Первая мировая война

54 поста 125 подписчиков
показывать просмотренные посты
164
Ветеран Франко-Прусской войны Жульен Пригорье
6 Комментариев в Первая мировая война  
Ветеран Франко-Прусской войны Жульен Пригорье Франция, Первая мировая война, Франко-Прусская война

Жульен Пригорье, один из последних ветеранов Франко-Прусской войны, в 1937 году. По-видимому помогал раненым в ПМВ так как имеется медаль "французской признательности", крест Красного креста 1914-19 и медаль Великая война 1914-18 с планкой "волонтёр".

15
Снаряжение французского инженера/сапера , 1917 г.
7 Комментариев в Первая мировая война  
Снаряжение французского инженера/сапера , 1917 г. Первая мировая война, Франция, униформа, длиннопост
Показать полностью 2
11
Туземная дивизия в Первой мировой войне.
1 Комментарий в Первая мировая война  

Война есть война, и избежать полностью инцидентов во время военных действий не удается ни одной армии. Отношение к ним русских военных властей было однозначным: за мародерство следовало жестокое наказание, вплоть до расстрела. Тем не менее были целые соединения, появление которых создавало массу проблем. Прекрасная кавалерийская часть – Туземная (или так называемая Дикая) дивизия, состоявшая из добровольцев, набранных на Кавказе, части территории Закавказья и Средней Азии, перейдя границы Российской империи, сразу же отметилась рядом грабежей и изнасилований. Ее рядовые бойцы – всадники были добровольцами, которые получали за службу довольно приличную плату – 30 рублей в месяц, а за каждый Георгиевский крест полагалась прибавка в три рубля. Среди добровольцев были амнистированные императором при вступлении на службу абреки и кровники: например, в Ингушском полку состояла целая сотня таких всадников.



Следует отметить, что в боях эта дивизия проявила себя с самой лучшей стороны, за всю войну в ней не было ни одного случая дезертирства, ее бойцы не сдавались добровольно в плен. «Наездники они были почти все очень хорошие, – вспоминал офицер дивизии. – Боевую дисциплину инстинктивно усваивали, что же касается дисциплины внутренней, домашнего распорядка, вне боя, то этого они не понимали и только года через 2–3 с трудом одолели, и то не полностью. Ближайшие начальники должны были зорко следить, дабы предотвратить вовремя могущие быть недоразумения, в особенности в области взаимоотношений с местными жителями, которых по ту сторону границы горцы считали врагами России, а следовательно, и своими».



Офицерам и унтер-офицерам с трудом удалось остановить такое «наказание врага». «На ночевках и при всяком удобном случае, – вспоминал офицер Ингушского полка, – всадники норовили незаметно отделиться от полка с намерением утащить у жителей все, что плохо лежало. С этим командование боролось всеми мерами, вплоть до расстрела виновных, но за два первых года войны было очень трудно выветрить из ингушей их чисто азиатский взгляд на войну, как на поход за добычей». В результате часто случалось так, что при появлении всадников этой дивизии в селах и местечках Галиции население старалось спрятаться. Причины были просты. «Всякого жителя неприятельской страны, – свидетельствует ротмистр А. Л. Марков, с большой симпатией относившийся к своим весьма непростым подчиненным, – они считали врагом со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами, а его имущество – своей законной добычей. В плен австрийцев они не брали вовсе и рубили головы всем сдавшимся».

Туземная дивизия в Первой мировой войне. Первая мировая война, Дикая Дивизия
8
К столетию Рождественских боев.
2 Комментария в Первая мировая война  

Рождественские бои: латышские легенды и попытка в них разобраться.

Рождественские бои под Ригой, столетие начала которых приходится на сегодняшний день, в массовом сознании в первую очередь ассоциируются с двумя темами — Пулеметной горкой и латышскими стрелками. Первый факт просто забавен, поскольку именно на Пулеметной горке боев в этой весьма кровопролитной операции не было вовсе. А вот второй требует разбора посерьезнее.

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

Рождественские бои, начавшиеся 5 января 1917 года по новому стилю (23 декабря 1916–го по старому), стали лебединой песней русской императорской армии.


В Латвии эта операция традиционно считается латышскими Фермопилами, в которой доблестные стрелки противостояли тевтонским полчищам при равнодушии (если не сказать грубее) русского командования и соседних сибирских частей. Чтобы не быть голословным сошлюсь на свежайший текст Илзе Залите «Ziemassvētku kaujām 100: Asiņainās cīņas, kad dzima latviešu strēlnieku leģenda», на днях опубликованный на lsm.lv:


«Действительно, эти бои обернулись громадными потерями, в которых часто обвиняют непродуманное, неумелое и поверхностное русское командование царской армии... Весь следующий день стрелки вели яростную битву, отражая немецкие контратаки, но оказалось, что обещанных подкреплений у русских нет».


Ноги этой легенды растут из того самого 1917 года. "Русские генералы открыто говорили, что они не хотели этого наступления, — писал Иоаким Вацетис, тогда командир 5–го Земгальского латышского стрелкового полка, а впоследствии главком Красной армии. — В конце концов получилось, что Рождественские бои стали "латышской операцией", в которой латышам давались самые трудные задачи, они несли самые тяжелые потери".


К этому моменту латышские стрелки по праву стяжали славу ударных частей Северного фронта. Еще бы: война против ненавистных немцев шла на их родной территории, в оккупированной Курземе остались их родные и близкие. Пожалуй, ни один из многочисленных народов Российской империи не был настолько мотивирован воевать в Первой мировой, как латыши.


"Латыши по праву гордятся своими грозными батальонами, которые создали немеркнущую славу всему латышскому народу и заставили говорить и его героизме весь свет с тем же чувством восхищения, с каким говорят, к примеру, о сербах", — писало петербургское "Вечернее время".

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

Солдаты 5-го Земгальского полка, которым командовал Вацетис.



В этой операции все 8 латышских стрелковых полков впервые были сведены в дивизию. Одно это, казалось, гарантировало успех. Командующий стоявшей под Ригой 12–й армии генерал Радко–Дмитриев патетически взывал к ним: "Вы будете драться, чтобы вырвать из рук врага ваши родные очаги. Там, за рекой Аа и за Двиной, вас ждут ваши отцы, матери, братья и сестры, чтобы обнять вас и увенчать славными лаврами". "Действительно, латыши горящими глазами смотрели через леса в сторону Елгавы", — подтверждает Вацетис.


Увы, увлечь сибирских стрелков генералу было нечем. Тем паче что до этого ни одна наступательная операция под Ригой не принесла даже тактического успеха.



Наступление в лесу



Атака задумывалась на участке в 30 км от Калнциема до Олайне. Цель — отбросить немцев за реку Аа (Лиелупе). Главный удар наносил 6–й сибирский корпус: 110–я дивизия, 6–я особая бригада, 1–я и 2–я латышские бригады, 3–я, 5–я и 14–я сибирские стрелковые дивизии. Всего 82 батальона на 14 (+ 5 в резерве) оборонявшихся немецких. Латышей была едва ли пятая часть (16 батальонов), но они были самыми мотивированными бойцами.


Местность к югу от озера Бабитес — леса и болота. Именно из–за леса главную линию обороны немцев (ряд пулеметных блокгаузов, соединенных деревянными насыпными брустверами) русская артиллерия просто не видела — и не могла накрыть. Поэтому расчет был не на артподготовку, а на внезапность.


Фактически же брать позиции приходилось "на штык и гранату", ничего более для захвата укрепленной позиции в ближнем бою русское командование своей пехоте предложить не могло. О тактике штурмовых групп, с помощью которых немцы в 1918 году прорвут Западный фронт и чуть не поставят Антанту на колени, тогда еще не слыхали. (Впрочем, и в 1939 году в финских лесах при прорыве линии Маннергейма Красная армия столкнется с теми же проблемами, что и русская под Бабите).

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

Так проходил штурм деревянных укреплений немцев. Из-за высоких грунтовых вод рыть классические окопы они могли здесь далеко не везде.



Бой в лесу быстро превращается в хаос, разваливающий в первую очередь организацию и управление. И сколько бы перед боем не призывали "отбить родную Курземе", но под огнем все высокие лозунги испаряются и начинают действовать инстинкты. Тут нужна сильная воля и харизма командира, чтобы удержать подразделение в руках.


В 1–й бригаде таким был капитан Бриедис, командир батальона 1–го Усть–Двинского полка. Именно он прорвал фронт на участке 1–й латышской бригады у лесничества Мангали. А потом при захвате блокгауза получил пулю в бедро. Через пару часов немцы контратакой отбросили стрелков.


В изданном в 1919 году уже в советской России исследовании Митавской операции Н. Ступина говорится: "Выход из строя капитана Бриедиса вследствие тяжелого ранения, безусловно, имел решающее влияние на успех боя у Мангеля"

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

Впрочем, латышские авторы традиционно возлагают вину за эту неудачу не на немецкую пулю, а на русское командование. Снова слово г-же Залите:



«...два сибирских полка отказались идти в бой, и стрелки вынуждены были отступить из района прорыва, пишет историк Агнис Балодис в «Истории Латвии и латышского народа». Без подкреплений уставшие части не могли наступать на елгавском направлении, оставив в тылу основательно укрепленную Пулеметную горку».


Действительно, перед перед началом операции солдатский бунт охватил 6 батальонов (весь 17–й полк плюс два батальона 55–го). Но на ход боев, в которых были задействованы 82 русских и латышских батальона, он не мог оказать серьезного влияния хотя бы потому, что накануне командование заменило эти части другими. Впрочем, к этому эпизоду мы еще вернемся, а пока отметим, что упрекали русских не только "буржуазные", но и вполне советские латышские авторы:


"6–й сибирский корпус большую часть своих резервов использовал еще до полудня, отправив в распоряжение объединенной латышской дивизии 9–й и 10–й сибирские стрелковые полки, причем последний прибыл в штаб дивизии только после полудня, — сообщает "История латышских стрелков" (Рига, "Зинатне", 1972). — Командир корпуса генерал Васильев около 11 часов в категорической форме сообщил командиру латышской дивизии Мисиню: "Полагайтесь только на свои силы".


А вот русские пишут ровно противоположное: "Главным образом это объясняется отсутствием должного управления и вливанием генералом Мисинем подошедших к нему резервов по частям, батальонам и даже ротам по разным направлениям. Выполнение задачи было, безусловно, под силу действовавшим по обеим сторонам Мангеля 24 батальонам".


И еще пример: "5–й Земгальский полк, имевший задачу прорвать позицию противника на опушке леса северо–западнее лесничества Мангель, расстроил четыре роты в ряде неуспешных атак. Между тем рядом 7–й Бауский полк прорвал позицию противника. Несмотря на это, 5–й Земгальский полк (то есть Вацетис, вовсю критикуюший русских генералов. - К.Г.) и начальник бригады не сделали никаких попыток, чтобы свободными своими ротами выйти через прорыв в тыл атакуемому с фронта участку".


Так что и у латышей, традиционно обвинявших русских генералов в безынициативности, на уровне полк — бригада с командованием были очевидные проблемы. Да и ниже - тоже: Вот так: в 1-й бригаде - 8 батальонов, да еще из резерва подошли два сибирских полка, а ранен один комбат Бриедис — и бой проигран.


Итак, хотя ныне именно в Мангали располагается Музей Рождественских боев, здесь прорыв немцам удалось ликвидировать. А вот наступавший западнее 7–й Бауский полк под командованием Гоппера преуспел. В критический момент, когда подход его рот был обнаружен немцами, открывшими огонь, полковник Гоппер скомандовал: "Полк, на проволоку — вперед". Хлынувшая масса людей топорами и ножницами прорвала проволочные заграждения и одним махом перескочила через бруствер.


Но и тут не обошлось без русских. Командир 2–й латышской стрелковой бригады полковник Аузан, представляя своего начальника штаба к ордену Св. Георгия 4–й степени, писал в рапорте: "Когда вверенная мне бригада прорвала проволочные заграждения противника, штабс–капитан Озолс лично обрекогносцировал местность и, выяснив, что прорыв необходимо прикрыть, лично провел и поставил на место батальон 10–го сибирского стрелкового полка, что впоследствии, как оказалось, спасло бригаду латышей от окружения, так как противник повел ряд атак именно на этот батальон".


А теперь попробуйте найти следы участия этого батальона на этой карте:

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

«Возник новый план охватываюшего наступления на Пулеметную горку, которые должны были вести латышские стрелки с помощью присланных сибирских стрелков», - пишет Илзе Залите.



Это уже похоже на шутку: «Войско Польско Бeрлин брало, русско – добже помогало». Потому что атака Пулеметной горки была назначена на следующий день в такой диспозиции: 11–й и 12–й сибирские полки - с фронта, 16–й и 53–й сибирские, 3–й и 7–й латышскими — с юга. Но ночью три немецких батальона очистили эту позицию, убоявшись окружения. Так был достигнут самый значительный успех в этой операции.

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

Битва латышских стрелков с немцами на Пулемётной горке, 1916 год. Художник А. Апситис. Как уже было сказано, в реальности ничего из этих ужасов на Пулеметной горке не случилось, немцы сами оставили её под угрозой окружения. Но "художественная правда" традиционно сильнее исторической))



Ход за немцами



Вопреки расхожему мнению, это был не конец, а только начало боев. И тут не обошлось без исторических анекдотов, впрочем, весьма скверного характера. У латышских авторов из книги в книгу кочует телеграмма от 7 января из Ставки за подписью "генерала Дитерихса": "Если обстоятельства потребуют продолжения операции, следует использовать только латышские полки" (Latvijas PSR vēsture, II, стр. 364. Latviešu strēlnieku vēsture (1915–1920), стр. 58.) Мне лично неизвестен ни один генерал по фамилии Дитерихс, который мог бы отдать из Ставки это распоряжение. Видимо, звучная "немецкая" фамилия уж больно понравилась латышам: вот и пошла гулять байка о телеграмме.


В любом случае, еще пять дней подряд части 6–го корпуса упорно атаковали немцев - и если бы только латыши! В бой под Калнциемом пытались ввести даже казаков — 4–ю Донскую дивизию, спешенную, разумеется. Калнцием донцы не взяли, зато под Одингом (Одини) 110–я дивизия, от которой (третьеочередной!) никаких чудес и не ждали, ворвалась в немецкие окопы: 440–й Бугурусланский полк атаковал в лоб, а 437–й Сестрорецкий ударил с фланга, перейдя по льду Лиелупе.


11 января наступление выдохлось. "Стрелки уже шестую ночь проводят под открытым небом без сна. Люди крайне утомлены, часть из них дошла до состояния полнейшего безразличия, все стрелки простужены", — доносил командир 2–го Рижского стрелкового полка.


Сказывалось и превосходство немцев в техническом оснащении — даже в мелочах. Впрочем, в бою и сигнальные ракеты становятся вопросом жизни и смерти. Наши ракетницы Рейнгарда выбрасывали заряд лишь на 3–4 метра, а в наших лесах требовалась высота в три раза выше, чтобы заметили с батарей в тылу. А у немцев были прекрасные ракеты — да еще с парашютиками.


Но и это был еще далеко не конец борьбы за Пулеметную горку. Немцы перебросили сюда для контрудара 2–ю пехотную дивизию. Русское командование — 38–ю пехотную дивизию генерал–майора Довбор–Мусницкого.


23 января немцы после 6–часовой ураганной артподготовки пошли в атаку на фронте Оглес — Скудрас и прорвали фронт. Понеся большие потери и отойдя, 38–я все же не пустила противника дальше линии Ледини.

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

На следующий день части дивизии, подкрепленные 5–м и 6–м латышскими полками, пошли в контратаку под свинцовым ливнем немецких пулеметов. Понесли большие потери, погиб командир 150–го Таманского полка полковник Былинский, а результата нет. Ввели в бой два сибирских полка, и одному из них — 12–му сибирскому — удалось дойти до окопов противника. Но выдыхавшиеся латышские части под Витини оказались прижаты к снегу пулеметным огнем и не смогли подняться на штурм. Тогда отступили и сибиряки.


К вечеру 25 января немцам непрерывными атаками удалось вернуть себе почти все утерянные в начале операции позиции — кроме Пулеметной горки. Вацетис потом назовет этот день самым тяжелым во всей операции. По его словам, 5–й Земгальский полк использовался в качестве заградотряда: "До сумерек немецкая артиллерия обрушивалась на окопы нашей передовой линии и несколько раз выбивала оттуда сибирских стрелков, но каждый раз я получал приказ генерала Триковского (командира 3–й Сибирской дивизии) вернуть его молодцов в окопы любыми средствами".


30 января противник применил химическое оружие и, отравив два наших батальона, прорвался до Силиниеки. Контратакой 303–го Сенненского полка, поддержанного латышскими стрелками, был остановлен. На следующее утро 149–й Черноморский полк окончательно отбросил немцев в их окопы.


Лишь 3 февраля выдохлось теперь уже немецкое наступление, на фронте установилось относительное затишье.


За неполный месяц боев русская армия потеряла 23 000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. 1 100 солдат были отравлены газом. Итог операции: Пулеметная горка - наша. В общем, это всё...



Как солдаты становятся революционерами

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

Солдаты 4-го Видземского у немецкого блиндажа на Пулеметной горке.



Слово для резюме имеет Илзе Залите: «Эти бои, как пишет на портале "sargs.lv" замдиректора Военного музея Юрис Цигановс, называют планомерным уничтожением латышских воинов, используемых как пушечное мясо. Похожего взгляда придерживается историк Агнис Балодис в «Истории Латвии и латышского народа»: «Русское командование с преступными целями погнало стрелков на смерть – это мнение стало расхожим среди стрелков и латышского общества».


Как видим, это мнение сохраняется до сих пор. Что тут скажешь?


Я не собираюсь защищать творческие способности русского генералитета - он ими в ту войну не блеснул. Замечу только, что и остальные бывли ненамного лучше, а уж английские генералы гробили свои дивизии на Сомме и Пашендейле с такой "лихостью", что австралийские и канадские историки еще очень долго писали о них ровно то же самое, что латышские про русских - мясники, задавшиеся целью уничтожить цвет молодежи британских доминионов.


Но виной тому не только тупость многих генералов, но и объективные причины, главная из которых - бурное и неравномерное развитие военной техники: средства уничтожения на том этапе военной истории резко превзошли средства управления войсками.


Теперь о сибирских стрелках и армейской пехоте. Да, в Рождественских боях в массе своей они оказались менее стойкими и упорными, чем латыши. Но почему? Объяснение простое, да его сами же латышские стрелки и дали собственным поведением.


Полковник Бангерский, который после этой операции получил под командование 4–й Видземский полк, вспоминал: "Я видел его перед этими боями. Это был цвет латышской нации: статные бойцы с открытыми, смелыми взглядами и прекрасной выправкой. Часть же, которую я теперь принял, была печальным обломком того полка. Взгляды стрелков были полны растерянности. Было заметно, что моральный дух подорван и царящее настроение неблагоприятно для дальнейшей боевой работы".


Уже после Февральской революции, летом следующего, 1917 года, русское командование снова попытается организовать наступление под Ригой, для освобождения Курземе от "топчущего ее тевтонского сапога". Но на сей раз уже латышские стрелки категорически откажутся идти в атаку. Хватит, навоевались в Рождественских боях.


В самом деле, латышские бригады понесли в них тяжелые потери: из 12 200 штыков — 5 350 убитыми и ранеными. 43% личного состава. Это оказалось серьезным потрясением для солдат.


Но дело в том, что сибирские полки в ходе войны несли потери куда более ужасающие. Например, тот самый 17–й сибирский стрелковый полк, отказавшийся идти в атаку, только в летнем наступлении 1916 года под Ригой потерял 3 216 человек — 80% личного состава! А к началу Рождественских боев его общие потери с начала войны составили 11 300 человек. Это значит, что при штате в 4 тысячи личный состав полка несколько раз полностью сменился. И это обычное дело: 18–й сибирский полк потерял 9 409 человек, 20–й — 11 248 человек.


Это каким образом сибирские историки должны расценить? Как прямой геноцид сибиряков русским командованием? Но проблема в том, что "коренные великорусские" полки несли ровно те же потери.

К столетию Рождественских боев. Первая мировая война, Рождественские бои, длиннопост

1916 год. Сибирские стрелки перед атакой. Какая-то обреченность даже в позах, не находите?



В 1914-м обычной была ситуация, когда необстрелянный полк в первых же боях теряет половину личного состава, а через полгода в нем остаются считанные еденицы кадровых солдат и офицеров. А вот латышских стрелков с 1915 года "обкатывали" очень грамотно: сначала использовали в засадах, пикетах, небольших стычках, лишь постепенно втягивая в боевую работу. Попади латышские батальоны в крупную мясорубку, которыми в тот год изобиловал Восточный фронт, на этом их история и кончилась бы.


И вот они впервые несут потери в 40% личного состава и... совершенно охладевают к освобождению родной Курземе. Ну так вообразите, что должны были ощущать потерявшие за войну по 300% сибирские полки, для которых Курземе — вообще пустой звук?


Представьте себе русского солдата, сидящего в болотах под Ригой. В подавляющем большинстве случаев это крестьянин, вырванный мобилизацией из родной деревни и посланный воевать на край света. По рассказам немногих уцелевших в 1914–1915 гг. он может легко прикинуть свои шансы остаться в живых до конца войны — и шансы эти, прямо скажем, невелики. И вот солдат начинает думать: а за что я отдаю тут свою жизнь?


"Сколько раз я спрашивал в окопах, из–за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой–то там эрц–герц–перц с женой были кем–то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов, — писал генерал Брусилов. — Но кто же такие сербы — не знал почти никто, что такое славяне — было также темно, а почему немцы из–за Сербии вздумали воевать — было совершенно неизвестно. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из–за чего, то есть по капризу царя!"


А царь после 1905 года уже не был тем помазанником Божьим, слово которого означало для крестьянина непререкаемый закон. До солдат доходили слухи, что у царя в доме творится неладное, царица с мужиком Распутиным крутит. Не говоря уже про то, что сама царица — немка. "По Петрограду ходили абсурдные слухи, что императрица Александра лично, без ведома Ставки, по телеграфу приказала прекратить наступление русских войск в направлении Митавы", — вспоминал генерал Гурко. Хорошенькая у нас война с немцами, если царица им помогает прямо из дворца.


За Отечество? Но попытки объявить начавшуюся в 1914 году войну 2–й Отечественной провалились с самого начала. У крестьянина–солдата было слишком слабое понимание того, что есть Отечество. Для него это отчий дом, родная деревня, пашня, все это осталось далеко–далеко, настолько далеко, что "никакой враг не дойдет".


И главное, с каждым новым неудачным наступлением у людей все меньше было веры в то, что "немца можно победить". Тем более когда, судя по письмам из дома и рассказам вернувшихся с побывки, далеко не вся страна рвет жилы для общей победы. В столицах люди живут полной жизнью, господа холеными пальцами режут рябчиков, заедая ананасами шампанское.


К 1917 году выяснилось, что мало призвать солдата, надеть на него форму, научить обращаться с оружием. Ему надо объяснить, за что он воюет. А поскольку армия индустриальной эпохи — массовая, то и объяснение должно соответствовать массовому запросу на справедливость.


Власть — что царская, что революционная Февральская — с этой задачей не справилась. Зато с ней справился другой человек — по фамилии Ленин. И в том, что латыши в итоге оказались в первых рядах его сторонников, Рождественские бои сыграли ключевую роль. Через несколько месяцев латышские соединения станут самыми революционными частями фронта.

Показать полностью 8
2
Жан Жюльен Лемордан (1882-1968)
3 Комментария в Первая мировая война  

В начале первой мировой войны, в августе 1914 года, Лемордан ушел добровольцем на фронт. В битве при Шарлеруа он был ранен и произведен в лейтенанты. В октябре 1915 года в сражении при Арто художник был снова ранен, в результате чего ослеп. Кроме того, он пролежал в течение четырех дней на поле боя, потом, когда немцы обнаружили, что он не мертв, его взяли в плен и после войны обменяли на немецких военнопленных.

В 1919 году Лемордан был удостоен премии Мемориала Хауленд, его работы были показаны в Йельском университете и совершили турне по США. В 1926 году художник стал Командором ордена Почетного легиона. Всю жизнь Лемордан проработал профессором эстетики в Школе изящных искусств.

Жан Жюльен Лемордан (1882-1968) Первая мировая война, Франция, Живопись, длиннопост
Показать полностью 4
15
УСС. Украинские сечевые стрельцы.
14 Комментариев в Первая мировая война  

17 августа 1914 года в Лемберге (Львове) создан добровольческий легион «Украинские сечевые стрельцы» - воинские формирования в составе армии Австро-Венгерской империи, первоначально — легион (бригада), сформированный во время Первой мировой войны по национальному признаку из украинцев, проживавших на территории Австро-Венгрии.


В основе УСС лежали галицкие военизированные национальные организации в Австро-Венгрии «Сокол», «Пласт» и др. 18 марта 1913 года эти организации вошли в стрелецкое товарищество — Сечевые стрельцы. К нему присоединились другие товарищества из провинции. Первым руководителем Сечевых стрельцов стал львовский адвокат В. Старосольский, а его заместителем — Д. Катамай, позднее ставший старшиной Украинских сечевых стрельцов. 25 января 1914 года во Львове основано ещё одно товарищество под названием Сечевые Стрельцы II . Его руководителем стал Р. Дашкевич, ставший затем старшиной Киевских сечевых стрельцов. Кроме этих двух центров стрелецкого движения, осенью 1913 года, образован третий — Стрелецкий курень при товариществе Сокол. Все эти организации обучали украинскую молодежь военному делу.


Сразу после начала Первой мировой войны 2 августа 1914 года все партии объединились в Главный украинский совет (укр. Головна українська рада) во главе с К. Левицким. Позднее была создана Украинская боевая управа (УБУ) (укр. Українська боєва управа) во главе с Трильовским, взявшее на себя функции организации добровольцев.

УСС. Украинские сечевые стрельцы. Первая мировая война, Украина, Сечевые стрельцы, длиннопост
Показать полностью 13
860
Лёгкая кавалерия.
30 Комментариев в Первая мировая война  
Лёгкая кавалерия. Первая мировая война, немцы, зебра

Германский и туземные солдаты, Африка 1915 г.

406
Первый инвалид Первой мировой войны.
42 Комментария в Первая мировая война  
Первый инвалид Первой мировой войны. Первая мировая война, Франция, инвалид

Перед нами первый официально списанный инвалид Великой Войны - Jean-Marie Caujolle, на своих протезах. Родился он в Сан-Жироне 5 июня 1889 года Жан-Мари и был до войны столяром краснодеревщиком. Воевал в 9-м полку колониальной пехоты. Участвовал в сражениях при Мюлуз, Намюре, Шарлеруа и в Шампани, и именно здесь он попал под разрыв снаряда 24 сентября 1914 года. Тяжело раненному, ему пришлось ампутировать обе ноги. В национальной прессе он был удостоен незавидного звания первого инвалида Великой войны, и получил орден Почетного легиона и Военный Крест. Вышел в отставку и жил селении "Lauch" в Ривернере до своей смерти в 1928 году.

399
Вести о муже.
21 Комментарий в Первая мировая война  
Вести о муже. Первая мировая война, Живопись, 1914

Художник Мозгов Тимофей Илларионович.

1914 г.

563
СССР. Антивоенный плакат 1929 года.
148 Комментариев в Первая мировая война  
СССР. Антивоенный плакат 1929 года.
204
Собака - друг человека.
3 Комментария в Первая мировая война  
Собака - друг человека.
244
Адриан Картон де Виарт
22 Комментария в Первая мировая война  
Адриан Картон де Виарт Первая мировая война, Норин, длиннопост
Показать полностью
214
С Новым годом!
9 Комментариев в Первая мировая война  
С Новым годом! Первая мировая война, открытка, Новый Год, 1917, длиннопост
Показать полностью 8
14
Сиам в Первой мировой войне
1 Комментарий в Первая мировая война  
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост

К началу Первой мировой войны Сиам, связанный неравноправными договорами с западными странами, находился в полуколониальном положении, что никак не устраивало амбициозного короля Ваджиравудху (Раму VI). Целью правления короля было поднятие международного престижа страны и национального духа.

С началом боевых действий в Европе, в 1914 году, Сиам провозгласил о своём нейтралитете, чем сразу воспользовалась Германия, расширив свои дипломатические и торговые отношения в стране. Также активно проводилась немецкая пропаганда среди тайского населения об германских успехах на фронтах войны в Европе. В связи с этим всем возросло недовольство со стороны Великобритании и России, они начали переговоры с правительством Сиама об отмене нейтралитета и объявлении войны странам Центрального блока. Переговоры шли безуспешно целых два года, так как страны Антанты противились поднятию таможенного тарифа на товары. Большую роль в смене позиции в этом вопросе сыграло вступление в войну США и разрыв дипломатических отношений Китая с Германией и Австро-Венгрией. Правительство Сиама поняло что страна, на этом фоне, теряет свою выгодную позицию, и поэтому 22 июля 1917 Сиам объявил войну Германии и Австро-Венгрии.


После провозглашения войны все немецкие и австро-венгерские граждане были интернированы, 12 немецких судов были захвачены, и в последствии стали основой сиамского торгового флота. Британцы, в свою очередь, завладели Сиамским коммерческим банком, которым ранее управляли немцы, также взяли под свой контроль крупнейшие германские торговые фирмы и северную железную дорогу, в результате чего Сиам оказался практически под британским протекторатом.


На момент вступления в Первую мировую войну, Сиам не владел нужным военным потенциалом для полноценного участия в войне. В военно-воздушном флоте состояло всего восьми лётчиков, амуниция и артиллерия были устаревшими, войска были плохо обучены современной тактике ведения боевых действии, а также не были готовы к европейским климатическим условиям. Также в политических кругах возникли протесты против активного участия страны в боевых действиях. Поэтому было принято решение сформировать ограниченный военный контингент, состоящий только из добровольцев. В стране прошли парады и митинги для сбора средств на военные нужды. Набор желающих вступить в экспедиционный корпус начался только в сентябре.


Из всех откликнувшихся на призыв было отобрано 1284 человека, кроме мужчин в корпус входили также и женщины. Корпус был разделён на три части: на армейскую авиацию, который составлял 414 человек, пилотов и механиков самолётов, командиром был назначен майор Луанг Тайярд Пикард (Тип Кеадтад). Остальные 870 человек составляли механизированный дивизион, которым командовал капитан Луанг Рамариттиронг (Тои Хасадисэви), и взвод медиков под началом второго лейтенанта Чамп Джитметта. Командиром корпуса был назначен генерал-майор Прайя Пья Бхияи Янриддхи. Подготовка корпуса растянулась на несколько месяцев, а командующий, в это время, в январе 1918 отправился в Европу для организации прибытия войск.


Наконец, почти через год после оглашения войны, 20 июня 1918 года, сиамский экспедиционный корпус, в составе 1233 человека, на борту корабля СС «Империя» с почестями отбыл во Францию. 30 июля корпус прибыл в Марсель, но там их встретили бесцеремонно и корпус оказался почти незамеченным, так как в это время почти каждый день десятками тысяч прибывали американцы, а некоторые их вообще принимали за французские силы из Индокитая.


По прибытию, экспедиционный корпус был разделён, авиационный отряд отбыл на обучение в Истр, Авор, Сен-Рафаэль и По. В лётных школах они проходили подготовку в качестве лётчиков-истребителей, бомбардировщиков и штурманов. Отдельные лица летали с французскими лётчиками в качестве второго пилота, и, по крайней мере, два раза летали с британскими пилотами, но в боях не участвовали. В целом подготовка продолжалась до конца войны. Лишь пару человек из 95-ти сиамских пилотов, получивших квалификацию лётчиков-истребителей, за неделю до окончания войны сделали вылазку на фронт, но к тому времени германская авиация, через протесты персонала против войны, в воздух не поднималась.


Сиамские бойцы механизированного корпуса были отправлены в Лион и Дюран для прохождения базовой подготовки, после которой были переброшены под Шалон в Шампани, где за линией фронта на французских грузовиках занимались обеспечением и перевозкой войск. Медицинская часть корпуса, практически сразу приступила к своим обязанностям. Водителя скорой помощи эвакуировали раненых, а врачи и медсёстры оказывали помощь раненым в траншеях и полевых лазаретах в непосредственной близости от фронта в Аргоне и Шампани. Сиамский медперсонал работал при французских, британских и американских госпиталях, и заслужил хорошую оценку среди союзников.


Во время пребывания Сиамского экспедиционного корпуса во Франции, личный состав его столкнулся с многими трудностями в общении с французами. Так языковой барьер не позволял эффективно координировать действия, не взирая, на приставленных переводчиков. Также, случалось, что французские советчики, через расистское отношение отказывались выполнять свои обязанности, и непосредственно командовали сиамскими солдатами, тесня в этом сиамских командиров. Это привело к такому напряжению между сиамским и французским командованием, что король Рама VI размышлял над тем, чтобы вернуть корпус домой. Но 11 ноября 1918 года война закончилась, и чтобы снять напряжение, французское министерство иностранных дел убедило военное командование задействовать сиамский механизированный дивизион в операции по оккупации Германии. Так они перешли с французскими войсками р. Рейн в районе Мейнца, обеспечивая передвижение войск. Основная часть дивизиона осталась в регионе Пфальца, и с декабря 1918 года по июль 1919 исполняли свои обязанности преимущественно в районе Нойштадт. Результатом деятельности сиамского механизированного корпуса, стало награждение его французским Военным крестом.


За время участия в войне, сиамский экспедиционный корпус потерял 19 человек погибшими, половина умерло во время пандемии гриппа, остальные погибли в результате несчастных случаев, ни один сиамский солдат не погиб в результате боевых действий. Их тела согласно обычаю были кремированы и переправлены в Сиам.


После подписания мирного договора, сиамские войска приняли участие в парадах победы в Париже, Брюсселе и Лондоне. Возвращение корпуса домой началось в мае 1919 года, первыми вернулись 400 солдат и офицеров авиационного отряда. В сентябре вернулись последние бойцы механизированного и медицинского частей корпуса, по этому случаю в Бангкоке были организованы празднования. На четвёртый день которых, с почестями, были захоронены урны с прахом умерших в специально построенном мемориале в центре города, недалеко от Большого дворца и здания Военного министерства.


Следствием участия Сиама, в Первой мировой войне, стало участие его в мирной конференции, принятие страны в Лигу наций и признание страны на международном уровне, хоть и на правах младшего партнёра. Также, начиная с 1920 по 1925 год, Сиам добился аннулирования неравноправных договоров с западными странами. Полученный опыт в войне принёс свои плоды, так авиационный дивизион стал основой сиамских военно-воздушных сил и гражданской авиации, количество пилотов возросло с 8 до 97. Армия получила доступ к современным военным технологиям и опыт ведения боевых действий. Опыт механизированного дивизиона дал стране опытных водителей и техников, а медицина получила опытных медиков знакомых с последними методами оказания помощи больным и раненным.


Кроме позитивных изменений, на этот период припадает финансовый кризис, через повышение цены на серебро, в результате чего цена сиамских монет стала превышать их номинал, это повлекло за собой денежную реформу, и переход к бумажным банкнотам и замене метала в монетах недрагоценными металлами. Экспорт серебряных монет был запрещён, а изъятые деньги переплавлены и стали частью национального достояния. Проблемы вызванные Первой мировой войной были серьёзными, поэтому был введён в стране военный налог, также в 1919 году через посуху случился неурожай риса. Уровень жизни населения начал снижаться.


В память участия страны в Первой мировой войне король Рама VI, по примеру западных стран, две учредил памятные медали: Медаль в память войны 1914-1918 и Медаль Победы.


Последний тайский ветеран Великой войны второй лейтенант Йод Сангрунгруанг умер в октябре 2003 года, в возрасте 106 лет. В 1917 году в 20 лет он вступил в Экспедиционный корпус механиком. В 1919 году он из рук короля Рамы VI получил медаль, а в 2000 году французский президент вручил ему орден Почётного легиона.

Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Сиам в Первой мировой войне сиам, Таиланд, Первая мировая война, длиннопост
Показать полностью 7
33
Георгиевские кавалеры в СССР. Часть 1.
0 Комментариев в Первая мировая война  

Василий Иванович Книга

Георгиевские кавалеры в СССР. Часть 1. Первая мировая война, ссср, георгиевский крест, история, длиннопост

Контр-адмирал Русского Императорского и Советского флота Пётр Павлович Киткин (1877-1954) Участвовал в морской обороне Порт-Артура. Прошёл Гражданскую и две Великих войны. Доктор технических наук, минёр и изобретатель средств борьбы с минами. Кроме советских орденов награждён офицерским знаком за оборону Порт-Артура, орденами Св. Анны 3ст. с мечами и Св. Владимира 3ст. с мечами , Георгиевским оружием (кортик).

Показать полностью 14
42
Первая мировая в цвете. Часть 1.
8 Комментариев в Первая мировая война  
Первая мировая в цвете. Часть 1. Первая мировая война, армия, колоризация, длиннопост
Показать полностью 20
20
Собаки на Первой мировой войне. Часть 1.
4 Комментария в Первая мировая война  
Собаки на Первой мировой войне. Часть 1. Первая мировая война, Собака, длиннопост

Пёс Шарлот награждённый Военным крестом, награждён за то что несколько раз спас засыпанных в траншеях солдат.

Собаки на Первой мировой войне. Часть 1. Первая мировая война, Собака, длиннопост
Показать полностью 13
30
"Русский медведь" в пропаганде Первой мировой войны.
1 Комментарий в Первая мировая война  
"Русский медведь" в пропаганде Первой мировой войны. Первая мировая война, пропаганда, медведь, Россия, длиннопост
Показать полностью 8
19
Вспоминая Франца-Иосифа
1 Комментарий в Первая мировая война  
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост

Наверное, довольно многие слышали/читали про принцессу Сиси - Елизавету Баварскую - и ее ррромантическую историю. Ну, в самом деле, куда как выигрышный сюжет: на юной и бодрой жизнерадостной непоседе женится - по любви! - молодой император, какой восторг, все плачут и рыдают. Про это было снято довольно много фильмов, как минимум, один мультик, в общем, девочка с высокой долей вероятности мимо этого сюжета не проезжает (да и мальчик, кстати - вон, я же об этом откуда-то помню).


С другой стороны, многие читали Гашека. Там государь-император присутствует только за кадром, но обильно. Выведен он там полным маразматиком и дебилом, "Старик Прогулкин, которого нельзя выпустить из сортира без того, чтобы он не загадил весь Шенбрунн", бесполезный и бессмысленный, но лезущий изо всех щелей тип. На его портрет гадят мухи, из него сыплется песок, крик "Да здравствует государь император!" расценивается призывной комиссией как признак идиотии - короче говоря, на страницах "Швейка" Франц Иосиф поминается 70 или 80 раз, и примерно во всех случаях старикана втаптывают в навоз. Надо довольно сильно напрячь мозг, чтобы вспомнить и осознать, что юный очаровашка на белом коне и дебиловатый пердун - это один и тот же человек. Ну так вот.


Франц Иосиф действительно женился по любви. Ему уже назначили в невесты одну баварскую принцессу, а он, поди ж ты, влюбился до безумия в другую. Ему 23, ей 15. Надо понимать, что Франц Иосиф - это человек с почти абсолютным уровнем самоконтроля, если бы он считал, что для блага империи надо вырезать себе печень без наркоза, он бы это сделал, не меняясь в лице. А тут из-под робота вылез человек, молодой и пылкий. Это было, кстати, в 1853-м. То есть, осознайте опять же, _все это время_, которое у нас прошло от Крымской войны до революции и падения Романовых, Австрией правил один человек. Ну, и вот. Наш терминатор империи, робоцарь, без памяти влюбляется в веселую и красивую шпанистую девчонку, которая, к тому же, принцесса и отлично подходит для династического брака. Что тут думать, трясти надо, решили все - и брак устроился. А дальше - ну кто бы мог подумать! - оказалось, что роман и долгая совместная жизнь - это разные вещи, до полной непохожести разные. Сиси не выносила придворного этикета и требований протокола. Этим она дико бесила свекровь, которая была старой прожженной бабой-политиком. Ну черт с ним, что Сиси не политик, но она! Ест!! Руками!!! Она! Не может!! Отстоять церемонию!!! Опять же, свекровь вышла замуж по жесткому расчету, за мужчину, который был ее заметно глупее, она в себе вытравила все кроме служения империи и церемониалу, и для нее Сиси казалась просто ходячим стихийным бедствием. Франц, бедняга, жену очень любил, но маму он любил тоже. А деваться друг от друга некуда, потому что они не просто родственники, а царствующий дом.


Дальше хуже. Первая дочь умирает двух лет от роду. И тут выплывает первая скверная особенность характера Елизаветы. Она настолько любила первую дочь, что не смогла потом наладить отношения с другими детьми. Это еще скажется, а пока пара слов про мужа.


Пока Сиси рожала, Франц Иосиф правил. Тут есть забавный, но важный момент: он продолбал практически все важные моменты, которые можно назвать именно Событиями. Битвы и войны он проигрывал всегда, причем некоторые сражения этот победитель по жизни слил лично. При дипломатических кризисах пролетал как фанера - Австрия все время оставалась в дураках, а когда вдруг выигрывала, то ей же был от своих побед один вред (скажем, в Боснию австрийцы вступили как в коровью лепеху). Но при этом он ухитрился благодаря действительно незаурядному интеллекту и широкому взгляду на вещи удерживать от распада империю, которую раздирало изнутри множество локальных национализмов, и наладить вполне недурное развитие государства в культурном и экономическом смысле. То есть, ему было проще управлять державой на длинной дистанции и плавно возделывать сад, чем носиться с шашкой по полю. Это ему удавалось, без дураков удавалось. Там компромисс, тут поддержим разумное, сям не будем мешать хорошей тенденции, здесь хороший закончик введем - вот тебе и благополучие, и прогресс, и уют в государстве. Вся вот эта прелесть и ми-ми-ми, с которой ассоциируются Вена и Прага, по которой ностальгируют в "Гранд-отеле "Будапешт" - это ведь во многом заслуги как раз Франца Иосифа. Но это _процесс_ ему удавался, а вот вспоминать яркие моменты, так это все были пощечины и плевки на мундир. И это, зуб даю, сильно влияло на характер и самоощущение.


Ну, а в семейной жизни никто не мог приискать утешения. Елизавета была женщиной очень увлекающейся, яркой, импульсивной до нервозности, и Франц Иосиф с его скучным служением в список ее увлечений просто и печально не попал. Супруги сохраняли внешние приличия, но друг другу постепенно становились чужими людьми. Это была семейная трагедия, но еще не катастрофа. Катастрофой стал их сын Рудольф.


Рудольф не смог нормально общаться ни с матерью, ни с отцом. Папа - "капитан дальнего плавания", с ним приходится переписываться, хотя он тут, рядом. Но все время то заботы, то какие-то протокольные штуки, то Турция шалит, то Богемия скандалит, то Сербия болит, в итоге на сына мало времени остается. А мама - так и просто "космонавт", ушла в свой богатый внутренний мир эмоций и увлечений и возвращается редко. В итоге сын рос с хаосом в голове, хватался то за одно, то за другое, пропивал таланты, полюбил морфий, не слезал с женщин - благо, кто ж устоит перед кронпринцем - причем отличался редкой всеядностью, и в общем, годам к тридцати был тяжело болен физически и душевно, зато создал себе порочно-романтический ореол. В конце концов, Рудольф сошелся с юной баронесской, вскружил ей голову, а потом убедил совместно покончить с собой, и в итоге они вдвоем застрелились из револьвера в охотничьем домике неподалеку от Вены.


Родителей как обухом ушибло, они все-таки сына любили, хотя идеальными "предками" их назвать было нельзя. В итоге смерть Рудольфа только усугубила особенности характера обоих.


Сиси, тоскуя, куда-то все время каталась, Франц, тоже тоскуя, встречался с другими женщинами. Причем ему надо-то было даже не штекер в порт вставить, а просто посидеть-поговорить, чтоб кто-нибудь обнял. Удивительно, но Сиси даже поддерживала одну из этих связей - с актрисой Катариной Шратт. Ее вполне устраивало, что муж хоть где-то счастлив, раз уж не с ней. Парадоксальное, но вполне реально существующее положение, когда люди искренне хотят, чтобы другой был счастлив, но сами дать друг другу счастье не могут. Они или друг друга любили, или уже собственную любовь друг к другу любили, но так вот это положение длилось годами.


В сентябре 1898 года Сиси убил итальянский анархист. Он не то чтобы был каким-то идейно заряженным, он просто, извините, был опасный мудак. Потом он повесился в тюрьме, но это уже другая история.


Франц Иосиф, несмотря на все предшествовавшие события, дико страдал. При этом его положение вообще в целом, а не только в связи с гибелью Елизаветы, это было сплошное "бьют и плакать не дают". Он император. Ему не положено. Он был космически одинок на своем Олимпе.


В итоге к моменту, когда над Европой разразился по-настоящему страшный кризис, требовавший очень цепкого ума и великого такта от всех участников событий, одним из ключевых действующих лиц драмы оказался очень старый и страшно переломанный судьбой человек. Не буду, конечно, вульгарно сводить начало мировой войны и крушение старой Европы к личной драме Франца Иосифа, но похоже, это была одна из соломин на спине верблюда. Он все понимал, он отлично осознавал, что Австрия идет совершать самоубийство. Но выученная беспомощность, фатализм и глубочайшая человеческая усталость касаются и императоров. И многомиллионная Австрийская империя обреченно шагнула в пустоту.


Картинки. 1-2. Франц Иосиф и Сиси. Юные, и все у них еще впереди. 3. Елизавета в спелые годы. 4. Она же с детьми. 5. София, свекровь Сиси и мать Франца Иосифа. 6. Анна Наговски, императорская и королевская любовница, и Катарина Шратт, более подруга, чем любовница императора. 7. Рудольф-самоубийца. 8-9. Пожилой Франц Иосиф.


Да, кстати. История с мясом вырвана из "Австро-Венгерской империи" Ярослава Шимова. Очень рекомендую, прекрасный научпоп.

Автор Е. Норин

Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Вспоминая Франца-Иосифа история, Австро-Венгрия, Франц-Иосиф, принцесса Сиси, длиннопост
Показать полностью 9
26
Броневик "Богатырь". Петроград, 1915 г.
4 Комментария в Первая мировая война  

Не забудьте принять участие в конкурсе нашего сообщества :
http://pikabu.ru/story/vnimanie_konkurs_na_sozdanie_logotipa...

Броневик "Богатырь". Петроград, 1915 г. Первая мировая война, 1915, броневик, Российская империя, армия, история
Выиграйте бесплатный ремонт авто!
78 Комментариев; спонсорский пост от  
Выиграйте бесплатный ремонт авто!

Портал Uremont.com, крупнейший агрегатор автосервисов в России, продолжает уникальную акцию! Каждую неделю среди наших клиентов мы разыгрываем полностью бесплатный ремонт автомобиля!

Зайдите на сайт Uremont.com, зарегистрируйтесь, оставьте заявку, выберете автосервис, пройдите ремонт и получите шанс на бесплатный ремонт своего авто за счёт компании Uremont!


Раз в неделю среди клиентов нашего портала, прошедших ремонт, мы случайным образом выбираем счастливчика, которому полностью компенсируем затраты на ремонт автомобиля!


На прошлой неделе случайным образом была выбрана заявка Валерия на Volkswagen Golf из Москвы. Из нескольких ответов автомобилист выбрал официального дилера Honda Шереметьево АЛАН-Z для проведения необходимых работ: выпрямление порогов и частичная покраска передних дверей. Мы уже упоминали, что через портал Uremont отремонтироваться у официального дилера порой можно выгоднее, чем через обычный автосервис. Нашему победителю предоставили скидку 40%, как и указано на сайте Uremont.com. В результате цена работ составила всего 7800 рублей, и Uremont полностью возмещает расходы победителю акции!


Также нам запомнился седьмой победитель акции. Была выбрана заявка Максима на Citroen C4 из Москвы. Из десяти ответов от автосервисов и техцентров автомобилист выбрал автосервис "УспехАвто" для проведения необходимых работ: покраски нового стального капота. Портал Uremont возместил расходы на ремонт авто в размере 5 000 рублей победителю акции "Бесплатный ремонт!". Работы были проведены очень быстро и автомобилист остался доволен ремонтом.


Не упустите и вы шанс на бесплатный ремонт авто! Заходите на Uremont.com, оставляйте заявку и мы оплатим ремонт!


*Подробности акции на сайте Uremont.com.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь