Сообщество фантастов

461 пост 1998 подписчиков
показывать просмотренные посты
8
Долина ползучих камней
4 Комментария в Сообщество фантастов  
Долина ползучих камней фэнтези, фантастика, длиннопост

С утра запел мобильник. По мелодии понял: звонит Макл. «Привет! Не могу сказать тебе: «Доброе утро!» Потому, что я, лично, в этом сомневаюсь». Прям - как ослик Иа. Вступление его, впрочем, не обещало ничего хорошего.


- У нас проблемы? - спросил я.


- Ты Дашу давно видел?


- Вчера, вечером в чате была. А что?


- Я, с утра, просмотрел съёмку с камеры слежения в Одинцово. Есть причины думать, что она отправилась в… долину. Зря ты показал ей эту будку.


Последнего он мог бы и не говорить. И так очень даже понятно. Новость оказалась ещё хуже, чем я ожидал. В качестве воскресной шутки - совсем не подходящей.


По - быстрому собираюсь и стартую в Одинцово. Там, на краю города, с торца древней, панельной, пятиэтажной хрущёвки, в разросшихся кустах тальника и находится та злополучная телефонная будка.


Двумя днями ранее:


Я привёз её к этой, непонятно как сохранившейся, будке для того, чтобы она посмотрела на мир …изнутри неё. А посмотреть ей, я думал, полезно. В познавательном смысле. Потому, что, как оказалось, …стоит лишь в неё войти, в старую, ржавую, в остатках облупившейся красной краски, без единого целого стекла… Стоит лишь в неё войти и закрыть за собой раму двери (дверь, разумеется, - тоже без стёкол), как картина мира, вне кабинки, мгновенно меняется. Ты видишь вокруг …давно погибший, покинутый город. Светит яркое солнце. Буйствует зелень. Руины зданий покрылись мхом и дёрном. Заросли деревьями и кустарником. Сквозь трещины в кое где ещё виднеющемся асфальте тянутся к солнцу полевые цветы. Смотришь вокруг и понимаешь, чувствуешь: во всём остальном земном мире - точно так же. Люди давно покинули Землю. Или …Земля освободилась от них… Суть одна: На Земле давным давно уже никого из людей нет.


Но …телефон в этой чёртовой кабинке работает. Он - такой же старый, как и сама будка. Облупившийся, с железным, ржавым, очень медленно вращающимся, диском. После соединения, аппарат издаёт звук, будто в него пролетела монетка. Хоть в монетоприёмник ничего не было вставлено. И …в трубке вы слышите голос того, чей номер вы набрали.


Странные, непередаваемые чувства вас охватывают, когда вы говорите из мира, где уже давно остановилось время людей, в мир, где жизнь людская бурлит. Но который, вроде как,…давно уже, перестал быть. Конфликт в сознании, между тем, что вы видите, и тем, что вы слышите порождает такую бурю противоречивых эмоций и переживаний, что …выйдя оттуда, вы совершенно по другому начинаете относиться к жизни. Гораздо острее её чувствовать. Гораздо более ценить…


Я ей ещё сказал тогда, что ни в коем случае нельзя набирать на этом телефоне три нуля подряд. (Вот это, уж действительно, было сказано зря. Самой бы ей вряд ли пришло бы в голову набрать этот номер). И вот …пытливый тинейджеровский ум, который - сам с усам, этот запретный номер, по-видимому, набрал. Тайком туда приехав…


Двумя неделями ранее:


Куратор загрузил меня вот какой задачей: В Одинцово, на краю города, обнаружилось наличие некоей аномалии. Нужно было побывать там, посмотреть, разобраться, что к чему. Т.е., пойди, примерно, вот туда. Найди, примерно, …что-нибудь - из ряда вон. Которое, по некоторым косвенным признакам, там может быть.


…Сидел в машине, в указанном районе. Смотрел вокруг. Пытался увидеть, угадать хоть какую-нибудь зацепку.

…Будка эта сразу привлекла моё внимание. Она находилась в очень неприметном месте, с торца старого дома, почти скрытая высоким кустарником и выглядела явным анахронизмом. Как она вообще здесь уцелела до наших дней?!


Тут, в зоне моего наблюдения, возник бомж. Он был, заметно, - в подпитии. Неуверенной походкой он зарулил за будку, побрызгал там на стену дома. Затем, поразмышляв, явно бесцельно, зашёл в кабинку. Я хорошо видел, как он снял трубку, подёргал её, оценивая, можно ли оторвать. Затем приложил её к уху и, видимо сам не ожидая того, услышав гудок, стал набирать номер. Диск крутился медленно. Потому я ясно разглядел, что набрал он три цифры. И похоже, одинаковые, судя по одинаковым временным интервалам между наборами цифр. И, скорее всего, это были либо три девятки, либо три нуля, судя по длительности вращения диска. Т.е., номер набирался явно - от пьяной балды. Подождав, он вешает трубку на место и …одновременно с клацканьем рычага телефона …исчезает. Т.е., совершенно исключалось, что я просмотрел, как он вышел оттуда. Он именно исчез в будке. Словно его, как изображение на телевизоре, выключили.


«Есть!» - первое, что я подумал. «Вот она, искомая аномалия!» И позвонил Маклу.


Пока он ехал, я рассказал ему, по мобильнику, об увиденном.


…Стояли у этой интересной будки, решали, что делать дальше. Ничего иного не придумывалось, как …попытаться набрать ещё раз тот же номер. Связались с куратором. Тот, подумав, дал на это согласие.


- Так какой номер набираем? Три девятки или три нуля?


- …Начнём с трёх нулей.


Три нуля набраны. Рычаг, под тяжестью трубки, щёлкает, и…


Вместе со щелчком рычага, перещёлкнулась и картинка вокруг кабины. Мы увидели вокруг… пустынный унылый пейзаж под звёздным небом.


Осторожно мы вышли из будки. В такие моменты Макл очень напоминает мне …мою псину, немецкую овчарку. Такие же, чайного цвета, умные глаза. Внимательный взгляд охотника. Осторожные движения существа, внутренне находящегося постоянно на стрёме. В любой момент готового к атаке или к отражению нападения.


На песчаной поверхности вокруг, повсюду видны были большие камни, очень напоминающие, узко-длинной формы, менгиры древних, мегалитических цивилизаций Карнака или Стоунхенджа. Большинство просто лежали хаотично. Но некоторые торчали в песке вертикально или наклонно. В общем и целом, место производило гнетущее впечатление. Над поверхностью этой тоскливой долины чуть возвышалась, выступающая из песчаной глубины, округлая, скальная, монолитная платформа. Подобно острову в песчаном море. На ней-то и находилась теперь наша телефонная будка.


- И куда ж это нас занесло? - Вслух произнёс я.


- Не знаю …Одно могу утверждать определённо: Здесь я ещё не был.


- Какие- нибудь есть предположения?


- Ну …я, хоть и - "посвящённый", но… - только воин. А не учёный. Такого рода предположения - не моя компетенция. Готов выслушать твои версии. У тебя ж, как-никак, инженерное образование - Поддразнил он меня.


- Судя по тому, что я не вижу наверху ни одного знакомого созвездия, мы …где-то очень и очень далеко от Земли.


- Или в южном земном полушарии?!


- Тогда это должно быть близко к южному полюсу. Откуда не видно неба, за линией небесного экватора. А есть на Земле, в южных, приполярных широтах такая пустыня? Вряд ли мы на Земле.


Осторожно шли, осматривая каменный островок - платформу .


- А как отсюда выбираться думаешь?


- …Думаю, если это вообще возможно, то способ возвращения должен быть аналогичен пути сюда. Всё ведь в мире устроено в соответствии с какой-то логикой. Если, закрывая дверь, ключ крутишь по часовой стрелке, то открываешь её, вращая ключ в обратном направлении. Важно эту, встроенную, логику понять. Тогда и получишь ключ к управлению ситуацией. Если код пути сюда - три нуля, то код - обратно, возможно, окажется таким же простым, но, максимально противоположным ему. На телефонном диске противоположна нулю единица. Значит, практику метода научного тыка начнём с набора трёх единиц.


- Не попасть бы сегодня ещё в какое-нибудь место, где я так же, ещё не был…


А по краю платформы, в положении менгиров просматривалась уже некоторая упорядоченность. Они лежали на песке, не как попало, а параллельно друг другу, одним концом утыкаясь в наш каменный остров. Это было похоже на лодки, причаленные к берегу. Или …на лежбище крокодилов, ожидающих у водопоя добычи.


И тут я увидел, между этими камнями, знакомую уже, замызганную шапочку бомжа. Она сиротливо, одиноко валялась на песке. Самого же его нигде не было видно. Я хотел было подойти к ней, но Макл сделал предостерегающий жест рукой. Затем он поднял из-под ног булыжник и швырнул его в один из менгиров.


…От звонкого удара булыжника менгир …ДЁРНУЛСЯ И ИЗДАЛ КАКОЙ -ТО ХРЮКАЮЩИЙ ЗВУК! Дальше стало происходить, и вовсе, нечто невообразимое. Камень …развернулся и быстро пополз от нашего острова в мрачную глубь пустыни. При этом он изгибался, будто каучуковый и оставлял за собой глубокий, волнообразный след на песке. Его движение привело в беспокойство и другие, лежавшие с ним рядом, камни. Они тоже развернулись и трусливо поползли от острова. Далее процесс приобрёл цепной характер паники. Менгиры, по всей видимой поверхности, пришли в движение. Кто уползал. Кто шустро зарывался в песок. И всё это сопровождалось, холодящим душу, подвыванием и хрюканьем.


- Чёрт!!! Они …ЖИВЫЕ !- Обалдело проговорил я.


- Вот именно! - Откликнулся Макл. - Потому, на песок лучше не ступать. Это, видимо, - их родная стихия. Как вода для крокодилов. Могут ведь даже и шапочки, на память близким, не оставить. Однако, попробуем вернуться назад. Для первого визита, впечатлений достаточно.


Метод научного тыка, с первой попытки, себя оправдал. Мы вышли из старой телефонной кабинки, на окраине Одинцово.


Потом туда отправлялись кураторы. Нас в подробности своих путешествий уже не посвящали.


Кураторами решено было поставить видеокамеру наблюдения над будкой.


…И вот эта видеокамера запечатлела Дашкино появление у телефонного аппарата…


Доехал до Одинцово, по выходному дню, довольно быстро. Около телефонной будки никого не было. То ли Мак ещё не подъехал, то ли он - уже там… В любом случае, лучше поспешить.


И как же медленно крутится тут диск! Три нуля набраны. Трубка на рычаг опущена. И …почти сразу я почувствовал облегчение. Ибо, вместе со сменой картины вокруг, я услышал и Дашкин голос.


Под чёрным звёздным небом (тут вообще, день бывает?!), над таинственной, враждебной пустыней, в невесть каком уголке мироздания звучала …Что там могло звучать?! Жутковатое хрюканье менгиров? Лязг их каменных челюстей? Или, …звенящая, ещё более жутковатая,…тишина?!


«Есть такая группа под названием Тату! Там девушки поют, что они сошли с ума!» - пела Дашка, сидя на каменном островке, спиной к будке.


- Цела, слава Богу! - подумал я, выходя из телефонной кабинки.


«Попса!-это те-ле-пу-зики! Я хочу пикачу! Мама! Спасай!» - звонко звучал знакомый голосок в незнакомом, чужом мире.


«Сегодня вместо мамы я! - обозначил я своё появление - И- с чрезвычайными, от мамы, полномочиями! Отшлёпать и в угол поставить!»


Она, казалось, и не удивилась моему появлению: «Слушай! Здесь небо какое-то другое совсем! И вообще! Тут - так странно, необычно…А это, мы где хоть?!»


…Если б я сам это знал!...


Уже по дороге из Одинцово в Москву я спросил её: « А как ты оттуда собиралась вернуться?»


- Х-м …Ну, наверное, так же…


- Так же, это как?


- Ну, когда дверь закрываешь, ключ крутишь вправо. А когда открываешь - наоборот. Значит, и здесь я набрала бы номер - наоборот. Наоборот, было бы - три единицы. Правильно?


Браво, Кроха! И кто теперь, что, может иметь, против женской логики?!


Позвонил куратор. Попросил передать ей мобильник. Я сразу понял, зачем. Сейчас она услышит… красивую, тихую музыку.

А, послушав её, она придёт домой и заснёт безмятежным сном… И, проснувшись, уже не вспомнит ни о долине ползучих камней, ни о допотопном телефоне-автомате в Одинцово, ни о телефонном номере из трёх нулей…

Показать полностью
10
Безжизненный модуль (Часть 2)
4 Комментария в Сообщество фантастов  
Безжизненный модуль (Часть 2) луна, космонавт, космос, фантастика, рассказ, история, длиннопост

—Действуйте по протоколу семьдесят восемь. — Произнёс голос с Земли. — И ещё… — Невидимый диспетчер сделал небольшую паузу. — Мне жаль что так получилось Итан. Но у Вас не было другого выхода.


Ничего не ответив Итан отключил связь. Говорить ему совсем не хотелось.


В тот момент я почувствовал себя лишним, ведь Итан и Брайан были знакомы ещё с первого курса. Им многое пришлось пережить вместе. Плечом к плечу они шли навстречу своей мечте, пока случайная трагедия не разделила их долгую дружбу.


Просидев в тишине пятнадцать минут, Итан наконец заговорил.


—Мне нужна твоя помощь. — Он посмотрел на меня ожидая ответа.


Я кивнул, давая понять что сделаю всё что в моих силах.


—На случай подобных обстоятельств, тело погибшего космонавта изолируют в специальный отсек. — Итан стойко сдерживал свои эмоции. — Нам нужно аккуратно поместить его в аварийное кресло и пристегнуть ремнями безопасности.


Задача оказалась куда более непростой чем я думал. Мы потратили на эти действия около сорока минут. Итан в последний раз посмотрел на своего товарища и закрыл аварийный отсек.


—Не хочу тебя пугать, но похоже при посадке мы повредили одну из опор. — Итан посмотрел на меня, давая понять что в нашем модуле есть серьёзные повреждения. — Нам придётся выйти наружу и осмотреть корабль.


Со страхом и вожделением я посмотрел на него. С одной стороны моя мечта полностью осуществится, а с другой я вообще не был готов к подобной миссии. Моя подготовка заключалась в имитации взлёта и нахождения в модуле.


—Я ещё раз проверю приборы. — Произнёс он пробираясь к системам управления. — Возможно датчики вышли из строя.


Моя радость постепенно сходила на нет. Мы оказались в непростой ситуации. Модуль действительно был повреждён. Наш корабль накренился на левый бок на двенадцать градусов. А это значит, объяснил мне Итан, что взлёт приведёт к катастрофе.


Передав на Землю информацию о повреждении основной опоры. Итан стал подготавливать меня к высадке на лунную поверхность.


—Мышцы устанут практически мгновенно, но ты не обращай на это внимание. Я постараюсь действовать быстро. Наша задача это осмотр и незамедлительное принятие решения по устранению проблемы. — Он объяснял мне предстоящие действия.


—А если опору не удастся вернуть в нужное положение? — Я задал вопрос, который нельзя допускать даже в мыслях.


—Джон, посмотри на меня. Ты здесь вообще? — Итан провёл своей рукой мимо моего лица. — Мы просто обязаны верить в успех, иначе останемся здесь навечно.


Я сильно нервничал, его слова ещё больше зарождали во мне негативный сценарий.


—Одевай скафандр и готовься к высадке.


После того как я одел защитный костюм, Итан проверил все защёлки. Порядок, показал он мне большим пальцем поднятым вверх.


Вы вряд-ли поверите, но через двадцать минут мы вышли на лунную поверхность. Ни один фильм не передаст моих ощущений. Страх испарился после первого шага. У меня сильно кружилась голова от избытка эмоций. Я даже не сразу заметил Землю. Моя родная планета была настолько красивой, что я чуть не закричал от счастья. А ведь где-то там мой дом, мои друзья и родные. Но всё это не имело никакой важности. Я здесь. На лунной поверхности. Я чувствую её под своими ногами. Она самое лучшее что случалось в моей жизни.


Я стоял спиной к модулю и с умиротворением смотрел на Землю. В какой-то момент я даже захотел здесь остаться. Ощущение полного покоя и отсутствия суеты словно манили меня в свою вечность.


Итан осматривал корабль и даже слова не проронил, хотя у нас была возможность непрерывной связи. Он знал что творится у меня внутри, ведь когда-то он тоже побывал здесь впервые.


И вдруг случилось то, чего я боялся больше всего на свете.


Итан что-то прокричал по внутренней связи и завалившись на лунный грунт в муках стал кататься по поверхности нашего спутника.


Я в панике кинулся к нему, но даже не знал чем помочь. Словно в бреду он посмотрел на меня и мгновенно закатил глаза.


Не прошло и десяти секунд как Итан перестал подавать признаки жизни…


Продолжение следует...


Автор: Штуренков Сергей

Показать полностью
3
Появление пылающего лейтенанта. Глава 1
2 Комментария в Сообщество фантастов  

Благодаря истории о Мурчанском во вселенной Скайрима у меня появилось несколько десятков подписчиков. К сожалению, эта серия пока приостановлена. Потому предлагаю пока почитать мой другой проект и высказаться в комментариях. Спасибо)

Появление пылающего лейтенанта. Глава 1 сказка, лес, история, длиннопост

Глава 1

Здешние места отличались бескрайними лесами. Огромные, высоченные ели и сосны лишь изредка сменялись просторными лугами и просеками. Несмотря на внешнюю неприступность и мрачный вид со стороны Строма, в лесах довольно легко было набрести на небольшие поселения. В основном от четырех до шести жилых построек, среди которых обязательно был охотничий домик. Охота в здешних местах процветала и была основным источником продовольствия и сырья. Странно, но как будто животных тянула сюда какая-то неведомая сила. Не было ни одного случая возвращения охотника с пустыми руками. Разумеется, если это был настоящий охотник.


Главной достопримечательностью этой части леса являлась Артерия. Так называли тракт, соединяющий прямой линией три столицы трех королевств. От Артерии, как кровеносные сосуды, расходились десятки дорог, направлений и троп. Тракт стал спасательной шлюпкой во времена застоя, междоусобиц и полного падения экономики. Две столицы западных королевств имели огромные сложности в экономических взаимоотношениях с третьей ― самым крупным городом и морским портом. Основная проблема была в участке пути, который пролегал через непроходимую чащу леса. Главным событием тех лет и началом новой эры торговых отношений стал акт, по которому главы трех королевств должны были объединить усилия для прокладки пути, соединяющего все три страны, а главное, дающие доступ к морю для экономки дух королевств залесья. Акт получил название «Лейтмотив объединенных королевств». Сам же тракт, так повелось, стали называть Артерией.


Несмотря на логичное предположение, что такое важное и удобное направление должно просто изобиловать различными тавернами, харчевнями да стоянками, в реальности дела обстояли не так радужно. Правители, почувствовав золотую жилу, облагали огромнейшими налогами на содержание и открытие подобных предприятий, что делало практически невозможным существование мелких корчмарей. В итоге на территории каждого королевства эти участки были монополизированы. Развитие получили сети таверн «Корона Залесья» в королевстве Аврум, «Клен и Кедр» на территории Сильвы и «Шор Строма» в дельте реки Стром. Все три жутко дорогие.


Большим спросом у держащих путь по Артерии были охотничьи домики, что встречались на протяжении всего лесного участка. В основном там жили на постоянной основе егеря, но двери всегда были открыты для забравшихся в прилегающие угодья, по воле случая или намеренно, охотников. Со временем гостеприимством стали пользоваться и путники, которым больше по душе уютная обстановка, веселая компания и простая еда, чем дороговизна напоказ в купе с королевским сервисом. Особенно эти домики стали приятным местом для обладателей скромных финансовых запасов. С гостями вел дела обычно сам егерь, либо кто-то из его родичей, что большая редкость, потому что егеря старались не заводить семью. Уходя в лес, нужно быть готовым, что он тебя не отпустит.


На тракте было довольно оживленно. Каждые пол часа гарантированно можно было проводить взглядом почтовый брик, груженный под завязку, или дилижанс, забитый недовольными потными пассажирами. Погода последние две недели была скупа на дожди, и жарило нещадно.


На горизонте показались огромные бычьи рога, а через мгновение и экипаж, в который он был запряжён. Довольно редкое явление, если не исключительное ― таврос, да еще и в упряжке. Считается, что этих животных нельзя приручить. Но почти век назад этим активно занимался институт природоведения в Сильве. Есть информация, что одному из ботаников удалось вывести состав ингредиентов, вызывающий у тавроса спокойствие и привязанность к носителю мешочка с этим составом. Но в итоге массовое приручение ограничивалось тем, что в природе они встречались очень редко. Да и «приучить» зверя к другому хозяину было невозможно, он навечно сохранял преданность тому, у кого первого почувствовал волшебный аромат.


Счастливый владелец неутомимого и могучего тавроса сидел на облучке, покачивая головой в такт подпрыгиваниям дилижанса. Впрочем, обычным дилижансом эту махину было назвать тяжело. Выглядела она слишком старой, но в то же время очень надежной. Рама была укреплена металлическими вставками, крепкие тройные рессоры обеспечивали смягчение дорожной тряски и указывали на достаток владельца экипажа, вместо четырех было шесть широких колес. По бокам не было дверей и окон, не считая узких горизонтальных бойниц, по три с каждой стороны. Зато сзади располагались двойные двери с решетками на квадратных окнах. Вся повозка выглядела очень тяжелой, справится с которой едва ли было под силу четверке лошадей. Таврос шел уверенно и твердо, показывая всем своим видом, что без проблем тащил бы хоть десять сцепленных между собой таких же дилижансов. Что было чистой правдой.


Из чащи раздавался ритмичный стук топора. Добравшись до съезда, огромная черная махина свернула в сторону, откуда доносился звук. Среди деревьев-великанов, ровной стеной окружавших опушку, где уместились две избы, свинарник, сарай да колодец, возвышалось охотничье пристанище. Двухэтажное строение с мансардой совсем не вписывалось в окружающую его простоту. Благодаря наплыву гостей с большой дороги, охотничьи домики превращались в полноценные таверны. Хозяева могли позволить себе делать пристройки и надстраивать этажи. Официально такие дома не считались гостевыми, потому налогом не облагались.


На крыльце перед домом сидел огромный черный кот. Услышав грохот приближающегося дилижанса, прекратил себя вылизывать, но лишь на мгновение. Мужик с голым торсом и пышной рыжей бородой размашистым движением вогнал топор в колоду и широким шагом поспешил отворить ворота. Во двор въехала черная повозка.


– Приветствую Вас, Господин, – смог выдавить из себя конюх и тут же замолк, не спуская глаз с мощного быка, размерами превосходившего обычную гнедую в два раза, но повторяя ее окрасом.


– Нечего опасаться, он мирный. Просто покажи где поилка, – сказал низкий голос откуда-то сверху.


В доме пахло жареным на вертеле кабаном. Приятный аромат расходился по всем трем этажам и сигналил о сытном обеде. На первом этаже располагалась стойка, за ней была арка в кухню, откуда и доносился аппетитный запах. Все остальное пространство занимали столы со скамьями с двух сторон, расположенные по сторонам помещения. Людей внутри было немного – не подходящее время для стоянки. Днем все стараются преодолеть как можно большее расстояние, а на привал устраиваются ближе к сумеркам.


Пара охотников сидели в дальнем углу, потягивая темный эль, в ожидании готовности кабана, который не давал покоя всем. На самом дальнем расстоянии от парочки, на сколько это возможно, сидел старик довольно аристократичного вида. За соседним столом еще двое, судя по виду и поведению, его кучер и телохранитель. Они громко о чем-то спорили. Кучер, несмотря на свой щуплый вид, яростно кричал прямо в лицо здоровому, как медведь, амбалу.


– А я тебе говорю, что это все байки! Не было никакого специального отряда! Маги сами своими чарами и колдовскими финтами разгоняли хищников, да выжигали деревья! Эти секретные отряды лишь повод вытянуть с глупых королей побольше золота на спонсирование! – голос его становился все громче и уже срывался на фальцет. – Сколько можно тебе объяснять? Все в нашем мире завязано на деньгах! Каждый ищет способ урвать! Каждый! Что ты уставился на меня как баран? Скажи уже что-нибудь! Дуболом!


Великан никак не реагировал на оскорбления. На его каменном лице не дрогнула и мышца, когда фонтан брызг изо рта красного от напряжения кучера в очередной раз оросил его. Не дрогнул он и, когда его собеседник начал дубасить по столу с завидным грохотом. Уже казалось, что оппонент вот-вот налетит на него с кулаками, несмотря на очевидное превосходство здоровяка. Дуболом закрыл глаза, резко встал и занес руку за спину.


– У меня есть доказательства, – проговорил он басом.


Рука вылетела из-за спины, рассекая со свистом воздух, и остановилась перед самым носом бардового от ярости кучера, который в мгновение побледнел, как снег на вершине Хилла. Могучий кулак обдал воздушной струей лицо мужичка, из глаз которого устремились две слезинки в сторону затылка. В помещении стало тихо.


– Есть что возразить? – на лице здоровяка не виднелось никаких эмоций. Более того, казалось, что он испытал умиротворение от тишины и спокойствия, наступивших в зале.


– Кушать подано! Свежий жареный кабанчик! Прямо с вертела! – за стойкой показался невысокий тоненький дед, гладко выбритый, благодаря чему можно было сосчитать все морщинки на его лице, на что ушла бы целая вечность. – Подходим, подходим! Сегодня утром пойманный! Блюдо от шеф-повара, то есть от меня! Гарнир в подарок! Налетай! Эй, здоровяк, тебе двойная порция за счет заведения!


На его голос мигом потянулся народ. Не было нужды так распинаться – запах был красноречивей любых слов. Пришлось еще немного потерпеть в ожидании своей очереди. Но это было ничто, по сравнению с блаженством, которое испытали гости после первого же кусочка, отправленного в рот. В зале наступила тишина, прерываемая лишь звоном приборов и чавканьем. Чавкал даже аристократичного вида старик, позабыв о всех правилах этикета, которые знал и соблюдал в совершенстве. Держа огромный сочный кусок прямо руками, он жадно бегал по нему глазами, ища место для укуса. Ароматный кабан мигом уладил все споры и разногласия между товарищами по службе. Могучие ручища, пару мгновений назад готовые разнести всю подвернувшуюся мебель на первом этаже, с ловкостью орудовали вилкой и ножом, отправляя, как конвейер, кусочек за кусочком в путешествие с одним концом. Кучер, разрумянившейся от наслаждения и уже опустошенной кружки темного, как ни в чем не бывало начал травить байку, вызывая неподдельный смех у великана. В противоположном конце зала недавно угрюмые охотники разделывали огромный окорок на блюде в центре стола. На разговоры не было времени. Самый лучший повар в этих краях, по крайней мере на данный момент и данных людей, трепетал над парой тарелочек, выбирая и складывая лучшие и нежнейшие кусочки, обрамляя их свежими овощами и приправляя пикантным соусом. Стараясь не переборщить со специями, дед прищуривал глаза и прыгал из стороны в сторону, быстро переводя кончик языка из одного уголка рта в другой.


Наконец, полностью удовлетворившись своим шедевром, повар поставил тарелочки на поднос, взял его в одну руку, повесив чумазое от копоти полотенце на другую, и зашагал торжественно в зал. Как раз вовремя. В это время со второго этажа спускались две дамы. Одна уже в годах, но выглядела очень хорошо. Вторая намного моложе. Обе были в элегантных длинных платьях, представлявшие из себя корсет с завышенной линией талии, мягко ниспадающую юбку и узкие, закрывающие кисть рукава. Из украшений были лишь серьги с драгоценными камнями и дорогие заколки. Пожилая дама кивком головы поблагодарила повара и указала на стол, где сидел аристократ. Парочка уселась напротив него, и перед ними тут же возникла скатерть, приборы и поварской шедевр в виде эксклюзивных блюд.


– Доброе утро, Граф, – прощебетала пожилая дама. – Решили не дожидаться компании? Видимо здесь прекрасно готовят, раз Вы не смогли устоять.


– Прошу прощения. Этот запах просто сводил меня с ума! Да и хотелось удостовериться заранее, что Вам не подсунут какую-нибудь гадость в этом захолустье. И обязательно было останавливаться именно здесь? Мы проезжали прекрасное место «Клен и Кедр», там подают восхитительный суп из плавников белозуба и нежнейшую шейку волнистого шилохвоста.


– Ты же знаешь почему мы не можем останавливаться в подобных местах. Так что перестань возмущаться. Тем более твоя тарелка уже пуста, значит здешний кабан на вертеле не уступает рульке из элитного ресторана. Лучше сверься еще раз с картой, потому что мы двинемся в путь сразу после еды.


– Да, Мадам. Сейчас же этим займусь.


Граф встал из-за стола и направился к месту, где сидели кучер и телохранитель. Наклонился над ними и начал давать указания. Слушатели синхронно кивали.


Во дворе в это время полуденная тишина сменилась полным хаосом. Таврос носился по кругу, снося все на своем пути. Два дровяника и собачья будка были буквально втоптаны в землю. На рогах развивались бельевые веревки, с еще болтавшимися на них панталонами. Следом бегал высокий мужчина в кожаной длинном плаще, черных сапогах и широкополой шляпе. За этим наблюдал, прижавшись спиной к дому, бледный конюх. Под копытами могучего тавроса земля ходила ходуном. Казалось еще мгновенье и через лес будет проложена свежая просека. На крыльцо охотничьего домика высыпал народ, из окна высунулся дед в поварском переднике. С каждой секундой грохот становился все невыносимей. Задребезжали стекла, начала сыпаться черепица. Внутри запрыгали столы и стулья, посыпалась посуда. Очевидцы наблюдали происходящее с открытыми от невиданного зрелища ртами. Старик хватался за голову, видя, как разлетается его имущество под напором взбесившегося зверя. Таврос был неудержим. Тут неизвестно откуда вместо очередного забора или сарайчика на пути оказалась девчушка. Она просто стояла на одном месте и не могла отвести огромные глаза от несущегося на нее двухтонного монстра. Со стороны толпы послышались охи и вскрики, кто-то затянул протяжный визг.


– Беги, беги! – хрипел дед, вываливаясь наполовину из окна.


Но девочка не могла пошевелить и пальцем. Ведущий погоню хозяин громадины неожиданно исчез прямо на глазах и так же внезапно материализовался перед ребенком. В следующее же мгновение свидетели наблюдали как громадный тёмно-коричневый бык застыл в паре дюймов от высокого мужчины в кожаном плаще. Наступила тишина, которую вскоре нарушил громкий плач. Перепуганная малышка стрелой скрылась в охотничьем домике, растолкав столпившийся народ вокруг дамы, упавшей в обморок прямо на крыльце. Придя в себя, хозяин таверны скрылся в окне и через секунду семенил к зачинщику неприятностей, ловко перепрыгивая через поваленные столбики и разбросанные всюду куски дерна. Таврос с невозмутимым видом щипал траву. В метре от него стоял мужчина и массировал шею. Сняв шляпу и закинув назад челку, он направился навстречу дедушке в поварском фартуке.


– Прошу извинить за небольшое представление. Не знаю, что на него нашло, но скоро узнаю. Дабы избавить вас от необходимости перечислять причины, по которым я обязан возместить определенную сумму, прошу просто ее назвать.


– Триста.


Высокий мужчина, пошарив руками под плащом, протянул аккуратный кожаный мешочек хозяину владений.


– Здесь четыреста, если пригласите внутрь отведать кабана, чей аромат я уловил еще на тракте.


Дед кивнул.


Из-за недавних событий во дворе, наделавших шума на год вперед для обычно спокойных окрестностей, у владельца безумного быка появилась необходимость усилить внимание в поисках настоящей причины неприятностей. Постояльцы все еще с энтузиазмом обсуждали случившееся, в то время как местный персонал занялся устранением бед, причиненных новоприбывшем гостем, который, как ни в чем не бывало, с энтузиазмом проводил дегустацию нежного кабаньего мяса. Прикончив вторую порцию, он широким шагом под косые взгляды сотрапезников направился к деду-повару.


– Уважаемый, мне бы хотелось взглянуть на вина в вашем погребе. Уверен, что там найдется пара экземпляров, достойных моего внимания и вкуса, – почти шепотом промурлыкал высокий мужчина склонившись над ухом старика. Брови которого поднимались одновременно с опусканием нижней челюсти.


– Н-не, не думаю, что Вам захочется туда спускаться, – голос повара стал своеобразно похрипывать в волнении. – Там сыро и грязно. Я с удовольствием принесу лучшие сорта прямо сюда. Чтобы Вы могли сделать выбор в более подходящей обстановке.


С каждым сказанным словом хозяин домика терял уверенность в голосе и понимал, что мужчина намерен спуститься в подвал и вряд ли ему что-то сможет помешать. Единственным правильным решением было принять это как должное.


Парочка скрылась в проеме за стойкой, где происходили таинства, результаты которых приводили в восторг даже самых требовательных гурманов.


Теплая уютная кухня сменилась холодным темным погребом. Пол был выстлан брезентом, на котором были рассыпаны овощи. Вдоль стен тянулись полки с различными банками, корзинами и мешками. Пригнуться любопытному гостю пришлось лишь при входе, внутри оказалось довольно просторно.


– Ну вот, пожалуйста, надеюсь ваше любопытство удовлетворено. Говорил же, тут все, что могло бы Вас заинтересовать, – торопливо проговорил старик, подводя мужчину к бочкам с винами.


Незваный гость пропустил все мимо ушей. Его внимание привлекало нечто иное. Он стоял неподвижно и приглядывался к самому дальнему углу погреба. Сверху доносился приглушенный гул гостей. Рядом слышалось хриплое дыхание хозяина дома. Из-под широких дубовых половиц раздался топот маленьких крысиных лапок. Высокий мужчина быстрыми шагами последовал вглубь темноты. Старик поспешил за ним. В конце длинного коридора они наткнулись на небольшую, но массивную дверь.


– Хочу заглянуть внутрь, – проговорил мужчина, даже не глядя в сторону старика. Который хотел было в очередной раз промямлить, что любопытство себя не оправдает, но понимал, что это бесполезно.


За дверью оказалась помещение примерно в три раза меньше предыдущего. Каморка была разделена пополам подвешенной простыней. Со второй половины проникал тусклый свет лучины, из-за чего на всю простыню отбрасывалась тень силуэта, сидевшего за ней человека.


Пройдя пару шагов, мужчина в длинном кожаном плаще и широкополой шляпе медленно распахнул край импровизированной перегородки и замер. На него обернулось бледное лицо мальчика. Вокруг все было завалено книгами, свитками, обрывками бумаг и всякого рода записками. Символы на некоторых из них были слишком знакомыми, чтобы привлечь внимание. Парень поднял взгляд и с недоумением и страхом уставился на высокую и мрачную фигуру гостя.


– Умоляю, добрый господин, не троньте паренька, – забормотал дед. – Прошу, не рассказывайте о нем никому! Сидит тут тихонько, никого не трогает. Старейшина из соседней деревни сказал, что не проживет мальчонка и месяца, слишком сильную хворь лес на него навел. А он вона! Уже почти третий год у меня под крылом тут ютится. Лучше конечно ему не стало, но ведь и хуже тоже. Ради святого Феофана, забудьте, что тут видели. Людям такое показывать нельзя. Боятся они подобных калек, не понимают, убить захотят. А он ведь безобидный, совсем еще ребенок.


Мальчик сидел и не отводил глаз от мужчины, нарушившего покой в его обители. Он был очень худого телосложения. Тонкие белоснежные пальцы сжимали почти дочитанную книгу. Светлые волосы, точно солома, покрывали юную голову. Несмотря на болезненный вид, одежда была на нем свежая и тело выглядело чистым. Старик и правда заботится. Вся нижняя челюсть, шея и левая рука были покрыты бинтами. Но не это приковывало взгляд мужчины в плаще. Из-под груды записок и заметок виднелся знак, вытесненный на кожаной сумке. Голова грифона с языком пламени исходившим из раскрытого клюва – символ, тесно связанный с жизнью любопытного гостя. Мужчина с большим трудом отогнал всю мрачность со своего лица и улыбнулся мальчику.


– Меня зовут Флегонт Фирс. Я врач. Если позволите, я бы хотел осмотреть мальчика.


Не дождавшись ответа старика, гость опустился на колено перед пациентом и осторожно отодвинул бинты.


– Нет. Так не годится, – нахмурился Флегонт. – Оставьте нас.


Дедушка-повар сделал умоляющий взгляд, всем своим видом показывая, что ни за что не выйдет. Его лицо ясно выражало тревогу.


– Хорошо. Мне нужно больше света. Надеюсь, у Вас найдется в закромах пара свечей?


Старик в ту же минуту ринулся на поиски. Хитрость сработала. Они остались наедине.


Флегонт снова повернулся к мальчику и заглянул ему в глаза. Не встретив в них возражения, принялся снимать повязки. Аккуратно, быстро и ловко. Вся левая рука, от кончиков пальцев до плеча, была угольно-черного цвета. Зараза плавно переходила на ключицу и лопатку, опоясывала шею и затрагивала нижнюю челюсть. Кожа в этих местах как будто была покрыта мелкими чешуйками и рубцами, наподобие коры тополя. Что-то похожее Флегонту доводилось видеть всего раз, и он хорошо помнит этот момент. Его серьезное лицо не показывало эмоций, которые нахлынули от волнения и воспоминаний.


– Расскажи мне, пожалуйста, где и как это случилось? – Флегонт старался говорить, как можно сдержаннее. Давить на мальчишку было нельзя. Вероятно, он испытал то, после чего любой здравомыслящий взрослый вряд ли смог сохранить ясный рассудок.


Мальчик не спешил поддержать разговор, а лишь продолжал сверлить взглядом. Дело плохо. Нужно узнать откуда у него все эти записи и манускрипты пока не вернулся нежеланный свидетель.


– Ясно. Значит, рассказывать не желаешь. Тогда, может быть, покажешь?


Парень, несколько секунд подумав, бодро кивнул.


Убедив старого няньку, что ничего плохого не случится, решили незамедлительно прогуляться до злополучного места. Паренек наотрез отказывался оставлять все свое добро. Он тоненькими руками складывал все, что мог, в кожаную сумку. Получилось немного, но мальчик остался удовлетворен, видимо все остальное уже прочел и не по одному разу. Закинув сумку на плечо, которая смешно перевешивала его на один бок, парень зашагал прочь из этого мрачного места. По его энтузиазму было ясно, что перспектива выбраться на свежий воздух разожгла неподдельный интерес.


Вышли они не через главный вход, а с обратной стороны дома. Солнце жарило нещадно. Парень остановился, ожидая пока глаза привыкнут к ослепительному дневному свету. Неизвестно, когда он последний раз видел солнце.


С крыльца охотничьего домика низенький старичок в заляпанном переднике наблюдал, как высокий мужчина в кожаном плаще и шляпе, ведомый худеньким босым пареньком с толстой сумкой через плечо, пройдя через двор, скрылся в чаще леса.


Солнце практически не пробивалось сквозь пышные кроны столетних исполинов. Тень и болотистая местность очень освежали, но под ногами все равно хватало сухих веток и листьев. Кое-где то и дело взмывали в воздух стайки пересмешников или тетерев, чувствуя нежеланных гостей.


Мальчишка шагал впереди, за ним, не отставая, двигалась темная фигура. Флегонт пытался разговорить паренька, который точно знал кое-что важное. Чтобы добыть эту информацию, некоторые влиятельные люди не пожалели бы никаких сил и средств.


– Знаешь? Пересмешники, обитающие в этих местах, жуткие твари. – Пытался заинтересовать мальчика Флегонт. – Они залетают в гнезда молодых птиц и пьют у них кровь. Их острые, выгнутые клювы прекрасно к этому приспособлены. Но, несмотря на это, они чудесно поют. Забавное противоречие, не часто встречающееся в нашем мире. Неужели такой монстр может вдохновить случайного слушателя своим пением. А может эта маленькая птичка питается кровью других лишь потому, что не может иначе. Ее инструменты для добычи пропитания просто не предусматривают более гуманных способов. Получается, пересмешник пронзает своим клювом недавно оперившегося птенца, высасывает у него кровь лишь для того, чтобы не умереть с голода. Вопрос выживания. Тем более после трапезы в девяти случаях из десяти жертва выживает и довольно быстро восстанавливается. Летальный исход возможен только в случаях нападения стаей, что случается довольно редко. Выходит, не такой уж и монстр. Дикие звери не нападают без причины, нужно это помнить. Ими двигают инстинкты, постигнув которые, можно научиться понимать и влиять на любых тварей. Как-нибудь могу подробнее рассказать об этом, если интересно. Желаешь?


Парень остановился, но не оборачивался. Подойдя ближе, Флегонт увидел выжженный участок. Черная трава покрывала всю опушку. Все ближайшие деревья были сильно обуглены. Если бы это был обычный огонь, природа давно б замела следы, пусть и не полностью, благодаря таким обыденным, но удивительным свойствам самовосстановления. Но здесь следы не от огня, по крайней мере не от обычного. Внимательно осмотрев все вокруг, мужчина стал делать какие-то записи. Они провели там до самого вечера. Флегонт осматривал каждую веточку, каждую травинку, постоянно что-то измеряя и считая. За все это время мальчишка не проронил ни слова.


Возвращались они уже в сумерках. На подходе к домику Флегонт начал чувствовать беспокойство. Мальчишка внезапно ускорил шаг, а затем побежал. Выбежав из леса, Флегонт схватил парня за руку и его глазам предстала мрачная картина. Охотничий домик был наполовину объят огнем и разваливался на обугленные кусочки. На удивление паникующих людей практически не было видно. У входа стоял старичок-повар и что-то доказывал огромному, как пузырь, рыцарю. Рыцарь не смотрел на старика, а как будто прислушивался к его оправданиям, повернув и склонив голову. Через мгновение могучая рука держала старика высоко над землей и с силой впечатала в тлеющую стену. Парнишка вздрогнул и вырвался из рук Флегонта. Огонь уже охватил вторую половину домика. На фоне будущего пламени рыцарь представлял из себя исчадие ада. Мальчишку это нисколько не смущало. Повернувшись ему на встречу, фигура рыцаря словно увеличилась в размерах. Казалось, что сам исполин излучал больше жара, чем бушующий позади него пожар. Обвивавшая его толстая цепь превратилась в импровизированный хлыст. Послышались тоненькие голоса:


– Помните, он наужен нам живым.


– Я знаю, – прорычал рыцарь. – Я только кое-кого выманю.


Мощный выпад стальной руки швырнул пылающую цепь в дюйме от бегущего паренька, земля вспыхнула. Следующий удар прошел с другой стороны, образовав путь для бегущего паренька.


– И контрольный. – Рыцарь замахнулся сильнее, чем обычно. Цепь устремилась прямиком в бегущую цель. Мальчишка не останавливался, даже почувствовав жар от летящего в него адского хлыста. Флегонт не стал подставляться, а просто оттащил парня с линии атаки.


– Вот он, пылающий офицер! – рыцарь стиснул зубы. – По тебе и не скажешь о всех твоих заслугах.


Стальной пузырь снова замахнулся и хлестнул цепью. Не было времени изворачиваться с ребенком на руках. Флегонс вскинул руку и отбил летящий наконечник в виде колокола. Рукав плаща загорелся и протлел насквозь. Рука отозвалась тупой болью – наверняка треснула кость. Рыцарь, гогоча, наносил удары один за другим. Цели они не достигали, но отрезали огнем все пути к отступлению.


В чаще леса полыхало зарево. Посреди этого хаоса стоял высокий мужчина с мальцом на руках. На них надвигалось порождение ада, громадный круглый рыцарь с горящей цепью в руках. Мальчишка сквозь пламя последний раз взглянул на мертвое тело старичка и отключился.

Показать полностью
1
Помогите найти фильм
32 Комментария в Сообщество фантастов  

В этом фильме, астронавты,попали на планету,на которой нашли космический инопланетный корабль,а планета стала разрушаться и единственное спасение улететь на нем.Поисковики не помогают!!!!

4
За пределами Вселенной. Художник-фантаст Иван Агапов. Часть 10.
0 Комментариев в Сообщество фантастов  
За пределами Вселенной. Художник-фантаст Иван Агапов. Часть 10. фантастика, другие миры, вселенная, за пределами Вселенной, арт, творчество, рисунок, длиннопост

Герой Дже-Дже.

Бумага «яичная скорлупа», шариковые ручки, чёрная гелевая ручка. Размер 12х15 см. 2004 г.

За пределами Вселенной. Художник-фантаст Иван Агапов. Часть 10. фантастика, другие миры, вселенная, за пределами Вселенной, арт, творчество, рисунок, длиннопост
Показать полностью 2
1
Героические угрозы
11 Комментариев в Сообщество фантастов  
Героические угрозы фэнтези, рассказ, юмористическое фэнтези, трэш, длиннопост
Показать полностью
84
Кто я? Часть 4 (13)
46 Комментариев в Сообщество фантастов  

Начало четвертой части здесь.



B-2 30.12.2290 12:50.


Я сидел на стуле, поглядывая как врач и его помощница, галопом прискакавшие в ресторан по звонку кого-то из персонала, возятся с Кирой, а заодно приглядывая и за Игорем, сидевшим в углу с видом нахохлившегося воробья.


- Ну что там, док? - окликнул я нашего штатного эскулапа.

- Ничего страшного! До свадьбы заж... - начал было он, даже не поднимая глаз, и тут же осёкся. Видимо сарафанное радио уже донесло ему чью дочь он сейчас пользует.


Я ухмыльнулся уголком рта. Лицо врача залилось краской и тут же побледнело.


- Пуля прошла через мягкие ткани, насквозь, жизненно важные органы не задеты - отчитался он и вернулся к пациентке.


Ободряюще подмигнув Кире, я поднялся и подойдя к столику где сидел Игорь, ногой отодвинул стул и сел напротив. Игорь выжидательно смотрел на меня.

- Пьёшь?

Не ожидавший такого начала, Игорь растерялся, но затем пожал плечами:

- Бывает.


Взглядом подозвав официанта, я попросил принести нам бутылку виски, два бокала со льдом и лимон, посыпаный сахарной пудрой и кофе. Официант молча выслушал, кивнул и буквально испарился.


Ожидая заказ, я смотрел на Игоря, а он, нахмурившись, не сводил взгляд со своих рук на столе, нервно перебирая пальцами.


Официант составил с подноса на стол тарелочку, два бокала и бутылку. Взяв бутылку он хотел вскрыть её, но я жестом отослал его.


Открыв бутылку, я налил в оба бокала светло-коричневой жидкости, укрывая ею лёд. Поставил бутылку и толкнул один бокал Игорю. Тот подхватил его и сжал так, что рука побелела.


Я улыбнулся и отсалютовал Игорю бокалом:

- Ну что, племянник, за знакомство?


Игорь нерешительно поднял бокал, слегка качнул его в мою сторону, выпил и закашлялся. Взяв колечко лимона с протянутой мной тарелки, он свернул его пополам, совмещая пудру и кофе, и сунул в рот. Прожевав и переведя дыхание Игорь впервые поднял взгляд на меня.


- Что ты теперь собираешься делать? Убьёшь меня?

- Я не такой кровожадный как тебе кажется. Для начала я хочу ещё раз выслушать то, что ты тут ранее наговорил.

Игорь снова нахмурился:

- А что тут повторять? Ты сам всё знаешь!

- Если бы знал - мы бы сейчас не разговаривали.

Он вздохнул.

- Твои люди гонялись за мной несколько дней. Им не удалось поймать меня и они подкупили Дашу.

- А Даша - это...? - перебил я его.

- Девушка моя. - он сделал секундную паузу - Была.

- Что с ней случилось? - спросил я наливая по второй порции.

- Твои люди подкупили её. Я психанул и убил её! - Игорь поднял голову. В его глазах была злость.

- Из-за тебя я убил! Понятно тебе! Ты виноват в её смерти! - он вскочил.

- Сядь! - резко рявкнул я и Игорь стушевавшись сел обратно на стул. Взял бокал и залпом выпил.

Я выпил глоток из своего бокала и вернулся к спокойному тону:

- Для начала уясни вот что: да, за тобой гонялись люди, работающие в моей организации. И хотя они действовали под руководством Сергея - я кивнул в сторону тела, накрытого скатертью, - я не снимаю с себя ответственности за их действия! Но приказа убивать тебя или твою девушку не отдавал ни Сергей ни я! Всё что мы хотели - разобраться, что произошло в тот момент когда мы получили данные об искажении событий Потока! Никто не знал, что в этом замешан ты! Я даже не знал о твоём существовании, пока мы не выяснили кто ты такой! Ясно?


Игорь растерянно кивнул. Он покрутил в руках бокал, тихонько звякая подтаившим льдом о стенки.


- Хорошо. - Я откинулся на спинку стула, - Что тебе наговорил наш испепелённый друг?

Игорь смутился:

- Что я - будущий Творец.

- Ты знаешь кто это?

Он кивнул.

- Понятно. Тогда расскажи мне всё, что ты знаешь о мирах, Творце и Ангелах. В общем выкладывай всё что знаешь по этой теме.


Пока Игорь раздумывал с чего начать, я подлил ещё виски в его и свой бокалы, жестом делая знак официанту, чтобы принёс еще льда.


Держась за бок, к нам подошла Кира, сопровождаемая медсестрой и села на свободный стул.


- Ты как? - спросил я.

Она криво улыбнулась:

- Как сказал твой Айболит - до свадьбы заживёт.

- Сильно болит?

- Терпимо.

- Док! - оглянулся я в сторону собирающего свои причиндалы врача, - Сделай ей укол какой-нибудь, обезболивающий!

- Не надо! - воскликнул Игорь. Я обернулся к нему.

- Я подстрелил, мне и исправлять. - ответил Игорь на наш, с Кирой, немой вопрос.

- А ты умеешь? - спросила дочь - Ангел научил?

- Нет, не учил. Он сказал, что мне надо просто очень сильно захотеть, чтобы получилось. Один раз я уже спас тебя, когда сильно захотел. Надеюсь, что сейчас тоже получится.


Кира, оперевшись об стол смотрела на закрывшего глаза Игоря. Воздух вокруг несильно завибрировал и она ойкнула, схватившись за бок.


- Больно? - Я подался вперёд.

- Жжёт! - Кира задрала футболку, открывая повязку, скрывающую рану.

- О! А теперь просто тепло! И не болит совсем!  - заявила она через несколько секунд.


Игорь выдохнул и посмотрел на Киру:

- Получилось?

Вместо ответа девушка втянула живот, подцепила бинт и потянула его, сдвигая выше раны.

- Получилось! - облегченно выдохнул Игорь глядя на круглый розовый шрам.


Кира поднялась и разорвав бинт, размотала его. Изогнулась, разглядывая такой же шрам на месте выходного отверстия, и видимо осталась довольна результатом.


- Спасибо! - серьёзно глядя на Игоря поблагодарила она.

- Прости меня, пожалуйста! Я сам не знаю что на меня нашло. - Игорь виновато смотрел на Киру, - Я когда шёл сюда, хотел только узнать почему за мной гоняются, а тут... В общем когда этот... мммм... Сергей? - она взглянул на меня и я кивнул.

- Когда Сергей сказал мне, чтобы я опустил пистолет, у меня совсем крыша съехала. Хотелось только одного - перестрелять всех кого вижу. А ты Ангела сожгла, и меня сразу словно отпустило.


Меня посетила одна мысль и перебил я его:

- Стоп! Отпустило говоришь?! А ну-ка с этого места подробнее! Ты когда Ангела встретил?

- Ну, он вообще-то с моего рождения за мной приглядывал, я его своим дядей считал.

- Я не про это, - перебил я его - а про этот, последний раз. Где ты был, что делал когда он появился и вы попали сюда?


Игорь задумался, вспоминая:

- Он появился когда один из твоих людей ворвался ко мне домой. Напавший увидел меня, что-то проорал про какого-то Коляна и выстрелил, а Ангел остановил время. Я попросил освободить руку этого мужика, чтобы отобрать пистолет. Я хотел только обезоружить и напугать напавшего... - Игорь осёкся и замолчал.

- А вместо этого убил его?

Игорь кивнул:

- Ну да. Сначала Ангел отказался размораживать, но сказал, что я могу это сделать сам. Ну я и отобрал пистолет.

- А затем застрелил моего человека? - уточнил я.

- Я хотел только напугать его! Я не знаю почему я так поступил! Когда Ангел отказался освобождать руку, то я сильно разозлился! - Игорь взволновано подскочил со стула. - А потом я ему приказал отвести меня к тебе и он открыл проход! Я только недавно узнал, что ты мой дядя и хотел спросить какого чёрта твои люди за мной гоняются всё время! Я не хотел! Не хотел стрелять ни в Сергей, ни в Киру! - он почти кричал.


- Игорь, успокойся пожалуйста! - попросила его Кира.


- А догадка кажется подтверждается! - мой оптимист довольно потирал свои крохотные ручки.

- Когда кажется - креститься надо! - парировал пессимист, - Ты доказательства найди. Да такие, чтобы все сомнения развеяли.


Я встал из-за стола. Под непонимающими взглядами ребят взял в руки пистолет из которого стрелял Игорь, заглянул в обойму и передернул затвор. Затем резко подняв, направил его в грудь Игоря и выстрелил.


Окружающее знакомо завибрировало и я тут же рванул из этого мира.


Из белой комнаты я разглядывал картинку, которая подтверждала мою догадку:

Моё тело и пуля, окруженная дымом пороховых газов, застыли попав в плен локальной остановки времени.


- Здравствуй! - поздоровался я, почувствовав присутствие здесь того, кого  и ожидал увидеть.

- Здравствуй, Алексей. Зачем ты это сделал? - он кивнул на картинку, в которой Игорь, откинувшись назад свалился со стула, а Кира подскочила на ноги.

- Не против перейти к ребятам? А то они напугались. - и я не ожидая ответа вернулся, создавая новое тело в метре от застывшего.


Игорь разинув рот переводил взгляд с одного моего тела на другое. Кира, охнувшая в момент моего появления, стояла молча, зажав рот ладошкой.


- Спокойно ребята! Всё нормально! - сказал я и повернулся к появившемуся рядом Ангелу.


При появлении Ангела, Кира отпрянула, а Игорь сначала вздрогнул, но тут же взял себя в руки и теперь смотрел, ожидая дальнейших действий.


- Не хочешь объяснить Игорю для чего я в него выстрелил? - спросил я, глядя на Ангела.

Тот отрицательно качнул головой.

- Нет? Ну тогда я объясню. Присаживайтесь. - кивнул я Игорю и Кире.


- Для начала Игорь, успокойся, я тебя убивать не собирался. И даже больше того - скорее всего не смог бы. Верно? - я глянул на стоящего Ангела и тот кивнул.

- Когда Игорь сказал, что он шёл сюда только лишь узнать почему на него охотятся мои люди, мне показалось, что он врёт.

- Подожди! - жестом остановил я вскинувшегося от моих слов Игоря.

- Но он показался мне очень убедительным в своём непонимании как так всё обернулось, что он открыл пальбу. А после того как он описал ситуацию у себя дома - как его намерение обезоружить и испугать легко превратилось в убийство, то у меня мелькнула одна мысль, которую я и проверил. - я кивком указал на своё застывшее тело.

- Может теперь желаешь объяснить что происходит? - я снова глянул на невозмутимого Ангела, - Нет? Ну ладно, мы тогда сами справимся.


Я посмотрел на Киру:

- Дочка, сделай то что я скажу. - Кира кивнула, внимательно слушая меня.

- Представь, что вот это - я указал на свою статую - на самом деле я. И мне грозит смертельная опасность. Например, пистолет у меня в руках взорвётся от следующего выстрела. Просто представь и сама придумай как разрешить эту ситуацию. Тебе нужно просто захотеть. Также как ты у себя дома захотела попасть туда где был я.


Кира внимательно осмотрела "меня" и застывшую пулю, зажмурилась и сжала кулачки. В такой позе она простояла секунд пять. В том месте, где Ангел остановил время раздался хлопок. Моё тело исчезло, а пистолет взорвался прямо в воздухе.

От громкого звука Кира дёрнулась и открыла глаза. Она оглянулась на меня и я ободряюще улыбнулся:

- Умница дочка!


Я повернулся к Игорю:

- Теперь ты понял зачем я в тебя выстрелил?

Игорь обалдело разглядывающий кусок взорвавшегося пистолета воткнувшегося прямо перед ним в стол, поднял на меня глаза и помотал головой:

- Не-а.


- Алексей, не делай этого! - впервые подал голос стоявший истуканом Ангел.

- Это почему же? - обернулся я к нему.

- Вы не представляете масштаб всех последствий!

- Наоборот! Я как раз очень хорошо это представляю!

- Алексей, я вынужден остановить тебя! - Ангел сделал шаг ко мне, вскидывая руки.


На секунду горло сдавила знакомое ощущение и тут же отпустило. Ангел остановился и удивленно посмотрел на меня, затем повернулся к Кире:

- Не надо мне мешать. Это в твоих интересах!

- Да что ты?! А давайте я сама решу, что в моих интересах! И уж точно это не смерть моего отца!


Кира сделала шаг к Ангелу и тот отступил на назад, не отрывая глаз от девушки.


Мир вокруг завибрировал и треснул на осколки, которые то разлетались в белой пустоте под громкий вой и грохот, то собирались в одно целое, чтобы в следующую секунду плавиться и вспыхивать, словно кинопленка в огне.


Я наблюдал за противостоянием моей дочери и Ангела и видел, что скоро она уступит. Ей просто не хватит опыта и умения владеть своими силами. Но я был готов подключиться ровно в тот момент, когда она иссякнет.


Мир вокруг Киры в очередной раз рассыпался на части, которые попытались разлететься в пустоту, но их, словно в ускоренной съемке складывая пазл, вернуло на место - рядом с Кирой стоял Игорь. Огонь ярости, полыхающий в его глазах был полностью противоположен синему льду глаз Киры.


Я улыбнулся.


Вой постепенно уменьшался, вибрация затихала, и вскоре мир перестал дрожать и рассыпаться.


Я, Кира и Игорь стояли перед телом Ангела. Больше всего оно было похоже на тысячелетнюю мумию - такое же черное и высушенное.


Кира подняла на меня взгляд:

- Папа, почему он на тебя напал?

- Потому что я понял, что они задумали.


Я сел на стул, а ребята остались стоять глядя на меня.


- Когда Сергей установил твою, Игорь, личность, стало понятно, что сведения о смерти твоей мамы и тебя ошибочны. Я решил узнать правду. Поскольку в вашем мире я ни разу не был, то попасть в него для меня было очень большой проблемой. Не сразу, но я смог это сделать.

Я умудрился попасть ровно в тот момент когда Вика рожала и меня не пустили к ней - заставили ждать в холле. Позже, когда я читал отчет о её смерти, то понял, что её смерть была неизбежным событием и мне ничего изменить не удалось бы.


Я поднялся со стула, поднял упавшие на пол бутылку и бокал, налил себе почти половину и залпом выпил половину. Переведя дух я сел и продолжил:

- Когда я сидел в холле роддома, то встретил твою маму, Кира. Я считал её погибшей - она спасла меня от пули. Оказалось, что Ангел не дал ей умереть и перенёс в тот мир. Зачем он это сделал, для неё и меня остаётся загадкой.


- Ангелы думали, что ты Игорь, станешь Творцом, а меня они записали на роль Разрушителя. Их предназначение - защищать Творца, а живой Разрушитель - прямая угроза. Тем более, что на данный я сильнее тебя, Игорь. Но я, считая тебя мёртвым,  не проявлял никаких намерений. Это могло привести к ситуации, когда битва между нами стала бы угрозой для всех миров.

- Поэтому Ангелы решили ускорить события и заставить тебя напасть на меня. По их мнению, я должен был бы попытаться уничтожить угрозу и тогда у Ангелов были бы развязаны руки - они сделали бы всё что можно, чтобы спасти Творца. А значит со мной было бы покончено.


Ребята кажется даже не дышали, слушая меня. И во всем ресторане тишина была такой, что было слышно как где-то на кухне жужжит муха. Я добил бокал и взглянул на Игоря.


- Ангел, который был с тобой с рождения, сумел запрограммировать тебя на неприятие любого отказа когда он рядом. Поэтому, твоя злость под воздействием его слов перерастала в неконтролируемую ярость. И реплика Сергея была той гранью, после которой ты сорвался. Не вини себя в его смерти.


- Когда вы сюда пришли, то присутствие Киры оказалась подарком для Ангела. Он сразу же сказал кем она приходится мне и твоя злость тут же перекинулась на неё, потому что меня убить  тебе не удалось. Я думаю, что лишь случайное везение помогло мне спасти её.


Игорь тихонько вздохнул и виновато посмотрел на Киру. Та улыбнулась в ответ и снова перевела взгляд на меня.


- Событие твоего, дочка, рождения было создано мной, а не принесено Потоком. Поэтому Ангелы не узнали кто ты и что ты можешь.


- Да, но я одна не справилась бы с ним!  -воскликнула Кира, - Только вместе с Игорем!


Я улыбнулся:

- Это лишь подтверждает мою догадку о том, что вы - две противоположности, которые объединяясь становятся Творцом и Разрушителем одновременно. Ведь что такое эволюция? Это появление нового, превосходящего, а значит уничтожающего старое.


Ребята потрясенно смотрели на меня. Кира опомнилась первой:

- Но кто же тогда ты?


Я задумался: - А правда, кто я?


Затем поднял глаза и ответил:

- Я всего лишь тот, кто всегда будет прикрывать ваши спины, дети.

Показать полностью
0
The brave new world. The Tyola's world. Chapter's two
1 Комментарий в Сообщество фантастов  

История II «Первое Испытание»


Теперь уже пора вернуться к «Первому испытанию». К этому сверхпафосному мероприятию детей начинают готовить с самого детства. Когда мальчику или девочке исполняется 4 года, их проверяют на наличие магии, а потом распределяют на учебные классы. И хуже всех в этих классах живется, конечно, самым слабым. Особенно, если у них еще и нет родителей…


***


-Что, снова? – уже без удивления сказала Эйне, лекарь сиротского дома Хаясаки – Сури, это уже шестая драка за два дня! Еще одна, и я буду вынуждена рассказать директору. Садись – она скупым жестом указала на стул рядом с собой и высокий крупный мальчик взобрался на него, поджав ноги и опустив голову. За ним, как успела заметить Эйне, к стулу скользнула бледноватая худая тень – его младший брат.

- С кем на это раз? – спросила целительница, заливая разбитые кулаки мальчика целительным настоем. Сури поморщился, отвел взгляд и буркнул себе под нос

- Какая разница...

Эйне лишь покачала головой

- Тебе не следует драться, Сури. Ты ведь добрый мальчик, да еще и лучший воин своего класса! Тебе не подобает так себя вести.

- Но они обижают Магу! А ему всего 5! - Сури протянул руку себе за спину и вытянул на свет тонкого, как тростинка, и бледного мальчишку, который прятался за ним – Никто не имеет права обижать моего брата! Он тоже станет воином!

Эйне хотела сказать, что уж кем-кем, а воином Маге точно не стать, как ее мысль озвучил сам Мага. Он высвободил руку из захвата брата и тихо проговорил:

-Сури, не льсти мне. Никогда не стать мне воином – мне даже нож в руках держать тяжело, не говоря уже про меч. Эх, была бы у меня хотя бы магия! – на этих словах мальчик замолчал, задумчиво смотря в одну точку, потом тряхнул головой, и снова ушел в тень за спиной Сури.

- Иди на занятия, герой-воин – сказала Эйне с улыбкой - И помни, еще раз, и я все расскажу директору!

Сури соскользнул со стула, поклонился целительнице и вышел за дверь. Эйне выдохнула, потерла лицо, и только после этого заметила, что Мага никуда не ушел. Он стоял, и терпеливо ждал, когда травница обратит на него внимание. Эйне вздрогнула и посмотрела на мальчика внимательным взглядом.

- Госпожа Эйне, я видел вчера у Вас на столе большую книгу про целебные травы. Вы… Вы не могли бы дать ее мне, ну, почитать? – спросил Мага, подходя чуть ближе.

- Да, тебе, Мага, только и быть, что травником. Я научу тебя всему, что умею сама. А пока, тебе пора на занятия. Приходи вечером, часов в семь, хорошо? – Эйне с улыбкой, и, впервые, с интересом взглянула на Магу. Тот поклонился и покинул ее кабинет.

Чтобы вернуться вечером. И на следующий день тоже. И через неделю. Мага стал каждый день ходить к Эйне. Сначала, ей пришлось учить его читать, так как делал он это из рук вон плохо, а потом, понемногу, учить его искусству целительства.

До восьми лет Мага ежедневно ходил к Эйне и учился. Она научила его не только читать и писать, но и считать, и даже языку Нури. К восьми годам мальчик совсем не изменился – он был такой же слабый и хилый, над ним все так же издевались, с той лишь разницей, что Сури больше не вступался за него, теперь он был в дружбе с обидчиками брата. И между обществом других детей и скучным, затравленным младшим братом он выбрал первое. Теперь Мага был один, и единственное, что не давало ему свихнуться – уроки у Эйне. Он всегда с нетерпением ждал вечера, когда он попадет в лазарет и будет слушать добрую целительницу, которая, может быть, расскажет о новой целебной траве, ещё ему неизвестной. Ради этого он был готов стерпеть многое. Но то, что однажды случилось, полностью отвратило его от общества.

Один мальчишка из класса магов, Рейен, выкрал у него из сумки книгу. Не простую книгу, а ту, в которую он записывал все, что узнал от Эйне. Мало того, что Рейен ее украл, так он ее еще и порвал на глазах у всей школы, а потом сжег обрывки. Мага стоял в толпе учеников совсем рядом. Он не ринулся спасать свою книгу, чтобы не унижаться еще больше, и не испытывал гнева. Ему было все равно. Он развернулся и ушел, не сказав ни слова. Он ушел из школы посреди учебного дня, зашел по дороге в библиотеку, взяв там все тома «Военного искусства и оружейного дела», талмуд по травничеству, огромный старинный фолиант «Магических основ Света» и книгу по кулинарии, запихал все это в сумку и потащил в свою комнату. К Эйне он впервые в тот день не пришел. Как не вышел из своей комнаты и на следующий день. Его комната была закрыта на ключ изнутри, шторы на окнах были плотно задернуты, а дверь забаррикадирована. Какими только средствами не пытался директор и учителя проникнуть в комнату 126, они не могли. И все плюнули на это дело.

- Сам выйдет, когда жрать захочет – сказал тогда директор и ушел, уводя всех остальных. Про Магу все забыли быстро, он не сильно выделялся, и его исчезновение никто почти не заметил. Только что издеваться стали над другим слабым мальчиком. Жизнь шла своей чередой.

Шли недели, дверь в комнату 126 так и не открывалась. Настала весна, минуло лето, осень, зима, и снова пришла весна. На той самой двери полопалась краска и заржавели петли, что в сочетании с толстым слоем пыли на поверхности указывало на ее полную заброшенность. Никто уже не вспоминал о Маге. Он исчез, и, хотя, дверь в его комнату была все еще закрыта, многие были уверены в том, что сам мальчик давно уже умер от голода или холода.

Показать полностью
80
Кто я? Часть 4 (12)
87 Комментариев в Сообщество фантастов  

Начало четвертой части здесь.



E-20 29.12.2260 12:52.


Игорь поднял глаза на стоящего перед ним Ангела, понимая, что он что-то говорит с очень недовольной гримасой на лице.


- ...быть осторожнее?

- А? - переспросил Игорь, стряхивая оцепенение.

- Ты что, меня не слушал совсем? - возмутился стоящий перед ним.

- Не-а! - качнул Игорь головой.


Ангел сделал глубокий вздох, и шумно выдохнул.


- Игорь, слушай меня внимательно!


Не обращая никакого внимания на слова Ангела, Игорь встал и подошёл к застывшему человеку в форме. Обойдя его по кругу, Игорь встал рядом с вытянутой рукой, сжимавшей пистолет, осмотрел пулю, висящую в воздухе в нескольких сантиметрах от ствола, и не отводя от неё глаз спросил:

- Ты надолго его остановил?

- Игорь! Ты меня не слуш...

- Я задал тебе вопрос! - резко перебил Игорь, оборачиваясь.


Видимо впервые за всё своё существование столкнувшись со столь вопиющим поведением, Ангел осёкся, замолчав на полуслове.


Игорь выжидательно смотрел на него:

- Отвечай!

- Если ты про человека - всего на несколько минут. Больше нельзя, потому что могут быть последствия из-за его длительного выпадения из событийного потока. - нехотя ответил Ангел.


Игорь снова повернулся к стрелявшему:

- Я могу достать из его руки пистолет?

- Как только ты прикоснешься к нему, то попадёшь в зону остановки. Так что не стоит это делать.

- Можно остановить время не для всего человека, а только его части? Руки например? Или головы?

- Остановить поток событий можно для области любого размера.

- Разблокируй его руку! - приказал Игорь.

- Зачем? Будет нарушено кровообращение и застой крови может привести к некрозу тканей!

- Не успеет! - усмехнулся Игорь - Делай!

- Нет! - твердо ответил Ангел.


Игорь снова повернулся к Ангелу, затем подошёл к нему вплотную и заглянул в глаза:

- Ты сказал, что я - будущий Творец. И я так понимаю, что ты обязан меня слушаться, верно?


Ангел молчал не отводя взгляд и Игорю надоело ждать:

- Отвечай! - снова приказал он.

- Да! - вздохнул тот и отвёл глаза.

- Тогда выполняй, что я сказал!

- Я не имею права влиять на события, которые не связаны с твоей безопасностью. Ангел тяжело вздохнул и грустно продолжил:

- Но ты сам можешь сделать то, что хочешь.

- Как?

- Тебе достаточно чего-то очень сильно захотеть. Вспомни как ты спас Киру из-под колёс автомобиля.

Игорь вскинул брови:

- Так всё-таки это я сделал? А я думал, что мне привиделось!

Ангел отрицательно покачал головой:

- Нет, не привиделось. Ты очень сильно не хотел её смерти под колесами, поэтому сумел изменить ситуацию, переместив Киру.


В глазах Игоря зажёгся злой огонёк, он снова подошёл к застывшему посреди комнаты человеку, встал возле его руки и закрыл глаза.


Пуля, висевшая в воздухе исчезла. Раздался хлопок выстрела и из подушки на диване взметнулось несколько перьев. Держащая пистолет рука дёрнулась, вбирая в себя отдачу пистолета, и снова застыла.


Игорь разжал пальцы сжимающие рукоятку, забрал пистолет и сделал шаг назад. Он поднял руку, прицеливаясь в голову бывшему владельцу оружия. Затем прищурился и через мгновение волна отдачи, застывшая было в руке стрелявшего, двинулась вверх и угасла, остановленная плечом.


Человек в черной униформе, обнаружив исчезновение пистолета, удивленно смотрел на свою кисть. Затем он перевёл взгляд на стоящего напротив Игоря и удивление в его глазах переросло в страх.


Игорь вдавил спусковой крючок и человека в черном отбросило назад, опрокидывая на спину.


- Вот так! - удовлетворённо сказал Игорь глядя на забрызганный кровью и частичкам мозга пол.


Он прошел в свою комнату и через минуту вернулся одетый в спортивные штаны и на ходу натягивая футболку.


- А теперь отведи меня к Алексею - я хочу знать зачем мой дядя  послал этих уродов!


Посреди комнаты, сверкнув на мгновение белым и сменившись на изображение какого-то коридора, открылся проход. Игорь вошел в него первым.



B-2 30.12.2290 12:30.


Я слушал Киру, рассеяно помешивая ложкой в чашке с давно остывшим чаем. По рассказу дочери выходило, что я оставил их с Аней сразу после её рождения, но она не могла объяснить из-за чего это случилось. Кроме того, меня смущало почему Аня наотрез отказывалась рассказывать дочери обо мне и даже скрыла видеозапись.


Кира замолчала вопросительно глядя на меня.


- Прости, я задумался, что ты спросила? - оторвался я от наблюдения за движением воды в чашке.

- Я спросила, что ты теперь намерен делать?

- В каком смысле?

- В прямом. - Кира невесело улыбнулась, - Я понимаю, что свалилась как снег на голову. Понимаю, что для тебя я ещё не родилась и винить тебя за то, что ты сделаешь в будущем, как минимум, странно. Тем более, мне кажется, что теперь ты поступишь иначе чем тогда. Поэтому я и прошу чтобы ты ответил, что ты намерен делать теперь, когда узнал обо мне?

- Хороший вопрос - задумчиво ответил я и отодвинул чашку в сторону:

- Думаю, что для начала нам надо вернуть тебя домой.

- Я же говорила, что я не знаю почему открылся переход сюда. И конечно даже не представляю, как вернуться обратно.


- А правда, как её вернуть-то? - подумал я, - Задачка!


Мыло было открыть переход в её мир - надо было это сделать в то время, до которого я в том мире просто ещё не дожил, а значит не мог в него попасть.


- Кира, а расскажи ещё раз, что происходило в момент когда открылся переход? - попросил молчавший до этого момента Сергей.


Девушка вздохнула и начала повторять свой рассказ:

- Ну, я лежала в постели, думала о том, что было бы здорово увидеть отца. Мне было очень плохо. А потом посреди комнаты открылся этот переход сюда.


Мне показалось, что Кира что-то недоговаривает и я, зацепившись за смущающий меня момент её рассказа, попросил:

- Расскажи подробно, что именно ты думала перед открытием перехода?


Кира смутилась и отвела глаза.

- Я мечтала о том, что если бы я могла попасть в другие миры, то куда бы я пошла... Потом я подумала о тебе. Ну и заплакала. А потом увидела переход.

- Стоп! - Сергей вопросительно поднял бровь - А с чего это ты вообще про миры задумалась? Откуда ты про них узнала?


Кира насупилась и сказала:

- Я не хочу об этом рассказывать!

- Почему? - спросил Сергей.

- Вы мне не поверите! Решите, что я свихнулась! - девушка отвернулась, пряча появившиеся слёзы и вытирая их рукой.

- Кира, пойдём в мой кабинет и там ты расскажешь как было дело. Обещаю, что никто тебя не будет считать чокнутой.

- Ладно, пошли! - с шумом втянув воздух ответила дочь и встала из-за стола.


Я последовал её примеру и тоже поднялся, одновременно поворачиваясь на звук открывающейся двери ресторана.



В дверь вошёл молодой человек с пистолетом в руке, а следом тот, кого я меньше всего ожидал увидеть - Ангел.


- Кто из вас Алексей? - спросил парень, остановившись в нескольких шагах.

- Это тот, о ком я тебе говорил - Игорь Кудрявцев, сын Вики! - сказал Сергей обращаясь ко мне.

- Я задал вопрос и жду ответ! Не надо испытывать моё терпение! - повышая голос, перебил Сергея юноша и поднял оружие, направляя на нас.

- Здравствуйте, Ангел! - полностью игнорируя молодого человека поздоровался я, - А вы тот самый, что спас меня или его собрат?


- О чем он говорит? Ты что, спас его? - Игорь вопросительно смотрел на Ангела.

- Здравствуйте, Алексей! - вежливо ответил Ангел - Вас спас не я, но я в курсе тех событий.


Игорь, с торжествующим лицом направил пистолет на меня:

- Так вот из-за кого я дважды чуть не сдох!

- Игорь, не надо размахивать оружием, попадёшь в кого-нибудь! - попросил Сергей.


Злая гримаса исказившая лицо Игоря напугала даже меня. Он что-то невнятно закричал и повёл пистолетом, нажимая на спуск.


Сергея отбросило назад и он упал, опрокидывая стул.


Игорь направил пистолет на меня.

- Ты хотел убить меня, да? Получай! - закричал он и снова нажал на спуск.


Пуля пробило мое тело на вылет, но я тут же восстановил его, даже не шелохнувшись. Игорь удивленно посмотрел на меня и выстрелил ещё раз. Я повторил манипуляции с телом.


- Прекрати! - приказал я глядя ему в глаза.

- Что за чёрт! - воскликнул он, глядя на пистолет. Затем он перевёл взгляд на Ангела - Он, что, бл..ь, бессмертный?!

- Почти - кивнул тот.

- Вот значит как! - Игорь перевёл взгляд на Киру - А ты что здесь делаешь?

- Кира пришла к своему отцу. - вместо девушки ответил Ангел.

- А кто её отец?

- Я. - коротко ответил я.

- Даже так?! Да ты мне родня, оказывается! - внезапно разозлился парень,

- То-то с твоим появлением я столько проблем огрёб!

- Игорь, успокойся и убери пистолет, пока я силой не забрал его. - спокойно попросил я, но Игорь снова закричал:

- Ты послал уродов, которые меня дважды чуть не грохнули! Ты! И это ты Дашку заставил сдать меня! Я из-за тебя её убил! - он снова навел на меня пистолет.

- Игорь, я понятие не имею о чём ты говоришь. - я старался говорить как можно уверенее и спокойнее, - Пожалуйста, опусти пистолет, ты всё равно не убьешь меня.

- Зато убью её! - он перевёл руку на Киру.


Переместившись, я ударил Игоря по руке, отводя её в сторону и стремясь выбить оружие. Одновременно с моим ударом грохнул выстрел и Кира охнула, оседая на пол. Она удивленно смотрела как расплывается кровавое пятно вокруг отверстия в её груди.


Я замер, потрясенно глядя на дочь.


- Игорь, за что? - прошептала она и потеряла сознание.


С разворота ударив Игоря в челюсть и отправляя его в состояние грогги, я проследил за его падением на пол и переместился к Кире. Подхватив её тело на руки я сосредоточился в попытке максимально точно воспроизвести в памяти то, как она выглядела до попадания пули.


- Алексей, у вас не получится повлиять на её тело. - раздался голос Ангела.


Я повернул голову.

- У тебя получится? Помоги мне! - потребовал я, не отрывая глаз от судорожно дышавшей дочери.

- Я не имею права. - спокойно ответил Ангел.

- Что? Не имеешь права? - вскинул я голову, - Тогда на кой чёрт ты нужен, если не можешь спасти мою дочь?! На кой черт вы все нужны? Как ты мог привести сюда этого сопляка с оружием?! - уже в полный голос орал я на него.

- Я обязан защищать и помогать будущему Творцу и не тебе, человек, судить меня! - строгим тоном ответил Ангел.

- Он только что убил Сергея! - изумился я, - И смертельно ранил мою дочь! Он убийца, а не Творец! А ты потакаешь ему?!

- Он просто ещё молод и не умеет контролировать себя. Все делают ошибки. - его спокойный тон ничуть не изменился от моих нападков.


Я ошалело смотрел на Ангела, видя перед собой абсолютно чуждое существо, для которого жизнь моей дочери и любого другого человека не стоила ничего по сравнению с его целью.


Игорь застонал и открыв глаза, перевернулся на бок. Я аккуратно положив тело Киры на пол, поднялся на ноги. Меня трясло от ярости.


- Вот значит как?! Её смерть просто ошибка, значит? Тогда попробуй остановить меня от такой же ошибки! - зло бросил я Ангелу и переместился.


Появившись в полуметре от начавшего подниматься Игоря, я с размаху пнул его, целясь носком в солнечное сплетение. От моего удара его подбросило и он упав, согнулся, ловя ртом воздух. Я сделал шаг к нему и поднял ногу в повторном замахе.


- Алексей, остановись! - раздался требовательный окрик Ангела.

- А то что? - останавливая ногу за мгновение до удара, обернулся я.

- Иначе мне придётся уничтожить тебя!

- Да?! Попробуй! - сказал я и с силой пнул Игоря, снова подкидывая его и вышибая из него сознание.


Ангел поднял руку в мою сторону, но я снова переместился. На этот раз к нему за спину.

Тело Игоря зависло в воздухе и я понял, что Ангел остановил время в том месте где я только что был.


Почти не прикладывая мысленных усилий я создал пистолет и выстрелил в затылок Ангелу. Пуля прошла насквозь, не причиняя никакого вреда.


Ангел обернулся:

- Алексей, меня не возможно убить человеческим оружием.


Он протянул руки в мою сторону и меня отшвырнуло к стене, поднимая над полом и словно тисками сдавливая горло. Я захрипел, отчаянно лягая воздух и размахивая руками. От недостатка кислорода в голове зашумело, но я собрался и сделал попытку переместиться. Безрезультатно.


- В белую комнату! - завопил инстинкт самосохранения и я рванул прочь из этого мира.


Вокруг раздался сильный шум и всё завибрировало расплываясь и снова собираясь в целую картинку.


- Твою мать! Ещё раз! Сильнее! - орал инстинкт.


Цепляясь за остатки сознания исключительно силой воли, я сделал вторую попытку, но кроме усиления шума и вибрации ничего не произошло. Эта попытка забрала остатки сил и я практически потерял сознание.


Вокруг полыхнуло нестерпимо ярким светом и сила державшая меня исчезла. С грохотом упав на пол, я схватился за горло, пытаясь отдышаться. В трёх шагах от меня звучно приложился об пол Игорь и застонал.


Я повернул голову в сторону Киры. Она, опираясь одной рукой, а другой зажимая рану, сидела на полу и совершенно ошалевшими глазами смотрела на чёрное обугленное пятно на том месте, где только что стоял Ангел.


- Ты что сделала? - прохрипел я.

- Не... Не знаю... - она перевела взгляд на меня, - Папа, кажется я убила Ангела!


Я кое-как поднялся, походкой пьяного матроса проковылял к ней и плюхнулся рядом, облокачивая её на себя:


- Ничего дочка, так ему и надо!



(завтра...)

Показать полностью
12
Мысль материальна
7 Комментариев в Сообщество фантастов  

Слон был огромен. Слон трубил, хлопал ушами и делал другие вещи, положенные слонам по статусу. Слон был чертовски хорош. Почти как настоящий. Вот только настоящим-то он как раз и не являлся, и именно это огорчало сотрудников отдела Материализации Мыслей. До слёз дошло дело только у Арсения, он явно был тонкой, ранимой натурой. Дарья и Степан Иванович пока крепились. Но было видно, что вскоре сдадут нервы и у них. Ещё бы: битых шесть часов кряду пытались учёные воспроизвести нам слона. И дело-то было, в общем, пустяковое. Все ведь знают, как выглядят слоновые, elephantidae, то есть. Четыре ноги, хвост, хобот... Конечно же, знала об этом и троица научных сотрудников. Знала, но...

- Понимаете, голубчик, - поправляя круглые очки, произнёс Степан Иванович, - дело оказалось не таким уж простым, как нам виделось в начале материализации. Возможно, нам с коллегами стоило бы предварительно посетить зоопарк. Познакомиться, так сказать, ближе с объектом... мнээ... во плоти. Кроме того, прошу заметить, вы пришли довольно поздно, а полноценная работа на ночь глядя, знаете ли...


Он был прав. Я действительно сумел прорваться в Институт только к концу рабочего дня, да и то с большим трудом. Страшно представить, сколько пришлось шефу оббегать кабинетов, сколько собрать справок, какие задействовать связи, чтобы меня пустили хотя бы на порог сего высокоучёного заведения. Но даже и с бумагой, усеянной печатями и подписями наперевес проникнуть в отдел ММ оказалось делом непростым. Впрочем, на что не пойдёшь, когда грандиозная, выверенная за долгие месяцы подготовки программа праздника летит ко всем чертям. Когда у вас есть только один день, чтобы раздобыть на замену своему некстати простудившемуся слону здорового. И всё это в городе, где на без малого миллион квадратных километров остался один зоопарк, да и тот с престарелым "индусом", негодным для выступлений.


- Я всё понимаю, профессор, - сказал я смиренно. - Вы устали, вам хочется домой. Вам, если на то пошло, и даром не нужен этот наш слон. Но войдите и вы в наше положение. Ведь на празднике будет посол Паназии. Встреча небывалого значения. Нас просили не ударить в грязь лицом. Просили с той высоты, куда не забираются самолеты, если вам это о чём-то говорит.


- Говорит, голубчик, ещё как говорит! - воскликнул Степан Иванович горячо. - И всё же силы человеческие не беспредельны! Материализация мыслей - очень сложный процесс, знаете ли. Для его корректного выполнения требуется ясная голова. Может быть, завтра..?


- Ни в коем случае! - я не на шутку испугался. Да шеф меня с потрохами съест, если к утру слон уже не будет стоять под его окном! В идеале, слону бы ещё научиться ходить на задних ногах и играть в мяч, но на худой конец достаточно будет и самого факта его наличия. - Завтра - слишком поздно! Давайте вы немного отдохнёте и попробуем ещё раз.


Полупрозрачный слон, парящий над широким диском материализатора, медленно таял.


- Ещё раз... - протянул Степан Иванович, глядя мне за спину. Я быстро повернулся и успел заметить, как Дарья яростно мотает головой, а всё не перестающий всхлипывать Арсений делает старшему коллеге знаки гнать меня в шею.


Надо заметить, что Дарья также была на грани нервного срыва. Не иначе, побочные эффекты чересчур богатого воображения. Ведь чтобы обратить мысль во что-то реальное, нужно это реальное сначала представить во всех подробностях. Троица учёных были лучшими фантазёрами, если можно так сказать, во всём Институте. А может и во всей стране, кто знает. Они были специалистами высочайшего уровня с огромным опытом работы. Если такие люди говорят, что не справятся, значит, не справится никто другой. Да вот только слон был нужен нам позарез.


- Ну тогда давайте я хоть сам попробую, - сказал я мрачно. А что еще оставалось? - Подготовьте аппаратуру, пожалуйста.


Следующие полчаса учёные втроём убеждали меня, что я полный профан, дурак, безумец и они никогда не допустят меня до материализатора. Я в ответ просил, требовал, взывал к совести, откровенно угрожал. И, в конце концов, добился своего.


Всего одна попытка, под мою полную ответственность, при любом исходе я убираюсь отсюда к дьяволу. Да и это всё только лишь для того, чтобы доказать мне на деле, какой я самоуверенный болван.


Я был согласен на любые условия.


Ещё полчаса ушло на подключение датчиков, настройку многочисленных аппаратов и экранов. Провода, трубки, лампочки, писк приборов... Но вот непрозрачный колпак скрыл от меня потолок лаборатории и я остался лежать на спине в полной темноте.


- Сосредоточьтесь и думайте о слоне, - раздался тихий голос Арсения из скрытого в моем напичканном приборами ложе динамика. - Представьте его внешний вид. Подумайте о том, как он ходит, как ест и пьёт. Что у него внутри. Представьте себе органы пищеварения слона, его сердце, лёгкие, мозг. Всё, что знаете или можете вспомнить. На финальном этапе мы сможем вам помочь и подкорректировать результат, но первые шаги вы должны сделать сами. Думайте о слоне. Только о нём и ни о чём другом. Когда будете готовы, моргните три раза и мы начнём процесс.


Если Арсений и желал вышвырнуть меня вон и пойти домой спать, то по голосу этого определить было решительно невозможно. Профессионал, что тут скажешь.


Я с немалым трудом отбросил все посторонние мысли и начал представлять слона. Конечно, мне далеко до специально натренированных людей, учёных и вообще титанов мысли. Но медицинский институт я всё же закончил весьма неплохо и, говорят, хирургом был не самым слабым. А позже и врачом ветклиники. Потому-то именно мне, как лучше других знающему предмет, и выпало ехать в Институт от нашей компании. Естественно, слонов мне лечить не приходилось, но строение тела крупных млекопитающих я представлял вполне, даже если дело в своё время имел по большей части с пёсиками всех мастей. Ну, или с котиками. Трудно сказать, с кем больше.


Я ещё некоторое время воссоздавал в голове образ слона - сначала в разрезе, затем целиком, после чего моргнул три раза...



- Что вы такое сотворили?! - не дал мне даже нормально подняться Степан Иванович.


- Ничего не получилось? - спросил я с упавшим сердцем. Ведь я же так старался... Хотя... На что я мог рассчитывать? Разве что на чудо.


- Получилось, прах вас забери! Ещё как получилось! - закричал профессор страшным голосом. - Но что получилось?!


Я встал, наконец, на ноги и подошел к обзорному окну. Внизу и сбоку, на диске материализатора медленно вращался кот. Серый. С жёлтым пятном на морде. И размером со слона.


- Забирайте своё животное и катитесь отсюда к чёртовой матери, - сказал Степан Иванович почти спокойно. И тут только я понял, что созданный мною кот по-настоящему реальный. Я сумел материализовать мысль! Пусть и не совсем ту, что было нужно, но всё-таки...


А вообще-то почему именно кот, ведь я же представлял слона? Может быть, кошачий организм я просто знаю куда лучше? Или в голове слишком много посторонних мыслей, как их не гони? Вот бы знать…


Всё это и многое другое успело промелькнуть в моей голове, пока я следом за Степаном Ивановичем спускался вниз по лесенке. Профессор не прекращал возмущаться всю дорогу. Дарья и Арсений, в отличие от руководителя лаборатории, так и не покинули своих пультов и с интересом взирали на кота из-за бронированного стекла.


Когда мы приблизились к материализатору, вращение уже прекратилось и зверь сидел, обернувшись хвостом и глядел на нас жёлтыми глазами. К тому времени я успел твёрдо решить, что возьму кота с собой. Плевать на всех слонов мира! Говорят, в Паназии они встречаются в дикой природе даже сейчас. Посла этим не удивишь. А вот где вы видели кошек таких размеров? Сенсация, слава, фурор! У нас отбоя не будет от клиентов. Если, конечно, шеф сумеет согласовать появление такого монстра на улицах города и нас всего-то сделают невыездными до конца жизни, а не отправят сразу же в тюрьму. И, понятное дело, если я сумею вывести кота из здания Института и не стать по дороге игрушкой в шаловливых лапках размером с экскаваторный ковш.


- Ну и как же вы собираетесь избавить нас от сего... мнээ... создания, коллега? - насмешливо спросил тем временем Степан Иванович, будто угадавший мои мысли. - Быть может, стоит вызвать охрану?


- Подождите, профессор, я попробую сначала сам, - вздохнул я, не очень-то веря в успех и повернулся к коту. - Кис-кис-кис. Хочешь рыбки, а?


Хвост кота дёрнулся, глаза внимательно следили за каждым моим движением. Воодушевлённый первым успехом, я продолжал, делая руками манящие движения:


- Пойдём со мной и получишь тележку... да нет, лучше… Получишь вагон рыбки! А? Хочешь?


- Хочу, - сказал кот, поднимаясь на лапы и задрал хвост. - Мммного рыбки...


Кровь отхлынула от моего лица и последнее, что я успел услышать перед тем, как затылок встретился с полом, было громогласное, напоминающее рёв грузовика урчание.

Показать полностью
4
Горечавка
0 Комментариев в Сообщество фантастов  

Ну, вроде как, здравствуйте.

Пока осматриваюсь, смотрю что тут да как...


И рассказ для пробы.

Горечавка

Тело отогревалось медленно. Холод, проникший до самого сердца, отступать не торопился. Мгновение назад он казался прозрачной броней, несокрушимой и незыблемой, абсолютной защитой. Но стоило теплу коснуться тела, как то, что было коконом, ощетинилось шипами, впиваясь в саму суть. Холод обхватил клешнями сердце, упираясь, не желая отступать, словно зверь, из зубов которого вырывали добычу.

Но тело билось. Хватаясь за отголоски тепла, впитывая их, беря из них силу, оно клетка за клеткой оживало. И сознание, потерянное в бесконечной темноте, рвалось к свету, хлынувшему сквозь мучительно разодранные веки. Глаза открывались тяжело, словно ресницы запутались, завязались в узлы, и их приходилось срывать. Еще в полусне Ярина видела серую шерсть, заполнившую все вокруг. Мохнатые звери, они жались к ней боками так близко, что казалось, будто теплая шкура стала одной на всех. Второй кожей большого многоногого чудовища, внутри которого мучительно рвалась к теплу живая душа.

Когда серые бока вдруг обратились в облака сахарной ваты, вмешавшись в сон, было не понять. Но реальность вновь растаяла, оставив по себе только боль, ломившую все тело даже там, в мире грез.

Второй раз Ярина пришла в себя внезапно, словно вытолкнутая из небытия как-то силой. Кто-то толкнул в спину между лопаток, выбрасывая ее на поверхность, назад в тело, которое било крупной дрожью. Девушка металась, отчаянно глотая воздух, которого не хватало между судорожных выдохов и полустонов. Чьи-то сильные руки сжимали ее в объятиях, держали, не давая случайно навредить себе в бреду. Она вдыхала раз за разом в попытках что-то произнести. Раз, второй…

Имя прозвучало уже в небытье, куда вновь провалилось измученное сознание.

Во сне не оценишь, сколько времени прошло. Минуты легко обращаются в часы, а часы – в короткие мгновения, когда кажется, словно только закрыл глаза. А уже звонит будильник, вырывая из сладкой дремы.

Будильника не было. Зато было тепло. Неуместное, ненужное тепло, которого не должно было быть. Не то время, слишком рано.

Ярина открыла глаза. Она лежала, свернувшись, в корнях поваленного дерева, которое сама же и выбрала, укутанная в чужое пальто. Слишком большое, оно охватывало девушку со всех сторон, словно коконом. И отменно выполняло свою работу – хранило тепло, с таким трудом возвращенное замерзшему телу. Девушка села.

- Проснулась? Как ты? – голос прозвучал откуда-то со стороны, но Ярина не повернулась, чуть ежась и удобнее перехватывая пальто, которое начало сползать с плеча. Выдохи обращались в облака пара, каждый раз на мгновение застилая глаза.

- Ясень… - выдохнула она едва слышно. И осеклась, не узнав собственный голос. Хриплый, надломленный, словно неровная тень, отголосок искаженного эха. Ясень усмехнулся, одними губами, оставив эмоцию незавершенной.

- Скоро станет легче, - проговорил он, присаживаясь рядом и снова растирая ее плечи поверх пальто. – Прости, лесная. Морозы еще не встали в полную силу, ты успеешь уснуть снова, - словно бы даже оправдываясь добавил он.

- Что… случилось? – дыхание сбивалось. Организм принимал холодный воздух неохотно, каждый вдох приходилось повторять дважды. Не так много причин, которые могли бы заставить разбудить Лесную Мать раньше времени. Невозможное, жестокое преступление, совершаемое тысячами будильников каждое утро. Вырвать кого-то из мира снов до того, как его душа самовольно направиться назад.

Но порой просто нет другого выхода. И оборотни идут на то, на что в других обстоятельствах никогда не решились бы.

- Я покажу тебе, Ярина, - подал голос Ясень. Времени было не много. Его всегда слишком мало. Но спешка ровно так же была чревата последствиями, - Когда сможешь идти.

Девушка медленно вдохнула.

- Я могу. Идем, - резко проговорила, на одном дыхании. Голос не дрогнул. Зато дрогнули колени, стоило попытаться на них опереться. Ясень придержал ее за предплечье, но приняв его помощь в полной мере значило бы практически повиснуть на мужчине. Резкое движение заставило мир вокруг внезапно перевернуться вверх тормашками и снова рухнуть на Ярину со всех сторон. Слишком белый, слепящий, лес заставлял жмуриться, растирать слезящиеся глаза.

- Только… медленно, - нехотя произнесла Ярина. Ясень усмехнулся.

- Хорошо.

Она продела руки в рукава пальто, прячась в него, как в свободный доспех. Слишком маленькая для него, почти хрупкая. Невозможно быть слишком молодой для того, чтобы быть Лесной Матерью. История знала совсем юных девочек, заступивших на этот «пост». Но можно быть слишком не опытной. И Ярина впервые ступала по спящему лесу в это время.

В сосновом лесу не так просто отыскать укромное место. От того казалось, что каждый овраг, каждая норка, корни поваленных деревьев – все занято лесными жителями, впавшими в спячку. Ярина едва заметно усмехнулась. Леший отходил в зимний сон одним из первых. Говорил, что лес в это время напоминает ему поле боя. Нет желания бродить между трупов. Но Ярина видела его совсем другим. Укрытый белоснежным покрывалом снега, лес казался домом для большой семьи. Где в каждом углу, названном «своим», спит ребенок. Спит чутко, в преддверии… в преддверии Нового Года. И стоит только вывернуть куда-нибудь в сторону, выйти в «гостиную», чтобы увидеть наряженную елку и кучу подарков.

Глупая ассоциация, оставшаяся из прошлой жизни. Каждый новый год для детей Нави начинался с приходом сезона снов, после праздника Купала. Весеннее тепло пробуждало их, постепенно приводило в чувства, оживляло. Как раз ко времени, чтобы успеть приготовиться к празднику. С него начиналось время повышенной чувствительности, когда открыты души и даже люди, обычные люди, создания Яви, при должном внимании могут увидеть то, что обычно скрыто. Распознать среди своих знакомых мавку или русалку… и, конечно, списать на бурное воображение.

Но все это – летом. Сезон снов имеет начало, но, как сама жизнь, не имеет конца. С приходом холодов жители леса один за другим отходят ко сну, оставив все дела до весны. Когда ударяют морозы люди становятся слепы и глухи еще больше, чем в другое время. Но нет четкой даты, когда сезон снов сменяется тревожным временем межсезонья.

И, тем не менее, ступая по снежному покрову Ярина ясно ощущала это. Межсезонье. Дурное время, несущее покой лишь в сон, в подобии смерти. Жизнь не любит холодов.

Волчье время.

Ярина скосила взгляд на идущего рядом мужчину. То и дело по обе стороны, между деревьев и лысого кустарника, мелькали серые шкуры. Ясень видел их, не мог не замечать своих волков. И изо всех сил сдерживал шаг, который, наверняка, хотелось ускорить. Но силы возвращались к Ярине слишком медленно. Ясень прятал руки в карманах джинс, на плечах, в плетении свитера, застревали редкие снежинки.

Девушка покосилась на пальто на собственных плечах.

- Брось, Ярина, - Ясень заговорил еще до того, как она потянулась к пуговицам, еще в раздумьях, как поступить. – Если я замерзну – то обращусь. Думаю, волки тебя не смутят, - он едва заметно усмехнулся. Ярина кивнула туда, где только что мелькнула серая шкура.

- Они и так идут за нами.

- Не могли же мы оставить Лесную Мать без свиты, - Ясень не смотрел на нее, взгляд был направлен исключительно вперед. Волк был напряжен, это чувствовалось в каждом движении, отражалось в янтарных глазах. Он переживал о чем-то, с чем вынужден был обратиться к ней, к Ярине.

Волки не впадали в спячку. В межсезонье они продолжали бодрствовать, обремененные одной задачей. Серые стражи хранили покой лестных жителей. Слишком уязвимы они в своем отдыхе. Никто никогда не спрашивал, что происходит в это время. Считалось, что межсезонье всегда проходит спокойно. Но временами по весне стая встречала пробудившихся не в полном составе. Они молчали о причинах, не сообщали ничего, предпочитая существовать обособленно от общины. Даже о ведьмах было известно больше.

Пожалуй, самое странное, что можно увидеть в заснеженном лесу, - это цветущее дерево. Но именно оно предстало перед глазами, заставив Ярину ускорить шаг. Лещина, миниатюрная в окружении высоких сосен. На ней не было листьев, они опали рыжим ковром к ее корням. Но с голых веток, присыпанные снегом, свисали яркие желтые сережки.

- Я проверил, теплотрасса проходит южнее, - заговорил Ясень до того, как девушка спросила. Ярина кивнула, подходя ближе и касаясь пальцами холодной ветки.

- Может, ведьмы балуются? – задумчиво проговорила Ярина, скользя кончиками пальцев по ветке, сбивая снег. Она обхватила пальцами сережку, осторожно, чтобы не сорвать случайно, не ранить дерево.

- Тоже об этом подумал, - откликнулся Ясень. Он остановился в нескольких шагах, неодобрительно глядя на дерево, словно оно могло застыдиться и перестать «хулиганить». Но лещина, кажется, чувствовала себя комфортно, расцветая навстречу морозам. Только, должно быть, очень одиноко, обделенная вниманием насекомых.

- Я отправил к ним Сергея.

Ярина помнила этого волка - вздорный, болтливый. Любитель подшутить над другими, а от того заслуживший себе целую кучу «мстителей», готовых ответить ему любезностью на любезность. Но Ясень не договорил, заставив заволноваться. Что-то случилось или волк, быть может, просто еще не вернулся?

- И что?

Ясень выдержал еще одну паузу, едва слышно хмыкнув.

- Теперь у меня в стае есть лягушка.

Ярина, успевшая присесть к корням дерева, подняла голову, вопросительно изогнув бровь. Но дополнительных подсказок для осознания не потребовалось. Ярина шумно выдохнула, коротко кашлянула в кулак.

- Что ж, у Карины всегда был крутой нрав, - проговорила она, отворачиваясь к лещине и всматриваясь в рисунок коры. И снова коротко хмыкнула.

- Та смейся уже! - Ясень за ее спиной криво усмехнулся.

- Нет, это нехорошо, - девушка покачала головой, - Как он?

Ясень улыбнулся уже не скрываясь.

- Нормально. Квакает.

- Ясень! – Ярина все-таки засмеялась, закрывая лицо ладонью.

Он улыбался, чуть ехидно глядя на смеющуюся девушку. А ведь вроде бы взрослый человек, матерый серый волк. А все туда же. Вот отсюда и берутся большие злые волки, которые не такие уж и злые, если приглядеться. Не даром же несчастную Красную Шапочку пересказали уже бесчисленное число раз, изменив сюжет до неузнаваемости, с каждой версией все сильнее оправдывая волка. Это было сказание других земель. Но оборотни, должно быть, везде одинаковы.

- Почему именно лягушка? – все-таки выговорила Ярина, поднимая чуть искрящийся взгляд на Ясеня. Мужчина пожал плечами.

- Классика же. Не устареет.

…И внезапно Ярина поняла, почему волк пытался ее рассмешить. Нехитрым способом, выставив неудачу слишком заносчивого юноши именно в таком, комическом свете. Ничего с ним не станется, Карина оттает и расколдует. А ему и на пользу пойдет, может, поумерит пыл и поймет к кому не стоит обращаться фамильярно. Ведьмы такого не любят.

Потому что оставалась только одна причина цветущей среди зимы лещины.

Улыбка погасла, Ярина медленно вдохнула. Но сказать ничего даже не успела, волк покачал головой.

- Я надеялся, что ты подскажешь другую причину, - он вздохнул. До последнего он ждал, что Лесная Мать его обругает за то, что была разбужена ради такой глупости. И уйдет спать до весны. Но волчье чутье с самого начала говорило, что ничего хорошего это не предвещает.

- Увы, Ясень, - все-таки откликнулась Ярина.

- Она… ведь может быть еще жива? – спросил Ясень. – Могла сама уйти? Или ее забрал кто, - продолжил он. Ровно в той степени, в которой волки были закрыты для проникновения внутрь стаи кого-то извне, они были преданы своему делу. И Ясень переживал о каждом, кто оставался под его защитой на зиму.

- Думаю, да. Если Навь еще тянется к ней, - Ярина кивнула на дерево, снова провела пальцами по его коре. Навь слаба в своих попытках создать жизнь, гораздо слабее Яви. Но и ценит своих детей выше, хранит их хрупкие тела так, как может. Еще одним призывом, возможностью вобрать в себя весеннее тепло цветущего дерева, питаться ею до самой весны, до пробуждения леса, залечивая свои раны. Забирая на зиму своих детей к себе, Навь излечивала их. Но только если могла дотянуться.

- Я не могу выследить мавку, - Ясень покачал головой, произнося, наконец, то, по какой причине он разбудил Лесную Мать. Он в очередной раз прокрутил в голове то, о чем думал не первый год. Лесная Мать… глупое «звание». Оно отражает силы, которые хранит это создание. Но ни в какой мере не отражает самого человека. Чувствительного к колебаниям мира, обученного и отрекшегося от мира Яви. Отчаянного и бесконечно смелого.

Но какая же, черт возьми, из этой девчонка «Мать»?

Еще одна молодая душа, одна из нескольких десятков, которых нужно было охранять.

- Мавки не оставляют запаха, - Ярина понимающе кивнула. Ясень скосил на нее взгляд.

- Вообще-то оставляют. Они пахнул теми травами, с которых родились, - откликнулся Ясень и под удивленным взглядом девушки пояснил, - Что? Запахи – это все-таки по моей части. Но я не знаю, кто именно был здесь, не могу понять, какой из запахов ее, - волк в очередной раз принюхался, на этот раз показательно.

- А много чем пахнет? – Ярина вернулась к осмотру дерева. Помимо самого дерева по-весеннему зеленела и трава у его корней. А вокруг снег хранил отпечатки лап. Должно быть, волки бродили рядом. Ярина подняла голову и покосилась в ту сторону, где она минуту назад видела серую шкуру.

- Это собачьи, - опроверг ее мысли Ясень. – Здесь рядом питомник. Наверное, приходили посмотреть, - он кивнул на цветущее дерево. Хозяйка питомника выводила свою свору на прогулку в лес несколько раз в день. И порой они забредали и так глубоко, в поисках более укромного места, где резвящиеся звери не мешали бы людям. Или люди не мешали им, все зависит от расставленных приоритетов.

Но это чаще случалось летом. Зимой они все же не уходили слишком далеко от дома.

Ярина откинулась назад, опираясь на подогнутую ногу. Несколько мгновений она сидела неподвижно, снизу вверх глядя на дерево.

- Ясень, папоротник, - проговорила она. Волк нахмурился.

- Да, есть такой, - ответил он, еще раз внимательно принюхиваясь и мысленно разбивая запахи на составляющие. Трав было много, что было странно для зимы. Но не все еще отошли ко сну, а одиночество мавки не любят. Так что вполне возможно, что их тут была целая стая… хорошо бы, чтобы пострадала только одна из них.

- Проведешь по нему? – Ярина поднялась, отряхнула колени от снега.

- Почему именно он? – волк чуть нахмурился, но Ярина только вздохнула.

- Когда не знаешь наверняка – предполагай худшее, - она обернулась, - Папоротники всегда в зоне риска, - голос прозвучал неожиданно холодно. Можно было бы ожидать волнения, переживаний, но вместо этого была холодная собранность. На лишние эмоции не было не то, чтобы времени. Сил. Она и так была довольно слаба после внезапного пробуждения.

- Ладно, давайте за мной, - Ярина хлопнула ладонью по ноге, кивком позвав за собой серых зверей. Мужчина только вздохнул.

- Ярина, они же не собаки, - Ясень обогнал женщину на полшага, принюхиваясь к морозному спокойствию зимы. И, определив направление, поманил за собой.

- Прости, - запоздало выдохнула Ярина.

Продолжение - http://pastebin.ru/8i0bruHk

Весь текст полностью, с форматированнием и всем таким - https://docs.google.com/document/d/1R_2fAQiCvVrno0QvknJdCccX...

Показать полностью
1
The brave new world. The Tyola's world. Chapter's one
2 Комментария в Сообщество фантастов  

16 лет – переломный возраст в жизни любого светлого. Именно в этом возрасте ему надлежит явится во двор храма Сириела на Розовой площади, для прохождения «Первого испытания».

Именно так, донельзя пафосно, назывался экзамен, по результатам которого определялась будущая жизнь подростка. После этого экзамена ему присваивали звание. Юноши желали стать воинами, девушки – целителями, но все решала магия. Те, кто обладал ей, проходили экзамен отдельно и не могли претендовать на такие почетные звания.

Маги вообще воспитывались отдельно от остального населения, но не из-за того, что их уважали и старались вырастить хорошими светлыми. Их боялись. В городе Хаясаки магов вообще не жаловали, и если в семье рождался маг, его частенько скрывали и воспитывали в тайне, чтобы не позориться перед соседями. Может быть, именно такое отношение к маленьким магам и приводило к тому, что большая их часть погибала к 8-9 годам, уходя за грань. Что случалось с магами, точно никто не знал – в Хаясаки просто не было храма Элефиус. И, следовательно, не было и жрецов, что могли и обучить юные дарования, и помочь им. Но речь в этом рассказе пойдет не о магах. Точнее, не совсем о них.

Как говорилось в старой сказке «Давным – Давно жил был Он….»


История I «Как появился мир Туолы или что было перед началом»


Мир, о котором пойдет речь, слишком мал, чтобы его можно было случайно найти. И создан он был, как игрушка для маленькой девочки. Но это было не самое начало…

В начале был Он. Создатель, что сотворил Все из Ничего, что создал Землю, как вы ее называете сейчас. Он принес свет во вселенную, создал множество звезд. Именно его, возможно, первые люди считали Богом. Но и он не был один. С ним из Ничего пришла девочка. Маленькая сестренка Создателя. Ее имя было Туола, она любила смотреть как старший брат творит прекрасные вещи из пустоты, ей нравилось гулять меж звезд, меняя их местами, нечаянно роняя некоторые в пустоту, отчего они летели вниз на Землю, оставляя за собой длинный белый след из звездной пыли. Девочка любила и саму планету. Частенько она уходила вниз, бродила по пустынной тогда ещё планете, придумывая забавные чудеса, которые создавала и привносила в творение своего брата. Так, совершенно случайно, она создала жизнь.

Однажды в ее руках появился цветок, и она посадила его в почву. Так появилась трава, цветы и деревья, а после появились ужасные животные, которые начали поедать друг друга. Увидев это, Туола пришла в ужас - она в слезах бежала с Земли к брату. Создатель очень любил свою сестру и не мог злиться на нее. Он лишь улыбнулся, взмахнул рукой, и в руках совсем маленькой еще Туолы появилась хрупкая прозрачная сфера, в которой был маленький – маленький мир. «Когда-нибудь тебе придется занять мое место, Туола. Я дарю тебе этот мир – он твой. Ты вольна изменять его как угодно, ибо ты – Создательница этого мира. Учись. И знай, чтобы не случилось, ты всегда можешь начать сначала». И еще одним взмахом руки отправил в свой мир большой камень, уничтоживший всех монстров, созданных по незнанию Туолой.

Отсчет времени на Земле пошел заново, а Туола бережно разместила свой крошечный мир в укромном месте и принялась за работу. Она созидала прекрасные вещи, но стоило ей сотворить первых людей, как в мире настал хаос. Они убивали друг друга из-за пищи и просто так, рубили прекрасные деревья Туолы и убивали ее животных. Мир, казалось, хотел съесть сам себя – каждый охотился на всех подряд, животные ели друг друга, ели людей, а люди ели животных и себе подобных. В них не было главного – разума. Они отличались от животных только тем, что ходили на двух ногах и не были покрыты шерстью. В отчаянии Туола уничтожила все в мире волной своей магии. И маленькая ее частичка вспыхнула в мире и осталась там.

Так, в мире Туолы появилась магия. Она была первой материей в пустом мире, что имела разум. Магия сама вносила изменения в мир и даже Туолу не всегда слушала. Она жила своей жизнью. Туола же, немного погоревав, начала все сначала. Она многие годы трудилась над новым миром, и к времени, как появились в мире первые дети Туолы – народ Асору, она стала взрослой женщиной, которая теперь знала, как править миром. Именно с этого момента в мире Туолы пошел отсчет времени. Так начался первый год по летоисчислению Армоуса. Но главные герои родятся еще нескоро, так же, как и другие народы мира Туолы. Пока что народ Асору строил свою страну, исповедуя веру в Туолу, что являлась им в своем Земном виде и помогала первое время наравне с Великой Светлой магией.



Не являюсь автором этих строк, я - лишь скромный проводник ваших мнений и передаст произведений автора вам. Как водится, будут желающие услышать, что же там за Первое испытание и кто такие светлые, раскулачу автора на продолжение

Показать полностью
50
Вшивый
12 Комментариев в Сообщество фантастов  

Дело было тихим майским утром 18** года в N-ской губернии. Солнце уже встало и бросало свои лучи на ухоженный сад и невысокое каменное ограждение, увитое тут и там плющом, отражалось в окнах большой и немного мрачноватой усадьбы, норовило заглянуть в самые тенистые и укромные уголки. Одуряюще пахло черемухой, нахальный кот абрикосового цвета пил из вчерашней лужи. В небе лишь где-то далеко, на самой его окраине, виднелись маленькие тучки. К вечеру могла начаться гроза, да посильнее давешней, но день по всем приметам обещал быть ясным.

Безмятежность и благолепие сей картины портило лишь одно: под ограждением с внешней стороны, сидя в густой траве, таилось трое мужчин. Один из них, смуглый и чернявый, с акцентом прошептал, обращаясь к другому:


- Следующий, кто пойдет, твой... Али сдрейфил?


- Сам ты сдрейфил... - пробурчал тот хмуро и покосился на собеседника без особой любви. - Пускай следующий...


Был говоривший русоголов, жилист и заметно моложе двух других своих товарищей.


Третий, чернобородый крепыш, хотел было вставить слово, но тут смуглый снова зашептал:


- А вот и идет кто-то, кажись...


А по саду действительно не шел даже, а бежал вприпрыжку малец годов пяти от роду. В новеньких лаковых башмачках, синих, до колен штанишках на помочах и белой рубашонке. И даже в шапочке с помпоном. И даже при галстухе-ленточке. Одним словом, нарядный молодой человек.


Мальчик улыбался. Его сегодня в первый раз отпустили одного в сад и хотя прогулка была не бог весть что - шагов триста - для него она представлялась целым путешествием, полным приключений и опасностей.


Дворник Иван, встреченный юным первопроходцем в пути, звончайше чихнул, перекрестился и пожелал барину доброго утречка. Кот Васька приветственно мявкнул, оторвавшись от водопоя. Солнце ласково пощекотало вздернутый нос с россыпью веснушек, заставив мальчика в свою очередь расчихаться, но он был на светило не в обиде. В такое чудесное утро неприятностей попросту не существовало.


- Малец, а малец... - позвал вдруг его низкий голос.


Путешественник, как раз представлявший, что пересекает бурную реку, обогнул очередную лужу и, подняв глаза, доверчиво поглядел на появившегося за оградой человека. На голове того был поношенный картуз, сюртучишко выглядел не ахти, а других частей туалета не позволяла рассмотреть каменная кладка.


- Поди-ка сюда, - поманил незнакомец пальцем и мальчик приблизился на несколько шагов. - Как тебя зовут?


- Карлуша, - звонко отвечал тот, все так же доверчиво глядя на мужчину.


- Карлуша? Так-так... Ты хороший мальчик, я вижу... Хочешь вот леденец? - продолжал человек, доставая из кармана завернутого в бумажку петушка на палочке.


В лучистых глазах ребенка отразилось сомнение. Его почтенная маменька строго-настрого запрещала чаду не только брать у незнакомых конфеты, но даже и разговаривать с ними. Однако какой же мальчишка откажется от сладостей, тем более когда во рту все еще стоит вкус холодной отварной рыбы, поданной на завтрак...


- Меrсi, - сказал мальчик, принимая леденец и шаркнул ножкой. Добрый дядя какое-то время молча смотрел на него, будто не в силах решиться на что-то, а потом вдруг указал пальцем поверх головы Карлуши:


- Смотри-ка, экое чудо! Обезьян, ей-ей!


Мальчик мигом повернулся в ту сторону и во все глаза начал высматривать означенную обезьяну в ветвях черемухи.


Человек же совершил весьма странный поступок: сбросил картуз, одним движением сорвал сюртучишко, оставшись голым по пояс, ловко одолел ограду и, на ходу обрастая косматой бурой шерстью, увеличиваясь в размерах чуть не вдвое, шагнул к оголившему тылы Карлуше.


***


Даже удивительно, сколько за какой-то миг бывает у человека мыслей разом! Хоть в книжку пиши! Вот и у давешнего русоголового, а теперь не сразу и скажешь, кого, медведя-не медведя, за краткие мгновения, необходимые, чтобы добраться до мальчика, в мозгу промелькнула целая эпопея, не меньше.


Что сделают родители, если их ребенок вдруг станет невесть чем? Только что гукал, с щепками возился, по луже корабли пускаючи, а глядь - уже зверь-зверем, рычит, клыки скалит! Уж испугаются точно, да как бы не пришибли, беса-то изгоняя. А вот родители Яшки Калинина ничего, не испугались. Потому как сами такие же были. Странные. В общем - оборотни.


Как подрос Яшка, объяснили ему родители все, всему научили. И как перекидываться, если надо, а не надо, так воздерживаться. И как людей сторониться, если уж зверем стал. И как лютость сдерживать. Да, по правде говоря, у нынешнего поколения той, былой лютости уж и не случается. Вот дедушка покойный, Гаврила Свиридович, однажды ревизора задрал и съел. Тот бедному чиновнику двенадцатого класса Сибирью за растраты по казенной части грозил, ну и не сдержался старик, взял грех на душу.


Да и то, сомнительно что-то Яшке было, что в лютости дело. Верно, просто не хотел уж очень дедушка в Сибирь отправляться.


Однако дело прошлое, а в медвежьем образе Яшка годков с четырнадцати уж никого не трогал. Да и до того не сказать, чтобы очень уж зверствовал. В 10 лет из озорства напугал одну бабу в лесу, кузовок ее с грибами забрал, когда убежала. Один раз монашка чуть за рясу не поймал, то уже по лютости. За монашка отец ничего худого не сказал, по себе знал, каково это, когда ярость звериная пеленою глаза застилает. За бабу же выдрал так, что неделю на животе спал. И откуда все узнавал...


А вообще мирно жил Яшка. Кто мирно жить не хочет, на того укорот всегда найдут. И у людей так, и у зверей водится.


Поначалу-то страшновато было перекидываться, особливо первые разы. А ну как обратно не вернешься, так и помрешь зверем библейским, бессловесным. Да и душу бессмертную жалко, особенно как отца Никодима послушаешь. Уж очень, говорит, в раю жизнь хороша.


Ну, а с другой стороны... Крещеный ведь, тот же отец Никодим и крестил. В церковь ходит, причащается и вроде молнией-то небесной пока не поразило за кощунство этакое... Может, и возьмет боженька куда к себе поближе, не отринет? Ведь и то, не сам же Яшка себе судьбу выбирал...


Ну и по большому счету, пользы от такого... дара куда как много. Мальчишками рыбу с подводы воровали, не кто-нибудь возчика шагов за полсотни учуял, а он, Яшка. Не он, так быть бы всем битыми. Быстро возчик бегал. И в лесу, опять же, как дома. Под любой корягой выспишься, из лужи напьешься, гриба-ягоды не пропустишь. Не нюх, так слух выручит, а то и этот... инстинкт. И силушка богатырская, хоть и жилист, да и здоровье не подводит. Сплошная, одним словом, выгода.


Вырос Яшка, уже Яковом прозвался, а того гляди и по батюшке, Михайловичем назовут. Сызмальства возле мамки крутился, лоскутки от шитья собирая, вот и стал портняжничать помаленьку. В учениках у Севостьяна Лукича, Царство ему Небесное, положенное отходил, сам мастером стал. Домишко себе выкупил (ай, цены!), дела вроде в гору пошли. Надумал жениться. Девка хорошая, из своих, тоже оборачивается, только лисицей черно-бурой.


Это ничего, старики говорят, дозволено. Дети от такого союза народятся хорошие, раз в десять колен если хвостик у кого вырастет - чудо чудное будет. А им бы с Агафьей таких детей и надо. Пусть растут, да про оборотней только в сказках слушают. Оно, как ни крути, спокойнее будет.


В общем, все бы хорошо, да подошло тут время испытания.


Так уж заведено: как исполнится детине (ну, али девке) двадцать пять годков, положено испытать его. Не вертопрах ли какой, не гад ли подколодный и стоит ли ему доверять в дальнейшем.


Еще со времен царя Тишайшего оборотни друг с дружкой крепко побратались. Грызться перестали, вместе жизнь проживать начали, вместе детей крестить. Новых собратьев искать, да молодым пособлять на ноги подняться. Много их теперь на Руси, раньше куда как меньше было. Почитай, в каждом городе своя Стая. Название такое придумали, чтоб корни-то молодые не забывали, да держались вместе крепче.


И держались. Вон Демьян, из росомах, у него жена полька и до всех тайн допущена, хотя и человек... Так славно один раз уху сварил, что всей Стаей ему новый дом ставили на месте сгоревшего. Или Прокоп-волк, когда порезали его бандиты, на выручку позарившись... Он не женатый был, вот Глашка-волчица за ним и ухаживала. Осенью свадьбу сыграли... Всем от Стаи польза, да удовольствие. Ну и как, скажите на милость, беспутного в такое общество допустить?


Вот в свое время и Якова очередь подошла. Заранее-то, ясное дело, никто ему про испытание не рассказывал. Что там, да как, узнаешь, мол, как время придет. Но намеки делали. Дескать, смотри... Чуть что не так - головы не сносишь, а если и помилуют, все равно из города погонят за милую душу. Яков, конечно, трепетал. А ну - не совладает? Агафья, его жалеючи, рассказала бы, небось, про испытание, так сама еще молода была. Сущая казнь египетская и мука смертная...


Собрались в назначенный предрассветный час у бортника Кузьмы в его избушке. Невелик домишко, вроде, а все разместились. Женщин мало было, да не от того это, что не пускали их, а просто ведь семьи у всех, дети. А те, что пришли, были почти все люди русские, достойные, работящие. Из ремесленников больше, а то из купцов. Учитель всего один, вон стеклышками блестит. Солдаты старые есть, приказчик в лавке, другие разночинцы. Офицеров, или там дворян потомственных отродясь не бывало. Странно даже, отчего так? Яков часто над этим думал. Будто благородные и верно совсем другие, не как они, что лаптями шти хлебали, а ноздрями мух ловили.


Происхождение даже и по именам видно: Кузьма и Федул, Еремей и Прокоп (тот самый), Свирид и Сысой, Трифон и Анисий, Дунька да Марья, да еще кое-кто, всех так сразу и не упомнишь. Кто городской, а кто и с выселок, не всякого и в лицо-то знаешь. И он, Яков, конечно. Один Абдул всю картину портил своею татарскою личностью, однако же и тот был ничего, терпимый. Пусть позубоскалить любит, зато и знает его Яков с детства. Соседи они с Абдулом по улице.


Слово Кузьма взял, самый старший из них, он же и в Стае Вожак. Сначала про дела мелкие говорил, не очень-то важные, а затем и до испытания дошел.


И испытание такое оказалось: пойти, куда велят, да первого, на кого укажут, порвать безо всякой жалости. Сумеешь, мол - достоин с нами по жизни идти.


Яков-то еще с вечера и сюртук особый, своего покроя, приготовил. Снимать такой дело плевое. Дернул как следует - застежки и расстегнулись. Штаны опять же пошире, на случай, если перекидываться придется.


Есть с утра не ел, волновался очень, один только леденец и взял. В дорожке думал употребить, да и про тот забыл. Так что в животе не от одного страха урчало.


И вот пришли они с Абдулом и Сысоем к усадьбе богатой, что на окраине города, у кромки леса стояла. Живут здесь, дескать, немцы-кровопийцы, какие-то Унгерн-Экстернбергены, что ли. Их для дела задрать полезно будет.


Пока шли, Яков, думал, чтобы указали ему на Мойшу-портного. Тот, жид проклятый, напротив яковова дома поселился, вывеску повесил, иудино племя, в три аршина. Клиентов сманивает. Или еще жидок есть такой, Абрашка Серные Уши. Говорят, у него в ушах сера горит так, что дым видать. Хотя того-то чего трогать, он безобидный дурачок...


Вот если бы судью Гуляева, что папаше штраф надысь выписал... Какие-то там справки, мол, не наличествуют в полном объеме... Тьфу, крапивное семя!


А показали вот на этого малька. И хотя видать за версту, что немец-перец-колбаса, кислая капуста, и как вырастет, будет русских людей на фабриках морить, а все ж таки дитя. Щекастенький, и глазенки такие живые... Эвон, как петушку-то обрадовался... Должно быть, мамка-папка тиранят, посластиться не дают...


И вот его-то и надо убить. Для пользы Стаи. Для общей пользы. Когтем сзади по тонкой шее, до которой уже всего два вершка...


И тут Яков остановился. Понял, что не сможет убить этого немчика. И Мойшу бы небось не смог, и судью. Не так его родители воспитали. Конченый он человек, одним словом. Для Стаи не надобен.


И грустно тут стало Якову, аж до слез...


***


Когда Карлуша повернулся наконец, у него уже были надуты губы. Незнакомый дядя, хоть и угостил леденцом, оказался обманщиком. Не было на дереве никакой обезьяны! Мальчик подумывал было даже зареветь, но не стал. Уж очень утро хорошее было. Он простил глупого дядю (тем более, что он и сам, кажется, расстроился из-за своего вранья. Вон его двое утешают) и поскакал на одной ножке, воинственно размахивая петушком, в кусты. То есть, конечно же, в джунгли, полные ягуаров и обезьян.


А за оградой поникшего головой Якова поддерживали с двух сторон Абдул и Сысой.


- Эх, ты... - беззлобно проворчал татарин, помогая незадачливому соседу застегнуть сюртук и выбивая от пыли картуз. - Провалился...


Сысой ничего не сказал, только вздохнул. А Якову и сказать-то было нечего, он и рта не открывал. Слезинку только незаметно смахнул.


Как через забор перелетал, вспоминалось с трудом.


Последняя шерсть всего дольше, как всегда, держалась на ушах. Но вот и она сошла.


Молодой человек пощупал штаны сзади и, убедившись, что они целы (не зря такие шаровары надел), хмуро побрел куда глаза глядят. Тем паче, что из-за угла усадьбы показался дворник и весьма подозрительно на них троих уставился. И то слава те, Господи, что раньше не вылез. Тогда бы бежать пришлось без оглядки, а то и правда рвать, что под коготь попадет. Хотя нет, Сысой в Стае самый нюхастый, батюшка говорил. Верно, чуял, что в саду творится. Упредил бы.


Никто Якова не держал, только Абдул сказал, чтоб вечером пришел опять на совет. Судьбу его решать будут.


Тот только кивнул и до вечера все бродил по выселкам городским, не замечая ни ласкового солнышка, ни теплого ветерка, ни щебета птиц. Домой не заходил. Хотел было к родителям наведаться, да стыдно стало. Что-то скажут? И все думал, думал, думал, даже голова распухла.


Правильно ли поступил? Ему Стая доверие оказала, поручила благое дело сделать, а он... Да вот только в чем малец-то виноват? Да и как это - ни с того ни с сего взять и задрать человека? Как пес цепной, не размышляющий! Рви, а там хозяин разберется!


Нет, правильно он сделал, по совести.


А вот что за совестливость этакую будет - это вопрос.


Голову снять, глядишь, и не снимут, однако из города попятят, как и обещались.


Да отчего же, собственно, не снимут? Оплошал, скажут, так получай! Что им? Вон Сысой, раз такой нюхастый, чуял ведь немчика этого, знал, кто первым на него, Якова, выйдет, и ни гу-гу. Все они одним миром мазаны... Было от мыслей таких тошно до одури, сердце билось невпопад, щеки горели. Страшно было. От неизвестности и от предчувствий дурных страшно.


Наконец, укрепив дух поговоркой "семь бед - один ответ" (хилое утешение, но уж лучше и правда разом со всем покончить, мочи нет ждать да терзаться), Яков двинулся в лес, к избушке. Благо и вечер наступил.


Его уже ждали. По лавкам у стен сидела вся утренняя компания, а с ними и отец "подсудимого", на которого тот не посмел поднять глаз.


- Все в сборе, - глухо произнес Кузьма и поднялся с места, поколебав свечной огонь. - Учнем, пожалуй.


По горнице прокатился легкий шепоток, тут же, впрочем, стихший.


- Не смог, значит? - продолжал Кузьма, оглаживая полуседую бороду. - Не прошел проверку на вшивость-то?


- Не прошел... - буркнул Яков. На Кузьму он смотрел бестрепетно, исполнившись вдруг светлого вдохновения. Верно люди говорят, что семи смертям не бывать, и что один ответ, да и вообще - унижаться он перед ними не желает. Все одно не простят.


- Отчего же? Может, сдрейфил, смалодушничал в последний момент? Такое бывает... - пытливо глядел Вожак.


- Нет, - качнул головой Яков.


- А коли нет, так почему же?


- Жалко мне мальчонку стало... - ответил Яков не сразу. Его снова охватила давешняя тошнотная одурь. Недолго храбрился...


- Жалко, стало быть... И то, детей и пожалеть иной раз можно. А будь там не сопляк, а матка его, али папка, али дед дряхлый, что, легче было бы? Смог бы рвать для пользы общей?


"И чего мучает? Все одно теперь..." - с тоской подумал Яков, а сам открыл рот и тихо произнес:


- Не смог бы... Нету на них передо мною вины. И еще... Не так меня родители учили.


И бросил наконец взгляд на отца, а тот... улыбался. И многие улыбались, только Яков по сторонам до поры не смотрел. Абдул подмигнул ему черным глазом.


- Ну, если не соврал ты, Яшка, что не из страха малого не задрал, стало быть, хорошо тебя родители учили, - совсем другим тоном сказал Кузьма и оказалось, что он тоже улыбается. - Да сам вижу, что не соврал. Молодец.


Яков непонимающе вертел головой, а вся Стая вдруг разом потянулась к нему. Кто по плечам, да по спине хлопнуть, кто кружку пива поднесть, кто сказать чего.


- Да если б ты, Яшка, того мальца тронул, выгнали б тебя, как пить дать, - нашептывал горячо на ухо Сысой и щекотал усами. - Нам зачем такие живодеры в городе? Отродясь не бывало и впредь не будет. Да куда там, сам бы в глотку впился. У меня меньшая дочка, Аленушка, его годков.


Калинин-младший слушал, пил пиво на голодный желудок, стремительно хмелея, верил и не верил. Мир будто в одночасье кувыркнулся через голову и все никак не мог прийти в равновесие...


Отец уже поднимал кружку казенной за нового члена Стаи, подталкивая сына в бок, когда Яков, растягивая непослушные губы в подобие улыбки, проговорил:


- А что, Кузьма Ипатьич, проверку ведь я не прошел... Что мне теперь делать... вшивому-то?


- Сходи в баню, да поскоблись, дурень! - не дал никому и рта открыть язвительный Абдул и взрыв хохота сотряс избушку до основания, вырвался сквозь приоткрытую дверь наружу и там смешался с первыми отзвуками приближающейся грозы.

Показать полностью
15
Безжизненный модуль (Часть 1)
2 Комментария в Сообщество фантастов  
Безжизненный модуль (Часть 1) космос, луна, космонавт, история, рассказ, фантастика, длиннопост

Меня зовут Джонатан Уайт, мне тридцать восемь лет. И завтра исполнится мечта всей моей жизни. Я стану первым космическим туристом, который отправится на Луну. Я не в силах описать свои чувства. Ведь с раннего детства я мечтал оказаться на безжизненном спутнике нашей планеты. Что-то тянуло меня туда. И справиться с этим желанием не было сил.


Каждый раз с замиранием сердца я смотрел в небольшой телескоп. Подаренный мне отцом на окончание третьего класса.


Мечты сбываются говорил он мне перед сном. Главное научиться в них верить. И в какой-то момент я поверил. Я стал отчётливо понимать, что всё в этом мире реально. И что мы сами строим себе границы, которые загоняют нашу жизнь в чёрный ящик.


Нам с детства внушают сомнения. Превращая великих и сильных людей в потерявшихся кукол. А ведь таких миллионы. И мне печально осознавать, но вряд-ли кто-то из них поднимет свою голову к небу. Слишком тяжёлый груз висит на их тонкой шее. Который с годами превращается в неподъёмный камень.


Я выключил свет и ещё долго смотрел в потолок. Сложно сказать в котором часу я уснул, но когда прозвенел будильник я мгновенно пришёл в себя. Сегодня я просто обязан быть в форме. Сегодня самый великий день в моей жизни.


Через полтора часа за мной прислали машину. И устроившись на заднем сидении я погрузился в свои мысли. В последний год я вообще не замечал ничего вокруг. За окном поплыл городской ландшафт и словно прощаясь я посмотрел в сторону дома.


У частного космодрома творилось что-то невероятное. Тысячи папарацци, стоя в смертельной давке, пытались сделать свой триумфальный снимок. С большим трудом нам удалось въехать на закрытую территорию. И меня тут же отправили на комиссию по предполётной подготовке.


Ровно в шесть часов вечера. После заключительной проверки лунного модуля, первого космического туриста и двух опытных астронавтов, аккуратно проводили в стартовый отсек. Зафиксировав наши скафандры ремнями безопасности, модуль проверили на герметичность и я услышал как начался обратный отсчёт.


После слова "Пуск" меня с такой силой вдавило в сидение, что я едва не потерял сознание. Мне казалось наш модуль вот-вот разлетится на мелкие части. Но через восемь минут давление начало постепенно восстанавливаться и дрожь в кабине в какой-то момент просто исчезла. Я вопросительно посмотрел на коллег.


—Вышли в открытый космос, все показатели в норме. — Брайан по инструкции передал на Землю полётную информацию. И всё равно после его слов я ещё долго не мог расслабиться.


Итан начал снимать свой скафандр, взглядом давая понять, что можно смело повторять его действия. Я отстегнулся от кресла и провозившись со своим костюмом около двадцати минут, наконец-то оказался свободен.


—Джон, посмотри какая красота. — Брайан показал на иллюминатор.


—Не так то просто до тебя добраться. — Сказал я ему, с трудом адаптируясь к невесомости.


Около часа я неотрывно смотрел в иллюминатор. Странное состояние было у меня внутри. Будто впервые за всю свою жизнь, я оказался дома. Земля постепенно становилась всё меньше. И на минуту прикрыв глаза, я ощутил состояние блаженства.


—Джон, Земля интересуется твоим состоянием. — Итан вернул меня в реальность.


—Передай им, что мистер Уайт наслаждается раем. — Я усмехнулся и стал пробираться поближе к своим коллегам.


Я долго рассказывал ребятам о своей жизни. И о давней детской мечте, поверив в которую я оказался с ними на одном борту.


Полёт до Луны занял около трёх суток. А за час до посадки, они помогли одеть мне скафандр и пристегнув ремнями к сидению, занялись собой.


Тут-то и возникла первая проблема. Какой-то прибор начал активно выдавать ошибку.


—Всё в порядке? — Взволнованно спросил я.


—Земля! Слышите меня? — Проигнорировал мой вопрос Итан. — Генератор подачи кислорода вышел из строя. Ошибка пятнадцать ноль семь.


—Переходите на ручное управление блоком! Немедленно! — Дал команду голос с Земли.


—Есть проблема! Мы заходим на посадку! До поверхности не дотянем, а сажать модуль не пристёгнутым верная смерть.


—Иначе погибнет весь экипаж! Немедленно переходите на ручное управление! Это приказ! — Закричал незнакомый голос.


Брайан отстегнул свой скафандр и стал пробираться к блоку ручного управления. Дышать стало просто невыносимо. Я вцепился руками в кресло и изо всех сил сжал свою челюсть. По всему телу проступил холодный пот.


"Вы перешли на ручное управление систем жизнеобеспечения. Подача кислорода восстановлена." — Произнёс механический голос.


И только я собрался перевести дух, как наш модуль ударился о поверхность Луны. А Брайан, не удержавшись за тонкую ручку, ударился головой об один из приборов и открыв рот, закатил глаза.


—Земля. — Отрешённым голосом произнёс Итан. — Брайан Митчелл погиб при посадке.


Продолжение следует…


Автор: Штуренков Сергей

Показать полностью
82
Кто я? Часть 4 (11)
21 Комментарий в Сообщество фантастов  

Начало четвертой части здесь.



Z-38. 24.03.2033. 13:33.


Аня бежала по парковке больницы на несколько шагов отстав от Алексея, который бежал так, словно хотел поставить мировой рекорд. До цели их забега оставалось буквально несколько метров, когда до Ани донёсся злой вопль сзади. Она, стараясь не потерять скорость, оглянулась: в дверях больницы стоял один из их преследователей. Он выскочил на крыльцо, на ходу выдергивая пистолет, сел и прицелился.


Аня увидела жёлто-красную вспышку на самом кончике ствола пистолета и услышала как охнул Алексей, словно получив удар по спине. Он сделал ещё несколько шагов, а затем, сначала одна, а через шаг и вторая, ноги Алексея подкосились и он плашмя упал на живот, перебирая ногами, словно продолжал бежать.


Вскрикнув, Аня в два счета оказалась возле лежащего лицом вниз Алексея и присела, пытаясь определить его состояние. Рядом, выбивая искры, по асфальту чиркнула пуля, лишь в нескольких сантиметрах пройдя рядом с её ногой. Аня, схватив Алексея за запястья, с натужным криком рванула его за собой, пытаясь укрыть их за автомобилем от свистящих в воздухе и выбивающих куски асфальта пуль.


С трудом затащив обмякшее тело за машину, Аня, тяжело дыша, перевернула Алексея на спину и ахнула: на груди её любимого, ровно в районе сердца, была рваная дыра, вокруг которой кровь уже образовала внушительное пятно.

Аня закричала и мир вокруг вспыхнул слепящим белым светом.


Она чуть не потеряла равновесие, сбиваясь с очередного шага, когда с трудом сориентировавшись после вспышки поняла, что снова бежит за Алексеем по парковке. Аня бросила взгляд назад через плечо - дверь больницы начала открываться, открывая уже виденный ею силуэт человека в черном.

Услышав крик, что звучал в её голове несколько секунд назад, Аня, задержала дыхание и рванула вперед и правее, в отчаянной попытке догнать и оттолкнуть Алексея с траектории выстрела. Этой ей почти удалось: её рука была всего в сантиметре от спины Лёши, когда Аню подбросило от удара в спину, а следом асфальт, моментально приблизившись ударил её по лицу и груди.

Она хотела крикнуть обернувшемуся Алексею, чтобы он пригнулся, но не успела - Алексей, дёрнув головой от злого жужжания над ухом, отпрянул скрываясь за машиной, а буквально через секунду исчез.


Аня успела удивиться тому, что ей совсем не больно, когда мир вокруг неё погас.

Через мгновение она поняла, что смотрит на себя сверху вниз, а светлое сияние, разливающееся над ней, словно горячая вода смывающая грязь, уносит все её тревоги.

Аня улыбнулась: любимый спасся, а остальное уже не имело никакого значения.


Она поднималась всё выше и мир вокруг постепенно заливало белым, словно Аня смотрела на него через мутную белую плёнку. Когда свет стал нестерпимо ярким, она закрыла глаза и расслабилась, целиком отдаваясь накатывавшему ощущению покоя и оцепенения.



Z-0 --.--.---- --:--.


Голос, неожиданно раздавшийся рядом, заставил Аню вздрогнуть. Она открыла глаза и увидела прямо перед собой парня приходившего к ним на кухню.


- Вы? - удивленно спросила Аня и огляделась - белая пустота.

- Я умерла, да?

- Почти - улыбнулся Ангел и пояснил, - Тело да, а разум нет - я немного отсрочил это событие, Анна.

- Зачем?

- Потому что я хочу задать вам вопрос. Очень серьёзный вопрос, Анна. От вашего ответа зависит очень многое, поэтому я попрошу вас внимательно выслушать то, что я расскажу, обдумать и потом ответить мне на всего один вопрос. Хорошо?


Аня недоумевая кивнула и Ангел продолжил:

- Я не буду рассказывать вам как устроено мироздание, скажу лишь одно: мир, который вы знаете не единственный. Существует множество подобных ему миров: одни появились намного раньше, другие позже, некоторые ровесники. Я и мои собратья делаем всё, чтобы жизнь в этих мирах продолжалась. К сожалению мы не всесильны. Мы не смогли предотвратить ядерную катастрофу в мире, появившемся самым первым, а сейчас по похожему сценарию развиваются события в мире, который появился вторым. К сожалению, мы уже ничего не можем изменить - события в этом мире зашли слишком далеко и наше влияние ничего не даст.


- А что же могу сделать я? - удивилась Аня, - Да ещё и... - она немного запнулась - с того света?!


- Я сейчас объясню вам, потерпите немного. - жестом останавливая её вопросы, сказал Ангел.


- По нашим прогнозам всё указывает на то, что Алексей и Вика в ближайшем будущем станут сравнимы с тем, кто создал жизнь на этой планете - Творцом. Кто именно из них станет им, мы не знаем. Сейчас у Алексея потенциал и возможности выше, но мы предполагаем, что именно он станет тем, кто способен разрушить всё что есть и убить жизнь во всех мирах, превращая планету в мёртвый кусок камня.

Мы не имеем права их останавливать, так как их развитие - это часть эволюции. Поэтому нам остаётся только лишь одно: свести возможный ущерб к минимуму, поставив будущего Разрушителя в такие условия, когда он не сможет выполнить своё предназначение.


- Мы предполагаем, что ваша смерть, Анна, ключевой фактор из-за которого Алексей начнёт постепенно разрушать всё что его окружает. Принудить вас к чему-либо мы не можем, поэтому у нас нет иного пути, чем предложить вам самой решить дальнейшую судьбу многих миров, а может быть вообще существования жизни на планете. Я прошу вас очень серьёзно отнестись к моим словам и тщательно всё взвесив, принять решение.


- Хорошо - кивнула Аня - Какие есть варианты?


- Вы с Алексеем очень сильно связаны. Можно даже сказать, что ваша судьба изначально была спроектирована так, чтобы сегодня вы спасли его, хотя именно это событие настолько повлияет на Алексея в дальнейшем, что он станет Разрушителем. Не дать случится этому мы не смогли - Алексей и Вика настолько быстро изменяются и обретают новые возможности, что даже мы не можем просчитать все их действия и последствия.

Вернуть вас к жизни в этом мире мы тоже не можем - это событие уже случилось, а учитывая ваши способности, воскрешение приведёт к непредсказуемым последствиям.

Мы можем поместить вас в мир, где ваше появление уже ничего не изменит - в мир, где в ближайшем будущем произойдёт глобальная война, которая уничтожит всё живое. Я верю, что ваши судьбы снова пересекутся и вы встретитесь. И мы надеемся, это изменит Алексея в лучшую сторону. При воскрешении вы забудете всё, что связано с миром, который вы покинули. В вашей памяти останется только, что накопилось в вашем сознании: жизненный опыт, знания и умения. Этот разговор, как и всё что произошло с вами с момента смерти вы помнить также не будете.


- А второй вариант, как я понимаю, дать мне умереть сейчас?


- Несмотря на то, что части вашего сознания существуют в других мирах и даже их тела очень сильно похожи на ваше, это не заменит Алексею именно вас. Поэтому да, Анна, второй вариант - это ваша смерть сейчас. Потому я и попросил вас взвесить всё очень тщательно, перед принятием решения.


Анна задумалась:

- Да уж, задали вы задачку...


- Что выбрать: жить полусумасшедшей бездомной, ради крохотной надежды на встречу с любимым, в мире на пороге неотвратимой ядерной катастрофы, либо сейчас уйти на покой и забыть обо всём, оставляя всё на волю случая...


Аня подняла глаза на Ангела.

- Что меня ждёт в мире о котором вы говорите?

- Этот мир на две с лишним сотни лет старше вашего и он лишь отчасти похож на ваш. Там нет ваших родных, нет ваших близких и друзей. Нет вообще никого кого бы вы знали.


- Даже так?! - воскликнула Аня - Имя своё я хоть буду помнить?

- Конечно, ведь имя - часть вашей личности. - серьёзно ответил Ангел на её выпад.


Аня несколько минут размышляла взвешивая все за и против. Жизнь в неизвестном мире без родственников, друзей и знакомых, её основательно пугала, но всё перевешивала перспектива снова увидеться с Алексеем.


- А Лёшу я буду помнить? Узнаю его?

- Безусловно, как и всех тех, кого вы знали, в том числе и меня. Хотя шансов на его появление, прямо скажу, очень мало.


- Была не была! Хоть какой-то шанс, лучше чем совсем ничего!- решила Аня:

- Я согласна.


- Спасибо, Анна, мы очень признательны за ваш выбор - сказал Ангел, открывая проход в мир, в котором ей предстояло жить дальше и шагая в него первым.



Аня огляделась.

Обстановка вокруг напоминала какое-то заброшенное здание: кучи строительного мусора на полу, выбитые стекла, грязные тряпки...


- Где мы? - спросила она Ангела

- Это здание на окраине города. Здесь никого нет и вы, Анна, сможете пожить здесь, пока не найдете что-то более подходящее. Возьмите на первое время. - Он протянул Ане несколько купюр.

- А здесь безопасно? Сюда не придёт кто-нибудь?

- Более чем. Здесь уже много лет никого не было. А те кто за вами и Алексеем гнался, остались в другом мире. Анна, я должен вас покинуть. Вы готовы?

- Да - с трудом сдерживая слёзы кивнула Аня.

- Закройте глаза, пожалуйста.


Его рука легла на лоб Ани.

- Прощайте, Анна. - Ангел грустно улыбнулся и всё вокруг утонуло в ярком свете.



E-20 08.05.2243 10:42.


Аня стояла посреди комнаты, которую уже неделю приводила в порядок, стаскивая в неё более-менее приличный вещи, найденные в этом заброшенном доме. После того, как Ангел привёл её в этот мир и сказал, что за ней больше некому гоняться, Аня решила, что сложить руки и сдаться было бы по меньшей мере странно. Поэтому она с усердием создавала себе хотя бы минимальные условия для жизни.


Аня с первого дня решила искать работу, а до этого времени старалась как можно экономно расходовать деньги, оставленные Ангелом.


Из-за отсутствия части воспоминаний, она пару раз попадала в нелепые ситуации и на неё смотрели как на сумасшедшую, поэтому она старалась как можно больше наблюдать со стороны. Сегодня она снова ходила по округе, в поисках работы. Практически везде ей отказывали из одной и той же причины: отсутствие стажа.


Сегодня утром, расспрашивая прохожих, Аня нашла ближайшую больницу и записалась на собеседование на четыре часа дня.

Реши, что до этого времени ей надо привести себя в порядок, Аня вернулась в своё убежище и сейчас размышляла как же ей нагреть воды, чтобы искупаться целиком, а не обойтись ежедневным минимумом.


Она смотрела на почти целую пластиковую ёмкость, размышляя чем заделать дырку в её углу, чтобы перелить воду, нагретую на разведённом в углу костре в алюминиевом ведре.



- Ну что же, - развела руками, заместитель главного врача, читая результаты теста, пройденного Аней на вчерашнем собеседовании, - вы показываете неплохие, хотя и не без странностей, теоретические знания, и я вижу по вашим ответам наличие практических навыков, но отсутствие документов и ваша частичная амнезия портит всё. Я даже не знаю, что мне с вами делать.


Аня умоляюще смотрела на сидящую за столом женщину лет пятидесяти, вертевшую в руках распечатку её теста:

- Ирина Михайловна, пожалуйста! Я вас очень прошу! Мне жить негде - в заброшенном доме живу, последние копейки проедаю! Возьмите меня на работу! Очень прошу! Хоть санитаркой!

- Да погоди ты, не ной! - остановила её зам.главврача. Она помолчала немного, раздумывая, затем взяла мобильный и набрала номер. Дождалась пока на той стороне снимут трубку и коротко поздоровавшись спросила.

- Слушай, у тебя в отделении санитарка когда увольняется?


Аня не слышала, что отвечает ей человек с другой стороны линии, поэтому напряженно следила за односторонним разговором:

- Сегодня?

- Вот и чудненько! Я тебе новую нашла уже.

- Да.

- Я её к тебе сейчас отправлю.

- Да, хорошо. У неё с документами проблема, поэтому ты её пока не оформляй.

- Под мою ответственность.

- Хорошо, спасибо!


Ирина Михайловна положила трубку и поднялась со своего кресла. Аня тоже подскочила со стула, не сводя с неё глаз.


- Значит так. Сейчас идешь к заведующей хирургии. Это ей я сейчас звонила. Будешь работать санитаркой. Пока нет документов, то платить тебе будем наличными, уж не обессудь! Ну, а там жизнь покажет!

- Ирина Михайловна! Спасибо вам огромное! Вы меня просто спасли!

- Иди уже, она ждёт тебя!



Через пять минут Аня уже стучалась в кабинет своей новой начальницы.

Задав несколько вопросов и бегло пробежав тест, принесённый Аней, заведующая отвела её в подсобку, где хранился различный инвентарь и рабочая одежда. И уже через 15 минут Аня старательно мыла пол хирургического отделения.


- Ну вот, жизнь, кажется, налаживаться начинает! - думала она, набирая воду в ведро.



Аня, как и в предыдущие пару месяцев, намывала пол отделения, когда два сотрудника скорой помощи, выкатив из лифта каталку с пациентом, бегом устремились к оперблоку. Рядом с каталкой, одной рукой держа на весу пакет капельницы, вставленной в вену пациента, а второй рукой помогая направлять каталку, бежала заведующая её отделением.


- Аня! Срочно найди мне кого-нибудь, кто сможет ассистировать на операции! Срочно! Бегом! - задыхаясь, крикнула ей заведующая.


Бросив всё, Аня рванула по лестнице на первый этаж, в надежде найти кого-нибудь из медсестер. Время было обеденное и как назло, свободных людей не было.

Аня также бегом вернулась в операционный блок.


- Мария Вячеславовна! Никого нет свободных: кто на обеде, кто дежурит, кто-то сам с пациентом! Давайте я вам помогу! Я справлюсь! - запыхавшись почти прокричала она, сунув голову в двери оперблока.


Начальница долгим взглядом оценивающе осмотрела её с ног до головы, потом качнула головой:

- Марш переодеваться и мыться!  У тебя четыре минуты! - и без паузы обратилась к сотрудникам скорой:

- На счет три - перекладываем!


Аня пулей рванула в подсобку, на ходу сдирая с себя рабочий халат. Через минуту она, прыгая в одной штанине, а вторую натягивая на ходу, уже неслась в сторону умывальной комнаты, расположенной по соседству с операционной. А ещё через три, она, выполняя распоряжения, подключала датчики приборов к телу лежащего на операционном столе паренька лет десяти-двенадцати.



Спустя два часа, едва держась на ногах, Аня вышла из операционной, дошла до лестничной площадки и села на пол. Плечи сводило от усталости и очень хотелось пить, но сил встать уже не было. Аня закрыла глаза, затылком ощущая прохладу стены. Дверь,ведущая на площадку, с негромким шорохом отворилась и Аня открыла один глаз. Рядом стояла её начальница, стягивая маску с бледного лица.


Сделав два шага, она села на пол рядом с Аней, покопалась в кармане и достала пачку сигарет. Зубами вытащив одну, она чиркнула зажигалкой и глубоко затянулась.


- Ань, спасибо тебе большое! - она выпустила густую струю дыма - Если бы не ты, я бы не успела. Это же сын мой - Пашка.

Аня удивлённо посмотрела на заведующую. Она впервые за два месяца слышала что-либо о семье этой серьёзной и строгой женщины.

- Да ладно, - она устало мазнула рукой, - не за что!

- Есть за что: ты больше часа за троих крутилась, пока народ подошёл. - заведующая как-то по-новому взглянула на Аню:

- А ведь ты почти не ошибалась! Ты раньше ассистировала хирургу?

- Я не помню. - понуро ответила Аня.

- А, точно! Да уж, ситуация у тебя с этим делом... Как же тебя угораздило так? - начальница помолчала, делая очередную затяжку - Живёшь-то ты где сейчас? Там же на развалинах?

Аня кивнула.

- Вот что! У меня бывший муж в полиции работает. Завтра мы с тобой к нему в участок прокатимся. Глядишь, может чего прояснится, кто ты да откуда. Не дело это, молодой девке бомжевать!

Аня попыталась отказаться, но Мария Вячеславовна была неумолима и Аня, знавшая упрямство своей начальницы, уступила, не желая спорить и портить отношения.



На следующий день, в обеденный перерыв, они поехали в отделение полиции.

Бывший муж уже был в курсе, что Аня приняла активное участие в спасении его сына. Он без лишних разговоров попытался установить личность Ани, сделав запросы в кучу разных баз данных и получая отрицательные ответы. В конце концов, после жаркого спора со своей бывшей супругой, полицейский сдался и Ане, сняв с неё кучу параметров, выдали новенькое  удостоверение личности.


- Ну вот, теперь другое дело! Теперь ты у нас полноправный гражданин! С тебя торт! - улыбнулась начальница, когда Аня вышла из кабинета держа в руках пластик со своей фотографией.



Спустя две недели, с разрешения своей начальницы и молчаливого согласия остальных сотрудников отделения, Аня переехала из заброшенного дома в каморку под лестницей. Днём  она продолжала мыть пол, натирать стёкла и заниматься другой уборкой, а по ночам, кутаясь в больничное одеяло, вспоминала Алексея и плакала в подушку.



Незаметно пролетело еще два месяца. Жизнь шла своим чередом и Аня наладила отношения с коллегами, завела даже пару подружек. Она поступила и закончила на отлично курсы повышения квалификации, проводимые прямо при больнице, по окончании которых, заместитель главного врача поздравила Аню с её первой официальной зарплатой и повышением: она стала официально медсестрой и теперь стала регулярно принимать участие в операциях. Это сразу повлияло на её зарплату и Аня, потратив все свои накопления, сняла комнату в доме гостиничного типа. Комната была совсем крохотной, но зато в ней была своя кухня и совмещенный санузел.



E-20 10.12.2243 18:54.


Вот уже почти неделю Аня замещала ушедшую в декретный отпуск старшую медсестру. На эту должность прямо на утренней планерке, её назначила заведующая их отделением - Мария Вячеславовна. Все кто присутствовал улыбались и поздравляли Аню с повышением. За эту неделю, Аня с непривычки зашивалась так, что спала всего по несколько часов в сутки, даже иногда не уходя домой, а в своём бывшем прибежище - каморке под лестницей.


Проведя очередные сутки на ногах, она шла через холл родильного отделения их больницы, чтобы отдать в регистратуру данные о проведенных операциях. Перед уставшими глазами, мельком, не привлекая её внимание, проходили фигуры посетителей, находящихся в холле.


Подойдя к регистратуре, Аня протянула сотруднице пачку распечаток, забрала другие, и перекинувшись парой слов на отвлеченные темы, повернулась, собираясь пройти обратно тем же путём что пришла.

Мужчина, сидевший в углу, поднял голову и не отрываясь смотрел на неё.


- Господи! Как же он на Лёшку похож! - защемило в груди сердце, а на глаза навернулись слёзы.

- Нет! Не может быть! Этого просто не может быть! - крутилось у неё в голове, - У меня галлюцинации!


- Аня? - почудился ей голос Лёши и она вздрогнула, пытаясь прогнать наваждение. Но мужчина никуда не исчезал и явно смотрел на неё во все глаза.


- Лёша?!



(не раньше понедельника...)

Показать полностью
83
Кто я? Часть 4 (10)
43 Комментария в Сообщество фантастов  

Начало четвертой части здесь.



E-20 29.12.2260 11:02.


Вода заполнила рот и Игорь закашлялся вдохнув её вместе с воздухом.

- О! Очухался! - произнёс кто-то рядом и Игорь открыл глаза.


Он лежал на полу, а над ним, держа в руках ведро, стоял крепкий парень в чёрной форме.

- А я уж думал ещё разок окатить.. - расстроенно сказал парень, ставя ведро в угол.

- Не... не надо! - с трудом ворочая распухшим языком остановил его Игорь и попытался повернуться на бок. Ноги оказались спутаны, а руки за спиной сковали "браслеты".


- Где я? Что вам от меня надо?

- Ишь какой любопытный!, - улыбнулся парень, - В себя толком не пришёл, а уже допрос устроил! Лежи пока, отдыхай.

Он вышел из помещения и закрыл дверь. Снаружи щёлкнул замок.


- Запер! - мимолётно отметил Игорь.


Он перекатился на бок, затем встал на колени. Свет, проникающий из-под двери, давал возможность хоть как-то разглядеть что вокруг: полки с каким-то барахлом, лыжи в углу, пустые стеклянные банки... Больше всего помещение напоминало кладовку где бережливый хозяин собрал вещи, которые вроде и не нужны, и выкинуть жалко.


Игорь на коленях подполз к стене, повернулся к ней спиной и цепляясь скованными руками за полки, поднялся в полный рост. Отдышавшись, осмотрел стягивающий ноги ремень, прикидывая можно ли его снять и огорченно чертыхнулся - зубами узел развязать явно не получится.


Семеня связанными ногами, Игорь подошёл к двери и приложив ухо, попытался разобрать, что происходит снаружи. Простояв несколько минут и не услышав ни звука, вернулся к полкам и попытался разглядеть что именно на них лежит.


Увидев на одной из полок на уровне лица ящик похожий на инструментальный, Игорь радостно цокнул языком. Он попытался головой спихнуть ящик на пол, но тот только двигался влево-вправо и ни на сантиметр не приближался к краю полки. Помучавшись пару минут, Игорь бросил бесплодные попытки и оглянулся в поисках другого варианта. Заметив лыжную палку, зацепленную за лыжи, Игорь повернулся спиной и поддел её руками, скидывая на пол.


Взяв палку в зубы и до судороги напрягая мышцы шеи, он подтянул ящик, пока тот не оказался на самом краю, опасно балансируя.

Подойдя к полке вплотную, Игорь пихнул ящик головой. Тот упал, попадая углом точно на ключицу. От боли в глазах потемнело и Игорь, до крови прикусив губу, замычал, со всех сил сдерживая крик.


Когда боль немного отступила, а перед глазами перестали плавать красные пятна, Игорь чуть отодвинулся, давай ящику проскользнуть ниже. Негромко стукнув, тот упал на следующую полку. Повернувшись  спиной и до боли в суставах выворачивая руки, Игорь дотянулся до ручки, зацепил её и потянул ящик на себя. Еле удерживая на весу, Игорь сел, ставя ящик на пол. Затем открыл крышку и повернулся к ящику лицом.


Заметив среди инструментов кусачки, Игорь едва смог сдержать радостный возглас. С трудом нащупав скованными руками, он взял кусачки и несколько раз переложив из одной руки в другую, сумел зацепить ими цепь между наручниками. Сжав со всех сил, попытался перекусить звено, но у него ничего не получилось - сил не хватало. Кое-как зажав одну ручку кусачек в руках, а вторую уперев в стену, Игорь рывком надавил всем телом. С третьего раза цепь наручников сдалась.


Игорь несколько секунд двигал освобожденными руками, разминая затекшие плечи. Затем сел на пол и попытался развязать узел на ремне. Сломав два ногтя Игорь бросил эту затею и вернулся к ящику в поисках чего-то режущего.


Кроме здорового молотка, старого зубила и каких-то ключей, в ящике ничего полезного не нашлось. Расстроенно вздохнув, он сел на пол и взяв кусачки, начал перекусывать ремень на ногах, продвигаясь всего по несколько миллиметров за раз.

Через пять минут от скрюченной позы заныла спина, а со лба начал капать пот. Наконец, сделав последний надрез, он разорвал ремень и размотал ноги.


Игорь, пошарив по полкам и найдя старое тряпье, надел вытянутые на коленях штаны и какую-то драную, воняющую пылью, осеннюю куртку


За дверью послышались шаги и Игорь вскочил на ноги, хватая из ящика молоток.  Он встал перед дверью и занёс молоток над головой. Ручка двери пошевелилась, замок щёлкнул и дверь распахнулась. Игорь, ослепленный ярким светом, наугад махнул молотком перед собой, стремясь попасть в стоящего в проёме человека. Раздался хруст и Игорь почувствовал как молоток вязнет, входя во что-то мягкое. Оттолкнув человека двумя руками, он выскочил из кладовки. За спиной раздался грохот падающего тела.


Не оглядываясь, Игорь подскочил к окну. Увидев занесённый снегом палисадник, окружённый невысоким забором, он вскочил на подоконник и выбил ногой стекло. Сбив локтем оставшиеся в раме большие осколки, Игорь выпрыгнул наружу и с трудом ворочая ногами через снег, побежал к калитке в заборе.


Выскочив из калитки, Игорь оказался на накатанной дороге и еле-еле успел отпрыгнуть обратно, уворачиваясь от тормозящего автомобиля.

Водитель начал открывать дверь, но Игорь, пинком в который вложил все силы, ударил по двери и того отбросило обратно на сиденье. Распахнув дверь, Игорь увидел женщину, испуганно глядящую на него. Он, схватив женщину за куртку, рванул её на себя, вытаскивая из машины. Оттолкнув хозяйку автомобиля, Игорь юркнул в машину.


Из дверей дома выбежал человек в форме и встал в стойку, прицеливаясь. За мгновение до того, как первая пуля пробила боковое стекло, Игорь сполз на сиденье, стараясь спрятать голову как можно ниже, дотянулся до педали газа и вдавил её.

Стрелок успел проделать ещё четыре отверстия в стеклах автомобиля, прежде чем тот отъехал на приличную дистанцию. Игорь вынырнул из-под руля садясь нормально.


С трудом справляясь с управлением на скользкой дороге, он вел машину, уходя как можно дальше от своих похитителей. Через несколько минут, проехав насквозь то ли деревню, то ли дачный массив, он оказался на перекрестке с оживлённой трассой. Игорь, глянув на указатель на обочине, свернул в сторону города и влился в поток.


- Вот и пригодились часы задротства в симуляторах гонок! - невесело подумал Игорь, управляя одной рукой, а вторую держа на весу и прижимая к телу, стараясь снизить боль в ключице.



Он ехал уже полчаса, когда понял, что из-за боли, стреляющей прямо в мозг при любом движении, рулить становится всё труднее и появляется опасность потери сознания. Игорь остановился на обочине, вылез из машины и отойдя пару метров поднял руку, голосуя.

Простояв в лёгкой куртке несколько минут он основательно подмёрз, прежде чем рядом остановился сердобольный водитель, который, выслушав историю о падении и сломанной руке, согласился довезти его до города.



Через час Игорь вылез из машины и поблагодарил водителя. Проследив как тот уехал, Игорь пошёл по улице, оглядываясь по сторонам. Пройдя два дома он оказался перед аркой, ведущей в его двор.

Игорь проскользнул в неё и замер у выхода, оглядывая обстановку. Ни незнакомых машин, ни посторонних людей во дворе не было, и он быстрым шагом пересёк двор и зашел в свой подъезд, аккуратно прикрыв за собой дверь.

На цыпочках прокрался к лестнице и прислушался: в подъезде стояла полная тишина.

Игорь поднялся на свой этаж, подошёл к двери и подёргал ручку.


- Чёрт, что же делать, ключей-то нет! - подумал Игорь, садясь на ступеньки.


В этот момент дверь его квартиры приоткрылась и в коридор выглянуло заплаканное лицо Даши. Игорь моментально поднялся, рывком распахнул дверь, морщась от боли в плече, и вошёл внутрь глядя в глаза попятившейся от него девушки.


- Что, сука, сдала меня? - наступал Игорь.


- Игорёчек! Миленький! Любимый! Прости меня! - заливаясь слезами кричала Даша, сидя на полу, куда Игорь с размаху толкнул её.

- Кому ты меня сдала, тварь?! - орал Игорь, - Кто эти люди?!

- Я не знааа-аа-юю-уу! - белугой ревела Даша, со страхом глядя на разъярённого Игоря - Они меня на улице поймали, у подъезда! Сказали, если я им не помогу выманить тебя из дома, то они меня убью-ууут! Они сказали, что от меня надо только, чтобы ты дверь открыл!

- Простии-и-и меняя-аа! - Даша, рыдая, обхватила ноги Игоря заглядывая в глаза.


Игорь отпихнул её и сел на диван.

- Пошла вон отсюда! - приказал он, успокаиваясь.

- Игорёчек, пожалуйста, не прогоняй меня! - пролепетала Даша.

- Пошла вон, я сказал! Что тебе не понятно? - снова повысил голос Игорь.


Даша встала с пола и потянулась за сумочкой, лежащей на диване рядом с Игорем. Он проследил за движением её руки и в открытой сумке увидел пачку денег.


- Это ещё что такое? - Игорь схватил сумку вперёд Даши и вытряхнул содержимое на пол.

Даша кинулась за деньгами, но тут же, поймав удар коленом Игоря в челюсть, отлетела в сторону.


Игорь поднял с пола деньги и зажав их в руке двинулся на Дашу:

- Откуда у тебя столько денег?

Даша испуганно молчала. Игорь наотмашь ударил её по лицу пачкой и заорал:

- Я спрашиваю откуда у тебя эти деньги?!


Выражение в глазах Даши изменилось, она перестала плакать и состроила злую гримасу:

- Заработала! Ты же не в состоянии!

- Что ты сказала?

- Да что слышал!

- Это ты меня во столько оценила, да?! - Игорь, схватил Дашу, поднимая ей с пола по стене.

- Да пошёл ты, козёл! - плюнула Даша ему в лицо и засмеялась.

- Ты, что думаешь, я намерена всю жизнь быть подстилкой твоей, да? Кто ты такой?! Ты нищета! - Дашу понесло - Ты не мужик вообще, ты ничтожество! Во всём! Денег нет! Работы нет! Ни хрена у тебя нет! Ты ничтожество! Полный ноль! Да даже в постели ты полный ноль!


Игорь, забыв о сломанной ключице, схватил Дашу обеими руками за шею и с размаху ударил головой об стену. Глаза Даши закатились и она обмякнув повисла на его руках, но Игорь не замечая этого, продолжал бить её головой об стену.


Через несколько мгновений боль плече вернулась и Игорь отпустил Дашу. Она сползла на пол, оставляя на стене кровавый след.


Молча постояв несколько секунд, пустыми глазами глядя на расползающуюся из-под тела кровавую лужу, Игорь сел рядом и заплакал.


Услышав шум в коридоре, Игорь повернул голову и безразлично посмотрел на приближающегося к нему человека в черной форме с пистолетом в руке.


Перехватив взгляд Игоря тот поднял оружие:

- Ну что, гадёныш, добегался?! Это тебе за Коляна! - воскликнул он и оружие в его руках плюнуло огнём.



E-20 12.12.2243 10:55.


- Анютка, ну не переживай! Пришёл один раз, теперь могу приходить в любое время! Причём в прямом смысле в любое - только ушёл и сразу вернулся. Для тебя даже минуты не пройдет!


Аня крепко обнимала меня не желая отпускать и отрицательно качая головой.

- А если там что-то с тобой случится? Что я буду делать? Один раз я тебя уже потеряла!

- Да что там со мной случится? Я же там самый главный как-никак!

- Ну и что?! - стояла на своём Аня, - Бросай ты их всех, зачем они тебе? Давай лучше спокойно здесь жить будем!

- Прости, милая, не могу. Пока никак не могу! Я поставил перед собой цель и я её добьюсь!


Аня со вздохом разжала руки:

- Обещай, что ты будешь очень осторожным и не полезешь на рожон.


Я открыл рот, чтобы на помнить ей, что я почти бессмертен, но она не дала мне это сделать, закрыв его пальцами.

- Не надо мне ничего говорить, я и так знаю, что ты можешь и умеешь!


Я взял её руку и поцеловал пальцы.


Аня снова вздохнула и отвернулась:

- Иди в свой мир!


Я закрыл глаза и открыл их в своём кабинете.



B-2 30.12.2290 10:55.


Я смотрел на часы и ничего не мог понять.


- Хм. Я вроде должен был вернуться в тоже мгновение, что и ушёл. Разве нет? - спросил я сам себя и сам себе ответил:

- Похоже, это работает только с изображением события, а время проведенное в любом мире проходит везде. Значит, в мир Ани я могу вернуться либо в кладовку роддома в дату и время на изображении, а тогда нашей встречи для неё как не было, либо сразу к ней, но через время прошедшее здесь. Мда, дилемма.


Покрутив эту мысль так и эдак, и придя к выводу, что лучше возвращаться сразу к Ане, пусть даже спустя какое-то время, чем переживать встречу каждый раз, я вышел из кабинета, намереваясь пойти перекусить в небольшом ресторане, расположенном на четвертом этаже здания фирмы.

Пройдя по коридору до лифтов, я нажал кнопку и задумался, с улыбкой перебирая в памяти мгновения встречи с Аней.


- Простите, вы же Алексей? - раздался голос и я, удивившись присутствию постороннего человека на этом этаже, обернулся.


Передо мной стояла невысокая симпатичная девушка лет 16-17 и вопросительно смотрела ожидая ответ.


- Да, я - Алексей.  А ты кто?  - поинтересовался я.

- Кира. - представилась девушка.

- И что ты, Кира, здесь делаешь?

- Ищу тебя, папа. - улыбнулась она.


Мне показалось, что я ослышался:

- Кого ищешь?

- Тебя. Ты - мой отец. - словно объясняя маленькому ребёнку повторила Кира.


В этот момент раздался сигнал прибытия лифта и он приветливо распахнул двери.


Обойдя меня, Кира зашла внутрь и посмотрела на меня:

- Ты кажется, куда-то хотел ехать?

- Эммм... - я был сбит с толку.

- Наверное ты хочешь спросить почему я решила, что я твоя дочь?

Я кивнул.


Вместо ответа Кира скинула с плеча бежевый рюкзак, порылась в нём и достала мобильный телефон. Потыкав по экрану несколько секунд она повернула телефон экраном ко мне.


На экране шла видеозапись, на которой в больничном халате, с маленьким ребёнком на руках была Аня. Моя Аня!


Я протянул руку к телефону и девушка молча передала его мне.


Тем временем изображение сменилось и телефон, перейдя в руки Ани показывал как я целую ребёнка и глажу его по крохотной головке. Затем, затмив на секунду объектив и, судя по звуку, поцеловав оператора, я отошёл на два шага и махнув Ане рукой, ушёл в открывшийся проход, блеснувший белым светом.


Я ошалело перевёл глаза на девушку. Она улыбалась от уха до уха.


- Откуда у тебя эта запись? - хрипло спросил я.

- От мамы. - девушка улыбнулась ещё шире - Это я у неё на руках. А значит ты - мой отец!


Кира смотрела мне в глаза, ожидая реакцию.


Просмотрев запись ещё раз, затем ещё и ещё, я наконец поймал нужный момент и нажал на паузу. На стоп-кадре, был отчетливо виден экран какого-то медицинского прибора, стоящего недалеко от кровати с Аней, на котором, в углу, отображались дата и время.


Я посчитал в уме, загибая пальцы. Ровно девять месяцев и одна неделя с того момента как я "вчера" встретился с Аней.


- Не может быть! - охнул мой любимчик - пессимист.

УРА-А! У НАС ДОЧКА! - заорал оптимист и уже немного тише добавил:

- Да еще и красивая какая!


- Так и будешь стоять? - привёл меня в чувство голос Киры.


Я обернулся на раздавшиеся за спиной шаги - к лифту шёл Сергей.

- Судя по твоему виду - вы уже познакомились. - с улыбкой глянул он на меня.


Дождавшись моего кивка, Сергей прошёл в лифт и встал рядом с Кирой.

- Отпразднуем? - предложил он.


Я молча шагнул к ним и Сергей ткнул кнопку четвертого этажа.



(континуед...)

Показать полностью
3
"Марш мертвецов" ремейк (2 часть)
15 Комментариев в Сообщество фантастов  

Марк Октавий ехал на белом коне во главе 15-го легиона. Еще 2 месяца назад он жарился под солнцем в песках Нубии, а затем плыл через море. Их срочно перебросили в центральные провинции, куда стекались и другие легионы с границ. Уже многие столетия центр империи не видел такого скопления легионеров. Перед 15-м легионом была поставлена задача, занять Верону, и перекрыть перевалы в горах. На их усиление в недели пути позади шли 19-й и 21-й легионы. Трех легионов хватало для полномасштабной кампании: слишком много для удержания узкого прохода в горах.


При подходе к городу Октавий заметил оживление на окраине. Люди суетились, собирали пожитки и грузились в телеги. Верона была охвачена паникой.


– Что происходит? – строго спросил Октавий у горожанина, спешно закидывавшего ягненка в повозку.

– Там! – палец указывал в направлении перевала.

– Там мертвецы! Ожившие! Их целая куча! – промямлил мужчина с бледным лицом и каплями пота на лбу.

– Какие еще мертвецы? Что за чертовщину ты несешь? – недоверчиво поглядел на него Октавий.

– Скоро сами увидите, – мужчина отвернулся и продолжил заниматься скарбом.


Вся эта суматоха здорово отвлекала, преграждала путь и давила на нервы. «Центурион! Освободить дорогу от гражданских!» – отдал приказ Октавий. Ближайший центурион отсалютовал и принялся исполнять приказ, собрав солдат, которые принялись сталкивать повозки и людей с дороги щитами и древками копий.


Легион прошел по очищенному пути вглубь города. Там тоже была суматоха. Одни собирались покинуть Верону, другие в замешательстве столпились у своих домов и не знали что делать. Родители искали своих детей, потерявшиеся дети звали родителей.


Авангард уже вышел с другой стороны Вероны, когда темные силуэты замаячили на возвышенности впереди. Октавий отдал приказ приготовиться к бою. Темная масса была похоже на войско. Они шли со знаменами. Издалека можно было различить острия копий. Эти незнакомцы тоже как будто строились перед боем.


Через полминуты неизвестное воинство бросилось в атаку. Октавий понимал, что его легион в очень невыгодном положении. Они зажаты в узких городских улочках и лишены маневра, легион растянут на марше, и им придется встречать неприятелей по частям, а не единым фронтом.


Враги приближались. С каждым мгновением, что Октавий смотрел на них, кровь все больше стыла в жилах. На него неслись мертвецы. Целая армия. Иссохшая, почерневшая, словно мумифицированная плоть. Часто из-под нее проглядывали пожелтевшие кости. Лишенные губ зубы застыли в вечном оскале. Пустые глазницы. С ходячих скелетов свисали лохмотья одежды. Можно было различить элементы доспехов: панцири, ремни, бляхи, шлемы. Они выглядели так, как если бы пролежали несколько лет в земле: изъеденные временем, с трещинами и дырами. Заржавевшее оружие было не в лучшем состоянии. По оружию и амуниции можно было предположить, что мертвецы относятся к разным народам: грифонская и борейская культуры просматривались в них. Пластинчатые доспехи и мечи имперского образца соседствовали с миндалевидными щитами и топориками варваров. Поверх голов наступавшей лавины высились штандарты с грифонами и цифрой 13.


Легионеры плотно сомкнули щиты, готовые дать отпор. Первые ряды нечисти нахлынули на них, как волны на берег. Легионеры принялись методично разить их копьями поверх щитов. Эти удары сразили бы живого, но не причиняли заметного вреда тем, кто уже умер, но не покинул этот мир. Копья застревали между ребер или в щитах, или в доспехах мертвецов, их приходилось бросать и обнажать мечи.


Мертвецы продолжали прибывать и давить числом. Стена щитов сперва сдавала назад, а затем распалась, и мертвецы устремились в бреши.


Октавий видел, насколько стойко сражаются его солдаты, как они изо всех сил сдерживают натиск, но понимал, что они обречены – враг слишком силен и многочислен. Октавий парировал один удар, второй, третий, снес голову замешкавшемуся трупу, сбил другого щитом на землю, где его тут же затоптали ногами. Справа мелькнул силуэт, Октавий повернулся в сторону него, клинок ударился о шлем и рассек нащечную пластину. Он почувствовал, как лезвие врезалось в скулу, от обжигающе острой боли потемнело в глазах и помутилось сознание. Кровь заливала лицо. Солдаты обступили своего командира и закрыли щитами. Поддерживая его, они начали отступать в город.


На узких улочках легионеры восстановили строй и наглухо перегородили их щитами. В сжатом пространстве покойники не обладали преимуществом, и их было легче сдерживать. Мертвецы не обращали внимания на раны, упав на землю, через некоторое время они вставали снова. Только получив многочисленные травмы, нарушавшие целостность скелета, они распадались и уже не могли собраться. Словно сила, что приводила их в движение и наполняла неистовой яростью боя, покидала их.


В черепичную крышу дома попал огненный снаряд, разворотив ее. Осколки черепицы разлетелись по улицам, раня встречных легионеров. Те, кому не посчастливилось оказаться на пути осколков, хватались за пробитые головы, силясь остановить кровь. Закрывали ладонями вытекавшие глаза или падали ничком с изрешеченной грудью. Кроме осколков взрыв разбросал тлеющие угли, горящие зеленоватым пламенем. Попав на человека, они прожигали плоть и металл, и их уже невозможно было потушить. Улицы Вероны утонули в истошных криках раненых и умирающих. Разрушенный взрывом дом загорелся тем же потусторонним светло-изумрудным огнем. Следом уже летели новые снаряды, неся смерть, ужас и разрушение.


Эти снаряды были делом рук одного из мертвецов. Закутанный в балахон, выделявшийся обилием седых волос еще торчащих из черепа, он совершал ритуальные вращения руками, которые воспламенялись адским пламенем, не причинявшему вреда хозяину, отводил назад и швырял снаряд в город. Остальные мертвецы с почтением обегали его, не мешая его смертельному колдовству.


Неожиданно распахнувшаяся дверь напугала Гая. В нее вошли двое легионеров, волоча под мышки третьего. Гай не разбирался в иерархии легионов, но по более изысканному и богатому доспеху предположил, что третий был их командир.


– Положите его сюда, – велела им мать Гая.


Солдаты уложили раненого на кровать с соломенным настилом. Женщина тут же принялась обрабатывать жуткую рану на лице.


Вся семья Гая собралась дома: Гай, мать и отец, младшая сестра. Они были напуганы и не понимали что происходит. Снаружи были слышны крики и топот десятков ног по мостовой. Вскоре стал слышен лязг металла и звон оружия. В комнате пахло кровью и гарью. Царило смятение.


Чтобы немного успокоиться и ободрить остальных Гай достал флейту и стал играть на ней. Никто не ожидал услышать музыку и поначалу все вздрогнули. Музыка волшебным образом придавала спокойствия и поднимала дух в текущих обстоятельствах. Сестренка Гая прижалась к брату. В руке она сжимала тряпичную куклу.


Перезвон мечей раздался прямо за дверью. Истошный оглушительный исполненный боли и страдания вопль. На мгновение повисла тишина. Дверь распахнулась…


На пороге стоял живой мертвец в форме центуриона. Потрепанный гребень шлема упирался в дверной косяк. Панцирь был украшен круглыми щитками с рельефными изображениями божеств и зверей. У Гая отвисла челюсть от шока. Сестра закричала и спряталась за спину брата. Мать застыла на стуле, закрыв ладонью рот, чтобы не закричать. Легионеры обнажили мечи и накинулись на незваного гостя.


Нечистый воин ловко парировал их удары, орудуя сразу двумя мечами. Он раскромсал своих противников, и их тела рухнули на землю. Далее, ведомый жаждой убийства, он устремился к женщине. Какой-то пастух перегородил ему дорогу. Ему доводилось убивать великих воинов, этот жалкий человечишка осмелился бросить ему вызов? Живой мертвец, не задумываясь, пронзил несчастного в живот и оттолкнул ногой. Тень мелькнула по стене в свете свечей. Брызги крови широкой дугой заляпали противоположную стену. Женщина лежала на полу. Ее рука тянулась к детям. Пальцы дергались в предсмертных конвульсиях. Дети. Теперь их черед.


Неожиданно кинжал вонзился воителю нежити между лопаток. Кто-то повис у него на шее, резко наклонившись вперед, он перебросил напавшего через себя. Перед ним медленно поднимался высокопоставленный офицер легиона. На его лице красовался рубец с запекшейся кровью. Темный воитель распорол ему живот точным резким взмахом меча. Сразу последовал второй удар. Пластины доспеха легионера разлетелись, из распоротого живота повалились кишки. Сраженный враг осел на колени. Скрещенные мечи опустись ему на плечи. С секунду обреченный с раскрытым ртом полным крови смотрел на своего палача. Одно резкое движение и голова полетела на пол.


Последним, что видел Гай была темная фигура над ним с занесенным клинком. Он закрывал собой сестру. Та жалась к нему и беззвучно плакала.


***


Тит не сразу осознал, где находится. Зов диадемы начал стихать, похоже, приказ Максимуса был выполнен, каким бы он не был. Сознание прояснялось. Тит видел лишенные цвета размытые дымкой очертания предметов. Мертвецы лишись зрения, когда их глаза отмерли, но вместо старого они обрели новое.


Тит понял, что находится в глинобитной хижине. В руках он держал окровавленные мечи. Он огляделся: вокруг него на полу распластались тела людей, убитых им. Четверо мужчин, трое из них были солдатами, мирный житель и женщина. Все со страшными ранами. Пол был залит лужами крови, стены украшали темные пятна на месте кровавых брызг. Рядом с Титом стоял домашний алтарь. По прекрасному лику Весты и мудрым и строгим лицам Юлианоса стекали алые капли.


Прямо перед Титом у его ног лежало два маленьких тела. Он убил детей! Как он мог? Будь проклят этот Максимус со своей короной, голос которой он теперь слышал у себя в голове все время. Большую часть времени этот голос был не громче шепота, к нему можно было привыкнуть и не обращать внимания, как на шорох мышей в подполе. Но были моменты, когда короне нужно было беспрекословное подчинение своих рабов. Слабый шепот превращался в истошный хор. Он полностью подчинял своей воле, и его рабы исполняли любую его прихоть.


Еще один тяжелый груз лег на его душу. Очередное проявление необузданной жестокости прибавилось к длинному списку злодеяний, совершенных за последние шесть месяцев. Тит посмотрел последний раз на детей и вышел из хижины. Максимус приказывал идти дальше. На Мидас.


Тело Гая прижималось к тельцу сестры, закрывая его. В руке он сжимал флейту. Возле нее лежала тряпичная кукла в платье, с волосами из кусочков веревки и вышитой улыбкой на лице. Оно было замарано пятнами крови.


***


10 недель спустя. У стен Мидаса.


Максимус разбил палатку на вершине холма старейшин. На том самом месте, откуда по легендам древние предки грифонцев увидели место для основания города, которым впоследствии стал Мидас. На холме росла священная роща. Здесь в старину устраивали советы старейшины и вожди, а в более позднее время проводили религиозные празднества и отдыхали в тени аллей.


Максимус пил вино из серебряного кубка и жевал сушеный виноград. Это все что он мог себе позволить. Вся остальная еда быстро портилась. На самом деле он не испытывал потребности в еде и питье, и ему лишь казалось, что он чувствует едва-едва уловимый вкус и запах пищи, но ему не хватало этих неотъемлемых атрибутов его прошлой жизни. Или вернее сказать просто жизни как таковой. Вино лилось сквозь его кости прямо на землю. Максимуса это не смущало.


Сад вокруг него начал угасать на глазах, как только марш войска мертвых докатился до Мидаса. Кипарисы сохли и сочились смолой из треснутой коры, розы сморщились и почернели. Гроздья винограда гнилыми комьями лежали на дорожках. Птицы покинули это место. Диадема или корона, что сейчас покоилась на черепе Максимуса, создавала в нескольких десятках километрах вокруг незримую ауру, постепенно убивающую все живое.


Корона Короля чумы заключила с ним своего рода контракт. Он получает вечную жизнь и войско, способное смести любые преграды, взамен он должен лишь вести войну против всего живого и носить корону, не снимая ее. На самом деле у него не оставалось выбора, как только он надел ее. Но сейчас он наслаждался могуществом. Он был в шаге от исполнения мечты – войти в императорский дворец, воссесть на троне и править. Ничего страшного, что он будет править царством мертвых.


До холма старейшин доносился шум битвы, бушевавшей под стенами города уже вторые сутки. Огромные осадные башни, подъезжали к стенам, и по трапам на них высаживались воины-покойники. Десятки костлявых рук тащили штурмовые лестницы и прислоняли их к укреплениям города. Мертвецы карабкались наверх. Тучи стрел сыпались на защитников через стены. Катапульты посылали массивные валуны и огненные снаряды. Личи – бывшие некогда боевыми магами вели дуэли со своими живыми собратьями. Город пылал в огне. Столбы дыма поднимались над ним. Деятельность тысяч людей и нелюдей освещалась маревом пожаров. Это было грандиозное зрелище.


Из самой Бореи армия Максимуса маршировала сюда круглые сутки. Мертвые не знали усталости, им не требовался отдых. Только сражения с легионами империи задерживали их ненадолго. Диадема давала власть воскрешать павших. Каждый убитый в бою воин присоединялся к его войску. Трудно было даже подсчитать, сколько мертвецов он собрал под своими знаменами. Десятки тысяч. Неделю назад они прибыли сюда, осадили город и начали приготовления к штурму. Сейчас штурм подходил к завершающей стадии – силы защитников были на исходе.


– Господин, – подошел и присел на колено центурион. Его слова передавались без звука, мертвецы слышали друг друга в своем сознании. Там где когда-то был мозг.

– Главные ворота разбиты и захвачены.

– Подведите моего коня.


Максимус вскочил на ходячий труп коня и помчался к воротам. Плащ развевался на ветру. Нагрудник блестел серебром и позолотой в свете пожаров. Конница, ожидавшая командира, последовала за ним.


Максимус промчался по мосту через разбитые ворота. В городе вовсю шло сражение. Кавалерийский клин протаранил фалангу щитоносцев, на скаку срубая головы, и устремился вверх по улочкам к Капитолию – возвышенности в центре города, где находились административные и политические учреждения с дворцом императора.


Остатки сил имперцев собрались там, чтобы принять последний неравный бой. Личная гвардия императора Августа и наиболее могущественные боевые маги из коллегии обступили императора и удерживали центральную площадь.


Мертвые всадники на таких же пугающих скакунах вбегали на площадь. Гвардейцы сбивали их с седел копьями или подрубали лошадям ноги. Наездники на полной скорости падали вниз и разбивались на костяные осколки о мостовую. Маги сжигали врага огненными шарами.


Стремительная зеленая вспышка пронеслась между имперцев и расцвела ослепительным гигантским взрывом в центре площади, разметав собравшихся там. В дело вступил Сентеций Логар.


Император лежал посреди убитых и раненых засыпанный осколками и каменной крошкой. К нему приближался мертвец в богато украшенном нагруднике, пурпурном плаще и необычной диадемой на голове. Камень на лбу горел красным. От его фигуры исходило едва уловимое зеленое свечение.


Август потянулся к мечу, выбитому взрывом из рук. Максимус придавил его руку ступней и занес меч. На крыше императорского дворца, под покосившейся из-за попавшего в нее снаряда статуей грифона, за всем наблюдал старый грифон. Настолько большой, что мог бы унести в когтях овцу. Он сорвался с места, спикировал на Максимуса, сел ему на плечи, пробил клювом череп, схватил диадему и взмыл в небо. Пролетев над городскими кварталами, он выбросил ее в реку Стикс и умчался в ночь в свете луны.


Максимус почувствовал, как что-то село на него. Кости черепа затрещали, он испытал адскую боль. Предводитель войска мертвых не сразу осознал, что диадемы большем нет. Если бы на его лице осталась плоть и мышцы, оно бы изобразило испуг и удивление. Простояв несколько секунд в замешательстве, Максимус рассыпался на части, подняв облачко костной пыли. Та же участь постигла и всю его армию.


***


Марш мертвых по землям империи завершился. Империя была спасена. Выжившим требовалась короткая передышка, чтобы начать отстраивать разрушенные города и вновь заселять земли, по которым прошлись покойники. Уйдут годы, чтобы восстановить численность легионов. Требовалось вернуть закон и порядок в окраинные провинции, оставленные без защиты, провести масштабные реформы командной структуры армии и издать законы, регулирующие магические знания и артефакты. Число 13 было объявлено проклятым в империи, а день победы над смертью стали праздновать как день грифона, в честь птицы всех спасшей.


- конец -


PS. критика приветствуется, так вы вы поможете мне сделать следующие произведения лучше

Показать полностью
92
Кто я? Часть 4 (9)
25 Комментариев в Сообщество фантастов  

Начало четвертой части здесь.



B-2 29.12.2290 18:35.


Уже второй час Кира бродила по городу, находя и рассматривая отличия от её мира. Их было не очень много, но они были достаточно заметные: здание рядом с которым она появилась в её мире не существовало, а на его месте стоял торговый центр; по улицам сновали автомобили, марку которых определить она затруднялась. Зато одежда на людях почти не отличалась от той, что знала Кира и она успешно сливалась с потоком прохожих.


Увидев небольшой уличный лоток, с которого продавец южной внешности, продавал всем проголодавшимся чебуреки и другую выпечку, Кира поняла что очень проголодалась. Она прислонилась к стене недалеко от лотка и молча наблюдала за процессом продажи, пытаясь разглядеть деньги в руках покупателей и продавца. Видимо у неё был такой голодный вид, что продавец, отпустив очередного покупателя, повернулся к ней и махнул рукой, подзывая к себе. Кира отлепилась от стены и подошла к лотку, готовая в любой момент "сделать ноги".


- Кушать хочешь? - с акцентом спросил продавец.

Кира кивнула. Продавец, открыв крышку лотка, покопался в его железном нутре и вытащил два разломанных пополам чебурека. Кинув их в пакет он протянул его Кире:

- На, кушай! Сломались пока вёз. Всё равно их не продашь.

Кира протянула руку и забрала пакет. Пролепетав - Спасибо! - она пошла по улице в поисках укромного места. Завернула за угол какого-то дома и остановилась увидев стайку мальчишек лет десяти, окруживших автомат с напитками и мелкими закусками. Они что-то громко обсуждали, стучали по аппарату кулаками и даже пинали его. Кира подошла поближе и увидела, что пачка чипсов, зацепившись за криво лежащую бутылку воды, застряла прямо перед самым падением в лоток. Мальчишки громко галдели, совершенно не обращая на неё внимание.


- Можно я попробую? - спросила Кира и ребята разом обернулись, - Мне обычно везет в таких делах.

Один из парней, видимо лидер банды сорванцов, оценивающе посмотрел на Киру.

- А не стыришь? - спросил он.

- Нет, обещаю! - улыбнулась Кира - Но если получится - то чипсы ваши, а вода моя. Договорились?

Предводитель глянул на своих друзей и принял решение:

- Ладно, пробуй.


Кира подошла к автомату, оглядела застрявшие товары и по наитию ударила ладонью по стеклу, целясь чуть ниже и правее застрявшей бутылки. Бутылка и пачка чипсов с грохотом упали в нижний лоток и к нему сразу устремились несколько рук.

- И вправду везучая, мы тут уже полчаса долбим, а ты одним ударом! Держи, твоя доля! - важно заявил предводитель.

- Спасибо!  - ответила Кира, принимая бутылку воды из протянутой руки.

- Ребят, хотите поделюсь чебуреком? - Кира подняла пакет повыше, показывая его содержимое. Несколько голов разом кивнули и она выудив две половинки отдала их в протянутые руки.

Пока ребята потрошили пакет чипсов и жевали чебуреки, Кира съела свой и запила водой. Затем протянула бутылку вожаку стаи. Тот не отказался и бутылка пошла по рукам.

- Ты откуда? - спросил один из мальчишек.

- Сама не знаю. - ответила Кира.

- Как это?

- Ну вот так. Я даже не знаю какое сегодня число и сколько времени, а на телефоне часы сбились. Кира достала из заднего кармана телефон и продемонстрировала его детворе.


Мальчишки начали чём-то шептаться, косясь на Киру.

- Что-то не так? - встревожилась она, глядя на старшего компании.

- Дай посмотреть? - протянул он руку к её телефону.

- А не стыришь? - передразнила Кира парня.

- Слово пацана!

Кира вложила телефон в грязную ладошку и вся компания сгрудилась вокруг своего командира. Ребята тыкали в экран, запуская разные программы, и восхищенно галдели.

- Что хочешь за него? - спросил старший, протягивая телефон обратно Кире.

- Извини, не продаю! - улыбнулась Кира. - Но могу отдать в обмен на вашу помощь.

На Киру тут же уставились несколько пар внимательных глаз, ожидая что она скажет.

- Мне нужно найти в этом городе одного человека. Я понятия не имею кто он, чем занимается, где живет и работает. У меня есть только небольшое видео с ним.

Кира включила воспроизведение записи скопированной с телефона матери и десяток вихрастых голов склонились к экрану. Найдя нужный момент, Кира поставила на паузу и повернула телефон так, чтобы экран видели все ребята.

- Вот этого человека нужно найти.


Старший из ребят внимательно посмотрел на экран, затем перевёл взгляд на Киру.

- А зачем ты его ищешь?

- Думаю, что он мой отец.

- Врёшь! - хором воскликнули несколько ребят и вся ватага моментально отошла от Киры и собралась в кучку.

- Что не так? - спросила Кира, глядя в напряжённые лица ребят.

- Ты не знаешь кто он? - кивнул на изображение их предводитель.

Кира отрицательно помотала головой: - Нет, а  должна?

- Считается, что он реальный правитель нашей страны.

- Да ладно?! - настала очередь Киры удивляться.

- Мой папа говорит, что даже наш президент его слушается и боится! - подал голос кто-то из ребят.

- А ещё он поубивал несколько человек и ему ничего не было! - сказал другой.

- Да! - подхватили остальные.


Кира удивленно посмотрела на улыбающееся лицо на своё телефоне: обычный симпатичный мужчина лет тридцати-тридцати пяти. Умные глаза, волевой взгляд, но ничего сверх выдающегося.


- И как мне его найти? - спросила она.

- Пошли! - скомандовал старший из ребят и вся ватага, окружив Киру, вышла на улицу.



Через десять минут быстрого шага ребята подошли к зданию, во двор которого Кира вышла из своей комнаты.

- Здесь он работает! - уверенно заявил предводитель мальчишек, - Зайди да сама спроси у охраны, если не веришь.

- Спасибо! - поблагодарила Кира и протянула телефон.

Старший только отмахнулся:

- Не надо! Если он и вправду твой папка - тебе сильно повезло, он очень крутой!

Кира, махнув ребятам на прощанье, зашла в холл.



- Чего тебе? - неприветливо спросил у неё охранник, стоящий перед высокими турникетами.

- Я ищу этого человека - Кира продемонстрировала экран телефона.

- Зачем он тебе? - удивился охранник и взглянул на своего напарника, стоящего за турникетами: - Глянь, что у неё!

Второй охранник,  пройдя через турникет тоже заглянул в экран и удивленно поднял глаза на Киру: - Откуда у тебя это?

- Так как мне его найти? - не ответила на их вопросы Кира.

- Виталя, позови в холл старшего смены! - нажав на кнопку на рации, сказал первый охранник. Рация в ответ пробурчала что-то невнятное и охранник указал на диван стоящий возле одной из стен:

- Посиди пока там, сейчас наш начальник придёт, с ним поговоришь.

Охранники, проследив как она сядет на диван,  моментально потеряли к ней интерес и разошлись по своим местам.


Минут через пять откуда-то из-за турникетов в холл вышел мужчина в такой же форме как у охранников, за исключением белой повязки чуть выше локтя.

- Чего случилось? - спросил он у одного из охранников, тот в двух словах описал произошедшее и показал на Киру.


Старший смены двинулся к ней и Кира встала с дивана.

- Чего там у тебя?

Мне нужен вот этот человек! - твёрдо сказал Кира, показывая экран подошедшему.

- Зачем?

- Это я скажу только ему.

- Девушка, к нему вы не попадёте. Вас никто не пустит в любом случае! Поэтому либо рассказывайте мне, либо покиньте здание!

- Хотя бы скажите - он здесь работает? - умоляюще попросила Кира.

Охранники громко засмеялись, а старший улыбнулся и сказал:

- Девушка! Он здесь не работает, он здесь - хозяин! Это мы все на него работаем! Поэтому либо выкладывай чего тебе нужно, либо выходи на улицу - рабочий день заканчивается!


В этот момент из коридора за турникетами вышел мужчина в хорошем тёмно-синем костюме. Он кивнул охранникам и без какого-либо контроля спокойно прошёл через турникет. Проходя мимо Киры и стоящего рядом с ней сотрудника, мужчина бросил на них мимолётный взгляд и сделав пару шагов вдруг резко остановился и повернулся.

- Девушка! - позвал он - Вас случайно не Кира зовут?

Кира кивнула. Мужчина подошёл к ней и взглянул на старшего смены, тот моментально отреагировал на его взгляд - вытянулся по струнке и чётко доложил:

- Сергей Иванович, у девушки на телефоне картинка с шефом и она требует встречу с ним лично. Чего ей нужно не отвечает!

- Хорошо, я сам с ней пообщаюсь. - ответил мужчина и старший смены сразу же отошёл от них, направляясь в сторону турникетов.

- Добрый вечер! Меня зовут Петров Сергей. Кира, зачем вы ищете Алексея?

- Так его Алексей зовут? А фамилия?

- Не всё сразу. - улыбнулся Сергей, - Давайте пройдём ко мне в кабинет и в спокойно обстановке вы мне расскажете как вы сюда попали и зачем вам мой начальник.


Сергей протянул руку, жестом указывая направление в сторону турникетов и двинулся первым. Кира пошла следом.



Они поднялись на лифте на пятый этаж, прошли по коридору, застеленному приглушавшим шаги ковролином и остановились возле двери с табличкой 502.

Сергей достал ключи, открыл дверь и сделал приглашающий жест, пропуская Киру. Девушка вошла и остановилась посреди кабинета. Сергей прошёл за рабочий стол, сел в кресло и махнул на стул для посетителей, стоящий перед столом.

- Присаживайся.

Кира послушно села на краешек стула.


- Покажи, пожалуйста, что там у тебя в телефоне? - попросил Сергей.

Кира, всё это время не выпускавшая телефон из рук, положила его на стол перед Сергеем и включила воспроизведение записи. Сергей молча, не дотрагиваясь до телефона, просмотрел её. Он поднял взгляд на Киру:

- Ты знаешь, кто эта женщина? - спросил он.

- Да, это моя мама. - кивнула Кира - И я считаю, что этот мужчина... ну то есть Алексей, - поправилась она - мой отец.

- Почему ты в этом так уверена?

- Потому что это я на руках у мамы!



Сергей откинулся на спинку кресла и несколько секунд о чем-то размышлял разглядывая Киру. Придя к какому-то выводу он снова облокотился на стол:

- Кира, давай на чистоту! Мы долго искали тебя и твоего друга - Игоря Кудрявцева. Мои люди забрали его за несколько минут до приезда полиции, вызванной поймавшим Игоря хозяином магазина техники, куда он с двумя приятелями влез в три часа ночи. Когда ребята везли его, Игорь выпрыгнул из машины и оказался в твоём подъезде и именно ты впустила его! Затем, прямо на глазах у мои сотрудников вы оба просто исчезли. Я так, понимаю, что ты в курсе, что находишься совершенно в ином мире, чем твой?


Кира настороженно кивнула:

- Да.

- Тогда давай играть по-честному: ты отвечаешь на мои вопросы, а я на твои. Согласна?


Сергей выжидательно смотрел на неё, явно опасался того, что Кира может сбежать также как от его людей - просто исчезнуть в любой момент.


- Позовите Алексея - потребовала Кира вместо ответа - и я расскажу то, что вы хотите.

- К сожалению, сейчас он недоступен, - ответил Сергей - и я его замещаю по всем вопросам. Так что можешь всё рассказать мне, а как только Алексей освободится, то я провожу тебя к нему. Думаю, что он будет рад твоему визиту.


Кира слушала Сергея, на её лице недоверие боролось с желанием поскорее поделиться тем что ей известно об Ангеле и мирах.

- Нет, я буду ждать Алексея! - сказала Кира и встала со стула, намереваясь выйти из кабинета.

- Очень жаль, Кира, но скажи мне куда ты пойдешь и как с тобой связаться?

Кира замерла на пороге. У неё не было ответов на вопросы Сергея. И он, как-будто поняв её колебание, предложил:

- Тебе ведь некуда идти, в нашем мире в твоём доме живут совершенно другие люди! Я могу предложить тебе комнату отдыха - она здесь, на этаже, в конце коридора. Ты сможешь поесть и отдохнуть. Там даже душ  и постель есть.

Кира повернулась к нему:

- Хорошо.



E-20 10.12.2243 18:55.


Передо мной была Аня. Та самая, которая не сложила руки и вернула меня с того света при операции; та самая, которая буквально насильно протащила меня через курс реабилитации, заставляя заново учиться управлять телом, ставшим моим; та самая ,с которой я прожил бок о бок почти два года; та самая, которая видела будущее; та самая, которая второй раз спасла мне жизнь, в последний момент закрывая меня собой от пули; та самая, смерть которой я видел лично...


Аня взвизгнула и бросилась мне на шею, целуя и заливая слезами моё лицо. Я крепко сжимая её в объятиях и боясь что она исчезнет как сон, целовал в ответ и тоже плакал.


Не знаю сколько мы так простояли. Периодически я смотрел в её глаза и видел светящееся в них счастье. Видимо она видела тоже самое, потому что снова начинала плакать. Это были слёзы радости.


Спустя какое-то время Аня отпустила меня и потянула куда-то в сторону:

- Лёш, пошли! Там кабинет мой, поговорим спокойно.


Мы прошли по коридору и дошли до кабинета с табличкой "Старшая медсестра".

- Понизили в должности - улыбнулась Аня, открывая дверь ключом.


В кабинете она снова повисла у меня на шее, целуя. Затем отстранилась и спросила:

- Ты как сумел попасть в этот мир?

- Это ты мне объясни! Тебя убили! Я сам видел! - спросил я потрясенный её вопросом.

- В каком смысле - убили? - нахмурилась Аня.

- В прямом! Мы бежали по парковке перед больницой и ты подставилась под пулю, предназначенную мне!


Аня села на стул и задумалась. Через некоторое время она подняла на меня глаза.


- Лёш, я не помню этого! Мы бежали - это помню. Потом белая вспышка и всё - я пришла в себя уже здесь, в этом мире. Тебя рядом не было, а этот, ну который приходил тогда в нашу квартиру, Ангелом ещё представился, сказал, что я теперь в другом мире и здесь нет тех кто на нас охотился и вообще тут безопасно. Но ты сюда попасть никогда не сможешь. Я белугой ревела несколько месяцев. А сейчас тебя увидела - думала всё, крыша уехала - глюки! А тут ты меня позвал! - начав медленно, к концу тирады Аня уже тараторила, затем резко прервалась и спросила:

- Так как ты сюда попал?

- Как видишь, нет ничего невозможного! - я улыбнулся. - Главное, что теперь я знаю, что ты жива и теперь теперь я буду с тобой!

Я обнял и поцеловал Аню, а она гладила меня по голове и из её глаз снова ручьём текли слёзы.



Мы проговорили с Аней до поздней ночи.

Оказавшись в этом мире она пришла в больницу и сказала, что помнит только как её зовут и что она медицинский работник, а больше ничего. В конечном итоге, ей сделали удостоверение личности и протестировали знания по медицине сильно удивляясь некоторым ответам. Её допустили до работы медсестрой, а потом она заменила ушедшую в декрет старшую медсестру.


Аня со смехом рассказывала мне свои карьерные продвижения, а я любовался ею и слушал родной мелодичный смех.


Она периодически убегала из кабинета, выполняя служебные обязанности, но старалась поскорее вернуться ко мне. А после окончания её смены, мы приехали в небольшую комнатку, которую она снимала.


Мне не было так хорошо долгие семнадцать лет!



(вечером наверное...)

Показать полностью
14
Чужое время
14 Комментариев в Сообщество фантастов  

На нём была шляпа и клетчатый пиджак, а борода, растущая словно бы прямиком из шеи, топорщилась веником. Под приподнятыми бровями блестели тёмные глаза, губы беспокойно шевелились.

Я отпер дверь и вошёл с блокнотом наперевес. Что бы спросить для начала? Имя? Нет, зачем мне сейчас его имя. Рано...


- Кто вы? - произнёс я наконец.


- Что значит «кто?» Человек! - уверенно отвечал он.


- Прекрасно, - сказал я, делая пометку в блокноте. - Продолжите фразу, пожалуйста: «ночью все кошки..?»


- Серы.


- Семью семь?


- Не морочьте мне голову!


- А всё же? - я терпеливо глядел на него, занеся карандаш.


- Ну сорок девять. И что?


- Прекрасно, - сказал я немного растерянно, но стараясь не подавать виду. Неужели получилось? После стольких неудач... Только бы не сглазить...


- Где я? - оглядываясь по сторонам, спросил тем временем человек.


- У друзей. Здесь вам помогут, - сказал я машинально. Слова были давно заучены и ничего не значили. К чертям всех друзей! Потом решим, чем ему помочь. Сейчас главное не это.


- Когда родился Ренуар?


- В... чёрт, не помню. Знал, но позабыл.


- Не страшно, - чуть не рассмеялся я. И в этом действительно не было ничего страшного, ведь я тоже забыл дату рождения Ренуара.


Следующие минут двадцать мой собеседник безропотно отвечал на любые вопросы, сыпавшиеся из меня горохом. За это время мы дважды обошли коридоры и успели прекрасно поладить.


Во всяком случае, я так думаю, потому что он вдруг замедлил шаг, взял меня за пуговицу халата и произнёс доверительно:


- Послушайте, приятель, а где же мой кабинет?


- Кабинет? - спросил я, похолодев.


- Ну да. Не терпится, знаете ли, приступить к работе. Что вы так смотрите? Можете играть в загадки сколько хотите, но ведь я-то не дурак и понимаю ситуацию не хуже вас. Здесь только мы двое, как я погляжу, не взаперти. Конечно, вам... тебе нужен помощник, чтобы держать такую ораву - их тут человек сорок, так? - в подчинении. Кормёжка там, режим, заполнение бумаг… Комиссии, проверки, работа с контингентом. Одному тут точно не справиться. Слушай, приятель, хватит сбивать цену, я и так беру недорого.


- Вот это да, - сказал я, собравшись с мыслями. - Ловко ты меня раскусил! Ну хорошо. Пойдём, уладим это дельце в твоём кабинете, без лишних глаз.


Он подмигнул мне и пошёл впереди: важный, самодовольный, только что поймавший за хвост птицу удачи. А я глядел в его клетчатую спину и думал печально, что никогда больше, наверное, не буду так близок к успеху. С моим-то везением... Ну, да ничего не поделаешь.



Я работаю в девятом отсеке Центра Клонирования, плывущего в верхних слоях атмосферы Земли огромным тёмным диском.


Не мы уничтожили разумную жизнь на колыбели человечества, но именно на нашу долю спустя долгих пять сотен лет выпало её восстановить. Нас, посланцев далекого космоса, где жизнь людей не угасла, здесь очень мало. Около двух сотен в небе и тысячи полторы на поверхности. Наши гены в новых жителях планеты, вышедших из пробирки, а их, конечно, гораздо больше. Вот только аппараты клонирования, милостиво предоставленные нашей экспедиции Единым Правительством, оказались бракованы, а ближайший сервисный центр находится в 1,32 парсека отсюда, если не дальше.


Поначалу всё шло по плану и первые десять клонов получились такими, какими и должны быть любые клоны: не очень умными, послушными, и полностью, до последнего атома повторяющими своих оригиналов. А потом все сорок машин одна за другой начали чудить. На свет появлялись особи, похожие на каждого члена корабля разом или непохожие ни на одного. У них был разный рост, вес, облик, генетический код, словно аппараты обладали огромным банком ДНК. А может, так и было?


Наши техники разобрали две непокорные машины, но ничего странного не обнаружили. Собрать, правда, оказалось куда сложнее, да и дольше, а потому капитан приказал больше не рисковать. В конце концов, чем больше уникальных людей заселит планету, тем лучше.


Если бы всё и правда оказалось так просто!


Лишь четверо из десяти полученных клонов способны прожить дольше пары минут, а три четверти из выживших полные идиоты, неспособные даже к прямохождению. Они так и не выбираются из недр аппарата, не умея повернуть ручку замка, ползают по кругу и кричат.


Достаточно умные для этой непростой задачи самостоятельно выходят из своих яслей, идут коротким коридором и попадают сначала в душевую, а потом в комнату с одеждой. Это второй и третий этап их проверки на приспособленности к жизни.


Редкий клон не начинает паниковать, когда двери вдруг захлопываются и с потолка начинает литься. Ещё реже у кого-то из них выходит завязать шнурки. Большинство надевает носки на руки или трусы на голову. Догадавшихся надеть хоть что-то мы обучаем неделю-другую и спускаем вниз. Мести улицы Хэймо – нашего первого земного города-колонии, выращивать картошку, ловить рыбу… Они чаще всего незлобивы и покорны.


Есть клоны поумнее и поглупее. Некоторым можно доверить починку несложных механизмов и обучить их чтению и письму. Другие бывают подкованы в одной из областей знания, временами даже очень недурно, но всё равно остаются слабы по части всего остального. Академик, ковыряющий в носу и пускающий слюни на пиджак мог бы выглядеть так же. Самым перспективным из обучаемых там, на Земле, разрешат иметь потомство.


Невероятно редко - один шанс из тысячи - из аппарата выходит настоящий, полноценный человек. Нет, не так. Идеальный человек. Развитый физически и морально, устойчивый к болезням, не знающий страха и злобы. Такие люди, мужчины и женщины, верю я, породят однажды новое счастливое поколение.


Из моего отсека за эти десять лет не вышел ещё ни один. (Зато неудачными особями постоянно забиты все жилые и нежилые помещения. Флаер с поверхности вечно запаздывает). И сегодня, как видно, снова не выйдет. А ведь я уже разлакомился, как пойду вместе со своим творением, словно с сыном, в кают-компанию и как наши будут тихо завидовать, но вместе с тем и радоваться за нас обоих.


- Это, что ли, мой кабинет? - жизнерадостно спросил клетчатый, заметив, что я остановился у одной из дверей и берусь за ручку. – Славно. Надеюсь, там есть головизор. Узнать новости бы сейчас не помешало.


Когда он приблизился, я втолкнул его прямо в кабину утилизатора, а затем скорее защелкнул дверь и нажал на кнопку запуска.


Наверное, мне бы следовало хоть немного опечалиться, как бывало при утилизации мёртвых и звероподобных клонов, не способных принести пользу. Вот только я ничуть не печалился. Превратившийся в пыль организм не был ни бессловесным существом, способным вызвать жалость, ни, тем более, настоящим человеком.


Он был политиком, а политики везде одинаковы, что в Древнем Риме, что на орбите Альфа Центавры, в чертовом Едином Правительстве, всучившем нам списанный товар.


На нашей новой, прекрасной Земле таким не место. По крайней мере, точно не сейчас.


Извини меня, приятель. Как говорят у вас, ничего личного.

Показать полностью
14
Дилогия
13 Комментариев в Сообщество фантастов  

Писал я, значит, писал про известных путешественников на пикабу...


Есть у меня книги. Два штука. На орфографию и стилистику проверены, хоть и самопал, но хороший, качественный. Вся соль — попробовал написать книгу про попаданца, не используя стандартных шаблонов про попаданца, и дальше заверте


Жанры — фентези, приключения. Тексты легкие, без тщетных попыток выяснить глубинную Суть. Сталина с огнеметом, которому прислуживают грудастые эльфийские девы, у меня нет (fuuuuu). Критику люблю и уважаю, особенно конструктивную. За и против, составленные по отзывам, каждой книги по отдельности — ниже, там же и ссылки, без спойлеров.


Если кто просто ищет, что бы почитать на выходные — обе книги по ссылке

https://yadi.sk/d/rpkK6snL3FxwTH

Одеяло текста внизу — для гурманов, решающих, быть или не быть.


1. Легенда о вольном купце.

Ссылки: RTF, TXT, FB2, PDF, EPUB.

Дилогия легенда о вольном купце, заложник дипломатии, фентези, приключения, длиннопост

Против:


- набивший оскомину жанр. Попаданцы. Слово-то какое мерзкое. Дальше можно не читать, кг/ам, здесь могла быть ваша реклама;

- новый мир, где ни черта не понятно;

- малая часть названий является «отсылками», «данью уважения» и т. п.;

- ...и вообще, юморок посредственный;

- количество роялей сокращено до минимума, и они не являются ключевыми в сюжете — но они есть;

- по общему составу умений и навыков, блеклый ГГ.


За:


- Обычный ГГ. Скажем «нет» акселератам, прошедшим три афганские войны и четыре чеченские, с карманной вундервафлей и врожденным магическим даром;

- новые расы, не входящие в «золотой стандарт» фэнтэзистов (не все, пару привычных ввел в повествование, но — мельком);

- мотивированность и относительная рациональность героев. Да, мы совершаем импульсивные действия, но мы не попремся с голой жопой против фаерболлов, уповая на везение;

- небольшие экскурсы в историю, географию и экономику мира;

- пасхалки;

- отсутствие матов. Есть печатная обсценная лексика, но и ее немного. Пункты из списка выше и этого свободно перемещаемы в рамках вкусов читателя.



2. Заложник дипломатии.

Ссылки: RTF, TXT, FB2, PDF, EPUB.

Дилогия легенда о вольном купце, заложник дипломатии, фентези, приключения, длиннопост

Против:


- затянутость. Вся книга представляет собой путешествие, потому где-то может показаться, что автор жует резину и тянет жвачку;

- спорные моменты сюжета (обещал без спойлеров);

- громоздкое вступление, призванное передать атмосферу столицы Грайрува;

- небольшое дополнение в конце, на первый взгляд никак не относящееся к происходившему в книге.


За:


- тот же ГГ, получивший сюжетное развитие. Значительно больше информации о мире;

- опасный, колючий и кусачий заповедник в закрытом ареале, дотошно описанный;

- еще больше невзгод, сваливающихся на голову ГГ (к его чести, он не пытается пафосно превозмогать, а если и пытается...);

- абсолютный минимум роялей, все объясняется, как и почему. Отсутствие технологий из нашего мира, сыграла свою роль акклиматизация Рихарда в новых условиях, и попаданец он теперь чисто формально.


Всем приятного чтения.

Показать полностью 2


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь