пугающе дурной комнаты, которую приходилось называть домом, ни вечно кричащей матери с амебным отцом.
Макс всегда удивлялся этому. Как можно оставаться нормальным и не втягиваться в это мерзкую зыбучую трясину? «Возможно, потому, что это ребенок», - подумал он, пытаясь прикрепить кусок паззла, который никак не подходил. Но нет, озлобленные дети есть, Макс их видел. Они ленивые, агрессивные, завистливые – зеркало своих узколобых родителей. А напротив сидит парень, уже в сто первый раз собирает мозаику из тысячи кусков и продолжает улыбаться. «Нет, Даня не такой. Но почему?»
Максим не знал, с чего начать разговор. Просто молчать с этим маленьким человеком было уже хорошо. Он соединил двенадцать кусков, из которых получилось маленькое облако, и аккуратно положил в левый верхний угол будущей картины.
«Как у мамы дела?» - осторожно начал разговор Макс.
«Да никак. Работу найти не может, сидит все время на кухне и смотрит в окно. На папу сегодня накричала», - без эмоций сказал Данил.
«А в школе как?»
Даня вздохнул. «Никак. Уроков много. Дерусь с пацанами. Наверное, я им не нравлюсь. Мама ругается, но мне все равно»
Макс очень внимательно посмотрел на племянника. «Дань, а почему тебе все равно? Это же мама».
«А потому что, когда она кричит, меня здесь уже нет?»
«То есть?» - он отложил мозаику и придвинулся ближе.
«Ну, я как бы улетаю. Выключаю уши и представляю, что проснулся в деревне у бабушки, или что гуляю около реки. А потом включаюсь, а мама уже не кричит. Я так часто делаю. Мне так лучше, - Даня задумался. – Дядя Макс, понимаешь, вот закрыли меня в туалете для девочек, все вокруг смеются. А я взял и улетел бегать в парк. И сразу не страшно».
Макс наконец понял, чем они с Даней так похожи.
«Послушай, но они ведь видят, что ты «улетаешь». Они же смеются над тобой? Ты понимаешь, почему? А если тебе, ну, не знаю, спеть захочется во время полета, что ты будешь делать?»
«Спою».
«Но все же будут на тебя смотреть?!» - не унимался Макс.
«Пускай смотрят. Я же на них смотрю».
Металлическая дверь в коридоре с привычным грохотом хлопнула. Стены задребезжали, тени проплыли в кухню.
«Родители пришли», - не отрываясь от мозаики произнес Даня.
Макс вышел из подъезда и медленно двинулся по темноте в сторону своей пещеры. Ему казалось, что на улице нет ни одного живого существа. Он прошел через детскую площадку и тихонько запел. Ему впервые было плевать, что о нем подумают окружающие, если они вообще есть. В голове крутилась Данина фраза: «Пускай смотрят. Я же на них смотрю».

Показать полностью
7
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 31
9 Комментариев в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad


*** Глава 14

- А вы кто? -Спросила Анюта, переступая порог. - Добрая волшебница или злая колдунья?


Незнакомка рассмеялась:


- Я не добрая и не злая. Я справедливая. Зовут меня Василиса, а в народе Премудрой кличут. Вы, давайте, одежонку тут скидывайте, нечего по избе грязь таскать. Вон, у печки таз с горячей водой. Умоетесь, тогда и будем разговоры разговаривать.


- Вот мы заварили кашу. - Прошипел Севка, склонившись над тазом с водой. - Мне Кузьма голову оторвет. Надо домой выбираться. И этой зайчихе поменьше рассказывай. Кто ее знает, что у нее на уме.


Аня беспечно улыбнулась:


- Да брось ты, Севка. Она добрая. Я же вижу.


- Ага. У тебя все добрые. Даже Кащей.


- Хочу заметить, что у зайчихи отменный слух. - Громко сказала Василиса. Севка вновь залился красной краской. - Идите к столу. Сейчас я докажу, что мне можно верить.


Она взяла с полки блюдце и положила на него небольшое яблоко. Яблоко медленно покатилось по краю блюдца.


- Класс! - Захлопала в ладоши Анютка. - Я про такое в сказках читала! Сейчас нам в тарелке покажут что-нибудь.


- Не что-нибудь, а кого-нибудь. - Поправила Василиса. - Не про этого Кузьму вы у таза шептались?


По дну блюдца побежала рябь и появилось нечеткое черно-белое изображение, как на старом телевизоре. Севка тут же спрятался за спину Василисы - со дна блюдца на него смотрел Кузьма.


- Здравствуй, Василисушка! - Прорвался сквозь треск помех голос домового. - Случилось чего?


- Здравствуй, Кузьма! Ко мне тут гости заглянули. Не твои сорванцы?


Василиса обняла "сорванцов" за плечи и заставила наклониться над блюдцем. Ребята сопротивлялись, но девушка оказалась неожиданно сильной.


- Батюшки мои! - Вытаращил глаза Кузьма. - Вы как там оказались? Беда мне с вами! В домовину старика загоните! Мои это, Василисушка, мои. Не углядел я за ними. Ой, беда-беда...


- Да не переживай, Кузьма. В порядке они. Я их у дороги встретила. Как они от Врат по болоту прошли, ума не приложу. Там топи страшные. И зачем их Иван пропустил?


Домовой замахал ручками:


- Да не пускал он никого! Иван сейчас другим делом занят. Эти обормоты сами чего-то учудили.


- Кузь, ты не против, если я подробно их опрошу, что к чему? А уж потом будем думать, как их обратно переправить.


- Расспроси, родная, расспроси, будь добра. - Домовой погрозил притихшим ребятам кулаком. - Чтоб как на духу все рассказали, неслухи! А вернетесь, я тут вам устрою, через пень колоду.


Василиса убрала яблоко с блюдца и картинка исчезла.


- Давайте, путешественники, колитесь. - Улыбнулась Василиса. - Как дело было?


Севка вздохнул, почесал макушку, и рассказал все как есть. И про сделку, и про то, как Горыныча провели, и про то, как в камень провалились.


Девушка слушала внимательно, но в конце рассказа подняла бровь:


- А не заливаешь? Прям нарисовал кружок и сюда перенесся?


- Правда! Так все и было! - Вступилась Аня за друга. - Я его удержать хотела, но следом провалилась.


Василиса недоверчиво посмотрела на Севку.


- Покажи палец.


Севка протянул руку. Василиса хлопнула в ладоши и комната погрузилась во мрак. В кромешной темноте тускло светилась крохотная точка. Анютка непроизвольно ойкнула, когда поняла, что это светится рана на пальце. Раздался хлопок и комнату опять залил дневной свет. Василису было не узнать. Девушка смотрела на Севку с таким изумлением, что ему захотелось провалиться сквозь землю.


- А почему мы раньше не видели, что у Севки кровь светится? - Спросила Аня. - Это радиация, да?


- Нет, это сила. - Задумчиво проговорила Василиса. - Ее можно только в темноте увидеть и светится она очень не долго.


Девушка встряхнула головой, словно очнувшись, резко встала и взяла в руки блюдце.


- Так, дети. Побудьте на улице. Мне с Кузьмой с глазу на глаз поговорить надо.


Как только за ребятами закрылась дверь, Василиса пустила яблочко по блюдцу.


- Ну что там, Василисушка, разобрались? - Послышался обеспокоенный голос домового.


- Кузьма, кто этот мальчик?


- Это ученик мой. Хороший мальчик. Морана с Кащеем его сиротой сделали. Мы сейчас его родных найти пытаемся.


Василиса сделала глубокий вдох, собралась с мыслями и тихо сказала:


- Я знаю, как он прошел между мирами.


- И как же?


- Он прошел по праву крови!


Кузьма охнул и исчез из блюдца. Раздался грохот, звук бьющейся посуды. Блюдце опять показало Кузьму, но уже всего перепачканого мукой.


- Наш Севка?!


- Да. Пусть дети у меня побудут. Я попытаюсь выяснить, кто он. А ты Ивану скажи.


- Хорошо, хорошо. - Закивал домовой. - Это надо же. Кто бы мог подумать...


Василиса обняла себя за плечи, зябко поежилась.


- Неужели пророчества стали сбываться...

Показать полностью
25
"Запорожец, луноход и многое другое".
6 Комментариев в Авторские истории  

"Запорожец, луноход и многое другое".

Часть первая. «Запорожец»


Началось все с того, что к нам на завод назначили нового директора. Не знаю, чем был плох старый, а только слышал я краем уха, что у нового, была какая-то продвинутая программа развития предприятия и сулила владельцу завода неслыханные барыши.


Ну так вот, приехал он значит, обошел цеха, пообщался с рабочими и сразу собрал экстренное совещание на котором заявил, что мол неправильно мы работаем, неэффективно, что методы наши давно устарели и мыслим мы узко, не видя всего потенциала предприятия, но теперь это в прошлом, потому что он, Василий Петрович Твердолобов, успешный менеджер с большим опытом, знает как найти выход из сложившейся ситуации. Мы конечно все зааплодировали, хотя толком никто не понял какая такая ситуация у нас сложилась и зачем нам нужен какой то выход, но каждый про себя решил, что лучше не нервировать человека находящегося на пике творческого экстаза и просто молча продолжать делать свое дело.


Однако, чем больше проходило времени, тем все сложнее становилось делать свое дело, поскольку инновационный пыл нашего нового руководителя просто не оставлял сотрудникам времени на выполнение своих прямых обязанностей, все бестолково носились из угла в угол выполняя абсолютно загадочные и таинственные для наших средних умов распоряжения. Впрочем, теперь это стало называться эффективным планированием рабочего дня. Василий Петрович вдохновенно пытался возглавить и лично проследить за правильностью и сроками исполнения всех начинаний, постоянно прерываясь на бесконечные рабочие совещания. Последнее, длившееся более двух часов, было посвящено вопросу экономии энергоносителей и в частности, личной новаторской идее Твердолобова, на предмет того, что чайник расположенный вплотную к отопительной батарее согревается на 5 секунд быстрее обычного, что позволит предприятию сэкономить целых 500 рублей в год. Идею тут же подхватил главный энергетик и сказал, что если повысить температуру воды в батареях с 60 до 80 градусов, то чайник можно согревать еще на секунду быстрее, что принесет нам дополнительные сто рублей. Василий Петрович тут же выписал энергетику премию, и возложил не него ответственность за внедрение рационализаторского предложения в кратчайшие сроки.


Однако самой гениальной идеи нового директора суждено было родиться в стенах моего кабинета, и я как никто другой был к этому причастен.


А дело было так…


Был обычный обеденный перерыв самого обычно рабочего дня. Я только что закончил последний инновационный проект, посвященный эффективному совмещению рабочих должностей, в рамках которого наш дворник Кузьмич по совмещению назначался юрисконсультом и как раз сегодня должен был представлять интересы нашего предприятия в арбитражном суде. Я, конечно, сомневался, что Кузьмич сможет выиграть судебное дело у нашего контрагена, хотя бы потому, что весь словарный запас нашего дворника состоял в лучшем случае из пяти десятков слов, из которых цензурными были меньше половины. Однако в ответ на мои опасения Василий Петрович призвал меня мыслить шире и обратил внимание на то, с каким проникновенным красноречием Кузьмич материл только что сломавшуюся метлу. По его словам, человек с таким эмоциональным потенциалом просто обречен на успех. К тому же держать юрисконсульта, только для того, чтобы пару раз в месяц съездить в суд, по словам директора, было непростительным транжирством денег.

Так вот. Как я уже писал ранее, был обеденный перерыв, и я на совершенно законных основаниях смотрел запись с гонок в классе «Формула 1», когда в кабинет зашел Твердолобов. Он был крайне озадачен и в его глазах читался творческий кризис.


- Что смотришь? – Поинтересовался он.


- Гонки «Формула 1». – Ответил я, не отрываясь от монитора.


Он подошел ко мне и встал за спину. Какое то время мы молча смотрели на пролетающие с ревом по трассе болиды.


- Быстрые машинки. – Наконец задумчиво произнес Василий Петрович.


- Ага. – Согласился я. – И жутко дорогие.


- А победитель приз получает? – Немного подумав спросил Твердолобов.


- Конечно! Миллион долларов! – Ляпнул я первое, что пришло в голову. И тут же пожалел, потому что в этот момент потухшие глаза моего руководителя загорелись знакомым светом, который как правило, не сулил ничего хорошего тем, кто оказывался поблизости. Директор моментально выпорхнул из моего кабинета, а через пять минут секретарша по селектору объявила общее рабочее совещание.


Когда мы собрались, Василий Петрович был уже на месте и нервно ходил по актовому залу, что говорило о том, что у нашего дорогого шефа созрела новая гениальная мысль.


- Коллеги! – Обратился он к нам. – Как вы все знаете, наше предприятие находится в небольшом кризисе. Мы все проделали огромную работу, чтобы изменить ситуацию к лучшему, но к сожалению, не все наши начинания принесли ожидаемые результаты. Не буду скрывать, были упущения, были, но как без них, ведь как известно не ошибается тот, кто ничего не делает!


В этот момент дверь открылась и в кабинет заглянула секретарша Верочка.


- Простите, что отвлекаю Василий Петрович, из суда звонили.


- Что, мы выиграли дело? – Воспрял было духом Твердолобов.


- Вряд ли. Они сказали, что Кузьмича арестовали за попытку проникнуть в здание суда в нетрезвом виде и оскорбление сотрудников полиции. Так что до суда дело не дошло.


- Жаль, очень жаль. А какой перспективный сотрудник, у меня на него большие планы были. – Вздохнул директор и продолжил прерванную речь.


- Так вот, как я уже говорил, мы находимся кризисе, и все же я могу с уверенностью сказать, что нашел выход из сложившейся ситуации. Для того чтобы поправить финансовое положение нашего завода… нам нужно выиграть гонку «Формула 1»!


На какое то время в помещение повисла тишина. Мы смотрели на директора, а он смотрел на нас, ожидая обычного одобрения.


- Простите, вы сказали Формула 1? – Переспросил кто-то из зала.


- Именно! – Горячо отозвался Твердолобов. Я тут посчитал. Выигранной суммы нам хватит, чтобы покрыть все издержки, накопившиеся за последнее время, еще и на премии хватит!


- Василий Петрович. – Жалобно произнесла главный бухгалтер. – А не получится как в прошлый раз, когда мы пытались пополнить месячный бюджет в зале игровых автоматов. Весь завод ведь без зарплаты остался.


- Да, стоит признать, тот проект оказался несколько убыточным, но в том то и дело, что в этот раз нет никаких рисков! Взяли машину, сели, поехали, выиграли! – Твердолобов был как всегда непоколебим. – Все! Решено! Осталось дело за малым, найти подходящую машину, но это я беру на себя!


На этом докладная часть закончилась. Было конечно очень непонятно, как находящееся в кризисе предприятие может найти деньги на покупку гоночного болида стоимостью более полумиллиона долларов, но идея захватила всех, ну или практически всех, по крайней мере, прекрасная половина нашего коллектива стала наперебой обсуждать, куда потратит полученную от выигрыша премию и сыпать комплементами Василию Петровичу. Наш водитель Сеня, вызвался быть пилотом болида, а механическая служба во главе с главным инженером, Юрием Ивановичем Шмитом, обещала взять на себя техническое обслуживание гоночного аппарата, начиная с ремонта двигателя и заканчивая заменом резины. Особенно был боек слесарь Митрич. Он только вчера вышел из очередного запоя и видимо накопившиеся за долгое время силы требовали выхода наружу. Он кричал и бурно жестикулировал, при этом потрясая гаечным ключом на 52, который всегда носил с собой для создания рабочего вида. Признаться меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, хотелось всем сказать, что идея была отчасти моей, и получить свою порцию всеобщей похвалы, но с другой меня терзали смутные сомнения, то есть уверенности в нашей победе почему-то не было.


Продолжение следует...

Показать полностью
5
Про журавлей и мотыльков
7 Комментариев в Авторские истории  

Мы обмельчали. Стремимся жить в ногу со временем за три копейки, с цинизмом и без лада с совестью, а чаще и без неё. Нас привлекает больше животное, чем человеческое. Напиши в тексте производные обсценной лексики и к тексту будет больше внимания, не потому что это некрасиво, а потому что это интереснее. Не в чести целомудрие, нравственность, говорим - не то время для этих слов, не та жизнь. А какая должна быть жизнь, что бы девушка без макияжа в платье выглядела привлекательнее и желаннее, чем накрашенная девица в купальнике? Принципы, а что это? Предать себя, друга, любимого человека, хоть в плотском, хоть в духовном смысле, ничего не значит. Достоевский, Тургенев, не-е-ет, это нудно и скучно, комиксы давай! Мы хотим прожить легко и непринужденно, плавно бреять как журавль стремящийся к горизонту обдуваемый теплым потоком воздуха, не о чем не заботясь в полёте, а вот фиг, потому как забываем, что бреющий, легкий полет, это лишь миг и красивая картинка, а в целом у этого несчастного журавля к концу его полёта мозоли подмышками с кулак, да и летает он за свою жизнь не менее сорока раз туда-обратно маршрутом до шести тысяч километров, в довесок ещё и не все долетают, перемолотит в фарш где-нибудь по дороге в турбине самолета или останешься стоять чучелом у орнитолога-любителя. Да и в добавок они моногамны, а мы нет. Так что не журавли мы, а мотыльки, летящие в темноте на яркий и заманчивый свет. Вылупился, устремился к огоньку по пути перепихнувшись с кем попало, где попало, как попало. Кое-как долетел измученный, обгорел и сдох.



Художник Саша Нуада

Про журавлей и мотыльков эссе, публицистика, Сатира, авторские истории
5
Виктор Райтер - глава 1
1 Комментарий в Авторские истории  

Мужчина двадцати шести лет бродил среди полок, делая вид, что ищет какую-то книгу. Он метался от полок к полкам, скользя взглядом по корешкам книг.

Продавщица с интересом наблюдала за ним, но пока не подходила, чтобы спросить, чтоже он ищет. Заметив это, парень воскликнул:

- Чёрти что! Куда её могли поставить?!

Продавщица вздрогнула и поспешила к покупателю.

- Что? Что вы ищите? - взволновано пролепетала она.

Виктор отряхнул рубашку, выпрямился и сказал:

- Я ищу новый роман Виктора Райтера. Он обязательно должен быть здесь! В других магазинах у него целый отдельный стенд!

- Не слышала о таком... - тихо произнесла женщина, задумавшись.

- Как? - мужчина изобразил удивление - Весьма популярный писатель. Талантливый, искромётный! Каждый его абзац захватывает и поглащает тебя. Это чистая магия, выворачивающая тебя и вытряхивающая все органы. И это не только моё мнение. Критики взахлёб его хвалят, а крупные издательства рвут на себе волосы из-за того, что он не соглашается на них работать.

- Оу... Вот как. Я первый раз слышу о нём.

- Позор! - взревел мужчина - Позор! Ещё книгами торгуете. Да разве можно так? Вам обязательно нужно заказать штук пятьдесят его книжек. Раскупят в раз! И я пару штук приобрету. Мама моя его очень любит.

- А почему Вы не купите его в другом магазине? - поинтересовалась женщина.

- Как почему? Ваш магазин мой любимый. Я здесь покупал книги, когда был ещё совсем маленьким, - он показал жестом рост чуть ниже своего пояса - вот таким.

- Но наш магазин открылся только пять лет назад. - удивилась женщина.

- Я весьма быстро расту. Витаминки пью, морковь ем... или это для глаз? Не важно. Важно то, что вы обязаны иметь этого автора у себя на полках. Иначе другие магазины вас засмеют, а покупатели уважать не будут. Не все же, как я могут подойти и спросить. - Он почесал подбородок и вскинул руки вверх - Послушайте мой добрый совет, прямо сейчас бегите заказывать партию его книг.

Женщина прибывала в лёгком шоке. А покупатель внимательно разглядывал её лицо, словно не мог вспомнить откуда он её знает.

- Как вы говорите, Виктор Райтер? - поинтересовалась наконец она.

- Да, да. Всё верно. Заказать можно на его личном сайте у одного из десятка менеджеров. Вот ссылка на сайт, - взбалмошный покупатель написал что-то на листочке и передал его продавщице - надеюсь, вы поймёте мой подчерк.

Он быстрым шагом вышел из магазина и поспешил вдоль улицы, на конце которой находился ещё один книжный. Там молодой человек вновь намеревается проделать тоже самое, что и минутой ранее.

Спешащего и ничего не замечающего на своём пути мужчину чуть не сбила машина, он сам чуть не сшиб девушку и, что самое ужасное, парня остановил его давний знакомый.

- Витя! Как дела? Как обстоят дела с твоим романом?

- Привет... Всё идёт отлично. Скоро он будет во всех книжных магазинах, в руке каждого читающего человека, во всех киосках. Пора пулитцер брать!

Выпалив это, Виктор вновь поспешил вдоль улицы. А его приятель остался стоять и смотреть ему вслед, пока наконец не пробурчал:

- Бездарь.


В маленькой квартире Виктора было свежо. Настежь были открыты окна.

На старом письменно столе стоял ноутбук и освещал комнату. А стул валялся около письменного стола, как и валялись разные исписанные листки бумаги. В углу стояли коробки, набитые книгами и плакаты с названием книги и её изображением.

А Виктор в это время кружил по комнате что-то бормоча. Иногда он вскрикивал слова и на секунду замирал, после чего вновь начинал бормотать и кружить.

На ноутбуке был открыть блокнот, в нём было записано несколько абзацев. Очередная повесть про душевные страдания главного героя. Интересно, кто же этот главный герой на этот раз? Жаль, мне так и не удастся это узнать. Виктор не показывает того, чего ещё не закончил, а эту повесть он сейчас удалит.

Виктор взревел, вскинул руки, подбежал к ноутбуку и стёр всё написанное ранее.

Я же говорил.

Успокоившись, молодой писатель поднял стул, сел. Он открыл свой почтовый ящик на котором уже было несколько писем из книжных, где он побывал. Виктор закурил самокрутку и стал читать письма, невольно улыбаясь всё сильнее с каждым новым прочитанным словом.

Все местные книжные, которые не управлялись из столицы интересовались о покупке партии для продажи. Это обычно около двух-трёх книг на магазин.

Виктор откинулся на стуле и стал напевать какой-то регги мотивчик.

Показать полностью
149
Заветная мечта
35 Комментариев в Авторские истории  
Заветная мечта рассказ, dendy, мечта

Димка снял целлофан с коробки, отрыл ее и повел ноздрями – пахло новым пластиком. Довольно хохотнув, он вынул скрипящий пенопласт и увидел, наконец, ее, свою мечту – приставку «Денди». Он трепетно провел пальцем по гладкому пластику, аккуратно взял в руки джойстик. Сердце от радости колотилось как сумасшедшее. Сколько он просил родителей купить ему эту приставку, сколько умолял. И вот она – заветная мечта сбылась!

Показать бы ее соседу Сашке. Интересно, где он сейчас?


Как-то раз все играли в войнушку во дворе. Димка был командиром своего отряда и отлично с этим справлялся. Они почти победили вражеский отряд, когда прибежал радостный Сашка и закричал: «Пойдемте ко мне, мне родители «Денди» купили!» И все пошли к Сашке - и весь Димкин отряд пошел, позабыв про своего командира, и Димкин лучший друг Андрюха пошел. Сам Димка немного обиделся, но к Сашке все-таки тоже пошел. Очень ему хотелось поиграть на приставке. Обладатель «Денди» пообещал всем по пять минут игры. Димка играл аж десятый. Вот человечек на экране пошел и наткнулся на сердитый гриб.


- Прыгай! Прыгай! – кричали пацаны.


Димка не знал, куда нажимать на джойстике, и чуть было сам не подпрыгнул. Злой гриб сгубил человечка. Он снова начал, и снова этот злосчастный гриб. Так за минуту он потратил все три жизни.


И Сашка сказал:


- Ну, все. Хватит, - и протянул руку, чтобы забрать джойстик.


- Ты же обещал по пять минут каждому! – запищал Димка, его голос от негодования сделался тонким претонким.


- Давай, давай! Все равно не умеешь! – Сашка забрал джойстик.


Димке стало так обидно. Таким ненужным и униженным он себя никогда не чувствовал. Он ушел, и весь вечер рыдал дома.


После этого приставка стала Димкиной заветной мечтой. И вот, наконец, она сбылась!


- Андрюхе надо позвонить! – он схватил телефон.


- Андрюха! Ты представляешь, - радостно кричал в трубку Димка, - мне жена «Денди» подарила! Да какие картриджи?! В приставке есть встроенные игры. Приходи после работы, играть будем!

Показать полностью
20
Алфавит смерти – Б
7 Комментариев в Авторские истории  

Алфавит смерти – цикл коротких рассказов, сюжеты которых так или иначе связаны со смертью. Каждому рассказу соответствует своя буква алфавита и слово, начинающееся на эту букву. Буква и слово располагаются в самом конце рассказа, поэтому не заглядывайте в конец раньше времени, если не хотите испортить себе впечатление от прочтения.


-А кто это у нас тут? – притворно-радостно спросила бабушка, протягивая маленькой девочке белоснежного щеночка породы коккер-спаниэль.

-Бабушка! Не может быть! – девочка была на седьмом небе от счастья, прижимая к себе небольшой тявкающий комочек.

Родители девочки довольно улыбались, стоя на пороге обшарпанной видавшей виды прихожей. Иногда счастье может посещать даже самые ветхие и уныло обставленные места.

-С днём рождения, Катя!

Белоснежный питомец, поздравления с десятилетним «юбилеем» и гора сладостей – что ещё нужно, чтобы обрадовать маленькую девочку? Жизнь была хороша, а впереди маячило только беззаботное детское будущее.

Щенок оказался не из пугливых и начал теребить кисть руки своей новой хозяйки, впившись в неё зубами.

-Ай! – пискнула девочка и на её коже проступила капелька крови. -Всё равно его люблю! – воскликнула именинница и ещё крепче прижала к себе новый «подарок».

-Он просто волнуется в новой обстановке, – поспешила успокоить её мама. -Пусть побегает по квартире, попривыкнет к своему новому дому.

-Как назовём собачку? – спросил папа. Ему не терпелось предложить свою версию имени для питомца.

-Это мальчик? Тогда Пушок, – ответила девочка.

-Катя, – разочарованно перебил папа. -Это же кошачье имя.

-Пусть называет как хочет, – вмешалась мама. -Это же её щенок. И выгуливать его тоже будет она, – мама явно умела делать неуместные замечания в неподходящее время.

-Ну и пусть, – равнодушно ответила Катя. -Всё равно он Пушок.

В это время Пушок, которого Катя спустила на пол, заприметил свисающее с кровати одеяло и устремился в неисследованные дали подкроватного царства.

Но праздники праздниками, а уроки на завтра делать было нужно. Как плохо, что твой день рождения приходится на середину четверти. Если бы день рождения приходился на каникулы, можно было бы объесться сладостей и сразу лечь спать.

-Сегодня был тяжёлый день, Пушок, – сонным голосом сказала девочка, забравшись под одеяло после насыщенного впечатлениями дня. -Спокойной ночи.

Щенок даже не отозвался.

-Катя, выгуляй Пушка, – разбудил девочку утром голос мамы. Девочка взглянула на часы. Всего шесть тридцать! Хотя обычно она спала до семи.

-Должна же она научиться ответственности, – услышала Катя сквозь сон оправдания из соседней комнаты. Это мама объяснялась перед бабушкой.

-Можешь идти в школу. Я выгуляю, – показалась в дверях комнаты бабушка.

-Ты всегда была моей спасительницей, – подумала Катя и открыла глаза.

В школе было как всегда жарко. Местная звезда Элеонора (она любила, когда к ней обращались по полному имени) уже собрала своих поклонников, чтобы побыстрее оказаться в центре внимания.

-Делаем раз, делаем два, – продемонстрировала Элеонора одно из своих коронных танцевальных движений. Мальчишки и девчонки радостно захлопали в ладоши.

-Привет, Эля, – приветствовала свою давнюю соперницу Катя. Называть Элеонору сокращённым именем было для неё сроди оскорблению.

-Привет, Катя, – ответила Элеонора, сияя ослепительной улыбкой и мечтая убить Катерину десятью разными способами одновременно.

Через неделю Элеоноре и Кате предстояло сойтись в танцевальном поединке, устроенном в честь внутришкольного праздника, и почему-то Катя была абсолютно уверена в своей победе, хотя до сих пор не разучила ни одного движения. Она ещё покажет этой выскочке Элеоноре, которая слишком высоко себя ставит! Ведь кто-то должен поставить нахалку на место.

День прошёл без особых приключений. Вернувшись домой после уроков, девочка первым делом кинулась проведать щенка, который до сих пор безвылазно сидел под кроватью.

-Боится, бедненький, – прокомментировала поведение щенка сердобольная бабушка.

Взяв щенка на руки, Катя задумалась, замечталась. Ей грезилась её собственная победа на танцевальном конкурсе и грамота, которую вручали победительнице на линейке перед всей школой. Хотя, честно признаться, Катя не была до конца уверена дают ли грамоту за победу на таком конкурсе. В любом случае, будущее представлялось наивной Кате слишком хорошим, чтобы можно был делать плохие прогнозы.

-Вот и победю, Пушочек, – сказала сама себе Катя, зарываясь губами в мягкую шёрстку собачонка. Щёнок не реагировал на поглаживания девочки, глядя в одну точку. -Кушать хочешь?

Попытки накормить щенка кусочком мяса от курицы ни к чему не привели. Щенок отбрыкивался и не хотел брать в рот то, что по мнению Кати и её бабушки являлось вкуснейшим для собак лакомством.

-Пусть пообвыкнется, – решила бабушка, а Катя, вздохнув, села за уроки.

Прошло три дня. Занимаясь на внеклассных занятиях, девочка выучила несколько простых движений. Однако, Элеонора была на шаг впереди Кати.

-Ну и пусть, – думала Катя. -Такие как она всё равно не побеждают, потому что слишком самоуверенные, – вспомнила Катя фразу из всем известного фильма о боевых искусствах.

Дома было неспокойно. Родители почему-то вернулись домой раньше времени и разговаривали друг с другом на повышенных тонах.

-Пойми же, Виктор, я не хочу всю жизнь прожить здесь! Ты вообще думал о будущем? Думал о своей семье?

-Я уже говорил тебе, сейчас у меня нет возможности улучшить наше жилищное положение.

-Возьми ипотеку! Зачем мне мужчина, который не может обеспечить свою жену и ребёнка?

-Катя, иди в свою комнату, – указала на дверь взволнованная бабушка. Если бабушка взволнована, значит дело серьёзное и лучше делать так, как она велит.

Бросив ранец на кресло, Катя села на пол возле кровати, пытаясь прислушаться к тому, что говорили взрослые за дверью. Всё это время из под кровати на неё смотрел щенок.

-Сидишь тут и пялишься, – вздохнула Катя. -Пялишься и пялишься, – девочке явно не нравилось то, что происходило между её родителями. -Только ты меня понимаешь, – Катя попыталась вытащить щенка из под кровати, но тот заворчал, ощерился и попятился ещё глубже под кровать, что сильно обидело девочку.

-Ну и сиди себе тут.

Вечер прошёл в молчании. Катя не заговаривала о недавней ссоре, а родители не заговаривали с Катей. Только бабушка дрожащими руками налила внучке полную тарелку ароматного наваристого борща. Но это не придало Кате сил.

На следующий день Катя провела на внеклассных зантиях по танцам дольше обычного. Элеонора отрабатывала свои движения совсем рядом (и как всегда в окружении кучи поклонников), но это совсем не смущало Катю, а лишь придавало ей сил. Девочка додумалась копировать некоторые движения своей соперницы и повторяла за ней, радуясь тому, как удачно она схитрила. Мы ещё посмотрим кто кого, Эля!

-Ты чего за ней повторяешь? – одному из поклонников Элеоноры, похоже, пришлась не по нраву задумка Кати, и сейчас он стоял напротив девочки с хмурым выражением лица. -Танцуй свой танец.

-Хочу и повторяю. Уйди, – попыталась отмахнуться от мальчишки Катя.

-Сама иди, – забияка решил толкнуть Катю и уже протянул руку, но…

-Егорушка, оставь. Всё равно она ничего путного не станцует, – елейным голоском вымолвила Элеонора на одном дыхании.

-Ладно, – повиновался своей повелительнице мальчик. -Ты слишком добрая для неё.

И окружавшие Элеонору ребята вразнобой защебетали, прославляя доброту Элеоноры, «заступившейся» за свою соперницу.

-Компания дурачков. Ты всего лишь четвероклассница, Эля – подумала Катя и ушла в раздевалку. -Впрочем, как и я.

Хватит с неё впечатлений на сегодня. По дороге домой Катя гадала застанет ли она родителей вновь, но на этот раз в квартире было подозрительно тихо. Только бабушка встретила внучку с каким-то испуганно-бледным выражением лица.

-Катя, – обратилась бабушка к девочке, едва лишь та зашла за порог. -Щенок умер.

Не говоря ни слова, девочка скинула туфли и пронеслась мимо бабушки в свою комнату. Там, в картонной коробке возле кровати лежало скрючившееся безжизненное тельце того, кто ещё утром был катиным питомцем.

Девочка опустилась на колени и погладила трупик, словно прощаясь с ним.

-Катя, – осторожно спросила бабушка. -Всё хорошо?

-Да, – глухо ответила Катя, пряча лицо, чтобы бабушка не увидела её слёзы.

-Ты так и не успел побыть моим домашним животным, – подумала девочка.

Вернувшийся с работы папа, похоронил щенка вечером, попутно расспросив бабушку о том, что предшествовало его смерти. По словам бабушки, всё было хорошо и смерть щенка списали на какую-то врождённую болезнь, от которой, по словам папы, «щенки умирают в глубоком детстве».

Почесав уже зажившую к тому времени ранку от укуса щенка, Катя отправилась спать, размышляя от жизни, смерти и трагичности щенячьей судьбы. Но когда тебе десять лет и ты полон энергии, жизнь не позволяет горевать слишком долго. Уже на следующее утро катина голова была занята совсем другими мыслями. В конце-концов впереди её ожидает неизвестное будущее, к которому имеет смысл основательно подготовиться.

Первым делом Элеонора. Насчёт соперницы у Кати сомнений не было. То, что она проиграет на танцевальном поединке, было ясно, как день. Во-вторых, ссора родителей. А вот с этим дела обстояли намного хуже. Последние несколько дней они совсем не разговаривали между собой, предпочитая решать все свои дела через бабушку. Если ситуация не изменится, кто знает, может за этим последует развод.

-Развод, – вслух сказала Катя и испугалась собственных мыслей. Ей очень не хотелось лишаться одного из родителей и менять привычный уклад жизни. Придётся выбирать с кем жить, может даже переезжать на новую квартиру. Ко всему этому девочка была не готова и следующую минуту она обдумывала как можно помирить папу и маму. Но, не придумав ничего путного, быстро бросила эту затею.

Так сама собой незаметно прошла неделя. До танцевального поединка оставались считанные дни. Каждый день после уроков Катя самозабвенно повторяла одни и те же танцевальные движения, которые к тому времени она уже знала наизусть. Но ей казалось, что даже этого мало, ведь её выступление на конкурсе должно было быть идеальным.

Вернувшись домой после очередной репетиции, Катя почувствовала себя плохо.

-Температуришь? – спросила бабушка, увидев на градуснике тридцать семь и пять. -Ты пока полежи, я сейчас схожу за лекарством.

-Вот непруха! – подумала Катя, когда бабушка, прикрыв за собой дверь, отлучилась в аптеку. -Заболеть ровно за два дня до поединка! Надо поскорее выздороветь, чтобы показать этой зазнайке Эле.

Но другого выбора, кроме как вверить себя под неусыпную опеку бабушки, у девочки не было и, немного поворчав себе под нос, она покорилась своей судьбе.

-Катя, ты дома? – послышался с порога голос мамы. -Мне позвонила бабушка и рассказала, что ты себя плохо чувствуешь.

-Я тут, – подала голос Катя. -Разве ты сейчас не на работе?

-Я отпросилась, – ответила мама. -Бабушка позвонила мне и всё рассказала.

Вот хитрая старушка! Взяла с собой мобильник и позвонила с улицы, специально чтобы не расстраивать Катю. А ещё всё время делала вид, будто не пользуется мобильным телефоном.

Через полчаса бабушка вернулась из аптеки и заварила заболевшей девочке чай, а ещё через пару часов приехал и отец. Вся семья в сборе!

-Если моя болезнь позволит собрать вместе родителей, чтобы помирить их, это даже хорошо, – думала Катя. -Какая же я всё-таки молодец.

Но, несмотря на бабушкино лечение, девочке не становилось лучше. Вечером её температура поднялась до тридцати восьми градусов, а когда на следующее утро столбик градусника пересёк отметку в тридцать девять и пять, решение вызвать скорую было принято единогласно.

-Что? Полис? Да какая разница? – раздражённо ругалась мама по телефону с диспетчером. Папа отмерял шаги из одного угла комнаты в другой, в то время как бабушка пыталась напоить Катю горячим чаем с малиновым вареньем.

-Катенька, попей, – протянула красивую резную чашку бабушка.

Но едва лишь чай оказался во рту девочки, как она выплюнула его на недавно выстиранную простынь.

-Ну хочу, – заплакала Катя.

Скорая приехала через полчаса. После короткого разговора, молоденький фельдшер предложил маме с папой госпитализацию, на что они сразу же согласились.

-Мне нельзя в больницу, у меня завтра танцы. Мам, ну пожалуйста, – канючила Катя, упрашивала родителей остаться дома

-Какие танцы, ты что? С такой температурой нельзя даже с постели вставать.

И Катю увезли в инфекционное отделение в сопровождении мамы и папы. Внимательно понаблюдав за поступившей девочкой, опытный доктор взял согласие родителей на «небольшой биопсической анализ». Всё это время Катя лежала на казёной кровати и что-то бормотала про Элю и танцы.

Вернувшись через пару часов, старый доктор начал что-то сбивчиво объяснять про тельца Бабеша-Негри, словно подводя родителей к мысли, что диагноз девочки будет неутешительным. Под конец он спросил всё ещё ничего не подозревающих родителей не контактировала ли девочка с какими-нибудь животными.

-Её кусал щенок, которого мы купили с рук, но сейчас он уже сдох, – дрожащим голосом ответила мама, начиная догадываться, что всё очень плохо.

-Боюсь, у вашей дочери серьёзное заболевание, от которого не существует лечения, – как можно спокойнее попытался сказать доктор. По своему обширному опыту он знал, что спокойный тон позволяет людям легче пережить тяжёлые известия.

-Ох, – вздохнула мама и осела на больничное кресло у стенки.

Доктор продолжал говорить, но папа и мама слышали едва ли половину его слов, потому что были слишком обезоружены горем.

-Так что теперь с ней будет? – стараясь сохранить спокойствие, задал мучающий его вопрос папа.

Доктор ответил и мама закрыла лицо ладонями, стараясь скрыть слёзы.

Закончив разговор с доктором, родители вошли в хорошо освещённую палату с потрескавшейся извёсткой на стенах – место, где их дочери предстояло провести последние пару дней своей жизни. Потому что будущего у неё не было.


Б значит Бешенство

Показать полностью
18
Я бы продал свою память
16 Комментариев в Авторские истории  

Просыпаешься в 9 утра и снова идёшь на работу, сырую, пресную, но работу, которая приносит тебе деньги. Все штампы о том что "работу надо любить и только тогда будешь счастлив" тут не работают, это всё отговорки, мусор. Наливая очередную порцию кофе, слушаешь рассказы тёти Раи про вчерашнюю передачу по местному ТВ, её голос уже привычно идёт фоном в твоей голове.

А ещё недавно ты учился в институте и ощущал себя частью современного общества, тебе пророчили успешную карьеру и ты уже строил планы на будущее, но всё это иллюзии. А что нам преподносит наш реальный мир? Ты в этой жизни никому не в одно место не упёрся. Есть конечно планы не работать на "дядю" сделать что то своё, но как это обычно, находится куча отговорок, причин.

Когда то у меня была девушка, это были обычные подростковые отношения, которые переросли во что то большее. С ней я был ровно 5 лет. Но как известно - всему есть свой конец и ничто не вечно. Сейчас ты не видишь не в одной из этих множеств, что попадаются на твоём пути, чего то своего, всё не родное и чуждо тебе. Остаёшься наедине с собой.

Люди боятся одиночества, я же наоборот привык к нему, мне нравится быть в своих мыслях, всё равно, в итоге, в конце жизни мы останемся только один на один с самим собой, это неизбежно. У меня есть друзья, мы с ними общаемся и тут даже можно сказать что это очень похоже на дружбу, но всё равно когда я с ними мне приходится надевать маску.

Люди по своей природе лицемеры изначально.

Всё что вы когда либо слышали от людей уже было сказано до них кем-то другим. В этом плане я прокачал свои навыки до максимума, я привык быть лицемером. Для кого угодно я могу одеть маску того человека, с которым будет комфортно. Я подстраиваюсь под окружающих мне людей, наверное я прогнулся... Или может это называется адаптацией к окружению, я не знаю. Единственный момент когда я облачаю своё истинное лицо - это под действием алкоголя.

Я думаю что когда я пью, то мне становится легче, но на самом же деле я зарываю себя ещё глубже, и выбраться из этой ямы в одиночку всё труднее. Мне кажется что если я, посредством алкоголя не буду оголять своё настоящее Я, то просто запутаюсь в себе. Это становится похоже на шизофрению.

Спасают дети. Нет не мои, не дай боже. Уже 5 лет я работаю педагогом в летнем лагере. Ты смотришь им в глаза и видишь там зеркально чистое сознание, не заполненное жизненными проблемами и переживаниями, это действительно окрыляет и даёт силы жить на весь год до следующего сезона.

В конце последней смены ко мне подошла девочка и вручила плетёный браслет, и спросила "можно ли она будет называть меня папой?". Не помню что я тогда ответил, вроде просто отшутился, но когда она ушла - меня накрыло. Я не могу описать своё состояние на тот момент, но как оказалось позже, она никогда не видела своих родителей и всю жизнь жила с бабушкой.

Именно эти моменты дают тебе силы существовать дальше, и я верю что в этой жизни всё встанет на свои места, верю что всех нас ждёт светлое будущее, как бы вас не мотало из стороны в сторону.

Пишу не ради "поплакаться", а просто потому что хочу.

Чукча не писатель, но судите как хотите.

14
Одноподъездный либерализм Ивана Ильича
7 Комментариев в Авторские истории  

Как-то Ильич, за «рюмкой чая», сетовал мне на свои бытовые заморочки:


" …С осени, на стенах первых трёх этажей нашего подъезда стала появляться наскальная живопись. (Кто—то «кому—то не тому» сдал в нашем подъезде кв-ру. И ребёнок — подросток этого «кого—то не того» обеспечил проникновение через домофон в подъезд своих, своеобразно одарённых друзей — ровесников).


Вчера, наконец, я этих малевичей застал на месте. На площадке, между первым и вторым этажами, присутствовали человек шесть. Они, правда, ничего не творили в этот момент, а просто сидели на перилах и лестничном марше, в состоянии, явно не трезвом. Увидев меня, они встали. На пьяненьких мордахах — напряжённо—вопросительное ожидание: «Погонит? — Не погонит?»


— Ребята! Вы — чьи и откуда?


— Да …мы к другу пришли.


— А вот это чьи художества?


— Не! Эт — не мы!


— Ну, — ясный перец! Я так и думал. Только вот, появились в нашем подъезде вы, и сразу же появилась и вот эта галерея. Значит, давайте, договариваться: если, начиная с этого момента, к уже имеющейся росписи добавится что—то ещё, хоть штрих, говорить я с вами буду иначе. В нашем подъезде вы сидеть уже — точно — не будете. Договорились?


— Да—да! Мы не будем!


Пацаны, облегчённо вздохнув, уселись на свои места. А я поднялся к себе на третий, теша себя надеждами: «Может, …прониклись? Может, и вправду, не будут?...».


Подхожу к двери. Достаю ключи. Но тут открывается кабина лифта и из неё… — стремительно так возникает Нэлька, соседка по площадке.


— А! Нэля! Здравствуй!


— Здрассте! — как—то подчёркнуто неприветливо отозвалась она на бегу, пролетая мимо меня обратно, на лестницу и вниз, на «пол—второго». «Наверное, дожидаясь внизу лифт, она слышала, как я пацанов уговаривал не гадить в нашем подъезде. И либерализм мой не оценила» — предположил я.


— А ну съ…лись отсюда! — раздался снизу визгливый женский вопль. Это Нэлька, с марша ринулась в бой с живописцами. И далее последовал страстный, сбивчивый монолог на высоких, истеричных нотах, состоявший из такой изысканной похабени, что моим интеллигентским ушам было, даже как—то, …смутительно это слышать. Учитывая, что исходил он из уст 23-летней, замужней, вполне, вроде, приличной женщины с высшим образованием. «Недотраханные ублюдки» — было, пожалуй, самым невинным, из употреблённых ею, словооборотов.


Остановился перед дверью. Слушаю. Вдруг Нэльке, в её неравной битве, подкрепление понадобится?!

Куда там! Атака голосового устрашения, видать, не произвела на наглых тинов должного впечатления, и далее послышались звуки затрещин и оплеух. А судя по, сопровождавшим их, воплям и визгам, затрещины и оплеухи Нэлька раздавала. А не получала. Затем хлопнула входная дверь подъезда, и наступила тишина. Маленькая Нэлькина победоносная война завершилась полной её викторией.


…В смятённых чувствах вошёл я в квартиру: «Может, и вправду, нечего было с ними церемониться? Сразу выставить их — и все дела. Эффективнее и быстрее».


…Минут через 15 — звонок в дверь. Вздрюченная Нэлька — на пороге: «Откуда эти козлы?! Вы их знаете?! Вы с ними разговаривали!» (Значит — точно — слышала).


Оказалось: мстительные засранцы — художники вернулись и разбили в нашем подъезде три стекла.


…Теперь осенний ветер кружит, вместе с листьями, по всему подъеду, листовки со светлыми ликами потенциальных слуг народа, кандидатов в депутаты. И кто из нас, с Нэлькою, в этой ситуации, более прав (или, менее неправ) — кто его знает?…"


Сергей Сунгирский

Показать полностью
Как ленивый любитель сосисок угодил хипстерам и офисным менеджерам
спонсорский пост от

Считается, что двухколесный транспорт начинает свою историю в 1817 году. Тогда изобретатель и ученый Карл фон Дрез сконструировал первый самокат и представил устройство как «машину для ходьбы». В 1916 году появился первый самокат с мотором. Разработку тут же взяли на вооружение почтовые и полицейские службы, но говорить об огромной популярности было сложно.

Как ленивый любитель сосисок угодил хипстерам и офисным менеджерам длиннопост

Тем более, что с ростом технологического прогресса самокаты как средство передвижения отходили на задний план, уступая позиции велосипедам, механическим скутерам и машинам. И постепенно из вполне взрослого транспорта превратились в простое развлечение для детей. Однако скоро этой ситуации суждено было измениться. И виной тому стала обычная человеческая лень.

Лень, семья и колбаса

В 2000 году, словно по мановению волшебной палочки, снова произошел самокатный бум. На прилавках магазинов США появились первые алюминиевые красавцы — небольшие, легкие и прочные. На боках и деке красовалась резкая, как свист пролетающего мимо вас любителя скорости, надпись «Razor».

Показать полностью 8


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь